290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 26)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 26 (всего у книги 66 страниц)

Даргона долго слышала удаляющийся наверх голос ведьмы, как бы она ни хотела оглохнуть. Она не могла решить, чего желает больше: умереть, дабы избавиться от боли в сердце и в спине, или же молиться, чтобы оставаться в сознании до прихода Каи и Закнеыла, дабы предупредить, молить о прощении старой глупой гномки!

Но силы быстро покидали тело Даргоны. Она умерла с желанием о прощении и с именами своих любимых мужчин на устах.

Эльфы всё-таки опоздали на ужин. Закнеыл хотел как можно дольше побыть с Каей наедине, поэтому шел медленно, прислушиваясь к ее дыханию, запоминая тепло ладони и впитывая запах трав. А над домом словно сгущались тучи. Поначалу никто и не обратил внимания, что с порога не слышно громких голосов, но стоило им почуять кровь – к тому же не было понятно, кто из них первым ощутил этот металлический привкус в воздухе – Зак резко завел Каю себе за спину.

– Куда Бармог дел мои мечи? – напряжённо спросил он, пытаясь расслышать опасность в доме.

Кая одновременно с ним замерла, поднимая голову и принюхиваясь. Кроме как крови она ничего не чувствовала. Даже того, кто мог бы… пустить эту кровь? Нет-нет, нельзя даже думать, что их могли убить!

– Я не знаю, – ответила она на вопрос. – Когда проснулась, мне только мой рюкзак показали. Думаю, у Бармога в комнате, – Кая, несмотря на протесты Зака, таки вышла из-за его спины и осмотрела помещение. – Ты же не думаешь, что они…

– Мертвы, – безжалостно закончил Зак. – В доме запах смерти. Нужно уходить, быстро.

Заку было жалко эту семью, он винил магов за их гибель. Они помогли им и поплатились за это. Должно быть, мерзавцы выследили их и здесь, но как? И зачем было убивать добрых гномов? Раньше они не позволяли себе причинять вреда непричастным к пророчеству. Но он подумает об этом позже, сейчас нужно сохранить хладнокровие и спастись.

– Забираем вещи и садимся на любой корабль, идущий в сторону Сильверсана.

– Он только один. Даргона сказала, что он сейчас пришвартован, но завтра отплывёт, – Кая сделала пару медленных шагов в дом, чуть пригнулась, готовая в любой момент обратиться. Лунная, чувствуя запахи лишь знакомых гномов и крови, думала, что это убили их из-за того, что те укрывали звёздного. Ну, запах явно не магического характера, а разве маги убивали бы холодным оружием вот так просто? – Зак, я боюсь, что нам опасно сейчас идти на корабль. Если наше присутствие может спровоцировать убийцу на новые…

– Думаешь, их убили из-за меня? – перебил её звёздный. Он вновь схватил Каю за руку, не позволяя отойти от него далеко, и посмотрел с таким волнением. Вот такой вариант почему-то не пришел ему в голову, он сразу свалил вину на магов, но если… это он во всем виноват… Все эти мысли отразились на его лице.

Слишком Зак расслабился после появления этой тройки в его жизни. Он поверил, что однажды его и правда смогут принять на поверхности, и так радовался, что Кая испытывает к нему… А что, собственно, она чувствует? Просто влечение? Случившееся выбило его из колеи, и он потерял всю собранность, поэтому не увидел и тельце магической твари на полу.

Кая повернула к нему голову, но не сразу заметила то, что он испытывал; то, что передавал ей взглядом. А когда увидела, усмехнулась и, сжав его руку крепче, подошла ближе.

– Я не думаю, что это из-за тебя, – прошептала Кая. – Но мне кажется, что кому-то просто могло не понравится, что здесь прикрывают звёздного.

Кая хотела быть честна с ним. И прежде чем на его лице отразилась хоть какая-то эмоция, лунная заметила боковым зрением то, что сильно выделялось на этом полу – странная фиолетовая тварь.

– Нет, это маги, – была бы у неё шерсть, она бы встала дыбом – оборотень не могла спокойно смотреть на странный магический дым. И не могла поверить! Маги? Маги убили обычных жителей? Но Гинтар говорил… Нет! Так же нельзя! – Комната Бармога там, – махнула она рукой в сторону двери. – Я на второй этаж за рюкзаком, – и, не давая Закнеылу прийти в себя после слов, метнулась наверх.

Пара заметила тело Даргоны, и, будь другое время, они бы конечно отдали почести старой гномке хотя бы словами, отблагодарили её за теплоту и добро, которое она преподнесла им, но не сейчас. Их жизни были в опасности. Жизни тех других, кто может их окружать, были в опасности!

Забирая рюкзак, Кая с замиранием сердца подумала о Гинтаре. А если и до него добрались? Нет. Он сильный. Он маг. Да, в подмётки не годится Белым, но он точно сможет хоть как-то защититься! Забрав свои вещи, Кая спустилась вниз и, дожидаясь Зака, бросила последний скорбный взгляд на тело доброй гномки. Убийство произошло недавно – где-то полчаса назад.

Собрав свои вещи, они с тяжёлыми сердцами покинули дом. Следов убийцы там не было, но опасность все ещё присутствовала.

– Переночуем за городом, – подал голос Зак, когда наконец пришел в себя. – Вы успели договориться с капитаном судна?

– Даргона сказала, что отсюда мало кто отплывает – места будут, деньги у меня есть. Можно и утром в последние минуты зайти на борт.

С этими словами пара, бросив последний печальный взгляд на добрых гномов, удалилась.

***

Было принято решение уйти как можно дальше от города, дабы на пустошах как они смогли заметить опасность, так и чтобы были маневры на отступления. Шли эльфы молча, и пока Закнеыл играл роль ведущего, Кая то и дело печально оглядывалась назад. Она знала смерть, уже была с ней знакома, но чтобы вот так… холодно и просто так, лишь потому, что они были рядом с «пророческими эльфами».

Чем ближе они подходили к более скалистой местности вдоль реки, тем отчётливее до носа Закнеыла стал доходить запах… Запах Каи и крови, но он был где-то впереди…

Он резко остановился, почуяв это. Не понял. Обернулся – Кая здесь, цела и невредима уже. Вновь посмотрел вперёд и принюхался. Запах свежей крови. Но этого не может быть, вот же она, в его руке. Какой-то обман? Опять магия?

– Ты чуешь что-нибудь? – решил он проверить, спросив у самой Каи, чей нюх не уступал его.

– Кровь, – напряженно ответила она. Принюхалась ещё раз. Лунная поняла, что могло смутить Закнеыла. Она тоже себя чувствовала! – И… я там сегодня не ходила, – но запах был! Он был таким же чётким, как и она сама рядом. Она ли? – Может, не пойдём в ту сторону?

– Это явно ловушка, – подтвердил Зак. – Какой идиот мог такое придумать? Мы точно туда не пойдем, – и развернулся, чтобы уйти.

– Я тоже так считаю! – уверенно произнесла лунная и приготовилась уйти вместе с ним. А то вдруг бы он подумал, что её подменили! Ведь столько было возможностей. Хотя бы даже там, наверху дома. – Тогда куда лучше уйти?

А между тем ветер донёс слабый болезненный стон… Каи. Но он был так тих, что сама лунная за своими словами и не услышала его.

Зато услышал Зак и опять остановился, оглядываясь в сторону звука. Все же его терзали сомнения. В доме он был так рассеян. А что, если Кая, которая рядом с ним, не настоящая? Что, если это как тогда с Гинтаром? Сможет ли он отличить двойника? Зак напряжённо вглядывался в лицо Каи и размышлял, пытался найти какой-либо изъян, вспоминал каждую ее черту. Совпадали ли они?

Но если она была копией, то вторая лунная сейчас в беде. А если маги смогли так идеально наколдовать даже её голос и запах, то так же хорошо они могли и наколдовать её черты лица. Сама же Кая лишь рядом стояла и ловила эти странные взгляды спутника.

– Ты мне не доверяешь? – возмутилась лунная. – Ну пошли, посмотрим! Хотя уверена, если там какая-то моя копия, то она будет не лучше Гинтаровской.

Обиженная Кая взяла звёздного за руку и повела в сторону запаха. Или… в ловушку?

– Подожди, я не говорил, что не доверяю, – попытался Зак остановить ее, но лунная была непреклонна в своем решении проверить странные запахи и звуки. – И как я должен отличить копию по-твоему? Если Гинтара тогда даже ты не признала. Он говорил, что воспоминания тоже одинаковые, не проверить никак.

За все время пути Закнеыл все больше впадал в панику. Он почуял, что обидел ее своими подозрениями. Ему бы и самому было неприятно, если Кая не верила бы его словам, но… Как же быть?

Кая молчала. Ей было очень стыдно тогда, что собственного друга не признала, но сейчас было иначе – она-то знает, что это она! Просто перегрызет гадине хребет! Закнеыл даже опомниться не успеет.

Стоны смолкли, но запах становился все сильнее, и лунная просто поразиться не могла, что не получается свой же запах отличить от этого. И вот вдалеке появилась фигура. Сначала эльфы напряглись, но, видя, что фигура спокойно лежит на земле, двинулись дальше. И чем ближе они подходили, тем яснее видели, кто это был.

Да, это Кая. Копия или нет, но она была прикована короткими цепями, ведущими от ошейника, как у какой-то собаки, к камню. Кая была слаба, а все из-за множества порезов и ударов по лицу, о чем говорили синяки и ссадины. Она лежала обнажённой на сухой земле, видимо, пытаясь обратиться. Тяжёлое рваное дыхание выходило из окровавленных губ, и лишь слабый блеск в глазах говорил, что она ещё готова бороться.

Та, что была подле Зака, замерла – не каждому приятно видеть себя в таком состоянии, но стоило прийти в себя, как эльфийка попыталась броситься на неё, вынимая свой новый кинжал:

– Ах ты дрянь! – гортанно прорычала Кая, но раненая смотрела лишь на Зака с затуманенным от страданий взглядом.

– Это… Та самая… старуха, – прошептала она, указывая на здоровую лунную, – из… порта…

– Стой! – Зак перехватил руку с кинжалом, правда, сам не понял, зачем. – Она не причинит нам вреда, только взгляни на ее состояние.

Он указал на раненую Каю. Так, стоп! Кинжал был совсем новый, так что скопировать его бы не успели, только если уже после убийства, но в доме он не почуял чужих, хоть и не очень внимателен был. В голове он прикинул все «за» и «против» и пошел на риск. Если Кая, которая сейчас с ним, не настоящая, она попытается его убить, потому что он хотел полностью открыться. Зак отпустил ее руку и обнял, разворачивая от жуткого зрелища.

– Не смотри, – зашептал он ей. – Ты настоящая, я верю.

И хоть он все ещё сомневался, смотря на измученную лунную перед ним, молил всех богов, чтобы не ошибиться сейчас. Потому что иначе они оба погибнут.

– Нет, я её… – лунная не успела даже договорить, как оказалась в объятиях звёздного. Ей это не понравилось, вот к чему сейчас эти объятия? Почему не убить её сейчас? – Вот именно поэтому её нужно сейчас же прикончить! – не унималась Кая, но из объятий вырваться не пыталась.

– Она хочет… чтобы ты привёл её… к остальным, – эти слова раненой дались особенно тяжело. Она зажмурилась, содрогнулась в странном импульсе и словно стала бы меньше. Собрав силы, что остались, эльфийка приподняла лицо и с такой болью посмотрела на спину Каи, словно завидовала, а может, приняла это как проигрыш. Эти слова могли объяснить, почему та не собиралась сейчас убивать звёздного. Ну точно, какой смысл, если есть ещё два других эльфа? – Умоляю, не верь ей… Это я… Я! Та, с которой ты провёл ночь из-за сакодки, с который ты договорился хранить тайну перед Гинтаром.

– Нет! – та, что была подле звёздного, естественно всё это слышала и стала пугаться, что Закнеыл действительно может ей поверить. Сделав от него шаг назад, чтобы посмотреть в глаза, она судорожно замотала головой. – Нет, это я настоящая!

– Тише, тише, – продолжал шептать Зак своей Кае. Он улыбнулся ей, чтобы выглядеть убедительнее.

Да, он принял решение, сделал выбор. Зак не обладал той потрясающей интуицией как у Валанди, не мог распознать подделку. Он просто доверился своему сердцу, а уж та, что лежала, прикованная цепью, больно сильно пыталась доказать свою правоту, в отличие от Каи, которая просто все отрицала. Наверное, это и сыграло решающую роль.

– Я верю. Прости, что не поверил сразу. Не стоило нам идти сюда, – он бросил взгляд на раненую, затем перевёл глаза обратно к Кае. – Ты же не убийца. Давай просто уйдем. Двойника за ненадобностью сотрут.

Кая облегчённо улыбнулась и сделала к нему шаг, чтобы вновь обнять, на этот раз с благодарностью, но раненая не унималась.

– Закнеыл, умоляю, она убьёт тебя, она убьёт Гинтара!.. – впервые её голос обрёл силу ровно настолько, сколько она могла вложить в них. Приподнявшись на локтях, плача и звеня цепями, Кая попыталась подползти к паре, но оковы и десяти сантиметров не дали преодолеть: – Она убьёт вас…

– Его зовут Закнаил! – вздёрнула носик оборотень, окончательно доказывая свою оригинальность. Внешность внешностью, воспоминания воспоминаниями, а вот поведение не скопируешь. Кая, непонятно даже почему довольная собой, подошла к звездному и, приложив подбородок к его груди, заглянула в глаза. – Пойдём отсюда?

– Впервые радуюсь, что ты неверно произносишь мое имя, – Зак действительно был счастлив в этот момент. В порыве чувств он приподнял Каю и поцеловал. – Оставайся всегда такой.

Но как же рано они стали праздновать победу. Копия лунной наконец-то приняла своё нормальное обличье – на ногах в одну секунду стояла та самая женщина, которая убила семью гномов, а в её руке, вместо цепей, появился искрящийся магический хлыст, который она тут же применила, метя в спину лунной.

Реакция Закнеыла сработала безукоризненно. В тот же миг, когда он заметил это изменение, развернул Каю и сам подставился под удар. Боль пронзила его по всему телу, он вскрикнул, отталкивая лунную от себя и, не удержавшись на ногах, припал на одно колено.

Оборотень же чудом удержалась на ногах, сначала не поняв, что происходит, но когда услышала его крик, тут же посмотрела в сторону врага. Женщина улыбнулась омерзительным оскалом, играясь с хлыстом, как с маленькой верёвочкой. Замах рукой – он понёсся в сторону лунной, но Кая успела отскочить и тут же рванула на Гласку, разрывая одежду и обращаясь в зверя. Хлыст со свистом пронёсся рядом с её ухом, оставляя глубокий отпечаток на сухой, почти каменной земле. Чем ближе она приближалась к ведьме, тем легче той было задеть её. И когда оставалась пара прыжков, ведьма, не теряя хладнокровия, ударила не по спине зверя, но по лапам, обжигая магическим пламенем ещё незатянутую рану.

Но объятая гневом за звёздного, Кая, издав рёв, оттолкнулась задними лапами от земли и прыгнула на вскрикнувшую женщину, и то было последним, что ведьма сделала в своей жизни. Недооценив противника, Гласка упала, придавленная весом оборотня, и острые зубы впились в её лицо, разрывая и раздирая кожу ведьмы, впитывая её крики вновь и вновь.

– Кая… – прохрипел Зак. Он попытался подняться, но боль снова пронзила его. Удар пришелся на правую сторону, не мог пошевелить ни плечом, ни рукой. Кое-как развернулся, чтобы видеть, что происходит, он сильно удивился, наблюдая, как оборотень разрывает противника. И не может остановиться. Ведьма уже давно была мертва, по крайней мере, если то была ее настоящая проекция.

С огромным усилием Закнеыл заставил себя встать и подойти к Кае. Он чувствовал её кровь, теперь настоящую. Она опять поранилась.

– Просил же… не рисковать, – выдавил звёздный улыбку. – Кая, все кончено, идём.

Он подошёл ближе, но не удержался на ногах и снова упал.

Кая услышала и его голос, и падение. Она сразу пришла в себя. К счастью, это был не тот день, когда зверь брал разум под свой контроль.

Она отпрыгнула от тела и, прихрамывая к звёздному, гортанно рычала, но не от злости, а с извинениями. Кая с печалью посмотрела в его глаза и потерлась головой о его шею, медленно превращаясь в некрасивую, с окровавленным лицом эльфийку.

– Прости, – обнимая его за шею и оставаясь также под его головой. – Надо было сразу тебя послушать.

– Нет, это я должен был тебя послушать с самого начала, – виновато произнес Зак. Он смог подняться, но обнимающая девушка не позволяла ему встать до конца. – Мне больно…

– Прости, – Кая сразу отпрянула от него и посмотрела на рану. Хлыст рассёк кожу, а что в нём была за магия – непонятно. Саму её хоть немного, но всё же защитила толстая шкура на лапе, но даже сейчас она больше чувствовала его боль, чем свою. Резко выпрямившись и оглядевшись, она попыталась отыскать хоть какой-то зелёный клочок земли, найти хоть какую-нибудь небесполезную траву. Но здесь было пусто, а то, что было в рюкзаке, давно съедено. – Я сбегаю в город за зельями. Ты подождёшь здесь?

– Подожди, не уходи, – остановил ее, пока не убежала. – Помоги мне встать. Уйдем от этого места подальше, и тогда поищешь травы, зелья – все, что захочешь, – Зак протянул ей руку.

Дважды просить не пришлось – эльфийка тут же взяла его за руку и потянула наверх, насколько это было возможно с их габаритами, обняла со здоровой стороны, но лишь поддерживающе. Она даже боялась представить, насколько ему сейчас больно – он не стал говорить, таких банальных фраз вроде «всё хорошо», «я в порядке». Да даже когда ему стрела руку пробила насквозь, он и то старался геройствовать!

– Понимаю, глупо звучит, но, может, нам лучше дождаться утра в доме Бармога? – это лучше, чем опасные пустоши. Хоть и мысль, что нужно провести ночь с трупами не внушала радости.

– А с утра нас обвинят в их гибели, и весь город будет рад нас вздернуть на площади, – нерадостно проговорил Зак. Но идей лучше у него не было, поэтому в итоге он все равно согласился. – Ладно, пошли… Черт! Кажется, у меня начала отказывать нога, – он рассмеялся, но скорее нервно. Ему пришлось облокотиться на Каю. – Боги, я вижу твое прекрасное тело и ничего не могу сделать, – усмехнулся Зак ей в шею, но сразу поморщился. – Из чего был тот хлыст? С тобой все в порядке?

Он ещё разок попробовал наступить на ногу, и на удивление ему это удалось.

– Двигаюсь. Странно…

Кая небольно дёрнула его за прядь волос по поводу обнажённого тела, мол, нашёл, когда шутить, но при этом и руку опробовала. Только боль, но… никаких признаков онемения.

– Нет, я в порядке, – обеспокоенно ответила Кая. – Я лишь видела, что он… светился или будто роился. Какой-то магический, – и на этих словах её голос дрогнул. Ну нет, хватит с неё магии! Если эта дрянь и с того света им напакостит… – Зак, мне это не нравится. Давай останемся тут! – и Кая остановилась, не позволяя ему двигаться дальше. Он всё ещё был в её плаще на голый торс. Расправив его, она вновь посмотрела на рану.

– Твой плащ испортила, гадина, – расстроился Зак. Думал совсем не о своей ране и странной реакции, по сути, просто порез и тот неглубокий. Он провел рукой по лицу… Той, которая не двигалась минуту назад. Он повертел ею перед собой. – Ничего не понимаю. Может, слабый заряд молнии был? Временный паралич вызвал?

– В любом случае, об этом инциденте Гинтару мы всё-таки расскажем. Он должен знать, – «Он же всё знает». Всё ещё не отпуская звёздного, Кая попыталась стереть с лица кровь, только сильнее её размазывая, правда, вновь двинулась в путь. Нет, после всех приключений она не может поверить, что после такого не будет последствий. – За плащ не переживай, его постираю и зашью. А что насчет тебя… как бы теперь ты так же не слёг, – теперь и лунная нервно усмехнулась, но, всё же, постепенно, но напряжение после случившегося спадало.

– Ни дня спокойного, – проворчал Зак. Он уже более или менее оклемался и шел почти без поддержки. Он бы смог и самостоятельно перемещаться, но так не хотел отпускать Каю, не хотел на корабль с утра. Но поджидающая за каждым поворотом опасность заставляла двигаться вперёд.

Перед тем, как войти на территорию города, Кая переоделась, а Закнеыла вновь укутали плотнее. В доме Даргоны всё-таки Кая не смогла ночевать, и было принято решение отпустить их лошадь и заночевать на сене в стойле. У обоих уже не было сил ни на еду, ни на поиск трав или зелий, да и звёздный уверил, что ему уже намного лучше. Сил хватило лишь на короткую записку Гинтару: «Утром садимся на корабль». Он один всего до Сильверсана – не перепутают и сразу поймут, на каком они.

Утром они сели на него без происшествий. По привычке отдали деньги за две каюты, которые вновь разделятся на «мальчики и девочки». По крайней мере Кая сомневалась, что Гинтар будет настолько эгоистичным, чтобы спать со своей эльфийкой, а подругу заставить ночевать с совершенно чужим мужчиной… по его мнению. Это были последние дни, когда эльфы могли спокойно провести время вместе, и лунная очень хотела насладиться этими моментами, но стоило кораблю двинуться вперёд, как она тут же скрылась в одной из кают – морская болезнь решила поломать её планы.

***

Получив письмо, Гинтар не торопился бежать к Валанди. Он раз за разом перечитывал его и не мог перестать улыбаться. Наконец его сердцу стало спокойно. С ними всё хорошо, с Каей всё хорошо. Слова Закнеыла были очень приятны, но чувство вины поселилось в туманном слишком глубоко. Об одном жалел: забыл упомянуть о клейме. Да, в четвёртую ночь после первого пореза и он, и Валанди наконец-то смогли выспаться, и спали чуть ли не до самого вечера. Зато какими отдохнувшими проснулись!

В десятый раз перечитав письмо и в тот же раз посмеявшись на то, как Закнеыл всё-таки угадал со словами солнечной, Гинтар лениво поднялся с кресла и вышел из комнаты. Надо признать, он очень соскучился по удобствам. Вся эта лесная грязь, деревья, сон на земле, есть то, что сам поймал, голыми руками, без излишеств. Это сначала туманный как-то романтизировал такую жизнь. Теперь же, гостя в этом замке, он и не мог представить, как ему этого не хватало. Точно! Потом же ещё домой вернётся, там тоже всё на высшем уровне! Если не считать Сектара и мать с отцом, которые вряд ли смолчат на ту ораву, которую он приведёт. Ну ладно. Никогда не жалел, что ушёл, но не скрывал, что скучал.

– Валанди! – увидев знакомую спину, вышедшую из-за угла и идущую прочь от него, Гинтар позвал девушку и побежал к ней прежде, чем она обернулась. – Ты от Силейз? Она смогла сделать снадобье от морской болезни? – но не успела красавица и слова вставить, как он радостно показал ей письмо. – Закнеыл написал! У них всё хорошо.

– Ещё бы он написал, что не все хорошо, – съязвила Валанди, но в сердце обрадовалась, что они оба в порядке. – Нет, к сестре зайду позже. Я попросила ребят из стражи потренироваться со мной, иду переодеваться. Хочешь посмотреть?

– На тренировку или на то, как ты переодеваешься? – Гин приобнял ее за талию и притянул к себе, но Валанди упёрлась руками ему в грудь.

– На тренировку, конечно! – она чуть приблизилась. – Если ты будешь смотреть, как я переодеваюсь, до площадки не доберусь, – смеясь, Валанди высвободилась из его объятий.

Когда Гинтар нашел тренировочную площадку, Валанди была уже там. И больше походило, что это не её тренируют стражники, а она нещадно гоняет мальчишек. В тяжёлых доспехах они никак не могли угнаться за ее скоростью, а солнечная ещё и подначивала их:

– Да старик Бодор вас левым мизинцем прихлопнет.

– Но он сколько лет уже в страже! – возмущалась молодежь.

– Эй, вы воины или кто? – пристыдила их Валанди.

– Отстать от новичков, Валанди, – окликнул ее стражник. Он был из туманных эльфов – тот самый, который ранее схватил Каю. В полном обмундировании он прошел на площадку. – Давай, лучше я с тобой смахнусь.

Доспехи у него были облегченные: несколько металлических пластин прикреплены к кожаному нагруднику, а из оружия он выбрал копьё.

– Отлично. Покажи им, каким должен быть настоящий стражник, – оживилась Валанди.

Прежде чем страж атаковал, солнечная успела только перехватить кинжал поудобнее. Он атаковал стремительно и целился в горло, успела увернуться. Последовало ещё несколько точечных колющих ударов, от которых Валанди вынуждена была убегать. Но под последний она нырнула вниз, резко сокращая расстояние, нацелилась кинжалом в противника. Однако туманный воин был далеко не новичок и знал, как не подпустить к себе врага. Под ногами солнечной из земли появились ростки, стремящиеся опутать ноги, поэтому ей пришлось отпрыгнуть в сторону, вновь отдаляясь.

– Нечестно! – возмутилась Валанди.

– В бою все средства хороши, – усмехнулся страж.

Они снова приняли боевые стойки и схлестнулись в новом раунде. На этот раз солнечной удалось однажды приблизиться, но она получила подсечку древком и опрокинулась на землю, а к её горлу тут же приставили острие.

– Ещё раз! – потребовала реванш Валанди, даже не успев отдышаться, но заметила у забора Гинтара. – Гинтар, ты пришел всё-таки, – обрадовавшись, подскочила к нему.

– Я не мог пропустить столь замечательное зрелище, – эльф подмигнул Валанди и с почтением склонил голову перед стражниками. – Тебе не кажется, что с ним нужно заниматься чаще? – издевательски спросил он подругу. – У нас впереди такой путь… Было бы неплохо научиться как следует защищаться от магии.

– В стрельбе мне здесь нет равных, – гордо вздернула носик солнечная, однако сразу повесила его, – а вот ближний бой… Сам видел. Поэтому и попалась – слишком близко подпустила звездных.

Настроение ее тут же испортилось, но тем не менее, она без дрожи уже могла говорить о том инциденте. Что не могло не радовать. А за вечер в купальнях Гинтару удалось вернуть ей остатки уверенности в себе, вернуть настоящую Валанди.

– Можешь присоединиться, если есть желание, – подмигнула она Гину. – Позовем ещё туманных, если они не заняты в патрулировании, устроим командные бои.

– Нет уж, уволь, – засмеялся эльф. – Мне хватило драк с братом. Младший, а никогда не проигрывал, – и говоря это, он забавно морщил нос, словно одни только слова вызывали ту боль из далёких воспоминаний, когда он дрался с братом. – Хотя у него и сила такая… Со стихиями не сравнима. Нет, Валанди, мне больше нравится, как тебя бьют, – и до чего он противно улыбнулся. Секунда, и по ягодицам солнечной ударила длинная травинка, непонятно откуда взявшаяся из земли в этом месте.

– Эй! – возмутилась солнечная. – Ну, держись у меня. Закончу с ним, примусь за тебя.

Встав на нижнюю перекладину забора, Валанди перегнулась через него, чтобы легко поцеловать Гина, но в последний момент отклонилась с траектории и укусила шею. И чтобы он не успел предпринять каких-либо ответных действий, ускакала обратно на площадку для нового спарринга.

– Это ты здесь такая храбрая, – проводил её голос Гина, который с плохо прикрытой похотью смотрел на её грудь, как бы намекая на что-то. – А что будет, когда мы останемся наедине?

Но ответа он не ждал, лишь вновь стал наблюдать.

Несмотря на игривый настрой, Валанди со всей серьёзностью подошла к тренировкам. Она выжимала из себя все возможное, и только одолев наконец туманного стража, позволила закончить. Нет, все было по-честному, стражник ни разу не поддался. Довольная собой, солнечная отправилась в купальни, смыть с себя пот и пыль.

Гинтар смотрел за ней до самого конца, и когда она закончила, искренне похвалил за старания. За Валанди не пошёл, хотел дать ей отдохнуть, да и у самого было пару вопросов, на которые могла ответить лишь Силейз. Туманный вернулся к её кабинету, постучал, но никто не ответил. «Отдыхает», – решил он и остаток дня провёл в библиотеке. Его интересовало всё то же пророчество. Они почти наполовину собрали посох, но что с ним делать дальше? Ничего и нигде не сказано. Ни буковки.

– Господин, – от наскучившего переворачивания сухих страниц его отвлекла служанка, тихонько заглянувшая в библиотеку. – Ужин подан, господин. И Вам пришло письмо.

– Письмо? – Гинтар вскочил с места и быстрым шагом подошёл к девушке, протягивающей ему клочок магической бумаги. Птичка не смогла попасть в закрытую библиотеку, и, видимо, вместо того, чтобы открыть для неё дверь, служанка развернула бумагу, прочла адресата (если не всё письмо) и лишь потом открыла дверь. Это не понравилось эльфу, но недовольство он выразил лишь взглядом. После чего, забрав бумагу, он вышел из библиотеки в небольшую столовую, где ужинал лишь узкий круг лиц. Обычно это Валанди с сестрой и их гости, в данном случае – Гинтар.

– Прошу простить, дамы, я опоздал, – вежливо преклонившись перед сестрами, Гин глубже засунул письмо в карман, которое оставил на потом, и сел слева от Силейз, но напротив солнечной. – Я прервал ваш разговор? – спросил сразу у обеих.

Валанди странно посмотрела на Гинтара. Нет, он не был в чем-то виноват, но когда она шла в столовую, то два раза ловила до омерзения насмешливые взгляды служанок. А один раз услышала такую фразу:

– Госпожа Валанди выходит замуж! Наконец-то!

И… солнечная явно чего-то не понимала.

На протяжении половины ужина она напряжённо поглощала первое блюдо и молча стреляла глазами в присутствующих. Но никто будто бы этого не замечал: Силейз и Гинтар веди светскую беседу между собой ни о чем. Когда Валанди это надоело, она громко ударила приборами по столу.

– Сестра, что все это значит?

– Не понимаю, о чем ты, – невинно произнесла Силейз. Она и правда не понимала, о чем спрашивает Валанди, да ещё и таким тоном.

– Что это за слухи о моей свадьбе? Все служанки судачат об этом.

– Я ничего никому не говорила, честно! – как-то по-детски оправдалась правительница перед Гинтаром. А Валанди только и могла, что, открыв рот, уставиться на них.

Гинтар так и застыл на это заявление, не донеся вилку с салатом к открытому рту. Только и успевал глазами стрелять в сестёр по очереди, но когда же до него дошёл смысл перепалки, туманный нахмурился, смотря на правительницу.

– Госпожа, Вы же понимаете, что я тоже ничего не говорил? Более того, об этой информации знаете лишь Вы, – и эти слова явно говорили, что он видит лишь одну виновницу сплетен.

Такое впечатление, что сама Валанди будто выпала из этого помещения – на неё вообще внимание не обращали.

– Мне кто-нибудь всё-таки объяснит, что происходит? – пыталась выпытать солнечная.

– Если ты не говорил, и я не говорила… – Силейз с каждым словом становилась все более хмурой. Казалось, над ее головой вот-вот образуются тучи и грянет гром. – В моих владениях завелся шпион? – правительница серьезно разозлилась. – Нужно немедленно проверить, какая информация ещё могла просочиться за стены моего кабинета. Это может быть… неприятно.

Но за этим словом скрывалось «смертельно опасно». Силейз вскочила с места и стрелой вылетела из обеденного зала.

Гинтар тоже вскочил, но за Силейз не побежал. Во-первых, он не хотел оставлять Валанди одну – если правительница подозревает какую-то неприятность, то здесь могут быть замешаны Белые маги. Но и с другой стороны… распускать слухи о том, что Гинтар собрался делать солнечной предложение? Это уже совсем не по… злодейски. Какой прок в этом для магов? Чем эта информация может им помешать?

Пока Валанди что-то возмущенно говорила под ухом, туманный задумался. Знает лишь Силейз. И Сектар – брату Гинтар не так давно послал письмо и… О, кстати, письмо! Может, это от него пришло, а не от Закнеыла, как он подумал изначально?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю