290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 21)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 66 страниц)

От его слов у Валанди на глаза навернулись слезы. Она была так счастлива, что у нее есть Гинтар. Никогда не сможет выразить всю благодарность, всех денег Сильверсана не хватит, чтобы расплатиться с ним. Она бросилась ему на шею, постоянно повторяя «спасибо». Хотела рассказать все, что у нее на душе, но другие слова не шли.

Гинтар улыбнулся от её реакции, обнял крепко-крепко, целомудренно целуя её шейку, которая так удачно подставилась под его губы.

– И раз речь зашла о честности, я хотел бы ещё тебе кое-что рассказать до того, как мы придём к туманным. Это причина, по которой я ушёл из дома…

Но Гинтар замолчал, ведь услышал, как к ним кто-то шёл. Сначала из-за деревьев вышел Закнеыл, а за ним Кая, натянувшая капюшон до самого носа. Гинтар встревожился, видя низ её лица: красная, взмокшая от пота кожа; тяжёлое дыхание, которое было видно невооруженным глазом – всё это испугало туманного.

– Кая, ты…

– Здесь ничего нет, – не давая ему договорить огрызнулась оборотень. – Даже мышки! Мы слишком близко к равнинам – я ничего не смогла поймать!

Гинтар мысленно усмехнулся и с облегчением опустился обратно. Вот оно в чём дело. Ей было неприятно от неудачной охоты, вот и скрывалась за тканью зелёного плаща.

– Ничего страшного, родная, – попытался как-то поднять ей настроение друг. – Это и предполагалось, учитывая наше местоположение.

Кая вернулась на свою лежанку, на которую плюхнулась спиной ко всем. Гинтар думал, что она устала так долго выслеживать дичь, но он и не подозревал, как девушке сейчас было больно. Утром вновь пришлось выпускать гной; рука болела пуще прежнего, и прежде чем вернуться, она вновь наелась трав, чтобы уменьшить боль и воспаление.

– Тогда, если не возражаете, предлагаю двигаться дальше, – сказал Закнеыл, бросив на Каю взгляд. Он хотел дать ей отдохнуть, но чем скорее они доберутся до города, тем лучше. Спросив у Валанди карту, он долго изучал ее. И только когда выбрал приемлемый маршрут, заговорил. – Мы можем пересечь Мертвую равнину по кратчайшему пути, а там сообразить, как перебраться через реку. Я хотел бы зайти в Доусон, там живёт кузнец, он один из немногих, кто умеет работать со сплавом, из которого сделаны мои мечи. После заварушки со звездными мне требуется их починка.

Зак придумал эту историю на ходу и надеялся, что прозвучала она правдоподобно. Осталось только убедить пару, что Кая должна пойти с ним. Он посмотрел сначала на Гинтара, поймав его взгляд, выразительно перевёл глаза на Валанди и закончил:

– Кая может пойти со мной. Заодно я помогу ей выбрать оружие для тренировок, чтобы у нее было своё, – добавил он для верности.

Гинтар долго слушал спутника, и ему не нравился этот план. Хотя бы даже потому, что они опять разделятся. Тем более…

– Но мы с Валанди решили, что ты будешь помогать с клеймом. Я не могу сделать надрезы ей, а тормозить с этим делом – неприемлемо. Да и так ли тебе важны клинки? Уверен, в Сильверсане есть не менее лучшие кузнецы.

– Гинтар, мы так время сэкономим, – не поворачивая головы сказала Кая. – Я считаю, Валанди было бы неплохо повидаться с Силейз после случившегося. И дабы потом не возвращаться в Доусон всем вместе, мы отправимся туда, а вы с ней вдоль леса в Сильверсан.

– Я против! – повысил он голос. – Опять разделение? Вы предлагаете вас отпустить на Мёртвую равнину одних? Там же орки! А если Кошмары?

– Эти клинки изготовили специально для меня, вторых таких нет. Нам ещё не раз придётся сражаться, я не хочу, чтобы в самый неподходящий момент меня подвело оружие, – настаивал Зак. – Что касается опасностей, поджидающих нас на Мертвой равнине, с ними проблем не будет. Мы с Каей учуем орков за километр, уйти от них не составит труда.

Гинтар открыл было рот, но не мог поспорить с тем фактом, что на равнине их четверых засекут быстрее. Он посмотрел на Валанди, ища в её глазах поддержку, но она смотрела куда-то в пустоту.

– Гинтар, да всё с нами будет хорошо, – он не заметил, как лунная оказалась перед ним. Кажется, успокоившись после неудачной охоты, она выглядела лучше.

– У меня ещё к тебе вопрос: зачем тебе клинки, если ты тренироваться отказываешься? – ну это уже была совсем глупая попытка туманного.

– А ты учитель отвратительный, как оказалось, – разозлилась Кая. – Вот с Закнеалом мне интересно, между прочим. Да и… ты был прав. Моя большая туша в форме зверя – действительно цель легче. Я не могу всегда полагаться на эту форму.

Ну да, кажется, его убедили. И время действительно займёт меньше, и Валанди надо увидеться с сестрой – он был уверен, что, даже если солнечная в этом не признаётся, это было нужно.

– Хорошо, – неуверенно сказал он. Кая чуть улыбнулась, что ещё больше забеспокоило Гина. И чего это она довольная от того, что разделяется с ним?! Что-то было тут нечисто, и этот подозрительный взгляд он направил на звёздного. – Кая мне очень дорога. Если ты её не убережёшь, я не буду сдерживаться.

– Поверь, после того, что я увидел у звездных, мне не хотелось бы стать твоим врагом, – ухмыльнулся Зак. Он был доволен, что его затея удалась, хоть и понимал всю опасность ситуации. Но им надо было спешить, а Валанди их задерживает, пока пребывает в таком состоянии. Он бросил извиняющийся взгляд на солнечную, а затем перевёл глаза обратно на Гинтара, добавив: – И по той же причине я доверяю Валанди тебе.

– Не тебе говорить… – Гинтар осёкся. Напоминания о том, что случилось в пещерах, опять слегка вывели его из себя – он это почувствовал. – Прости. Правда, прости. И за то, что я наговорил тебе тогда…

– Мальчики!.. – обратив внимание на Каю, Гинтар опустил голову и мысленно выругался. Как сама его извинения слушать, так пожалуйста, а перед другими не даёт.

– Ладно. Только будь любезна, к нашей встрече выучи его имя, в конце концов!

На что Кая состроила ему гримасу и удалилась на свою лежанку. Обычно, это означало «да пошёл ты…» Ох, не так туманный хотел распрощаться. Совсем не так.

– Зак, могу тебя попросить тогда Валанди сделать первый разрез? – с этими словами он приобнял солнечную, как бы поддерживая. Ладно. Придётся себя пересилить и сделать два других самому, но… сейчас не мог, видя её состояние.

Закнеыл молча согласился, и пока они с Гинтаром делали то, что нужно, Кая отправилась в лес, собирать себе травы в дорогу.

Валанди стойко снесла всю боль и жжение от трав, не произнося ни слова. Туманный поддерживал её, шептал, какая она у него умница, и сидел до тех пор, пока солнечная не перестала морщиться от неприятных ощущений. Только тогда он подошёл к Закнеылу и, как бы смешно это ни звучало, принялся давать советы по поводу Каи. Нет, он не боялся за звёздного, но очень переживал, как лунная будет без него. Они впервые расстаются, и он не мог скрыть удивления, что Кая вообще согласилась на это. И… надо признать, это сильно ударило по его самолюбию.

Когда Кая вернулась с травами, он прощался с ней недолго. Отчего-то оборотень была зла и неразговорчива, но Гин вновь смахнул это на неудачную охоту и… ревность. Он давно заметил, как та смотрит на Валанди, но, честно, ничего не мог с этим поделать. Солнечной он был сейчас нужен куда больше.

– У меня остались заговоренные письма, – обратился Гин к Закнеылу, попутно наблюдая, как Кая собирает вещи. Сам же он протянул звёздному три небольших пустых листочка. – Я их уже заколдовал. Напишешь что-нибудь, свернёшь, и оно меня найдёт само. Они последние – от нас вестей ждите не раньше, чем когда мы прибудем в Сильверсан.

Так они и расстались, идя каждый своей дорогой. И хоть Кая не показывала, как ей трудно разлучаться с Гином, она ещё долго провожала взглядом его спину, пока он и Валанди не скрылись за деревьями, а их запахи не унесли порывы ветров.

========== 15. Демон страсти, кто не мечтал быть заколдованным тобой? ==========

Пока Гинтар отдыхал, Валанди нашла всё-таки во что переодеться. Она беспощадно искромсала голубое платье, купленное для бала, чтобы сделать из него приемлемое для долгого похода снаряжение. Когда она закончила, получилось простое короткое платьице, юбка которого доходила до середины бедра. Она вышла из-за деревьев, чтобы показаться Гинтару.

– Ну, как я тебе? – спросила Валанди, кокетливо повернувшись на месте. Определенно, без Закнеыла она чувствовала себя лучше.

Гинтар же был задумчив и, лёжа под деревом, не сразу отреагировал на Валанди, да и когда это сделал, реакция явно не впечатлила девушку.

– Мне нравится, – лишь ответил он, но прежде, чем её лицо стало меняться, Гин потёр глаза руками и вымученно улыбнулся. – Прости, милая. Ты бесподобна, и явно желаешь помучать меня этим видом, но… Я головой сейчас не здесь.

– Беспокоишься за Каю? – догадалась Валанди. Она присела рядом и накрыла ноги плащом. – Ничего я не мучаю тебя, – пробурчала себе под нос. Подумала, как бы подбодрить его, но ничего в голову не шло.

– Да, мне кажется подозрительным, что они ушли… вместе. Не то, чтобы я не доверяю Заку, но Кая же как ребёнок, – чувствуя, как сам себя начинает накручивать, туманный смешно встряхнул головой, посмотрел на Валанди и улыбнулся уже живее. Его рука медленно и нежно коснулась щиколотки и погладила её, явно намекая на: – И ты считаешь, что, показывая мне свои ножки, не мучаешь? Ах, милая Валанди, знала бы ты, как это не так, – и, усмехнувшись, он чуть опустил плащ, но лишь чтобы поцеловать её коленку, специально щекоча.

– Ну, не в лохмотьях же ходить, не в обиду Кае, – Валанди тихонько засмеялась. – А ты не думал, что они тоже могли… подружиться?

Она взъерошила ему волосы в отместку и нежно перевела ладонь на щеку, внимательно следя за его лицом.

– Нет, не думал, – честно ответил юноша. – Мне её доверие приходилось завоёвывать несколько месяцев, а тут пару недель и… – на этих словах он засмеялся и, поправляя волосы обратно, усмехнулся своей мысли, которую тут же озвучил девушке. – Если всё так, как ты говоришь, то я буду сильно ревновать. И, надо признать, мне это бы не сильно понравилось. Да и… всё равно страшно, если её обидит.

Гинтар перехватил девичью руку и в своей манере коснулся её губами. Любил он её ручки. Хоть они умели держать лук и мечи, они были до боли приятны и… чем-то даже напоминали шелковистые руки матери, которые так любил целовать Гин.

– Только не подумай лишнего, – прежде чем она вообще успела подумать, сказал туманный. – Она мне просто как сестра. Но очень любимая сестра. И, наверное, во мне просто говорит ревнивый брат.

– Знаешь, опасность сближает, – Валанди подмигнула ему. От руки опять пробежала приятная дрожь, но на мгновение ее сковал страх. Не дольше секунды лицо звёздного, как вспышка, пронеслось перед глазами. Она прогнала эту мысль подальше. – А я ведь тоже могу приревновать. Если почую, что кто-то хочет отнять тебя у меня, я этого так не оставлю. Мы говорили уже об этом с Каей… – будто вспомнив что, она перескочила на другую тему. – О, и не волнуйся так за нее, она девочка сильная, сможет постоять за себя. А если Зак ей что-то сделает, надеюсь, тогда ты мне разрешишь его убить?

Валанди ощутила, как ладонь Гинтара стала каменной, да и сам весь он замер, словно статуя. Он долго смотрел куда-то сквозь Валанди, явно пытаясь успокоить себя, а потом, переведя на неё взгляд, спросил тихо, но серьёзно:

– Ты понимаешь, что Закнеыл рисковал жизнью, чтобы спасти тебя? Он отвёл от нас с Каей большую часть звёздных и… Это из-за того, что он спас тебя когда-то, его изгнали. И ведь он не жалеет об этом.

– Я знаю, – стушевалась Валанди. – Но и ты меня пойми, он – звёздный! И палач… – она с трудом произнесла это слово, – рассказывал мне эту историю снова и снова, пока издевался. Говорил, что делает это со мной из-за Зака. Лучше бы… – она осеклась, не в силах продолжить. Вздохнула, отвернулась и закончила фразу: – Лучше бы он убил меня на этом гребанном ритуале.

– А я туманный – самая высокомерная тварь, которая только может быть на свете, – пожал плечами Гинтар. – Ведь это так, судя по твоей логике. Знаешь, Валанди, он спас мне жизнь. И пусть ты никогда не испытаешь к нему благодарность за спасённую свою жизнь, не говори так о нём более при мне, – а услышав последние слова, больно, не контролируя себя, сжал её ладонь. – И эти слова никогда не смей произносить. Не будь тебя, я не ощутил бы жизнь. У каждого происходят неприятности, Валанди. Но через них надо переступать. Хотя бы ради других, – наконец, он отпустил её руку и с печалью отвернулся от девушки. Конечно, а кого ещё обрадуют такие слова? – Знаешь, ты во многом лучше Каи. Ты сдержанна, опрятна… Но у неё есть очень важная черта, которую я очень люблю, – Гинтар повернулся к солнечной, обхватил её лицо руками и прошептал: – Она любит жизнь, несмотря на всё то, что в ней плохого произошло. И это самая лучшая в ней черта. Прошу, научись и ты, милая Валанди.

Солнечная опешила от его заявления. Она не любит жизнь? А ведь и правда, если вспомнить все, что с ней происходило, просматривается определенная тяга к саморазрушению. Она захлопнула рот, с которого чуть было не сорвалось возмущение, и погрустнела. И как, спрашивается, научиться любить жизнь? Она любит приключения, но сейчас даже не хочет ввязываться во что-то необдуманное. Так что в ее жизни осталось, что может заставить ее жить дальше?

– Гинтар… – прошептала она. Ответ сам нашелся и испугал ее. Получается, что она… влюбилась?

Валанди положила свои ладони поверх его рук, её взгляд потеплел, а губы приоткрылись, чтобы тихо произнести:

– Кажется, у меня есть то, за что любить жизнь.

– Мне льстят твои слова, родная, – в ответ и потеплел его голос. – Но я – этого мало. Живи ради воспоминаний. Помнишь, в наши первые дни ты рассказывала о своём приключении с великаном? С каким энтузиазмом ты тогда о нём говорила. А сестра? Её любовь и забота не заслуживают твоей жизни? Ты готова кинуть ту, в сердце которой занимаешь не последнее место?

Гинтар наконец-то отпустил её личико и поднялся на ноги, помогая встать и девушке. Он накинул на плечо рюкзак, приготовившись вновь двинуться в путь, но разговор на этой ноте не торопился заканчивать:

– Сейчас твои дурные мысли лишь из-за того, что случилось в горах. Но это станет прошлым. Это уже прошлое. Дай настоящему подарить тебе моменты, ради которых стоит жить.

И он так неожиданно подскочил к девушке, хватая её за руки и закруживая в танце, смеясь:

– Например, танец с эльфом, которому ты подарила краски в жизни. А когда будем в Сильверсане, мы с тобой пройдёмся по улицам. Только ты да я. Я хотел бы поближе познакомиться с твоей сестрой и на её правах опекуна выказать ей своё желание быть подле тебя. Я получу согласие. Обязательно получу, я добьюсь его! Потом я познакомлю тебя со своей семьёй, – на этих словах Гинтар забавно скривился, и вновь крутанул эльфийку. – Они тебе, конечно, не понравятся, но это неважно. А потом мы закончим это опасное приключение и двинемся в новое, не менее интересное!

Гинтар остановился и обнял красавицу за талию, мечтательно смотря в её глаза. Хотел было добавить, что это приключение будет называться семьёй, но он не только боялся напугать Валанди этими словами, да он сам испугался от одной мысли об этом. Но… а почему бы и нет?

– Ты веришь мне, моя госпожа?

– Звучит заманчиво, – Валанди заразила его мечтательность. – Пожалуй, ты прав. Раз уж мы не можем по одиночке создать себе приятные воспоминания, то почему бы не попробовать сделать это вместе? И начнем сегодня же! Танец, который ты мне так и не подарил на балу…

Она отстранилась и присела в реверансе, демонстрируя ему свое платье. Это же то самое платье, пусть она его и укоротила.

– Господин Гинтар, я знаю, Вы страстно желаете пригласить меня на танец, – она подала ему руку, ожидая его хода.

Туманный с радостью принял правила игры. Он довольно заулыбался, преклонился перед дамой и в поклоне поцеловал эту самую ручку.

– Вы бы знали как, моя госпожа, – томно прошептал он и, притянув к себе Валанди, как полагается, положил руку на талию, второй крепче обхватил её ладонь и повёл в танце, недовольно скуксив нос: – А Вы порушили мои планы, госпожа.

– Как я посмела? – притворно ахнула Валанди. – Вопиющее безобразие! Что за планы такие?

– Кто-то обещал, что меня господином не назовёт, – загадочно улыбнулся он. – И я запланировал множество пыток для тебя, дабы заставить произнести это. Но… – театрально выдохнув, он отпустил солнечную, покружил под своей рукой и прижал к себе вновь. – Теперь это теряет всякую ценность.

– Ну вот, а я думала, порадую тебя, назвав так, – Валанди надула губки. – Кстати, раз уж вспомнили о твоей семье, ты собирался что-то рассказать…

– Меня порадуют пытки, приготовленные мной, – улыбнулся Гин, но улыбка была его недолгой. Он медленно остановил танец и просто взял девушку за руку, уводя глубже в лес и продолжая свой путь к Сильверсану. – Ах да. Я хотел рассказать тебе одну вещь. Видишь ли, у туманных очень строгая иерархия. Глава семьи – самый старший представитель мужчин. И именно он должен решать судьбу сына или дочери.

– Так, начало мне уже не нравится, – Валанди нахмурилась, но приготовилась внимательно слушать. Это может быть важно, чтобы понравиться его семье.

– Так вот. Мои родители очень богаты и известны на нашем острове. И, разумеется, они хотели бы выбрать нам с братом достойную партию. И меня сосватали с Манари – дочкой винодела. Я отказался жениться не по любви, и это было последней каплей, которая подтолкнула меня уйти из дома, – Гинтар замолчал, переведя взгляд с пути на Валанди, ища в её взгляде хоть какую-то эмоцию. – Я хочу предупредить тебя об этом, чтобы попытки моих родителей вновь связать меня с Манари не шокировали тебя. Я всё равно ничего не изменю в своём решении.

– Теперь я понимаю, почему ты не хотел говорить о них, – молвила Валанди, выдавливая улыбку. – Скажи им, что я отличная партия. В моем приданном целый город – уж получше винодельни будет.

И хоть губы ее были растянуты в улыбке, в глазах не было и следа весёлости. Внутри пылала ревность невиданной силы, которую она не ожидала. И это она только услышала о потенциальной невесте. Что будет, когда она увидит ее рядом с Гинтаром? Хоть он и говорит, что ничего не изменится, но все может пойти наперекосяк – иначе у них и не бывает.

– Их это не волнует, – грустно покачал головой туманный. – Им нравится Манари, её родителям нравлюсь я… Вот только надеюсь, что Сектар всё же сумеет её в себя влюбить, тогда родители поменяют свой выбор.

Воспоминания о брате и о том, что писала о нём мать в последний раз, заставили эльфа засмеяться, хоть и было похоже, что он посмеялся над своими словами.

– Может, мне тогда лучше не ходить? – вдруг спросила Валанди, переставая притворяться. – Я не знаю, как могу отреагировать. Я не смогу молча стоять в стороне, пока они обсуждают твою свадьбу с другой, а ты говорил, что у вас такое поведение для женщины неприемлемо.

Она реально оценивала свои шансы понравиться родителям Гина. Какой бы сногсшибательной красоткой она ни была, солнечная – не туманная.

– Да? – фыркнул Гин. – И что тогда предлагаешь делать? Тебя и кого-то ещё оставить в порту? Нет, хватит с меня. Это первый и последний раз, когда мы вот так разделились. И, Валанди, если уж Кая сможет держать себя в руках, то уж и ты постарайся. Мы говорим об очень важной и значимой реликвии острова. И я очень уважаю старейшину и свой дом. Если родители будут против – я не стану воровать записи. Ты же понимаешь, что перед старейшиной нам следует предстать всем?

– Да, ты как всегда прав, – понурила она голову, и с каждым шагом энтузиазма и хорошего настроения становилось все меньше и меньше. А перспектива остаться в Сильверсане и никогда больше не выходить из комнаты выглядела все привлекательнее.

– А если уж ты так беспокоишься о Манари, – Гинтар не мог не заметить резко переменившееся настроения подруги. Он притянул её к себе, обнял сзади и вот таким образом пошёл вперёд, забавно переставляя ноги, дабы на неё не наступить. – То, если уж она и красива, зато безвольна и скучна. А меня такие не интересуют. Ещё одна причина, по которой я бы никогда не связал свою жизнь с туманной, которая родилась и выросла в наших законах и правилах, – и дабы окончательно поставить точку, Гин поцеловал девушку в макушку.

Она согласилась с ним, пока что. Но все равно сомнения продолжали ее одолевать. Трудно было предсказать свое собственное поведение после происшествия, но она постарается. Ради Гинтара.

***

Кая шла позади Закнеыла, но уже не по привычке – она просто не могла держать темп, заданный высоким эльфом. Хоть он постоянно ждал её, но звёздный не мог решиться – либо быстрее добраться до места, либо дать ей передохнуть и набраться сил. Мёртвые равнины были пусты и безжизненны, и даже простой валун был редкостью в этой местности – здесь было пусто. Словно один из кругов ада, где нет ничего. Только ты и пустота.

Солнце раскалило безжизненную землю, и путешественникам казалось, что они шли по выжженной пустыне – настолько было жарко. Кая уже давно сняла с себя плащ и бросила в рюкзак. Травы, которые собрала в лесу, кончились ещё к полудню – она ела их, не переставая, всё надеясь, что они уменьшат боль, но… Рука лишь сильнее опухла, гной набирался в ране быстрее, а пульсация во всей конечности сводила девушку с ума, но она молчала.

Когда день катился к вечеру, Кая бросила взгляд на один из тех редких камней, что были тут и, подойдя к нему, присела, упав и запрокинув голову, тяжело дыша.

– Прости, Закнаэл, – хрипло прошептала она. – Но больше я идти не могу.

И свалила её не боль, а банальная жажда, которая усилилась из-за яда. Губы эльфийки были сухи и уже успели потрескаться. Она провела по ним языком, но он так и не оставил влажную дорожку на них – в глотке всё пересохло. Обычно Гинтар выкачивал воду из воздуха, если была влажная пора, или из растений, дабы напоить спутников. Один раз посчастливилось напиться нектаром. Но сейчас не было даже дичи, чьей кровью могла бы утолить жажду оборотень.

– Я видел недалеко кактусы, но от них могут появиться галлюцинации. В твоём состоянии не стоит… – он не договорил, присаживаясь рядом, но и заканчивать фразу было незачем – все и так понятно. Зак бросил на Каю обеспокоенный взгляд. – Онемение не появилось? Если вдруг почувствуешь, что не можешь шевелить рукой или ещё чем, обязательно скажи.

Он осторожно осмотрел состояние Каи. Чем помочь, он не знал. Разве что выследить орков и отнять их пищу – ведь должны они как-то выживать в этой пустоши – но и оставлять оборотня одну он боялся. Они прошли только треть пути, такими темпами она быстрее умрет от жажды.

Кая подняла руку на несколько сантиметров вверх, сжала пальцы – вроде всё нормально.

– Ты думаешь, стоило нам идти в другом направлении? Мы ведь могли и в Сильверсан с ними пойти, а потом просто… – лунная задумчиво пожала здоровым плечом. – Не знаю. А зачем нам в Доусон? У тебя правда проблемы с клинками?

– Ты не хотела, чтобы остальные узнали, вот я и придумал историю, – Зак виновато потупил глаза. Возможно, он сотворил глупость, пойдя у нее на поводу, но… – В Доусон ближе, чем в Сильверсан. И я действительно знаю там хорошего кузнеца, который выкует твое первое оружие, пока мы будем лечить тебя.

Закнеыл попытался ободряюще улыбнуться, но получилось неестественно. Он подумал, что, наверное, стоит посвятить ее в план целиком, поэтому продолжил:

– У них в городе есть гномья цитадель, а эти ребята бьются со звездными в подземельях чуть ли не дольше солнечных. Уж они-то наверняка должны знать, как справляться с нашими ядами, – правда, не очень воодушевляюще вышло.

– А ведь знаешь, ты так и не провёл мне второй урок, – измученно улыбнулась лунная. На самом деле, его слова давали надежду. Её первое оружие… Значит, он верил, что её можно излечить, и это оружие ей понадобится. Да и надежда на гномьи знания… Тем более, Кая знакома с этой расой, они забавные. Было бы здорово встретить там своих знакомых.

Смотря куда-то вперёд, в пустоту, Кая почти на ощупь отыскала руку звёздного и накрыла её своей ладонью.

– Спасибо тебе, – прохрипела она. – И… если вдруг меня не станет, беги так далеко, как только возможно. К черту пророчество. Гинтар ведь не шутил, – говоря это, она очень пыталась перевести все в шутку, повысив настроение как себе, так и Закнеылу, но… вышло слабо.

– Ты не умрёшь, слышишь? – он сжал ее ладонь.

Ее слова пугали, но боялся он не Гинтара, а действительно потерять Каю. Он правда хотел научить ее сражаться на мечах, хотел узнавать от нее новые вещи такие, как, например, воздушные поцелуи.

– Если придется, – он решительно на неё посмотрел, – оставшийся путь я понесу тебя. Но ты не умрёшь, не позволю.

– Может ещё и кровью напоишь, воду из воздуха выкачаешь?

Слабо улыбнулась она и отвернулась от звёздного. Уж сколько красивых слов говорил Гинтар, но вот так её растрогать… Это было приятно, и даже слишком слабо сказано! И не сами слова даже тронули её сердце, а то, с каким чувством и уверенностью говорил Зак.

Лунная незаметно смахнула накатившую на глаз слезинку и, чему-то усмехнувшись, положила голову на плечо звёздного.

– Спасибо, – но, как это обычно бывает, стоит слово сказать, как слезы уже не остановить. – Прости, просто… Я этого никогда не забуду, – и отчего-то почувствовала себя как-то странно после этих слов… Кажется, даже боль отступила на некоторое время. Почувствовав это, Кая поднялась на ноги, но руку эльфа так и не отпустила. – Мне уже лучше. Пойдём.

Закнеыл поднялся за ней и предложил понести ее рюкзак, ещё раз осведомился о самочувствии, и только получив положительный ответ, более или менее успокоился. Он повел ее дальше, намеренный нести ее, когда она уснет, лишь бы поскорее найти спасение.

Они шли ещё некоторое время, пока Кая вновь не стала валиться с ног, но на предложение понести её, она отказывалась, смущаясь и даже как-то стыдясь своего состояния.

Надеясь как-то отвлечься от боли, она пыталась завести с ним разговор о разных мелочах, как например история звёздных, правила, обычаи… Она привыкла, что Гинтар всегда что-то рассказывал, и идти в молчании ей очень не хотелось.

– А что ты будешь делать, когда всё это закончится? – спросила она, когда солнце стало садиться, а прохладный ветер принёс хоть какое-то облегчение.

– Не задумывался об этом, – Зак приложил одну руку к подбородку и всерьез обдумал этот вопрос. – Наверное, буду изучать магию. Если я и правда наследник того звёздного из пророчества, мне должно хватить сил, чтобы сдерживать своих сородичей от начала новой войны. А ты что думаешь?

– Это будет очень благородно с твоей стороны, – улыбнулась лунная. – А я продолжу путешествовать с Гином и… – Кая забавно скуксила носик, – Валанди. И… – она подняла голову на спутника, – с тобой?

Это был вопрос, который она задала ему, пусть и не напрямую. Но, судя по его словам, у него были уже намечены другие планы, и Кая даже не думала, что услышит согласие, отчего отвернула от него лицо.

Зато вместо ответа ветер принёс ей жуткий смрад чего-то гниловатого и палённого, но особо не придала этому значение, ведь кто только мог не сдохнуть под таким дневным солнцем?

А вот Закнеыл напрягся, и выдало его то, что он сильнее сжал руку Каи. Ее вопрос он либо вообще не услышал, либо решил пока проигнорировать.

– Ты чуешь? – спросил он оборотня. – Похоже на орков. Как думаешь, чем они питаются здесь? Я слышал историю о племени каннибалов, – его аж передёрнуло, когда он представил, как орки поедают себе подобных. – Лучше обойти их.

Кая только хотела возмутиться на сильное сжатие, как сразу прикусила язык, слушая звёздного.

– Это орки так воняют? Надо же. А в городах… – и вновь она вспомнила о том, что надо помалкивать. Лунную передёрнуло вместе с ним, так как и она представила себе эту картину, но… Мысль о том, что у них может быть вода. Нет, нельзя об этом думать! Был бы один орк, тогда ладно, но запах ясно говорил, что их там не менее трёх, а то и больше.

Она ничего ему не ответила, но сжала руку в немом согласии, и пара двинулась дальше, но уже медленнее и осторожнее.

Довольно быстро они отыскали этих орков, но стоило Кае их увидеть, как она замерла, и будь на ней сейчас шерсть, она бы встала дыбом. Как же эти твари отличались от тех, что были в городах. Огромные, зелёные, украшенные разными костями, и лишь чья-то шкура прикрывала их пояса.

– Видишь у них на шее амулеты из костей? – еле слышно шепнул Зак в самое ухо Кае. – У моего отца три сотни таких в рабах. Они сильные, а этот отряд ещё и большой. Не каннибалы, не пугайся, – попытался он ее успокоить, видя как она оцепенела. – Могу попробовать достать их воду, но, возможно, придется бежать. Справишься?

Вот ещё и зловещего шёпота не хватало в ухо. Каю смешно передёрнуло от его дыхания, она хотела от него отойти, но услышав последнее, взяла его за плащ и прижала к своему телу. Вот честно – на рефлексе.

– Даже не думай, – прошептала она. Если ещё перед его словами она могла задуматься, то теперь категорическое «нет» в ответ. – Не рискуй. Я постараюсь продержаться без воды. В крайнем случае, попью сока кактуса. Потерпишь мой бред, не страшно. И… я не боюсь! – ну да, эти слова звучали особенно смешно. – Пойдём отсюда быстрее.

Закнеыл ещё с секунду сомневался, но принял решение Каи и, снова взяв ее за руку, повел от группы орков в обход. Его позабавило то, как она храбрится. Эта черта почему-то ему больше всего нравилась в ней, делала ее милой.

Отойдя достаточно далеко, Зак позволил себе немного расслабиться. Он повернулся к Кае, окинул взглядом её больную руку, иссохшие губы и предложил остановиться.

– Давай попробуем кактус отыскать. Я бы и сам не отказался, но если они действительно имеют побочные эффекты, то хотя бы один из нас должен находиться в здравом уме.

– Ты серьёзно? – но выбирать не приходилось. – Ты только заранее меня прости за… – Кая хотела пошутить, но вместо этого она вспомнила, какую чушь и что вообще позволяла себе во время последнего выпивания. – Кстати, прости за то, что я тогда поцеловала тебя… Надеюсь, до такого больше не дойдёт.

Зак и думать забыл о том случае. Думал, что и она, как Валанди, ничего не вспомнит после. А тут… И почему-то именно сейчас в его сознании всплыл не только тот мимолётный поцелуй в щеку, но и… Кая на поляне, ласкающая себя. Кровь ударила ему в лицо, в низ живота… Да во все, до чего могла добраться, лишь бы поставить его в неловкое положение! Он резко отвернулся, чтобы скрыть все это и успокоить разгулявшееся воображение.

– Я… Это… было приятно, – буркнул он, не оборачиваясь, и замахал руками, мол, все в порядке. – Пойду искать кактус, жди здесь, – и растворился в темноте, оставляя Каю наедине с её удивлением.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю