290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 58)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 58 (всего у книги 66 страниц)

«Ты. Не ответила. На вопрос», – требовательнее раздался голос в её голове.

– Валанди, я больше не могу сдерживаться. Нас ведь могут поймать. Мне прекратить? – почти в один голос с братом зашептал Гинтар, утыкаясь носом в грудь, а рукой залез в её бельё, проникая в красавицу двумя пальцами, пока Сектар «ласкал языком её клитор».

«Ты можешь меня остановить. Только ответить на вопрос. Честно. Вслух. Ты хочешь меня? Сейчас? В себя? По настоящему?»

– Нет, – одновременно обоим туманным ответила она. – Не останавливайся, Гинтар.

«Он любит меня, а я люблю его. Тебе здесь не место», – она сорвала кольцо, разрывая контакт. Заставив Гинтара поднять к ней лицо, солнечная жадно впилась в его губы. И плевать, что остальные могут вернуться, Гинтар ее, а она его, и пусть все это видят, и пусть ни у кого не возникнет сомнения по этому поводу.

– Любовь моя, – прошептал он, позволив себе один единственный раз оторваться от этих сладострастных губ.

Туманный заставил её приподняться и приспустил с неё штаны. В эти секунды он ласково покрыл её живот поцелуями, после чего уложил на бок, а сам пристроился сзади, держа ноги под коленями.

Так удобнее… Быть позади неё было очень здорово, хотя бы потому, что теперь он мог исследователь губами новые сантиметры её кожи, хотя, казалось бы, всё изведано. Но Гинтару так нравилось целовать её в шейку именно сзади; а за ушками! Эти милые маленькие ушки. Его любимы ушки… Целуя одно, лаская кончиком языка ушную раковину, Гинтар медленно вошёл, пробуя эту позу. Он не смог сдержать глухого мычания – когда её ножки вместе, внутрь входить становилось тяжелее, но и внутри становилось всё теснее. Мышцы так плотно обхватили его ствол, и пока он пробивался всё глубже, сжимал зубами ухо. Как же хорошо, как тесно и горячо. Туманный замер, ощущая всё, что дарит эта поза.

Валанди очень нравилось, когда он вот так ласкал ее ухо, как Сектар тогда… Черт, она прогнала его из своей головы, но почему продолжает думать? Ещё и в такой момент! Он вошёл сзади… «Да, Гинтар, выбей этого придурка из моих мыслей».

– Не останавливайся, – шептала солнечная. Она запрокинула руку и отыскала его волосы, вцепляясь в них. – Гинтар, Гинтар…

Она без конца называла его имя, словно напоминая самой себе, кто с ней. Что это не противный Сектар, который постоянно пошло измывался над ней, а ее возлюбленный, ее жених. Она двигала бедрами, подгоняя его, и ощущение его внутри, а в этой позе он казался ещё больше, сводили с ума. Он плотно прилегал везде, казалось, сосредоточившись, она могла почувствовать каждый малейший бугорок. Это было ново, это было необыкновенно, изумительно. На каждое движение она отвечала стоном, сначала слабыми, а затем все громче и громче. Пальцы ее сами тянули серебряные волосы, а лицо поворачивалось, чтобы найти губами желанный поцелуй.

А сам эльф упивался, слыша свое имя из этих уст, да ещё и в таком тоне, среди этих стонов. Он издевался над ней не меньше брата… то срывался в бешеном темпе, вколачивая в неё свой член, то становился медленным и ласковым, входя так медленно, как только мог, остужая своё желание, свою прыть, но продливая их ночь. Но на поцелуи отвечал по первому требованию, увлажняя иссохшие губы и удовлетворяя юркий язычок, утомляя его борьбой со своим.

До сих пор никто не вернулся. А может, просто все слышали Валанди и уходили прочь. «Да, моя малышка, стони, громче… Пусть все слышат и никто не подходит!» Его, вся его… Словно процесса было мало, Гинтар взял её за грудь и, сжав, прижимал к себе это податливое измученное такими вечно меняющимися толчками тело к себе плотнее. Он тёрся своей грудью о её спину, гладил выпячиваемую попу, а когда срывался на быстрый ритм, не мог удержаться от шлепка. Он помнил, ей нравилось. А ему нравились её вскрики от неожиданности, сам звук шлепка и покрасневшие от ударов ягодицы. Какие же они были…

Она была уже почти на грани. Он редко бывал таким, а в последнее время руководить процессом предоставлял ей, но как же Валанди нравилось подчиняться ему. Да, пусть он будет грубым с ней, сжимает сильнее, шлёпает громче… Она показывала ему, как ей нравится, своими стонами и изгибами. Закусывала губу и кусала его, когда они попадались к ней.

Гинтар сорвался лишь когда почувствовал её оргазм, пульсацию внутри. Ему недолго пришлось – уже через несколько толков он излился в неё мощной струёй, но даже после этого продолжил делать неспешные поступательные движения, ловя каждый момент, каждую секунду, пока он был в ней, пока мышцы то обхватывали его ствол, то отпускали.

А губы ласково касались покусанных мест, на которых срывался в нетерпении и страсти, а ладонь поглаживала покрасневшие места на попе. Он не смог удержаться – приподнялся на локте посмотрел на плод своих трудов. Горячая и красная, как спелое яблочко, ягодица. Красота…

– Прости, – устало усмехнулся туманный. – Тебе, наверное, было больно? – но тяжело было признать, в этот момент он больше думал о своём удовольствии от ощущений и звуков, чем о её чувствах.

– Это было… потрясающе, – сквозь неровное дыхание произнесла она и подняла глаза на Гинтара. Трясущейся рукой она провела по его щеке и мягко улыбнулась. – Ты великолепен. Самое ценное сокровище из тех, что я находила и что ещё найду.

Гинтар беззлобно засмеялся на её слова, и поймал её пальчиками губами. Нет, не поцеловал и отпустил, а укусил, долго водил по ним язычком, хищно смотря на свою прелестницу, и лишь потом отступил.

– Это взаимно, родная. Но при виде других сокровищ ты всё равно продолжаешь терять голову, – естественно он говорил о золоте у гномов! А о чем же ещё?

– Вот такая я у тебя – падкая на блестяшки, – усмехнулась солнечная. Она поправила на себе одежду и поднялась, чтобы поцеловать Гинтара, тем самым благодаря его. – Когда все это закончится, давай не на неделю, а на целый год поселимся в глуши, где нас никто не сможет потревожить. Только мы вдвоем.

Она присела рядом, наблюдая, как туманный поправлял штаны, и положила голову ему на плечо, когда он закончил.

– А может… на всю жизнь? – спросил он тихо, но серьёзно. – Поженимся в Сильверсане, пригласим всех-всех наших, Каю и Закнеыла, а когда закончится пир, уедем. Как тебе такой вариант?

– Меня вполне устроит такой расклад, – заулыбалась Валанди. – Все, что мне нужно, я уже нашла. И честно говоря, я устала, а после дракона меня больше не особо тянет на приключения. Не нужны они мне, особенно если ты будешь рядом.

– Посмотрим, что ты скажешь через год, – вновь засмеялся Гинтар.

Ещё буквально десять минут они разговаривали о своей будущей жизни, пусть даже немного шутя, после чего пара заметила приближающуюся к ним фигуру.

– Ну наконец-то, – недовольно пробубнил Сектар, бросая к костру двух птиц со свёрнутыми шеями. Сам он выглядел, вроде, как обычно, но что-то было в его взгляде подавленное. – Я уж думал, вы никогда не закончите.

– Прости, Сек, но ты же…

– Да понимаю. Молодые невеста и жених, всё такое… Солнечная, – вдруг довольно резко обратился к ней младший. – Ты сказала, что кольцо какое-то обещала мне отдать.

– Кольцо? – не понял Гин.

– Да. Сказала, что нашла перстень, говорит, что ей не нужен. Я предложил его купить – мне как раз не хватает вещей для зачарования.

– Валанди, ты же говорила, что привыкла к нему…

– Да, мне она сказала тоже самое, но я уговорил её – рядом с обручальным кольцом такая чушь не должна быть. Так что она согласилась мне отдать. Ну так что, солнечная, где оно?

Валанди замялась, но всего на мгновение. В её мыслях промелькнуло сомнение, но она тут же откинула его. Порывшись в карманах, отыскала колечко и, зажав в руке, протянула его. Так будет лучше. Для всех. Особенно для нее. Больше не будет приставучей мухи в голове. Но пальцы не спешила разжимать.

А когда Сектар вытянул раскрытую ладонь, чтобы она положила кольцо на неё, в момент прикосновения пальцев, солнечная передала последнее слово ему: «Прощай». И прозвучало оно очень грустно.

Но на солнечную он даже не взглянул. Наверное, даже не услышал, или просто не показал. Зато для брата сыграл настоящую заинтересованность. Долго вертел перстень в руках, после чего подсел к Гину и протянул его ему.

– Слушай, а ведь вы можете попасть в город в полнолуние. Может, мне его зачаровать на контроль над животным разумом лунной?

– А ты можешь?

– Это не то, что ты подумал. Я прямо чувствовал, как ей было тяжело держаться у нас дома. Максимум, на что я способен, это лишь на то, чтобы ей было полегче. Думаю, к утру закончу. Отдашь его лунной сам? А то ты же понимаешь…

– Да, от тебя подарки принимают не все, – засмеялся Гин, приобнимая Валанди. – Подожди… С чего это такая щедрость?

– Просто тебя знаю. Если она кого-то загрызёт в городе, ты же не сможешь её покинуть. Наверняка будешь сидеть в тюрьме, пока она не сгниёт за решёткой, а туманным надо, чтобы вы исполнили пророчество.

Такое впечатление, что он просто заранее выучил какой-то текст. На каждый вопрос у него был ответ. Да и так правдоподобно врал! Валанди-то чувствовала, что если уж он и заколдует кольцо, то точно не уберет зачарованние на мысленную связь с носителем.

Солнечная поджала губы и отвернулась от Сектара, уткнувшись в плечо Гинтара. Не хотела показывать, как ей печально и обидно терять кольцо… Нет, связь с Сектаром. Она правда привыкла ощущать его, как будто он всегда был рядом. Сейчас было пусто внутри, и от этого хотелось плакать. Но особенно было неприятно, что он отдаст его Кае, как будто ее променяли на эту оборванку. Против лунной она ничего не имела, но обида глубоко поселилась в её сердце.

– Кстати, где они? – вспомнил наконец Гинтар о спутниках.

– Занимаются тем, чем занимались вы, – усмехнулся младший. – Кстати, ты заметил зависть в глазах лунной, когда вы рассказали про помолвку?

– Конечно, но я ей постарался намекнуть, что у звёздных и свадеб-то нету. Кажется, поняла.

– Объясни ей ещё раз. Ни черта она не поняла. Взбрело в голову тебе на себя такого ребёнка брать.

– Я люблю этого ребёнка, – засмеялся Гинтар, переводя взгляд на Валанди. – Милая, ты что, спать хочешь?

Она только кивнула в ответ. Голосу не доверяла сейчас. Сделав вид, что и правда хочет спать, она потерла глаза и приподнялась.

– Пожалуй, я подремлю немного, – сообщила она Гину, чмокнув его в щеку, и переместилась на их место для сна, легла и повернулась спиной к братьям. Может, уснет, но сидеть рядом с ними не хотела. Ей нужно было побыть одной немного.

А братья тихо заговорили о своём, мужском: о семье, о семейных делах, о приключениях, совершенно не касаясь дел пророческих.

Комментарий к 38. Два брата лучше одного

Спешу обрадовать вас (а может, расстроить), мы закончили работу над основной историей. Уже к концу месяца она выйдет полностью!

========== 39. Заложница забвения ==========

По утру возобновили путь. Как и договаривались, Валанди поехала с Заком, а братья вместе, оставляя оборотня бежать рядом на своих четырех лапах. С каждым днём солнечная становилась все мрачнее. Она напрочь игнорировала всех, кроме Гинтара, и лишь иногда о чем-то тихо переговаривалась со звёздным в пути. На любые попытки Гина узнать, что с ней происходило, она находила отговорки вроде «устала», «плохое настроение» или «такие дни».

Закнеылу наконец удалось уговорить Каю начать тренировки. Настоящие, а не те, что они использовали для отвода глаз, чтобы уединиться. Конечно, долго учить лунную ему не удавалось, так как он прекрасно понимал, что она уставала в дороге, поэтому показывал ей пару приемов и переходил к самой интересной части, оставляя Каю без сил окончательно. А что? Она сама хотела этого.

Гинтару приносило настоящее удовольствие разговаривать с Сектаром о темах, которые не касались пророчества ни коим образом. Наконец-то для него нашелся собеседник, с которым можно было говорить о доме, о туманных островах, узнать последние новости оттуда.

Только когда на горизонте показался город, Валанди заметно оживилась. Город в горах Хатора не зря прозвали Красным. Он на самом деле был красным, а в лучах заходящего солнца выглядел просто великолепно, словно горел красным огнем.

– Я на разведку, найду нам таверну, пока вы продаете лошадь, – Валанди ловко спрыгнула с их с Заком транспорта и, не слушая отказа, быстро скрылась в толпе, несмотря на то, что с ее золотой макушкой она всё-таки сильно выделялась.

Переходя из одной таверны в другую, она особо не задерживалась ни в одной, лишь окидывала взглядом и сразу отметала вариант. Но в одной ей на глаза попалась шумная компания гномов, играющих в кости. Конечно она не смогла пройти мимо. Давно Валанди не практиковалась в азартных играх, но, размяв пальцы, бросила кошель на стол и подсела к игрокам.

Время пролетело незаметно для солнечной, и когда она увеличила размер своего кошелька вдвое, в таверну вошёл Сектар. Стоило его заметить, как вроде бы вернувшееся в норму настроение Валанди опять испортилось. Быстро распрощавшись с игроками, она направилась к выходу, не обращая внимания на шумные протесты гномов и просьбы дать им ещё шанс отыграться. Не сказав ни слова, она прошла мимо туманного и продолжила поиски ночлега. Но Сектар от нее ни на шаг не отставал, а позже и вовсе поравнялся и пошел рядом.

Так и шли в молчании, пока Валанди грубо не толкнул прохожий. И толкнул именно на туманного.

– Эй, смотри куда прешь! – крикнула в догонку солнечная.

Прикоснувшись к Сектару, она вновь почувствовала эту тоску, которая возникла после потери связи с ним. Ей не хватало ее, не хотелось отпускать, но…

– Этот негодяй меня за зад облапал, – вспылила Валанди, отстраняясь и ощупывая себя. Вдруг её лицо приняло шокированное выражение. – Вот гад, верни кошелек!

Окинув взглядом толпу на площади, она отыскала глазами низкого гнома, который в спешке расталкивал прохожих, пытаясь как можно скорее убраться подальше. Не теряя больше ни секунды, Валанди бросилась за ним, благо ноги ее были длиннее, и она скоро нагнала воришку. Тот свернул в подворотню, которая оказалась тупиком. Не придав этому значения, солнечная остановилась, загораживая собой единственный выход и оскалилась.

– Что, забыл, куда бежать надо? Верни мои деньги.

Однако, гном не только не испугался, но и довольно оскалился в ответ. За спиной Валанди появилось двое его сообщников. Она краем глаза проследила за ними и с хищной улыбкой схватилась за кинжалы.

– Отлично, давно хотела проверить их в деле.

Но и тут её ждало разочарование – взгляды гномов расфокусировались, они спокойно прошли мимо солнечной и, выходя из тупика, отдали кошель туманному, который вальяжно стоял, облокотившись о стену.

– Мне не нужна была твоя помощь, – фыркнула Валанди.

– Ровно как и мозги, которые явно отсутствуют в твоей голове, – с какой-то скукой ответил он, не отлипая от стены. Двинулся один раз, чтобы деньги солнечной бросить. – Сколько было сказано слов о любви к моему брату, а стоило каких-то говнюков увидеть, так ты сразу забыла о таверне, – только после этих слов туманный встал нормально и, подойдя к Валанди ближе, нагнулся, чтобы его шепот достиг её лучше, чем крик: – Он сейчас себе места не находит, всех нас на твои поиски бросил.

– О, и ты первый побежал меня искать, – съязвила в ответ солнечная.

Этот шепот ударил по уху не хуже разряда тока, вырывая из памяти момент, когда он «целовал» ее за ушком. Она сделала шаг от него, отходя глубже в тупик.

– Да ты видел эти таверны? Они все для гномов. В торговом городе не должно быть так, – буркнула она уже не так уверенно. Пристыдить ее ему все-таки удалось. – Может, не в том районе искала?

– Я уже связался с Каей. Пока ты играла в кости, жадное создание, Закнеыл нашёл таверну «для гостей».

И несмотря на то, что он всё же заметил её резкий отход, мысленно улыбаясь этому – по поверхностным мыслям, трогая которые, Сектар не привлекает внимание хозяина, он понял, что у неё с этим шепотом ассоциация. Значит, ей всё то было правда не всё равно! Но и не мог не обратить внимание на солнечную, при упоминании лунной. Она должна была догадаться, что речь идёт о кольце!

Больно. Она почувствовала самую настоящую боль, когда он намекнул на кольцо. Всё-таки отдал Кае. Валанди не успела проконтролировать свою реакцию, и всего на короткое мгновение он мог заметить это. Но она тут же нацепила улыбку.

– Отлично. Тогда идём скорее, чтобы моей жадной натуре не попадались на глаза играющие простофили.

– Нет, нет, нет, постой, – Сектар схватил её под локоть и пригвоздил к стене близ стоящего дома.

Сам он её пока не прижимал собой, но телом и хватом закрыл все пути к отступлению. Боги, как же все было иначе, когда она рядом; когда младший пропитывался её запахом, ощущал жар девичьего тела, а в голове не нужно рисовать образ – вот она, стоит перед ним, маленькая, полная эмоций на лице, которые пыталась скрыть.

– Ты что-то говорила о повторе в подворотне, – он не контролировал ни себя, ни слова. Говорил что хотел, что чувствовал.

– Сектар… Что ты делаешь? – растерялась Валанди. Она никак не ожидала от него, что он приложит руки к издевательствам над ней. Ладно в голове, но вот так? Хотя, если учесть, что он угрожал ей изнасилованием…

Однако, сопротивляться не спешила. Запах Сектара ударил ей в нос, такой похожий на запах Гина, но… другой. Это и правда было иначе, чем в мыслях. И Валанди стало страшно, что она не сможет найти в себе силы отказать ему, когда он так рядом.

– Не смей, – прошептала она. Нельзя позволять ему, только не ему.

– Ты даже не сопротивляешься, – с усмешкой протянул он. Нагнулся сильнее, коснулся носом её шеи, потерся о неё и им же провёл к уху, наслаждаясь каждым дуновением. Как же хорошо она пахла. В эти секунды младший ненавидел своего брата. Впервые в жизни он почувствовал к нему дикую зависть. За что Гину это счастье? Почему ему дали уйти из дома? Почему его не боятся из-за магии? Почему ему досталась… Такая?..

Но он был братом. И эта мысль не позволяла сейчас сомкнуть губы на её шее.

– Почему не сопротивляешься? – с какой-то злостью спросил Сек. – Если не скажешь правду, я заберу ответы силой!

– Почему? Почему ты выбрал меня объектом своих издевательств? Тебе было мало мучить меня в голове, решил выйти на новый уровень?

«Глупая, просто оттолкни его». Но руки, зажатые в кулаки, не поднимались. Она словно приросла к стене. Ненавидела его в этот момент. Ненавидела себя за то, что не хотела сопротивляться. Он заставлял ее сомневаться в своем выборе. Да он столько раз над ней измывался, почему от этого она только сильнее к нему привязывалась? А как же Гинтар? Она эгоистично хотела заполучить их обоих. Два брата были для нее, как «Когти Бальзура», которые становились поистине ценным сокровищем только вместе. Но эльфы – не вещи, она не может присвоить их себе. И она уже подарила себя одному из них.

– Мы не можем так поступить с Гинтаром, – «Мы»? Нет никаких «мы»!

– Ну все! – рыкнул Сектар, сжимая руками ее голову, входя в неё всем своим разумом.

Надоело. Она никогда не отвечала на вопросы, уходила или увиливала. Младший предупреждал. Теперь он выбьет все ответы.

Нравится ли ей?

Хочет ли его?

Всё просматривал, грубо и глубоко. Он предупреждал её.

Сектар видел, как она хочет дико и страстно наброситься на него, чтобы он взял ее в этой проклятой подворотне. Он чувствовал, как она ненавидит себя за эти мысли. Шагнул глубже и увидел, как она хочет избавиться от него, чтобы он не ставил ее в такое положение перед Гинтаром; хочет, чтобы он исчез, чтобы никогда не появлялся в её жизни. Как было всё проще раньше: был только один туманный, который занимал ее мысли и сердце. Но появился ещё один и грубо ворвался сам, без приглашения и разрешения остаться там. Он увидел самое приятное воспоминание о нем: когда Валанди забиралась в горы, и они просто вели беседу, и она показывала ему местность. Хотя и его он испортил тем, что опять начал показывать пошлости.

И вот он добрался до самого сокровенного – до момента, когда она почувствовала, что что-то изменилось. В его прикосновениях, в образах, что посылал. Увидел, как она из последних сил отшила его, сказав, что все достанется Гинтару, сколько бы он ни старался. Однако нашел тайное желание в её сознании провести с ним хотя бы одну ночь. Она стала бы незабываемой с его способностями. Но у нее был Гинтар, она не могла себе позволить этого, как не может и сейчас, как не сможет и в будущем.

Много чего ещё интересного Сектар нашел в её голове – у Валанди было слишком много мыслей о нем. Например, то, как она расстроилась из-за кольца, или как обидело ее то, что он отдал его другой. Оно было только у нее, и было приятно знать, что она такая единственная. И секрет этот был только ее, объединял их.

Сектар долго копался в её голове, и с каждым просмотром он улыбался все ехиднее, противнее, ярче.

Он видел, как Валанди хотела плакать, не желая показывать свои тайны, но он же предупреждал.

– Я догадывался. Ты всё-таки хочешь меня, – сделал умозаключение туманный, отпуская её голову и отходя на шаг. – Значит, теперь я могу заявить на тебя права брату. А ты останешься с победителем, – как высокомерно, но… с какой уверенностью он сказал это и улыбнулся.

– Нет, я уже сделала свой выбор, и это не ты. Забрал кольцо, забери и себя из моей головы, я знаю, ты можешь это сделать. Но не трогай Гинтара. Я не прощу тебя, если ты ему что-то сделаешь.

Валанди испуганно схватила его за рубашку. Она не хотела его отпускать, не хотела, чтобы он все рассказал Гинтару.

Но Сектар либо расценил это как нечто иное, либо просто не сдержался. Он пригвоздил Валанди к стене и, обхватив её левую часть лицо, захватывая волосы, впился в её губы.

Нет, это явно не Гинтар. Старший был опытным, но у младшего было его ещё больше, что немедленно сказалось на поцелуе. Он был жёсткий, уверенный, и любая уверенность в Гинтаре была в несколько раз помножена у Сектара. Все решал он: глубину, страсть, время.

Он прижался своей грудью к её груди, заставляя костяшки на державшей его рубаху руке сильнее впиться в него. Сектар, сам того не ведая, показывал Валанди, как её ждал, как хотел этих губ. И сейчас он давал своего рода обещание ей, что за сердце прекрасной эльфийки будет биться. И соблазнения не просто не прекратятся, они усилятся.

С неохотой он оторвался от губ и, открыв глаза, уставился на лицо Ваданди, ожидая её реакции.

В тот же миг она отвесила ему смачную пощечину и испуганно поднесла ладонь к губам. И непонятно, чего испугалась больше: самого поцелуя или же, что ударила его, явно разозлив. Но, вообще-то, это она должна здесь злиться.

– Не прикасайся ко мне больше, – опустив руку, она без тени страха посмотрела в его медовые глаза. Нет, о его силе помнила, знала, что он могущественнее Гинтара и победит его, но почему-то никогда не боялась. За исключением моментов, когда он угрожал отнять чувства к ней у Гина. Вот и сейчас она с вызовом смотрела прямиком в его глаза. – Завтра ты уйдешь, и мы больше никогда не встретимся ни мысленно, ни лицом к лицу. Я стану женой Гинтара и буду счастлива с ним. А тебя я забуду, как страшный сон, как те кошмары, что наводило на меня клеймо мага. Я избавлюсь от тебя точно так же – просто вырежу.

Чем больше Валанди говорила, тем сильнее распалялась. Она тяжело и часто задышала, а при воспоминании о клейме левое плечо неприятно кольнуло и зажгло. Пока ещё не осознавая, что происходит, она схватилась за него и уставилась на Сектара, хотела ещё что-то добавить, но плечо вновь обожгло, да так сильно, что она вскрикнула от боли.

– Только не снова… – взмолилась солнечная и оттянула воротник рубашки, чтобы увидеть новый знак на плече – ромбовидного паука. В ту же секунду она упала, потеряв сознание.

Сектар с самого начала даже её не слушал, а держался за свою щеку, ведь… Его никто и никогда не бил. На островах чтобы туманная такое сделала – это… Да это только если муж ей позволяет себя так вести и строго дома, где нет глаз. Да его даже мать никогда не била! А тут… какая-то девка.

И что ещё хуже… Мысли Сектара о том, чтобы заполучить её, лишь укрепились, да и после того, что он увидел – она ведь сама хочет его, так чего отталкивает? Пусть позволит братьям за неё побороться, а там…

– Эй, солнечная?.. – произошло, что произошло. Сектар опустился перед ней на колени и посмотрел на клеймо, вспоминая, что брат упоминал в письме, но… Эффект был не таким.

«Солнечная, совсем крышу снесло в обмороки падать?» – спросил он уже проникая в её голову всем телом, как с лунной.

Но эффект был совсем другим. Сектар не увидел привычных хаотичных вспышек воспоминаний и прочего, а как будто перенёсся в другой мир, в лес, самый настоящий, дикий, заросший лес. И куда идти, спрашивается? Туманный осмотрелся вокруг, дивясь такому явлению, и по наитию пошел туда, где у нормальных разумных существ в голове должен быть центр сознания.

Довольно долго ему пришлось пробираться сквозь заросли, но в центре этого леса он нашел поляну и маленький домик на ней. На крыльце он увидел Валанди и Гинтара. Они сидели на лавочке, и солнечная, облокотившись на туманного, с закрытыми глазами слушала, как Гин читает ей какую-то приключенческую историю вслух. И казалось, она была счастлива.

Но Сектар знал, что мысли так не работают. В головах солнечных не должно быть леса, в головах лунных – какого-то защитного поля, сдерживающих зверей. Он попытался выбить всю эту иллюзию, чтобы пробраться к воспоминаниям, но… лес не исчез, а Сектар из-за этих странных нововведений просто не мог отыскать магию в голове, которая так воздействует на Валанди.

– Эй, солнечная, – позвал он уже завороженную странной магией. – Ты понимаешь, где ты и кто ты? – хотя, он уже подозревал об ответе. Не знает… То, что в её голове – ей нравится больше, чем в реальности, оттого она не позволяет развеять иллюзию, наверняка не захочет уходить в страшную и злую реальность.

Услышав голос, Валанди недовольно поморщила носик и открыла глаза, ища того, кто нарушил ее идиллию.

– Как ты отыскал нас? Мы думали, что хорошо спрятались, – раздраженным голосом встретила его она. – У меня есть имя – Валанди, запомни уже.

Иллюзия Гинтара же посмотрела на пришедшего со злобой, и можно было заметить тонкие белые ниточки, идущие от него к солнечной, когда та выпрямилась.

– Уходи отсюда и оставь нас в покое.

Сектар даже не взглянул на нее, когда та говорила, и на брата своего – никакого внимания. Зато ниточки он приметил.

– Да ты действительно одна головная боль для всей команды, – раздраженно фыркнул Сектар и, подойдя, схватился за нити и резко дёрнул, чтобы разорвать их, но…

Они мало того, что не поддались, так и резанули по ладони туманного. Он шикнул от боли, и посмотрел на свою руку – в этой реальности у него нет крови – у разума её в принципе нет, но место пореза стало прозрачным, и через длинную щелочку в руке он мог проглядывать, словно через дверную щель – всё видно. Не страшно… Это не серьёзно. Туманный нахмурился, и игнорируя весь яд, что словами выплёвывала в него солнечная, потрогал нити: липкие, крепкие, а в сознание вошло изображение, которое он таки успел увидеть на её коже – паук. Ясно…

– Значит, даже если я скажу, что звёздный, лунная и Силейз сейчас в неминуемой опасности, ты не уйдешь? – но он уже знал ответ.

– Нет, они сами в состоянии о себе позаботиться, – ответила за нее иллюзия Гинтара, а Валанди согласно закивала.

– Тебя, дрянь, не спрашиваю, – холодно сказал Сектар, но на фигуру посмотрел.

Значит, нити ведутся глубже, чем думал туманный – разумом тоже повелевает. Вот ублюдок! Здесь только один мозговик – Сектар. Но… пробираться через эти джунгли и искать нужный поворот – это ж сколько времени можно потратить.

Сектар решил выйти из её сознания, и когда он оказался в том самом переулке, его аж передёрнуло. В этой солнечной голове сейчас было так холодно и так неприятно. Ну точно, как если бы муха попала в паутину.

Туманный взял красавицу на руки и пошёл в таверну, где уже собрались остальные.

«Лунная, слушай внимательно и передавай мои слова остальным».

«Ты мне как раз был нужен! Твоё кольцо не работает!»

«Плевать я сейчас хотел на твой контроль зверя. У солнечной опять клеймо», – несколько секунд лунная молчала, но потом в её голове собралось столько матов, да ещё и на гномьем. Ну ладно, она никогда не выглядела милой девчушкой, чтобы удивляться её лексикону.

«То же самое?» – спросила она после нескольких секунд отборного мата.

«Нет, что-то иное. Магия сильная, её уже зельем не снимешь. В её голове плотно засел призывной ментальный паук. Он выстроил идеальную жизнь, и она, будучи в обмороке, просто не хочет просыпаться».

«А может, как-то…»

«Я уже пытался. Паук пустил паутину очень глубоко – он управляет и разумом тоже. Подготовь Гинтара. Я попробую его перенести к ней».

***

В комнату, где расположилась вся тройка, Сектар вошёл эффектно – руки-то заняты, пришлось дверь выбивать ногой. Но и без него тут творился сущий хаос.

– Меня всё это уже достало! – какая-то ваза полетела в стену. – Сколько раз мне говорить, Гин, бросаем это дело! – тарелка с недоеденной едой полетела туда же. – Чем ближе мы к горам, тем опаснее становится! – а вот и чашка мимо лица Сека полетела. – Мы все слишком расслабились из-за того, что маги нам давно ничего не устраивали. Но я клыки даю на выдирание, что они просто готовят что-то очень опасное!

Лунная разошлась. Приближающееся полнолуние давало о себе знать, и из-за полного отсутствия в пути медитации она была… собой. Крича и разбивая всю посуду на подносе, она бегала по комнате с немного трансформированной мордой и с покрытыми шерстью руками в поисках того, на что бы ещё выплеснуть злость. На появление Сектара никто внимания не обратил – Закнеыл к ней подойти боялся, а Гинтар пытался спокойным голосом усмирить разбушевавшийся нрав, но… Его «шепот» тонул в рычании.

– Я так понимаю, все уже в курсе, – обратил на себя внимание Сек.

– О да, кончено в курсе! Немедленно верни её в прежнее состояние, и убираемся от… – Кая договорить не успела – Сектар приказал её голове успокоиться, и лунная приняла свой обычный облик.

– Успокойся, бешеная баба. Гинтар, я сейчас попробую тебя в её голову перенести, – младший туманный опустил солнечную на кровать и подозвал брата. – Она там сидит с твоей копией. Но, думаю, это и есть паук. Помнишь все правила нахождения в чужой голове?

– Конечно, – тот сразу же забыл о Кае и подбежал к кровати, обеспокоенно осматривая и гладя лицо своей возлюбленной. – С ней точно всё хорошо?

– Физически – да. Думаю, тем самым маги просто хотят нас усыпить на всю жизнь. Если мы её не вернём, она только от голода умрёт, вот и всё.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю