290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 43)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 43 (всего у книги 66 страниц)

– Есть шанс, что твой отец будет среди них? Да и вообще, ты сказал, что лишь эта… Ливафейн. Скольких она могла взять с собой?

И хоть Гинтар делал вид, что пытался просчитать каждый вариант и построить какой-то план, вспоминая, что было в пещерах, ему слабо верилось, что они живыми выйдут оттуда. А если Кая в том же состоянии, что и Валанди была – недееспособна и без сознания, то шансов выбраться живыми у них ещё меньше. Свою мысль Гинтар озвучил.

– Очень надеюсь, что его здесь не будет, – ответил Зак. – А Ливафейн могла взять с собой не так много людей, большой отряд звездных был бы слишком заметен, поэтому она и использовала такой низкий ход – взяла заложника. Она не такая, как Антал, к которому попала Валанди, так жестоко издеваться не будет. Она больше по обрядам и жертвоприношениям, но Кая ей нужна живой.

И как-то невесело усмехнулся. Ливафейн не убьет, не будет резать и мучить, но она может сотворить другое. Отдать всему отряду, например, для утех. Нет, даже думать о таком не хотел.

– Ещё можем успеть. Она жрица, без ритуалов ничего делать не будет, а на подготовку нужно время.

– Тем более, со зверем много чего не сделаешь в плане утех, она просто не примет человеческий облик, – попытался как-то успокоить себя туманный, когда они уже вышли из города. Но зато на такой можно потренироваться в метании кинжалов или стрел… Так! Не о том Гин думал. И если первые слова ещё как-то немного успокоили туманного, то уж лучше Закнеыл не продолжал. Гинтар так и не спросил, какие они там могли сотворить ритуалы. Он просто решил молча следовать за звёздным, надеясь, молясь, что он поймает нужные запахи.

Закнеыл также не стал говорить, что наверняка у Ливафейн найдется яд или сыворотка, которая сможет подавить способности оборотня, и сам постарался отмести эти мысли, сосредотачиваясь на поисках.

Звёздный внимательно прислушивался к окружению, водил носом, принюхиваясь, но не находил ничего знакомого. Слишком близко к городу все ещё, даже следов много. Но стоило им немного удалиться, как в воздухе повеяло знакомыми травами. Кая всегда пахла ими – уж больно часто ей приходилось жевать их и накладывать на раны остальных.

– Они проходили здесь, – обрадовал он Гинтара, но тут же огорчил: – Запах слишком слабый, не могу ухватить его, но мы на верном пути.

– Прошло свыше семи часов, – мрачным голосом посчитал туманный и пройдя по округе, в определённом месте присел на корточки, внимательно осматривая землю и водя по ней. – Здесь она была одна. Видимо, преследовала дичь, – коснувшись пальцами слабых, уже почти занесённых песком углублений на земле добавил: – Здесь она бежала… Вон туда, – указав взглядом на ещё большую пустошь, где впереди ничего не было, кроме горизонта, Гинтар вскочил на ноги и вместе с Закнеылом побежал туда, куда указывали следы.

На расстояние до следующих следов они потратили минут двадцать бега, в то время как оборотни добрались до места за пять минут. Большего ему на земле и Закнеылу читать было не нужно – следы похищения говорили сами за себя. Здесь была драка. Повсюду разбрызгана кровь, земля была утоптана здоровыми лапами, расцарапана разными видами когтей так глубоко, что даже спустя столько времени ни ветер, ни песок не смогли замести эти следы. Здесь они с Мору встретились, и, предположительно, он на неё напал, но говорить вслух это Гинтар не видел смысла. Об одном молился – кровь здесь не только её.

– Хорошо его потрепала, молодец, – хотя этот факт не сильно обрадовал Зака, она все равно попалась. – Нужно найти место, где звёздные могли спрятаться. Они не будут сидеть на такой открытой местности.

– На карте это просто огромная открытая местность… Если только они ушли к реке – там есть немного растительности… Хотя постой-ка, – Гинтар опять опустился на корточки перед Заком, но при этом вытащил карту и разложил перед ним. – В стороне, куда ведут следы, есть небольшие горы, разделяющие эту землю с Красным плоскогорьем. Может, они туда пошли?

– Скорее всего они там, поспешим, – Закнеыл посмотрел в сторону, где были горы. Отсюда их ещё не видно, но он чувствовал, что им нужно туда.

Не теряя больше времени, ребята направились на спасение подруги.

***

Тем временем, как и договаривались, Валанди выяснила, в какой стороне обычно охотился Мору, и вернувшись домой, обнаружила, что парни ушли без нее.

– Вот же ж… – разозлилась она на них.

Подхватив свои лук и стрелы, Валанди побежала догонять их. Она отставала на целый час, к тому же ей придется самой искать следы, но свежие будет найти чуть проще, чем следы оборотней. Оставалось надеяться, что Мору повел Каю на запад.

***

Кая плохо помнила, что было несколько минут назад. Кажется, она побеждала в драке с городским, жизни толком не нюхавшим и не имевшим опыт в таких боях оборотнем, но потом он что-то сделал.

Обратился и царапнул чем-то шкуру лунной, после чего через несколько минут она почувствовала сильную слабость. Настолько сильную, что рухнула на землю и царапала ее когтями от странного ноющего чувства в сердце: что-то внутри гасло, приходило странное опустошение. А когда лунная пришла в себя, то поняла, что до крови впивается обычными человеческими ногтями в землю. Она обратилась, не желая того, и видя подходящие к ней голые ноги Мору, попыталась обратиться вновь, но ничего не вышло. Зверь внутри уснул, спал крепким сном, что принесло телу непривычную для оборотней слабость. Враг связал ей руки и рот, и, повалив на спину так, что она руками как бы обнимала его за шею, обратился вновь и побежал куда-то, пока лунная пыталась привыкнуть к новым чувствам и этой слабости. Перед глазами плыло, регенерация больше не залечивала раны, но успела справиться с кровотечениями. Что, увы, было плохо – она знала, что её будут искать, и кровь была бы лучшим ведущим к ней лучом, но она больше не капала с её тела и с тела Мору.

Бурый волк доставил лунную к невысоким горам, разделяющим две земли. И его уже ждали: навстречу вышла темная фигура в плаще. Она дождалась, когда оборотень подойдёт ближе к пещере, и только тогда заговорила.

– Ты молодец, волчонок, – раздался насмешливый женский голос. – Не зря нам посоветовали обратиться к тебе, как к хорошему следопыту.

Женщина обошла оборотня, не обращая внимания на ненавидящие взгляды с его стороны, и присела сбоку, касаясь обнаженной эльфийки на его спине.

– Так ты в сознании, – усмешка и два красных огонька вспыхнули под капюшоном. – Неси ее внутрь, – приказала женщина и, поднявшись, пошла обратно в пещеру.

Мору хотел рыкнуть, когда к нему приблизились, но сдержался, только уши прижал, боясь, что он сделал что-то не то. Но, к счастью, заговорили не с ним, что и поняла Кая, пытаясь как-то освободить руки. Постепенно силы к ней возвращались, но это уже было совсем не то. Даже когда Мору вошёл в пещеру, Кая поняла, что стала хуже видеть в темноте. Не трудно было догадаться, что в её кровь внесли какой-то яд, блокирующий в ней зверя, но надолго ли? Ни на секунду она не переставала прислушиваться к своим чувствам больше, чем к окружению. Нужно было поймать момент…, но вторая её частичка спала слишком крепко.

Мору дождался, когда ему укажут место, после чего он скинул с себя ношу и, подойдя к тёмной фигуре с горящими глазами, сел перед ней и поскулил, опуская уши.

Кая услышала в этом прошение, даже мольбу. И пока Мору отвлёк на себя неизвестную, сняла с рта повязку и вгрызлась в верёвки, что были на руках.

Это движение не ускользнуло от зоркого глаза женщины. Она сделала нечёткое движение рукой, и с двух сторон выскочили ещё две фигуры, схватили пленницу за руки, перерезав верёвку, но сильно держали ее, заставляя стоять на ногах.

В темноте пещеры фигура в плаще позволила себе снять капюшон, и в неясном свете предстала звёздная эльфийка.

– Хорошая работа, – сказала она, присаживаясь на что-то вроде трона и закидывая ногу на ногу.

Полы плаща открылись и на черном костюме блеснули ножны меча, а на груди отчётливо был виден медальон в виде сердца, проткнутого кривым кинжалом.

– Ты уверен, что он придет за ней? – спросила она Мору.

Учуять запах неизвестной не позволяла шерсть Мору, но сейчас, когда Кая попыталась втянуть воздух – ничего не почуяла. Яд перерезал всё, что связывало её с оборотнем. И это не просто взволновало – напугало её, ведь только на эту форму она всегда рассчитывала в таких ситуациях. Проклятье, да и не было таких ситуаций, но и просто так стоять она не собиралась, то и дело пытаясь укусить плечо или руки близ стоящего неизвестного, но те либо делали рукам больнее, либо просто толкали на себя, если она тянулась к противоположному.

Мору обратился, стоя перед звёздной, теперь уже припав на одно колено. Он держал голову опущенной, не смел смотреть в глаза эльфийке, лишь бы ненароком не разозлить её недовольным взглядом.

– Да, уверен. Судя по ссоре, что я слышал, и по словам лунной, они больше, чем просто спутники.

– Отпусти меня! – и хоть была тьма, но бледную кожу держащих Кая узнала. Пока что она не боялась, оборотень просто не встречалась с «друзьями» Закнеыла с глазу на глаз. А может, под злостью и оскалом этот страх и таился?

– Госпожа, я всё выполнил, – не обратил внимания на Каю Мору, выскуливая слова. – Я присягаю Вам в вечной верности, как и обещал, но умоляю, отпустите Калиссу.

– Ты получишь свою суку обратно, я держу обещания, – оскалилась эльфийка, – но после того, как Закнеыл объявится здесь. Можешь одеться и подождать вместе с моими парнями, а я пока поговорю с нашей гостьей.

Мору сдержал глухой рык и, приподнявшись, на согнутых ногах удалился, боясь к ней даже спиной повернуться.

Теряя интерес к оборотню, звёздная подошла к Кае. Внимательно осмотрела ее с ног до головы и презрительно скривилась.

– И на это он променял меня?

Стоять вот такой нагой перед какой-то звёздной было минимум неприятно. Лунная почувствовала себя настолько безоружной, настолько уязвимой, что в секунду, как к ней подошли, попыталась наброситься, но её держали крепко.

– Значит, это ты Ливафейн? – догадалась лунная. – И это твой план? Поймать меня и ждать Зака? Как умно, до этого же никто никогда не додумается! – фыркнув, Кая уже спокойнее попыталась вырвать руки, мол, я только поговорить, но без слов своей жрицы звёздные так и стояли белокожими статуями. – Гениальный план, Зак, разумеется, не догадается.

– Догадается, ещё как, но мне все равно, если он придет, – Ливафейн неприятно усмехнулась. – Закнеыл всегда сбегал от наших ищеек, потому что нам нечем было его заставить остановиться. Не было ничего и никого, что мы могли бы использовать против него. Но теперь у него есть слабость – это ты. Дружба, любовь… Они делают его слабым. В Мутных горах вам просто повезло. Сейчас сюда движется большой отряд звездных во главе с самим королем Калантаром. Когда принц окажется в моих руках, Великий казнит его во славу Тали.

Из уст жрицы раздался громкий смех, который подхватили двое охранников. Но когда она закончила, двое мужчин тоже резко оборвали голоса.

– Чем мы с тобой займёмся, пока ждём нашего принца?

Слушая её, Кая медленно округляла глаза. Нет, она же просто блефует! Ну вот зачем после того проигрыша король помчится в такую даль? Только ради казни? Точно так же легче попросить доставить Зака. Но всё это лишь мысли ради успокоения – Кая не хотела думать, что скоро здесь будут полчища звёздных.

Была последняя попытка вырваться, когда стражи подняли смех, но резким выкрутом кисти её моментально наказали за эту попытку. Зашипев, лунная с ненавистью посмотрела на звёздную и приблизила своё лицо к ней настолько, насколько позволяли путы.

– А ты своим собакам прикажи отпустить меня, и я тебе такую жизнь устрою. Жалкие трусы. Я тебе глотку и человеческими зубами прогрызу.

– И что же он нашел в такой грубиянке? – не повелась на провокацию Ливафейн. Она снова принялась разглядывать обнаженное тело оборотня. – Скажи, ты подкупила его ножками? Зак всегда западал на хорошенькие ножки. Может, мне их отрезать?

Жрица вытащила меч, который тут же стал разгораться красным, накаляясь, и направила его на ноги лунной, словно примерялась, с какой стороны нанести удар.

Вот теперь уже страх ясно показался в глазах лунной. Она перевела свой взгляд на клинок и неотрывно следила за ним, каждый раз стараясь как бы уйти от лезвия, делая шаги то назад, то в стороны.

– Не смей ко мне приближаться с этой дрянью.

Да, очень страшно, особенно когда это заговорил взволнованный такой голос. Ведь отрежет же! Может! Вспоминая Валанди, которая лежала в пещерах, Кая мысленно представила себе, сколько часов, а то и дней её могут искать, если только Ливафейн не отошлёт какое-нибудь послание. А честно – пусть не шлёт. Всё что угодно, лишь бы её дорогие эльфы не приближались к звёздным.

– Да, покажи мне больше страха, – голос Ливафейн стал каким-то странным, в нем проскакивали нотки некоего восторга. Она самым кончиком клинка прикоснулась к нежной коже лунной эльфийки, прижигая ее. Совсем лёгкое касание, но жрица надеялась и им выдавить из пленницы крик.

Но вместо крика было сдавленное мычание. Она знала, чего от неё добивались, но готова была терпеть это до… Нет, не сможет. Она стала совсем как человек! Все, что причиняло боль, причиняло её гораздо сильнее, и чем дольше жрица держала клинок, тем сильнее и глубже прожигалась кожа, и тем громче становилось рычание.

– Отлично держишься, мы с тобой повеселимся, – заулыбалась Ливафейн, отрывая меч от тела. – В цепи ее и к столбу, – приказала она своим подчинённым. Те тут же повиновались, унося пленницу глубже в пещеру.

Кая не успела и рта распахнуть, как её тут же потащили. Она вырывалась, брыкалась и кусалась. Стражникам пришлось долго повозиться, чтобы выполнить приказ, но когда Кая взглянула на звездных, во взгляде был страх, но еще и вызов в сверкающих гневом глазах.

Однако звездная только усмехнулась на этот взгляд и покинула комнату, оставляя лунную одну, прикованную цепями к единственному столбу в пустом помещении. Жрице нужно было время, чтобы подготовиться, она же не какой-то палач, чтобы просто так пытать всех подряд. Нет, она делала это во имя своей богини, а Тали требовала выполнения четких правил и обрядов.

Вернулась Ливафейн обратно спустя примерно час. На ней была темно-фиолетовая мантия с крупным символом Тали на спине, а в руках она держала такой же изогнутый кинжал, как на изображении.

– Не беспокойся, убивать тебя не входит в мои планы, – сказала звездная, приближаясь к напуганной эльфийке. И обходя по широкому кругу комнату, она запела, прося благословения для воинов ее отряда в предстоящей битве.

В томительные минуты Кая уже было надеялась, что её тут так и оставят ждать прихода эльфов, и когда она позволила себе хоть немного расслабиться, увидела подходящую к ней звёздную. Нет, сначала на глаза попался кинжал, при виде которого тело лунной сильнее прижалось к столбу, а пальцы сжались в кулаках.

Когда же звёздная запела и стала её обходить, истинный страх и даже паника вырвались наружу, которые лунная позволяла себе показывать, только когда жрица была позади неё. Во время каждого шага тело оборотня вздрагивало, холод толстой пеленой обвил её тело. И не только из-за помещения, но и из-за ужасного ожидания, что вот-вот её полоснут сзади кинжалом.

Кая молчала. Хоть на языке было много слов, которые она раз за разом проглатывала. Когда же песня подошла к концу, жрица оказалась перед лунной и, зловеще улыбаясь, сделала шаг к ней. Кинжал медленно поднялся, и острие уткнулось Кае в грудь в районе сердца. Но за этим не последовало ожидаемой боли. Ливафейн подошла еще ближе и переместила клинок на живот пленнице, и только тогда сделала неглубокий надрез затем, чтобы пустить кровь. Кая сдавленно зашипела, но скорее от неожиданности. Точнее, она ожидала всего, что только можно, и на каждое действие звёздной эльфийки вздрагивала. Свободной от кинжала рукой жрица нарисовала ритуальный символ своей злой богини и вновь пошла по кругу, надрезая уже свою руку и оставляя за собой дорожку из крови.

– Что ты делаешь? – глупый вопрос, на который она вряд ли получит ответ. Но всё выглядело так зловеще, так странно и непонятно, что это было сравнимо с ощущением, что ты стоишь под грудой камней, которую придерживает слабая сеть. И кто-то там сверху режет её… медленно. Мучительно медленно, и ты ничего не можешь с этим сделать – стоишь и ждёшь. И Кая ждала, когда эти камни посыпятся ей на голову. – Прекрати эти фокусы и просто порежь без этой клоунады! – срываясь на крик сказала лунная. Нет, пусть лучше всё сразу, без этого ожидания. Это невыносимо!

Но жрица ничего не отвечала и не предпринимала других действий, пока не закончила свой речитатив, и в конце его она вновь оказалась лицом к Кае. Улыбка, шаг, взмах руки, приносящий с собой боль в правом предплечье лунной, следом второй резкий взмах – вторую руку пронзило болью, и кинжал воткнулся ровно над головой Каи в столб. Жрица вознесла руки к потолку и опять заговорила с богиней на непонятном языке.

Пещера затряслась в пронзительном крике, последовавший сразу после первого взмаха. Первая боль притупила вторую, но было чувство, что по рукам прошлись тем самым раскалённом железом. Из глубоких порезов, один из которых пересекал старый шрам от яда, хлынула кровь, красиво обливая свою хозяйку ровно, почти симметрично окрашивая нежную кожу оборотня в яркий красный цвет от рук до самых ножек.

– Дрянь, собака! – не могла сдержаться Кая, перекрикивая Ливафейн и опять пытаясь выбраться, чем только сильнее ранила запястья.

– Да, малышка, кричи сильнее, моя богиня любит вопли мучеников, – наконец позволила себе отвлечься жрица. Она упивалась этими криками, а брызги крови, попавшие на нее, были слаще любого деликатеса.

Лизнув эту кровь разок на лунной, Ливафейн отошла и в завершении этой части ритуала подожгла круг из своей собственной крови.

– А теперь мы перейдем к самой интересной части, – губы жрицы растянулись в чудовищном оскале.

Кая поморщилась, но не от боли, а от ледяного, как ей показалось, языка Ливафейн. Это было больше, чем просто неприятно. Омерзительно!

Зажжённый огонь осветил каждую капельку холодного пота на лице Каи, а блики, заигравшие на лице жрицы, лишь больше придали красок этому оскалу. Перед Каей стояла не эльфийка, а настоящее чудовище, которое пришло из недр ада – совершенная противоположность улыбкам Закнеыла. Хоть те и казались всем страшными, для Каи они были родными, любимыми, но сейчас она поняла, что видели эти «другие» в лице звёздного эльфа. Животное. Дикого монстра, рыщущего ночами в поисках свежей добычи, которая оказалась в его лапах – осталось лишь поиграть.

– Мору! – в панике закричала Кая. Отчего-то ей казалось, что всё, что творилось с Валанди, для неё сейчас покажется цветочками. – Мору, помоги мне! Они уже убили её, не жди, что звёздные сдержат обещание!

– Кричи сколько угодно, здесь тебя никто не услышит.

В руках Ливафейн откуда-то появился кнут, она громко щелкнула им, и огонь тут же погас, оставляя после себя неприятный запах гари. Щелчок за щелчком она наносила удары плетью по беззащитному телу лунной эльфийки, громко смеясь и наслаждаясь каждым воплем Каи. Когда голая кожа покрылась достаточным количеством синяков, по мнению жрицы, она подошла вплотную к пленнице и почти нежно провела руками по ее животу, любовно поглаживая знак Тали.

– Я сделаю так, что ты больше никогда не сможешь доставить Закнеылу удовольствие. Знаешь, что я делала со всеми эльфийками, которые смели приблизиться к нему? – зашептала Ливафейн. – Избивала их, как сейчас тебя, отдавала отряду воинов, которые давно не видели женщин, а затем бросала где-нибудь в подземелье на съедение монстрам. Как думаешь, что ожидает тебя?

Тяжело дыша и низко опустив голову, закрывая глаза от жрицы, Кая пыталась справиться с дыханием, которое то и дело замирало от сдирающего горло крика, либо от боли, что приносили удары. И когда ей дали передохнуть, лунная мысленно сжирала Ливафейн. Рвала на клочья, перекусывала хребет вновь и вновь. И стоило звёздной замолчать, лунная медленно подняла голову, метнув глазами молнии, и пусть голосовые связки более не могли трансформироваться, она всё же смогла прорычать не своим голосом:

– Делай, что хочешь. Но я выживу тебе назло и верну каждую частичку ада обратно, усиленную в несколько крат.

Да, было страшно. Это всё ещё выдавало тело, дрожа и держась в вертикальном положении только благодаря цепям – ноги давно подкосились от бессилия стоять на каменном полу пещеры, на острых её камнях. Но свой дух она сломить не позволяла. Хотя бы не так быстро.

– Это мы еще посмотрим…

Ливафейн впилась когтями в живот и потянула руку в сторону, пересекая символ глубокими царапинами. Она выдернула кинжал над головой Каи и вырезала этот проклятый символ Тали по-настоящему, глубоко распарывая кожу на животе пленницы.

Откинула ритуальный клинок и сняла мантию – обряды отошли на второй план, для Ливафейн стало главным сломить эту дикарку. Она низвергнет ее в пучину отчаяния, прежде чем убьет. Покажет не способную больше к полноценной жизни лунную Закнеылу, чтобы тот понял, что означает бросать Ливафейн. Она увидит безнадежность в глазах принца, раскаяние, растопчет все, что ему дорого.

Зачарованный меч пошел в ход. Ливафейн освободила его из ножен и подождала, пока он нагреется, а после провела им по ногам Каи, раз уж они так нравятся Заку (к такому выводу она все-таки пришла), проведя длинную линию по бедру, сразу прижигая эту рану. Затем точно так же досталось и второй ноге, но этого было мало разгневанной жрице. Она прислонила раскаленный клинок к щеке лунной, портя ее милое личико.

Крики, что были до этого, могли показаться детским лепетом сразу, как только кровь с рук смешалась с кровью на животе. Настоящий дикий вопль прокатился по стенам пещеры, что даже там, где-то снаружи, где прогуливался Мору, можно было услышать их.

Лунная делала всё, подгибала ноги, чтобы хоть как-то оказаться дальше от клинка, но Ливафейн лишь сильнее прижимала его; билась головой о столб, лишь бы боль от ударов приглушала запах жжёной плоти и боль от огня.

Да, звёздная не торопилась, наслаждаясь каждой секундой, но для Каи каждая секунда длилась больше часа. Лунная кричала, ругалась, обзывалась всеми словами на жрицу, упрекала в трусости, грозилась страшной расправой – делала всё, лишь бы думать о чём угодно, лишь бы не о том, что с ней делают.

Не выходило.

Все чувства с «новым» телом будто обострились. Она чувствовала агонию по всему телу словно с неё содрали кожу и касались только нервов. Каждого нерва, никакой не оставался без внимания страшного взгляда и злосчастного клинка.

Но была мысль, которая пусть на секунду, пусть на маленькую её частичку, но закрывала собой этот ад. Не мысль – мольба, чтобы ни Закнеыл, ни Гинтар, ни Валанди не нашли её. Это сейчас они справятся со жрицей, оборотнем и двумя звёздными, но если слова Ливафейн правдивы, и сюда мчится отряд с главой звёздных… Нет, пусть не найдут. Они ищут – она знала. Но пусть не найдут.

Ливафейн все было мало, она продолжала наносить раны своим страшным клинком, который вначале резал кожу и сразу же прижигал ее, чтобы жертва не умерла от потери крови. На Кае уже не было живого места, когда жрица немного успокоилась. Ей наскучили крики лунной и стал омерзителен запах жженой плоти. Она оставила пленницу одну, решив проверить, как обстоят дела снаружи, не объявился ли ее принц. Заодно зайдет ко второй лунной, находящейся в неволе в этой пещере. Ливафейн даже не удосужилась запомнить ее имя. Зайдя в еще одну подобную камеру, она похлопала по щекам такую же висящую обнаженной женщину, проверяя, жива ли та. Получив реакцию, довольно оскалилась и пошла на выход.

========== 28. Звезды тоже светят ==========

На улице уже начало смеркаться. Ливафейн ожидала появления Закнеыла, как раз когда стемнеет. Примерно в это же время должен прибыть ее король. Она увидела ошивающегося без дела Мору и подозвала его.

– Что ты можешь рассказать о компании Закнеыла? С ними туманный – довольно сильный маг для эльфов. Расскажи мне о нем, – велела она лунному.

Мору как преданный щеночек подбежал к звёздной, надеясь, что она всё-таки пришла сказать о его свободе и его жены, но нет.

– Я ничего не знаю, – сквозь зубы произнёс он. – При мне не колдовал, но когда я их нашёл на берегу, маг был сильно истощён. Да и по их словам я понял, что он потратил значительную часть магии в плавании. Я не знаток в этих делах, но, думаю, за три дня он не успел восполнить всю силу, – рассчитывая порадовать жрицу хорошей новостью, Мору с надеждой в глазах поднял на неё голову.

– Хорошая новость, – одобрила звездная, как пса потрепав лунного по голове. – Слушай, Мору, не хочешь ли остаться со мной? Я была бы не против разбавить свое окружение кем-то не из звездных, – со странной улыбкой произнесла Ливафейн. После проведенного ритуала и последующей за ним пыткой она хотела развлечься, но присутствующие здесь звездные ее были недостойны, а Мору и в самом деле был ничего.

Но не успела она договорить, как на горизонте показались две фигуры. Они довольно быстро приближались, и уже через пару минут можно было разглядеть в них принца звездных и туманного эльфа.

Закнеыл увидел издалека Ливафейн и стоящего подле нее Мору. В то же мгновение его обуял страшный гнев, но чисто из благоразумия он не бросился на них сразу – понимал, что верховная жрица вряд ли будет так далеко от дома одна.

– Верни Каю, и я закрою глаза на то, что ты сделала, – прокричал Зак, останавливаясь на приличном расстоянии от жрицы и ее пса.

– Закнеыл, здесь я диктую условия, – ответила жрица. – Извинись за сломанную ногу, и я подумаю оставить твою шлюху в живых, чтобы периодически позволять с ней развлекаться.

– Ты уверена, что это ты диктуешь условия? – рявкнул Гинтар, находясь в таком же расположении духа, что и Закнеыл.

Он резко поднял руку вверх, и вокруг него закрутились льдины. Мору мгновенно обернулся в волка, но, прежде чем прикрыть собой жрицу, на секунду заколебался. Он знал, что его не простят, но ему и не нужно прощение – если они победят звёздную, то непременно спасут Калиссу. А уж если он поляжет – нестрашно. Но если Ливафейн победит, точно убьёт его. Нет, не мог так рисковать и прикрыл своим телом звёздную, готовый броситься в атаку.

– Я смогу их отвлечь на себя, а ты – в пещеру, – одними губами прошептал Гинтар. – Уверен, она там.

И там же могут скрываться полчища звёздных, и хоть туманный посылал звёздного на верную смерть, у него с ними справиться было больше шансов.

– Рассчитываю на тебя, – так же тихо произнес звездный и ринулся вперед, зная, что Гинтар его прикроет.

Даже не доставая мечи, он побежал прямиком на Ливафейн и Мору. Оборотень выскочил ему навстречу, но тут же был сражен ледяной иглой, Зак не посмотрел на него, насмерть или нет – все равно. Спасти Каю сейчас было превыше всего, виновников он накажет после. Но жрицу было обойти не так легко. Уворачиваясь от ударов ее кнута, он обогнул бывшую подругу, но Ливафейн развернулась за ним, однако Гинтар прицельно направил в нее свои льдины, и звездная была вынуждена отвлечься на них. Этим Зак и воспользовался, проскользнув внутрь пещеры. А там его ждал укомплектованный отряд воинов.

– Ты об этом пожалеешь, маг, – прошипела Ливафейн, оборачиваясь к Гинтару и вынимая зачарованный меч.

Гинтар был выше того, чтобы отвечать этой женщине. Он поднял одну ладонь вверх и пальцами словно управлял льдинами через волшебные нити – для большей концентрации, в то время как вторая рука была готова к применению земляной магии.

Противники ожидали хода друг от друга, но при этом оценивали. Гинтар видел в этом на первый взгляд слабом теле скорость, ловкость и силу взмаха руки, которая придавала кнуту еще большей смертоносности. Если подпустит к себе на расстояние меча – труп, причем именно он.

К этому времени очухался и оборотень – одной льдиной его не победишь, а в голову при его прыжке попасть не успел. Мору первый ринулся на противника, но с ним было легче – Гин с Каей даже в ее втором облике занимался. И сейчас, как он понял, не зря – тренировался сам.

Земля под одной из его лап резко провалилась и хотела было обхватить её, но лунный среагировал быстрее, резко прыгнув вверх, чего и ожидал Гинтар. Рассчитав расстояние, льдина полетела прямо ему в грудь, в то время как три другие метнулись в сторону воспользовавшейся ситуацией жрицы, не позволяя подойти к туманному так быстро, насколько она могла.

Мору упал, но льдина не пронзила его сердце – не та сила при таком отвлечении на несколько целей сразу. Отряхнувшись и вынимая льдину зубами, Мору вновь побежал на Гинтара, а тот применил «захват ноги» уже на звёздной.

Но не тут-то было. Жрица ударила мечом по земле, разбивая ее на комки на достаточное время, чтобы успеть убрать ногу с того места, где земля превратилась в капкан. Она упустила Закнеыла, пусть и ненадолго, но туманный поплатится за это.

Ливафейн прикрепила кнут обратно к поясу, освобождая вторую руку и, умело пользуясь тем, что на ее стороне был оборотень, она прикрывалась им, как щитом. Любая льдина, запущенная в нее, неминуемо попала бы в Мору. Но ей приходилось следить и за землей. Подгадав момент, она запустила маленьким ножом в туманного мимо оборотня, но тот увернулся. На бедре у нее было прикреплено еще два таких, но один ей пришлось истратить на то, чтобы сбить летящий в нее ледяной осколок. Остался один. Она дождалась еще одного удобного случая, когда оборотень подпрыгнул, и бросила сквозь его лапы нож, особо не заботясь заденет ли союзника. Маленький клинок смог лишь слегка задеть Гинтара, но он отвлекся, и это позволило ей сократить расстояние между ними, правда все еще не достаточное для удара мечом.

Гинтару в секунду пришлось решать, кому подставиться лучше – бегущему оборотню, либо великолепной фехтовальщице. Его выбор пал на звёздную, и как только Ливафейн приблизилась к нему достаточно близко, туманный вытянул руку вперёд, чуть ли не ударяясь ладонью в её нос, и из неё вылетел сильный, пусть и короткий, но жгучий поток воздуха, обжигающий в первую очередь глаза.

Но та успела замахнуться клинком, проводя им по рёбрам Гинтара. Он отпрыгнул назад, но не ожидал такой боли, которая была не от удара, а от огня, который вдруг охватил рану. Туманный отвлёкся, подпустив Мору к себе слишком близко – оборотень прыгнул, повалил Гинтара, и, в отличие от кошек, вместо того, чтобы задрать когтями, которые сильно отличались от волчьих, оборотень раскрыл пасть, чтобы просто порвать эльфа. Но этой секунды Гину хватило, чтобы создать всего одну льдину из слюны зверя, и ею же проткнуть Мору так, что она вылетела из затылка.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю