332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Завадский » Вечер потрясения (СИ) » Текст книги (страница 42)
Вечер потрясения (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Вечер потрясения (СИ)"


Автор книги: Андрей Завадский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 42 (всего у книги 122 страниц)

– Ладно, черт-то с ними, с американцами, – отмахнулся, не без труда встав из-за стола, Сергей Буров. – Пусть себе суетятся, если делать нечего. Пойдем, что ли, Виктор Михайлович, поговорим, послушаем?

Командующий одернул полевой камуфляж, туго обтягивавший грузное тело – таскать здесь парадную форму не было ни повода, ни желания, а боевые ордена неплохо смотрелись и так. Сергей Буров вздохнул, некстати подумав, что скоро, пожалуй, придется пошить форму на пару размеров больше. Начальственная должность это, конечно, неплохо, но от сидячей работы, прерывавшейся лишь нечастыми поездками по отдаленным гарнизонам, прежде могучие мускулы заплыли жирком, одрябли, хотя в руках еще хватало силы. Но вот бегать уже стало тяжеловато, одышка была верным признаком приближающейся старости, и мысль о том, что однажды надежное, тренированное тело откажется служить, порой надолго лишал сна боевого генерала.

– Там, пожалуй, все уже собрались, – произнес Молотов, открывая дверь перед своим командиром. – Нас только и…

Начальник штаба не успел закончить фразу, подавившись последними словами. Стены комендатуры содрогнулись от мощного удара, по ушам ударил грохот, пол под ногами вздыбился, и Буров вдруг понял, что летит прочь от двери, оторванный от земли неведомой силой.

Короткий полет, несвойственный для весившего больше центнера мужчины, закончился столкновением со стеной. Перед глазами вспыхнули всеми цветами радуги разноцветные звезды, в голове что-то протяжно зазвенело, точно разбился целый сервиз из нежнейшего хрусталя, причем не весь сразу. Затем на мир опустилась непроницаемая тьма.

Когда сознание вновь вернулось, Сергей Буров не смог бы сказать с уверенностью, сколько минуло времени. Возможно, он был в беспамятстве считанные минуты, а, может, прошли и долгие часы.

– О-о, – застонав, генерал, опираясь на локти, кое-как приподнялся, затуманенным взором осматриваясь по сторонам. – Господи! Моя голова!

Нет, едва ли прошло слишком много времени, иначе сюда сбежалась бы половина комендатуры, посмотреть, как там дела у любимого командира. И уж точно никто не оставил бы начальника штаба лежать посреди кабинета, затянувшегося, кстати, клубами густого дыма, присыпанным штукатуркой.

Буров встал, дождался, когда стены такого привычного кабинета перестанут кружиться вокруг своего хозяина в стремительном хороводе, сделал шаг, затем еще один и еще. В этот миг Молотов пошевелился, простонал, а затем, выругавшись матом, но как-то без энтузиазма, не от души, как умел, начал подниматься, опираясь о стенку.

– Витя, живой? – Буров подскочил к своему заместителю, подхватив его под руки и рывком поставив на ноги. – Ты как, цел?

– Сергей, – прохрипел в ответ Молотов, взгляд которого казался совершенное безумным. – Какого черта, Сергей? Что это было?

– "Духи", мать их, – прорычал злой и не на шутку перепуганный генерал-полковник. Еще бы, здесь, в комендатуре, под охраной десятков солдат, не стоило и задумываться о возможной опасности. ни один террорист не подошел бы и на полкилометра, но вот все же кто-то пробрался, с бое или сумев обмануть часовых. – Ублюдки, – ругался Буров, на себе таща своего начальника штаба к выходу. – Суки! Твари!

Выбравшись в коридор, генералы закашлялись – все было в дыму, становившемся все гуще с каждой секундой, к тому же в воздухе повисла пыль, мелкая крошка от осыпавшейся штукатурки. Буров, взвалив на себя Молотова, и успев еще подумать, что на такой случай впредь нужно ввести для своих подчиненных ограничение по живому весу, двинулся к лестничной клетке. Кабинет командующего находился не третьем этаже, и генералу не хотелось, замешкавшись, оказаться под руинами, если этот взрыв окажется не последним.

Полтора десятка метров офицеры преодолели не меньше, чем за пять минут, с трудом переставляя ватными ногами. Странно, никто не попался на их пути, хотя сейчас здесь должно было находиться полно народу, дежурные, караул, адъютанты, еще Бог весть кто. Генерал-полковник Буров плечом толкнул от себя дверь, вываливаясь на лестницу… и едва успел остановиться, увидев вместо ступеней оскалившийся кусками арматуры темный провал.

– Черт!

Генерал с трудом сохранил равновесие, что было тем более трудно, если учесть, что на плече безжизненно повис Молотов, кажется, вновь потерявший сознание. Еще миг – и оба они улетели бы вниз, с десятки метров ударившись о кирпичи. Лестницы не было, как не было, похоже, и доброй половины здания, превратившейся просто в кучу битого камня, под которым теперь и стоило искать и дневальных и дежурных. Генерал Буров застонал, но не от боли, вернее, не столько от боли, а от досады – чтобы сотворить такое, нужно не меньше грузовика, доверху набитого взрывчаткой, но проехать к самой комендатуре на таком транспорте нереально. Должно быть нереально, а, значит, кто-то предал, открыв дорогу бандитам, дав им всего пару минут, чтобы исполнить свой изуверский замысел.

– Товарищ командующий, – в спину ударил взволнованный крик. – Товарищ командующий, вы живы? Вы не ранены?

Майор, ни имени, ни лица которого Сергей не помнил в этот миг, побежал, увидел обернувшегося к нему генерала и замер с открытым ртом.

– Жив, – прохрипел Буров. – Сам не видишь? Здесь не Америка, зомби нету.

– У вас кровь, товарищ командующий, – майор указал рукой куда-то на голову генерала. – Вам нужна помощь!

Буров коснулся ладонью лба. Точно, кровь, наверное, из раны на голове – воткнуться на лету в бетонную стену без последствий редко у кого получалось. Наверняка еще и сотрясение мозга, просто пока шок не прошел окончательно, а вот потом накатит все и сразу. К дьяволу!

– Помогите лучше ему, – приказал командующий, передавая на руки незнакомому офицеру своего начальника штаба. – Я в порядке.

– Идемте скорее, – майор двинулся по коридору, и теперь генерал понял, что он заметно хромает на правую ногу. – Нужно выбираться, пока здание на обрушилось.

– Что происходит? – взял быка за рога Буров. – Что это было?

– Террористы, наверное, – неопределенно ответил офицер. – Я не знаю, товарищ командующий. Это что-то страшное! Все разрушено, абсолютно все!

Добравшись до другого крыла комендатуры, как ни странно, почти не пострадавшего, и встретив по дороге нескольких офицеров, в основном, раненых или контуженых, тоже пробиравшихся на выход, Буров в сопровождении майора и бесчувственного Молотова, оказался на свежем воздухе. Перед глазами все плыло, периодически вспыхивая и растворяясь в потоке нестерпимо яркого света, но сквозь сияние удалось все же разглядеть общую картину.

– Господи, – простонал вновь генерал, озираясь вокруг. – Боже мой!

Половины здания комендатуры не существовало – мощный, не меньше тонны пластида, как прикинул бывший артиллерист Сергей Буров, взрыв полностью уничтожил строение, убив несколько десятков офицеров. На месте контрольно-пропускного пункта, там, где прежде из-за брустверов щерились крупнокалиберные пулеметы, способные простреливать улицу на всем ее протяжении, заливая ее потоком раскаленного свинца, чернела дымящаяся воронка, а вокруг нее было разбросано то, что несколько минут назад являлось часовыми, только заступившими на пост.

Бронетранспортер, обычно находившийся здесь же, был на месте, только перевернутый кверху колесами, а башня вовсе валялась в нескольких метрах, уставившись в небо изогнутыми стволами спаренных пулеметов. Рядом с бронемашиной, прямо на асфальте, лежали и сидели чудом уцелевшие при атаке бойцы, и кто-то уже разорвал зубами перевязочные пакеты, а другие звали санитаров. Стоявшая же неподалеку БМП просто перестала существовать – опознать боевую машину в скомканном куске металла, утратившем всякую форму, стало просто невозможно.

– Кто здесь старший, – глухо прорычал Буров, схватив за рукав пробегавшего мимо прапорщика. – Где начальник караула? Доложите обстановку!

– Это ракетный удар, – торопливо сообщил прапорщик, попытавшись принять уставную стойку смирно при виде генерала. – Почти все погибли, начальник караула тоже.

– Ракетный удар? Чепуха! – Командующий помотал головой. – Собирайте бойцов, организуйте оборону, перенесите раненых в безопасное место. "Духи" могут появиться снова!

Сергей Буров словно вернулся в прошлое, в те дни, когда чудом освобожденный от боевиков Грозный – о, какой ценой досталась эта победа в далеком теперь январе девяносто пятого! – вновь оказался в руках спустившихся гор бандитов, ударивших внезапно, с такой силой, что федеральные войска дрогнули, чудом не обратившись в бегство. Генерал, тогда еще – всего лишь подполковник, входил в этот город с боями, и так же оставлял его, одним из последних покинув чеченскую столицу, и оба раза он видел одон и то же – сгоревшие остовы бронемашины и изувеченные тела бойцов, русских солдат, желторотых пацанов, брошенных в мясорубку. Он тогда поклялся самому себе никогда не поступать так с теми, кем доведется командовать впредь, и вот клятва оказалась нарушена – враг явился незамеченным и ударил в упор, насмерть, и он Сергей Бурове, ничего не смог противопоставить этому.

Нет, ерунда, полный бред! Прошли времена, когда горы на юге давали укрытии многотысячной армии, вооруженной до зубов свирепой стае, готовой рвать глотки всегда и всюду, где это только возможно. Все, что ныне осталось от боевиков – жалкая горстка изгое, наполовину – безумных фанатиков, в меньшей степени – наемников, слишком жадных, чтобы понять, где заканчивается прибыльная работа, и начинается верный путь в могилу. Нет, конечно же, нет, не могли эти бандиты, ничтожное отребье, атаковать город, наводненный войсками и милицией, опоясанный сотнями заслонов, постов ГАИ. Генерал помотал головой, так что мир вокруг него вновь завертелся в безумной пляске.

– Товарищ командующий, – кто-то из находившихся рядом офицеров проворно подскочил к покачнувшемуся и глухо застонавшему Бурову, успев подхватить его под руки. – Товарищ командующий, вам нужна помощь. Эй, санитара сюда, скорее! Генерал ранен!

– К черту, – слабо отмахнулся Буров. – Это контузия всего лишь. Пусть сперва им помогут, – генерал указал на раненых солдат, врастяжку валявшихся на грудах кирпича и уже лишившихся сил, чтобы кричать. – Дайте связь с нашими гарнизонами. Я должен знать, что происходит в городе, какова обстановка и чего ждать. Шевелитесь, мать вашу!

Даже у подстегнутых злым приказом генерала связистов на то, чтобы исполнить распоряжение, ушло немало времени. А пока уцелевший после взрыва – никто только не понял, что это было, и откуда пришла опасность – солдаты под началом своих командиров замкнули руины в кольцо, заняв круговую оборону. Клацали затворы, отовсюду слышался злой, нервный мат, отрывистые команды и над всем этим плыли стоны раненых, над которыми суетились немногочисленные врачи.

– Товарищ генерал, – юный ефрейтор неловко подтащил к присевшему на кучу щебня Бурову тяжелую полевую рацию. – Товарищ генерал, есть связь с аэропортом!

Командующий едва успел коснуться пластика трубки, когда протяжный рев обрушился на город, нарастая с каждым мгновением, перерастая в жуткий рык. Побледневший связист вскочил, округлившимися от страха глазами уставившись туда, где над крышами домов вздымался к небу столб черного дыма, пронизанного багрово-оранжевыми всполохами пламени.

– Черт возьми, – испугано прошептал Буров, тоже смотревший на жуткую картину, точно завороженный. – Да что же это такое-то? Что же творится?

Грохот взрыва вдруг стал звучать как-то не так, как нужно – это профессиональный артиллерист определил безошибочно – превратившись в протяжный, более высокий вой. Мгновение – и над остатками комендатуры промчались, бросив на руины стремительные тени, две стальные птицы, круто уйдя в набор высоты. Сергей Буров мог поклясться, что на их плоскостях не было красных звезд.

Самолеты мелькнули и исчезли в вышине, обрушив на городские кварталы, меж стен домов которых еще будто бы метались отзвуки едва прогремевших взрывов, пульсирующий гул работавших на форсажном режиме реактивных двигателей. Рев турбин, волной прокатившийся по земле, заставил еще не пришедших в себя окончательно людей, дрожа броситься врассыпную, забиваясь в первую попавшуюся щель, и только раненым оставалось лишь лежать и ждать своей участи со спокойствием обреченных.

– Да какого хрена? – Генерал Буров вместо испуга, что было бы вполне нормальной сейчас реакцией здоровой психики, ощущал раздражение и злость. Подскочив к сжавшемуся в комок радисту, инстинктивно собственным телом закрывавшему радиостанцию – будто бы плоть могла удержать разогнанные до сверхзвуковой скорости осколки – командующий рывком поставил бойца на ноги, рявкнув: – Связь, немедленно! Запроси аэродром, пусть доложат обстановку!

Ефрейтор, побледнев, застыл, сотрясаясь в мелкой дрожи, и Буров, не сдержавшись, ударил его в челюсть. Коротко вскрикнув, боец упал, сбитый с ног, но и это не привело его в себя. Командующий уже был готов продолжить лечение давно проверенным способом, когда с соседней улицы донесся рык дизелей, сопровождаемый металлическим лязгом, а затем к комендатуре буквально вылетели две боевые машины пехоты БМП-2, густо облепленные ощетинившимся во все стороны автоматными стволами десантом.

Проскрежетав грунтозацепами траков по каменному крошеву, усыпавшему мостовую, бронемашины остановились, вздернув к небу тонкие стволы тридцатимиллиметровых автоматических пушек. Сидевшие на броне солдаты посыпались на асфальт, частью оставшись у БМП, частью двинувшись к тому, во что превратилось здание городской комендатуры.

– Кто старший, – Сергей Буров подскочил к первому попавшемуся бойцу, уставившись ему в запыленное лицо. – Где ваш командир?

– Товарищ командующий, – к генералу подошел рослый офицер с тремя звездочками на полевых погонах. Он сразу узнал Бурова, даром, что лицо того покрывала корка спекшейся крови и слой грязи. – Товарищ командующий, полковник Толмачев, начальник штаба Сорок второй гвардейской мотострелковой дивизии.

Офицер торопливо, как-то смазано козырнул, выжидающе уставившись на генерала, растерявшего в один миг будто бы все свое достоинство, кроме одного – привычки приказывать и ждать беспрекословного исполнения своих команд кем бы то ни было.

– Полковник, что происходит в городе? – требовательно спросил Буров. – У вас есть связь хоть с кем-нибудь?

– Война, – коротко произнес, словно выплевывая это слово в лицо командующему, полковник. – Нас бомбят американские самолеты. Почти ни с кем невозможно связаться, радио не работает, на всех частотах мощнейшие помехи!

– Какого черта? Война? Вы что, спятили?!

Странно, но произнесено вслух слово, кажущееся страшным любому человеку, оставило Бурова почти равнодушным. Здесь, в Чечне, вообще на Кавказе, война, по сути, не прекращалась ни на минуту, и трудно было сказать, изменилось ли что-то после того, как в нее вступила третья сила.

– Товарищ полковник… – солдат, прибежавший от одной из бронемашин, над десантным отделением которой возвышался штырь антенны, выдавая командирскую модификацию БМП-2К, запнулся, увидев, с кем разговаривает его командир. – Виноват, товарищ генерал-полковник! Разрешите обратиться к товарищу полковнику?

– Что у тебя? – Толмачев, не дожидаясь ответа командующего, перевел взгляд на своего подчиненного.

– Товарищ полковник, мы смогли связаться с комендатурой Урус-Мартана. Оттуда сообщают, что с юга, со стороны границы, в нашем направлении движется большая формация вертолетов. Американские вертолеты, товарищ полковник!

– Американцы? Сюда? – со смесью удивления и ярости переспросил Буров, оттеснив Толмачева. – Суки, совсем обнаглели! Говоришь, Урус-Мартан? Черт, это значит, они будут здесь через считанные минуты, – быстро сообразил генерал, прикинув расстояние и подлетное время. – Нужно собрать всех, кто есть, подготовиться к обороне. Черта с два янки смогут высадиться здесь!

Страх и растерянность куда-то отступили, не выдержав нервного напряжения. Перед генералом появилась цель, образ, пусть еще и неясный, слишком рамытый, врага, настоящего врага, с которым можно бороться, которого можно уничтожить.

– Я свяжусь с командиром дивизии, – решил Толмачев. – Со штабом. Нужно подтянуть к городу наши танки, тогда хрен американцам, не десант!

Последние слова полковника заглушил стрекочущий гул, и Сергей Буров, задрав кверху голову, увидел, как над улицами растревоженной чеченской столицы проносятся покрытый разводами камуфляжа вертолеты. Десятки геликоптеров, молотя по наполненному пеплом и дымом воздуху лопастями несущих винтов, стаей прошли над жилыми кварталами, на высоте всего несколько десятков метров.

– А, дьявол, – заскрежетал зубами генерал. – Не успели! Ничего не успели!

Волна вертолетов умчалась в направлении аэропорта, над которым небо уже полностью оказалось затянуто плотной пеленой дыма. И откуда-то из этого пекла, прорезав воздух мерцающими стежками, навстречу механической стае взметнулись вдруг очереди трассирующих снарядов. Буров увидел, как один из вертолетов, буквально врезавшись в стену заградительного огня, неожиданно плотного, вспыхнул, неуклюже пошатнулся, словно воздух перестал держать винтокрылую машину, и, оставляя за собой густой шлейф черного дыма с багровыми проблесками пламени, ушел куда-то в сторону, скрывшись за горизонтом.

– Вот так, уроды! – ощерился Толмачев.

– Давай, зови своих, – приказал генерал, вдруг понявший, что еще может быть шанс. – Пусть пока стягивают все силы сюда, к комендатуре, и ждут приказа. А мы пока прокатимся до аэропорта!

– Что? Это же опасно, товарищ командующий?

– Выполняйте приказ, полковник, – зло гаркнул Буров, заставив начальника штаба мотострелковой дивизии вздрогнуть от неожиданности. – Мы выдвигаемся немедленно! Все, кто может держаться на ногах – на броню!

Сергей Буров понимал, как важно не дать противнику закрепиться на земле сейчас, когда все здесь напуганы и растеряны, когда достаточно слегка надавить, чтобы обратить в людей в панику. Генерал представлял, какие силы могут бросить в наступление американцы прямо сейчас – ни численность, ни состав их группировки, развернутой в Грузии, давно не была ни для кого тайной. Не важно, почему это произошло, главное – не сдаться мгновенно, подчинившись подлым инстинктам. А уж потом, отразив первый удар, удержавшись, можно будет размышлять над стратегическими вопросами. И не может быть, чтобы в штабе округа, в Москве не знали о том, что твориться здесь, на границе. А это значит, нужно выдержать лишь первую атаку, после чего в действие придет вся военная машина страны, и от американцев не останется мокрого места.

– Выступаем, – приказал Буров. – Нужно провести разведку.

Уцелевшие после бомбардировки бойцы, многие из которых были ранены, карабкались на броню, рассаживаясь на плоских крышах боевых машин пехоты. И сам генерал тоже взобрался на бронемашину, не без труда забросив грузное тело на почти двухметровую высоту.

Всего набралось дюжины полторы десантников, хотя желающих оказалось больше – часть людей Буров приказал оставить возле комендатуры, обеспечивая тылы. Бойцы густо облепили обе БМП. Никто не решился отправиться в путь в десантном отделении, предпочтя обманчивому ощущению безопасности, создаваемому тонкой броней, возможность как модно быстрее покинуть подбитую машину, просто соскочив на землю и укрывшись за массивным корпусом. Это было намного безопаснее, чем трястись в тесноте, рискуя просто сгореть заживо при попадании противотанковой гранаты или получить контузию, если вдруг под гусеницы попадется мина.

– Оружие, – потребовал Буров. – Дайте оружие, черт возьми!

Только сейчас командующий понял, что безоружен – даже табельный пистолет остался в сейфе, в переставшем существовать кабинете на втором этаже комендатуры. Но кто-то из бойцов уже протягивал Сергею автомат, другие совали магазины. Приняв из чьих-то рук потертый, поцарапанный АКМС, Буров торопливо рассовал по карманам отнюдь не приспособленной для таких приключений формы набитые патронами рожки, почувствовал себя чуть более уверенно.

– Трогай, – генерал хлопнул по броне широкой ладонью. – Поехали!

Взревел работавший прежде на холостых оборотах дизель УТД-20, и триста лошадиных сил рывком столкнули с места четырнадцатитонную бронемашину. БМП, под стальными лентами гусениц которой дробился асфальт, и крошились каменные осколки, разлетевшиеся на сотни метров при попадании бомб, подбросило на ухабе, отчего солдаты едва не попадали на землю. Чувствуя, как колотится сердце, и становится сухо во рту, Срегей Буров передернул затвор "Калашникова", загнав в патронник первый патрон. Генерал уже порядком отвык от ощущения тяжести оружия в руках, но тело само помнило все, что нужно делать. И командующий очень надеялся, что эта память поможет ему остаться в живых, увидев хотя бы вечер едва начавшегося дня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю