332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Завадский » Вечер потрясения (СИ) » Текст книги (страница 57)
Вечер потрясения (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Вечер потрясения (СИ)"


Автор книги: Андрей Завадский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 57 (всего у книги 122 страниц)

– Орел-три, разрешаю применение оружия, – раздался в ответ спокойный, сосредоточенный голос диспетчера, наверняка на экране радара во всех подробностях видевшего сейчас взаимные маневры самолетов, сошедшихся на считанные сотни метров. – Орел-три, приказываю уничтожить нарушителя! Огонь!

– Вас понял, Гнездо. Иду на боевой заход!

Американский самолет, совершено беспомощный – только его внушительные габариты могли служить относительной защитой сейчас, защитой ненадежно, и способной лишь превратить милосердную смерть в долгую агонию – оказался прямо по курсу, на мгновение попав в прицельно кольцо колиматорного индикатора, установленного на фоне лобового стекла "Тайфуна". Майор Келлер мог сейчас нажать кнопку пуска, легко и уверенно прервав полет "Стратотанкера", оборвав жизни пяти человек, ни один из которых не сделал ничего плохого и самом майору, и его стране, сейчас воплотившейся в голосе безликого диспетчера, отдававшего приказы.

– Господи, помоги не ошибиться, – прошептал Фриц Келлер, нервно сжимая ручку управления, на которую для удобства были выведены и гашетка встроенной пушки, и кнопка пуска ракет. – Укажи верный путь, Отче!

У командира эскадрильи не было нужды ненавидеть американцев, более понятных, чем странные русские, в боях с которыми погиб деда майора, двадцатилетий юнец, принявший смерть на подступах к Берлину, так и не сумевший после попадания снаряда покинуть кабину своего "Мессершмитта-109". Да, американцы нередко вели себя, как солдаты победившей армии в завоеванной стране, но все же они были детьми одной цивилизации, и то, что происходило сейчас, казалось противоестественным. Но майор получил приказ, и был готов выполнить его, невзирая ни на что.

– Истребитель Люфтваффе вызывает "Боинг", – вновь закричал в эфир Фриц Келлер. – Меняйте курс немедленно! Черт возьми, я не шучу! Вы у меня на прицеле!

В кабине раздался короткий пронзительный сигнал, и одновременно на центральном мониторе вспыхнула метка захвата цели. Обе ракеты IRIS-T были готовы к пуску, их тепловые головки наведения TELL "почуяли" оставляемый за собой заправщиком шлейф раскаленных газов, вырывавшихся из турбин, и могли в любой миг сорваться с направляющих, скользя вдоль следа, чтобы их одиннадцатикилограммовые боеголовки разорвались под брюхом танкера, насмерть калеча эту величественную стальную "птицу". Все произойдет быстро, почти мгновенно, ведь ракетам не понадобится много времени, чтобы преодолеть разделявшие охотника и его жертву тысячу сто метров. Оставалось только нажать на спуск.

– "Боинг", черт возьми, вы слышите меня? – в отчаянии закричал Фриц Келлер, страстно мечтая услышать в ответ хоть несколько слов. – Вы, что, не понимаете?! Ракеты готовы к пуску, я открою огонь, если вы не подчинитесь немедленно! Мне придется убить вас! Да меняйте же курс, если вам дороги ваши жизни! Разворачивайтесь, будьте вы прокляты!!!

Пилот почувствовал, как по лицу из-под шлема скатываются капельки пота, как мгновенно промок летный комбинезон, плотно облегавший тело. Все решали секунды, а над майором довлел приказ, нарушить который он не мог. Еще мгновение – и он, Фриц Келлер, станет, быть может, тем, кто сделает первый выстрел в этой неправильной войне, ударив в спину тому, кто искренне считал немцев, и самого его в том числе, своим союзником, рассчитывая на поддержку и понимание.

Обтянутый тканью перчатки палец коснулся кнопки пуска ракет, и майор с удивлением ощутил дрожь в руках. В этот миг "Стартотанкер" вдруг покачнулся, заваливаясь на правое крыло, а затем неторопливо, словно бы с ленцой, начал разворачиваться, ложась на курс параллельно береговой линии. "Боинг", до которого было уже чуть более восьмисот метров, повернул на восток, медленно, но верно удаляясь от запретной черты, за которой его ждала только быстрая и беспощадная смерть.

– Господи, благодарю тебя, – прошептал майор Фриц Келлер, когда его истребитель промчался над уходившим прочь от границы Германии громадным и уязвимым КС-135А, экипаж которого, наверное, даже не понял, что сегодня наступил второй день их рождения.

Германский "Тайфун" серой молнией пронесся над неповоротливым "Боингом", и пилот истребителя еще долго провожал взглядом летающий танкер, до тех пор, пока он совсем не исчез за горизонтом, зарывшись в пушистую перину облаков.

Глава 3
Мятеж

Эр-Рияд, Саудовская Аравия – Ленинградская область, Россия – Таллинн, Эстония – Вильнюс, Литва

19 мая

Генерал-майор Мустафа Аль Шаури пристально вглядывался в лица застывших перед своим командиром по стойке смирно офицеров. Пожалуй, командующий Двенадцатой бронетанковой бригадой Королевских сухопутных войск был одним из немногих, кто смог бы прочесть на этих бесстрастных, точно окаменевших лицах чувства и мысли, терзавшие без исключения каждого из замерших в молчании майоров и полковников, терпеливо, едва сдерживая трепет, ожидавших приказа. Командиры батальонов и рот, они были выбраны генералом за личную преданность, и теперь этим горбоносым потомкам отчаянных и вольных бедуинов предстояло стать орудием в чужих руках, козырем, решающим исход партии в той игре, о которой сами они не имели ни малейшего представления.

– Судьба королевства зависит сейчас от вас, – произнес генерал Аль Шаури, глядя по очереди в глаза каждому из своих бойцов, на лицах которых до сих пор не дрогнул ни один мускул. – Пришла пора действовать, и действовать решительно и быстро. Наш король готов ввергнуть страну в войну с американцами, в войну, в которой нам не стоит рассчитывать на победу. И причиной тому – гордыня и упрямство короля, осмелившегося противопоставить себя всему остальному миру. Все решают часы, и если мы промешкаем, королевство перестанет существовать. Неверные явятся сюда, чтобы огнем и мечом установить тот порядок, который нужен им и их еврейским союзникам, ненавидящим нас лютой ненавистью. И именно вы можете сейчас спасти нашу страну от катастрофы.

Офицеры молчали, ничем не выдавая своего удивления, испуга или возмущения, и Мустафа Аль Шаури еще раз убедился в том, что выбор его был верен с самого начала. С той секунды, как Самир Аль Зейдин прислал весть из столицы, сообщив лишь, что час, которого все они так стремились избежать, настал, генерал начал действовать, и вот теперь он сделал шаг, после которого уже некуда стало отступать. Оставалось лишь идти вперед, к победе, альтернативой которой был опускающийся со свистом меч палача.

– Я приказываю бригаде немедленно выступать к столице, чтобы силой оружия, если слов и голоса разума окажется недостаточно, принудить короля принять условия американцев, – жестко произнес генерал, выпячивая вперед челюсть, будто для большей убедительности. И ему эти слова дались нелегко, но труднее сейчас было тем, кто слушал их, кто должен был, подчиняясь присяге, исполнить этот приказ, ставивший каждого, кто слышал его, вне закона. – Ждать больше нельзя, как нельзя надеяться на чудо.

– Господин генерал, как мы можем исполнить такой приказ, мы, те, кто давали клятву верности своему королю? Нельзя выступить против того, чья власть дарована самим Всевышним!

В голосе усомнившегося полковника, командира механизированного батальона, не было достаточной уверенности, чтобы всерьез принять его возмущение. Просто офицер желал услышать достойное оправдание тому поступку, который уже вполне был готов совершить. Генерал Аль Шаури не стал разочаровывать его.

– Король забыл, кто наделил его властью, – ответил командующий Двенадцатой танковой бригадой, взглянув на своего подчиненного. – Он использует власть ради собственной выгоды, поставив под угрозу само существование королевства. Амбиции и гордыня заменили нашему государю здравый смысл, и он уже не желает прислушиваться к тем, кто окружает его, кто дает верные советы. Если все, как вы, полковник, станут сейчас сомневаться, сюда явятся американцы, сюда, к нам, в Мекку и Медину, куда никогда не ступала прежде нога неверного. И они установят свой порядок, в котором, быть может, не найдется места ни для кого из нас. Да, я призываю вас совершить преступление, но это малое зло, благодаря которому мы сумеем избежать великого горя и великих бед. Если мы убедим короля изменить свое мнение, американцы, которые сейчас заняты иными делами, оставят нас, и наши пески не оросятся кровью наших братьев. Мы должны победить, и тогда нас назовут не предателями, а патриотами, теми, кто сохранил мир на землях королевства.

– Как мы поведем в бой солдат, что скажем им? Многие будут готовы обратить против нас оружие, узнав, что мы затеяли!

– Скажите, что против короля устроили заговор, что королевские гвардейцы предали своего государя, угрожая ему смертью, – усмехнулся генерал, давно уже придумавший ответ на этот вопрос, вполне ожидаемый и осмысленный. – Мы идем, чтобы защитить короля, взяв его под свою охрану. И каждый ваш боец вплоть до последнего рядового должен думать именно так!

Воцарившееся вслед за этими словами, отдавшимися звоном в полнейшей тишине, молчание длилось недолго. Генерал Аль Шаури ждал всего лишь несколько секунд, испытующе всматриваясь цепким взглядом в лица своих офицеров, пронзая их до самого сердца, всматриваясь в самые дальние закоулки их порывистых душ. Ни один из них не решился более произнести ни слова, и тишина эта показалась командующему бригадой самым сладостным звуком, ведь в ней воплотилась покорность, которой он так страстно желал.

С этой секунды десяток офицеров, наделенных властью самим королем, отмеченных его доверием, стали предателями. Все они отныне были повязаны, так что никто не смел уже отступить, даже снизойди на него озарение. Пути назад не было, оставалось только, не щадя себя, рваться к победе, ведь победителей не судят. И Мустафа Аль Шаури не был намерен выпускать удачу из рук, тем более, на другой чаше весов все более явственно возникала встреча с беспристрастным и беспощадным палачом, чего командующий бригадой желал еще меньше.

– Вперед, – отрывисто выдохнул генерал, сдержав полную превосходства ухмылку. – Выдвигаемся немедленно! Да прибудет с нами благоволение Господа!

Пошло несколько минут, и военная база "Король Фейсал" взорвалась звуками команд, дробью шагов и ревом моторов. Бригада, взметенная внезапным сигналом тревоги, сжималась в кулак, нацелившийся на юго-восток, туда, где скрывалась за гребнями барханов столица королевства, еще ничего не подозревавшая.

Бойцы в полной выкладке, с оружием, полными запасных магазинов подсумками, карабкались на бронемашины, танкисты ныряли в проемы люков, занимая свои места возле орудий. Турбины танков М1А1 "Абрамс" словно пытались пересилить рев диезных двигателей бронемашин М2А2 "Брэдли". Боевые машины, выкатываясь из ангаров, выстраивались в колонны, стальным потоком выплескивавшиеся за ворота военной базы.

– Господин генерал, – офицер, бодро подбежавший к Аль Шаури, торопливо приложил ладонь к сбитому на затылок берету. – Господин генерал, передовые подразделения уже покинули базу. Мы выступаем!

– С нами Аллах, – кивнул командующий. – Наши имена останутся в веках, овеянные славой, полковник! Не смейте сомневаться, и мы победим!

Мустафа Аль Шаури забрался в салон штабного автомобиля "Хаммер", тихо фырчавшего мощным мотором в ожидании своего самого важного пассажира, и водитель, захлопнув дверцу, обежал внедорожник, занимая свое место за "баранкой". Окрашенный в песочный цвет автомобиль плавно тронулся с места, пристраиваясь к покидавшей расположение колонне бронемашин, под прикрытием которых генерал был готов следовать к самому Эр-Рияду.

Стальная лента, извиваясь меж песчаных склонов, лязгая гусеницами, выбрасывая в небо над собой густые клубы тяжелого дыма, вырывавшегося из выхлопных труб, растягивалась по пустыне. Она была подобна змее, нацелившейся головой-копьем на ничего не подозревающую жертву, пребывавшую еще в спокойном неведении. В Эр-Рияде о происшедшем предстояло узнать спустя несколько часов, когда уже почти невозможно будет хоть что-то изменить.

Глаза щипало от сигаретного дыма, витавшего под потолком густыми клубами, и запаха пота, но генерал Эндрю Стивенс все равно упорно всматривался в электронную карту, по которой ползли, неумолимо смещаясь на восток, многочисленные цветные метки. Треугольники и квадраты, для большей ясности снабженные лаконичными подписями, ползли по территории России, приближаясь к Санкт-Петербургу, охватывая его полукольцом с запада, севера и юга, чтобы вскоре плечи дуги сомкнулись окончательно, отрезая город от окружающей территории.

– Генерал, сэр, передовые подразделения докладывают об отсутствии сопротивления, – сообщил взлохмаченный майор, глаза которого лихорадочно блестели, а на лице выступил неестественный румянец, возможно, вызванный чрезмерным количеством выпитого за минувшие часы кофе. – Русские даже не пытаются остановить наши наземные силы. Противник полностью деморализован, он сломлен и бежит, сэр!

– Да, это успех, – кивнул, улыбнувшись в ответ – пожалуй, это было первое за все время операции "Доблестный удар" искренне проявление эмоций. – Мы уже почти победили, сумев в полной мере использовать фактор внезапности. Противник ошеломлен, и главное сейчас – не ослаблять натиск, пока враг окончательно не признает свое поражение. Бросить в бой все силы, атаковать непрерывно, не жалея снарядов и бомб! Это наступление должно завершиться только нашей победой!

Реляции об очередном достигнутом рубеже порой все же перемежались с донесениями о потерях. Большая часть русской авиации была сожжена на взлетных полосах, но те самолеты, которые находились в воздухе в момент начала вторжения, все же приняли бой. Горстка русских пилотов не бежала в страхе, но пыталась сдержать натиск многократно превосходящего их по силам врага, и в небе над западными границами России закипела яростная схватка.

Наступление почти не замедлилось, результат был достигнут, и оборона противника в итоге все же рухнула, но еще не менее полудюжины пилотов сбитых американских машин на чужой территории ожидали спасательные команды, и десятку летчиков предстояло отправиться обратно за океан в цинковых ящиках. Но все это было лишь булавочными уколами против удара дубиной. До победы оставалось рукой подать, и Эндрю Стивенс был готов сделать все, чтобы этот миг наступил как можно скорее.

– Сэр, – перед генералом вырос один из офицеров, неотлучно уже долгие часы находившихся здесь, в развернутом на авиабазе Рамштайн командном пункте. – Прошу прощения, сэр, вас желает видеть немецкий офицер. Он настаивает на немедленной встрече, генерал, сэр!

– Какого дьявола? Им же велели не вмешиваться!

В толпе своих помощников, метавшихся между столами, соединенными пуповинами проводов, Эндрю Стивенс немедленно обнаружил непрошеного гостя, явившегося как нельзя некстати. Полковник в форме Бундесвера, безупречно отглаженном мундире, обтягивавшем бочкообразную грудь, уверенно продвигался сквозь людскую массу, взирая на попадавшихся навстречу ему американских офицеров с явным презрением. Этот высокомерный, полный нескрываемого превосходства взгляд заставил Стивенса раздраженно поморщиться, выругавшись себе под нос.

– Генерал Стивенс? – немец, плечистый и рослый, похожий на баскетболиста высшей лиги, безучастно взглянул на координатора операции "Доблестный удар". – Господин генерал, я должен сообщить вам решение федерального канцлера, которое вы обязаны выполнить неукоснительно. Канцлер и Бундестаг требуют, чтобы все американские солдаты немедленно покинули территорию Германии. Я здесь, чтобы проследить за исполнением этого приказа.

– Что за черт? Мы проводим боевую операцию, и никуда не собираемся уходить отсюда. Мы здесь по договоренности с вашим правительством, достигнутой еще тогда, когда вас не было и на свете!

Эндрю Стивенс, набычившись, надвинулся на немецкого полковника, который оказался на полголовы выше вовсе не бывшего коротышкой "зеленого берета", выросшего из простого громилы до одного из лучших стратегов Пентагона. Они встали лицо к лицу, словно испытывая друг друга на прочность, устроив поединок взглядов. Но офицер Бундесвера был непреклонен и тверд, оставшись при своем.

– Вы начали войну, не известив об этом своих союзников, вы использовали нашу территорию в качестве плацдарма для своего наступления, – сквозь зубы процедил немец, в упор уставившись немигающим взглядом на генерала Стивенса. – Это, по меньшей мере, непорядочно. Вы подвергли опасности тех, кого прилюдно всегда называли прежде своими союзниками, сейчас ясно продемонстрировав, во что вы цените нашу верность и чувство долга. Вы без колебания сделали нас мишенями в войне, к которой никто из нас не имеет отношения. Я целиком поддерживаю решение своего правительства и намерен сделать все, чтобы вы, американцы, убрались с нашей земли.

В эти мгновения часовые на въезде на авиабазу Рамштайн с тревогой и непониманием наблюдали за маневрами размалеванных тевтонскими крестами танков, приблизившихся к контрольно-пропускному пункту. Огромный, точно дом, танк "Леопард-2", шестидесятитонная громада, достойный продолжатель родословной знаменитого "Тигра", надвигался на караулку, из которой навстречу ему высыпали солдаты, на бегу сдергивавшие с плеч винтовки.

– Какого черта он делает, – командир отделения, едва не перегибаясь через шлагбаум, перекрывавший въезд на территорию, фактически являвшуюся частью Соединенных Штатов, пусть и расположенную за тысячи миль от американского материка. – Что за ерунда?

– Хочет нас таранить? – рядовой, мальчишка девятнадцати лет, выпучил глаза, уставившись на выраставший в размерах по мере приближения танк.

"Леопард-2", тихо взрыкивая дизельным двигателем MTU в полторы тысячи лошадиных сил, подъехал к шлагбауму на десять метров, прежде чем резко развернулся поперек дороги, заскрежетав гусеницами и превратившись в почти непреодолимое препятствие. Приземистая квадратная башня плавно развернулась, и в лица сгрудившимся у КПП солдатам уставилось жерло стадвадцатимилиметрового гладкоствольного орудия, в любую секунду готового изрыгнуть пламя.

– Дьявол, – испуганно вымолвил сержант, начальник караула, невольно отступив назад на несколько шагов, будто это могло спасти его от фугасного снаряда или выпущенной в упор очереди из спаренного пулемета. – Оружие к бою, парни! – И сам он первым дослал патрон в ствол своей штурмовой винтовки М16А2.

Клацанье затворов слилось в единый хор, в который вплеталась нервная брань. Солдаты взводили оружие, готовясь к любым неожиданностям. Малокалиберные пули не могли остановить громаду танка, облаченного в прочную броню, но чувство тяжести оружия в руках вселяло некоторое спокойствие.

– Капрал, свяжись с начальством, – приказал сержант, несколько осмелевший, когда понял, что немцы, что бы они ни задумали, не намерены сразу идти напролом. – Сообщи, что здесь происходит. Черт возьми, это не к добру, будь я проклят!

Вокруг шумевшей и бурлившей авиабазы в считанные минуты замкнулось стальное кольцо. Заслоны из танков и бронемашин, выставленные на всех подъездах к громадному аэродрому и военному городку, отрезали Рамштайн от окружающего мира. А когда Эндрю Стивенсу доложили о появлении в воздухе немецких истребителей и вертолетов, генерал понял, что блокада установилась окончательно. Пробиваться наружу отныне придется с боем.

– У вас шесть часов, чтобы отсюда убраться, – не допуская и тени возражения, потребовал немецкий полковник. – Ни один ваш самолет с этой секунды не должен заходить в воздушное пространство Германии, совершать посадку на этой или иных принадлежащих вам авиабазах. Если вы не выполните эти требования, наши войска войдут сюда, и лучше вашим солдатам не оказывать сопротивления.

– Дьявол, это война! Вы берете нас в заложники? Неужели вы не понимаете, чем это грозит? Америка не потерпит такого унижения, такого предательства.

– У вас шесть часов, – напомнил полковник. – И лучше вам уложиться в этот срок, генерал, если вы не ищете неприятностей.

Немедленно, как только немецкий офицер, явившийся с неожиданным ультиматумом, покинул командный пункт, генерал Стивенс связался с Вашингтоном. То, что происходило, не укладывалось в голове у командующего "Доблестным Ударом", и генерал чувствовал, как у него внезапно затряслись руки. В один миг рухнула привычная система, союзники предали, даже не пытаясь никак оправдать эту измену.

– Господин министр, – с волнением произнес Стивенс, как только его тревожный звонок достиг Роберта Джермейна, как и большинство генералов, неотлучно находившегося в Пентагоне, в ситуационном центре на одном из подземных, защищенных от любой атаки, кроме, пожалуй, ядерного удара, уровней известного во всем мире здания военного ведомства. – Господин министр, немцы выдвинули нам ультиматум. Рамштайн блокирован, они подтягивают тяжелую технику и войска и угрожают захватить базу. Боюсь, мы уже утратили физическую связь с внешним миром. Мы в кольце, из которого придется прорываться с оружием в руках.

– Посол Германии передал госсекретарю ноту протеста. Германия не желает принимать участие в нашей операции против России в любом качестве, даже просто предоставляя свою территорию для наших войск. Немцы намерены выйти из состава НАТО.

– Они встали на сторону русских, – зло бросил Эндрю Стивенс. – Дьявол, эти колбасники плюнули нам в лицо!

– И мы покорно утремся – таков прямой приказ Мердока, генерал. Президент принял требования Германии. Вам надлежит покинуть Рамштайн вместе со своим штабом. Новый командный пункт будет развернут на территории страны, проявившей большую лояльность. Операция должна продолжаться без сбоев, Эндрю, и вы по-прежнему отвечаете за ее исход!

– Мы уходим из Германии? – удивлению Стивенса не было предела. – Вот так просто, сразу? Кого боится президент, этих чертовых колбасников? Как мы можем вести боевые действия, лишившись авиабаз? Это разрушает все наши планы!

Генерал был изумлен, ошарашен, несколько испуган даже, но более всего раздражен дерзостью немецких "союзников", посмевших так подло ударить в спину, став, фактически, по одну сторону фронта с русскими. В воздухе находились десятки самолетов всех типов, только что вылетевших на задание, или, напротив, уже возвращавшихся с чужой территории.

Танкеры, транспортные машины, "летающие радары", разведывательные самолеты, истребители – вся эта армада, находившаяся в небе над Балтикой, нуждалась в пополнении боекомплекта, заправке, заботе внимательных техников, на земле с нетерпением ожидавших каждый "борт". Здесь, в Рамштайне, в Шпангдалеме, и еще на нескольких военных базах, были заранее собраны огромные запасы бомб и ракет, в зарытых в землю цистернах хранились сотни, тысячи тонн топлива, тем более ценного сейчас, когда арабы устроили свой демарш. И всем этим отныне не было никакой возможности воспользоваться.

– Вы действуете с опережением плана, если верить вашим же донесениям, генерал, – уверенно и чуть насмешливо ответил на возмущенную тираду Стивенса министр обороны. – Небольшая заминка не будет критичной для вас, для всей операции.

– Потеряв базы, мы лишимся свободы маневра, – возразил генерал. – Фактически, отныне может действовать только палубная авиация, но она ограничена и по нагрузке, и по боевой дальности, а танкерам ВВС просто негде будет заправляться, чтобы потом везти горючее через половину Атлантики.

– Мы лишились отнюдь не всех баз. Британцы по-прежнему готовы принимать наши самолеты в Фэйфорде. Исландия так же готова разместить на своей территории наших людей. Вам предстоит не бежать из Европы, а лишь передислоцироваться. Вы доказали свой профессионализм, генерал, когда только разрабатывали тот план, который и воплощаете сейчас в жизнь так что и новая задача будет вам по плечу, уверен. Не беспокойтесь, вас и ваших людей уже ждут и встретят с радостью.

Многоголосый рев мощных турбин транспортных самолетов "Глоубмастер" и "Старлифтер", от которого задрожали стены и жалобно зазвенели оконные стекла, проник даже под прочные панцири танков и бронетранспортеров, затягивавших петлю вокруг Рамштайна. Немецкие солдаты, высовываясь из люков, запрокидывали головы, наблюдая, как с американской авиабазы один за другим взмывают крылатые гиганты, поспешно уходя затем в сторону моря, на северо-восток, как раз туда, куда несколькими минутами ранее умчались стремительные истребители.

Десятки транспортников, поспешно принимая на борт предназначенный им груз, тяжело разбегаясь, отрывались от земли. Серые "туши" растворялись в облаках, но гул моторов, заглушавших без проблем даже рычание танковых дизелей, умолкал еще не скоро.

Вереница грузовых самолетов вытянулась в сторону балтийских вод, и до самой границы крыло в крыло с ними летели немецкие "Тайфуны" и "торнадо", пилоты которых, казалось, только и ждали, когда опекаемые ими гиганты попытаются изменить курс, выйдя за пределы отведенного им воздушного коридора. На борту одного из тяжелых С-17А находился и генерал Эндрю Стивенс, одним из последних покинувший авиабазу, вернуться куда, скорее всего, предстояло еще очень не скоро, если это вообще когда-нибудь произойдет. Ни на минуту командующий операцией "Доблестный удар" не прекращал руководство подчиненными ему силами, вновь и вновь с земли, моря и воздуха обрушивавшимися на дрожавшую в агонии Россию, уже получившую смертельную рану.

– Всем подразделениям продолжать выполнение поставленных задач, – приказал генерал, когда его самолет, превратившийся на время в импровизированный командный пункт, только приближался к линии прибоя. – Все прежние распоряжения остаются в силе. Мы все равно добьемся своего, кто бы и как ни пытался помешать нам!

Эндрю Стивенс вновь обрел уверенность в победе. Их выгнали, но тем сделали, пожалуй, только лучше, позволив ближе подобраться к рагу, чтобы действовать быстрее и внезапнее, чем даже теперь. Американских пилотов, что вели еще свои машины к целям, разбросанным по всему русскому северо-западу, теперь ждала эстонская земля.

Стая транспортных самолетов ВВС США, на которые погрузили практически все, что только возможно было увезти, удаляясь от границы Германии, чем-то походя на пчелиный рой, отправившийся на поиски более удобного улья. Тем временем, небо над северной столицей России очистилось, если, конечно, не считать вздымавшихся ввысь столбов дыма – горели многочисленные склады горючего, нефтяные терминалы и даже отдельные корабли, оказавшиеся в минуты удара на рейде питерского порта. Оттуда, с высоты нескольких километров, флаги не были видны, и потому рядом с русскими судами полыхали, медленно уходя под воду, панамский контейнеровоз и либерийский танкер, случайные жертвы начавшейся войны.

А пилоты истребителей, отбомбившиеся, полностью довольные собой, ложились на обратный курс, уходя в сторону моря, прочь от объятой пламенем, окутанной дымом земли. Но теперь их целью был отнюдь не ставший уже почти родным Рамштайн – небо Германии отныне вдруг оказалось заперто для всех крылатых машин, кроме тех, на чьих плоскостях чернели тевтонские кресты. На незримой черте любого, кто осмелился бы не подчиниться приказам, звучавшим теперь на всех частотах, ждали ракеты и пушки немецких истребителей, пилоты которых выражали полнейшую готовность защищать свои дома от бывших союзников любой ценой. Там ждала смерть, не добившаяся своего над русскими просторами, не унявшая свой вечный голод. Но плох тот хозяин, что кладет все яйца в одну корзину.

– Всем группам изменить курс, – приказал офицер, координировавший воздушную атаку Петербурга с борта летающего радара Е-3А "Сентри", неторопливо нарезавшего круги в полутора сотнях верст от берега, над балтийскими водами. – Курс на Эстонию. Всем направляться в Таллинн, парни. После входа в зону аэропорта выполнять указания местного диспетчера!

Армада, на мгновение, словно в нерешительности зависшая над морем, слитно развернулась, устремившись к эстонской столице, вдруг гостеприимно распахнувшей перед агрессорами ворота своей воздушной гавани. А там, на земле, все службы, пребывая в страшном напряжении, готовились принять эту армаду, десятки многотонных машин и их пилотов, нуждавшихся в отдыхе и просто ощущении земной тверди под ногами после многочасового пребывания в поднебесье.

– Мы не намерены отказываться от союзнических обязательств, – решительно произнес президент Эстонии несколькими минутами ранее. – Наша страна готова оказать любое содействие партнеры по Альянсу, тем более, сейчас это, прежде всего, в наших интересах. Если бы не превентивный удар, нанесенный вами по России, кто знает, какая судьба постигла бы Эстонию хоть бы несколько месяцев спустя.

– Я рад, что вы столь последовательны в своих решениях, господин Янсен, – благодарно ответил американский президент. – Ваша преданность, верность долгу заслуживает уважения и должна служит примером для остальных, не столь твердых духом, для тех, кто остается союзником только в дни мира, при первых выстрелах забывая обо всех своих заверениях и думая лишь о том, как спасти собственную шкуру.

Потеря авиабаз в Германии, хотя и неожиданная, не стала действительно неразрешимой проблемой, хотя и принесла немало трудностей. И все же это препятствие было преодолено, не в последнюю очередь, благодаря прозорливости и осторожности американского президента. В те минуты, когда штаб-квартира НАТО в Брюсселе замерла в недоумении, слушая чеканные фразы Роберта Джермейна, с трибуны без колебаний провозгласившего о наступлении Апокалипсиса, лидер США тоже не медлил.

Джозеф Мердок связался с эстонским главой внезапно и без предупреждения, но неожиданное предложение лидера США не поставило Юри Янсена в тупик – чего-то подобного он ждал уже давно, с того памятного визита в Таллинн главы АНБ. И потому эстонский лидер вел себя именно так, как ожидали на западном побережье Атлантики, и даже рождавшийся в глубине души страх перед ближайшим соседом, его чудовищной мощью, не остановил его.

– Мы предоставим для вашей авиации свои аэродромы, а также обеспечим наземное обслуживание американских и других союзных самолетов, – заявил президент Эстонии. – Россия – наш общий противник, сильный противник, бороться с которым можно только сообща. И мы окажем всю посильную помощь в этой борьбе.

– Благодарю вас, – почти растроганно произнес Мердок. – Это благородно и храбро. История не забудет вашу решимость, господин президент, как не забудет ее и американский народ.

Сотни самолетов разом менял курс, со всех сторон устремившись к границе Эстонии. А далеко на западе, в водах Ла-Манша, так же курс менял пришедший от американских берегов коновой. Получив новый приказ, капитаны нескольких транспортных кораблей и быстроходных танкеров, в трюмах которых плескалось авиатопливо для прожорливых турбин боевых самолетов, как один, отдавали команды, починяясь которым, суда начали удаляться от германских портов. Караван, на борту которого было все, чего не доставало для окончательной победы, продолжил движение на восток, но вместо Гамбурга и Бремена они спешили бросить якоря в не менее удобных гаванях Таллинна, Клайпеды или Пярну. Все, и моряки, что провели в океане много дней, сражаясь со стихией и ожидая всякий миг, что к ней присоединится и человеческая воля, и пилоты, проведшие в небе лишь по несколько часов, и успевшие ощутить на своих щеках леденящее дыхание смерти, ждали отдыха в гостеприимных портах. Но там многих из них уже ждали разверстые пасти могил, изрыгавшие сладостное дыхание тлена.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю