332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Завадский » Вечер потрясения (СИ) » Текст книги (страница 1)
Вечер потрясения (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Вечер потрясения (СИ)"


Автор книги: Андрей Завадский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 122 страниц)

Андрей Завадский
Вечер потрясения

ТОМ 1

Слабость от века была позором,

Враг не потерпит слабых соседей,

А мы ослабляли себя раздором,

Так слушайте песню о нашей смерти!

Соколиная охота. «Пламя».

Глава 1
К чужим берегам

Варна, Болгария – Черное море, нейтральные воды – Кефлавик, Исландия – Рамштайн, Германия

18-19 мая

За кормой таяла, растворялась, окутываясь дымкой, полоса суши, болгарский берег, а прямо по курсу простиралось, сколь хватало взгляда, погруженное в сумерки Черное море. И где-то впереди, куда нацелился тупо срезанный нос огромного корабля, покидавшего гостеприимную гавань, едва брезжил рассвет, и небо из темно-синего уже стало серым, а звезды, в эту пору особенно яркие и крупные, померкли, став едва различимыми невооруженным глазом.

Картина, открывавшаяся перед всяким, кто вышел бы на открытую галерею, опоясывавшую надстройку транспортного судна "Джиллиленд", располагала к неспешным размышлениям о вечном, о смысле жизни, и собственном в ней предназначении. И иной, оказавшись здесь в одиночестве в этот предрассветный час, действительно предался бы мечтам, погрузившись в самосозерцание. Но бригадный генерал Армии США Элайджа Натаниэл Хоуп не знал подобных мыслей, ибо давно избрал путь воина, став одним из лучших в своем деле, и во многом именно благодаря тому, что не забивал себе голову разной высокопарной чепухой. Он просто старался всегда выполнять то, что поручали ему старшие командиры, идеально, насколько это вообще возможно, когда речь идет о войне. И сейчас генерал не собирался изменять себе.

Впрочем, в эти секунды генерал Хоуп все же пребывал в некотором смятении, но вызвано оно было вовсе не философскими рассуждениями, но более насущными вещами. Транспортный корабль, ролкер класса "Гордон", судно водоизмещением свыше пятидесяти пяти тысяч тонн, покинул болгарский порт не более получаса назад, взяв курс к грузинским берегам. И на борту его, в кубриках и огромных трюмах, снабженных несколькими рампами для большего удобства при погрузке и разгрузке, находился в полном составе разведывательный батальон из состава Третьего бронекавалерийского полка.

Сорок один танк "Абрамс", тридцать восемь бронемашин "Брэдли", одиннадцать бронетранспортеров М113, сравнительно старых, но отличавшихся простотой и высочайшей надежностью, а потому пользовавшихся у солдат искренней любовью, а также полдюжины самоходных минометов и восемь буксируемых гаубиц – это была серьезная сила, особенно в руках хорошо подготовленных и крепких духом солдат. И те, кто служил под командованием генерала Хоупа, являлись именно такими бойцами, опытными, отлично обученными, а уж их боевой дух никогда и ни у кого не вызывал сомнений. И вот почти сотня боевых машин, а также, без малого, тысяча человек в полевом камуфляже двигались к грузинскому порту Батуми со скоростью двадцать четыре узла, которую сообщали казавшемуся громадным транспорту дизельные двигатели мощностью более семидесяти тысяч лошадиных сил.

Земля исчезла из виду, чтобы вновь появиться, вырастая из-за горизонта, прямо по курсу спустя примерно двадцать пять часов, а именно столько требовалось кораблю, и так двигавшемуся полным ходом, чтобы пересечь Черное море. И все это время каждый из находившихся на борту ролкера людей, начиная от последнего новобранца и вплоть до самого командующего, должен был терзаться сомнениями. Никто из сотен солдат и моряков, почти сотня которых составляла команду транспортного корабля, включая даже генерала, толком не знал, зачем полк так поспешно, в нарушение всех планов перебрасывают в Грузию, и чего следует ждать, когда транспорты, а всего их было три, в том числе два, вышедшие из Бургаса, ибо в Варне портовые службы оказались не способны обслужить сразу целую эскадру, все же бросят якорь в гавани Батуми.

– На Кавказе уже находятся две дивизии, в полном составе – сообщил, когда офицеры из штаба полка собрались в кают-компании, Джеймс Роско. Конечно, начальник штаба поведал секрет полишинеля, но все же грех было бы не воспользоваться возможностью, чтобы подумать о собственной судьбе, которая часто бывает, не очень милостива к людям, добровольно надевшим погоны.

– Да, Десятая легкая и Сто первая воздушно-штурмовая, – припомнил командир полка. – Целая армия, даже без учета подразделений поддержки. Не менее двадцати пяти тысяч солдат и почти четыреста вертолетов. Этого хватит, чтобы завоевать весь Кавказ.

У них было достаточно времени, чтобы вдоволь наговориться, и, право, такая возможность представлялась весьма не часто. Но сейчас дело оставалось за моряками, что уверенно вели конвой к цели. Солдаты же, и их командиры, оказались предоставлены самим себе, и каждый убивал время, как умел – рядовые согласно приказу, а офицеры по своему усмотрению.

– А, по слухам, там развернута еще и Двести двадцать девятая бригада армейской авиации, – добавил один из офицеров. – А семьдесят "Апачей", джентльмены, не есть пустяк!

– Все правильно, – кивнул Хоуп. – Если нет танков, да и какие танки могут быть в горах, необходима мощная поддержка с воздуха. Так что наличие там ударных вертолетов вполне оправдано.

Присутствовавшие офицеры только покивали в знак согласия. О том, что творилось в бывшей советской республике, столь рьяно стремившейся стать равноправным членом западного мира, каждый из них был в той или иной степени осведомлен. Не прошли мимо военных и странные истории о бомбардировке Грузии русскими самолетами, ставшие поводом для того, чтобы разместить там американский гарнизон. Но то, что происходило сейчас, не укладывалось в рамки здравого смысла, на что не преминул обратить внимание собравшихся начальник штаба полка.

– Вы, что, уже готовитесь к войне, – Джеймс Роско удивленно обвел взглядом своих товарищей по оружию. – Но с кем там, черт побери, воевать, джентльмены? Неужто с русскими.

– Я не скажу, что стремлюсь к этому, но война в сложившейся обстановке кажется вполне вероятным и закономерным развитием событий, – пожал плечами Элайджа Хоуп. – Я сомневаюсь, что две полнокровные дивизии могут служить исключительно для демонстрации флага. Для этой цели достаточно было бы и пары батальонов, но не двадцати с лишним тысяч солдат, девять десятых которых имеют опыт реальных боевых действий в Ираке и Афганистане. Это слишком дорогое удовольствие, господа.

– Да, – кивнул находившийся здесь же командир батальона. – Это звучит весьма убедительно, сэр. Две дивизии не выбросить в чистом поле, им требуется инфраструктура, ресурсы, словом, много всего. Эти войска могли бы пригодиться в другом месте, и если в белом Доме решили, что они нужны в Грузии, значит, наши политики на что-то рассчитывают. В считанных десятках километров от российской границы создана мощная ударная группировка, господа, и это не шутки.

Пребывая в бездействии, офицеры не нашил себе иного развлечения, кроме как обсудить то, что творилось у них на глазах, и уж тем более в чем они принимали непосредственное участие. И каждый из них, будучи профессионалом, как и этот командир батальона, сражавшийся в Умм-Касре и Эль-Фалудже, мыслил вполне определенными категориями, не задумываясь о политике и дипломатии.

– Верно, полковник, – согласился командующий. – И внутренний голос подсказывает мне, что наш полк в их планах занимает важное место, – криво усмехнулся генерал Хоуп. – Подразделения, размещенные на Кавказе, отлично подходят для действия в горах, где невозможно использовать тяжелое вооружение, но на равнине их раскатает в блин один танковый полк русских, и даже авиация едва ли изменит положение дел.

– Черт, какие равнины, – помотал головой полковник Роско. – Вы что, действительно думаете, что нас хотят бросить в бой? Какая к дьяволу война, генерал? Да если мы сделаем хоть один выстрел в сторону русской границы, они же через несколько минут превратят Штаты в радиоактивную пустыню!

– Не знаю, – пожал плечами генерал. – Возможно, то, в чем мы участвуем – это только демонстрация силы, во что, признаюсь, мне очень сильно хочется верить, – не стал кривить душой Хоуп. – В любом случае, завтра на рассвете все станет ясно, джентльмены.

Продолжая непринужденно, на время забыв о субординации, благо, все, кто собрался в эти часы в кают-компании, были примерно равны в звании, обмениваться мнениями, американские офицеры могли лишь гадать, что им предначертано судьбой. Гадать и ждать, когда море по курсу уверенно резавшего волны корабля взметнется ввысь горными склонами, и они вновь ступят на твердую землю. Далекий пока берег медленно, но неумолимо приближался, но это не добавляло уверенности никому.

Но не один только бригадный генерал Хоуп терзался сомнениями в эти часы, чувствуя, что буквально в ближайшие часы должно случиться нечто, но, не имея ни малейшего представления о том, какого именно события стоит ждать. Тысячи, десятки тысяч людей в военной форме, вне зависимости от того, была ли это форма сухопутных войск, авиации или, быть может, морской пехоты, буквально кожей ощущали, как сгущается вокруг напряженность, но, как ни старались, не могли подобрать этому мало-мальски подходящее объяснение. Они могли лишь ждать, положившись на мудрость тех, кому доверено было командовать военной армадой, сконцентрированной на огромной территории, от полярных широт и едва ли не до экватора.

Ждали пилоты готовых к вылету тактических истребителей, стоявших в полной готовности на летных полях многочисленных аэродромов от Британии и Германии до Турции. Техники были готовы в любой момент подвесить уже извлеченные из арсеналов и доставленные прямо на взлетную полосу бомбы и ракеты, под плоскости заправленных и десяток раз проверенных всеми аэродромными службами крылатых машин. Но приказа все не было, и летчики томились в ожидании.

Точно так же ждали, сами не ведая, чего, экипажи громадных "Стратофортрессов", стратегических бомбардировщиков Боинг В-52Н, готовых взмыть в небо с исландских авиабаз. Летчики все надеялись, что с окончанием грандиозных маневров, в которых принимали участи и они, можно будет вновь вернуться на родину, насладившись заслуженным отдыхом. Однако надежда эта таяла с каждой минутой, и на смену ей приходило смутное беспокойство, все усиливавшееся.

Пилоты из Двадцать восьмого бомбардировочного авиакрыла тоже были готовы взлететь, стоит только получить приказ. Сверхзвуковые малозаметные бомбардировщики В-1В "Лансер", уже несколько недель размещавшиеся на "родной" базе Эллсуорт, а в Британии, на авиабазах Фейфорд и Алконберри, сейчас находились, как сотни других американских самолетов, в стопроцентной готовности. Внутренние отсеки уже были загружены бомбами, а баки – полны топлива, которые можно было пополнить и позже, уже в воздухе дозаправившись от летающих танкеров, которые тоже находились здесь же, на английских, а также немецких и даже латвийских аэродромах.

В прочем, в ожидании, тем более невыносимом, чем дольше оно длилось, пребывали не только пилоты, но и тысячи моряков, экипажи десятков американских военных кораблей, бороздивших воды восточной Атлантики, а также Северное и Норвежское моря. Шесть авианосных ударных групп, шесть мощнейших кулаков, способных сокрушить любую оборону, обратив в руины целую страну, как будто бы бесцельно взрезали тяжелые волны, с каждым часом оказываясь все ближе к русским границам. А в тылу их находились корабли с десантом, транспортны, способные высадить в любую точку планеты, на необорудованное, принадлежащее врагу побережье несколько тысяч морских пехотинцев с полным вооружением, вплоть до танков и гаубичной артиллерии. Морпехи привыкли действовать, так уж воспитывали их свирепые инструкторы в Пэррис-Айленд и других учебных центрах. Но сейчас они тоже только и могли, что ждать да строить догадки о том, что прикажет им командование.

Среди прочих пребывал в напряжении, беспричинной тревоге капитан Энрике Мартинес, в числе других офицеров внимательно слушавший своего командира. Задачу собравшимся в оказавшемся довольно тесным кубрике морпехам ставил лично полковник Райс, командир батальонной десантной группы экспедиционного батальона морской пехоты. Это он отвечал за каждого из почти тысячи десантников, которым, скорее всего, спустя краткие часы предстоит первыми идти под пули, грудью ловя чужой свинец.

Офицеры, давно понявшие, что им предстоит нечто отличное от обычных учений вдали от родных берегов, слушали внимательно, не задавая пока лишних вопросов и тем более не отпуская шутки, что любили многие из них. Выпятив челюсть, полковник чеканил слова, будто выдавливая их из себя, и бросая в гущу молчаливых парней в камуфляже.

– Через пятнадцать часов соединение достигнет границы русских территориальных вод, – угрюмо и даже зло произнес Райс. – Если во время перехода нас попытаются остановить, задержать любым способом, мы откроем огонь и уничтожим противника, но это – дело моряков. Вы же, джентльмены, должны быть по истечении названного срока готовы к высадке и захвату плацдарма на побережье, контролируемом противником. Еще раз проверьте готовность своих бойцов, наличие снаряжения.

Было жарко и душно, и даже мощные кондиционеры, установленные во всех отсеках десантного корабля, не справлялись, хотя и работали на полную мощность. Поэтому китель Райса был расстегнут, а рукава, по давней традиции морских пехотинцев, от века считавших себя особенными, высшей кастой, закатаны подкладкой наружу. Так же выглядели и остальные офицеры – в тесном мирке корабля внешние атрибуты вроде нашивок и погон были не нужны, да и не следованием букве устава – вернее, не им одним – всегда были знамениты американские морпехи.

– Полковник, сэр, – подал голос один из офицеров, совсем молодой лейтенант, такой же ротный командир, как и сам Мартинес. Последнему, в прочем, хватило ума помалкивать – приказ, он и есть приказ, а пустые разговоры здесь ни к чему. – Простите, сэр, это война? Мы будем сражаться с русскими?

– Тебя что-то смущает, сынок? – усмехнулся полковник. – Я не знаю, дойдет ли до прямого столкновения, или политики, пока мы еще в море, что-нибудь придумают. Нам приказано находиться в полной готовности, и я хочу, чтобы мое подразделение, каждый из вас вплоть до последнего матроса, выполнил приказ. Если обойдется без боя, тем лучше. Ну а если нет, что ж, русские подыхают точно так же, как чертовы арабы или долбанные сербы, и я сделаю все, чтобы уничтожить как можно больше этих ублюдков! Еще вопросы есть, господа?

Больше никто не рискнул высказать свои соображения, хотя каждый из слушавших сдержанную речь своего командира капитанов и лейтенантов понимал – что-то должно произойти в ближайшее время, что-то уже происходит, необычное и… страшное.

– Замечательно, джентльмены, – усмехнулся Райс, настоящий бравый вояка в лучших традициях Голливуда, циничный, исполнительный, стоящий на своем даже перед любым генералом, требовательный к подчиненным, порой жестокий, но справедливый. И этот вовсе не было маской, игрой на публику. – В таком случае, господа, разойдись! И помните – у вас пятнадцать часов.

Пятнадцать часов, именно столько предстояло находиться в открытом море десантному соединению. Если "Джиллиленд" уже вспенивал черноморские волны, то конвой с морскими пехотинцами только покинул пролив Босфор, взяв курс норд-ост. Турецкий берег уже почти исчез за горизонтом, окутавшись дымкой, и по обоим бортам простерлась водная гладь, по которой скользили где-то вдалеке серебристые точки сухогрузов и пассажирских теплоходов, приближавшихся или удалявшихся от горловины пролива.

"Сан-Антонио", новейший десантный корабль, на борту которого была расквартирована рота Мартинеса, шел первым, как бы в авангарде, расчищая путь десантному вертолетоносцу "Уосп", махине водоизмещением сорок тысяч пятьсот тонн, на борту которой находилось три десятка транспортных вертолетов и самолеты вертикального взлета, главная ударная сила соединения. А в корме "Уоспа", так близко, что еще не успевала рассеяться кильватерная струя, двигалась "Тортуга", еще один десантный транспорт, меньший из трех кораблей.

Соединение, словно подстегнутое бичом погонщика, в роли которого выступил приказ, в одно мгновение перемахнувший через всю Атлантику, шло полным, двадцатидвухузловым ходом, будто кто-то задался целью как можно быстрее израсходовать остатки топлива. Гребные винты бешено вращались, вспенивая мутноватую воду, и форштевни неумолимо приближавшихся к берегам Кавказа судов резали волны, разбивая их на миллионы брызг. Чайки, стаей парившие над водой, провожали корабли под звездно-полосатым флагом пронзительными воплями, в которых можно было при желании, услышать и напутственные крики, и погребальный плач. Правда, морским пехотинцам было не до того, чтобы глазеть на морские красоты.

– Сержанта Коула ко мне, срочно, – бросил Энрике Мартинес вахтенному матросу, пробираясь по узким переходам десантного корабля.

– Старшина роты, к командиру! – браво гаркнул моряк, и голос его эхом прокатился по всем кубрикам.

Приказ разлетелся по многочисленным каютам, и Бенджамин Коул, второй человек в роте после Мартинеса, предстал перед капитаном спустя минуту.

– Сэр, – громадный негр, настоящий гигант, способный напугать одним своим видом, вытянулся по стойке смирно, макушкой касаясь переборки.

– Старшина, слушай приказ, – сухо произнес Энрике. – Привести роту в готовность к высадке. Проверить оружие и снаряжение, высадочные средства. У нас пятнадцать часов, даю вам на все приготовления ровно шесть, после чего всем приказываю отдыхать. Вопросы есть, старшина?

– Капитан, сэр, это не учебная тревога, – неуверенно поинтересовался Коул. – Все по-настоящему?

– Очевидно, да, старшина, – кивнул Энрике Мартинес. – Наша цель – русское побережье. Возможно, еще одна акция устрашения, а, возможно, и нет. Мы должны быть готовы к бою, и возблагодарим Господа, если все же обойдется без этого, – как истинный католик, добавил капитан. – Если же нам не оставят выбора, то покажем хоть русским, хоть целому миру, чего стоит Морская пехота США.

– Черт, мы мотаемся по средиземноморью, как ненормальные, – пробасил старшина. – Парни надеялись, что мы вскоре отправимся домой. Только убрались из грузинских вод, едва успели заправиться и пополнить запас провизии, и опять возвращаемся. Зачем все это, командир? Кто-то в Пентагоне передумал, или мы просто что-то забыли в русских водах в прошлый раз?

– Это не имеет значения, старшина. Мы получили приказ, и обязаны выполнить его. Война, значит война. И разве не ради нее вы надели однажды эту форму?

– Все ясно, сэр, – отчеканил Коул. – Разрешите выполнять?

Лихо козырнув, старшина бегом направился прочь, и вскоре по кубрикам разнесся его грозный рык. Мартинес усмехнулся – негр был лучшим старшиной роты, о каком можно только мечтать. Исполнительный и послушный, он лишь казался тупым громилой, а на самом деле был весьма умен и хитер. Вот только неизвестно, спасет ли Коула и всех парней эта хитрость там, на русском берегу, куда они явятся непрошенными гостями.

Энрике Мартинес все же не верил, что грядет война, слишком уж фантастической казалась мысль об этом, слишком резко менялся привычный миропорядок. Одно дело – заварушка в каком-нибудь Ираке, на краю земли, и совсем другое – столкновение с такой страной, как Россия. И пусть про русских говорят что угодно, они все еще сильны, во всяком случае, лучше считать так, чем напрасно сложить головы из-за того лишь, что недооценил противника.

Отпущенное полковником время шло. Корабли на всех парах приближались к суше, отделенные от нее еще сотнями миль соленой воды, над которой только скользили чайки. Кругом царил мир и покой, но тысячи людей, стиснутых такими хрупкими бортами своих кораблей, почти не сомневались, что истекают последние часы этой тишины. И если подгоняемым свирепыми сержантами матросам было не до раздумий, то их командиры уже извелись, пребывая в томительном ожидании.

– Наши мудрые политики заигрались, кажется, перехитрив, наконец, самих себя, – с презрением произнес контр-адмирал Битти. – Их очередная комбинация завела их самих в тупик, из которого не найти выхода. И мы, джентльмены, офицеры Военно-морских сил США, должны помочь им. И, черт побери, мы сделаем это!

Уинстон Битти гордо попирал палубу адмиральского мостика. Здесь, на борту громадного вертолетоносца "Уосп", порой исчезало ощущение, что ты находишься не на твердой суше, а посреди бескрайнего моря. Успокоители качки действовали безотказно, и палуба почти всегда, тем более, сейчас, при спокойной погоде, сохраняла устойчивое положение. Но на душе моряков было отнюдь не так спокойно.

– Почему нам лишь указали, где и когда быть, но не предупредили, чего ждать? – раздраженно бросил кэптен Джиллис. – Если все серьезно, то мы уже сейчас находимся в зоне действия тактических бомбардировщиков "Фенсер" русской морской авиации. Нас могут пустить на дно силами одной эскадрильи, адмирал, и это не добавляет мне душевного равновесия. Почему молчит штаб, сэр? Что это, очередная демонстрация флага, или война без компромиссов?

– Командование поставило перед нами конкретную задачу, – отрезал Битти. – Мы должны к назначенному сроку находиться в заданном квадрате, и мы будем там. И мы не останемся одни лицом к лицу с русскими, – веско добавил командующий. – От турецких берегов вслед за нами направляется эскорт, эскадренный миноносец и фрегат. Мы должны встретиться с ними в нескольких десятках миль от русских берегов – у нас небольшая фора, но у эскорта значительное преимущество в скорости, так что они нас вскоре нагонят. Но и сами мы не беззащитны, и сможем, если дойдет до прямого столкновения, отразить удар.

– Если только русские не бросят против нас свой флот, – возразил Джиллис. – Их флагман, ракетный крейсер класса "Слава", в одиночку разделает под орех и нас, и наш эскорт. У них вполне достаточно кораблей, чтобы запереть для нас Черное море, сэр.

– Весь русский флот стоит на якоре в своих базах, кэптен, – отмахнулся Уинстон Битти. – Они не собираются воевать. Что бы ни произошло в Москве, русские, кажется, больше озабочены своими внутренними проблемами. Ну а мы с вами, джентльмены, присмотрим здесь пока за порядком, – усмехнулся адмирал.

И все же слова командира не успокоили Джиллиса. Здесь и сейчас было не место беспечности, и потому кэптен отдал приказ привести в боевую готовность все средства противовоздушной обороны. Десантные корабли не несли тяжелого оружия, но все-таки могли постоять за себя. Взметнулись в небеса стволы автоматических пушек "Вулкан", уставились на горизонт контейнеры зенитных ракет, а в пустоту вонзились лучи радаров. Эскадра продолжила путь к чужим берегам.

– Мы готовы к любым неожиданностям, сэр, – доложил молодой энсин, обратившись к вошедшему в помещение боевого информационного поста Джиллису. – Если русские сунутся, их встретит стена огня!

Кэптен с досадой поморщился – он вовсе не разделял удаль казавшегося настоящим мальчишкой офицера. Сотни, тысячи людей, стиснутых со всех сторон бортами и переборками, несмотря на изрядную толщину стали, десятки тонн кевлара, оставались не более, чем удобными мишенями. Русские ракеты, если конечно до этого дойдет, вскроют десантные транспорты, как консервные банки, не оставив морякам никаких шансов.

Оставалось лишь гадать, что ждет их всех спустя несколько часов. В прочем, можно было и не мучить себя сомнениями – очень скоро все станет ясно само собой, и тогда уже едва ли что-то удастся изменить. Да, конечно, возможно, кто-то в Вашингтоне решил напомнить всему миру о существовании американского флота. Смешно! Сам кэптен Джиллис не верил в эту чушь – гонять на полном ходу целую эскадру было дорогим удовольствием. И все же не хотелось верить, что вот-вот воплотится в реальность кошмар, преследовавший еще отцов и дедов тех парней, что мчались теперь к берегам загадочной России. Больше всего хотелось сейчас верить, что ракеты так и останутся в своих пусковых контейнерах, и ни один снаряд не покинет магазин.

И точно также мучились неопределенностью капитаны полутора десятков ударных атомных субмарин, своего рода, авангарда морских сил американского флота. Затаившись в морских глубинах подчас на расстоянии считанных десятков миль от российского побережья, подлодки выпустили к поверхности моря буксируемые антенны, и теперь радисты, отрезанные от окружающего мира не только корпусами своих субмарин, но еще и переборками радиорубок, жадно вслушивались в эфир, ловя сигналы, предназначенные только им.

А акустики в те же минуты старались уловить среди шумов северного моря те, которые могли быть порождены только творениями человека, ведь эти воды никогда не были безопасными. И под водой бесшумно скользили чужие субмарины, а над волнами реяли патрульные самолеты, готовые немедленно атаковать незваных гостей, обрушив на них шквал торпед и глубинных бомб. Здесь было смертельно опасно, но подводники не смели покинуть свои позиции.

Каждый из тысяч людей в военной форме чувствовал, что готовится нечто грандиозное и, наверняка, смертельно опасное. Они были профессионалами, многие из этих офицеров и сержантов уже успели побывать на войне, и не забыли признаки готовящегося вторжения.

И чувство напряжения расползалось по всему восточному полушарию, ибо точно так же, как экипажи авианосных соединений в Атлантике, в состоянии ожидания, с каждым мгновением все более нестерпимого, пребывали тысячи их коллег, товарищей по оружию, находившихся на борту трех авианосцев, упорно резавших волны Тихого океана. три "плавучих аэродрома" в окружении эскорта из многочисленных крейсеров и эсминцев, выстроившись широким фронтом, двигались к русским берегам, находясь в какой-то полутысяче миль от суши. За ними следовали транспорты с десантом, а где-то на глубине затаились в ожидании приказа, атомные субмарины, похожие на поджидающих жертву морских хищников, тихих, терпеливых и смертельно опасных.

А на другом полушарии, на базе военно-воздушных сил Соединенных Штатов Уайтмен в штате Миссури, точно так же ждали приказа сорок человек, сорок пилотов, экипажи стратегических бомбардировщиков В-2А "Спирит", впервые за почти десятилетие готовившихся вновь совершить боевой вылет. Эти славные американские парни не сомневались, что совсем скоро им придется взмыть в небо, направившись к далеким целям, но и они, элита авиации, даже не предполагали, на кого предстоит обрушиться уже подвешенным в отсеки вооружения их "невидимок" бомбам. Им тоже оставалось лишь запастись терпением, надеясь, что ожидание не затянется слишком долго.

Пожалуй, одним из немногих, кто в эту предрассветную пору был поглощен действием, оказались солдаты из подразделения аэродромного обслуживания, суетившиеся на летном поле авиабазы Кефлавик. Этим парням, немногословным и расторопным, было уж наверняка не до пустяков. Там в ярчайшем свете прожекторов, бьющих кинжалами лучей, шла напряженная работа.

Первыми возле громадного, точно дом, транспортника С-17А "Глоубмастер", прибывшего из-за океана, появились морские пехотинцы из подразделения охраны. Два грузовика, лидируемые "Хаммером", выкатились на летное поле, замерли в перекрестье лучей прожекторов, и на бетон посыпались, перемахивая через борта и упруго пружины при приземлении, бойцы в полной выкладке.

– К машинам, живее, – подгонял морпехов выбравшийся из вездехода капитан, заложивший больший пальцы за ремень, на котором болтался в кобуре табельный девятимиллиметровый пистолет М9 "Беретта". – Выставить оцепление! Оружие наизготовку!

Моряки, замыкая "Глоубмастер" в кольцо, лязгали затворами штурмовых винтовок М16А2, перехватывая оружие за цевье. Из-под козырьков камуфлированных панам морские пехотинцы бросали подозрительные взгляды на техников, суетившихся возле стоящих неподалеку самолетов.

Тем временем рампа в кормовой части транспортного самолета опустилась, превратившись в пандус, к которому тотчас направились многочисленные электрокары-погрузчики. Водители, мастерски владевшие свей техникой, подхватывали стальными "руками" продолговатые предметы, штабелями уложенные в чреве транспортника, способного поднять до семидесяти восьми тонн груза.

Те, кто случайно или по долгу службы оказался возле взлетной полосы, невольно останавливались, во все глаза наблюдая за странным зрелищем. Здесь не было посторонних, и каждый мог узнать в этих предметах, остроносых двадцатифутовых сигарах с "горбами" воздухозаборников над фюзеляжем, крылатые ракеты CALCM, "главный калибр" тяжелых бомбардировщиков В-52Н. Десятки, сотни ракет, выгруженных из "Глоубмастера" – такого здесь прежде не видели и не ожидали увидеть впредь.

А электрокары, точно трудолюбивые муравьи, один за другим выкатывались на летное поле, опуская свой груз, вокруг которого мгновенно собирались группы людей, "вооруженных" переносными компьютерами-ноутбуками. Они быстро подсоединяли кабели к разъемам, скрытым под обшивкой ракет, и чуткие пальцы стремительно метались над клавиатурой.

Здесь, прямо под открытым небом и под охраной роты морских пехотинцев, открытые ветру, прибывшие вместе с грузом специалисты вдыхали жизнь в ракеты, загружая координаты целей. Они, одни из немногих, знали, на какие города обрушится ракетный "дождь" спустя, быть может, считанные часы. Но эти люди были не из болтливых.

– Поторопитесь, – приказал приблизившийся к группе настройщиков полковник. – У вас всего два часа, чтобы ввести полетные задания в системы наведения всех ракет, джентльмены!

Офицер мог бы не говорить этого. В любом случае, не стоило подгонять полностью погрузившихся в работу техников – сейчас ошибка в одной цифре могла отозваться необратимыми последствиями спустя всего лишь часы. Здесь все знали, что делать, и знали, что это нужно сделать точно в срок. И они привыкли в точности выполнять даже почти невыполнимые приказы.

Сунув руки в карман потертой камуфлированной куртки, полковник Колин Руперт, как и многие офицеры, не без интереса наблюдал за суетой техников, проявлявших сегодня, когда все учения уже завершились, активность, невиданную даже в самый разгар грандиозных маневров. Без лишней суеты, но, явно торопясь, державшиеся особняком ото всех люди в камуфляже с весьма серьезными знаками различия старались действовать четко, не тратя ни секунды напрасно.

– Полковник, сэр, прошу прощения. Вам приказано явиться в центр управления полетами, сэр!

Колин даже не заметил, как к нему подошел ординарец, юный лейтенант-латинос. Вытянувшись в струнку, вестовой терпеливо ждал реакции, буквально пожирая взглядом старшего офицера.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю