290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 59)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 59 (всего у книги 66 страниц)

В этот раз они быстрее нашли домик. Гинтар, созданный сознанием солнечной, что-то рассказывал Валанди, а она смеялась и смеялась. Они не сидели, а гуляли по поляне, держась за руки. Завидев нарушителей, пара остановилась и недовольно уставилась на них.

– Опять ты? Я же сказала, чтобы ты больше никогда не приходил, – огрызнулась Валанди на Сектара, но заметив рядом с ним Гина, удивлённо повернулась на того, что был рядом с ней.

Гинтар настоящий, в свою очередь, тоже хотел было ринуться к Валанди, но увидев «паука» замер. Совсем как он, как тогда… Знаете, эти копии начинали уже нервировать, и всё время именно он – Гинтар.

– Не будь прытким, ты её можешь напугать, – тихо шепнул ему младший брат и дал старшему дорогу.

– Валанди, – Гинтар напряженно посмотрел на свою копию, словно ожидал, что она немедленно набросится на него. Но неважно! Сейчас нужна лишь Валанди, нужно докричаться до неё. – Милая, это я, настоящий! Мы только-только пересекли Красное плоскогорье, мы ушли искать таверну, а ты… – Гинтар посмотрел на Сектара. Он-то не знал, как вообще это произошло…

– На тебя натолкнулся воришка. Может, он и поставил метку. Метку паука. Ты посмотрела на неё и потеряла сознание.

– Валанди, это правда! Скажи последнее, что ты помнишь!

И как-то уже Гинтар чувствовал себя… спокойнее. Нет, он по прежнему переживал за свою возлюбленную, понимал, что нужно срочно её вытащить, но они уже так часто сталкивались с магией и с такими вещами, что голос уже не дрожал, а голова не пыталась судорожно найти решение. Всё было точно и по порядку – сейчас следовало доказать красавице, что это вымысел.

– Что последнее я помню? – повторила вопросительно Валанди и нахмурилась, силясь вспомнить. – Я обыгрывала гномов в кости, а потом появился Сектар и испортил все веселье… Точно, Сектар! – она резко повернулась к младшему туманному, вспомнив, что он сделал, и зашипела на него: – Убирайся, чтоб мои глаза тебя не видели!

– Милая, ты что-то путаешь, мы все время были здесь, – «паук» приобнял солнечную, и ее взгляд изменился.

– Да, ты прав, мы здесь очень давно. Вдвоём, и никто нам больше не нужен, – эту фразу она бросила в пришедших. Но она старалась не смотреть на Гинтара, будто ей кто-то запрещал это.

– Что ты ей опять сделал? – косо посмотрел старший брат на младшего. Тот только плечами пожал.

– Спас от грабителей.

Знает он, как Сек спасает от грабителей. Сам хуже грабителя.

– Валанди, ты на него не отвлекайся, – повернулся настоящий Гинтар к красавице. – Мы стоим здесь на безопасном от тебя расстоянии. Мы тебе плохого ничего не делаем. Просто задаём вопросы, на которые вместо тебя отвечает… он, – как жаль, что его магия тут не работает – быстро бы заморозил паука и несколько раз бы его вспорол за такие дела. Чёрт возьми, думал, что хоть после долгой дороги в городе отдохнут. И опять напасть! – Появился Сектар. А что дальше? А что было до того, как ты попала в этот лес и в эту избушку? Что было с тобой и… с Гинтаром до того, как вы пришли сюда?

– Мы пересекли пустошь, – начала вспоминать Валанди. – А перед этим у нас была шикарная ночь.

Ее глаза наконец-то сфокусировались на настоящем Гинтаре, и лес вокруг исчез.

– Гин! – Валанди вытянула руку к нему, но белые нити натянулись, не пуская ее.

– Любовь моя, ты хочешь бросить меня? – заговорил сзади нее «паук».

Гинтар бросился было к ней, но Сектар схватил брата за плечо и отбросил назад. Пока вокруг неё паутина, приближаться к ней нет смысла. Если они резанут по разумам Сека или Гина – оба они умрут, и младший это понимал, в отличие от старшего.

– Ты что творишь? – чем это и доказал он, вскакивая на ноги и пытаясь вновь добраться к Валанди.

– Идиот, паутину на ней не разрезать. Эй, солнечная, постарайся их разорвать сама – они к тебе прикреплены, а не к нам, – но он сомневался, что это у неё получится так легко. Нахмурившись, Сектар сделал шаг назад, ближе к Гинтару. – Возможно, опять придётся тату срезать. Ты помнишь, какое зелье вы ей на рану наносили?

– Нет, – да и не верил он, что для двух разных заклятий, пусть и через один и тот же метод, будет годно одно и то же зелье. – Помню только одно растение с трудно выговариваемым названием…

– Солнечная, чего встала? Борись с ним!

– Как? Я не знаю, что делать? – но пока она металась, нитей стало больше.

– Ты должна остаться со мной. Разве тебе было плохо здесь? – убеждала ее иллюзия. – Здесь нет пророчества, нет магов, только ты и я.

– Но ты не настоящий.

– Я настоящий для тебя.

– Нет. Гинтар! – она снова потянулась к туманному, но её все сильнее опутывала паутина.

И Гинтар тянулся к ней, но этого, в отличие от Валанди, держал Сектар.

– Отпусти её! Сек, сделай что-нибудь!

– Главное, что сейчас она знает, что находится в нереальности, – младший был спокоен, но на самом деле, его сердце бешено колотилось в груди. Он ведь не знал, что именно надо делать, не знал проклятий, заклятий, не изучал их так, как Гин, лишь ради своего образования. Да и смотреть, как красавица кричит, как ей делают плохо… Сектар никогда не чувствовал себя таким бесполезным, и неизвестно, какой именно из этих фактов бил его больнее. – Солнечная, продолжай помнить, что ты в иллюзии. Мы постараемся снять печать.

– Нет! – Гинтар не хотел покидать её, когда она в таком состоянии, но раз – они уже в реальности, окруженные взволнованными Каей и Закнеылом.

– Нет. Гин. Сектар! – последнее успела крикнуть Валанди, прежде чем они пропали.

– Удалось? – спросила лунная, но вдруг Гинтар вскочил с кровати и, схватив Каю за плечи, стал трясти.

– Травы! Ты помнишь травы, которыми мы выводили печать! Там было это… с длинным названием! И ещё…

Сказать, что лунная испугалась такой прыти от туманного – ничего не сказать. Она уже приготовилась его ударить, выпустив когти, даже больше от испуга, ведь чёрт знает, как там Валанди околдовали, и, может, это перекинулось на друга.

Закнеыл положил руку на плечо туманного, остужая его пыл. Он немного отстранил его от Каи, чтобы та так не пугалась.

– Спокойнее. Объясни, что там произошло, – тихо проговорил Зак, стараясь и голосом успокоить всех.

На другое плечо руку положил Сектар, заставляя брата сесть к телу спящей красавицы. Он так же мысленно заставил успокоиться лунную, после чего начал свой рассказ. Лунная начала психовать заново, ведь она помнила травы, и найти их здесь практически невозможно, по крайней мере половину из них.

– Может, повезёт, и хватит лишь срезать кожу с рисунком, ведь он держит её, в то время как в предыдущий раз нужно было определённое условие – сон, – заканчивал свои слова Сектар, после чего бросил взгляд на звёздного. – И кто будет резать?

– Может, сначала травы… – взволнованно начал Гинтар, но его немного взбодрили:

– Может, и не понадобятся.

Валанди вынырнула в реальность с именами туманных на устах, пытаясь сорвать с себя невидимую паутину. Увидев рядом с собой Гинтара, она сначала шарахнулась от него, до сих пор не могла определить, в какой реальности она, но заметила в комнате и всех остальных и только после это кинулась к нему на шею.

И все остальные… ну, просто… стояли с открытыми ртами. Даже Гинтар сначала не понял.

– Да неужели сама, – не скрыл своего удивления Сектар.

Зато, услышав слова брата, очнулся и Гинтар. Он крепко обнял свою возлюбленную, и вместе с ней повалился на кровать. Без каких-либо намёков, просто распереживался, да и не удобно было ему обнимать солнечную вполоборота.

– Моя маленькая! Сама, умничка! – судорожно нашёптывал он ей эти слова, после которых покрывал лицо поцелуями. – Всё! Хватит! Буду подле тебя всё время! Одну не отпущу!

– И правильно, – закивал Сектар. – Она же сущее бедствие. Как вы с ней только не померли?

– Она просто не захотела, чтобы Закнеал к ней подходил, – не сдержалась от комментария Кая.

– Кая, в самое сердце, – Зак демонстративно приложил руку к груди, делая вид, что она ранила его словами. Он улыбнулся ей и обнял за плечи. Якобы серьезно добавил: – Но я рад, что помог.

Валанди сначала просто пыталась осознать, что произошло. Она стояла в переулке с Сектаром, потом вспышка боли, дни счастья и огромный страшный паук. Как она с ним справилась, сама не поняла, просто в один момент, когда туманные покинули ее, оставив один на один с чудищем, она поняла, что кроме самой себя ей никто не поможет, и начала борьбу. Это же ее сознание, она здесь хозяйка. Почему все вечно пытаются свести ее с ума и лезут в голову?

– Кажется, пора покупать всевозможные амулеты для защиты от вторжения в мою бедную головушку, – невесело усмехнулась она, когда Гинтар дал ей немного передохнуть. – Слишком часто это стало со мной происходить, – она перевела глаза на Сектара и буркнула ему «спасибо», после чего сразу отвернулась от него. Что бы он ни говорил, а благодарность она могла испытывать.

– Тогда, думаю, мне с походом к дому придётся повременить, – не обратил на нее никакого внимания Сектар. Вот как он так умудрялся? Вот словно не было ничего в переулке. – Гин, вы надолго тут задержитесь?

– Я думал, на несколько дней, – не отпускал возлюбленную брат. – Но после того, что произошло, думаю, закончить со всем этим немедленно и покинуть город.

– Не советую, – здесь на вас хотя бы будут охотиться мелкие сошки. Практика показывает, что в городах вы в большей безопасности. Раз маги заслали к вам кого-то, значит, они вернули себе силы.

– Вернули силы? О чем ты?

Но Сектар лишь рукой махнул, мол, забудь. Он подошёл к лунной и требовательно протянул руку, намекая на ключ от своей комнаты, который Кая немедленно подала.

– Госпожа Девушка-в-беде права, мне нужно было подумать о вашей защите ещё на Туманных островах. Я займусь амулетами для всех вас, пока вы в этом городе. Не беспокойте лишний раз.

И с этими словами он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью. «И что его так разозлило?» – спросил себя Гинтар, но почувствовав в руках шевеление, отмахнул эту мысль – его красавица опять с ним и… Секунду:

– А что значило… «Я обыгрывала гномов в кости»? Это так мы тебя послали искать нам таверну?

– Что? – не прослушала эти слова и лунная. – То есть, пока мы тут все искали подходящую под наш рост таверну, ты в кости играла? И мы ещё удивляемся, почему ты вечно в беду попадаешь?

– Мы тоже пойдем к себе, – Зак потянул Каю на выход, чувствуя, как оборотень вновь начала закипать. – Не заставляй меня уносить тебя силой, – пригрозил он ей, ощущая сопротивление с её стороны.

– Я искала, честно, – оправдывалась Валанди. – Устала ходить, везде одни низкорослики, настроение и так было ни к черту, а после очередной неудачи я ещё сильнее расстроилась. А тут попались эти неудачники на глаза, ну и… вот, – залившись краской, Валанди опустила голову.

– Нет, отпусти меня! Я ей всё выскажу! – но эти слова были слышны уже за пределами комнаты, и, судя по крикам, Закнеыл таки поднял её на руки.

Гинтар не был зол на Валанди, да и вообще не мог на неё злиться после произошедшего, хотя, ничего не произошло по сути. И всё-таки в его голосе были нотки строгости.

– Валанди, значит, раз устала или не находила, нужно было найти нас. Мне кажется, ты уже и сама начинаешь понимать, что у тебя судьба попадать в неприятности. Прекрати эту вечную погоню за сокровищами и азартом. Это плохо кончится.

– Чтобы я это прекратила, меня нужно запереть в глуши в маленьком домике, – хихикнула солнечная, но потом серьезнее добавила: – Хорошо, я постараюсь больше ни во что не ввязываться. Тем более из-за этого Сектар останется с нами ещё на какое-то время, а уж его пребывание здесь я точно не хочу продлевать.

При упоминании младшего брата у нее в животе все перевернулось. Да что же это такое делается? Нет, нужно забыть все, что произошло сегодня, и помогут ей объятия Гинтара.

– Как бы мне действительно не пришлось запирать тебя в глуши.

Серьёзно ответил на всё это старший, крепко обнимая Валанди. Тут где-то была заказана отбивная, но… вся еда была на полу, тарелки и чашки разбиты вдребезги, и Гинтар всерьёз задумался, что после нескольких лет контроля зверя медитациями может плохо сказаться то, что в этом месяце его даже не пытались сдерживать. Хотел было что-то сказать по этому поводу, но на его глаза вновь попалась отбивная.

– Тебе надо поесть. Кая передала слова брата как раз, когда мы вернулись с твоих поисков и заказали еду. Здесь большой выбор многорасовых блюд. Пойдём, выберем тебе что-нибудь?

А он ещё и напоминает. Валанди подумала было отказаться, но Гинтар и так слишком много переживает за нее, в этом она может пойти на уступки.

– Хорошо, давай поедим, – она мягко улыбнулась ему. – Прости, что тебе постоянно приходится беспокоиться обо мне. Плохой я буду женой тебе.

– Очень плохой, – не меняя тона ответил ей жених. – Но Силейз меня предупредила, что товар обмену и возврату не подлежит, так что… На что напоролся, – он долго пытался держать строгий вид, но, встав с кровати и беря за руку Валанди, всё-таки засмеялся.

– Даже не думай забирать свое предложение назад, я все равно от тебя до конца жизни не отстану, – предупредила она его.

***

Затащив брыкающуюся лунную в комнату, Закнеыл осторожно бросил ее на кровать.

– Я не выпущу тебя отсюда, пока не пройдет полнолуние. Садись и медитируй, – строго он сказал ей, загораживая собой выход.

– Что? – та аж и думать забыла, чтобы «расчесать» золотую голову. Лунная вскочила с кровати и хотела было как-то оттолкнуть звёздного, но… смешно. Только и смогла, что упереть руки в бока и вздернуть носик. – Оно только через четыре дня. У меня еще будет время. Не буду!

– Да? А то, что ты разнесла комнату Гинтара и Валанди, по-твоему, это нормальное поведение? Да ещё и полуобратилась при этом, – взгляд его стал ещё строже. Он скрестил руки на груди и облокотился на дверь, показывая, что у него серьезные намерения. – Если будешь сопротивляться, я найду другой способ тебя усмирить.

– То есть, я для тебя теперь ненормальная? И вторая форма моя тебе перестала нравиться?

Кая попыталась опять отыскать пути к отступлению, но дверь была закрыта самым лучшим в мире замком, а к выходу вело только окно. Сигануть со второго этажа она может – на лапы приземлится, но вот за это время её успеют поймать. Да и куда идти-то? Если только побегать вокруг города, пыл сбавить.

Думая об этом, Кая, кажется, потихоньку успокоилась, но нахмуренные бровки говорили, что не до конца. А ведь найдёт способ усмирить. Привяжет к стулу, и тогда совсем плакала её свобода.

– Зачем мне медитировать? – буркнула она. – Мне Сектар кольцо дал, – и как в доказательство показала Заку указательный палец, на котором оно теперь покоилось. – Наверняка в полнолуние силу свою покажет. А ты меня ночью только выпусти на полчасика. Я побегаю и сразу вернусь.

У Закнеыла нехорошо дернулась жилка на виске, когда она продемонстрировала ему это проклятое кольцо. Он был солидарен с Валанди по поводу младшего туманного и не доверял ему.

– Я тебя оскорбил? Назвал некрасивой или что-то в этом роде? – обиделся звёздный. – Если вдруг тебе интересно мое мнение, мне все это не нравится, – он поймал ее руку, намекая на кольцо. – На твоём месте я бы не доверял трюкам этого туманного.

– А что ты на него взъелся? Что ты взъелся? Мне лично он плохого ещё ни разу не сделал! И вообще, я у него, как подруга Гина, на особом счету! – лунная грубо вырвала свою руку из хвата звёздного и сжала в кулак. – Если бы не он, мы до сих пор блуждали по городу, в поисках этой… И он бы нас не предупредил заранее… Стой! Мы вообще не о нём говорили! Выпусти меня сейчас же!

В итоге уход разговора в другую сторону, да ещё и в нехорошем ключе вновь повлиял на лунную, но попыток толкать Зака она не предпринимала – хоть где-то в голове засел рассудок, что с ним тягаться нет смысла.

– А то, что он мне сделал, ты забыла? – разозлился Зак. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться – сейчас не время ещё и ему психовать – она не виновата, это все луна. – Ты успокоишься, если я выпущу тебя? Можешь пообещать, что ни во что не встрянешь и вернёшься через полчаса?

– А тебя Гинтар предупреждал держать язык за зубами! – не унималась лунная. – Он всех вас предупреждал и…

«Заткнись!» – отдёрнула себя Кая, когда до затуманенной головы дошли его последние слова. Мило, хоть и лживо и натянуто улыбнувшись, она сделала шаг назад от Закнеыла, как бы уступая ему и извиняясь за уже брошенные слова.

– Да, обещаю. По крайней мере, встревать в неприятности я не планирую, а уж гномы вряд ли захотят ко мне полезть. Вот только могу задержаться – предупреждаю. У меня же нет в голове часов.

– Хорошо, – сдался Зак и потянулся за плащом. – Пойдем, я провожу тебя до выхода из города.

– А я, что, одна не дойду? – так и застыла, раскрыв рот. Это что же получается? Опять в няньки играть? И ещё полчаса будет у города ждать? Нет, на такое не согласна!

– Конечно, дойдешь, – улыбнулся ей звёздный, но плащ натянул. – В городе нам лучше не ходить по одному, на Валанди напали средь бела дня. Да и я хотел с тобой немного прогуляться, только вдвоем.

Открыла рот, но сразу закрыла. Хорошо на неё действует его улыбка и такие слова. Вот как злиться на это? Да и… успокоилась она уже немного.

– Ну ладно, – буркула лунная, удобнее укутавшись в плащ, после чего они со звёздным вышли из комнаты, потом из таверны.

Это заведение они нашли ближе к центру города, отчего идти к выходу из него им пришлось долго, то и дело протискиваясь через толпу гномов, которые уж больно косо провожали такую странную, завёрнутую в плащ фигуру, как Закнеыл. Да и низкоросликов вообще смущали настолько высокие личности.

Кая молчала всю дорогу, лишь изредка осматривала прилавки, чувствуя, как в душе её постепенно наступает покой. В центре ещё можно было найти что-то для других рас, но чем ближе они двигались к окраине, тем больше было торговцев именно гномьими одеждами, изделиями. Зато славились они своей причудливостью: что одежды, что разные игры для разных утех, что оружие. Кая осматривала всё это, иногда спрашивала, что это такое, у Закнеыла, когда видела диковинную штуку. Уже через те же полчаса она и забыла, что хотела побегать, ей и прогулка эта очень нравилась.

– Смотри, какое чудно́е платье, – указал Зак на витрину одного из магазинов. – Ты когда-нибудь видела гномок в бальных нарядах? Вообще, хотел бы я посмотреть, как у них проходят балы. Вряд ли как у солнечных.

Он тоже порядком оживился во время прогулки. Наконец-то они с Каей смогли спокойно поговорить, без вспышек необоснованной агрессии со стороны оборотня.

– Вот мы и пришли, – Закнеыл остановился у ворот и взглянул на Каю, затем обнял ее и прошептал: – Прошу, будь осторожна.

– Будто на войну меня провожаешь, – не могла не позабавиться этим лунная, но обняла его в ответ. – На охоту провожал, и ничего страшного не было.

– Ты мне очень дорога, и я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, – он ещё крепче прижал ее к себе и через секунду отстранился. Рукой приподнял её лицо за подбородок и проговорил: – Ты у меня красавица, что так, что пантерка. Поскорее возвращайся в таверну, тебя будет ждать сюрприз, – и состроил такую загадочную мину, будто что-то задумал. А он задумал: хочет порадовать ее чем-нибудь новеньким и необычным.

– Заинтриговал, – улыбнулась ему Кая и поднялась на носочки, чтобы поцеловать его. – Выпущу пар, и тут же вернусь, обещаю.

Получив от него прикосновение губ, Кая повернулась и быстрым шагом пошла искать место, где могла переодеться, но через несколько шагов обернулась и от всего сердца поблагодарила Закнеыла. Он даже не представлял, как для неё важны эти «выпускания пара».

Раздевшись у одного валуна, Кая обратилась и просто побежала, куда глядят глаза. Вечерело, луна уже показалась из-за горизонта, но она не была полной. Однако зов был, слабый такой, но он призывал зверя действовать в угоду себе, дать выплеснуть всё, что накопилось у него за всё это время, за сдерживания в медитациях.

Кая помнила, как она ставила себе цель добежать до горизонта, вымотать себя. А потом ещё, ещё… Горизонт не кончался, но весь негатив уходил с каждым шагом. Кто такая Валанди? Никто, и беды её уже не касаются Каю. Ну попала в передрягу, ну с кем не бывает? Вон, сама лунная тоже попадала, только вот, разозлившись, забыла об этом, как доставляла проблемы всем. А сколько она Гину проблем за их совместное путешествие доставила! Так что, ладно уж с этой Валанди. Вся злость на неё быстро уносилась вместе с чувством свободы, которое так отличалось от того, когда Кае было надо добраться до города. Но сейчас не то. Сейчас она бегала для себя.

Впереди были какие-то фигуры: гномы, ушедшие на охоту, но остановившиеся передохнуть. Кая больше не могла контролировать своего собрата внутри, и даже смутно стала запоминать то, что произошло. Помнила, что зверь принял их за добычу, но хотел не более, чем просто поиграть с ними. Гномы закричали, схватили топоры, но зверь остановился перед ними, стал бегать вокруг, рыча и пугая больше, вознося себя перед ними. Он – охотник, а они добыча, и находятся в его власти. Зверь решает, что ему можно, а что нельзя; кто будет жить, а кто нет.

Это было слишком далеко от города – никто не слышал криков гномов, никто не видел, как зверь нападает на них, валит на спины, но тут же отпрыгивает. Как не хватало этого самоутверждения за счет других. А то вечно зверя все пытаются сдержать, все пытаются запереть. Нельзя так! Это не домашний питомец – это такой же хозяин тела; у него тоже есть права на это тело. Сиди, сиди, эльфийка, глубоко в голове, не мешай играться с добычей. Ничего им не сделается, а за запугивание ещё никого не казнили. Дай напиться их криками, дай побегать так, чтобы лапы заболели, дай обострённому чутью уловить все запахи мира. Дай, дай, дай, хватит отбирать!

Кая же спала там, где когда-то Валанди видела барьер, за которым одиноко расхаживал зверь.

========== 40. Что в сердце твоём? ==========

И всё-таки, судя по времени, прошли далеко не полчаса. Кая спешила по городу в таверну, попутно высматривая хоть какого-нибудь торговца, чтобы купить задабривающий подарок для Закнеыла. Беспокоился, небось. Более того, после такого опоздания он уже не разрешит ей так легко уходить. Да ещё и сюрприз его накрылся… Лунная подозревала, что это может быть, и честно, когда раздевалась, рассчитывала на это, но, когда одевалась, понимала, что на неё как минимум обидятся. И правильно сделают. Но как ему объяснить, что она была не виновата! Ну… так получилось.

И пока бежала, глаза зацепились за витрину, за которой горели свечи. Быть может, открыта? И так она влетела в бок уж больно высокого для гнома мужчины. Но не он упал, а она.

– Смотри, куда летишь, лунная, – огрызнулся знакомый голос.

– Боги, Сектар, ты-то что тут делаешь? – она и не рассчитывала, что ей подадут руку, но требовательно взглянула на туманного и… поднялась сама, в застывшем удивлении уставившись на него. – Что с тобой?

А выглядел он постаревшим. Было, конечно, не так плохо, как когда его видела и слышала Валанди. Лет на сорок постарел точно, да и синяки под глазами говорили, что это он будто бегал пару часов в поле, а не Кая.

– Ничего, – отмахнулся туманный на её вопрос, но Кая заметила в его руке горстку каких-то украшений: не то кольца, не то браслеты, а вроде и всё вместе.

– Амулеты готовишь? Я думала, ты пошутил.

– Я никогда о таком не шучу. А ты что тут делаешь в такой поздний час? Тебе мало того, что с Валанди случилось? Тоже хочешь всем проблем доставить?

Лунная виновато опустила перед ним голову и прошла мимо туманного, чтобы наконец-то добраться до таверны, но этого времени туманному хватило, чтобы залезть ей в голову.

– Всё продолжаешь губить свои отношения?

– Да это случайность! – вырвалось у неё так, словно она перед Закнеылом отчитывалась. – Я его предупреждала, что могу задержаться, но… Моя вторая ипостась не хотела возвращаться. И… я… Вот так вот…

– Скажи, такому взрослому эльфу нужен такой ребёнок? Вон от тебя как Гинтар отмахнулся.

Эти слова ударили очень больно. И хоть в голове были сотни ответов на все вопросы; она столько раз могла всё сваливать на свою природу, но… Ребёнок, ребёнок… Её часто так называли. И, наверное, только сейчас до головы ребёнка дошло, что, может быть, так оно и есть? И дело даже не в контроле своей ипостаси. Хотя, и это тоже.

– Думаешь, он тоже может от меня отмахнуться? – грустно пробубнила лунная.

– А почему бы и нет? Сейчас вот он, например, будет так зол на тебя, а ведь звёздный дал тебе самую простую задачу – вернуться вовремя. Сколько прошло времени?

– Два часа…

Кажется, Сектар что-то ещё говорил, но Кая уже не слушала. Она просто стояла и размышляла над тем, как действительно сейчас переживал Закнеыл. А она, вместо того, чтобы бежать, тёрлась языком с братом Гина. Но вновь не успела и шагу сделать, как Сектар ткнул в неё пальцем, привлекая внимание, после чего указал взглядом на одну открытую лавку для тех… кто ещё не спит.

– Пошли, помогу тебе выбрать для него наряд.

– Ты всерьёз считаешь, что у меня теперь, да и после твоих слов, есть на это время?

– Я уложусь за одну минуту, и эта одна минута сгладит острый край, уж поверь мне, как мужчине.

***

Кая вернулась. Она на цыпочках, будто в каждом лице видела озлобленный оскал Зака, пробежала по главному залу таверны, держа в руках небольшой свёрток. После чего прошлась по лестнице и встала напротив двери в их комнату. Входить было, честно говоря, страшно, а самое главное – стыдно. Но, кажется, за дверью было тихо, и лунная решила войти, чуть-чуть совсем приоткрыв дверь.

***

Он знал, что Кая не послушается и будет бегать гораздо дольше, но все равно отпустил и теперь сидел один в комнате и места себе не находил. Вот вечно он потакает ее прихотям, но спорить с ней иногда (всегда) бесполезно. Честно говоря, начинало раздражать, что она отказывается слушать разумные доводы. Она уже дважды чуть не умерла, и Зак дважды внутренне умирал вместе с ней, но упрямая девица продолжала испытывать судьбу не хуже Валанди. Если Кая опять вляпается во что-то опасное, он ее накажет: свяжет и никуда отпускать больше не будет, сколько бы ни просила.

Так прошел час, потом ещё один, и Закнеыл окончательно вышел из себя. Он расхаживал по комнате из угла в угол и придумывал, как будет отчитывать задержавшуюся подругу. «Хотел ей сделать приятный сюрприз? Теперь обойдется! Ладно полчаса, час… Но два?! Это перебор уже». Зак очень терпелив по отношению к оборотню, но и у его терпения есть предел. «Отругать ее? Отшлепать? Оставить без секса на неделю? Нет, он сам столько не продержится», – с такими думами звёздный уселся на подоконник и уставился в окно. Для начала нужно дождаться возвращения Каи, живой и здоровой.

Закнеыл услышал Каю за дверью, но не обернулся, когда она ее приоткрыла. Он сделал глубокий вдох, выдох, повторил эту процедуру ещё дважды.

– Явилась? – всё-таки удостоил он ее своим вниманием, поворачиваясь. – Я, конечно, так и думал, что ты задержишься, но два часа? За это время могло произойти что угодно.

Он быстро подошёл к ней и проверил, все ли в порядке. Убедившись, что она цела, наконец смог расслабиться. Но даже расслабленным она видела, как он был напряжен, как гуляли его жилки под кожей, как холоден был его взгляд.

– Только не молчи… – пропищала лунная, прижимая к себе свёрток. – Кричи, бей посуду… Только не молчи, – ещё с Гинтаром она не привыкла, когда гнев выражают тишиной. Это было намного страшнее всех криков. – Закнаал, я знаю, виновата. Но… Я честно себя не контролировала. Когда я смогла овладеть собой, луна была уже высоко, и я тут же помчалась домой, правда! – лунная низко-низко опустила голову, становясь перед ними ещё меньше.

– А разве ты послушаешь, что я буду говорить? – сорвался всё-таки Зак. – Здесь тебе не лес. На пустоши тебя хорошо видно, а с другой стороны горы. А что, если звёздные опять покажутся? Ты в курсе, что они и с гномами периодически устраивают разборки? А если уж они пересекли равнину, чтобы добраться до меня, то в горах их встретить шанс в разы больше.

Он опять принялся расхаживать по комнате, пока отчитывал оборотня. Но чем больше он говорил, тем спокойнее становился, будто со словами уходило и все его напряжение. В конце своей тирады он остановился и посмотрел на Каю самым строгим взглядом.

– Я столько ужасов передумал, пока ждал тебя, – его взгляд стал озабоченным, и Зак подскочил к лунной, обнимая ее. – Я так беспокоился. Тебе никто не попадался? Все прошло гладко?

С первых его слов лунная вжала голову в плечи и просто слушала. Честно слушала. И в любое другое бы время она подумала, что Зак преувеличивает по поводу звёздных, но сейчас, впитывая в себя именно испуг эльфа, с каким чувством, пусть и гневом, он говорил всё это, начинала невольно верить.

Но почувствовав на себе его объятия, ей и самой стало легче. Повезло, что он более отходчивый, чем Гинтар. Бросив свёрток на пол, она обняла его в ответ, утыкаясь в грудь, мысленно ненавидя это пророчество ещё больше. Неужели обычные пробежки должны заканчиваться теперь вот такими скандалами? Пусть и короткими.

– Всё было хорошо, честно. Я жива, здорова, – отпустив его, она показала руки и покрутилась два раза, – на мне нет никаких татуировок, до меня никто не касался. Всё очень хорошо. И мне самой стало легче после беготни.

Видя, как быстро успокоился звёздный, лунная мысленно отметила, что всё прошло даже лучше, чем она ожидала. Полминутный крик? И всё? Нет, это, конечно, не значило, что она постоянно теперь будет его ослушиваться, но… Так и уроки забываются быстро.

Она посмотрела с каким-то лукавством на лицо звёздного и, потянула его за волосы, чтобы тот опустился и поцеловал.

Но поцелуй продлился недолго. Вспомнив, что хотел наказать, Закнеыл оторвался от Каи.

– Нет-нет, ты провинилась, и я должен… – он нагнулся, чтобы ещё раз поцеловать ее. – Я должен наказать тебя. Больше никаких нежностей, – но вновь не удержался и коснулся ее губ. – Все, вот теперь точно наказана.

Зак выпрямился и не намерен был больше идти на поводу своих желаний и желаний этой женщины. Правда, надолго ли?

И она приметила, что нет в нём всё-таки перед ней стержня. Особенно он это показывал всю неделю. Она подёргала его за волосы, но… Всё-таки Закнеыл больше не опускался.

– А сюрприз? – молчание и строгий взгляд. Кая наигранно тяжело вздохнула и подняла свой свёрток. – Какая досада. Тогда… не мог бы ты мне принести немного попить? Я так набегалась, а когда возвращалась, не подумала о этом. К тебе бежала.

Закнеыл на неё очень выразительно посмотрел, мол, она смеет что-то ещё просить после всего? Но сжалился при виде ее надутых губок и вышел, мысленно обзывая себя подкаблучником.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю