290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 31)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 31 (всего у книги 66 страниц)

– Знаешь, что мне сказала сестрица? «Мы должны брать из прошлого огонь, а не пепел», – прошептала Валанди слова Силейз, сказанные ей при последней встрече. – Я стала сильнее, в том числе благодаря тебе. Ты починил меня, ты вернул обратно любовь к жизни, и теперь мы справимся со всем вместе. Именно поэтому я хотела вернуть свои воспоминания. Хочу узнать, что увидел Зак во мне, что заставило его измениться. Не ради него, ради себя… ради нас. А в том, что случилось у звездных, нет твоей вины. Рано или поздно я бы все равно к ним попала, чтобы все выяснить. Одно время даже искала артефакт, который позволяет изменять внешность, надеясь, что таким образом смогу пробраться в пещеры. Это же я – бедовая Валанди – Фрид и Трен меня так прозвали. И признайся, тебе было бы скучно со мной, не попадай я постоянно в неприятности, – она тихонько засмеялась. – Обещаю, больше не буду напоминать, если тебе больно это слышать.

– Мне больно это слышать, – прошептал он, но ответил на её улыбку своей, после чего поцеловал нежно так, мягко.

– Слушай, Гинтар, а ты когда собрался ей делать пр… – вот надо было ему вставить своё слово, вот надо было! Благо Гинтар успел схватить что-то со стола и швырнуть в брата. Это оказалась его кружка. Любимая, между прочим. От которой увернулся Сек, и та разлетелась вдребезги. – Намёк понял. Молчу.

– Мне ещё нужно поговорить с Закнеылом, – прошептал в губы Валанди Гин. – Если ты ещё хочешь вернуть воспоминания о прошлом, останься с Сектаром, он поможет.

– Предлагаешь мне остаться с ним наедине? После всего, что я наговорила? – Валанди в ужасе округлила глаза. Он смерти ее хочет! С Заком и она бы поговорила – кинжалом с его печенью – но она понимала, что им нужно разобраться по-мужски. А она ещё хорошенько врежет Кае за то, что подпустила к себе звёздного. – Ладно, иди и наподдай ему. От меня дважды!

Гин только улыбнулся ей. Он правда хотел обойтись без рукоприкладства, но… Почему у него кулаки чесались? Казалось бы, чего такого? Но был не просто секс, а, если верить брату, так она еще и одурманена была.

Всё дальше отходя от столовой и возвращаясь в свою команту, куда, он уверен, ушла пара, Гинтар каждый раз прокручивал слова Сектара в своей голове. И злился всё больше. Он ему доверил не просто друга! Почти сестру! На несколько дней! И что тот с ней сделал сразу, как только представилась возможность? Руки тряслись всё сильнее, он чувствовал, как вновь начинает поддаваться своему сумасшествию, которое настигло его у звёздных.

Да, пара была в комнате. Кая нервно ходила взад вперёд, а Закнеыл просто сидел в кровати, обхватив голову руками. Стоило увидеть туманного, как лунная тут же нахмурилась и открыла было рот, но Гин опередил её:

– Оставь нас.

«Ага, сейчас, разбежался», – оборотень прислонилась к шкафу и сложила руки на груди, гордо подняв голову, как бы намекая, что она думает о его приказе.

– Может, сами выйдем? – предложил Закнеыл, поднимаясь с кровати. Его ещё слегка пошатывало после удара Сектара, но он ясно понимал, что этот разговор откладывать нельзя. Нельзя было скрывать все с самого начала. – Я думаю, для разговора нам понадобится комната побольше, – в его руках был пояс с мечами.

Гинтар если и думал о драке, то ходя бы кулачной. Не то чтобы он струсил, но был крайне удивлён полному обмундированию Звёздного. Что ж, если он хочет драться…

– Тогда следуй за мной.

Но всё же туманный ещё не боялся повернуться к нему спиной. Кая там сзади возмущенно стала кричать: «Не игнорируйте меня! Я сказала, убери кинжалы!» Но когда дело доходит до мужского разговора, женщины как-то сразу забываются.

Гинтар привёл Закнеыла на задний двор дома. Здесь было просторно – недалеко находился пруд, всё также местность украшали фонтаны.

– Как ты мог? – наконец повернулся к нему лицом туманный. – Как ты мог так со мной поступить? Я оставил на твоём попечении…

– Гинтар, всё не так, как рассказал тебе…

– Кая, заткнись! – рявкнул туманный, сжав руки в кулаки. А психоз нарастал…

– Кая, уйди, – спокойно проговорил Зак. Он надеялся увести Гинтара подальше от нее, чтобы не задело, а мечи ему нужны были только для защиты – он не намеревался нападать. Видел, что туманный эльф опять на грани, и пусть он обратит гнев только на него. – Я не собираюсь оправдываться. Сделал то, что считал нужным, и ничуть не жалею об этом. Ты не сможешь быть с Каей как раньше – теперь тебе нужно заботиться только об одной женщине. А я буду защищать ее до конца жизни. Если ты не хочешь ее мне доверять, решим все как у звездных – поединком. Я заберу ее силой, – он рывком вырвал мечи из ножен и приготовился к любой реакции Гинтара.

– И нужна она тебе будет за тем, зачем звёздным женщины, – это было скорее утверждение, нежели вопрос, и на лезвие Гинтар отреагировал, как на красную тряпку – из пруда тут же вышли девять его любимых льдинок, остриём направленные на Зака. – Или ты мне втирать про любовь будешь?

– Да вы с ума посходили? – повысила голос оборотень. Ей было с одной стороны страшно, но с другой… Вся эта ситуация её настолько сильно разозлила. Опять же, может, из-за полнолуния, но сам факт того, как Гинтар с ней нянчился, просто не укладывался в голове. Одно дело, если бы он проверял покушала ли она, тепло ли одета… Но до драки из-за чего?! Лунная подскочила к туманному, трясясь от ярости. Взяв его за ворот опять, она заставила его посмотреть в своё медленно трансформированное лицо:

– Слушай, Гинтар. Закнеыл может спать со мной когда и где хочет. Он может трогать меня чем и как хочет. А знаешь, что самое прекрасное? Это вообще! Тебя! Не касается! Кем ты себя возомнил? Стоило появиться Валанди, так ты сразу хвостом в её сторону завилял, про меня забыв. А теперь ещё смеешь права качать?

– Эм… Кая, – Зак замешкался от такого настроя лунной.

Нет, с одной стороны он был рад, что она вступилась, потому что был не в состоянии увернуться от первой же атаки Гинтара, но с другой – это их мужское дело. Хотя все его силы уходили на то, чтобы просто стоять, однако за Каю он был готов бороться до последнего.

– Кая, – он сделал шаг к туманному, – уйди, – ещё один шаг заставил его пошатнуться, – мы сами разберёмся, – он сделал усилие, чтобы усмехнуться. – Что я за мужчина, если не могу постоять за свою женщину?

Каждое движение отдавалось болью в голове, но он будет стоять. Пока не докажет, что достоин ее.

– Да вы поубиваете… – и она замолчала, впав в ступор из-за его последней фразы. Это звучало так… странно, особенно по отношению к ней. Она чья-то. Её хотят забрать, пусть силой, и пусть не у двуглавого дракона, но… Как-то всю злость сняло рукой. Было только медленное осознание его слов. Значит, для него всё настолько серьёзно? Она его. Но мысли сразу ушли на второй план, ведь с ним… что-то было не то. Боится? Нет, к Закнеылу это не может относиться. Но нет привычной уверенности в его движениях, что-то происходит. – Зак, ты…

Не успела она сказать – Гинтар, который вовсе перестал кого-либо слушать, воспользовался её минутным ступором и, спокойно отодвинув в сторону, сделал шаг к Закнеылу. В ту же секунду льдины полетели в звёздного.

– Гинтар, нет!

Закнеыл бы с лёгкостью увернулся, будь в лучшем состоянии, но паршивец хорошо потрепал его мозги. Координировать движения было трудно из-за невыносимой головной боли. Ему бы спокойно лежать сейчас, а не отстаивать мужскую честь.

Отбив один осколок, Закнеыл увернулся ещё от двух, с трудом он разделался ещё с несколькими, но два из них достигли своей цели, вонзившись в плоть. Заку удалось только отвести их от жизненно важных точек, поймав их оба рукой. Он тут же выронил клинок, но устоял на ногах. Алая кровь брызнула из ран и неприятно окрасила траву у ног звездного.

– Зак! – новый крик Каи, она рванула вперёд. Непонятно, то ли Гинтар перестал совсем себя контролировать, то ли действительно хотел убить звёздного, но оставшиеся льдины полетели на него. Точнее уже на оборотня, которая обняла Зака, прикрывая с собой.

Гинтар и Кая одновременно посмотрели на эти маленькие колья, и только сейчас до Гина стал доходить смысл произошедшего, правда, не успел он остановить свою магию – не долетев до цели, льдины расстаяли в воздухе, лишь обрызгав лунную.

– Этого мне было достаточно, – к ним навстречу бежал Сектар, а за ним и Валанди. – Гинтар, спи!

И тот уснул. Прямо вот так, стоя на ногах, которые тут же подкосились, и туманный упал на землю.

– Это я должен тебя защищать, а не наоборот, – разозлился Зак на Каю. Хотел было оттолкнуть, но только сильнее прижал к себе.

– Идиот… – прошипела ему на ухо Кая, вцепляясь когтями в плечи, но скорее от испуга. Вообще от всего! Её дурманил запах крови звёздного, злил, и в то же время пугал. Куда там в него попали, что с ним сделали? – Оба. Не делай так больше.

– Гинтар! – вскрикнула Валанди, когда он упал. Быстро подбежав к нему, она осела на колени рядом и проверила наличие ран. – Я просила проучить его, а не убить, – ворчала она. – Что ты с ним сделал? – солнечная грозно воззрилась в грудь Сектара, проклиная, что не может просверлить прямо его глаза.

– Я просто его усыпил, – махнул рукой Сектар на солнечную, игнорируя пару вообще. Подошел к телу брата. Ловко подняв его на руки и закинув на своё плечо, он поманил Валанди, мол, пошли за мной, а сам смотрел на Закнеыла.

– Идите в его комнату и не вылезайте. До трёх ночи он проспит, но что дальше – не знаю. Медиков позвать? – сухо спросил он.

– Твоего гостеприимства мне хватило, – зло бросил Зак и без предупреждения рванул первый осколок из руки, даже не вскрикнув. Зато в глазах потемнело. Он схватился за второй чуть ниже, но побоялся, что потеряет сознание, если повторит это прямо сейчас.

Валанди вскочила на ноги и беспокойно затанцевала рядом с мотающимся на плече Гинтаром. Она бросила неодобрительный взгляд на Зака, говоривший: «С тобой я разберусь позже».

– Прекрати так делать! – угрожающе прошипела лунная, перехватив его руку. – Надо было же додуматься, силой меня забирать! – бурчала она, оглядываясь в поисках трав. Сейчас скорее даже сама с собой бубнила, откинув свою панику: «Нужно ему помочь. Обезболить! Да! Но чем?» Здесь столько много диковинных незнакомых трав, а знакомых почти не видно. – Будто я вообще бы осталась с кем-то из вас, поубивай вы друг друга. Идиоты, олухи… Вот поправишься, я тебе руку отгрызу. И ногой Гина закушу.

– Уверен, моя вкуснее будет, – пошутил Зак. – Давай вернёмся в комнату.

Если он сейчас же не сядет, то свалится и больше будет не в состоянии двигаться какое-то время. Пока есть силы, нужно доковылять до какого-никакого убежища.

– Очень смешно! А знаешь, мне сейчас вообще не до шуток! – но его она услышала. Взяв под руку, лунная помогла ему вернуться сначала в само здание, потом на второй этаж, в ранее указанную комнату. Она тут же усадила его на кровать, а сама побежала в купальни – благо, они были совсем близко с его комнатой. Разорвав полотенце и намочив куски ткани, лунная вернулась в комнату. – Закатай рукава или раздевайся, – на бегу бросила оборотень, садясь рядом со звёздным.

Кое-как он снял рубашку, давясь болью. Весь побледнел, что сделало его кожу ещё более болезненного оттенка, а на лбу выступила испарина. Он прикладывал массу усилий, чтобы оставаться в сознании. Как только Кая закончит обрабатывать раны, он обязательно отдохнёт.

– Закнаэл, нам нужны медики, – если сначала она смотрела лишь на его раны, в одной из которых льдина просто стала таять и вытащить её было легче, то сейчас, видя его состояние, Кая серьёзно взволновалась. – Это всё из-за того, что он залез тебе в голову?

Ведь он, порой, получал и более страшные ранения, но состояние не было даже в половину таким плохим. Она помогла ему прилечь, но вместо вытирания крови, она осторожно стала обмакивать его лоб.

– Он перемолол в фарш все мои воспоминания, – тихо проговорил Зак, поднося здоровую руку к лицу. – Выпотрошил сознание, что до сих пор в себя прийти не могу. Голову как раскаленным обручем сжали.

Пожаловался Закнеыл, прежде чем глупая гордость заставила бы его промолчать. Он ласково положил ладонь на руку Каи и заглянул в её обеспокоенные глаза.

– Все будет в порядке, – успокоил он ее. – Мне просто нужно отдохнуть.

– Если что не так, обязательно скажи, – прошептала эльфийка. – Умолчишь – я тебе отомщу… Эта вещь с воспоминаниями покажется тебе сказкой.

И выражение лица ясно давало понять, что она не шутила. Но в последний момент её взгляд смягчился, и Кая наклонилась к звёздному, чтобы поцеловать его в лоб. Далеко лицо не убирала – заглянула ему в глаза. Даже как-то… влюбленно. Да, а почему нет? Он взял её своей лаской и шутками, пусть и с прошлыми наклонностями, заботой и… Он был рядом, теперь, когда не было больше Гина.

– Кая… – с придыханием пролепетал Зак, притягивая ее к себе ближе. – Перевяжи меня, чтобы я не умер от потери крови, пожалуйста.

Сбил весь трепетный настрой суровой реальностью. Он отпустил ее и почти в полудрёме уже пробормотал:

– Только не уходи никуда…

– Да, да, конечно, прости, – Кая вернулась к своей задаче и окончила, только когда он уже спал. Взволнованно проверив сердце и дыхание, Кая взобралась на кровать и легла к нему под бок, свернувшись калачиком. Так и уснула, убаюкиваемая его дыханием.

***

Комната Сектара была очень богата, но в то же время пуста. Женщины были здесь частыми гостьями, о чем говорили духи, косметика, даже приоткрытый шкаф с женской одеждой. Такая же в холодных тонах. Да и двуспальная кровать, мягкая, как облако, была застелена светло-голубыми простынями и одеялом. Того и глядишь, может показаться, что семейка живёт во льду.

Брата он уложил на кровать и тут же сел у изголовья, опустив руки на его лоб. Ладони туманного засветились, и он неотрывно смотрел в веки Гинтара. Старший выглядел таким спокойным, таким безмятежным. Будто не пытался никого убить несколько минут назад.

– Так что, – как-то без интереса обратился он к Валанди, не отрываясь от брата. – Ты не договорила. Возвращать тебе память?

– Не думаю, что ты сделаешь это по доброте душевной. Что ты хочешь взамен? – съязвила солнечная. Она стояла в ногах кровати, с беспокойством следя за действиями Сектара. Хотела присесть и взять Гина за руку, но боялась тем самым нарушить хрупкий баланс магии. – Могу я?.. – она указала на край кровати, спрашивая разрешения мага.

– Об этом просил меня Гинтар, а не ты, – но его позабавило то, какое у эльфийки сложилось мнение о нем. Он единожды оторвал взгляд от лица Гинтара, смотря на причину вопроса, после чего усмехнулся: – Я с его головой работаю, а не с руками. Делай с ним, что хочешь, но только громко не разговаривай. Я отвлекаюсь.

В этот момент Гинтар нахмурился во сне, но тут же каждая его морщинка разгладилась, будто что-то укололо эльфа. Предугадав новый вопрос Валанди, Сектар обратился к ней:

– Не беспокойся. Запирать не так сложно, как отпирать, но в первом случае это всегда насилие над мозгом. Ему несильно больно.

– А то, что ты сделал с Заком? – она всё-таки присела и сразу схватила руку своего возлюбленного, всматриваясь в его черты лица. – После такого зрелища я не хочу, чтобы ты залезал мне в голову.

– Я просто смотрел его воспоминания и вырывал ему на показ. Это можно делать как грубо, так и… – хотел сказать «нежно», но ему показалось, что это будет неуместно. Точнее, девица не так поймёт, – аккуратно. Я не собираюсь просматривать всю твою жизнь. Только отопру для тебя кусок этой жизни и всё.

Всё звучало очень красиво и понятно. Да и когда Сектар был сосредоточен на деле, он уже не выглядел таким ублюдком, каким показался за ужином. В расслабленном состоянии его лицо было хмурым, словно всю свою жизнь он был вечно чем-то недоволен.

– Я подумаю, – так и не решившись, сказала Валанди. Все равно было что-то, что тревожило ее. Вдруг он залезет не туда или сам воткнет лишнее? Доверять ему свои мозги она пока не собиралась. После непродолжительного молчания, она снова тихо заговорила: – А что ты сейчас с ним делаешь? Долго ещё?

– Ты про его отклонения знаешь? – вопросом на вопрос спросил Сек.

– Нет, ничего такого он не рассказывал, – нахмурилась она. Мысль, что Гин что-то скрывал от нее, очень не понравилась ей.

– Гинтар родился с очень большим запасом магических сил. Больше, чем у многих туманных. В детстве был эмоциональным ребёнком. И научиться контролировать их так и не сумел. Зато магия им овладевала сразу, стоило Гинтару ощутить сильный всплеск эмоций, будь то радость или печаль. Я запечатал большую часть его магии, но она, грубо говоря, сломала печать. Сейчас я делаю то же самое, только ставлю защиту сильнее. Сегодня он чуть не убил звёздного. А в прошлом письме писал, что мог прикончить как его, так и оборотня, даже не понимая, что творит, – и словно в такт его словам сияние стало то усиливаться, то уменьшаться. Но во время последнего слова оно прекратилось вовсе, а Сектар встал с кровати и больно сжал свои виски.

– Я и забыл, как это трудно, – устало выдохнул он, скорее больше к себе обращаясь. – Всё равно, что копаться в головах лунных.

– Тебе это нравится, да? – тон Валанди заметно похолодел. – Заглядывать в чужие мысли, наблюдать за их страданиями, копаться в чужой грязи, будто своей тебе мало, – если бы не просьба Гинтара, она бы одарила его самым своим высокомерным взглядом, что ни один туманный и рядом не стоял. Но ей приходилось старательно отводить глаза. – Тебе, наверное, здесь совсем скучно. У местных эльфов навряд ли много интересных воспоминаний. Тебе понравилось в голове Зака? В моей, может, и не так весело, но хочешь посмотреть, из-за чего сорвался Гинтар?

И впервые она позволила себе поднять глаза на младшего туманного. У него были странные, медового оттенка глаза. Без тени страха она заглянула в них, бросая своеобразный вызов.

– Любишь боль? – усмехнулся туманный, садясь на стул возле кровати, задумчиво осматривая солнечную, словно решая, залезать в её голову или нет. Но… так неинтересно! Неинтересно брать то, что дают. Тем более, что, он насилия не видел? Ему воспоминаний Зака хватило. – Ты перед кем похвастаться хочешь? Ты в этом доме не больше двенадцати часов, а уже два раза напомнила о своём изнасиловании. Знаешь, такое впечатление, что ты либо хвастаешься, либо желаешь, чтобы тебя каждый пожалел. Обычно о таком даже стыдятся вспоминать, не то что говорить.

Что же касается первых слов, Сектар не стал оправдываться, что всё это было нужно для дела и… Его никто не понимал или не пытался понимать, но он помогал эльфам говорить друг другу то, что на душе. Чем бы кончилась история Зака и Каи, если бы они продолжили скрывать отношения? Может быть, чем-то хорошим. Но не всю же жизнь им скрываться от Гинтара. А что, если они бы и после пророчества остались бы вчетвером? Чем дольше это бы тянулось, тем хуже. То же самое и с прошлыми девушками Гинтара. Брат ни разу его не поблагодарил за то, что младший избавил его от лживой любви. Но разве это объяснишь солнечной? Объяснишь ей, что смотреть чужие воспоминания – это единственная его отрада, ибо своих хороших просто нет. Напротив, он решил не объяснять, а сделать то, что хотел Гинтар: Валанди почувствовала лёгкую боль в голове и головокружение, но не сильное, не такое страшное, как у Закнеыла. А потом вспышка перед глазами, разные кадры, боль из прошлого… и черные глаза, которые смотрели на неё.

Четырнадцать звездных эльфов уже оставили на ней свои кровавые следы, остался только он – тот, кто завершит ее страдания. Но маленькая Валанди смотрела на него совсем без страха, будто знала, что он не причинит ей вреда. А если и причинит, она выживет, вопреки всему. Желание жить било в ней ключом, а глаза говорили: «Только тронь, и сгоришь». И Закнеыл увидел это пламя, способное уничтожить его душу. Он сам не понял, что это было, но в тот момент невидимый огонь окружил его, отрезая от мира тьмы, заполняя все пространство светом. А в маленькую солнечную проникла темнота, меняя и ее мир тоже.

Когда все закончилось, Валанди ощутила будто толчок в груди. Она отшатнулась от Сектара и некоторое время смотрела в одну точку перед собой, пытаясь осмыслить увиденное.

– Безумие не только внутри Гинтара живёт, – послышался ее тихий смешок. – Да, ты чертовски прав – я мазохистка. Мне нравится переживать самые ужасные моменты моей жизни. Я всегда лезу в самое пекло, чтобы ощутить, что жива. Потому что я давно умерла внутри, сгорела, а от души только пепел остался. И где в этой сухой пустыне Гин откопал любовь?

Сектар нахмурился. Он желал показать ей то, от чего отказался ради неё звёздный; чтобы она проявила к нему хоть немного благодарности. Но нет, видимо, она решила смотреть на другую картинку. Что ж, пусть так, это ей решать. И всё же на вопрос он её ответил. Но опять воспоминаниями: он показ ей смеющуюся Валанди. Ту самую девчушку, которая в поисках золота села к пиратам. Он показал живой огонь в глазах, вопреки тому, что она тут про себя говорила. Он показал ей влюбленного Гинтара, который смотрел, как та улыбается. Валанди видела первую связь с Гином, их первый поцелуй. И вместе с тем это приносило не боль, а некое тепло. Созданное ли Сектаром? Или то тепло он передавал от Гинтара? Неизвестно.

– Эгоистка, думаю только о себе всегда, – она наклонилась к Гинтару, укладываясь на его грудь, и отвернула лицо, чтобы Сектар не видел ее слёз. Нет, она ни за что не скажет этому говнюку спасибо, но он уже наверняка услышал это в её мыслях.

– Не за что, – был ей ответ. Тихий, спокойный. И доносился он откуда-то уже из-за дверей. Она тихонько закрылась, оставляя пару один на один со своими мыслями.

***

Как и предсказывал Сектар, Гин проснулся где-то в три часа ночи. И то, больше от тяжести на своей груди. Он хотел приподняться, отодвинуть эту тяжесть, но в голове сразу образовалась такая острая боль, что он даже выдохнуть сразу не мог. Одна отрада – знакомый и любимый запах волос, который действовал как бальзам на эту боль.

– Валанди?

Солнечная не заметила, как сама уснула прямо в таком положении: на груди у Гинтара. И пробуждалась тяжело, ещё бы, после такого… Она замычала, потерла глаза и повернула лицо на звук. Сообразив, что придавливает собой эльфа, тут же вскочила.

– Прости, тяжело, наверное, – засуетилась она, пытаясь собрать мысли в кучку. Она потерла лицо и пригладила волосы, после чего улыбнулась Гинтару. – Как себя чувствуешь?

– Голова раскалывается… – но эта фраза заставила его улыбнуться. Значит, Сектар выполнил просьбу и запер его психозы заново. Хорошо, очень хорошо, но… – Что произошло?

– Ты не помнишь? – Валанди нахмурилась.

Кажется, Сектар говорил, что он не всегда осознает, что творит из-за магии. Замявшись, она не знала, как рассказать ему, боялась его реакции на это.

– Вы с Заком немного повздорили, – мягко говоря! Чтобы не сильно ранить его чувства, она увильнула от прямого ответа. – Не беспокойся, он переживет.

– Точно… Припоминаю… Как в тумане, – помнит, что они выходили, помнит, что они дрались, помнит испуганные глаза Каи. А вот и ответ из-за чего повздорили. – Ублюдок, – прошипел Гинтар, принимая сидячее положение и утыкаясь в свою ладонь.

– Эй, потише, – Валанди схватила его за плечи, поддерживая. – Тебе не рано ещё вставать? И знаешь… Мне показалось, что Кая его защищала от тебя. Не думаешь, что это было взаимно у них?

Не верила, что говорит такое, но Закнеыл не такой. Он не воспользовался бы бедной девушкой.

– Ты сам убеждал меня в наилучших намерениях Зака, разве нет? – припомнила она Гину. – Мы не знаем всей ситуации, Сектар мог исказить все в свою выгоду, чтобы спровоцировать тебя.

– Он никогда не коверкает, говорит всё прямо, – но смысл слов Валанди он услышал. Да, точно. Кая же бросилась его прикрывать. И если бы не Сек, льдины бы настигли и её. – Взаимно? – усмехнулся он. – Не верю. Кая терпеть не может межрасовые связи. Я не поверю, что она, спустя столько лет, раз! И изменила своё решение. И меня расстраивает сам факт того, что он с ней был.

Гинтар знал, что она была невинна. И знал, как ей не везло в отношениях в прошлом. И было очень обидно, что её сделал женщиной именно звёздный, в любви которого Гинтар ох как сомневался.

– Сек сказал, что она была одурманена, – интересно только, чем?

– Мы, что, поменялись ролями? Это ты должен меня отговаривать от его убийства, а не наоборот, – она весело засмеялась, смотря с хитрым прищуром на туманного. Она потянулась и улеглась ему на ноги, обхватывая за талию. – Мы с Сектаром пообщались немного. Он хороший, хоть и хочет казаться отъявленным мерзавцем, – вставила свое мнение, но вела разговор совсем не к этому. – Если что, он сам мне вернул воспоминания, я не просила – ты ничего ему не должен за это!

– Я не собираюсь его убивать, – его аж оскорбляли эти слова! Но мимолётная улыбка говорила, что он понял намёк и шутку оценил. И ещё больше ему стало приятнее от того, что Валанди поговорила с братом. – Он правда хороший, просто ему в жизни не повезло. Все его считают мерзавцем, и он не находит ничего лучше, чем быть таковым, нежели пытаться доказывать обратное. Да и… я ему и так ничего не должен за это.

Вот на последнем Гинтар проснулся окончательно и посмотрел на подругу, как на умалишенную. Вот это сейчас вообще к чему было сказано? Или он опять свои шутки выбрасывал?

Увидев его взгляд, Валанди только улыбнулась. Она крепче прижалась к нему, вспоминая те картинки, что показывал ей Сектар о чувствах Гина. Не расскажет ему, слишком стыдно.

– Извини, что была такой противной все время, – вместо этого буркнула она. – Ты не подумай. То, что я сказала Сектару о Заке, было уловкой, чтобы он его отпустил. И я вложила остатки своей ненависти в слова, только чтобы он не заподозрил обмана и в мыслях. Ну, это к тому, что я больше не виню Зака во всех грехах звездных. Ну, и он спас меня, дважды. Я благодарна… Самую малость, вот прям так масенько! – она сжала два пальчика и зажмурила один глаз, чтобы рассмотреть то микроскопическое расстояние между указательным и большим пальцами – вот настолько она была благодарна. Конечно, много больше, но ни за какое золото не признается.

– Я очень рад этому, правда, – Гинтар притянул эльфийку к себе и обнял вновь, глубоко вдыхая запах прекрасной женщины. Настроение намного взлетело вверх, и хоть мысли были о Кае, он не мог не принять во внимание, что его Валанди стало легче. Неужели наконец-то этот ужас останется в прошлом для неё? Неужели она наконец-то примирилась со своими воспоминаниями?

Гинтар отпрянул от неё, но чтобы заглянуть в эти прекрасные глаза. Опустил взгляд ниже, на голубое платье, оно ему все же нравилось. Правда, на мать немного была похожа. Самую малость! Вот так, как она показала.

– А что это там за история о том, что на отца похож, желая видеть тебя только без одежды? – вот не мог не уколоть. И видно – он не гневался, напротив, игривая улыбка блестела на лице.

Щеки Валанди вспыхнули на этих словах, но больше от стыда, вот сейчас ей стало действительно неловко.

– Когда твой отец сказанул о моей одежде, тут-то я и подумала, что… – она застенчиво опустила глаза. – Забудь об этом, я была зла, – она смешно замахала руками, будто старалась этим движением стереть все воспоминания о той противной встрече.

– Дабы ты никогда так больше не подумала, – гордо вздёрнул нос Гин, – я больше никогда не попытаюсь тебя раздеть. И на голую тебя никогда не посмотрю.

И вроде говорил серьёзно, но огонёк в серых глазах давал понять, что он ждал реакции на эти слова. И чтобы реакция его удовлетворила полностью.

– Но… Как же… – у Валанди челюсть отвисла на это заявление. – А наши планы о домике в глуши? Раз так, я щас сниму с себя это платье и буду ходить всю жизнь без одежды, пугать нежные сердца окружающих! Мы ещё посмотрим, как ты выдержишь такое, и чтобы даже не взглянуть…

И она на полном серьёзе потянулась к завязкам на спине, бессовестно задрала подол в попытках снять это чёртово платье. А этот мерзавец слушал её, улыбался, ждал, ощущая, как возбуждается от одного только представления её тела, от этих смешных попыток. И масла подливать стал:

– Вот вообще не взгляну! – и отвернулся. Но… надолго его не хватит, он это чувствовал. – Если есть мизерный шанс, что мои пожирающие голое тело глаза намекнут тебе на то, что я похож на отца – я не посмотрю!

– Не похож. Ни разу! – Валанди заерзала ещё активнее, но запуталась окончательно в этих оборках и бесконечных тканях. Она посмотрела на Гина и жалобно протянула: – Не могу справиться сама. Ненавижу платья.

– Что? Ты намекаешь, чтобы я помог тебе снять его? – ахнул Гин, продолжая над ней издеваться. – Тогда… это будет прямым доказательством, что это так! Но с другой стороны, я не могу оставить даму в беде! Эх, что же выбрать?

Как же игриво он смотрел, как же горели эти серые глаза лукавством. Он долго выдерживал её взгляд, прежде чем помочь снять платье. Ну как помочь? Медленно, больше по телу гуляя, нежели ища удобный хват на платье.

– Знаешь, а я ведь тоже не умею с ними разбираться! – вдруг выпалил он. – Как же его снять? За что потянуть?

Да он откровенно измывался над ней. Валанди блеснула глазами и, подыгрывая ему, пропела:

– Как же быть? Я на веки вечные останусь пленницей этого платья! – она картинно откинула голову назад и приложила руку ко лбу, делая вид, что вот-вот упадет в обморок. – И мой возлюбленный больше никогда на меня не взглянет.

– Не печалься, моя дева! Ты для меня хороша даже в этом платье! – и он сдался, ведь этим жестом она так аппетитно выпятила грудь, к ткани на которой туманный тут же прикоснулся, обхватывая осторожно зубами место, где под синим шелком должен находиться сосок, оставляя мокрый след своего преступления. Эта ласка была недолгой – Гинтар отпрянул, чтобы посмотреть на Валанди, но тёмно-синий след на таком месте и так хорошо выделяющийся заставлял оставить новый – на противоположной стороне.

– О, нет, я зачахну, если никогда боле не смогу ощутить твоих ласк на открытой коже, – она громко ахнула и окончательно повалилась на кровать, утягивая Гинтара за собой, что он оказался сверху.

– Я не дам тебе зачахнуть, – томно прошептал он, ложась на эльфийку и целуя её шею, изредка вычерчивая языком разные забавные фигуры, то тянущиеся за ушко, то спускающиеся к декольте. Одна рука, будто Валанди и другого было мало, ощутимо начала гладить её между ног через подол платья, дразня и выводя из себя.

Плевать на то, который сейчас час. Плевать на то, кто сейчас дома и в соседних комнатах, но сегодня Гинтар возьмёт Валанди. Вновь. Хватит. Он долго терпел. В одном только плавании сюда она ему снилась почти каждую ночь, а он продолжал остужать свою голову разными манипуляциями (медитацией, например) вместо того, чтобы попросить или даже взмолиться об удовлетворении его потребностей. Но хватит. После всех этих игр, что бы Валанди ни сказала, он овладеет ею. Но прежде пусть сама об этом попросит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю