332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Завадский » Вечер потрясения (СИ) » Текст книги (страница 3)
Вечер потрясения (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:11

Текст книги "Вечер потрясения (СИ)"


Автор книги: Андрей Завадский






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 122 страниц)

Глава 2
Sine par!

Молодечно, Белоруссия – Норвежское море – Баренцево море

19 мая

В космосе, там, где царит вечное безмолвие, мрак, рассеять который не в силах мерцание далеких звезд, и холод, жгучий, нестерпимый, что обращает в хрупкий лед даже сталь, любое движение подчинено строгим законам, в основе которых – сила гравитации, вездесущая и пока непреодолимая. И этим законам подчиняются сотни, тысячи спутников, что оплели паутиной своих орбит планету, зовущуюся Землей, и все прочее, что смеет оторваться от тверди, посягнув на бесконечные просторы космоса.

Российский спутник связи "Радуга", уже почти два года круживший над голубым шаром, который многие считали единственной колыбелью разума во вселенной, также подчинялся строгим законам. Его движение было облечено в строгие формулы и просчитано на десятки лет вперед, пока спутник под влиянием земного тяготения не коснется атмосферы, чтобы сгореть в ней, подарив жителям планеты, не всем, конечно, а их малой части, диковинное зрелище, падающую звезду. Траектория спутника не изменялась со дня его запуска, когда ракета-носитель "Протон", преодолевая притяжения планеты, выбросила его в это ледяное безмолвие.

Спутник "Радуга" исправно нес службу, обеспечивая связь многочленных абонентов, разделенных сотнями и даже тысячами километров расстояния. Но дни его были уже сочтены. В глубинах космоса рукотворные объекты подстерегает множество опасностей, начиная от жесткого излучения, не проходящего бесследно для тонкой электроники, сколь бы хорошо она ни была экранирована, и до "космического мусора", мельчайших, подчас лишь со спичечную головку, обломков, останков запущенных некогда ранее на орбиту космических кораблей, спутников, последних ступеней ракет. Но сейчас угроза исходила с поверхности планеты, и подчинялась не законам всемирного тяготения, а холодному и расчетливому человеческому разуму.

Пассажирский авиалайнер "Боинг-747" оторвался от взлетной полосы аэропорта Джексонвилл во Флориде, куда прибыл с военно-воздушной базы Иглин. Этот самолет, внешне почти ничем не отличался от сотен своих собратьев, ежедневно переносящих из страны в страну и с континента на континент десятки тысяч человек. Но на борту именно этого "Джамбо", появление которого вызвало непредвиденные сбои в работе аэропорта и нескрываемое раздражение местного начальства, не было ни единого пассажира. Более того, формально данного самолета вообще не существовало, в лучшем случае, он являлся лишь доверенными бумаге проектами и компьютерными моделями.

Но вопреки всему он был, являлся воплощенным проектом конгломерата мощнейших корпораций, в том числе "Боинг", "Локхид-Мартин" и TRW, являя собой верх технического прогресса. Обозначенный, как ABL, этот схожий с обыкновенными пассажирскими лайнерами самолет представлял собой одну из самых совершенных систем вооружения, которой в ближайшие часы предстояло быть впервые опробованной в деле, выполнив ту миссию, ради которой он и был создан, поглотив десятки миллиардов долларов, покорно отданных американскими налогоплательщиками.

Оторвавшись после долгого разбега от взлетной полосы, взял курс на Северную Атлантику. "Боинг" набрал высоту двенадцать тысяч метров, сбросив скорость до крейсерской, дабы сэкономить горючее, и экипаж, убедившись, что все системы в норме, включил автопилот, уверенно державший лайнер на заданной высоте и курсе. Пилоты расслабленно откинулись в креслах. Предстояло несколько часов полета.

Наконец, позади остались тысячи миль казавшегося почти с границы стратосферы безжизненным океана. Левее осталась Исландия, а по правую руку находилась Норвегия. Ни та, ни другая не были конечным пунктом этого полета.

– Приближаемся к заданному квадрату, – сообщил второй пилот. – Войдем в границы зоны через две минуты.

– Включить все системы, – немедленно приказал командир экипажа. – Уточнить координаты цели. Начать прицеливание.

Операторы, все это время откровенно дремавшие, склонились над консолями, вдыхая жизнь в начинку лайнера, основой которой, сердцевиной и главной ударной силой являлся размещенный в хвостовой части квантовый генератор, химический лазер, благодаря которому внешне мирный лайнер превращался в боевой звездолет из фантастических фильмов. Сейчас впервые с помощью лазерного оружия, уже вышедшего из разряда полунаучных мифов, впервые должна была оказаться уничтоженной реальная цель, которой являлся русский спутник связи.

За спутником, летавшим над поверхность планеты давно, следили с земли, в том числе с развернутых в Норвежском море кораблей, а также из космоса, с других спутников. Поток информации стекался в штаб-квартиру Агентства национальной безопасности в Форт-Миде, откуда и руководили всей операцией.

– Есть подтверждение, – сообщил один из операторов командиру экипажа "летающего лучемета". – Высота, скорость, траектория.

– Расстояние до цели? – потребовал командир.

– Триста десять миль, сэр. Цель в зоне поражения.

– Отлично, – кивнул командир экипажа. И приказал: – Огонь!

По команде оператора мощный световой импульс, электромагнитная волна, обрушился на рабочее тело, смесь йода и кислорода, вызвав в нем изменение состояния атомов. Переходя на более низкий энергетический уровень, каждый атом активного вещества выделял энергию, воплотившуюся в настоящую фотонную лавину. Поток фотонов, пройдя по всему корпусу "Боинга" при помощи сложной системы световодов и зеркал, пронзил пространство, спустя какие-то наносекунды наткнувшись на преграду, каковой оказался спутник связи "Радуга", совершавший очередной виток.

Луч сечением в сотые доли квадратного дюйма имел выходную мощность свыше двух мегаватт. Спутник, призванный функционировать в агрессивной среде, каковой был и оставался даже ближний космос, должен бы противостоять излучению всех возможных спектров, но намного меньшей мощности, а потому луч лазера прожег корпус орбитального аппарата, выжигая начинявшую его электронику. И спутник "Радуга", обеспечивавший связь действующих в открытом океане, в сотнях и даже тысячах миль от родных берегов, кораблей, превратился в кусок оплавленного металла.

Наблюдавшие за акваторией Баренцева моря средства радиотехнической разведки, в том числе и специальный спутник SSU-2, спустя несколько секунд зафиксировали снижение интенсивности радиообмена. В этот момент радисты русских кораблей терзали свои приборы, еще надеясь, что это лишь сбились настройки. Но на другом берегу Атлантического океана точно было известно, что произошло.

– Готово, – удовлетворенно сообщил оператор, сидевший в переполненном народом зале в Хьюстоне. – Задача выполнена.

Офицер Стратегического авиационного командования, услышав эти слова, облегченно вздохнул. Первое испытание противоспутникового оружия в боевых условиях завершилось несомненным успехом. Наступление в космосе началось.

А тем временем и на многострадальной земле, порой казавшейся смертельно уставшей, тоже творились странные дела.

– Воздушная цель, – сообщил несколько минут спустя дежурный офицер войск противовоздушной обороны, пристально вглядывавшийся в мерцающий экран радара. – Вошла в квадрат сорок – ноль два. Высота полета десять тысяч, скорость – шестьсот, следует на юго-запад.

Радиолокационная станция находилась в северной части Кольского полуострова и с нее осуществлялось слежение за всеми перемещениями в небе над Баренцевым и восточной частью Норвежского моря. Это был важный военный объект, и кое-кто из офицеров, начавших службу здесь еще во времена, когда огромная страна жила, подчиняясь всеми любимой партии, помнил, какие баталии разворачивались над этими водами. Американцы и их союзники едва ли не каждый день пробовали на прочность оборону советских границ, устраивая демонстрационные полеты, и командиры, служившие здесь, нажили немало седых волос, всякий раз мучительно выбирая, как поступить – выполнить долг перед страной, уничтожив нарушителя, или долг перед всем человечеством, не позволив врагу счесть свои действия поводом для ядерной войны.

Теперь все изменилось, американцы превратились в друзей, и служба здесь стала обычной рутиной, лишь изредка прерываемой неопасными происшествиями с пассажирскими лайнерами, чувствительная авионика которых порой барахлила в полярных широтах, заставляя пилотов идти ложным курсом. Так было прежде, но не в это не по-весеннему холодное утро.

– Американский транспортник, – сверившись с записями, сообщил напарник русского капитана. – Летит в Норвегию, – уточнил он. – Расслабься, Миша, янки всегда здесь летают. Все точно по расписанию.

А командир экипажа "Геркулеса", гудя турбинами, бороздившего холодный воздух над казавшимся бескрайним морем, тоже сверился с полетным заданием, убедившись, что прибыл в указанный квадрат точно в срок. И верно, спустя несколько секунд с земли его самолет настиг короткий сигнал. Набор цифр был непонятен никому, и никакие суперкомпьютеры не смогли бы расшифровать его, поскольку сигнал этот был просто случайным набором символов. Но командир "Геркулеса" знал, что нужно делать.

Этот самолет действительно был похож на обычный транспортный, да таковым и был рожден когда-то. Пожалуй, только излишнее количество антенн, отовсюду торчавших в разные стороны, придавая крылатой машине сходство с каким-то летающим ежом, портило картину. На самом деле машина, в американской номенклатуре обозначенная, как ЕС-130CL, и прозванная "Сеньор Хантер", она же "Комфи Леви", была грозным оружием, пожалуй, не менее опасным, чем настоящий стратегический бомбардировщик.

– Всем внимание, – произнес командир по системе внутренней связи, и находившиеся за консолями в трюме "Геркулеса" офицеры мгновенно напряглись. – Начинаем, джентльмены. Включить все системы!

Поток электромагнитных помех, исторгнутый антеннами американского самолета, достиг берега за доли мгновений, и русские моряки, летчики и солдаты недоуменно крутили ручки настройки своих радиостанций, пытаясь понять, что случилось со связью. И никто не услышал просьбы о помощи, которые тщетно слали в эфир капитаны сразу нескольких кораблей, в этот миг находившихся в открытом море.

– Неужели русские не справятся с помехами? – недоверчиво спросил у командира экипажа правый пилот. – Я думаю, им понадобится несколько минут, чтобы наладить связь.

– Верно, несколько минут, – кивнул первый пилот "Лкхида". – Но нашим парням потребуется еще меньше времени, лейтенант, чтобы спустить курок. И когда русские генералы в своих штабах восстановят связь, командовать им будет уже некем и нечем.

Спустя считанные мгновения рапорт из поднебесья достиг земли. Там его уже ждали, не сомневаясь, в прочем, в успехе.

– Они слепы, глухи и немы, – с явным презрением произнес, уставившись в темный объектив камеры, Реджинальд Бейкерс. – Данные спутников электронной разведки вполне однозначны.

– Что ж, в таком случае, мы начинаем, – кивнул генерал Стивенс. Несмотря на то, что собеседники находились по разные стороны Атлантики, они беседовали, точно были в одной комнате. – Всем "зеленый свет". И да поможет нам Бог!

И псы войны оказались спущены с короткого поводка.

На рукавах их мундиров красовался гордый девиз «Sine par» – «Нет равных!», и им действительно едва ли сыскалась бы ровня на всех континентах. Они привыкли являться незваными, непрошеными, приходя оттуда, откуда их ждали меньше всего, появляясь внезапно и столь же внезапно растворяясь во мгле. Вот и сейчас они пересекли белорусскую границу на рассвете, оставшись незамеченными для многочисленных радаров, непрерывно сканировавших воздушное пространство едва ли не до побережья Рижского залива.

Силы противовоздушной обороны Республики Беларусь бдительно стерегли границы, но этих нарушителей никто не заметил, никто даже не подумал об их присутствии. Четверка вертолетов MH-60G "Пейв Хок", вовсе не имевших отношения к известной технологии снижения радиолокационной заметности, известной, как "стеллс", летела так низко над землей, что лучи радаров пронзали ночной воздух на несколько метров ниже. За штурвалами геликоптеров находились настоящие асы, на счету каждого из которых было немало боевых вылетов. Вертолеты слушались, казалось, не только каждого движения сжимавших штурвалы рук, но даже мыслей, скатываясь по склонам холмов, проносясь петляющими лощинами, затянутыми предрассветным туманом.

Принадлежавшие к Пятьдесят пятой поисково-спасательной эскадрилье военно-воздушных сил вертолеты на самом деле больше использовались для выполнения различных специальных операций. Для этого винтокрылые машины имели полный комплект соответствующей аппаратуры, в том числе импульсно-доплеровский радар AN/ASN-137, служащий для следования рельефу местности, инфракрасную систему обзора передней полусферы, а также приемник спутниковой навигационной системы GPS. А в десантном отсеке каждого вертолета находились по шесть бойцов Десятой группы специального назначения.

"Зеленые береты" и подразделение обслуживания были доставлены в Вильнюс на транспортном самолете "Глобмастер", и туда же на борту громадного "Гэлакси" прибыли вертолеты. Им пришлось ждать команды больше суток, не покидая самолетов, так, что служащие аэропорта даже не догадывались о присутствии буквально в нескольких шагах от них целого подразделения до зубов вооруженных коммандос. Но когда приказ был получен, всего за тридцать минут техники, регулярно проводившие подобные тренировки, извлекли "Пейв Хоки" из чрева транспортника, подготовив их к вылету. Администрация аэропорта так ничего и не успела понять, а вертолеты уже исчезли в ночи, направившись к белорусской границе, как раз в те минуты, когда в Брюсселе начиналось экстренное совещание военного комитета Североатлантического Альянса.

Министр Джермейн шел к трибуне медленно, словно пытаясь отсрочить неизбежное. Глава военного ведомства Соединенных Штатов должен был озвучить некое секретное заявление от имени самого президента Мердока.

– Господа, – на главу военного ведомства самой сильной державы планеты не отрываясь, с неподдельным вниманием смотрели десятки людей, по большей части, в военной форме, но также присутствовали и представители гражданских структур Альянса. – Господа, ситуация в России, за развитием которой мы наблюдаем уже несколько дней, с тех самых пор, как было обнародовано заявление главы русского правительства о болезни президента Швецова. Мы использовали все возможные каналы сбора информации, в том числе и разведывательные службы, и сейчас можем сделать вывод о том, что президент России был смещен в результате военного переворота, во главе которого стоит премьер-министр Самойлов и наиболее одиозные представители российского генералитета.

Эффект от этих слова был как раз таким, на который и рассчитывал как сам Джермейн, так и президент Мердок. Все, кто слышал слова министра обороны США, затаили дыхание, не сумев даже толком понять, что они услышали. Сообщение о перевороте в России было слишком неожиданным, слишком фантастичным, чтобы спокойно воспринимать его.

– Более того, – продолжил Джермейн, – из полученных агентурных данных, также полностью подкрепленных результатами технической разведки, проводимой на территории России, следует, что против европейских государств, членов Североатлантического Альянса, готовится полномасштабная агрессия. Вы не поддались на нефтяной шантаж Швецова, и глава правительства России, недовольный тем, что президент не пошел дальше, отстранил его от власти, развязав руки себе и таким же, как сам Самойлов, безумцам, жаждущим возрождения тоталитарного строя в России. В этот трудный час мы, народ и правительство Соединенных Штатов, не в праве оставить вас один на один с мощнейшей державой, к власти в которой пришла клика безумцев, получившая в свое распоряжение ядерный арсенал, которого хватит, чтобы уничтожить всю человеческую цивилизацию. Поэтому мы намерены в ближайшие часы провести на территории России операцию по восстановлению порядка. Американская армия вторгнется в Россию, дабы арестовать мятежников и вернуть к власти законно избранного президента страны, по нашим данным, сейчас находящегося под арестом в южной части России.

– Безумие, – вскричал представитель Франции. – Вы хотите сделать нас мишенью для русских ракет на том основании, что ваша разведка что-то придумала! Но не эта ли самая разведка сообщала и о наличии у Саддама Хусейна биологического оружия, которое ваша же армия безуспешно ищет десять лет?

– Вы уже стали мишенью, – жестко произнес Джермейн, чувствовавший, что очень многие из присутствующих уже на его стороне, а некоторые пока колеблются, тех же, кто явно против озвученной идеи, меньшинство. – В тот момент, когда вы отказались исполнять условия, предложенные Швецовым и озвученные его представителями в берлине, на переговорах о поставках в Европу нефти и газа из России, вас всех в Москве стали воспринимать, как помеху, как противника. Русские уже начали войну, пусть и ведут ее пока не бомбами и танками, а всего-навсего нефтяной трубой. И если сейчас вы не предоставите нам свободу действий, то, быть может, уже через несколько дней мы просто не сможем вам помочь без риска начать ядерную войну. Те, кто сейчас сконцентрировал в своих руках всю полноту власти в России, не остановятся ни перед чем, кроме явного превосходства в силах, обеспечить которое могут сейчас лишь Соединенные Штаты. Мы не требуем участия в предстоящей операции ваших войск, чтобы действительно не подвергать ваши страны, ваших граждан риску, но просим лишь предоставить для размещения наших войск, готовых прибыть из-за океана в течение нескольких дней или даже часов, свою территорию. Нам нужен плацдарм, с которого будет нанесен удар, нанесен в ваших же интересах, господа. Будущее не только Европы, но всей западной цивилизации оказалось под угрозой, и мы вместе должны остановить катастрофу, вернув России мир и порядок, которого этот народ вновь решила горстка честолюбивых, алчных безумцев.

Министр обороны США знал, каким будет решение, и поэтому уже сейчас, прежде, чем представители союзников, которым просто не была предоставлена возможность выбора, огласили свое решение, подготовка к вторжению шла полным ходом. Грузовые суда, на которых почти в полном составе разместилась покидавшая Европу Третья механизированная дивизия, не успев войти в пролив Ла-Манш вдруг резко изменили курс, направившись в восточную часть Балтики, к берегам Эстонии, где их пока не ждали. А из Варны по направлению к грузинским берегам вышел первый транспорт с техникой и солдатами Третьего бронекавалерийского полка, причем погрузка на корабли и самолеты производилась прямо с эшелонов, без малейшей передышки. А в Рамштайне уже приземлялись первые самолеты F-117A, прибывшие из Турции.

Подготовка к вторжению шла полным ходом, без всякого разрешения или одобрения тех, с чьей территории должен быть нанесен удар. Но в те секунды, когда Роберт Джермейн, пытаясь унять внезапно охватившую его дрожь, с трибуны произносил свою речь, война уже началась и кровь погибших уже упала на ее алтарь. И случилось это вовсе не в России, а в считавшейся вполне нейтральной Белоруссии, где суждено было начаться первому из бесконечной череды кровавых сражений этой войны.

– Десять минут до высадки, – окликнул сидевшего возле кабины пилотов командира "зеленых беретов" один из летчиков, не сводя при этом взгляда с приборов. – Скажи своим, пусть приготовятся!

– Десять минут, – напрягая голос, чтобы перекрыть гул мощных газотурбинных двигателей, произнес коммандос. – Всем приготовиться!

Солдаты, молча кивнув, принялись осматривать оружие, которое держали на коленях. Все были серьезны и сосредоточены, и иначе вести себя на вражеской территории было просто недопустимо. Противник мог обнаружить их присутствие в любой момент, и ни у кого из коммандос не было сомнений, что последует за этим событием. Здесь и сейчас не было места для дипломатии, для возмущенных заявлений, гневных нот протеста. По таким, как они, обычно сперва стреляли, стараясь сконцентрировать максимальную огневую мощь, а потом уже разбирались, чьи это останки оказались под обломками сбитых вертолетов. Опознание не требовалось, поскольку, это коммандос знали, в случае провала их правительство без колебаний отказалось бы от них, в лучшем случае, объявив обычными наемниками.

Целью рейдовой операции американского спецназа был военный объект возле Молодечно. Станция сверхдлинноволновой связи, принадлежавшая России, обеспечивала управление стратегическими подводными ракетоносцами. Отсюда осуществлялась связь с находящимися на перископной глубине атомными субмаринами, отсюда на борт ракетоносцев в случае начала войны будут переданы боевые коды, зная которые, командиры ракетоносцев смогут применить оружие, нанеся сокрушительный ядерный удар. Один из важнейших элементов системы боевого управления подводными ракетоносцами, этот объект давно был изучен специалистами американской военной разведки, и теперь группа коммандос, элита, едва ли уступавшая знаменитой "Дельте", пусть при этом и менее известная среди праздной публики. Они привыкли проникать туда, куда по определению попасть было невозможно, где их встречали не с распростертыми объятиями, а кинжальным огнем из всех видов оружия, оставляя после себя пылающие руины или просто несколько трупов, но сейчас миссия коммандос была совершенно иной.

– Напоминаю еще раз, – наставительно произнес командир. – Наша цель – захват, а не уничтожение. Охрану ликвидировать быстро и беспощадно, но обслуживающий персонал, офицеры радиотехнических войск, должны остаться живыми, пусть и не все. И ни в коем случае нельзя повредить оборудование, господа, иначе наша акция будет считаться проваленной.

Коммандос вновь кивнули, подтверждая, что услышали своего командира. Сейчас словам не было места, "зеленые береты" словно медитировали, настраиваясь на предстоящую схватку, которая вовсе не обязательно должна была закончиться их победой.

Воздушное пространство на подступах к станции сверхдлинноволоновой связи непрерывно сканировали радары, на этот раз уже русские. Это был небольшой клочок России, бдительно охранявшийся, поскольку значение его для безопасности огромной страны трудно было переоценить. Несмотря на то, что вертолеты шли на предельно малой высоте, используя складки местности, холмы и лощины, как прикрытие, в непосредственной близости к объекту это уже не могло помочь, но такой случай был предусмотрен.

– Включить "глушилки", – приказал первый пилот, и его напарник щелкнул переключателем. Активировав подвешенные под крыльями контейнеры, заключавшие в себе станции постановки помех. Ту же операцию проделал пилот еще одного вертолета. Хотя ни о какой связи между машинами во время операции не было и речи, все действия экипажей были расписаны буквально по секундам, и пилоты работали абсолютно синхронно.

На несколько мгновений экраны радаров покрыла рябь, и операторы от неожиданности только выругались. Одновременно пропала радиосвязь, поскольку все стандартные частоты, давно известные американцам, оказались плотно "забиты" помехами. Этих секунд "Пейв Хокам" хватило, чтобы оказаться как раз над антенным полем, ровной площадкой, покрытой сложными конструкциями из металлических штырей и проволоки.

– Это еще что, – один из часовых, охранявших периметр объекта, услышав в небе над головой рокот винтов, задрал голову, выругавшись матом, когда над ним, едва не сбив солдата с ног потоком воздуха, пронеслись вертолеты. – Какого хрена?!

Выплюнули щедрую порцию свинца шестиствольные пулеметы "Миниган", закрепленные на турелях в дверных проемах каждого вертолета, сметая потоком огня тех, кто находился на земле. Радиосвязь была не единственным способом подать сигнал бедствия, чего допустить было нельзя, и сейчас требовалось действовать как можно быстрее, чтобы русские просто не успели сообразить, что подверглись нападению.

Два вертолета, поднявшись выше и чуть поотстав, открыли огонь по казармам и хозяйственным постройкам, в пылающих развалинах которых за считанные секунды погибла большая часть немногочисленной охраны. На пилонах внешней подвески каждого из этих вертолетов были подвешены по четыре цилиндрических контейнера, пусковые установки, в каждой из которых находилось по девятнадцать ракет "Гидра" калибром семьдесят миллиметров. Сейчас это довольно примитивное в сравнении с бомбами и ракетами со спутниковым или лазерным наведением оружие оказалось как никогда кстати. Залпы неуправляемых ракет расчистили площадку, над которой низко опустились еще два геликоптера, с бортов которых грозно щерились многоствольные пулеметы.

– Вперед, – приказал командир, и его бойцы сбросили к земле тросы, быстрыми движениями закрепив на них карабины. – Пошли, парни! Живее!

Десантники, едва коснувшись подошвами земли, отбегали в сторону, взяв орудие наизготовку и освобождая место тем, кто спускался следом. Несколько солдат из охраны появились внезапно, выскочив откуда-то из-за угла и тут же отрыв шквальный огонь. Им хватило секунды, чтобы опознать в высаживавшихся с вертолетов людях коммандос противника. Один из "зеленых беретов", сбитый с ног выпущенной в упор очередью, упал, чтобы больше никогда не подняться, еще один из коммандос схватился за простреленное бедро, громко закричав.

– Уничтожить их, – приказал командир группы "зеленых беретов", первым вскинув оружие и сделав выстрел из подствольного гранатомета. – Огонь!

Поддержанные огнем шестиствольных "Миниганов", обрушивших на противника шквал свинца, коммандос смели горстку русских солдат за считанные секунды, и не мешкая бросились к странным образом уцелевшему главному зданию, в котором, собственно, и находился центр связи. Впрочем, в том, что он уцелел, не было ничего странного, ведь именно такой приказ и получили "зеленые береты".

В это время и второе звено вертолетов уже высадило десант, и теперь экипажи всех четырех геликоптеров были заняты тем, что расчищали путь "зеленым беретам". Шестиствольные пулеметы, обладавшие темпом стрельбы шесть тысяч выстрелов в минуту, сметали все, буквально распиливая оказавшихся под огнем людей, которых не спасали даже тяжелые бронежилеты.

На счастье американцев, здесь, на территории вроде бы дружественной страны, русские сочли излишним держать многочисленную охрану, ограничившись всего лишь усиленной ротой, не имевшей к тому же более тяжелого оружия, чем ручные пулеметы. Большая часть охраны была уничтожена с воздуха в первые мгновения боя, и коммандос, почти не встречая сопротивления, очень быстро оказались на территории центра связи, без потерь со своей стороны уничтожив время от времени оказывавшихся на их пути солдат противника. Русские, ошеломленные происходящим, в лучшем случае не прицельно стреляли, а многие и вовсе лишились оружия.

Командир "зеленых беретов" ударом ноги выбил дверь, ворвавшись в длинный коридор, что вел к главному помещению, откуда и осуществлялась вязь с русскими стратегическими ракетоносцами, сейчас находившимися на боевом дежурстве где-то в океане. Раздались автоматные очереди, и из дальнего конца коридора протянулись пунктиры трассирующих пуль. Командир отскочил в сторону, прижавшись к полу, но другим бойцам повезло меньше. Один из коммандос оказался ранен, другому очередь снесла полголовы, и стены оказались забрызганы кровью. Впрочем, сейчас "зеленые береты" не обращали внимания на такие детали.

– Расчистить путь, – приказал офицер, выпустив короткую очередь в потолок, даже не рассчитывая попасть в укрывшихся за импровизированной баррикадой из столов русских. – Быстро!

Несколько коммандос, пока их товарищи вели шквальный огонь из штурмовых винтовок, мешая русским стрелять прицельно, загнали в зарядные каморы подствольных гранатометов М203 шоковые гранаты, дав слитный залп. Практически безвредные, не способны причинить серьезные ущерб заряды взорвались с таким шумом, что все без исключения на несколько мгновения оглохли, кроме того, яркая вспышка ослепила не готовых к тому, что противник использует такое оружие русских. За те мгновения, что охрана приходила в себя, коммандос беспрепятственно преодолели отделявшие их от русских метры, расстреляв вражеских солдат в упор и двинувшись дальше. Здесь в опасной близости от оборудования, которое необходимо было захватить целым и невредимым, к тому же вместе с теми, кто обслуживал его, коммандос с осторожностью применяли оружие, и уж тем более не думали о том, чтобы пользоваться гранатами.

– Никому не двигаться, – по-русски закричал командир "зеленых беретов", ворвавшись в помещение управления, просторный зал, залитый тусклым светом ламп аварийного освещения. Первые же залпы ракет уничтожили электроподстанцию, и теперь вся аппаратура питалась от резервного генератора, производившего не столь много энергии, чтобы тратить ее на всякие пустяки, вроде яркого освещения. Впрочем, света хватило для того, чтобы несколько русских офицеров, находившихся в аппаратном помещении, увидели в руках ворвавшихся коммандос оружие.

– Сидеть, – приказал руководивший группой "зеленых беретов" офицер, увидев, как один из русских, плотного телосложения мужчина с майорскими звездочками на полевых погонах, метнулся к пульту в дальней части помещения. – Не дергайтесь, и останетесь живы!

Выстрелы раздались внезапно, и командир "зеленых беретов" в первые мгновения не понял, что за сила сбила вдруг его с ног, отбросив к стене. Появившийся из проема между высокими стальными шкафами с оборудованием русский лейтенант, молодой парень с перекошенным от страха, смешанного с яростью, лицом, открыл огонь из своего "Макарова" по стоявшим в проеме коммандос. Он сделал пять или шесть выстрелов, прежде чем очередь из пистолета-пулемета, выпущенная одним из американцев, нашла его. Девятимиллиметровые пули, выпущенные в упор, насквозь прошили плоть, наискось перечеркнув грудь стрелка. Беззвучно, только взмахнув руками, русский упал, выронив оружие.

– Неплохая попытка, – прохрипел командир американцев, с трудом поднявшись на ноги. – Чертов безумец!

Офицер осмотрел себя, руками коснувшись неистово саднящей груди. Нет, все в порядке, крови не было. Табельное оружие русских офицеров отличалось невысокой дульной энергией, и легкого кевларового бронежилете хватило, чтобы остановить пулю. Правда, тело болело, возможно, были сломаны ребра, а уж внутренние органы точно были отбиты, но в ближайшее время коммандос мог оставаться боеспособным, и этого было достаточно.

– Прошу внимания, господа, – справившись с болью, громок произнес офицер, обведя взглядом полдюжины русских, весь немногочисленный персонал станции дальней связи. По сути, это был лишь ретранслятор, и задачей расчета было только следить, чтобы все системы работали без сбоев, устраняя мелкие поломки, а для этого вовсе не требовался многочисленный персонал. Американцам, за считанные минуты захватившим русский военный объект стратегического значения. Это было на руку, ведь контролировать действия шести человек намного проще, чем полусотни.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю