290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 28)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 66 страниц)

– Точно? – не мог скрыть усмешки Гинтар.

– Я тебе уже говорила, что из Зака учитель лучше, чем из тебя. А это дорогого стоит!

– Вот пусть тебя ещё и читать научит.

– Бухромку тебе в чай, – уже тише прошептала лунная. Но что это значило – знала лишь она.

– Раз уж мы заговорили о подарках… – Гинтар таки соизволил встать с гамака и долго копался в карманах штанов, после чего протянул Кае ту самую резинку. – Это тебе, милая, – улыбнулся он, правда… посмотрели на него как на умалишенного.

– Теперь ты к моим волосам придираться будешь?

– Просто попробуй завязать хвост. Уверен, тебе самой понравится.

Кая взяла резинку и долго смотрела на неё. Ей она показалась очень красивой. Она бы её даже как браслет носила, настолько чудесной она была. Да и к глазам и плащу подходила. Но вот волосы убрать? Это их каждый раз надо причесывать, укладывать. Да и какой хвост? Кая взяла волосы почти у шеи, но не перевязала их, а просто прислушалась к своим ощущениям. Нет, не нравится: шею щекочет. Взяла выше – у самого затылка. Не почувствовав дискомфорта, она их завязала. Да, нерасчесанные, торчащие в разные стороны, хоть и помытые. А знаете, даже красиво выглядело. Создавался вид этакой уютной домашней суматохи. Сильно не перевязывала: петухов на голове не было, но вот то, что несколько прядей немного выбивалось…

– Вроде удобно, – надула губки эльфийка. А чего ей не нравилось? Не хотела признавать, что ей всё-таки это очень даже понравилось.

– Красиво, – не удержался Зак, но быстро опомнившись, отвёл глаза в сторону. Проклял себя за несдержанность – а вдруг кто что заподозрит?

– Тебе идёт, – перебила Валанди, прежде чем кто-то заострил внимание на словах Зака. Она продолжала смотреть на Каю с улыбкой и предложила свою помощь. – Если захочешь научиться какие-нибудь прически делать, смело обращайся.

Но тут она опомнилась, что Заку нужно тоже отдать подарок. Она с укором взглянула на Гина – была ещё не готова к этому шагу – но пересилила себя и, вытащив перчатки из сумки, протянула звёздному.

– А это тебе, я же обещала, – не смотря ему в глаза, буркнула Валанди. Затем она смутилась и совсем отвернулась в сторону, нехотя обронив: – Ещё я хотела с тобой поговорить. Наедине, – выдавила она, наконец заставив себя посмотреть на звёздного.

Закнеыл сильно удивился такой просьбе, но подарок принял с благодарностью. Он предложил пройти во вторую каюту, и на выходе Валанди оглянулась на Гина, ища поддержки. Он ободряюще кивнул, и это придало ей смелости.

В соседнюю каюту Закнеыл вошел первым, предоставив возможность Валанди остаться у выхода и чувствовать себя больше в безопасности. Она долго не решалась начать разговор, а Зак не торопил.

– Расскажи мне, что случилось в тот день, – наконец она подала голос. Валанди надеялась, что ей не придется объяснять, что она имеет в виду, и не ошиблась.

Зак ей все рассказал: как отправился на поверхность с отрядом, как они нашли клан солнечных, что с ними сделали. Не утаил ничего, в том числе и о своей роли на том задании.

– Тебя повернули ко мне, и я увидел в этих маленьких глазах больше смелости, чем во всех солнечных вместе взятых, надежду в столь плачевном положении, – закончил он свой рассказ. – Ты плакала, да, но от боли, а не от страха. А с маленьких губок слетело короткое «спаси», и одно это слово ударило по мне лучше самого заостренного лезвия. Как ножом перерезало пуповину, связывающую меня со звездными – я понял, как ужасно мы живем, какими отвратительными являемся.

Он замолчал, переводя дыхание. Не смел молить о понимании, но надеялся, что смог донести до нее свои мысли о том, как маленькая эльфийка изменила его. Затем он завершил свою речь историей о встрече с Силейз и больше не проронил ни слова.

– Так сестра все знала? – только спросила Валанди. – И когда ты впервые пришел в Сильверсан, ты тогда все понял или еще раньше?

– Силейз мне все рассказала. Она просила молчать. Думала, что ты еще не готова.

– В своем стиле. Всезнающая старуха, думает, что понимает, что для меня лучше, – она разозлилась, что все всё от нее скрывали.

– Она заботилась о тебе.

Повисло напряженное молчание. Валанди пыталась переварить полученную информацию, а Закнеыл просто ждал ее реакцию. Прошло еще какое-то время, прежде чем она заговорила.

– Спасибо, что рассказал все честно, – впервые за разговор она посмотрела ему прямо в глаза.

– Позволь спросить, зачем тебе это было нужно? Оставалась бы в неведении.

– Палач мне столько раз твердил о твоем предательстве. Я хотела знать, какой ты на самом деле, чтобы… меня не бросало в дрожь от одного твоего вида, – Валанди тоже не стала ничего утаивать от Зака.

– И как? Стало легче?

– Нет.

Оттолкнувшись от стены, о которую облокачивалась, она подошла к выходу, намереваясь уйти, но в самом конце обернулась.

– Но оставим прошлое в прошлом, – заключила она, покидая каюту. – Сейчас ты другой, ты не похож на тех звездных. Со временем я смогу довериться тебе.

Гинтар же с Каей говорили только о том, что произошло в Доусоне. Кая врала так же хорошо, как и Зак. Более того, она вообще не говорила о том, что происходило до попадания в город.

Когда же пара вернулась, эльфы сидели на гамаке, тесно прижимаясь друг к другу и говоря какие-то нежности, типа:

– А ведь тебе правда хорошо с хвостиком. Даже Закнеыл оценил.

На что Кая заулыбалась как дурочка, пряча лицо, смотря на клинок, лежащий на коленях. Когда же вошла Валанди, Гин встал с гамака и с настороженностью спросил:

– Как всё прошло?

– Ну, я же его не убила, а это значит, что хорошо, – она натянула на лицо улыбку, не желая больше говорить об этом, перевела тему на серьёзный лад: – Думаю, нужно рассказать о встрече с морским эльфом остальным и спланировать наши дальнейшие действия.

– Что? – вскрикнула оборотень, удивленно смотря на Гинтара. – Вы видели морского?

– Валанди… – виновато прошептал туманный. – Я хотел с Каей об этом сначала наедине поговорить.

– Прости, – Валанди виновато опустила голову и сложила ладони у макушки в молебном жесте. – Я не знала.

– Мог бы об этом упомянуть в письме! – лунная вскочила с места и забегала глазами от друга к солнечной, даже не зная, с чего начать. Она так хотела увидеть морского… Все эти мамины истории, вообще вся эта история о её любви с морским эльфом никогда не укладывалась в голове, а тут… – Как он выглядел? Он был симпатичным или?.. Или они уроды круглые? А что он говорил? Кто это был?

Солнечная уронила руки вниз и вновь выпрямилась, удивлённая реакцией Каи. Вопрос ее насмешил. А Зак сзади только нахмурился на это: «Зачем она спрашивает, симпатичные ли морские? Или это как с рыжими, я чего-то не понимаю?» К счастью, его в этот момент никто не замечал.

– Ну… – задумалась Валанди над ответом, приложив пальцы к подбородку. Раздумывала она слишком долго, что и Кая, и Гин успели занервничать. – Я бы не сказала, что он красавец, но и уродом не назовешь. Странный – это точно, но когда выпил воды, прям расцвел весь. Зрелище пугающее и завораживающее одновременно.

– Тогда не понимаю, как мать могла связаться с одним из них, – ответ её явно не удовлетворил. – Я бы всё поняла, будь морские эльфы неписанными красавцами, но… – только сейчас она поймала на себе удивленные и один недовольный взгляды, после чего попыталась взять себя в руки. – Ладно, простите. Ну и что там с ним?

На этот раз чести рассказывать удостоилась Валанди, ведь она с ним была от самого начала и до конца. Гинтар больше передавал его странные слова о сиренах и слухах. На последние, кстати, особенно задумалась Кая.

– Значит, мы уже весьма известны…

Гинтар заметил её волнение, даже испуг, и поторопился обнять её.

– Я сомневаюсь, что лунные знают о тебе. Даже тот морской думает, что нас пятеро, а не четверо. Небось, так же думают и оборотни. Мы просто оставим тебя в городе, как и договаривались. А Луке… так же его зовут? Скажем, что лунный ушел с морским нам дорогу пробивать. Вот и всё.

Как же Закнеылу хотелось быть на месте Гинтара, обнимать обеспокоенную Каю, но нельзя. Он разочарованно отвернулся. Скрывать все для него оказалось куда сложнее, чем он думал изначально.

– Верно, – ворвался в его мысли голос Валанди. – Морскому мы тоже ничего не сказали о тебе. Только не говорите, что я одна к ним пойду! – вдруг до нее дошла эта истина. Мужчинам нельзя плыть на остров из-за сирен, а Кае… Неизвестно, как её примут там, узнав, что она полукровка.

– Ты про отца вообще ничего не знаешь? – спросил Гин лунную.

– Нет. Когда я поняла, из-за чего на меня ополчилась стая, я о нём даже слушать что-либо отказывалась.

– Ладно, но я сомневаюсь, что морские агрессивные. Да и им не выгодно ополчаться против нас, раз царь так хочет вернуть магию. Думаю, Кая пойдёт с тобой. Да и я бы не хотел вас отправлять туда одних. Мы с Закнеылом можем просто быть на воде, а к острову не приближаться. А вдруг с сиренам там будут эти… которые женщин под воду утаскивают? Я против! – с этими словами Гинтар посмотрела на Зака, ища в нём поддержку.

– Я тоже, – с большим жаром, чем от него ожидали, вступился Зак. Поймав на себе удивлённые взгляды, поспешил дать разумное объяснение своей реакции. – Как мы на дно спустимся, если вас утащат? Это вам не к звёздным в пещеры залезть. А если мы уши заткнем? Я слышал, что сирены только голосом влияют, – обратился он уже к Гину.

– Да я этим сиренам… – начала было Валанди, но посмотрев сначала на Гина, вспомнила о последней тренировке с туманным стражником и ее не радужных результатах, потом на Зака – тот вообще звёздный, стушевалась. Если они встанут на защиту обворожительниц, одна она не справится, а Кая в воде ей не помощница. В общем, любые варианты совсем не внушали доверия.

– Да, мы можем и уши заткнуть! Я спрошу у родителей о какой-нибудь защите. Ничего, мы выберемся. Мы победили Кошмаров, уж с толпой голых девиц точно справимся!

Гин молчал. Молчали все. Но когда до него дошло, что он ляпнул и как это звучало, взорвался смехом. Чудо, что на гамаке удержался. Ан нет, Кая всё-таки не оценила его шутку и столкнула с гамака. Теперь, смотря на то, как он валяется с запрокинутыми на сетку ногами, смеялась уже она.

– Очень смешно, – буркнул Гинтар, стараясь встать. – Вот за медитацией и посмеешься.

– Что? – возмутилась лунная. – Но Гинтар, хорошо же сидим!

– Нет. Я посчитал – в доме моих родителей мы будем в полнолуние. И я не хочу сюрпризов, так что всю поездку ты будешь медитировать, ясно? И начнешь сейчас!

Кажется, он больше её заставлял из-за обиды за толчок. Но как бы то ни было, туманный был непреклонен.

Валанди, смеясь, подошла, чтобы помочь Гинтару подняться, но стоило ему недовольно забурчать, как она сама толкнула его обратно, завалившись сверху. Из такого положения крикнула Кае:

– Беги, я его держу, – и снова залилась громким смехом, пока Гин копошился под ней.

– Ах ты предательница! – вновь забурчал туманный уже на Валанди. – Да я тебя!.. Всё припомню!.. Ну попадись мне только сегодня ночью!..

Для Каи же это был момент, когда она наконец-то могла хоть немного, но побыть с Заком. И как это выразилось? Она не побежала из каюты, а спряталась за спину звёздного эльфа. Положив ручки ему на лопатки, она, пользуясь своими маленькими размерами по сравнению с ним, из-за чего её вовсе не было видно, поцеловала ровно в середину спины. Да, всего лишь одежду, но она уверена, Закнеылу было приятно.

– Кая, а ну иди сюда! Я не шучу, тебе нужно усмирить зверя к полнолунию! – бубнил всё ещё валяющийся Гин.

И пока двое эльфов забавлялись под гамаком, для Закнеыла это было испытанием воли. Ему пришлось собрать все свое самообладание, чтобы не развернуться и не прижать Каю к стенке. Эта маленькая дикарка играла на тонких струнах контроля звёздного. Конечно, он почувствовал ее прикосновение к спине, и по всему телу пробежались мурашки от этого места. Боги, дайте ему терпения…

Дольше Валанди не стала испытывать терпение Гинтара. Шутки шутками, а опасность, связанную с полной луной, она прекрасно осознавала.

– Только не злись, мы же шутим, – ласково проворковала она, одарив туманного нежной улыбкой. Она скатилась с него на бок и обратилась уже к лунной: – Прости, Кая, но я сдалась под напором его очарования и больше не могу сдерживать.

– Ладно, ладно, – сдалась и оборотень. – Но при условии, что если я найду пустое место. Корабль-то не пустой, а кают всего две.

И с этими словами, последний раз коснувшись спины звёздного и вдохнув его запах, она удалилась в каюту мальчиков. Лень ленью, а сама-то понимала, чем всё могло обернуться. Гин же проводил её со взглядом не только благодарности, но и гордости за её ответственность. Но зато теперь его не будет мучить совесть за то, что он проводит время только с одной. Кстати о ней. Он, что, зря долго упрашивал одну торговку о нескольких семечках?

– Одну секунду.

Сказав это Валанди, он долго копался в своей сумке, где была не только провизия, но и одежда. И, как оказалась, горстка семян, из которых в его руке тут же выросла настоящая красота из всевозможных полевых цветов. Букет играл красками и ароматами, свежестью и нежностью лепестков. Вообще, планировал дарить по букетику каждый вечер на протяжении всей поездки, но… Гин же не врал, когда хвалил улыбку солнечной. И сейчас, видя, как она смеялась, как улыбалась, он хотел продлить это, заставить быть счастливой настолько, насколько это возможно, принося вот такие радости.

– Это тебе. Я ведь так и не успел похвалить тебя за красивый наряд. Пусть это будет моим извинением.

Увидев эту картину, Закнеыл тактично вышел из каюты, оставляя пару наедине. Но за Каей не пошел. Если он сейчас останется с ней один на один, то точно совершит какую-нибудь непоправимую глупость, поэтому, оказавшись на палубе, взглядом нашел более или менее неприметный угол и поспешил в нем скрыться от лишних взоров.

– Они чудесны, Гин, – воскликнула Валанди, увидев огромный букет. Взяв его в охапку, она зарылась в цветки лицом, глупо улыбаясь и радуясь, как маленькая. Оторвавшись от него, она заключила в объятия Гинтара. – Спасибо.

– Ты их переоцениваешь, ведь они – лишь подобие красоты, в то время как ты – её символ, – блаженно прошептал туманный, обнимая эльфийку и приподнимая её над полом.

– Ты мне льстишь, – однако Валанди не могла скрыть улыбки, да и не хотела. Но если так пойдет дальше, они из этой каюты не выйдут до конца плавания, а тогда Кае или Заку придется спать, где попало. Сделав над собой усилие, она оторвалась от Гина. – Проверь, как там Кая, а я пока прогуляюсь до бака. Хочу подышать воздухом, а то тут становится жарко.

Определив цветы у своего гамака, она подошла к двери.

– Её сейчас вообще лучше не трогать. Она почти месяц не практиковалась, и, наверное, не сможет сконцентрировать внимание на все сто процентов. Я лучше посмотрю, как там Закнеыл, а то мы его, кажется смутили, – и не то чтобы Гинтар переживал за нежное чувствительное сердечко звёздного. Напротив, это было… мило.

– Тогда идём.

Но не успела она открыть дверь, как её чуть не сбил какой-то человек.

– Валанди, я так и знал, что это ты! – радостно воскликнул незнакомец и кинулся было обниматься без разрешения. Но солнечная чисто рефлекторно выставила руку перед собой, упирая ее в подбородок посетителю, что тот по инерции сделал ещё шаг нижней частью тела и чуть не упал из-за этого.

– Фрид, а ты что здесь делаешь? – удивилась Валанди, увидев здесь кого-то из искателей. Она оттолкнула его с дороги, и дождавшись, когда Гин выйдет за ней, закрыла дверь.

– Нужна твоя помощь, – затараторил мужчина. – Помнишь то дело у Мирта? Мы с братом крупно влипли после него…

– Стоп, – прервала его солнечная. – Дай мне минутку, потом я тебя выслушаю, – она обернулась к Гинтару и объяснила: – Это мой приятель из искателей сокровищ. Я чаще всего имела дело с ним и его братом, Треном. Если они вляпались во что-то, это может касаться и меня, так что я разберусь здесь, а ты иди пока к Заку. Встретимся позже.

Гинтару пришлось проявить верх своей сдержанности, чтобы не запустить в голову этого наглеца чего-нибудь тяжелого, но услышав, что это её знакомый, расслабился. Немного.

– Мне стоит тебе напомнить, что всё, что касается тебя, теперь касается и нас? – строго поинтересовался Гинтар, но ответа не стал дожидаться. Лишь кивнул её словам и вышел на верхнюю палубу. Будучи в зелёном плаще Каи, звёздный был более заметен, да ещё и в светлое время суток – туманный нашёл его сразу и подошел к нему.

– Не потревожу?

– Не ждал тебя так скоро, – соизволил подшутить Зак над появившимся наверху Гинтаром. Он хлопнул рядом с собой по доскам, приглашая его присесть. – Какое-то дело ко мне?

– А ты ожидал, что мы там до ночи просидим? – ну не станет же он говорить, что на этот исход и рассчитывал. С радостью присев рядом, Гин посмотрел куда-то вперёд, но на вопрос только плечами пожал: – Да нет. К Валанди какой-то знакомый пришёл. Я так понял, нужно дела старые обсудить. А куда самому податься – не знаю.

– Я там видел, как на нижнюю палубу грузили ящики с вином. Думаю, если мы умыкнем одну бутылку, никто не заметит, – с неким азартом предложил Зак, делая характерное движение рукой. Ему хотелось хоть немного расслабиться после жутких событий последних дней. Да и стресс сбросить не помешает. – Что скажешь на это? Плыть нам ещё долго.

– Никогда бы не подумал, что ты воришка, – усмехнулся Гинтар и уже открыл рот, чтобы отказать, ведь это никак не укладывалось с его устоями и внутренними правилами – воровство! Но… он мог понять. После общения с Каей он понимал, что иногда значит успокоить голову, дать ей и телу отдохнуть после трудного дня. А звёздному и лунной ещё и не повезло так, как ему с Валанди. Уж разок можно на правила свои и забыть ради успокоения душ товарищей. – Хочешь вдвоём или с девчонками?

– Это не воровство, а приватизация в лечебных целях. Можем даже денег оставить, – усмехнулся звёздный. Подумав немного о компании девушек, решил, что в таком случае одной бутылкой не обойдется, поэтому отрицательно качнул головой. – Они заняты: Кая медитирует, а у Валанди свои дела.

– Ну что ж, тогда ступай. Я могу привлечь внимание, в отличие от тебя. Да и умысел твой, – не то чтобы Гинтар вообще хотел этим заниматься и пить, но одну бутылку одному эльфу было бы слишком круто. – А я пока за закуской.

Для вина замечательно подходил сыр, за которым Гинтар и ушел в девичью каюту, где оставил свою сумку. Валанди, да и того парня он по пути не встретил. Должно быть, ушли либо в другую часть корабля, либо в свою каюту. В любом случае, если Гин и беспокоился, то не сильно. С уплывающего корабля далеко не уйти, а Валанди была сильной девочкой – тот парень не казался опасным для неё соперником.

На место он вернулся уже с небольшим куском хорошего сыра. Жалко было его тратить, но он бы слишком быстро засох и потерял свою значимость уже через пару дней. Так почему бы не получить от него удовольствие сейчас?

Закнеыл тенью прошмыгнул в трюм и так же незаметно оказался на месте. Он широко улыбнулся Гинтару (хотя, как обычно, эта улыбка казалась зловещей) и выудил из-под плаща заветный пузырь. Зубами выдернув пробку, он первым сделал глоток и передал вино товарищу.

– Ух, хорошо, – взбодрился он, почувствовав жар внутри. Кажется, содержимое было крепче вина.

– Я тебя ещё с этой стороны не видел, – улыбнулся ему Гинтар. Тот вечер в таверне был не в счет. Он пил скорее за компанию. Взяв бутылку и отпив немного меньше звёздного, Гинтар поморщился от резкого вкуса. Нет, было очень приятно, но когда во рту с утра был кусок хлеба и ветчины, а тут такая резкая перемена, что аж во рту защипало. – Действительно неплохо. Кстати, а что с твоим плащом? Ну, с тем, что тебе Кая купила?

– Я так и не нашел, куда его дели гномы, – печально произнес Зак. – А мешочек с деньгами с боем пришлось отбивать, чтобы Кае купить тот кинжал. Представляешь, они меня заставили крышу им перекладывать, – пожаловался он Гину, но в душе был рад на самом деле, что семья приняла его, пусть и не сразу. Это давало надежду, что однажды и ему найдется место под солнцем. Но он вспомнил, что произошло тем же вечером, и помрачнел. Забрав бутылку, сделал большой глоток со словами: – За хороших гномов.

– Как это похоже на них! – засмеялся туманный. – Я уже рассказывал, как мы к гномам угодили? Ну, помнишь, история с танцами? Так вот, тогда нас сильно потрепало: долго в пустыне бродили, денег совсем не было. Тоже семейка приютила. Так они торговали свининой. И меня заставили вычистить стойло! Ты можешь представить? Двадцать отборных свиней в одном небольшом стойле? Это был просто ужас! – Гин потянулся за бутылкой и, приняв её, отпил больше первого раза. Гномы хорошие. За них грех не выпить.

– Значит, это я ещё легко отделался? Всего лишь крыша, да кобылу вымыл, – усмехнулся Зак. – Раньше я всегда избегал гномов, им ведь досталось не хуже солнечных от моей расы. Так что я был удивлен их гостеприимству. Да и если подумать, я открыто ходил по рынку с оружием, а от меня даже не шарахались.

Этот факт только сейчас дошёл до него и приятно удивил. Да, он был в плаще Каи, но не сильно следил, видно ли его под капюшоном. Кажется, он начинал привыкать к такой жизни.

– Ну, если тебе не приходилось бороться с кобылой за право находиться в её стойле, то да, ты ещё отделался легко, – а уж как потом на нём Кая отвязалась, он решил умолчать. Ещё бы, пришёл в комнату весь грязный, плохо пахнущий, в помоях и потрохах… Обычно пара спала вместе, но в тот день Кая предпочла спать на улице, ибо никакое мыло не помогло смыть вонь. – Вот чем хороши гномы – глуповатые и незлопамятные. По крайней мере не как эльфы. Вот взять хотя бы эту войну. Сколько лет прошло? А до сих пор все грызутся. Хотя, если солнечные объявят о союзе с лунными, может, и звёздные станут спокойнее? Им-то помощи не у кого просить.

Была одна мысль, что они могли бы объединиться с туманными, но как-то это слабо походило на правду. А Гин между тем вошел во вкус, и в третий раз уже присосался к бутылке надолго. После чего впервые вспомнил о сыре и, отломив немного, протянул всё звёздному.

– Очень на это надеюсь, – он тоже отпил и закусил, положив после все между ними. – Надеюсь, хотя бы гены нашего предка так и останутся в спячке после возвращения магии. Вряд ли они размылись за эти века. Как бы это мерзко ни звучало, но королевская семья заключала браки только с кровными родственниками, следя за чистотой крови Алеантларов. Это получается, я последний чистокровный представитель – у меня нет сестёр, а отец убил мою мать, – жуткие вещи он рассказывал, а когда это дошло до него, он с извинениями посмотрел на Гинтара. – Прости, завел такую тему… Она совсем не подходит к этому дню.

– Нет, что ты, – улыбнулся туманный. – Я рад, что ты делишься со мной. И позволь спросить о последней, наверное, не самой приятной теме для разговора. У Валанди я не рискнул при вас всех спросить. Как прошел разговор? Между вами хоть что-то изменилось?

– Да кто ж разберёт этих женщин, – проворчал Зак, запивая свои же слова. – Мы решили что-то вроде начать с чистого листа, забыв об общем прошлом. Надеюсь, ей от этого станет легче. Мне самому не нравится, что мое присутствие делает ей больно.

– Стерпится-слюбится, – и мгновенно Гинтар поймал на себе один из этих страшных взглядов звёздного. Резко подняв руки, он усмехнулся: – Я шучу-шучу! Но правда, дай ей к себе привыкнуть. Самое страшное уже произошло, в Сильверсане она оправилась, – закинув в рот ещё немного сыра и запив его, Гинтар почувствовал, как в голову ему уже вдарило вино. Причем ощутил это как-то мгновенно. Сразу же отодвинув от себя бутылку, он встал, потянулся и улыбнулся: – А что касается продолжения рода… Мы найдём тебе хорошенькую эльфийку, – так, всё, его уже понесло не в ту степь. – Уверен, найдётся какая-нибудь более или менее спокойная звёздная, которую кто-то приютил так же, как и Валанди. Да, она будет строптивой, быть может чересчур сердитой… Или хочешь человеческую женщину? Слышал, они весьма страстные особы.

– Жизнь человека слишком коротка для нас, – алкоголь и ему вдарил в голову, и Зак чуть было не ляпнул про то, что нравится ему одна дикарка, но вовремя прикусил язык, в прямом смысле – закусывая очередной глоток, он неудачно схватил кусок сыра. Прокашлявшись, он продолжил: – Не хочу как со звездными женщинами. Для них отношения – это одно удовлетворение желаний тела, не более. Вот у вас с Валанди все по-другому. И, честно признаться, я тебе завидую, – внезапно он подумал, а испытывает ли Кая к нему такие же сильные чувства, или для нее это тоже только удовлетворение потребностей, а он сам? Способен ли любить, не зная, что это такое?

– Осторожнее, – засмеялся туманный на его прикусывание. Гинтар на долгое время замолчал, обдумывая, а стоит ли Заку говорить о своих планах, касаемо Валанди? Не так давно он понял, что звёздный очень дорожил безопасностью солнечной, и, возможно, видел себя в роли брата или отца, или… ещё кого. Но это было слишком личное, и Зак всё-таки никем для Валанди не являлся. Оттого Гин решил, что ничего не скажет. – Пока что у нас всё двигается спокойно. Если завидуешь тому, как мы друг на друга смотрим, то, уверяю тебя, это всё придёт и к тебе.

Ох, как же он хотел продолжить на эту тему философствовать, доказывать, но вовремя прикусил язык. До еще трезвой частички мозга доходила мысль, что Заку может быть просто неприятно это говорить. Гинтар помолчал немного, посмотрел на бутылку, борясь с желанием вновь насладиться терпким вкусом молодых виноградин. Почему-то подумал о Кае. Ну да, узнает, что тут без нее расслабляются – убьёт. И как-то само собой пришло, что нужно было сказать сейчас Закнеылу:

– Я в тебе не сомневался, но всё равно спасибо, что позаботился о ней в дороге, – на этой фразе его веселость пропала. Была лишь безмятежная улыбка, тихий, но пропитанный искренностью и душой голос, и какой-то покой на лице.

Звёздный задумчиво посмотрел на него. Интересно, как отреагирует Гин, узнав о них с Каей; о том, что они совершили на Мертвой равнине? Он нахмурился, но постепенно до его опьяненного мозга дошло, что его тут, вообще-то, поблагодарили, и надо ответить.

– Не стоит, – махнул рукой он Гину. – К тому же проблемы в основном из-за меня были.

Они молчали какое-то время. Зак опять вернулся к самоанализу, под градусом лезли странные мысли. В нем боролись желание рассказать все Гинтару, спросить совета, и будь что будет, и страх перед его гневом. Он потёр лицо, сбрасывая эти мысли.

– Знаешь… Я многое могу понять о других, но когда дело касается самого себя, кажется, становлюсь слепым, – Зак невесело усмехнулся. И зачем сказал это? – Как ты понял, что Валанди значит для тебя много больше? И что она думает о тебе так же? – испугавшись, что туманный его не так поймет, быстро добавил: – Это я к тому, чтобы не упустить момент, если вдруг получится.

– Даже не знаю… – задумчиво протянул собеседник. – Это обычно происходит незаметно. Когда мы гуляли по Сильверсану первый раз, мне она очень понравилась внешне. Удивительно, правда? – засмеялся Гинтар, отпивая вино и надолго замолчав. Он правда даже сам для себя пытался вспомнить тот момент, когда просто симпатия перешла в желание сделать Валанди своей женой. Мысли он озвучивал вслух, но говорил будто с собой: – Помню, на первом же нашем разговоре мы поссорились. Потом были лёгкие флирты. Что с её стороны, что с моей. Но мне они так понравились, что я желал ещё, и ещё… И её внешность хорошо подзаряжала на это. А потом я сам не заметил, как заревновал её к тому королю. Я любил в своей жизни много раз. Но каждый раз чувствовал всё одно и то же: тепло, когда пара рядом. Желание касаться к ней и видеть только улыбку. И, знаешь, жгучую ревность, которая граничила с безумием. Даже сейчас вспоминанию, как она танцевала с Роуленом, так в дрожь бросает. Быть может, я эгоист и собственник, но хочу, чтобы объект моей любви был всегда подле. Были бы сейчас времена До Восходящего Солнца, когда эльфы держали рабов, я бы напичкал Валанди разными татуировками, но чтобы каждый знал, что она занята.

Слова были страшные, хоть и говорил их спокойный с виду улыбающийся эльф. Он ни в коем случае не намекал, что сделал бы Валанди свой рабыней, но мозг уже был не в состоянии нормально объяснять свои мысли. Просто говорил, что чувствовал; что думал; что хотел. Зато честно. Валанди его! И пусть хоть какая-то тварь посмеет с ним поспорить.

– У тебя такие чувства были? – наконец обратил он взор на звёздного.

Закнеыл задумался, вспоминая все моменты, которые он провел с Каей, и не мог поймать тот день, когда впервые обратил на нее внимание как на женщину. Просто в один прекрасный момент она заняла все его мысли. Не было этого постепенного нарастания от безобидного флирта до желания заклеймить ее своей. Но вот тепло было, да. Желание прикоснуться и сейчас не отпускало. А от улыбки Каи ему самому всегда хотелось улыбнуться. Да и чего таить, ревность тоже была. Значит, все это и есть… любовь?

– Нет, – соврал Зак и тут же почувствовал, как совесть вцепилась в него своими острыми зубами. Гинтар перед ним, можно сказать, душу открыл, а Зак вынужден скрывать все от него. Но не мог же он сказать: «Да, твоя подруга вскружила мне голову под действием сакодки, и теперь я намерен сделать ее своей. Где там мой смертный приговор, я подпишу?» – Спасибо. Думаю, теперь я понял и, если однажды встречу милую сердцу девушку, не упущу ее.

Но после этих слов он чувствовал себя паршиво, будто совершил предательство. Отпил еще вина, чтобы заглушить внутренний голос, пиливший его.

– Ничего, ещё будет, – махнул рукой туманный, протягивая ему сыр. Хотел поднять другую тему для разговора, но о чем же ещё поговорить двум охмелевшим эльфам, как не о женщинах? А тут, кстати, он не ответил на второй вопрос звёздного. – А что же касается Валанди… Я не знаю, как понять, что это ответно, честно. Просто чувствуется. Помимо простой физической близости, Валанди мне очень доверяет. Как мне кажется. И ревности она не скрывала. Думаю, от этого я отталкиваюсь, считая, что это взаимно.

Приняв бутылку, Гинтар допил остатки и всё же подумал, что даже на двоих одной было мало. По крайней мере, он хотел продолжить, но понимал, что нельзя. Вино, зараза, хорошее, но вот последствия могут быть непредсказуемыми.

– Ты сейчас чем будешь заниматься?

– Я бы не отказался вздремнуть, – потянулся Зак. От такого крепкого вина его потянуло в сон. Да и он хотел подумать обо всем один, – но Кая заняла нашу каюту. Как думаешь, если я тихо прокрадусь к гамаку, помешаю ей медитировать?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю