290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 4)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 66 страниц)

– Почему я? Есть же слуги, – возмутилась солнечная.

– Делай, – строго сказала Силейз. Валанди знала, что, если с губ сестрицы пропадает улыбка, с ней лучше не спорить, поэтому без дальнейших пререканий позвала всех за собой.

Кае тоже хотелось поправить женщину по поводу друзей, но вовремя подошедший Гинтар схватил подругу за голову и насильно опустил её перед Силейз, склоняя заодно и свою:

– Большое Вам спасибо за гостеприимство, госпожа, а также за помощь.

Только после этого, проигнорировав злобный взгляд спутницы, он вышел вместе с ней за Валанди, вновь поравнявшись с ней, оставляя Каю идти позади. За что он услышал рык.

– Валанди, я понимаю, что скорее всего превышаю лимит доброты твоей сестры и лично твоей, но могу ли я попросить для нас с Каей общую комнату? Ты можешь её не показывать, просто скажи направление. Мы бы хотели сначала прогуляться по городу.

– Она сказала, чтобы я показала эти чёртовы комнаты, так что заткнись и иди за мной, – огрызнулась Валанди и, показывая, что не намерена больше с ним говорить, прибавила шаг.

Гинтар вздохнул, но решил промолчать. Как взаимодействовать с этой девушкой, пока она в таком расположении духа, он не знал. Да и надо подумать лучше над тяжелым разговором с Каей.

Закнеыл выходил последним, поэтому только он слышал, как Силейз произнесла:

– Рада тебя видеть вновь, Закнеыл.

– Мы разве встречались? – удивился звёздный. Он бы точно запомнил встречу с правительницей, о которой столько мечтал.

– Тогда я выглядела иначе, – улыбнулась красавица и махнула рукой перед собой сверху вниз. Магия превратила ее роскошный наряд в замызганную одежду простой крестьянки, волосы – в растрепанную копну седых волос, а лицо стало заметно старше. Закнеыл ахнул, когда признал в ней старуху, которой передал на воспитание спасенную им девочку.

– Получается, Валанди… – он не смог договорить предложение до конца.

– Пусть это останется нашим секретом, – иллюзия испарилась, и Силейз снова стала молодой и красивой правительницей Сильверсана. Она приложила пальчик к губам и подмигнула звёздному. – Ей пока рано узнавать правду. Но ты можешь не прятаться больше под плащом, только не в моем городе. Поспеши, а то они уйдут без тебя.

Но Закнеыл пока не рисковал открываться, и, последовав совету Силейз, быстро нагнал ушедших вперёд эльфов.

Лунная, пройдя достаточное расстояние, чтобы ничего не слышать, оглянулась и встала на месте, и лишь когда позади показался Закнеыл, а потом и вовсе поравнялся с ней, она пошла следом. Даже в этих стенах, когда этот наглый, самовлюбленный выскочка шел впереди, а не рядом с ней, как полагается, Кая не чувствовала себя в безопасности. Со стороны это ожидание звездного выглядело… странно или даже как-то назойливо.

Но то, что его ждали, несомненно обрадовало Закнеыла. Сегодня произошло столько всего, что даже в голове не укладывалось. Он задумался, проходя мимо девушки, и не заметил, что та не пошла рядом с ним, а пристроилась сзади. И вернулся в реальность, только когда догнал Валанди и Гинтара, ждущий у дверей в одну из комнат. Его разместили первым. Оно и понятно – достаточно одного взгляда на солнечную, чтобы увидеть, как ненавистно ей находиться с ним рядом, а уж остаться наедине она точно не рискнула бы.

Кая была следующей, но в комнату она не вошла, а, забавно топая ножкой, стала ждать Гинтара на прогулку.

– Большое спасибо, Валанди, – остановив девушку мягким обхватом ладони, он развернул её к себе и даже не поцеловал, а лишь едва коснулся губами девичьей руки, воспользовавшись замешательством солнечной. – Если я тебя всё же обидел, прости меня. Возможно, я слишком сильно отстаивал своё мнение. До встречи.

Вот так быстро, дабы она не успела накричать на него, развернулся и, схватив Каю под локоть, поторопился с ней свалить от возможной бомбы.

– А меня ты никогда так не целовал! – могла услышать Валанди кусочки диалогов уходящей пары.

– А тебе напомнить, как ты меня полоснула когтями за это?

– Мог бы попытаться ещё!

– Хорошо, милая, впредь буду более к тебе внимателен, – вскоре утонули и слова, и смех туманного эльфа.

========== 4. Даже чайки замолкают ==========

Когда Кая осталась наедине с Гином, она молчала до тех пор, пока они не оказались подальше от дворца. Лишь тогда в центре толпы на улице она смогла тяжело вздохнуть, схватить друга за руку и больно дёрнуть на себя, плача, как ребёнок.

– Гинтар, мне это всё не нравится! И что нам теперь делать? В лучшем случае, если мы с этой парой расстанемся тут, а если Силейз, или как там её, скажет, что нам нужно идти куда-то ещё?

– Я не понимаю твоего беспокойства, – усмехнулся друг и, взяв девушку за руку, пошел с ней по городу, осматривая здешние красоты. Ему тут нравилось. Честно, если наступит день, когда он захочет залечь на дно, отдохнуть от путешествий, то обязательно сделает это здесь. Ему казалось, что даже солнце светило ярче, чем обычно. Жители улыбались друг другу, и не было ни тени неприязни к тем или иным расам. Наверное, это его рай.

А вот Кае не до любований. Как только Гинтар заключил её руку в крепкую хватку и насильно повёл гулять, она тут же сгорбилась, натянула капюшон чуть ли не до подбородка и шла исключительно благодаря своему «поводырю».

– Чем они тебе так не нравятся? – спросил туманный. – Дело же не только в страхе перед неизвестностью. Хоть ты и говоришь, что многого боишься, но в бой всегда идёшь первая. Значит, ты переживаешь об остальных? Валанди – очень милая девушка. Чем-то на тебя похожа – видит в каждом врага, – с этими словами он ехидно улыбнулся и щелкнул пальцами по капюшону девушки, ровно попадая в нос.

– Ай!

– А на звездного мне очень приятно смотреть. Признать, я мало того, что давно не видел представителей его расы, так ещё с такими идеалами. Это вселяет в моё сердце надежду. И разве не это доказательство того, что эльфы могут вновь получить магию и, возможно, объединиться?

С каждым его словом Кая лишь больше злилась. Он будто стал одержимым после той странной штуки, которая случилась с ними. Сначала просто получение магии, теперь ещё и объединение эльфов. Что?!

– Вот вернись к ним и попляши в честь этого какой-нибудь танец, а я в вашем дурдоме не участвую!

Гинтар тяжело вздохнул и остановился. Кая же тоже, повернувшись к нему всем корпусом. Она знала этот взгляд – сейчас начнутся нравоучения.

– Вот что тебе в них не понравилось? Тебя пытались убить? Тебе грубили? На тебя вообще внимания не обратили, разве не этого ты вечно желаешь? – спокойно поинтересовался эльф.

– Меня они просто раздражают! – невольно сорвалась на крик девушка, привлекая внимание окружающих. Благо, здешние были достаточно умны, чтобы пройти мимо. – Звездный весь провонял камнями и сыростью своих пещер, мне вечно хочется чихать! А эта солнечная – обычная девка – ты, может, не заметил, а я вот видела, как она рядом с теми пиратами ошивалась, в носы им свои прелести пихала. Это недостойно женщины! А тем более, если верить её словам, что она названная сестрица Силейз. Так должна себя вести сестра правительницы, Гин?!

– Кая, хватит думать, как одна из лунных, – горделиво задрал нос Гинтар, делая шаг к подруге. – Здесь, за пределами твоих старых земель, всё иначе. Ты не знаешь, что подвигло Валанди быть в тот день в таверне. Здесь мало у кого есть «стая». Здесь приходится выживать в одиночку, и, знаешь, когда жизнь висит на волоске, люди готовы идти на любые жертвы!

– А чего это ты только её защищаешь?

– Господа, – парочка не заметила, как к ней подошли два туманных эльфа-стражника, патрулирующие территории. Гинтар сразу сделал к ним шаг навстречу, прикрывая собой девушку. – Вы создаёте беспокойство. Мужчина, не могли бы усмирить свою леди?

– Я прошу у Вас прощения, – искренне ответил эльф. – Да, мы немного повздорили. Обещаю, будем тише.

Стражники не особо-то поверили эльфу, бросив взгляд на капюшон невидимой «леди», но решили дать парочке ещё один шанс, кивнули в знак согласия и пошли патрулировать дальше. Гинтар тяжело вздохнул, будто все эти вежливости отнимали у него много сил. Да нет, он просто сам немного устал. Это Кая нежилась в источнике, а он проводил беседу с эльфами, охотился, потом они шли сюда…

– А! Подожди-подожди, – заговорила вдруг Кая каким-то подозрительно радостным голосом. Ну, хоть не орала, и то хорошо. – Я, кажется, поняла. Да ты положил глаз на эту девицу!

– Ч-что? – даже воздухом поперхнулся.

– Ну точно. Вон как на неё пялился всю дорогу! А что это было: «Госпожа Валанди»? Ты серьёзно?

– Ещё никогда ты не говорила большей чуши, чем сейчас, – потерев глаза, Гинтар осмотрел подругу и, решив, что спорить с ней бесполезно, схитрил, перенаправив нить разговора: – А может, ты просто ревнуешь?

– Да, Гинтар, я ревную! – эти слова заставили эльфа удивленно распахнуть глаза, а Кая, дабы смотреть в них, резко сняла капюшон, показывая нечеловеческие зубы в оскале, и сделала пару шагов к нему, приговаривая: – Я ревную наше путешествие; я ревную, что теперь я не одна, с кем ты делишь дорогу. Гин, хватит думать об этих глупостях, ты обещал мне показать свои острова, горы Хатора, города, которые при закате становятся красными! Бросим этих двоих и пойдём дальше!

И сколько мольбы было в этих глазах, сколько отчаянья и страха вновь остаться одной. Она была как маленькая брошенная собачка, которую когда-то оставили хозяева. И теперь, найдя нового, эта собачка больше всего на свете боялась того же самого. Гинтар тяжело вздохнул, но уже с неким облегчением. Теперь он понял истинную причину её злости и раздражения на Валанди и Закнеыла – действительно, это была просто ревность. И мысль об этом льстила туманному эльфу. Он был близок к тому, чтобы согласиться. Да, он почти согласился. Кая была дорога ему. Она стала не просто его подругой, а самой настоящей сестрой, которой у него никогда не было, и за счастье в её глазах он готов был отдать всё что угодно.

Эльф подошёл к ней, открыл рот, чтобы дать своё согласие, но в эту же секунду:

– Я-то думал, мне послышалось, но этот запах я узнаю везде! – Гинтар и Кая одновременно обернулись на голос и увидели, как двое больших мужчин с каштановыми волосами стали подходить к паре и насмешливо смотреть на девушку. Судя по тому, как напряглась спутница, Гинтар понял – лунные. Страхи Каи встретить своих не были напрасными. – Русалочка, ты, что, жива ещё?

– Ты, что, теперь с туманниками дружишь? И что, ходить подле этих высокомерных ублюдков лучше?

– А чего ты удивляешься? Предательство у неё в крови. Да, Русалочка?

То слово не было комплиментом. С каким же ядом было произнесено это прозвище, что Гину самому стало не по себе. Он резко встал между мужчинами и Каей. Один из оборотней хотел что-то ответить, но его взгляд упал на неотданное оружие, которое висело в ножнах на поясе туманного эльфа. Просто проигнорировав этот жест, оборотень вновь обратился к девушке:

– Что, серьёзно? Кая, я раньше тебя хоть уважал за то, что ты ничего не боялась, а теперь за спины других прячешься?

На эти слова оба лунных засмеялись, а Гинтар не успел и слово вставить, как подруга резко обошла его и вновь встала перед обидчиками.

– Перед ними твоя забота – мой позор, – едва слышно сказала она Гину и обратилась уже к мужчинам: – Что вы сами тут делаете? Шарк, где стая?

– Всё там же. Старик сдох три года назад, Лука занял его место, стал вожаком и… В общем, там много новых правил теперь.

– Неужели вас тоже изгнали? – усмехнулась девушка.

– А ты не скалься. Нас-то не за убийство изгнали. Лука нещадно тренирует молодняк, на подростков и молодых спихивает самую тяжелую работу. Кто не справляется, того гонят прочь из стаи, – ответил Шарк.

– Поговаривают, что он собрался расширять территории за счет войн с соседствующими с нами городами. Дети мрут от тренировок, половина из старых членов ушли, а сам Лука непонятно откуда приводит новеньких – настоящих выродков.

Гинтар слушал всё это и не мог поверить в услышанное. Это совсем не походило на тех лунных, с которыми встречался. Эльф знал как оборотней, которые живут в лесах, так и тех, кто решил «очеловечиться» и уйти в города, но никому из них не была присуща такая жестокость по отношению к собственной семье или стае. Кая же выслушала молча, и ни один мускул не дрогнул на лице. Гинтар надеялся, что это было маской. Он не хотел верить, что Кая до глубины души ненавидела свою старую семью.

– А что моя мать?

– За женщин не переживай. Лука их не трогает. Твоя потаскуха-мать ни на йоту никому не сдалась.

Гинтар среагировал раньше Каи и успел наброситься на девушку до того, как она сделала выпад в сторону оборотней. Она не обратилась – ей было плевать, в каком виде она будет драть глотку своим бывшим товарищам, и это помогло Гинтару крепко схватить девушку, заключив в кольцо из своих рук. Но та продолжала вырываться, в то время как лунные оскалились и приняли оборонительные стойки:

– Пусть бросается, отпусти её!

– Ну давай, Русалочка, выйдем за стены города, и мы напомним тебе, как надо драться.

– Да мы тебя в этом облике уделаем!

Гинтар никак не ожидал, что Кая попытается как-то избавиться от его рук, а зря. Тогда бы он успел уйти от её удара затылком в нос. Увы, он оторопел от этого и от боли ослабил хватку, Кая вырвалась и уже неслась на обидчиков, приняв форму полузверя, но неожиданно упала, будто споткнулась обо что-то. Гинтар сначала ничего не понял, но, увидев, как её ноги обвили странные тоненькие лианы, понял, что они попали.

– Именем Силейз, я приказываю немедленно остановиться! – закричал стражник, который не так давно просил Гина успокоить свою «леди».

***

Первым делом после расставания с эльфами Валанди зашла в свою комнату. Она ничуть не изменилась за двадцать лет, даже пыли не было, будто слуги убирались здесь каждый день. Только стеклянных фигурок драконов, которые дарила ей Силейз на каждый её день рождения, заметно прибавилось, Валанди подошла, чтобы рассмотреть их внимательнее. В ней вновь вспыхнула неподдельные любовь и благодарность к сестрице, а на глаза навернулись слезы – даже в столь долгое отсутствие Силейз не забывала о ней.

Спустя несколько минут угрызений совести из-за продолжительной отлучки Валанди сняла пыльный дорожный плащ и умылась. Отправиться в купальни она решила после заката, дождаться сначала, когда там наверняка никого не будет, поэтому открыла шкаф, чтобы просто переодеться в чистое. Большую часть ее гардероба Силейз заменила на ненавистные платья, в которые всегда мечтала наряжать Валанди. Солнечная выругалась и стала искать что-то не такое вычурное. Штанов она, к сожалению, ни одних не нашла, но зато на полках лежала пара рубашек. Выбрав одну из них – из лёгкого шёлка, доходящую до середины бедра, с открытыми плечами и длинными, слегка расклешенными рукавами, на воротнике которой была изящная вышивка золотой нитью, – она сняла корсет и грязную, пропахшую потом рубаху и накинула свежую, сменила походные сапоги на высокие закрытые туфли, найденные все в том же шкафу. Расчесала спутанные волосы, ещё раз взглянула на пополнение в армии блестящих драконов и отправилась к Силейз, чтобы пообщаться наедине.

В этот раз пришлось подождать немного дольше. Валанди устроилась на той же кушетке и смотрела в окно на площадь, где суетились горожане.

– Прости, у меня сегодня много важных дел, – извиняясь, вошла Силейз. – Ты ещё не ела? Хочешь, поужинаем вместе?

Правительница пригласила Валанди к себе в кабинет и послала слугу на кухню. Нечасто эльфийке доводилось бывать здесь, и каждый раз она удивлялась всяким непонятным штукам, которых было огромное количество. Какие-то металлические шарики хаотично кружились относительно друг друга; на маленьком столике в дальнем углу стояли стеклянные сосуды с разноцветными жидкостями, из одного шел пурпурный дымок; рабочий стол и кресло рядом с ним были завалены книгами и разнообразными свитками; также на столе лежала чаша с переливающимися самоцветами.

Устроились они за небольшим столом, за которым обычно и трапезничала правительница. Дождались, когда им принесут первое блюдо, и приступили к ужину.

– Как твое путешествие? – нарушила тишину Силейз. – В этот раз ты долго отсутствовала. Случилось что?

– Нет, все в порядке, – поспешила успокоить сестрицу Валанди. – Слишком далеко меня занесло. Дошла до самого Драконьего камня.

– Действительно далеко, – усмехнулась правительница. Она внимательно разглядывала свою воспитанницу, которая уплетала жареного цыпленка за обе щеки, забыв о всех манерах. Валанди аж поперхнулась, заметив её взгляд. – Ешь медленнее, цыпленок от тебя не убежит.

За время путешествия у Валанди редко выпадал шанс отобедать в приличном обществе, чаще всего приходилось есть в пути у костра, где нет ни стола, ни приборов, и она привыкла хватать еду руками. Вытерев жирные пальцы, солнечная взяла вилку и нож и стала есть аккуратно, как когда-то учила ее Силейз. Правительница тоже взяла в руки приборы и присоединилась к ужину.

За разговорами время летело быстро, пока Валанди воодушевленно рассказывала о своих приключениях, о местах, в которых побывала, о людях, с коими познакомилась. Не забыла упомянуть и о найденном артефакте – кинжале, что всегда возвращался в ножны сам по себе. Силейз ей поведала, что таких клинков пять, и вместе они называются «Когти Бальзура» в честь огромного бурого медведя, живущего в Забытом лесу. И как-то незаметно разговор перешёл на обсуждение последних событий.

– Он тебе нравится? – внезапно спросила Силейз, когда Валанди начала возмущаться по поводу того, что Гинтар назвал ее обезьянкой.

– Нет! – аж взвизгнула солнечная. – Ты из ума выжила? Совсем старой стала?

– Мне он показался приятным молодым эльфом, – продолжала правительница гнуть свою линию. – Знаешь, я надеюсь дожить до того момента, когда ты приведешь в дом жениха.

– Во всяком случае это будет точно не туманный эльф! – горячо воскликнула Валанди. Силейз в ответ лишь рассмеялась.

Пока девушка возмущённо бубнила себе под нос, Силейз позвала слуг, чтобы те убрали со стола, и, вернувшись, спросила:

– А что насчёт другого? Закнеыл, кажется?

– Будь моя воля, он был бы уже мертв, – на полном серьёзе произнесла Валанди.

– Я учила тебя смотреть вглубь, а не на оболочку, – вздохнула Силейз.

– Он же звёздный! – и сестра туда же… Что к ней все пристали с этим парнем? – Один из тех, кто убил всю мою родню!

– Ты вспомнила тот день?

– Только отрывками… Но я хорошо помню эти красные глаза и их смех.

Силейз не стала расспрашивать дальше, чтобы не вызывать плохие воспоминания у сестрички. И как раз в это время самоцветы на столе ярко засияли.

– Прости, мне нужно отлучиться, – сказала она Валанди и встала из-за стола, виновато погладив воспитанницу по голове. – Можешь подождать меня здесь, если хочешь.

Валанди кивнула, и Силейз поспешно покинула кабинет.

В ожидании сестрицы солнечная эльфийка подошла к книжной полке и достала толстый манускрипт на непонятном языке. Внутри были рисунки диковинных растений с подписями, но так как язык был незнакомый, пролистав несколько страниц, она убрала книгу на место. Потянулась за другой, и в кабинет постучали.

– Войдите, – пригласила посетителя Валанди, чтобы сообщить, что сестры нет на месте, и ее придется подождать.

– Прошу прощения за беспокойство, – внутрь вошёл туманный эльф, одетый в доспехи стражников Сильверсана. Заметив Валанди, он слегка замешкался. – Госпожа Валанди? Где госпожа Силейз?

– Она вышла по срочному делу. Что-то случилось?

– Нет, просто… – договорить он не успел, следом в кабинет правительницы вбежал обеспокоенный Гинтар.

– Валанди, – начал он и замешкался. Она и так была на него в обиде, и можно только представить, в каком гневе будет из-за случившегося. Юноша долго не смел и рта раскрывать, боясь, что их с подругой просто вышвырнут из города. – У Каи беда. Она… Она не сдержалась, – глупо было уточнять.

– Что произошло? – неожиданно серьезно спросила эльфийка, сведя брови к переносице. Если она правильно успела понять, лунная просто так, ради развлечения, не стала бы обращаться, а как она догадалась, произошло именно это.

– Мы схватили эльфа-оборотня при попытке обращения, – не дал Гинтару объяснить стражник.

– Где она сейчас?

– Мы заключили её под стражу в темницах замка.

– Отведи меня туда, – попросила Валанди стражника.

– Но я должен доложить госпоже Силейз о нарушении, – замешкался мужчина.

– Я сама разберусь, – и не дожидаясь ответа, быстро вышла из кабинета сестры и направилась в подвалы. Стражник последовал за ней.

Гинтар так и стоял с открытым ртом, готовый отвечать на каждый вопрос, но его постоянно опережали. Как только Валанди сорвалась с места, он тут же поравнялся с ней и спешно пытался оправдать подругу:

– Валанди, я понимаю, правила для всех, и не в праве просить за неё, но я клянусь – то было самой настоящей провокацией! Она встретила своих бывших членов стаи и…

Кая сидела в самом углу камеры на корточках, обхватив свои колени. Спину и голову, подобно одеялу, укрывал плащ, а мыслями девушка была далеко не здесь. Она боялась маленьких комнат и камер. Нет, стены не давили, но страх быть запертой вводил её в панику, с которой более-менее научил бороться Гинтар. Но его не было, а непонятный страх медленно охватывал это тельце. Она старалась не видеть, не чувствовать, не слышать и не нюхать. Кто там был? Что говорил? Неважно. Есть она и её мысли. И чувство безысходности, которое рвалось на поверхность.

Стражник открыл двери в подземелье перед Валанди и впустил ее, остановив, однако, Гинтара в проходе.

– Пусть идёт, – крикнула она через плечо, спеша увидеть пленницу.

Всю дорогу до темницы она думала, что же с ней делать. Изгнать? Это был бы отличный шанс избавиться от нее и Гинтара. Оставить сидеть в клетке на несколько дней? Это хорошенько бы проучило и туманного за его длинный язык, и оборотня за дерзость и эти её постоянные взгляды с неприязнью – она думала, что Валанди не замечала? Но стоило ей увидеть свернувшуюся в калачик в углу камеры Каю, как все мысли о мести показались детскими и глупыми. Правильно Силейз назвала ее противным ребенком. Валанди улыбнулась этой мысли, но сообразив, что сейчас неуместно радоваться, вновь приняла серьезный вид.

– Где другие двое? – спросила она стражника – Гинтар успел рассказать в подробностях о происшествии.

– Наверху, с другими стражами, – доложил туманный эльф. – Они не превращались, поэтому мы не стали их запирать.

– Приведи их сюда, – велела Валанди.

– Да, госпожа, – и стражник, поклонившись, ненадолго вышел.

Гинтара впервые впустили сюда, и он сразу нашёл свою подругу.

– Кая, – тихо-тихо позвал туманный. Он не стал больше с ней говорить, не рисковал выводить из мира, который он сам научил её создавать. Но просто сел рядом с клеткой, протянув руку через железные прутья, и стал дожидаться вердикта Валанди.

Лунных было двое: Шарк – мужчина явно возрастом старше самой солнечной, накаченный и длинноволосый брюнет, а второй был не только моложе Валанди, но и намного меньше своих собратьев, хотя и походил на столетнего эльфа.

На вошедших они не обращали никакого внимания, просто разговаривали между собой с полной уверенностью в своей правоте.

– Из-за этой дряни мы ещё тут должны торчать, – закончил какую-то гневную тираду Шарк.

– Хоть в чем-то Лука был прав – надо было загрызть эту убийцу до её изгнания, – соглашался второй.

Валанди услышала голоса и обернулась. «Убийца», «изгнание»? И Гинтар ещё смел читать ей нотации по этому поводу, а сам все это время путешествовал с такой! Обида и гнев снова нахлынули на солнечную, но уже не в такой степени, как раньше.

Она внимательно изучила сначала одного представителя лунного, затем второго. Заводила – явно тот, что крупнее, да и умом, похоже, не блещет.

– Согласна насчёт дряни, но это не даёт вам повод устраивать беспорядки в городе, – произнесла Валанди, отчасти чтобы расположить к себе этих двоих и вывести на разговор, отчасти чтобы укольнуть Гинтара, оскорбив его подругу. – Я хочу услышать вашу версию случившегося.

Лунные одновременно обернулись на Валанди, потом переглянулись и вновь посмотрели на девушку. Отчасти такая реакция была из-за того, что они вообще не поняли, что эта золотая мошка вдруг с них что-то требует. Но сами по себе мужчины не были хамами или кем-то ещё, так что не видели смысла не рассказывать.

– Гуляли мы с Фейро по городу, шли к пекарне на углу у фонтана. Учуяли знакомый запах, а там…

– Вообще не понимаю, только полоумный разрешил бы пускать в город всякое отребье! – неожиданно добавил комментарий мелкий. На его наглость Шарк никак не отреагировал, позволяя выговориться.

– Девка эта раньше была членом нашей стаи. Сами мы с юго-востока. Ну, слово за слово, мы ей припомнили пару её грешков, вот она и набросилась.

– Может, мы и были грубы, – добавил Фейро, но уж больно по-крысинному у него глаза забегали, – но Русалочка была изгнана за весьма тяжкие преступления. И мы не видели ничего зазорного в том, чтобы пристыдить её.

И сколько уверенности было в их голосе. Казалось бы, что правду говорят. И они действительно правду говорили, да только у них было время продумать эту правду так, чтобы сами они казались «просто мимо проходящими».

– А то, что она не сдержалась, леди, доказывает, что Русалочка всё ещё опасна! – добавил Шарк, как бы ставя точку.

Пока двое мужчин рассказывали свою историю, Валанди с деланным интересом их слушала, участливо кивала и продолжала мило улыбаться, будто ей действительно важно их мнение, а сама в это время обдумывала размер штрафа, который выпишет им. А если они умудрятся ляпнуть какую-нибудь гадость, то ещё и на принудительные работы пошлет. И тут один из них додумался оскорбить политику Силейз. Сама она сколько угодно могла возмущаться по поводу того, что сестра пускала в город всех подряд, но говорить такое другим она никогда не позволит.

Парни не заметили как Валанди изменилась в лице и продолжили говорить. Это было большой ошибкой с их стороны. Помимо того, что они втоптали в грязь идеалы Силейз – её драгоценной сестрицы – так ещё и оплевали союзника, пусть временного, пусть Кая ей даже не нравилась, но так отвратительно тыкать в происхождение эльфа… Этого Валанди стерпеть не смогла.

– Ну-ка… Как ты назвал ее? – солнечная сделала шаг в сторону здоровяка, будто не расслышала слово и прислушивалась.

– Русалочка, – повторил Шарк, не ощущая угрозы, исходившей от неё.

Стражник, что привёл парней, ничего не подозревая, стоял рядом, и он никак не ожидал, что Валанди выхватит его меч и припрет мужика, который почти вдвое больше нее, к стенке. Только и успел ахнуть, схватившись за опустевшие ножны.

– Ещё раз скажешь это слово, и я вырву твой язык, а его заставлю сожрать, – она указала на второго лунного остриём, как бы намекая, чтобы тот тоже не двигался.

Шарк замер, но не от страха, а от неожиданности, от наглости этой незнакомки. Он выразительно посмотрел на стражника, но тот не собирался предпринимать никаких шагов в сторону защиты потерпевшего. Значит ли это?..

– Что ты себе позволяешь, дрянь? – второй лунный резко отскочил в сторону, дабы и стража, и незнакомка были в его поле зрения. Он хотел превратиться – это было видно по позвоночнику, который выгнуло неестественной дугой, отчего ткань затрещала по швам, а вместо стиснутых от злости зубов на всеобщее обозрение показались острые клыки. Но оборотень себя контролировал, не позволяя перейти черту. – Вот что из себя представляет Сильверсан? Солнечным можно…

– Заткнись, Фейро, – до Шарка сразу дошёл тот факт, что эльфийка перед ним – не простая горожанка. Может, глава стражи, может, ещё чего, но ясно одно – если она так открыто проявляет враждебность и стражники ничего не делают, значит шишка деваха высокая. – Я вас понял, леди. Но примите совет: оставьте Каю в своих темницах до конца её дней, – как можно спокойнее прошипел Шарк. То ли он сам был зол из-за несправедливости и безнадёжности, то ли всё-таки испугался за свою шкуру, то и дело бросая взгляд на остриё меча.

Валанди отпустила оборотня и отошла от него на несколько шагов, но продолжала угрожающе держать меч перед собой.

– Убирайтесь отсюда, – не сулящим ничего хорошего тоном проговорила Валанди. – И да помогут вам боги, если я вас снова увижу.

Она опустила меч и головой указала в сторону выхода, давая понять, что другого шанса у них не будет.

Фейро, до сих пор ничего не понимающий, был схвачен своим другом за шкирятник и выброшен из помещения. Только потом Шарк последовал за ним, переходя с быстрого шага на бег.

– А что с заключённой, госпожа Валанди? – подал голос стражник. – Преступление было совершено, да и надо второго оштрафовать за ношение холодного оружия…

Валанди снова подошла к клетке бросая испепеляющий взгляд на Гинтара, мол, и до него очередь дойдет, позвала Каю, наверное, впервые по имени:

– Кая, слышишь? Подойди ближе.

Потребовалось время, чтобы девушка начала двигаться, словно медленно выходя из этого состояния. Гинтар заметил взгляд солнечной, но сейчас его больше волновала судьба подруги. Сам он встал, и словно зеркальное отражение, встала и лунная. Тяжело вздохнув, она повернулась к Валанди и медленно подошла к клетке, обхватывая ладошками железные прутья. Сверху на них легли руки Гинтара. Он слышал разговор с оборотнями и сразу попытался вновь оправдаться:

– Валанди, не верь им. Ты многого просто не знаешь.

– Да успокойся уже сам, – без злобы, наконец, заговорила Кая и посмотрела на солнечную. – И как долго меня тут продержат?

– Я услышала достаточно, – безэмоционально ответила Валанди Гинтару и оттеснила его в сторону, чтобы встать напротив оборотня. Она прямо посмотрела на девушку и, резко выбросив руку вперёд, схватила её за воротник плаща и с силой притянула к себе так, что та врезалась в прутья. Своё лицо она придвинула почти вплотную к лицу пленницы.

– Строишь такую грозную, а на деле позволила спровоцировать себя двум придуркам, – выплюнула Валанди. – Они тебя оскорбили? И что? Перестань быть эгоисткой и умерь свою гордыню! – перешла на крик солнечная, отпуская хватку. – Ты не единственная, кто может пострадать из-за твоей выходки. Повезло, что стражники успели остановить до превращения, иначе тебя тут же изгнали бы, и ни я, ни Силейз не смогли бы ничего с этим поделать. Ты подумала о Гинтаре? Ему пришлось бы уйти с тобой… нам всем. Потому что мы в одной, мать ее, лодке! Мы все связаны. Случись что с одним, достанется всем.

Валанди отошла от клетки подальше и вернула меч стражнику, не ручаясь за свои действия. Она упёрлась двумя руками в противоположную стену и опустила голову, тяжело дыша, пытаясь успокоиться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю