290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 48)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 48 (всего у книги 66 страниц)

– Убийца? Чудовище? Да, с которым ты спала неоднократно, – зашипел Зак. С него хватит, он собирался вернуть ее тем самым способом, о котором никто не хотел думать. – Тебя возбуждает опасность? Или сама мысль, что принц звездных эльфов валяется у тебя в ногах? Видишь во мне Калантара? Сейчас я тебя докажу, что я – Закнеыл.

Прижав ее к себе, он провел пальцами по спинке девушки, помня, как она выгибалась от его прикосновений.

– Или, может, ты хочешь, чтобы я снова связал тебя, как тогда, у Сектара в комнате? – в его руке появился тот самый пояс, который он купил ей в подарок.

Кая попыталась вырваться, слушая его лишь в полуха, но и того, что долетело до слуха, было достаточно, чтобы она замерла.

– Не смей, – её голос стих до шепота. Могла предугадать любой исход – избиение, мучения, но чтобы вот это… – Только прикоснись ко мне.

По спине пробежала дрожь, но никак не от возбуждения или прикосновения – от страха. Сейчас он прижал её, она, наконец, смогла увидеть лицо короля. И, о боги, каким же оно сейчас было страшным и непоколебимым. Не шутил. Собирался…

– Закнеыл этого никогда не сделает. Он, в отличие от тебя, не насильник, – отчаянно произнесла она, надеясь, что, несмотря на крики минуту назад, король вновь оденет маску своего сына, но она перешла черту. Когда же она всё-таки заметила смутное очертание пояса, то сразу же попыталась вырваться из его хватки, кусая за всё, до чего дотягивались её зубы и царапая поломанными ногтями.

– А как же сакодка? Я воспользовался этим и не единожды, – все его мысли, которые таились в глубине, вырвались. Они уже говорили об этом, но Зак продолжал переживать из-за случившегося.

Эта чертова сакодка все время вставала между ними. Разозлившись на траву, на Каю, на происходящее, он связал руки лунной.

– Ливафейн, ты победила, – понимая, что сейчас собственноручно разрушит и без того шаткие отношения, он проклял жрицу. Валанди будет осуждать, Гинтар никогда не поймет, Кая не сможет простить, но Зак не видел больше другого выхода. – Прости меня. Я сделаю это быстро.

Он повалил ее на пол и прижал сверху. Решился, но не мог заставить себя действовать. Он смотрел в это испуганное личико и не мог пошевелиться.

В лунной зародилась мысль, что он отступит. Он не торопился, просто хотел напугать, но эти мысли не избавляли от того страха, что поселился в Кае. Это было странно. Ей было больше дурно не от мысли, что с ней хотят сделать, а то, что это… как бы странно ни звучало, измена, пусть не по собственной воле. И в ней запылала злость на своё жалкое состояние.

– Он не пользовался, – прорычала Кая в это отвратительное лицо. – Он мной никогда не пользовался, слышишь? Он любит меня, а я люблю его. А ты, жалкая пародия на эльфа, на всю жизнь останешься несчастным, потому что в тебе нет этого чувства. Вот ты и прокололся. Несмотря на травы, каждая наша связь была по обоюдному согласию.

То были лишь слова, но внутри Кая боялась этого больше всего, что да, именно воспользовался. А знаете? Пусть! Лунная верила в его любовь! И не хотелось перед Калантаром унижаться, плакать, чувствовать себя используемой. Нет, как и Ливафейн, она не покажет своего падшего духа.

– Делай, – плюнула ядом лунная. – Только потом не удивляйся, что Закнеыл за меня отомстит.

Отомстит… Самому себе.

– Прости… Прости, Кая, – обречённо простонал Зак.

За словами последовал судорожный вздох, и он раздвинул ее ноги. Просто сделает это быстро, как и обещал, а потом позволит ей разорвать себя.

Поцеловав любимую шейку, он словно прощался с ней, с ключицей, с плечиком, которое, можно сказать, соединило их, хоть и остался страшный след на нем.

Закнеыл провел рукой по любимым стройным ножкам, скользил пальцами по внутренней стороне бедра. И всё-таки надежда, что она узнает его прикосновения, не покидала его.

Лунная сопротивлялась, но силы были не на её стороне. Сжав кулаки, больно впившись ногтями в кожу, эльфийка зажмурилась и просто старалась отвлечься от всего, уйти головой куда-то в другое, светлое, солнечное место. Но его прикосновения отвлекали, нежные, спокойные. Совершенно не то, что она ожидала.

Уйти мыслями не получалось, и всё, что ей оставалось, просто представить, что это Закнеыл. Ведь было так похоже. Кая проклинала себя, ненавидела, ведь ей это стало нравиться. Просто, если видеть Зака, чувствовать все эти похожие поцелуи, движения. Опять предательская мысль развеяла её гнев: «Калантар ведь так не может».

Но открыв глаза и увидев его, короля, Кая зажмурилась вновь и отвернула голову, до боли закусывая губу, словно в наказание. Она не издала ни звука, когда он вошёл, не было и томного дыхания через плотно сомкнутые губы. Ни одна частичка тела не подалась ему в ответ, но было чувство, как силы, которых и без того было мало, постепенно покидали её тело, переходя к мучителю.

– Правильно, не смотри, – шептал он ей, покусывая ушко. – Чувствуй.

Зак двигался в ней осторожно, стараясь не причинять лишней боли, но удовлетворение так и не приходило. Он ускорился, почувствовав прилив сил, сжал ее ягодицы, толкая себе навстречу, подгоняя момент пика. Но никак, и это злило.

Кая смотрела в стену, чувствовала… Нет, не хотела чувствовать его в себе, отторгала, но делала хуже лишь себе. Не помогали ласки, не помогал его голос – голос Калантара. Её обуревала дикая усталость, силы словно выходили с каждым его проникновением, и когда она повернула лицо к королю, чтобы попросить закончить это как можно быстрее, то оно как-то… исказилось. С каждой секундой оно становилось мутнее, а потом и вовсе поменяло форму.

Лунная поняла.

Она его всё-таки не узнала. Он говорил ей правду. Всё указывало на правду, но почему?.. Гласка, будь она проклята! Будь прокляты и Белые маги! Магия… чтоб она не появилась в сердцах эльфов! Из-за неё лунная не верила очевидным вещам, словам, действиям, которым как раз и должна была поверить! Кая во всём теперь видела эту проклятую магию! Ненавидела её!

Как же стыдно. После всех слов и действий…

Она делала ему больно душевно, физически. Он был так терпелив. Он терпелив даже сейчас, осторожен, нежен. Зак, Зак, милый Закнеыл. Она не достойна его. Не достойна его терпения, его трепета, его прикосновений. Как он может продолжать быть таким после всего? Сама бы она не простила, если бы он её не узнал. Стойте, а ведь он тогда её узнал… по действиям. А она – нет. Сердце сжалось до боли, в горле встал острый ком. Она и думать забыла, что с ней сейчас делают. Не было сейчас физической близости, лишь то, что она чувствовала внутри себя.

– Прости меня, – Кая вновь отвернулась, но лишь чтобы скрыть от его глаз свои слезы, которые просто потекли и всё текли, без остановки увлажняя кожу на лице. Не поверила! Ему! – Прости меня, пожалуйста… – были бы руки сейчас свободны, она бы зарылась в свои ладони; была бы не такой обессиленной и свободной от второго тела, убежала бы прочь. – Закнеыл, прости…

– Не плачь, пожалуйста… Я не хотел… Прости… – молил он ее, но слезы не останавливались.

Он целовал ее щёчки и глазки. Давно перестал держать ее руки. Они все ещё были связаны, но он больше не прижимал их к полу. Кая попыталась спрятать лицо в них, но он не позволил, запрокидывая их себе за голову.

– Обряд заберёт все твои силы, – предупредил он ее, – но есть выход. Доверься мне.

Он заводил руками по ее телу, стараясь возбудить. Теперь она узнала, теперь все будет в порядке для нее. Пусть не до этого, пусть неприятно, но ему нужно завершить начатое, а без ее помощи не получится. Губы на шее, пальцы по спине; рискнул подняться к губам и прикоснулся к уголку.

– Я хочу тебя видеть, – всхлипнула Кая и притянула его за шею к себе ближе. Да, он, родной, любимый. Сквозь водную пелену она смотрела на него, осматривала каждую уже сотни раз изученную частичку кожи. Как же скучала без этого лица.

За что он извиняется, дурак? За обряд, смысл которого лунная поняла только сейчас? Давно бы это сделал, кончено не злилась. Без него эти два дня сходила с ума, даже не подозревая, насколько от него стала зависима.

Несмотря на эмоциональный всплеск, под его руками лунная быстро возбудилась. Ещё бы, как же скучала, так давно не было. Да и было последний раз под травой, а так не хотела. Хотела повторить всё то, что было у Гинтара в комнате, когда у них был первый и последний самый настоящий…

Кая стала целовать его сразу, стоило звездным губам легонько прикоснуться к ней. Жадно впиваясь в них, словно желая забрать свои силы обратно, лунная прижимала его голову к своему лицу, заставляя целовать больше, дольше, словно отыграться за все дни, что у них не было этого.

Закнеылу очень быстро стало легче входить в неё, а её телом не пришлось управлять – она и сама с каким-то безумным восторгом поддавалась ему навстречу, вымаливая прощение через это, объятия, поцелуи, странный шепот в губы, которые и сама-то толком не могла разобрать.

Наконец-то она вернулась к нему, его Кая, его любимая. Он даже смог улыбнуться в её губы. Действительно стало легче, приятнее. Ласки больше почти не требовались, но он продолжал, желая доставить ей удовольствие в качестве извинений.

И вот настал тот долгожданный миг. Усиленный магией жрицы конец был очень мощным для Зака. Он толкнулся вперёд и не сдержал стона, когда оргазм накрыл его. Почти потерял голову, почти забыл о зелье и в какой опасности Кая. Почувствовав, что она теряет сознание, достал Ангельские слезы и, залив содержимое флакона себе в рот, прижался губами ко рту Каи, заставляя ее проглотить жидкость.

От жажды она даже не подумала, что глотает, да и не думала, что сейчас в опасности. Просто… так хотелось спать. Да ещё и после всего произошедшего лунная ощущала себя выжатым лимоном, но таким счастливым. Полузакрытыми глазами она протянула руки Закнеылу, прося развязать, а получив свободу, обняла его за тело, плотно прижимаясь к нему, вдыхая не тот запах, который она полюбила, но всё равно родной, который не узнала сначала.

Закрыв глаза, Кая просто хотела спать. Медленно и постепенно её стал окутывать запах пещер, а поднявший на руки её Закнеыл словно придавал сил. На кровати, куда её переместил звёздный, Кая вновь прижалась к нему, закрыла глаза, но… сон больше не лез. Она ещё пока не поняла, в чём дело. Но важно ли это было для неё сейчас?

Была, правда, одна мысль. Как же она была голодна. Но потерпит до утра. Если сейчас оторвётся от Закнеыла, сойдёт с ума, начнёт биться в истерике, боясь, что это была ещё одна проклятая магия. И пусть её живот недовольно напомнил о себе тихим урчанием, Кая сильнее прижалась к звёздному, запрещая покидать её.

Закнеыл до самого утра пролежал с ней, не отпуская ни на миллиметр от себя. Ему вот точно спать не хотелось – он получил силу, предназначенную для целого отряда воинов, один, и эта энергия бурлила внутри, требуя выхода. Однако он продолжал лежать и не двигаться, а в голове все прокручивал события минувшей ночи. Как он теперь будет с Каей? Он не мог, только не после того, что сделал. Но и отпустить не находил силы.

***

Вернувшиеся с утра Гинтар и Валанди, не обнаружив Зака в комнате, сразу догадались, где он. Только радости от этого не было. Они же договорились сделать это вместе! Да, Гинтар отдал зелье звёздному, но он не думал, что Зак один пойдет со всем разбираться. Может, ещё не успел?

Они поднялись наверх, где туманные воины сообщили, что звёздный зашёл к лунной среди ночи, и до сих пор от него не было вестей.

– Почему не послали за нами? – взъелась Валанди, но туманные посчитали ниже своего достоинства ей отвечать.

Гинтар, как услышал это, побагровел от ярости. Он знал, зачем Зак мог зайти в её комнату. Да ещё и среди ночи… не выходя.

– Свободны, – резко бросил он воинам, и те немедленно отошли от двери. Гинтар распахнул дверь с грохотом и застал прелюбопытнейшую картину. Кая… спокойная, безмятежная, в объятиях звёздного. Не похоже, что она обнимала его не по собственной воле. Не сказать, что Гинтар сразу растаял при виде этой картины, но больше всего он боялся, что Кае это не поможет. Но… – Как она? – взволнованно спросил туманный Зака тихо-тихо, боясь нарушить покой лунной.

– Пришла в себя и… голодная, – он не стал вдаваться в подробности, каким образом получилось ее вернуть. Напоил Ангельскими слезами – большего им знать не нужно. Главное, что она теперь в порядке, и в животе урчит – значит, жить будет.

Зак не поворачивал голову, чтобы не видеть осуждения в лицах туманного и солнечной. Не смотрел на Каю, чтобы не прочитать в её глазах упрек и приговор.

– Слава богам, – с облегчением выдохнул он, не сдерживая счастливой улыбки. Зака-то в любом случае осуждал, но сейчас на него было плевать. – Кушать хочет! – такой странный восторг был в этих словах. Гинтар резко повернулся к Валанди, обнимая её на радостях. – Я сейчас приду! Сбегаю в таверну и вернусь. Я быстро!

И с этим восторгом он выбежал из комнаты. С Заком потом разберётся, главное – его девочка вернулась. И плевать, что в столовой ещё вчерашняя еда осталась. Он хотел ей сейчас купить самую лучшую, самую горячую и свежую! И воды! Целый кувшин молока принесёт!

Каю эта суматоха разбудила. Она нахмурилась и недовольно потёрлась носом о грудь звёздного.

– Зак, ты… все правильно сделал, – подбодрила его Валанди.

Он не ответил. Как такое может быть правильным?

Почувствовав шевеление, Закнеыл чуть ослабил хватку, чтобы Кая могла приподняться и оглядеться при свете дня. Подняв голову, она увидела, как Валанди ходила по комнате и что-то искала, чтобы организовать столик из тех обломков, что были разбросаны повсюду. Попросить об этом туманных она не могла – они ее даже слушать не будут.

И первое, на что она обратила внимание – запах! Закнеыл пах тем, что так её сначала раздражало, и что она сейчас так любила. И Валанди… она пахла чем-то женским, чем-то, чем поляризуются женщины для того, чтобы быть красивыми.

Кая приподнялась на локтях и огляделась, потом посмотрела на свою руку. И по её велению, она стала покрываться черной шерстью. Она вновь может обращаться, какое счастье! А Валанди в это… Точно, Валанди… Кая на неё рычала, не признавала.

– Прости, я… я думала ты звёздная, – понимала, что говорит и так очевидные вещи, но не извиниться просто не могла. И перед Гином. Перед всеми нужно! Всё началось из-за Мору, из-за того, что она доверилась ему. – Ну вот, Валанди, не только от тебя неприятности, – попыталась она как-то пошутить, но стыд из сердца не ушёл. Напротив, лишь злее впился.

– Не думай об этом, – отмахнулась солнечная. – Ты в порядке – это самое главное.

Валанди посмотрела на спину Зака с беспокойством и решила, что этим двоим нужно поговорить наедине. Сложив доски, которыми начала заниматься, отошла к двери.

– Помогу Гину, – сообщила она о своем уходе и плотно прикрыла дверь за собой.

Кая хотела было ей что-то в ответ крикнуть, но встретилась взглядом лишь с закрытой дверью. После чего просто повернула лицо к Закнеылу и улыбка её пропала. Он не выглядел весёлым (хоть и не должен был), вид был какой-то грустный.

– Что-то не так?

Закнеыл сел, поворачиваясь спиной к Кае, чтобы не видеть её лица. Если бы он только посмотрел, если бы увидел… Но не хотел – боялся.

– Прости меня, я виноват перед тобой, – тихо заговорил он. Не давая ей ответить, продолжил самобичевание. – Тебя использовали как приманку из-за меня. Ливафейн издевалась над тобой, применила свой гнусный ритуал, и я… привел его в исполнение. Прикоснулся к тебе, когда ты этого не желала.

Как это обычно бывает, когда он сел к ней спиной, Кая почувствовала страх. С ней такого не было – никто не пытался с ней объясниться, когда ты на определённые слова просто понимаешь, что сейчас будет очень тяжелый разговор.

Отчего-то первая мысль была, что сейчас с ней захотят расстаться. Вот неизвестно почему, но было такое чувство. Он не смотрел на неё, некоторое время молчал. Кая дала ему выговориться, не понимая его терзаний. Она виновата. Она пошла с Мору. Она пошла на поводу своих желаний и инстинктов, выбрала охоту вместо безопасности с теми, кого она знает, кому доверяет. И оттого на слова Закнеыла усмехнулась, но не злобно. С пониманием, что он тоже чувствует за это свою вину.

– Я осталась с тобой, несмотря на все твои предупреждения, что за тобой охотятся. Не ты ли меня предупреждал, что находишься всегда в опасности? Я осталась с тобой, Зак, потому что вопреки этой опасности, хочу быть с тобой, – Кая подползла к нему на коленях сзади и, коснувшись щеки рукой, заставила посмотреть на себя. – Я знала, что ты меня вызволишь, хоть и не хотела этого. А что касается того, что произошло… – лунная улыбнулась более отчётливо и, пододвинувшись, попыталась поцеловать его – даст ли это сделать при таком серьёзном разговоре? – И ты в праве брать меня, когда хочешь. Я дала тебе это право.

– И все равно это было неправильно, – он обхватил ее кисть и убрал руку от себя, но больше не отворачивался. – Я не хочу, чтобы ты видела меня таким… Я не хочу быть таким с тобой… Чудовищем…

Улыбка с неё сразу спала, и Кая с подозрением проследила за тем, как он убирает её ладонь с лица.

– Что ты хочешь этим сказать? – произнося это, она мысленно взмолилась, чтобы это было не то, о чём она думает. Её глаза были широко распахнуты, лунная была напугана этими словами и, отодвинувшись от него, села, сильно сжимая руки в кулачки. Не зря она посчитала, что разговор ведёт к чему-то плохому.

– Я к тому, что ты достойна лучшего, а я… – он обратил внимание, как сильно она сжала руки, и захотел взять их в свои ладони. – Я слишком эгоистичен, чтобы отпустить тебя.

Он всё-таки взял ее ручки в свои и погладил, где связывал сегодня, поднес к губам, желая их поцеловать.

– А ты… собирался отпустить меня? – голос предательски дрогнул, и теперь уже она не позволила телесный контакт, вытаскивая свои руки до того, как он коснулся своими губами.

– Нет, я… не знаю, как быть теперь. Что с нами будет после этого? Сможем ли мы остаться прежними?

Закнеыл закрыл лицо руками и упёрся локтями в колени. Он понимал, что, ещё одно неверное слово, и оттолкнет Каю навсегда.

– Не хочу потерять тебя, – тихо прошептал он в ладони.

– Тогда зачем говоришь мне всё это?

Её голос был глух, но всё же она немного расслабилась. По крайней мере она поверила его последнему слову. Смотря на его искренние страдания, лунная вернулась на прежнее место и обняла его со спины, утыкаясь носом в лопатку.

– А я – тебя, – прошептала Кая. – Я не вижу ничего зазорного в том, что ты сделал. Те гадости, что я говорила, они не были предназначены тебе. Когда я увидела тебя, для меня не существовало высшего подарка. И я была счастлива сегодня ночью, слышишь?

Но он молчал некоторое время, и Кая вновь отодвинулась от него теперь уже для того, чтобы встать с кровати. Накинув на себя свой зелёный плащ, лунная бросила грустный взгляд на Закнеыла и решила воспринять его слова по-своему:

– Но если тебе нужно время всё обдумать, я постараюсь не попадаться тебе на глаза, – и с этими словами лунная открыла дверь, дабы уйти.

– Не уходи, – Закнеыл подскочил к ней слишком резко, но сделал так, что Кая этого даже не почувствовала, а лишь ощутила его объятия сзади.

Зато вот двери досталось. Она открывалась наружу, поэтому Заку пришлось потянуть ее на себя, чтобы захлопнуть, но он не рассчитал силы и вырвал ручку при этом. Он удивлённо уставился на кусок металла в руке и нервно хихикнул.

– Это все твоя сила во мне, – и эта фраза как будто разрядила тяжёлую атмосферу в комнате.

Смотря на этот кусок, лунная усмехнулась, а потом и вовсе засмеялась. Пусть не так звонко или весело, как обычно, но то, что ей действительно стало легче, звёздный прочувствовал.

Но отсмеявшись, Кая повернулась к Закнеылу лицом и запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Хотела коснуться щеки, но беспокоилась, что он вновь перехватит её, не даст насладиться его кожей.

– Тогда ты меня не прогоняй, – лишь взмолилась она.

– Не буду, – шепнул Зак и обнял Каю.

Зацепив плащ ручкой, наконец вспомнил, что она больше непригодна, выкинул ее. Он потянулся поцеловать ее, но в этот момент открылась та самая чертова дверь.

– О, боги, я думала, вы уже закончили. Дверь же хлопнула, – Валанди резко остановилась в проёме и отвернулась. – Внизу шикарный обед, спускайтесь, – не дожидаясь ответа, она убежала по лестнице вниз.

– И с каких пор она стала такой стеснительной? – усмехнулась оборотень и, взяв Зака за руку, повела прочь. – Я ужасно хочу есть!

По пути их провожали косыми взглядами туманные, и если сначала Кае было стыдно перед ними, то теперь, видя их пренебрежение и даже брезгливость, фыркнула и засунула извинения подальше.

Гинтар внизу как раз заканчивал расставлять еду. Увидев Каю, которая проглотила слюну от всего разнообразия мясных блюд, туманный подскочил к ней и обнял. Он не оттолкнул Зака, но звёздному просто пришлось отойти от такого напора.

– Милая, как ты? Точно всё хорошо?

– Да, спасибо вам всем, – Кая обняла туманного не менее крепко, чем Закнеыла, и даже когда тот хотел отступить, не отпускала. – Я так виновата, Гин.

– Твоя вина лишь в том, что потеряла бдительность и не послушала Зака, – ласково пробубнил он, поглаживая подругу по голове. – Если честно, это я первый ударил тебя, чтобы вырубить. И не препятствовал, чтобы били вновь.

– Так вот отчего у меня голова болела, когда Валанди вылетела от меня… – точно, Валанди… И пусть её она видела реже всего, Кая верила, что солнечная беспокоилась не меньше. – И ты прости меня. Тебе столько пришлось из-за меня пережить. Звёздные, воспоминания… Да и вообще вновь с ними встречаться.

– Я всадила приличное количество стрел в их тушки, так что тут мне нечего жаловаться, – довольно кровожадно произнесла солнечная. – Но больше не доверяем никому, особенно подозрительным одиноким типам в лесу.

Хоть Валанди и храбрилась сейчас, а на самом деле, когда она увидела толпу звездных из-за спины Манари, все её нутро в тот момент завязалось в узел. Но потом она увидела, как отчаянно сражаются за Каю Гинтар и Зак, просто не могла остаться в стороне, особенно потому, что Гин вновь истощал себя магией. Она обратила весь свой страх в гнев, достала лук и принялась мстить: за ребят, за Каю, за себя.

– Садись уже, – улыбнулась она лунной и потянула за руку к столу.

С неохотой друзья отцепились друг от друга и расселись за столом – Кая напротив Зака, но рядом с Валанди, Гинтар напротив Валанди, но рядом с Закнеылом.

Туманный приготовил какую-то речь, пока бежал за едой. Он должен был отругать Каю, восхвалить Валанди, отметить потрясающее открытие способностей звёздного, его преданность возле её комнаты. Но лунная сразу принялась за еду, предпочитая оставаться глухой – ну очень есть хотела.

– Ладно, – кашлянул Гин. – Тогда предлагаю отобедать и немедленно выдвигаться из этого места, – с этими словами он подмигнул солнечной. Как и обещал – в тот же день, как лунной станет лучше. – Нам осталось пройти меньше пути, чем мы уже сделали. Остался последний артефакт и самая сложная часть – отнести в Белые горы. И… всё, ребята.

Надо же… будто только вчера они все собрались в Ниварне. И уже так много прошли вместе, так много сделали и пережили. Даже как-то странно осознавать, что им осталось совсем чуть-чуть. И знаете… Гинтара даже напугала эта неизвестность. Их всех соединила цель, строгий план, по которому они все шли и благодаря которому оставались вместе. Но… что будет потом, когда их больше ничего не будет связывать?

– Как думаете, у кого какая сила будет? – Валанди захотелось помечтать о магии. – Зак, наверное, тоже по стихиям будет, огонь и воздух. Я была впечатлена. Интересно, что достанется мне? Хотела бы созидание, как у Силейз, творить предметы из ничего.

Она откинулась на спинку стула, потихоньку пережевывая кусочек мяса, и немного брезгливо посмотрела на Каю, которая вгрызалась зубами в свою порцию, как дикий зверь. В этом разговоре лунная участвовать не хотела, оттого просто продолжила поедать мясо.

– Я был бы не против, если бы у меня была способность к изучению всего, – зато разговор с радостью поддержал Гинтар. – Чтобы хотя бы по чуть-чуть, но везде. Немного уметь предсказывать, как мать. Немного мысли читать, как Сектар. Боюсь только представить, как может возрасти сила у брата. Чувствую, мне от него житья не будет и на другом конце света, – засмеялся он, с какой-то заботой смотря на Каю. Наверное, именно от его взгляда она и поперхнулась. – Не торопись, глупая. Никто у тебя не отбирает, – налив в стакан ей молока и пододвинув его, Гинтар наложил всего понемногу, что есть на столе и протянул Закнеылу, не говоря ни слова.

Валанди скосила глаза на свое кольцо, подумав, что Сектар и ей жизни не даст.

– Спасибо, – Закнеыл с удовольствием принял тарелку. – Главное, чтобы звёздным досталось меньше магии. Что самое бесполезное?

– Нет ничего бесполезного, – с печалью выдохнул Гин. – Будем только надеяться, что будет заключен союз между лунными и солнечными, и тогда звёздные просто будут зажаты с двух сторон.

– Да и фифленнофью иф задафят! – гордо подняла носик Кая. Три пары глаз уставились на неё, явно намекая на непонимание. Быстро прожевав, лунная повторила. – Говорю, оборотни численностью задавят.

– Не хотелось бы новой войны. Магия – это прекрасно, но в злых руках… – Валанди печально покачала головой. – Мы вчетвером, не без помощи, конечно, уже дважды расправились со звездными, думаете, они пойдут против всех?

– Отец потерял всех генералов, в ближайшее время он носа из-под земли не покажет, но с магией… Кто знает.

Закнеыл почесал затылок, прикидывая, остался ли кто-то из его знакомых, кто может занять ключевые места в иерархии звездных, но на ум никто не приходил.

– Так говорите, что магию только звёздные получат, – сказал Гинтар. – Никого не хочу обидеть, то преимущество всё равно будет на стороне туманных. Мы с магией знакомы, мы ей уже владеем. Старейшине войны не интересны. Думаю, он будет только «за» намекнуть звёздным, чтобы они даже не пытались.

– А может, ну всё это? – спросила Кая. – Я уже в который раз говорю: только хуже этой магией сделаем. И «спасибо» все тоже сказать забудут. Не нужна она нам!

– И всю жизнь прожить в бегах и страхе за свою жизнь? Нет уж, – фыркнула Валанди.

– Все верно. Если мы откажемся, это ещё не гарантирует, что неприятели перестанут за нами охотиться, – рассуждал Зак. – С магией у нас будет больше шансов выжить. Я так думаю.

И его слова явно намекали, что он и после хочет оставаться со всеми вместе. Кая лишь фыркнула, понимая, что осталась в меньшинстве.

А пока образовалась недолгая пауза, Гинтар и Валанди рассказали спутникам о своём дальнейшем пути, показывая то, что купили у Брайана.

– …Как только мы пересечём Забытую дорогу, Кая отправится вдоль гор в Махтаон, – закончил рассказ Гинтар. – Мы, тем временем, встречаемся с Лукой, забираем четвёртый артефакт, идём за Каей и, если никто не против, к Драконьему камню.

– Не быстрее ли будет вернуться той же дорогой? – спросил Зак, не понимая, зачем им делать крюк через Драконий камень.

– У меня там дело, – без лишних подробностей ответила Валанди.

– Если все пройдет хорошо, то почему бы и нет? – звёздный доел свою порцию и отодвинул пустую тарелку.

– Тогда всё, – Гинтар встал из-за стола, поймав на себе недовольный взгляд оборотня.

– Я еще не доела.

– Да доедай, горе моё кошачье, – отмахнулся он. – Вы собирайтесь, я пока распрощаюсь с Манари и передам через неё весточку родителям, – Гинтар подошёл к Валанди и Кае, каждую поцеловал в макушку и, накинув на плечи свой плащ, пошёл прочь, бросив напоследок: – Буду через час, так что поторопитесь. Хватит с меня этого города.

Валанди крепко сжала вилку – ещё немного и согнет – но ничего не сказала. Что он будет делать целый час с Манари? Сказал «Пока», и все тут. Отодвинула недоеденный кусок – аппетит пропал.

– Вкусно? – обратился Зак к Кае, которая все никак не могла насытится.

– Очень! – а ей нравилась человеческая еда. Да ей вообще вся еда нравилась. Уж не понимала всех этих тонкостей. Можно насытить желудок – это главное. Боковым зрением она заметила, как побелели костяшки на ладони Валанди. – Не переживай, Манари его совершенно не интересует.

Кстати, о ней… Кая столько о ней слышала, но, как и Сектара, до недавнего времени никогда не видела. И, если честно, спасибо богам за это. Уж мало того, что от Гина наслушалась про неё, так ещё хватает того, что она туманная.

– Интересно, если Манари не тут, то почему она здесь своих собак оставила? – пробормотала себе под нос лунная. Хотя ответ её не сильно-то и интересовал.

– И хорошо, что не тут. А то ходила вся такая королева, мы с Заком для нее как грязь под ногтями были, пока она со своими подпевалами не подпускала нас ни к тебе, ни к Гину, – проворчала Валанди. А Зак согласно кивал. – Тирос, конечно, рай для искателей с кучей заказов, но хочу уже поскорее уйти отсюда.

========== 32. Игры и выпивка ==========

Комментарий к 32. Игры и выпивка

Дорогие читатели, простите, что не отвечала вам в комментариях, была в отпуске без доступа к сети. Но я все прочитала и люблю вас всех безмерно! =*

Эта глава расслабляющая, считайте, что бонусная. На ней не нужно особо думать и напрягаться, так что отдыхайте. Приятного прочтения!)

Впервые, наверное, все шли в каком-то… припеваючем настроении. Закнеыл был полон сил, Валанди выдохнула спокойно, когда они покинули это место, Гинтар рад, что всё закончилось хорошо, а Кая довольствовалась вновь обретённым обонянием.

Город они покинули быстро, а вот к горам Слёз шли даже как-то не спеша. Да и не могли силы лишний раз тратить – у каждого был свой рюкзак с вещами, коих было очень много – в горах путь был труден, на охоту не стоило рассчитывать лишний раз, не говоря уже о холоде, хоть горы и не были заснеженными.

Они останавливались на ночь только ближе к полуночи и не тратили время на разговоры, всё ещё переживая за звёздных, которые могли не уйти с этих земель. Да и нужны были слова? Каждый шел со своей парой, хотя Кая иногда менялась с Валанди и они с Гином долго о чём-то разговаривали, в основном о прошлом, или вспоминали шутки, которые понятны лишь им одним.

Через два дня они добрались до Непроходимого ущелья, где Валанди на радость всем объявила, что в этих местах уже вряд ли кто может их поджидать. Да и Закнеыл согласился, что в этой местности давно никто не ходил. Только тогда четвёрка, наконец-то, смогла по-настоящему расслабиться. Привал, несмотря на то, что лишь вечер, было решено сделать как раз у ущелья, а там полдня до Забытой дороги. Правда, чем ближе они двигались к землям лунных, тем более нервной становилась Кая, но скрывала это под капюшоном.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю