332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Завадский » Вечер потрясения (СИ) » Текст книги (страница 26)
Вечер потрясения (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Вечер потрясения (СИ)"


Автор книги: Андрей Завадский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 122 страниц)

Глава 13
По всем направлениям

Эр-Рияд, Саудовская Аравия – Армавир, Россия – Керченский полуостров, Россия – Севастополь, Украина

19 мая

Ночью в пустыне холодно. Песок, раскаленный яростным южным солнцем, быстро расстается с теплом, и там, где днем случайные путники, на свой страх и риск выбравшиеся из родного дома, изнемогают от зноя, в ночную пору не обойтись без теплой одежды. Это потом, после рассвета, воздух раскалится до тридцати пяти градусов в тени, так что будет плавиться и асфальт, а люди попрячутся в домах, теснясь возле кондиционеров. А сейчас над пустыней царила стужа, которая была истинным мучением для теплолюбивых потомков гордых кочевников-бедуинов, однажды поставивших здесь, в сердце пустыни, настоящие дома вместо легких шатров. В прочем, за толстыми, в полметра, стенами королевского дворца, а на самом деле, огромного комплекса, вокруг которого, словно планеты вокруг звезды, собирались кварталы Эр-Рияда, и в этот час было нестерпимо жарко – кипели нешуточные страсти.

Солнце, едва показавшись над гребнями барханов, коснулось первыми лучами монолитных стен и вонзавшихся в неестественно ясное поутру небо. И в эту самую минуту Его величество Абдалла ибн Абдель Азиз аль-Сауд, преклонив колена, коснулся лбом потертого молитвенного коврика, отбивая первый поклон в сторону не такой уж далекой Мекки.

– Во имя Аллаха, милостивого и милосердного, – монотонно читал с детства заученные слова молитвы правитель Саудовской Аравии, мерно отвешивая святому для всех правоверных городу поклон за поклоном. – Хвала Аллаху, господину миров!

Да, он помнил слова наизусть, знал Коран не хуже иных богословов, но сегодня был омерзителен самому себе. Молитва, что прежде шла от сердца, наполненная искренностью, сегодня стала лишь данью традиции, и Всевышний должен был здесь и сейчас поразить его, обрушив с небес свой гнев. Но, должно быть, Господу ныне не было дела до лицемерия смертного, пусть тот даже и был владыкой целой державы.

Небеса молчали, а вот люди не ведали, что такое терпение. Сквозь плотно закрытые двери король Абдалла услышал быстрые шаги – тот, кто не побоялся потревожить уединение государя, едва не бежал – а затем приглушенные голоса. Гвардейцы, стоявшие снаружи, разом ударили прикладами винтовок об пол, пропуская гостя.

Вошедший в покои короля смиренно встал возле порога, стараясь сдержать сбитое дыхание. Он не смел произнести ни слова, терпеливо дожидаясь, когда правитель завершит общение с Богом. И лишь потом, когда король поднялся с колен, расправляя плечи, нежданный гость нарушил молчание.

– Государь, – принц Ахмед Аль Бекри поклонился, но не слишком низко, не раболепно, а просто в знак почтения. Все же он был наследником, и мог себе это позволить. – Государь, дурные вести. Американцы начали войну против России.

Король Абдалла вздрогнул, задержав на миг дыхание. Случилось то, чего он не мог даже представить. Две сильнейшие страны, две сильнейшие армии вступили в поединок, в котором мог быть лишь один победитель. Две ядерные державы, мысленно добавил владыка Аравии. А это означало, что дни мира, того, к которому он привык, сочтены. А может, и дни человечества.

– Мы узнали об этом несколько минут назад, – продолжил наследник престола. – Американцы атаковали внезапно, с перевесом сил, и русские почти не оказывают сопротивления, безвольно отступая. Их авиация и флот уже уничтожены, повелитель.

– Не верю, – помотал головой король. – Никогда русские не были плохими солдатами, тем более, когда сражались на своей земле за свою страну, защищая собственные дома.

– Но это так. Русские сломлены, они испуганы и растеряны. Американские "Томагавки" так же разрушили их отвагу, как прежде это случилось с армией Хусейна, а ведь и его солдаты тоже были исполнены боевого духа и решимости… пока над их головами не пролетел первый американский "Томкет".

– Они прыгнут в бездну, вцепившись в глотку американцам, – мрачно произнес уставившийся мимо принца Абдалла. – И нас утащат туда за собой, даже не заметив этого.

– Американцы не менее опасны, их стоит бояться сейчас больше, – неожиданно сказал Ахмед Аль Бекри, и, не дожидаясь недоуменных вопросов, пояснил: – Нашего посла в Вашингтоне вызвал к себе американский президент. От нас требуют немедленно отменить нефтяное эмбарго, Ваше величество. Американцы недвусмысленно намекнули послу, что готовы применить силу, если мы станем медлить.

– Что это значит?

– Их армия, сражающаяся с русскими, нуждается во все большем количестве топлива. Их самолеты почти все время находятся в воздухе, приземляясь лишь для того, чтобы пополнить боекомплект. Американцы хотят сломить сопротивление массированной атакой, но из-за эмбарго вынуждены строго рассчитывать расход горючего. Интенсивность авиаударов снижается, русские получают время, чтобы собраться с мыслями и с силами, подготовиться к отпору.

Король Абдалла кивнул. Верно, американцы надеются на свою воздушную мощь, на господство в небе, чтобы оттуда, подобно самому Господу, разить любого врага, безнаказанно и беспощадно. Конечно, они нуждаются в топливе, чтобы все их самолеты не стояли бесцельно и беспомощно на земле, а с каждым мгновением множили свой вклад в победу, обрушивая на головы врага все больше бомб. И все же…

– Я не верю, что американцы пойдут на открытое столкновение, – помотал головой король. – Война на два фронта – это очень тяжелое испытание, даже для них. Наверняка они стянули к границам России все свои силы.

– Не все. В Персидском заливе по-прежнему находится соединение десантных кораблей с морскими пехотинцами, почти три тысячи человек, несколько фрегатов и эсминцев, как будто охраняющих судоходство, а в Ираке полно их солдат. Танковые и механизированные подразделения, несколько тысяч до зубов вооруженных бойцов – лавина, которая сметет нас, в один миг добравшись до столицы. К тому же глава военной разведки сообщил, что к нашим берегам направляется, по крайней мере, один авианосец. Они создают ударную группировку.

– Авианосец и горстка десантников – этого слишком мало, чтобы сломить нас.

– Этого достаточно. Нельзя отмахиваться от такой угрозы. Их "Томагавки" уничтожат нашу армию до того, как первый наш солдат сможет увидеть в своем прицеле американца.

Абдалла вновь кивнул. Эти неверные псы не любят рисковать своими жизнями, предпочитая воевать издалека, полагаясь на технику, а не на храбрость и стойкость воинов. И, самое печальное, так они имеют все шансы победить, даже при соотношении сил десять к одному… не в пользу американцев, разумеется.

– Нужно обсудить ситуацию, – решил, подумав несколько секунд, правитель. – Война не нужна никому, но мы не можем отступить тотчас, едва только какие-то неверные собаки повысят на нас голос. Приказываю собрать совет. Через час.

Слово короля – закон. И именно поэтому спустя час в других покоях, не там, где правитель проводил краткие минут своего свободного времени, собрались те, от чьего мнения, в конечном итоге, и зависело, какое же решение примет сам владыка.

– Война не нужна ни им, ни нам, – произнес Самир Аль Зейдин. – Но они вполне готовы к ней. Американцы не торопились выводить войска из Ирака, и сейчас у наших границ находится мощная группировка, несколько десятков тысяч солдат. По численности и вооружению их экспедиционные силы, даже без учета союзников, которые тоже пострадали от введенного нами эмбарго, почти равны всей нашей армии. И американцы атакуют, если не останется иного выхода, и победят.

Глава военной разведки королевства был больше многих осведомлен о реальном положении дел, и цена его словам была столь высока, что к ним прислушивался и сам король.

– Американцы хотят подстраховаться, и потому выдвигают к нашим берегам авианосец "Джон Ф. Кеннеди" взамен тех кораблей, который сейчас действуют против русских. Это сравнительно старый авианосец, но он один стоит всего нашего флота, государь. И вскоре, через какие-нибудь сутки, или чуть больше, он войдет в Залив, чтобы взять на прицел наши города, военные базы, нефтепромыслы.

– Кажется, американцы вас уже запугали? – Король Абдалла не смог сдержать презрения. – Вы уже готовы отдать победу американцам, хотя война даже не началась.

– И я готов сделать все, чтобы так и было, – невозмутимо ответил Аль Зейдин. – Американцы настроены серьезно, и сейчас лучшим исходом для нас будет уступить их требованиям.

– Верно, мы именно так и должны поступить, – согласился Ахмед Аль Бекри, взглянув на короля. – Иное просто недопустимо. Соотношение сил вполне ясно, чтобы еще тешить себя надеждой на успех. Да это просто немыслимо – вступать в войну с Америкой. Мы всегда были союзниками для Вашингтона, и сейчас нужно подтвердить свою преданность. Для этого настал самый подходящий момент. Этот момент истины, государь. Уступите, а иначе нас попросту раздавят, даже не заметив этого.

Глава военной разведки незаметно переглянулся с принцем Аль Джебри, и чуть наклонил голову, получив в ответ понимающий взгляд. Конечно, Ахмед Аль Бекри, уже вполне вжившийся в роль короля, как любой рачительный хозяин, всерьез беспокоился о будущем. Он, разумеется, не желал ссоры с американцами, ведь даже без войны в Вашингтоне не скоро забудут такое предательство, и королевство окажется один на один с внешними и внутренними врагами. И это может стоить власти.

– Приняв условия американцев, выполнив их требования, мы фактически предадим своих соседей, – возразил Аль Зейдин. – Мы гарантировали безопасность Ирана, став живым щитом. Сейчас мы практически стали лидером арабского мира. Вы, Ваше величество, стали вождем для всего Ближнего Востока, – с этими словами Самир поклонился королю. – Мы сумели предотвратить войну, заставили объединиться почти непримиримых соперников, таких, как мы и Тегеран. Если мы вновь примкнем к американцам, нам этого многие не простят.

– Не понимаю, – раздраженно помотал головой наследник престола. – Вы то пугаете нас превосходящей мощью Америки, вот-вот готовой обрушиться на Саудовскую Аравию, а то страшите гневом соседей, их ненавистью.

– Все верно, – усмехнулся король Абдалла. – Уважаемый Аль Зейдин лишь взвешивает все за и против. Мы оказались в сложной ситуации, и сейчас едва удерживаем равновесие. Просто никто даже представить не мог, на что пойдут американцы. И лучше бы нам вовсе остаться в стороне, пока неверные, точно бешеные псы, истребляют друг друга. Россия – сильная страна, и она истощит своего противника, пусть даже победа в итоге и достанется Соединенным Штатам.

– Но мы не можем сохранять нейтралитет, – воскликнул Аль Зейдин, довольный неожиданной поддержкой со стороны короля. – Введя эмбарго против Запада, мы, сами того не ожидая, поддержали Россию. И теперь следует решать, остаться ли верными своим обещаниям, возможно, несколько необдуманным, претворяя их в жизнь и рискуя вступить в войну с сильнейшей державой мира, или быть верными своим обязательствам союзников, забыв на время о гордости.

– Полагаю, следует искать компромисс. Мы многим обязаны американцам, и будем с ними до конца. Но следует сохранить лицо, не показывая всем слишком явно, как сильно мы испугались всего лишь слов.

Король Абдалла с интересом взглянул на принца Аль Джебри. Сам правитель старался хранить молчание – его слово все равно станет решающим, а пока пусть те, кто должен давать ему советы, выскажут свое мнение без давления извне. И Хафиз Аль Джебри, кажется, придумал что-то достойное внимания.

– Нужно выработать условия, которые удовлетворят все стороны, – продолжил принц, ободренный проницательным взглядом явно заинтересованного короля. – Да, шансов на победу в схватке с американцами у нас нет, это ясно. Но и они не могут позволить себе воевать сразу по всему миру. Вашингтон не желает развязывать ядерную войну с русскими, а это означает, что для победы американцам понадобится каждый солдат. Россия имеет огромную армию, десятки тысяч танков, и если вести сражение обычным оружием, жертвы будут огромны, и для тех, и для других. Терять своих бойцов еще и в наших пустынях – для Америки удовольствие слишком дорогое. Но и без нашей нефти они не смогут воевать так, как планируют. Доставлять топливо от наших берегов в Европу – ближе, чем из Мексиканского залива. Мир, иными словами, выгоден всем.

– Это несомненно, – согласился король. – Никто не развязывает войну тогда, когда все еще можно решить по-хорошему. Ты прав, нужно уступить, но с достоинством, не теряя лица перед соседями. И тогда ни Иран, и никто дугой не посмеют нам угрожать, если американцы останутся нашими союзниками. Они нуждаются в нас едва ли не так же сильно, как и мы порой – в них. И потому я хочу, чтобы ты, Хафиз, немедленно отправился за океан. Ты должен провести переговоры с американским президентом, дав ему понять, что мы выполняем требования не из страха, а из чувства долга, как друзья. И со стороны все это будет выглядеть достаточно пристойно. В любом случае солдаты теперь нужны Америке не в Ираке, а в России, и они все равно отведут от наших границ свои дивизии, направив их в Европу или на Кавказ, фактически выполнив наши требования. Но мы не станем спешить, выполняя ультиматум Вашингтона. Думаю, два дня или чуть больше ничего не изменят для американцев, так что не спеши давать согласие на все их условия тотчас, как только встретишься с американским президентом.

Аль Джебри понимающе кивнул. Даже продавец верблюдов на базаре не сразу сбрасывает цену, предпочитая поторговаться с покупателем, потягавшись в упрямстве.

– Я сделаю все, как вы пожелаете, Ваше величество, – почтительно произнес принц. – Я немедленно вылечу в Вашингтон. Думаю, американцы предпочтут несколько дней ожидания и переговоров войне с нами, войне, которая и для них обойдется вовсе не дешево. Они тоже не глупцы, и сейчас, когда решается судьба всей их цивилизации, станут осторожны и не будут принимать необдуманных решений.

Самир Аль Зейдин чуть заметно ухмыльнулся, поднеся кулак ко рту. Сомнений в том, что после этих переговоров американцы будут полны ненависти к упрямому и несговорчивому королю, у него не было. А это означает, что пора кое с кем повстречаться, подготовившись к предстоящим событиям. Абдалле в любом случае остается недолго опирать трон, на который хватит и более достойных претендентов. А они, претенденты, конечно, будут нуждаться в исполнительном и умном соратнике, советнике, слуге, если угодно, всегда готовом поддержать не только словом, но и делом. Как раз таком, каким и является скромный глава королевской военной разведки.

Спустя лишь час громадный аэробус "Боинг-737" из королевского авиаотряда взял курс на запад, взлетев с авиабазы Принц-Султан, унося прочь от родных барханов принца Аль Джебри, почти единственного, но весьма важного пассажира. Каждый ждал от этого путешествия чего-то особенного, но пока мало кто мог даже представить, какие плоды в действительности оно принесет.

А тем временем мощнейшая в мире военная машина со всей возможной яростью, неумолимо, без пощады, но и без лишней жестокости, методично и быстро перемалывала, крушила ту силу, которая еще не так давно по меркам истории была единственным противовесом, единственным, перед чем в гулких кабинетах Белого Дома и за стенами Пентагона некогда испытывали страх. В этот день страха не было – все казалось уже предрешенным.

Война длилась всего лишь несколько часов, даже меньше суток, но сделано было очень многое, и теперь мало кто смел сомневаться в ее исходе. Наступление развивалось в пространстве и времени. Первый удар был нанесен одновременно всюду, и в те секунды, когда северная мурманская ночь озарилась вспышками первых взрывов, карающий клинок заокеанской империи уже опускался на южный форпост России. Настали последние минуты тишины над военно-морской базой Севастополь. Но первые бомбы разорвались вовсе не на пирсах.

Вылет был расписан буквально по минутам. Каждый шаг, каждый маневр был отработан до автоматизма. Казалось, даже мысли пилотов строго следуют инструкциям и наставлениям. Дюжина ударных самолетов F-117A «Найтхок» из Сорок девятого истребительного авиакрыла взмыла с взлетной полосы авиабазы Инжирлик, растворившись в окутавшей горы Турции ночной мгле.

Этот вылет не был тренировочным, о чем догадывался каждый, кто видел, как "невидимки" отрывались от земли. "Стеллсы", в грузоотсеках которых на замках подвески крепились двухтысячефунтовые бомбы GBU-27 с лазерным наведением, взяли курс на север, и вскоре под крыльями "невидимок" простерлась гладь Черного моря, сейчас, в ночную пору, в полной мере оправдывавшего свое название.

– Внимание, вижу танкеры. Приготовиться к дозаправке!

Командир группы первым увидел кружившие на большой высоте над нейтральными водами массивные, отчетливо выделявшиеся на фоне ночного неба, заправщики КС-135А "Стратотанкер", на килях и законцовках крыльев которых мерно вспыхивали аэронавигационные огни, очерчивавшие габариты стасорокатрехтонных "летающих танкеров". "Топливовозы" взлетели с другой авиабазы часом раньше, чем ударные машины, заняв предписанные позиции и приготовившись в течение считанных минут расстаться с несколькими десятками тонн горючего.

– Первое и второе звенья, начать стыковку, – приказал командир. – У нас всего полчаса, действуйте быстро, джентльмены!

Заправка произошла на высоте восьми тысяч метров, над нейтральными водами, в полутысячи миль от турецких берегов. Телескопические штанги, вытянувшиеся позади танкеров, разом вошли в гнезда топливоприемников четырех "Найтхоков", первых в очереди. Управлявшие штангами операторы, располагавшиеся в кормовой части самолетов-заправщиков, действовали с точностью ювелиров и грацией балетных танцоров, не допуская ни одного лишнего движения.

В эти мгновение от всех, кто участвовал в операции, требовалось предельное сосредоточение. Соединенные жесткой сцепкой самолеты, разделенные считанными десятками футов воздушного пространства, должны были провести в связке лишь несколько минут, но эти минуты требовали изрядного напряжения даже от тех, кого по праву относили к элите военно-воздушных сил США.

Разбившись на четверки, "стеллсы" стыковались с танкерами, принимая драгоценную влагу, быстро заполнявшую изрядно опустевшие баки, чтобы тотчас отсоединиться, уступая место своим товарищам. Командир группы, наблюдавший за ходом процесса со стороны, контролируя действия своих пилотов, заправлялся последним, когда остальные одиннадцать бомбардировщиков-"невидимок", ощутимо потяжелев от заполнившего баки горючего, уже были готовы продолжить полет.

– Готово, – сообщил командиру экипажа пилот F-117A. – Прием топлива завершен.

"Стратотанкеры", напротив, заметно полегчавшие, разом взмыли вверх. Они ложились на обратный курс, но лишь для того, чтобы, едва коснувшись пневматиками шасси бетона взлетной полосы, вновь быть нагруженными до предела топливом и насколько возможно быстро опять взмыть в небо – их работа только начиналась. А "Найтхоки", вновь могущие продолжать путь, нырнули к поверхности моря, уходя от всепроникающих лучей русских радаров.

– Всем внимание, – произнес командир. – Радиопереговоры прекратить. Сохранять молчание до моего приказа. Снизиться до четырехсот футов. Скорость – сто восемьдесят узлов. Сохранять дистанцию. Поиск целей – только в пассивном режиме.

– Призрак-два принял, – немедленно отозвался ведомый. – Перехожу в режим радиомолчания. Призрак-три принял. Выполняю! Принял… Принял… – прозвучали доклады всех пилотов, после чего рации оказались выключены, и в эфире вдруг воцарилась странная тишина.

Словно стая гигантских нетопырей, бомбардировщики продолжили полет к своим целям, почти исчезнув для стороннего наблюдателя. Один за другим, малозаметные бомбардировщики, полностью сливавшиеся с чернильной тьмой ночного неба, пикировали к воде. Так, скользя над волнами, невидимые, но и сами едва ли что-то видевшие, они рвались к цели, чтобы ударить раз, но наверняка, не оставив ни малейшего шанса противнику, который вот-вот должен был поплатиться за свою беспечность.

"Найтхоки" не отличались маневренным характеристиками, не впечатляла и их нагрузка – "Страйк Игл" мог взять в одном вылете больше бомб, чем половина эскадрильи "стеллсов". Но это и не требовалось. Они были созданы ради того, чтобы подойти к цели, оставаясь незамеченными, и нанести удар буквально из пустоты, внезапный и неотвратимый. И все в их конструкции, в причудливом облике этих машин, маскировочная окраска, радиопоглощающее покрытие, специальная конструкция выхлопных дюз реактивных турбин, позволяли им наилучшим образом выполнять подобные миссии. И те, кто сидел в тесных "капсулах" кабин, в полной мере могли воспользоваться всеми возможностями своих машин. Они были элитой, и им не зря доверили одни из самых дорогих и сложных самолетов.

"Найтхоки" шли на малой высоте, двигаясь строго по прямой, и линия эта упиралась точно в полуостров Крым, южный форпост России, родную гавань для ее флота. Летели вслепую, по приборам, да иначе и невозможно было хоть что-то увидеть впереди по курсу без радаров – темнота была не только верным союзником, но и самым опасным противником, одинаково надежно укрывавшим и своих, и врагов, их перехватчики и зенитные ракеты.

И все же они шли точно к цели, отделенной с каждой прошедшей минутой все меньшим числом сотен, а затем и десятков миль. Инерциальная навигационная система, на все сто процентов независимая от внешних факторов, установленная на каждом F-117A, позволяла пилотам выводить свои "невидимки" точно в нужное место с ничтожным, какие-то сотни ярдов, отклонением. И вскоре группа оказался возле цели.

Даже дозвуковым машинам не потребовалось много времени, чтобы пересечь Черное море, но по пути четыре "стеллса", ничего не сообщая командиру, повернули на восток, в направлении Керченского полуострова. Это тоже было запланировано, и старший группы лишь бросил взгляд на индикатор навигационной системы, убедившись, что отряд отделился точно в расчетной точке.

Они должны были ударить одновременно, преумножая шок от внезапной атаки. Четверка "Найтхоков", два звена, словно сорвались с места, набирая максимальную скорость. Преодолевая почти тысячу километров в час, они метнулись к "своей" цели, скрытой за горизонтом, за прибрежными холмами черноморского берега.

В кабинах всех истребителей почти одновременно сработала система предупреждения об облучении, но зуммер, вызывавший у иных пилотов дрожь, лишь уверили летчиков, уверенно управлявших "невидимками", что они на верном пути.

– Всем, я – лидер, – вышел в эфир командир группы. – Включить инфракрасные системы. Подняться до двух тысяч футов. Оружие к бою!

Несколькими касаниями летчики активировали поисково-прицельные системы IRADS, установленные в носовой части их машин. Экраны на приборных панелях расцветились всеми оттенками зеленого, и на самом горизонте, в нескольких десятках миль, летчики увидели нечто, напоминавшее массивный обелиск.

Наверное, в эти секунды на экранах вражеских радаров возникли появившиеся буквально из ничего отметки целей. Возможно, кому-то даже удалось перехватить короткие фразы, брошенные в эфир, и понять, что они сказаны на чужом языке.

Пилоты "Найтхоков", сознание которых словно раздвоилось, и лишь часть его была сосредоточена на управлении машинами, ясно представили, как русские что-то кричать в микрофоны и телефонные трубки, как бегут к мониторам удивленные, ошеломленные офицеры, и, возможно, даже как выруливают на взлет перехватчики. Но вся эта суета уже не имела смысла – счет шел на секунды, а их у противника просто не было.

– Включить целеуказатели, – скомандовал лидер группы. – Атака – по моему сигналу. – И, спустя несколько мгновений: – Сброс!

Створки бомболюков распахнулись, выпуская на свободу дождавшиеся своего часа бомбы. Иглообразные тела, на конце которых словно вырастали короткие крылышки, под воздействием собственного веса умчались вперед, пронзая ночь. А бомбардировщики поспешно разворачивались, уходя прочь от опасности – они свою задачу выполнили в точности.

Внешне то, что стало важнейшей целью первой атаки, походило на древний бастион. Массивная пирамида из бетона вздымалась не десятки метров к небу, обращенная скошенной плоскостью на юг. Это и был бастион, дозорная башня, охранявшая южные рубежи державы, по-прежнему мнившей себя великой. Импульсы, создаваемые фазированными антенными решетками радиолокационной станции «Волга», преодолевая за мгновения две тысячи километров, позволяли видеть все, происходящее в небе вплоть до теплых вод Персидского залива. Это был вестник ядерного Апокалипсиса, передовой дозор, с которого в любой миг могли пройти тревожный сигнал, стоит только оторваться от земли хотя бы одно баллистической ракете.

Несколько десятков офицеров в звании не ниже капитана постоянно находились в центральном посту, под прочными бетонными сводами, пронизанными закаленной сталью. Здесь, под землей, в бункере, способном выдержать даже ядерный взрыв весьма приличной мощности, они должны были до последней секунды, до последней возможности наблюдать за обстановкой в воздухе, чтобы позволить своим вождям принять верное решение, указав, против кого следует обратить всю мощь ракетно-ядерного арсенала страны. В прочем, обычно наблюдатели, дабы не утратить навык, занимались иной работой.

Командир дежурного расчета, войдя в центральный пост, окинул начальственным взором своих подчиненных, склонившихся над мониторами, и почти не смотревших на огромный, во всю стену, экран, куда выводились данные обо всем, что происходило в небесах вдоль южных границ страны. Командир расчета присмотрелся к картине, понятно лишь посвященным, и кое-что из увиденного ему не понравилось.

– Товарищ полковник, – один из офицеров перехватил встревоженный взгляд начальника. – Американская авиация проявляет необычную активность. Над Турцией в воздухе находится порядка полусотни самолетов, выполняющих непонятные маневры. Их разведывательные самолеты с истребительным эскортом курсируют возле наших границ. – Дежурный указал несколько отметок, сгруппированных в восточной части Черного моря: – Вот, товарищ полковник, это самолеты радиотехнической разведки, сопровождаемые истребителями.

Командир поморщился от досады. У него уже давно все необычное вызывало ничем не оправданное, иррациональное подозрение, и от рапорта подчиненного спокойствия на душе не прибавилось.

– Что думает штаб округа?

– Ничего, – отрицательно помотал головой уставший капитан, проведший здесь, в подземелье, пусть и оборудованном с должным комфортом. – В штабе вообще не в курсе происходящего. Но им запрещено реагировать на любые действия американцев, запрещено поднимать перехватчики, приводить в готовность зенитные расчеты, словом, все, что только возможно, им запретили под страхом лишиться погон. Мы можем только наблюдать.

Капитан не скрывал своего раздражения. Он понимал, что недопустимо обсуждать приказы, тем более, исходившие аж из самой Москвы, но также он прекрасно понимал, что сейчас его командир меньше всего думает о том, чтобы приструнить слишком говорливого офицера.

– Идиоты, – презрительно фыркнул полковник, и впрямь даже ни на миг не подумавший о том, чтобы оборвать позволившего себе излишнюю вольность капитана. – Как можно отдавать такие приказы сейчас, когда чертовы янки стягивают войска к нашим границам?

– Это приказ Верховного главнокомандующего, – пожал плечами капитан, вновь превращаясь в недалекого служаку, не ведающего сомнений в отцах-командирах. – А приказы не обсуждаются.

– Я знаю, черт возьми!

Вполголоса выругавшись, командир прошел к своему месту, откуда он мог наблюдать за работой всего расчета, сложного и отлаженного механизма, людей, сплоченных не только буквой устава, но и осознанием важности своего дела.

Полковник не дошел всего несколько шагов. Пол под его ногами вдруг задрожал, хотя там, внизу, под бетонной подложкой была лишь утрамбованная до каменного состояния земля. Лампы дневного света, наполнявшие своим сиянием просторный зал, откуда осуществлялся контроль за работой локатора, мигнули, погасли на мгновение, вновь ярко вспыхнули и опять погасли, на этот раз насовсем. Последним, что почувствовал упавший лицом вниз офицер, по ушам которого ударила брань и полный ужаса крики своих подчиненных, были посыпавшиеся с потолка осколки бетона.

С высоты более полукилометра пилоты «Найтхоков» все же могли видеть последствия атаки, и были вполне довольны увиденным. Проникающие боеголовки легко пронзили бетонные своды, прошили, точно стальные иглы – нежный ситец, листы брони, и разорвались уже внутри, в помещения командного поста, разрушая все, уничтожая, убивая, ввергая в небытие.

– Курс один-девять-пять, джентльмены, – приказал командир группы. – Снизиться до трехсот футов. Встреча с танкерами – в квадрате Зулу-один. Идем домой, парни!

Спустя несколько секунд разведывательный самолет RC-135W "Райвит Джойнт", поднявшийся в небо намного позже "стеллсов", и занявший позиции у самой границы воздушного пространства России передал на свою базу давно ожидаемое сообщение. Его сенсоры, чутко улавливавшие любое электромагнитное излучение, не могли ошибаться – русский радар перестал функционировать.

Севастополь не спал. Главная база Черноморского флота, этот нервный узел, передовой бастион державы, со всех сторон окруженный если не враждебной, то и не однозначно дружественной страной, народом, испытывавшим отнюдь не дружеские чувства, жила пусть не явно заметной, но напряженной жизнью. Небо над гаванью обшаривали лучи множества радаров, на кораблях, теснившихся в порту, несли службу моряки, но все же большая часть тех, кто по своей воле, или по приказу страны, посвятил себя флоту, наслаждались отдыхом в кубриках и казармах, спеша ухватить остатки сна.

Флот, могучий единый организм, приходил в себя после нескольких напряженных дней. Еще недавно вся его мощь была готова к стремительному броску на юг. Все боеспособные корабли, все, что могло плавать и стрелять, в любой миг могли сняться с якоря, рванувшись к черноморским проливам, намертво запирая узкую горловину для любого врага. Но все закончилось, пришел новый приказ, и война, вдруг ставшая невероятно осязаемой, ощутимой, снова превратилась в бесплотную тень. Во всяком случае, там, на земле и на шатких палубах кораблей, все так же стоявших на якорях возле пирсов, считали именно так.

Скользнув под лучами локаторов, густой сетью опутавшим воздушное пространство над прибрежными водами, "Найтхоки", восемь призраков, приближались к городу-герою Севастополю. На мониторах инфракрасных поисковых систем пестрело от множества целей, интенсивно выделявших тепло, и тем более заметных в ночном воздухе, напоенном прохладой. Корабли, самые разные, и крейсера, и сторожевики, и крохотные рейдовые тральщики, скромные трудяги моря, выстроились возле вытянувшихся прочь от берега причалов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю