290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 9)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 66 страниц)

– А чего это ты с ним? – возмутилась лунная, кивая на Закнеыла. – Давай мы с тобой в город, а они в обход!

– Кая, я решил! – строго сказал Гинтар. Та недобро сощурила глаза и уже готова была завестись, как туманный подошел к ней и крепко обнял. – Милая, если кто-то узнает в Закнеыле звёздного, то, возможно, придётся драться. Уж лучше врагом солнечных выступлю я, чем Валанди, ты понимаешь?

– Понимаю…

– Тогда будь хорошей девочкой, и просто закончите все дела в городе быстро.

– Договорились. Идём, – Валанди вполне устраивал такой план.

Разделившись, каждая группа направилась в свою сторону. Как и предполагала Валанди, на входе стражники попросили Каю показать свое лицо. Лунная могла возмущаться, сколько угодно, но снять капюшон ей пришлось. Стражники слегка удивились компании их сородича, но вопросов задавать не стали, хоть и косо посмотрели на Валанди.

Солнечные эльфы не стали долго думать и назвали столицу Королевским лугом – так же, как и всю свою территорию. Сам город был не такой живой, как Сильверсан, да и редко встречался кто-то не из солнечных эльфов, но зато был такой же роскошный. Отыскав рынок, они пошли медленнее, чтобы не пропустить нужного торговца.

В отличие от Гинтара, Кае были противны эти сладкие лица солнечных. Она к такому не привыкла, её сородичи никогда не скрывали чувств под масками этих приторных улыбок.

– Будто уголки губ к ушам привязали, – промолвила она сама себе.

Но, что странно, если в Сильверсане она чувствовала себя неуютно из-за большого скопления множества рас, то здесь, видя почти только одних солнечных, ей становилось спокойнее. Мысли, что где-то тут могут быть свои, улетучивались с каждой пройденной улицей. Под конец она и вовсе почувствовала себя расслабленно. Почти.

Гуляя по рынку, Кая наткнулась взглядом на бедную торговку, которая ничем, кроме как драными одеждами, похвастаться не могла. Помедлив, лунная сняла рюкзак и насчитала четыре комплекта. «Пожалуй, ещё хватит», – с этими мыслями она пошла дальше.

Вот рынки ей нравились. Столько всего интересного, волшебного, заморского можно увидеть! А какие цвета у тех или иных изделий! А картины! Глаза разбегались. Валанди приходилось то и дело либо ждать, либо поторапливать лунную.

В одну из таких задержек, когда Валанди ещё не успела подумать о том, чтобы оглянуться, на неё наткнулся человек. Совсем старичок, дряхлый, худой, слепой и морщинистый, но хорошо одетый. Как наткнулся на Валанди, так сразу и упал, потеряв свою единственную опору – палочку, на которую опирался.

– Простите, – еле слышно простонал он, ползая по земле и пытаясь отыскать палку, откатившуюся всего на пару метров. Он не мог встать, опираясь на руки, ноги его также были слабы. А посмотришь на них – непонятно, как они вообще могли передвигать на себе старика. Такие худые и немощные, будто та палка была толще их.

Вспоминая, как они попались на уловку старой ведьмы, Валанди помедлила, прежде чем помочь старику. Однако он был настолько дряхлый и немощный, что солнечная просто не могла оставить его валяться на земле. Подобрав его бадик, она подошла к нему и попыталась поднять.

Старик не был таким же безумным или странным. Нет, он просто осторожно взял девушку за руки и, карабкаясь по ним, если можно так выразиться, стал подниматься. Когда же он схватил её за плечо, чтобы выпрямиться настолько, насколько мог, неприятно воткнул в него ноготок. Казалось бы, можно и значения не придать – старик стоял, опирался о палку и с виноватым видом раскланивался перед Валанди.

– Простите, простите, я плохо вижу… Спасибо вам…

В этот момент к Валанди сзади подбежала Кая, но лунная не видела того, что произошло, лишь проводила старика косым взглядом, и, хотела было возмутиться, мол, ты что, слова Гина не помнишь? Но решила, что тогда она точно ничего не получит:

– Валанди, у тебя можно одолжить пару сребреников? Обещаю, как только мы с Гином найдём работёнку, я тебе сразу отдам.

– Да, конечно, – растерянно пробормотала Валанди, потирая плечо. Его как огнем обожгло, когда старик прикоснулся, но она почему-то не придала значения этому. Она вообще стояла как потерянная, будто на неё морок навели.

Кая же, не заметив изменения в знакомой, взяла деньги, убежала и вернулась через минуту. Купленное она положила в рюкзак, так что для Валанди это так и осталось секретом.

Девушки более не тратили время на всякую ерунду (особенно Кая), быстро прошлись по рынку. Глаза лунной разбегались, но просить ещё денег она не смела, и потому просто смотрела по сторонам. Через какое-то время она заметила, что Валанди вела себя тихо… слишком тихо. Не то что бы Кая придала этому значение – солнечная и до этого не блистала словесными эпитетами, но сейчас с ней было что-то явно не то. Но ближе к концу их похода Валанди более или менее пришла в себя. Она даже умудрилась поспорить с торговкой рубашек и выбить себе скидку на покупку сразу трёх вещей. А также она притормозила у прилавка с какими-то безделушками и очень долго рассматривала их, чем нервировала Каю.

– Вот тебе эта бижутерия прямо необходима в пути! – фыркнула лунная.

Купив всё нужное, девушки вышли из города и встретились с парнями в ранее назначенном месте. Перекресток, где они договорились встретиться, был довольно оживлённым, поэтому они ушли дальше в поля, чтобы не привлекать к себе внимание, и только после достали обновки.

– Ну замечательно, – распаковав свою сумку, Валанди вдруг обнаружила, что купила только один плащ. Она подняла глаза на Зака, который уже вернул Гинтару его плащ и ожидал получить новый. В панике она уже готова была отдать свой, соврав, что не хочет париться в такую жару под несколькими слоями одежды.

Кая в этот момент сняла рюкзак и вытащила плащ, подошла к Закнеылу и думала, что сказать. Просто почувствовала себя как-то некомфортно, думая, что нужно будет что-то «дарить» тому, с кем была всего пара диалогов, и кого она вчера пыталась убить. Гинтар вообще по-хорошему просил её перед ним извиниться, но как-то момента не было. «Закнеел, помнишь, я тебе вчера… Да, конечно, помнит. Нет, не так. Закнаел, я порвала тебе плащ, а вот взамен… Нет, слишком длинно. Закнеил, вот плащ. Как-то глупо звучит. Вот твой плащ. Да, нормально. Вот плащ. Вот плащ. Вот…»

Она встала перед ним, посмотрела на него, и как-то все слова из головы вылетели. Что она там должна была сказать?

– На.

Гинтар кашлянул в кулак, но было видно, как он пытался сдержать хохот. А Валанди только улыбнулась и мысленно поблагодарила Каю за предусмотрительность.

– Спасибо, – скупо поблагодарил ее Закнеыл, принимая плащ. Он зарылся в своей сумке. – Сколько я за него должен?

– Нисколько. Считай, это подарок и… извинения, – и, дабы поскорее переключить всеобщее внимание, обратилась к Гинтару. – У вас всё хорошо было?

– Да, думаю, можно спокойно продолжить путь. А у вас всё нормально прошло? – спросил уже Валанди.

– Да. Кажется, да, – ответила она, чуть замешкавшись, ведь что-то странное всё-таки произошло, но она не могла вспомнить, что именно. Откинув эти ненужные мысли, она подумала об их основной задаче. – Если со всем разобрались, предлагаю отправиться дальше, чтобы успеть до захода солнца войти в лес.

И она поднялась, готовая выступать в путь. Гинтар смолчал. Но заметил. Только лишь принял у Каи рюкзак, и четвёрка вновь двинулась в путь. Им навстречу частенько шли солнечные, но больше, чем косого взгляда на странную компанию не бросали. И то редко.

Гинтар всю дорогу смотрел в спину Валанди, и его посещали разные мысли. Первое – шрамы. Он до сих пор помнил её спину, когда она впервые перед ним разделась. Вообще, хорошо было бы у Зака спросить, что он знает про войну между их расами лет эдак… Хм, а сколько Валанди лет? Ещё он думал о её уверенности, которая отсутствовала в ответе на его вопрос. Что-то явно случилось в городе, но Кая, по её словам, ничего такого не заметила.

– Только больно тихая была, – едва слышно сказала лунная. За свою невнимательность получила от Гина много шуток по поводу её смущения и плаща.

Добравшись до леса, Валанди предложила устроиться на ночлег. Как и в прошлый раз они разбрелись (теперь уже парами). Кая и Валанди на охоту, Гинтар и Закнеыл занимались костром и лежанками.

Кая быстро отмела своё недовольство по поводу двуногого помощника – с помощью Валанди они с лёгкостью убили оленёнка – пантера погнала его на солнечную, а та пристрелила.

Постепенно, за разделыванием добычи, за жаркой мяса, эльфы разговорились наконец-то. Точнее, говорили больше Гинтар и Кая, вспоминая разные смешные моменты из своего путешествия, но по улыбкам остальных заметно – их явно слушали.

– Это ещё что! – воодушевлённо продолжал Гинтар. – Вы бы видели, у кого Кая получала первые уроки танцев!

– Нашёл, что вспомнить…

– У гномов! Вы представьте! Выходит такой низкорослик к ней, – Гинтар встал с земли и проковылял к Кае на согнутых ногах. Та аж засмеялась от такой картины, – говорит ей: «Ты, шоб мужиков арканить, двигаться как баба должна! А танцевать и того лучше! Дай покажу!» – Гинтар схватил Каю за бёдра, та решила подыграть и, встав, положила руки на его плечи. И тут началось… Уж что изображал Гинтар, никто понять не мог. Но выглядело это очень смешно, особенно, когда он добавлял разные комментарии, имитируя низкий голос гномов. – «Ты попой в стороны, попой в стороны крути!» – и постепенно, наверное, от боли в мышцах, он таки выпрямился и затанцевал с подругой вокруг костра уже нормально: – Я потом неделю переучивал её после тех сумасшедших плясок.

Смеясь, он то и дело закручивал улыбающуюся подругу, наклонял её, обнимал, а потом, ведомый желанием заразить всех тем весельем, что охватило его, в последний раз закружил Каю и отпустил, а сам повернулся к Валанди и подал ей руку, приглашая к танцу.

Настроение их было очень заразительно, поэтому Валанди, весело смеясь, приняла приглашение Гинтара на танец.

Туманный эльф делал всё как полагается: руки на талии, плотное соприкосновение тел, быстрый темп… Он не просто танцевал, а веселился, как не делал этого уже очень давно.

– Улыбайся так почаще, – и зачем сказал? Просто захотелось. Он не лукавил, говоря о красоте солнечной, но когда она улыбалась… Лишь ради двух женщин он готов был делать всё, что угодно, лишь бы их уста не искажались в грусти или печали: мама и Кая. Теперь к этому списку он присоединил и Валанди. Пусть их пути когда-нибудь разойдутся, но до этого времени он будет стараться теперь для обеих девушек этой компании.

Кая смеялась, сначала присела на своё место и смотрела на пару, но уж больно долго они танцевали… Явно не собирались останавливаться, а ей становилось скучно. Настрой был на действия! Хотелось говорить, хотелось убить время, чем-то занимаясь. Она посмотрела на Закнеыла и… «А почему бы и нет?» Кая, не вставая, почему-то уже готовая получить отказ, протянула ему ладонь и кивнула в сторону танцующих, предлагая сделать то же самое.

На протянутую руку Закнеыл сначала посмотрел с непониманием, но быстро сообразил, что от него хотят. С радостью поднявшись, он взял руку Каи и потянул за собой. Зак умел танцевать только как звездные, а у тех были своеобразные движения, больше направленные показать сексуальную сторону танцующего. Но Зак очень долго наблюдал за обычными людьми и эльфами, поэтому примерно знал, какие движения нужно делать. Он закружил Каю и, подхватив ее за талию, медленно закружился вместе с ней. Пусть немного неуклюже, но он честно старался показаться хорошим танцором.

Этот вечер сгладил заострившиеся края прошедшей ночи. Танцевали эльфы долго, хотя им казалось, прошло несколько минут. Была секунда… всего одна скоростная секунда, когда Гинтару захотелось сделать этот вечер для себя ещё лучше, но… Может, он испугался, что Валанди его хватило до конца жизни (точнее копии, но сути не меняет), или боялся испугать её, но не стал переходить невидимую черту, что пока была между ними. Просто настроение было хорошим, а свет от огня так красиво танцевал на скулах Валанди… А она смеялась и смеялась весь вечер.

Кая просто получала удовольствие от танца. Говорить ничего не хотелось. Она и сама была временами неуклюжа, что лишь забавляло танцующих. Закнеылу понравилось просто танцевать, когда никто не смотрел на него оценивающим взглядом, где не нужно было показывать себя во всей красе, демонстрируя гибкость и ловкость тела, как это было принято у него на родине. Поэтому он наслаждался вечером, упиваясь каждой минутой спокойствия.

Позже было покончено с ужином, на остатки мяса была пожертвована одна из рубах Каи – его завернули и убрали в рюкзаки. Закнеылом было предложено, чтобы ночью всегда кто-то был на стороже. Все согласились с этим решением, Гинтар предложил караулить первые три часа.

Кая и Закнеыл уснули быстро – Гинтар слышал их мирное посапывание, а вот ровного дыхания от Валанди так дождаться и не мог. Но продолжал молча сидеть рядом с лагерем спиной к эльфам и смотреть вдаль.

Валанди не спалось совсем. Она долго ворочалась, не могла найти удобное место на жёсткой земле, несмотря на сооруженные лежанки. Когда ей надоело так лежать, она подошла к Гинтару, который сидел на краю их лагеря. Тем более, она кое-что ему хотела отдать.

– Никого не видно? – присев рядом с Гинтаром, начала разговор Валанди.

– Не видно и не слышно, – пожал плечами в ответ и только потом повернул голову в сторону девушки. – Тебе нужно отдохнуть.

– Не могу уснуть, – отмахнулась она от него и завела другой разговор. – Знаешь, в городе сегодня мне попалась на глаза интересная лавка со всякими безделушками, и я увидела одну, которая мне сразу напомнила о тебе, вот и прикупила.

Она достала откуда-то из кармана серебряную брошь в виде веточки, которая огибала по кругу ровный серый камень, и на раскрытой ладони показала его Гинтару.

– Цвет камня, как у твоих глаз, – Валанди улыбнулась ему. – Прими в благодарность за мое спасение. Можешь использовать ее как застёжку для плаща.

Гинтар удивленно смотрел то на брошку, то поднимал взгляд на Валанди и сначала даже слов не мог вставить. Это было приятно, тем более от неё. С неким благоговеньем он принял этот подарок и еще долго смотрел на него, прежде чем приколоть его не к плащу, а к рубахе, к сердцу.

– Так точно не потеряется, – улыбнулся он, взял солнечную за руку и едва ощутимо, как-то даже боязно, страшась напугать её после клона, коснулся губами. – Это очень приятно. Ты могла бы и не заботиться об этом.

– Могла, но мне хотелось. Не знаю, выбралась бы я из этой передряги, если бы ты не появился, – Валанди мягко сжала его руку. Она действительно была ему благодарна.

И сейчас, когда они держались за руки, смотрели друг другу в глаза, время как будто замерло. Она ждала, сама не знала чего, но ждала. Прошло мгновение, два… И момент был упущен. Разорвав их контакт, она поднялась.

– Попробую всё-таки уснуть.

Гинтар не стал убеждать её в том, что она бы справилась – нанесённая рана копии была смертельна. Через какое-то время он бы просто ослаб, и она бы выбралась, но… Приятно было чувствовать себя в чьих-то глазах героем. Это не Кая, которая может (думает, что может) о себе позаботиться; которая не способна показать себя слабой, как женщина.

– Если тебе будет спокойно, можешь прилечь рядом со мной, – когда самооценка повышается, невольно и вести себя стараешься соответственно. Вот и сейчас тайно даже для себя возомнил себя героем.

Немного подумав, она решила, что в такую жару необязательно ютиться у костра, поэтому притащила свою лежанку и устроилась рядышком с Гинтаром. Повернувшись к нему лицом, она тайком подглядывала за ним, притворяясь спящей, пока на самом деле не уснула.

Но Гинтар до самого конца слушал её дыхание и прекрасно знал, когда она не спала. А дождавшись сего момента, усмехнулся и положил руку на её голову, поглаживая и играясь с золотыми волосами солнечной. Изредка он оглядывался и смотрел, как там подруга. Кая спала свернувшись в позу эмбриона и сладко посапывала под своим плащом. Обычно, это её волосы занимали пальцы Гинтара, но сегодня замена была очень приятной. Спустя полчаса он решил, что спать не очень-то хочет, и следующего часового можно не будить. Пусть все отдохнут, завтра их ждал тяжелый день.

***

«Прекрасный день только-только подошёл к концу, солнце скрылось за горизонтом, уступая место на небе яркой луне и мерцающим звёздам. Валанди и Кая вернулись с охоты, принеся в лагерь пару кроликов и молодого оленёнка. Погоня за добычей удалась на славу, их тандем охотниц с каждым разом приносил все больше еды, а ещё, кажется, отношения между девушками потихоньку налаживались, благодаря общему занятию. Сегодня, например, Валанди учила Каю ставить силки, хотя для большой пантеры не составит труда поймать зайца, но зато они смогли, не отвлекаясь на мелких зверьков, поймать добычу покрупнее.

Парни оставались в лагере разжигать костер и готовить лежанки. Гинтар встретил вернувшихся девушек с улыбкой, Каю он похвалил за успешную охоту, потрепав по макушке, а к Валанди подошёл и обнял её за талию, притягивая к себе и нежно целуя. За все время их путешествия солнечная чувствовала себя самой счастливой, находясь именно в объятиях туманного эльфа, и даже компания звёздного перестала ее тяготить. Вокруг лес, рядом любимый мужчина, впереди интересное приключение, и уже больше суток их никто не пытался убить – ну, как тут не поверить, что всё может закончиться хорошо? Вот и Валанди верила в успешный исход их мероприятия.

Приготовив на огне мясо, эльфы поужинали и разбрелись по лагерю. На карауле остался Закнеыл, а остальные, немного потрепавшись, разошлись спать. Вдоволь набегавшись сегодня, Кая уснула быстро, а Валанди с Гинтаром долго ещё ворковали между собой, лёжа в обнимку. Их разговор плавно перешёл в близость.

Обжигая Валанди поцелуями, Гинтар занял позицию сверху, слегка приподнялся, чтобы помочь солнечной снять рубашку, как в этот момент из его горла показалось острие клинка, орошая девушку потоком горячей крови. Валанди в испуге закричала, подумав, что опять оказалась в компании двойника, и настоящий Гинтар появился спасти ее. Но это было не так. Резким движением в сторону убийца откинул тело туманного эльфа, и она увидела, как над ними возвышался Закнеыл с окровавленным клинком в руке.

Проснувшаяся от крика Кая сразу сообразила, что к чему, и не долго думая, обернулась пантерой и набросилась на Зака. Но тот с лёгкостью расправился и с ней. В руках Валанди каким-то образом оказался лук, и оставшись один на один с Заком, она направила оружие на него. Глаза звёздного горели красным, а в темноте деревьев вокруг то и дело появлялись новые огни. Она закружилась, пытаясь выцелить каждую пару красных точек, но их было слишком много. На поляну из-за деревьев выходило все больше звездных эльфов, растянув свои рты в оскалы, они смеялись, и этот смех грохотом разносился в тишине по округе. Они приближались медленно, сжимая с каждым шагом круг, а впереди всех шел Закнеыл.

– Глупые, глупые эльфы. Я убил их всех, как твоих родителей. Теперь пришла твоя очередь, – слова слетали с его губ вместе с громким хохотом, а Валанди осталось только кричать.

Последнее, что она увидела перед смертью – как звёздный замахнулся мечом, и почувствовала острую боль в левом плече».

Очнулась Валанди от того, что её сильно тряс Гинтар, пытаясь разбудить. Поначалу она с криками пыталась защититься от него, все ещё видя окруживших её звездных эльфов, но когда он ее отпустил, а боль в плече не прошла, она бросилась сдирать с себя рубашку, чтобы увидеть причину. Растянув воротник, она оголила плечо, и глазам предстал странный знак, будто ей только что нанесли клеймо. А выглядело оно как три спирали, которые выходили из одной точки в разные стороны.

– Что это за чертовщина? – Валанди, немного отойдя от переживаний во сне, взглянула сначала на свое левое плечо, а затем подняла глаза на обеспокоенного Гинтара, будто искала ответ у него.

Не сразу она заметила, как на её крики проснулись и остальные – Закнеыл находился дальше всех и взволнованно смотрел на происходящее, а Кая наполовину обернулась, порвав рубаху и штаны по швам, но видя, что то было криком из-за сна, возвращалась в человеческое обличье.

– Валанди, тихо-тихо! – пытался как-то добраться до сознания эльфийки Гинтар, но увидев причину её странного поведения, подполз ближе и внимательнее осмотрел рисунок. Если бы не её странный взгляд, подумал бы, что это просто татуировка, сделанная по собственной воле, но Валанди смотрела на неё явно в первый раз. Гинтар коснулся кожи – она горела под пальцами. – Ты знаешь, откуда она появилась? – серьёзно спросил эльф.

– Нет, – растерянно пробормотала в ответ. – Кажется, в городе я подставила плечо старику, чтобы тот поднялся. Не могу вспомнить… – она вновь посмотрела на знак, на Гинтара. – Гин, во что я опять вляпалась?

– Я же просил, Валанди! – к ней Гин так еще никогда не обращался – вот теперь он поистине был как туманный эльф: холодный, высокомерный, смотрящий на солнечную как на букашку. – Ни к кому, ни с кем!

– Успокойся, – рыкнула Кая, подходя к паре. – Ты бы видел того старика, если это тот, о ком я думаю. Сам бы мимо пройти не смог.

– Зная, что меня могут убить одним прикосновением, я бы его там добил.

– Да что с тобой? – неожиданно рявкнула оборотень. – Или на тебя тоже кто-то или что-то воздействует?

Гинтар отпрянул от солнечной и потёр лицо руками, словно пытаясь снять маску своих собратьев. Он, если признать, был напуган. Ему что, приятно думать, что врагом может оказаться любой, даже маленькая девочка? Кая права, говорить легко, но вот был бы на месте Валанди… Да, что-то он сорвался. Устал, наверное. А солнечную всю трясло, и она испуганно смотрела на него.

– Простите, – обратился к обеим и вновь посмотрел внимательнее на знак, обводя его пальцами. – Я читал про это, но клеймо может означать что угодно – по нему нас могут выследить; оно может приносить беду; приманивать к нам каких-нибудь тварей. Оно может означать что угодно, я не могу его снять магией – не мой уровень.

– Если не поможет магия, я применю силу, – разозлившись на саму себя, Валанди достала откуда-то из-за пояса кинжал и приставила его к плечу, готовая срезать этот проклятый знак.

Так как Закнеыл стоял за спиной солнечной, он первым заметил клинок, но не успел подскочить и остановить руку, которая уже начала резать кожу.

– Дура! – а вот Кая с Гинтаром были к ней очень близко. Первая схватила руку, а второй выхватил кинжал.

– Возможно, придётся срезать, – повысил голос туманный, – но не так же варварски! – отбросив клинок, Гинтар отобрал у Каи руку солнечной, взял вторую и… протянул их Закнеылу. – Присмотри, чтобы она глупостей не сделала. Кая, набери нужных трав.

– Если тут такие будут, – фыркнула лунная и быстрым шагом скрылась во тьме леса. Туманный же подошёл к почти истлевшим углям, выпустил в них немного огня из ладони и, достав один из своих кинжалов, вложил в них.

– Закнеыл, прости за вопрос, но… У твоих сородичей углублённое изучение физиологии, – поняв, как глупо прозвучал вопрос, Гинтар прокашлялся. – Сможешь… аккуратно это сделать?

– Нет! Только не он, хватит мне шрамов от звездных, – попыталась вырваться Валанди, но Зак ее крепко держал.

– Я могу, – попытался перекричать ее Закнеыл. – Только это не поможет. Я уже видел раньше такое. Знак насылает плохие сны, сводящие носителя с ума. Мои сородичи часто прибегали к услугам магов, чтобы они клеймили подобными знаками их соперников или врагов. У моей семьи есть связи, можем воспользоваться ими, чтобы связаться с магом, но тогда они сразу меня обнаружат. Или попробуем поискать способ в книгах в той библиотеке.

Он отпустил брыкающуюся Валанди, и та по инерции отлетела от него, упав на колени. Она шокировано уставилась перед собой, осознав, что ей предстоит либо мучиться от кошмаров, либо не спать вовсе. В любом случае она обречена на безумие.

– Идиотка, – она согнулась пополам и схватилась за голову. – Чтоб я ещё раз кому-то протянула руку помощи? Да никогда!

Гинтар вытащил кинжал из углей и, вздохнув, потушил кострище водой, выкаченной из растущих рядом растений.

– Плохо… Кая! Слышишь меня? Возвращайся! – несмотря на то, что ответа не последовало, Гинтар подошёл к Валанди и, приподняв, обнял, прижимая к себе спиной. Как и в Сильверсане, он положил ладонь на её макушку, и рука засветилась слабым светом. Он должен был принести немного спокойствия и умиротворения. Не поможет избавиться от плохих мыслей, но поможет с ними бороться. – Милая, успокойся. Я погорячился. Это хорошо, что даже в такой ситуации ты желаешь помогать страждущим. Просто так получилось. Не думай о плохом, – «Где, интересно, Каю в этот момент носило?» Кстати о ней. Гинтар посмотрел на Закнеыла: – Кая тоже не сможет пойти на земли своих сородичей. Её оставим недалёко от земель лунных, то же сделаем и с тобой. Если ответов в библиотеке не найдём, пойдём своим ходом в горы, а ты отправишься в порт и сядешь на корабль. Встретимся на Мёртвых равнинах… Ещё придумаем, но в Мутные горы ты с нами не пойдёшь.

– Обсудим это после того, как поймём, что нам делать дальше, – Закнеыл не стал спорить, но не был намерен убегать, как трус, поджав хвост, от встречи со своими соплеменниками. Кто как не он лучше всех знает их привычки и обычаи? Тем более в темноте у звездных будет преимущество, ребята просто погибнут без него. – Где Кая? Пойду верну ее.

Когда Закнеыл ушёл, Гинтар взглянул на Валанди сверху вниз и погладил по волосам.

– Как ты? – голос был виноватым, свечение с руки не проходило, и эта магия медленно растекалась по телу. Ладонь замерла на шее и медленно покатилась ниже, остановившись на спине, где были страшные шрамы. – Так это сделали звёздные?

– Помню, они окружили меня после того, как покончили со взрослыми, и все, – тихо произнесла Валанди. Глаза ее были закрыты, а ресницы дрожали, будто слезы были готовы сорваться с них, но магия действовала успокаивающе. Она облокотилась на Гинтара, положив голову ему на плечо. – Во сне они так же окружили меня после… – тут она осеклась. Приподняв ресницы, она взглянула на эльфа, развернулась и обняла его. – После того, как убили тебя. И Каю, – добавила она, после короткой заминки.

– А судя по тому, что ты умолчала о Заке, его либо не было, либо он был среди них, – догадался туманный, позволяя девушке быть к себе настолько ближе.

Более того, он взял её ноги под коленями, развернул к себе и уложил на своих ногах словно маленько ребёнка. Она уткнулась носом ему в шею и кивнула, подтверждая его догадку.

– Это был только сон. К сожалению, они будут продолжаться, пока мы не найдём выход, а до тех пор я буду стараться их отгонять или… – Гинтар о чём-то ненадолго задумался, после чего засмеялся и продолжил: – У Каи тоже были кошмары сначала. Правда, тогда они были не магического характера. Знаешь, что я посоветовал? Попытаться во сне увидеть врага без белья. Как правило, сознание во сне делает то, о чём мы думаем. Если же в твоих кошмарах кто-то остался без белья – знай, это всего лишь сон.

– Представить толпу звездных без белья? – слабо рассмеялась Валанди. – Боюсь, так мне станет только страшнее. Ну, или я умру от хохота, как вариант.

Она совсем уже успокоилась и перестала дрожать. Плечо больше не горело, и та царапина, которую она успела себе нанести, не болела. А близость Гинтара умиротворяла. Вспомнив, как они были счастливы в начале ее сна, она наконец-то окончательно убедилась в своих чувствах к нему. Не хотела отпускать, но его доброта больно резала сердце. Он так добр, потому что он добр со всеми, а не потому что что-то чувствует к ней. Уж это она понимала и не питала ложных надежд, однако, сердце безумно желало, чтобы эти мысли были ошибочны.

– Попытайся уснуть, родная, – тихо прошептал Гин и вновь положил руку на её макушку, мысленно настраиваясь на то, что бессонные ночи будут не только у Валанди.

Кая, услышав шаги позади себя, выпрямилась, держа в руке разные пучки трав и повернулась к Заку:

– Да, я слышала. Просто решила, что в пути травы всё равно могут пригодиться. Подумала собрать немного.

– Дельная мысль, – одобрил Зак и подошёл ближе. – Покажи мне, какие травы нужны, я помогу собирать. С моими глазами ловчее выйдет.

– Не ты один хорошо видишь в темноте, – улыбнулась Кая, но травы ему всё-таки отдала. – Только не перепутай. Вот у этих листок круглый, а у ложного – ядовитого – овальный, – ткнув пальцем в одно из растений, она пошла дальше в лес. Ходить в молчании было неуютно, особенно, когда спутник ходил практически бесшумно, Кая, спустя какое-то время, обернулась к нему: – Хотела спросить ещё тогда, когда к таверне шли… А из тех слухов, что про твой народ ходят, что именно правда?

– Ты про какие именно? Что мы младенцев жарим на кострах и откусываем головы летучим мышам? – улыбнулся Зак. Он присел, чтобы получше разглядеть растение, но услышав вопрос, повернул лицо к говорившей. – Про младенцев враньё, а вот мыши… – но увидев, как вытянулось лицо Каи, он рассмеялся и не смог договорить. – Шутка. Конечно, про стремление убивать и то, что у моих сородичей с фантазией все в порядке, – правда, но в основном – все глупые выдумки.

– Значит, черви, пауки, как десерт на обед – тоже? – заметив, как того забавляют эти предположения, усмехнулась. – Что ж, тогда это упрощает дело, – Кая подошла к нему, дабы проверить работу и, опустив уголки губ, задумалась о кое-каких словах, которые она услышала от Зака. Точнее, на тот момент он Валанди пытался перекричать – тут попробуй не услышать. – Ты сказал, что тебя обнаружат. Ты что, в бегах? От своих же?

– Когда я уходил, натворил делов. Теперь меня хотят казнить, а за голову назначена награда, – Зак тоже перестал веселиться и мрачно кивнул. – Периодически им удавалось находить мое местоположение через различных информаторов – сами-то звездные не полезут в город – но почти за сотню лет я научился вычислять таких людей и умею скрываться от них. Так что не беспокойся, я не приведу их по нашему следу.

Кая молча смотрела на него сверху вниз, а когда он закончил, присела рядом на корточки и в некой задумчивости зацепилась руками за шею, взглянув куда-то вперёд.

– Я и сама… – долгая пауза. Кая Гинтару-то так быстро о себе ничего не рассказывала, а тут сразу, да ещё и с тем, с кем не общалась нормально. Наверное, её подкупила схожесть их ситуаций. Кая перевела взгляд на Зака, вспомнила его поведение за прошедшую неделю, и да, действительно, не врал, а вёл себя как тот, которому есть от кого прятаться. И когда его взгляд встретился с ней, она решила тоже поделиться: -…от своих в бегах. Так что новые преследования меня не сильно страшат.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю