290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 62)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 62 (всего у книги 66 страниц)

– Я не буду стоять в стороне. Я буду бороться за неё, – не стал скрывать и своих намерений младший.

Гинтар резко сел, с такой злобой взглянув на Сектара, что, казалось, вокруг него заискрился воздух. Почему показалось? Сектар, лежа на спине, видел эти искры, ощущал, как вокруг Гина тяжелела атмосфера.

– Да как ты смеешь? Сектар, она уже моя невеста!

– Это ничего не меняет, Гинтар.

– Ты обезумел! Это самые бредовые мысли, которые у тебя когда-то были. И идея твоя бороться за её сердце отвратительна и глупа!

– У меня всегда были глупые идеи, – в отличие от старшего, младший продолжал быть спокойным. – И кому, как не тебе, знать, что какими бы ни были мои идеи, они всегда осуществлялись, – с этими словами он повернул лицо к старшему и как-то грустно усмехнулся: – Я упрямый.

И Гин знал это. О да, в его глазах страх усилился. Валанди была ему очень дорога, а тот факт, что Сек всегда добивался своего, не мог не пугать. Так было всегда. И каким бы ни было велико доверие к Валанди, доверие к младшему брату пошатнулось.

Гинтар не собирался дальше вести этот диалог. Он встал с пола и убежал в свою комнату, чувствуя себя каким-то преданным. Сразу с трёх сторон: Кая больше не была его маленькой девочкой, которую нужно защищать. Валанди ушла, даже не попыталась разделить с ним свои тревоги, словно он был каким-то чужим человеком. И брат. Всю жизнь будучи холодным, он посмел проявить теплоту своего сердца к его невесте, к его сокровищу!

Гинтар смог уснуть только рано утром, но перед сном он знал, что Сектар так пытается проявить заботу. Женщина женщиной, но брат оставался братом, даже если старший и тихонько возненавидел за это младшего. Сектар усыпил Гина. Ему предстояла дальняя и опасная дорога. Он должен был отдохнуть.

***

С утра Закнеыл и Кая заглянули в комнату Сектара, но обнаружили там только одного туманного. Выяснив, что Гинтар уснул только под утро, пара решила пробежаться по магазинам вдвоём. Они накупили теплых вещей, а по дороге Зак показывал Кае буквы на вывесках, и каждый раз, когда она угадывала буквы, радовался, будто это его достижение.

Ближе к обеду они решили вернуться в таверну и проверить братьев, а заодно и перекусить. И подходя к ней, Зак заметил маленькую белую птичку, которая влетела в окно Гинтара.

– Письмо от Валанди? Надеюсь, она возвращается, – обеспокоенно произнес звёздный. Он ожидал, что она вернётся, а не пошлет очередную записку. Нет, ну точно найдет ее, силой притащит и бросит к ногам Гинтара вымаливать прощение.

«Я у ворот. Нужно поговорить. Наедине. Валанди».

Так гласило письмо, которое Гинтар тут же скомкал, чтобы его не увидели остальные. Кая так точно по его принципу будет говорить, что это может оказаться ловушкой. И не было после ночи у Гинтара никакого настроения на разговоры. Да и… на встречу не было. В смысле, нет, он рад, он счастлив! С ней всё хорошо. Но… содержание было не радостным.

Гинтар молча встал и вышел. Молча прошелся по городу. Даже не торопился. Что-то не давало ему покоя в этих строках. Обычно такие серьёзные вещи говорят перед расставанием или раскрытием какой-то тайны, которую Гинтар точно не хотел бы слышать.

И как бы он ни оттягивал момент, быстро дошел до ворот и сразу увидел Валанди. Нет, он к ней не подходил. Глубоко в душе порадовался, что она жива и в порядке, но внешне… он был холоден и смотрел на неё так, как туманные смотрят на другие расы.

Солнечная помахала ему рукой и улыбнулась, но, заметив его настрой, тут же сникла. А чего ожидала? Что он после такой выходки встретит ее как ни в чем не бывало? «Соберись, ты репетировала», – мысленно поддержала она себя. Но когда Гинтар приблизился, и слова вымолвить не могла. Хотела обнять его, но вдруг оттолкнет? Так и стояла, стыдливо опустив глаза, под его холодным взглядом.

– Гинтар, я… Прости, – наконец она смогла выдавить из себя и подняла глаза. – Ты злишься, да? Глупо спрашивать. В общем, я ушла, чтобы спокойно все обдумать. В последнее время слишком многое произошло и… это тяжело.

– Скажи мне, может, ты рано согласилась выйти за меня замуж? Может, это я слишком рано предложил? – спросил он тоном, который был точь-в-точь как у Майнсета. Не успела на лице солнечной новая эмоция выскочить, как туманный продолжил: – Мне казалось, с родными делятся тем, что на душе, а не сбегают, оставив обшарпанную записку!

Таки сорвался. Не хотел. Если бы не ситуация ночью, он бы сдержался, но на него тоже так всё навалилось. Гинтар мало того, что вскрикнул на последнем слове, так и выбросил скомканную последнюю пришедшую бумажку в сторону. Ну, хоть не в лицо.

– Я знаю, прости, я поступила подло и сожалею об этом. Мне нужно было с самого начала все рассказать тебе, но я боялась.

Она извинялась словами, глазами, всем, чем могла, потому что искренне сожалела, что сбежала, что молчала о кольце и обо всем остальном. Она бы сбежала насовсем, но так любила Гинтара, что не смогла. А что Сектар? Это было временное увлечение. Просто он был рядом, когда она нуждалась в помощи, был с ней в такие моменты даже больше, чем Гин. Вот ей и показалось, что она начала чувствовать что-то к нему, но эта короткая разлука показала ей, о ком она думает на самом деле. И она безумно соскучилась именно по Гинтару.

– Ещё не поздно ведь? Сектар… Все дело в нем, – Валанди опустила голову, стыдясь себя. – У нас ничего не было, не подумай. Но он с чего-то решил, что хочет заполучить меня, и похоже, это не очередная его проверка. И я, кажется, сама дала ему на это надежду. Я совсем запуталась и сбежала. Но эта передышка помогла мне разобраться в себе, и теперь я знаю, чего хочу.

Не стоило ей напоминать Гину о разговоре с братом. И вот от таких слов «ничего не было» ему аж дурно стало. Туманный сделал шаг назад от Валанди, тем самым показывая, что в данный момент он от неё ничего не примет: ни ласк, ни объятий. Ему было тяжело не кричать, но в последний момент он всё же вернул себе уравновешенный вид, правда, наверное, когда в его голосе есть хоть какие-то эмоции, даже лучше. Пусть гнев, пусть крик… но не так… словно он ничего не чувствует.

– Ты понимаешь, что мы в двух шагах от смерти? Ты понимаешь, что за этими горами лежат Белые горы. Мы идём туда, чтобы, возможно, умереть. И именно сейчас, в этом месте, где на тебя уже было совершено покушение, ты решила сбежать, не сказав мне ни слова, а оставив записку. Что мне эти записки? Ты, кажется, даже не понимаешь, насколько я волновался. Мы можем всё решить вместе, но, видимо, ты ещё не вышла из роли искателя сокровищ – роль одинокой волчицы, верно? Вот скажи, зачем тебе я, если ты предпочитаешь действовать в одиночку, не думая о последствиях?

– Я правда сожалею, – она не кричала, не злилась, а просто стояла с опущенной головой и была готова слушать любые упреки в свой адрес. Но было так обидно, так страшно, когда он отошёл от нее. Мысль, что она потеряет его, приводила ее в такой ужас. – Этого больше не повторится. Больше никаких сокровищ и опасных авантюр, больше никаких секретов и недосказанностей. Без тебя моя жизнь была неполной, ты заставил меня полюбить жизнь, ценить ее, помог справиться с ненавистью, что сжигала меня изнутри. И после этого я поступила с тобой как последняя тварь. Пойму, если ты не захочешь меня больше видеть, но я люблю тебя и хочу измениться. Чтобы быть с тобой, я готова на все.

– Я это уже слышал, Валанди. Не в такой откровенной форме, но слышал. Практика показывает, что о доверии в наших отношениях и речи быть не может, – но всё-таки он немного подостыл и расслабился, и теперь солнечная видела его уставшее и измученное думами лицо. – Иди в таверну. Отдохнёшь, и мы сразу выступим в путь, – но сам он повернулся в другую сторону и намеревался идти куда-то в другое место.

– А куда ты пойдешь? – окликнула она его. Валанди вытянула руку, чтобы поймать его, но на полпути замерла. Остановить его? А вдруг он хочет побыть один, и этим она сделает только хуже? Но отпустить его вот так… Рука сомкнулась на его предплечье. И что сказать? Как исправить все? – Я без тебя не пойду никуда. Теперь куда ты, туда и я, одна и шагу не ступлю. Тем более, когда я остаюсь одна, это всегда приносит неприятности. Скажешь, что раньше меня это не волновало, так вот теперь волнует! Я хочу прожить долгую счастливую жизнь с тобой, а если ты этого не хочешь, тогда… Тогда я буду все время мельтешить у тебя перед глазами, чтобы ты вновь захотел, – и понимала, что несёт полную чушь, но лучше так, чем сейчас отпустить его.

Гинтар остановился, посмотрел на неё через плечо и вздохнул. Дать ещё один шанс? По крайней мере её уговоры постепенно успокаивали его.

– По магазинам, – всё же ответил он на первый вопрос, будто всё остальное проигнорировал. Но нет, всё слышал. Всё достигло его сердца. И по нему это стало видно. Теперь уже и серые глаза потеплели. Чуть-чуть. – Нам нужно закупить тёплой одежды. Я вчера купил себе и Кае. На Зака не знаю какой размер нужен. А без тебя тебе брать не стал.

– Хорошо, пойдем и выберем что-нибудь. Хотя я бы надела все, что ты купил бы мне, – обрадовалась солнечная.

Валанди восприняла это как шаг к примирению и со счастливой улыбкой кинулась было обнимать его, но сжала только руку, обхватывая ее своими руками, и быстро отпустила. Не хотела давить на него, но все же осторожно коснулась его пальчиков, прося взять ее за руку.

Гинтар руку не убрал, но и не обхватывал её пальцы или ладонь. По пути на рынок, да и на нём, он был молчалив. Говорил лишь по делу – когда закупался. Валанди не хотела его злить лишний раз – покупала всё, что ей было нужно быстро, даже порой особо не зацикливаясь. С Гином старалась как-то говорить. Иногда он отвечал, но когда ощущала, что он начинал злиться, замолкала. Так они на рынке и провели пару часов, после чего пошли в таверну.

– Как думаешь, они помирятся? – спросил Закнеыл за обедом. – У нас впереди трудная встреча, если они не наладят отношения, это может плохо сказаться на нас всех.

Казалось, звездный все больше переживал. Отчасти он винил себя, что не помешал Валанди совершить глупость. И эта нервотрепка начинала проявляться в постукивании пальцами по столешнице. Поймав на себе вопросительный взгляд Каи, пояснил свои мысли:

– Отряд должен быть слаженным, и все его члены обязаны доверять друг другу, иначе в серьезном бою они просто все погибнут. А у нас впереди не просто серьёзный бой – мы должны как-то победить величайшую силу мира сего, – он умел произносить воодушевляющие речи.

– Да помирятся, куда денутся, – отмахнулась лунная, смотря на соседний столик, за которым, собственно, и расположилась пара.

Гинтар сам предложил ей сесть, но было такое впечатление, что он предложил это из долга перед ней, а не потому, что хотел провести время. Конечно это не так. И пусть он продолжал молчать, лишь сухо кивая на какие-то слова солнечной, в таверне он уже почти отошёл. Поступок Валанди был в мыслях, но уже слабо. Да, обидно, но, чёрт возьми, вот она, с ней всё хорошо – он уже думал об этом, соглашался. Сейчас же его больше беспокоил Сектар.

Когда с едой было почти покончено, Гин, не поднимая головы, спросил:

– Так что там с моим братом?

Валанди дернулась от его вопроса и подавилась. Вообще было неожиданно, что он первым заговорил, да и тема не радовала. Похлопав себя по груди и выпив воды, она закашляла и, прочистив горло, заговорила.

– Ничего. Ему ничего не светит. Пусть только тронет меня физически или мысленно, если в первом случае я смогу защититься кинжалами, то во втором я написала Силейз, она обещала помочь найти способ защитить разум от воздействия такой магии. В любом случае я не хочу иметь с ним каких-либо дел. Он твой брат, поэтому мы наверняка ещё не раз встретимся, но я намерена дать ему понять, что в мою сторону пусть не рыпается. Как до него это донести, потому что слов он не понимает?

– Никак. Он упрямый, – ответил на всё это Гинтар.

Хотел злиться подольше, но то, как она это всё проговорила на одном дыхании только посмешило Гинтара. Верит. Ей верит. Брату не верит. О, лёгок на помине…

Сектар в это время, опять чуть-чуть постаревший (на этот раз даже незаметно), спустился в главный зал с навешанными на руках разными побрякушками. Сначала он подсел за стол к Закнеылу и Кае, и выложил половину из этого. Там были заколки, браслеты, кольца и стиснутая прошлым утром Каина резинка.

– Значит так, – начал он. – Действовать начнут они автоматически. Нацепите на себя всё, не снимайте. Это… в случае сильного магического удара, поставит защиту, но его хватит на три заряда. Этот на случай воздействия на голову… Нет, на меня так смотреть не надо. Разумеется, я смогу обойти свою же защиту. Так, что тут у нас… Эти кольца будут сдерживать ваши силы и дадут выносливости в дороге, – он ещё долго что-то говорил, объяснял, показывал по очереди. Кая впервые его застала таким серьёзным. Даже не поверила, Сектар ли перед ней. – Лунная, насчет резинки. Один раз, слышишь? Один раз она спасет тебе жизнь при серьёзном ранении. Звёздный, вот этот браслет, – он пододвинул к нему золотой браслет с жёлтыми сапфирами, – имеет тот же эффект. Так, вроде всё…

– Точно помогут? – с сомнением спросил Зак, вертя в руках браслет. – Жаль, что пришлось расстаться с кольцами. Мне даже понравилось их использовать. Хотя получалось у меня раз, два – и обчелся.

Он расстроенно покачал головой и нацепил все побрякушки, которые предназначались ему.

Валанди при виде младшего туманного заметно напряглась. Она не знала, что он рассказал Гинтару, и рассказал ли вообще. Но она постаралась достойно перенести эту встречу. А так надеялась, что Сектар уже свалил обратно на острова.

Младший же туманный долго буравил звёздного взглядом, и через какое-то время всё-таки снял со своей руки ещё и красный кулон.

– Вот, попробуешь с ним проделать то, что с кольцами. Принцип такой: я поместил в кулон немного магической силы. Не знаю, получится ли, но по логике должно… Не получится – отдашь Гину. Он усилит его магию огня – в горах без неё никуда.

– Но это же не артефакт, а просто безделица, – заметила лунная.

– Верно. Оттого не знаю, сработает ли. Делаю ставки на то, что кольца помогли пробудить в Заке его собственную магию, которая в нас заперта. Опять же, я не уверен. Попрактикуется, а нет – так отдашь тому, кому я его изначально делал.

– О, – Закнеыл аж опешил от такой щедрости. – Эм, спасибо.

Он, конечно, не верил, что без колец у него получится, но был рад возможности попробовать и так. Что говорить, магия его завораживала, эта сила пьянила и манила использовать ее. Он очень хотел, чтобы у него получилось. Хотя бороться с магами магией – похоже, плохая идея. Разве что поможет подобраться ближе и перерезать им всем глотки.

– Спасибо, Сектар, – уверенее сказала луная.

Туманный улыбнулся ей как-то слабо и печально, взъерошил её голову и, встав, пошел к другому столу, за которым на Валанди не глядел вовсе. Может, брата не хотел злить, или… Нет, что-то было не то. В глазах была не печаль… скорбь. Но из-за них ли?

– С вами то же самое. Кольцо для защиты. Так, солнечная, эта заколка тебе для поля. Опять же – только три удара выдержит… – говорил, говорил, говорил, но в глаза никому не смотрел.

Гинтар был слишком зол на него, не видел этого странного поведения. Просто слушал его.

– Надеюсь, они без сюрприза? – подозрительно разглядывая кольца, спросила Валанди.

Она перевела глаза на Сектара и увидела это в нем. Поначалу не поняла, но было странно не видеть высокомерной усмешки в глазах, которая никогда не покидала его. Однако спрашивать не стала из-за Гинтара. Она полдня пыталась вернуть его расположение и не собиралась вбивать гвоздь ещё и обеспокоенным вопросом, будто ей было дело до переживаний Сектара. Но она нашла способ спросить по-другому.

– Что не так? Выглядишь так, будто уже распрощался с нами. Думаешь, мы все умрем в горах? – ее слова прозвучали довольно грубо.

– Ты – в первых рядах там поляжешь, – вышло даже грубее, чем обычно.

Надо было бы Гину заступиться за свою леди, но эти слова должны были, обязаны были рассердить её, отдаляя глупую идею Сека заполучить Валанди от задуманного. Он и промолчал… Почти.

«Ублюдки меня выследили и узнали, где я живу. Они заслали какую-то дрянь к нам в дом. С матерью поговорил, но уже три часа она со мной не связывалась», – такие мысли были заселены Валанди в голову.

Солнечная открыла рот, чтобы нагрубить в ответ, но прикусила язык, услышав мысленное послание.

– Вали домой уже, – буркнула она, будто обиделась на его комментарий по поводу того, что она умрет первой. Но в этих словах было и другое послание.

Она сгребла все вещички в сумку, потом наденет. Снова взглянула на Сектара и с какой-то решительностью заговорила – вот не могла устоять, чтобы не спорить с ним.

– Я выживу. Мы все выживем и вернёмся с магией, вот увидишь. Нельзя в этом сомневаться, – и снова это можно было расценить как тайное обращение к нему, хотя он и так мог слышать истинный смысл её слов: «Не думай о нас и спасай свой дом. Все будет в порядке».

Сектар ей ничего больше не ответил. И брату руку не подал. Хотя плечо Гинтара явно дёрнулось, чтобы протянуть первому, но он этого так и не сделал, видя, с какой решимостью младший вскочил и удалился из таверны.

За полчаса все вещи были собраны, а когда эльфы выходили из города, то обратили внимание, что одной из лошадей, на которых они прискакали, уже не было.

Ну что ж, в последний путь. Последнее препятствие, но самое опасное.

========== 42. Ночь перед ==========

Пророческие эльфы двинулись в горы. Один только вид снежных вершин вгонял четвёрку в дикое волнение. Каждый из них понимал, насколько опасен был их путь. Обрывы, лавины, монстры – всё это чушь по сравнению с магами. Но они пытались не падать духом.

Гинтар интересовался у лунной, как проходят тренировки. Кая недовольно зыркала на Валанди из-за того, что она с Гином сделала. Ну уж лучше так, чем отчаянье в глазах.

Закнеыл всю дорогу пытался использовать кулон, но пока у него так и не получилось вызвать ни искорки. И он злился не только ради призыва огня, а уже на самом деле, потому что у него ничего не получалось. Похоже, всё-таки придется отдать его Гинтару и взвалить всю основную борьбу на плечи туманного. Что ж, тогда он по старинке будет подкрадываться и резать.

Валанди же на удивление была собрана и серьёзна. Где-то ближе к вечеру ей пришло письмо от Силейз, в котором правительница, обеспокоенная сообщением солнечной об их цели назначения, пыталась помочь всем, чем сможет.

«Моя милая Валанди. Была удивлена твоему письму. Обычно от тебя и словечка не дождешься, а тут целое письмо! По-видимому дела у вас совсем плохи. Но мне есть чем тебя порадовать: в одном из магических экспериментов Белые маги призвали опасную тварь. Что-то пошло не так, она вырвалась из барьера и перебила около половины обитателей башни. Мне удалось узнать, что к этому приложил руку кто-то из туманных эльфов. В горах, конечно, не стало менее опасно, но все полегче будет справиться с меньшим числом магов. Но даже так вы в страшной опасности на их территории. Постараюсь навести смуту у них, но не уверена, что мне удастся пробиться сквозь их барьер.

Также с прискорбью вынуждена сообщить, что в кулоне не осталось магии. На самом деле я потеряла с ним связь ещё в Мутных горах, но в нем было заложено сильное заклятие подчинения драконов. Да, я как чувствовала, что однажды ты таки залезешь в логово одного из них. Спросишь, как мне удалось совладать с Совершенным? А как ты думаешь, почему я больше не Белый маг? Мои эксперименты над драконами посчитали кощунством и попросили уйти. Но речь совсем не об этом. Пожалуйста, не делай больше так.

И по поводу последнего твоего вопроса: пока не нашла ничего полезного, что могло бы защитить сознание от той магии, которую ты описала. Но я продолжу поиски, не волнуйся. Если ничего не найду, изобрету новое.

Будьте осторожны и выживите, пожалуйста. С любовью, Силейз».

Показав письмо остальным, Валанди предложила устроиться на ночлег и заодно обсудить их планы. Вот только долго им пришлось искать место для ночлега. Когда спустилась ночь, они ступали по дороге, где снег едва доставал колен. Гинтар шёл впереди, растапливал для них путь, после чего некоторое время отдыхал и восстанавливал силы. А что делать?

Кая с Валанди шли сзади, греясь в огненных языках, но это не спасало их от холода. По крайне мере Кая стала очень быстро замерзать, и никакие одежды её не спасали. Она дитя лесов, такое место не для неё.

В итоге удалось найти место у подножия скалы, где та защищала их от порывов ветра и снега. Гинтар вновь растопил снег для привала, и компания уместилась на небольшой каменной полянке, где, как казалось многим, теплее стоять, чем пытаться нагреть собой землю. Гинтар ещё некоторое время колдовал, но после строгого взгляда девиц, прекратил.

– Я в горах, конечно, часто ошивалась, но не так высоко, чтобы снег застать, – тряслась Валанди. Она уже научена опытом, ветер ее не брал в горах, но все равно она была не готова к такой холодрыге. Бросив сумку на землю, она уселась на неё. – Зак, костер на тебе. Давай-давай, пробуй магию использовать.

И пока солнечная подначивала его, звёздный без особой надежды снял кулон, намотал цепочку на руку и попытался пропустить энергию через него, как научил его делать Гинтар с кольцами.

– Не выходит, – разочарованно бросил Зак и отвернулся ото всех.

– Оно и не обязано выходить, – почти в один голос сказали Гинтар и Кая. Пока туманный вытаскивал еду и протягивал остальным, Кая, держась за плечи, обогнула звёздного и, подталкивая его коленями, заставляя повернуться обратно. – А я говорила, что это только безделушка с магией, предназначенная для того, у кого есть магия. Прекрати злиться, всю дорогу психуешь из-за этого барахла. Сколько тебе там лет? Без магии обходился же, ничего!

– Кая, оставь его, тебе не понять, – пробубнил Гинтар, отдавая последний кусок Валанди, после чего сел сзади неё и обнял, согревая. – Я тебе говорил, что магия – это часть нас. Закнеыл её пробудил в себе, и вновь потеряв, он чувствует некое опустошение. Неприятно расставаться с такой силой. Зак, я ведь прав?

– Да, – звёздный грустно кивнул, опустился на землю и усадил Каю к себе на ноги. – Клинкам я доверяю больше конечно, но было приятно ощущать эту власть на расстоянии. Когда у меня получалось использовать магию, я чувствовал себя непобедимым. Как будто мог горы свернуть, ну, или куст поджечь, – усмехнулся он, откидывая неприятные мысли о неудачах. Зак протянул кулон Гинтару.

– Ничего, вот получим магию, и все сможем так, – оптимистично произнесла Валанди. Пыталась не унывать, и письмо Силейз даже немного воодушевило, но и расстроило. А, будь что будет, она облокотилась на Гинтара и принялась за еду. – Дайте хоть на посох посмотреть, а то так и не увидела его. О, кстати, может у Зака получится с ним? Там же кольца и все такое.

Посох был завёрнут в те же шкуры, но уже от любопытных глаз. Гинтар развернул его и положил на колени Валанди. Он был красив. Теперь это был посох! А не жалкая ветка когда-то священного дерева. На конце в серебряной оправе был тот самый камень, древко отшлифовано и избавлено от ненужных веток; снизу к нему были приделаны два кольца, и сверху. А посередине выгравированы те самые символы от туманных. Как ранее рассказывала Кая, стоило им приложить бумагу с письменами к древку, как бумага испарилась, а символы остались, но уже на посохе.

– Сомневаюсь, – сказал Гинтар, забирая кулон. – Кольца должны были быть прямым проводником, а тут препятствие из дерева. Можно попробовать, но… Сомневаюсь.

С этими словами он пропустил магию через кулон и из камня вырвался сильный, даже больше, чем обычно, поток пламени, распаляя костёр ещё сильнее. Да нет, работает. Туманный протянул обратно кулон Заку.

– Пробуй. Пытайся. У нас ещё будет время, чтобы ты мне его вернул.

– Грёбанная магия, – проводила лунная кулон взглядом и тихо забубнила в кусок вяленого мяса. – Не она бы, так сидела бы дома, в какой-нибудь теплой таверне, на мягкой кроватке, с огромной тарелкой жаркого.

– Ты бы скорее бегала по лесу за добычей, – шепнул ей Зак, вешая кулон обратно на шею.

– Ну, не знаю… Мне кажется, я тоже что-то ощущаю, притрагиваясь к нему, – Валанди, как завороженная вертела посох в руках. – Как вы это делаете? Нужно схватить покрепче и сделать так? – она сжала древко руками и сделала выпад вперёд, потом ещё раз, но ничего не произошло. Она недовольно фыркнула и передала его Заку.

– Гинтар учил меня через эмоции это делать, – звёздный взял посох, сосредоточился, но у него тоже ничего не вышло. Он вернул посох Гину. – Я и не надеялся.

– А ты можешь? – спросила туманного Валанди.

– Дай попробую, – улыбнулся он и взял посох. А он что? Он и сам не знал, как это должно работать. Размахивать не стал, но попытался через кольца как-то магию пробудить в древнем, но по-своему новом артефакте. Ничего.

– Смотрите, как надо! – Кая протянула руки к посоху, и не успела его обхватить крепче, как взмахнула им, указывая камнем в сторону неба – бац! Появилась вспышка, и Зак с Валанди, открыв рты перевели взгляды на Каю. – Вот, учитесь, салаги!

Но не смогла она долго сдерживать улыбку. Гинтар отобрал у неё посох и, заворачивая, засмеялся вместе с подругой. А, ясно, кто эту вспышку сделал – не посох.

– Видели бы вы свои лица, – хохотала лунная.

– Не смешно, – буркнула Валанди. – Это же самый могущественный артефакт. В теории. Его бы сила не помешала.

– Ты, оказывается, у нас самый сильный маг, – засмеялся Зак, притягивая лунную к себе. – Надеюсь, ты дождь не вызвала.

– Уж лучше бы дождь, чем этот… снег, – буркнула Кая в ответ, утыкаясь ледяным носом в шею звёздного. – Кстати, Закнаал, а когда у тебя день рождения?

– А я про твой, кстати, помню, – засмеялся Гин, притягивая Валанди под стать Заку. – Закончим с посохом, вернёмся в Сильверсан, и как раз отметим. А давайте поразмышляем. Уже, правда, говорили об этом, но когда еще представится возможность? Что будет, когда всё случится? Мы овладеем всей магией, или будет как у туманных – у каждого свой профиль? Я бы хотел, чтобы всё вместе было. Иногда завидую отцу – он такие фокусы с рунами исполняет, залюбуешься. А вот у меня ни разу не получилось.

– В середине лета, так что ещё не скоро, а твой? – спросил он Каю, а Гинтару ответил: – Мне нравится со стихиями управляться. Ты говорил, что это самая слабая магия, но мне правда понравилось.

– А я бы хотела силу, как у Сектара. Ух, я бы отомстила ему за все издевательства надо мной, – выпалила солнечная. – А вообще, мне всегда нравилось, как Силейз из пустоты создавала что-то новое и прекрасное. Она столько всего умеет! И барьеры, и перемещать предметы, и всякие зелья варить, и связываться на расстоянии, иллюзии создавать. В детстве она всегда перед сном показывала мне сказки: маленькие рыцари сражались с драконами и тому подобные глупости, – Валанди мечтательно закрыла глаза, предаваясь воспоминаниям. Она повернулась к Гину: – А твой день когда? Я бы тоже хотела отметить как следует.

Лунная не хотела поддерживать их тему, потому просто ответила на вопрос:

– В середине зимы.

– Мой весной. В конце весны, – коротко ответил туманный и, в отличие от Каи, желал продолжить эту тему. – Наверное тебе, Зак, понравилось из-за того, что она больше боевая. И ты как раз из бойцов. Вот потому я и хотел бы овладеть всем, пусть и немного. Интересно, а как в те времена у эльфов было с магией? Или это только люди могут овладевать всем и сразу? – вообще, поразмыслить на эту тему было очень интересно, но сейчас этим лишь больше усиливал желание поскорее всё узнать. Но куда им торопиться? – Кая, а всё-таки, что с тобой?

– В могилах я эти способности видела, – ну, кто бы сомневался.

– Даже не помечтаешь?

– Временем управлять.

– Это ты, дорогая, замахнулась, – засмеялся туманный. – И что бы ты сделала с таким могуществом?

– Ускорила бы наше возвращение домой. И предотвратила бы всю ту чушь, что с нами приключается. Гинтар, отстань от меня с тупыми вопросами. Лучше скажи, когда и где свадьбу будете гулять? Мы с тобой, как после гномов ушли два года назад, так на хороших пирах-то и не сидели.

– А чего так резко тему менять? Нетактично такое спрашивать, – возмутилась Валанди, но все равно ответила: – В Сильверсане, а когда… Когда все закончится – слишком расплывчатое определение, может, дату выберем? Я забыла рассказать сестрице! У тебя ещё есть бумага? Дай, я срочно напишу ей. Такая важная вещь, а совсем из головы выскочило сообщить сестре о ней. Ведь писала же, завалила вопросами, она небось беспокоится, а так хоть обрадую, – она затрясла Гинтара, требуя срочно написать Силейз. И тема о магии отошла на второй план.

– Ну вот, а не спросила, вообще бы не поженились, – наконец лунная оторвала носик от Зака, но лишь ради того, чтобы его гордо вздёрнуть.

Гинтар же только смеялся, видя, как копошится Валанди. Он быстро достал бумажку с грифелем и протянул Валанди, после чего обнял и с интересом посмотрел из-за плеча, что же она там ей пишет.

– Осень – красивая пора для свадьбы, не считаешь? Давай в середине, когда все деревья окрасятся в разные цвета?

– Да, мне нравится, – она улыбнулась и принялась писать письмо.

«Дорога сестрица. Да, второе письмо за три дня, не пугайся, я в порядке. Спасибо за твой скорый ответ, вести о магах немного приободрили нас. Надеюсь у тебя получится найти то, что мне поможет, но не переусердствуй. Побереги себя, старушка.

Совсем забыла рассказать тебе в прошлый раз, Гинтар сделал мне предложение! Я так рада! Кто бы мог подумать… А помнишь, как я от него плевалась в самом начале? В общем, готовь город, отпразднуем это событие в середине осени.

Твоя больше не такая беспечная Валанди».

Солнечная быстро свернула письмо и отправила его лететь. Она повернулась к Гину и радостно обняла его.

– А ты своим рассказал уже? – робко спросила она.

– Лучше это сделать после свадьбы, – загадочно подмигнул ей туманный, после чего поцеловал в носик. Замерзла, его малышка. Усиливая огонь, он, усмехаясь, спросил: – А когда это ты перестала быть беспечной? – это раз. Второе: – Это когда ты от меня плевалась, милая моя? Мне казалось, у нас почти сразу с флирта лёгкого началось.

– А помнишь, как ты меня от повозки спас? – решила предаться ностальгии и Кая. Ностальгия… Всего три месяца прошло! Хотя, казалось, что это было так давно. – Помню, всё мечтала у тебя поспрашивать о всех слухах, которые ходят вокруг вашего народа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю