290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 7)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 66 страниц)

Но бежать за ней было поздно. Он лишь подошёл к Закнеылу и почесал макушку.

– Не против прогуляться по городу? – предложил он. Как-то было неправильно идти в таверну сейчас. Пусть Валанди успокоится. А может, с Каей даже помирится?

– Эй, ты чего делаешь? – грубо спросила Кая, когда ее дёрнули в таверну. А кому понравится такое отношение? Уже в помещении, которое выглядело намного лучше таверны в Ниварне, она скинула с себя руку Валанди и уже хотела было нагрубить, но вовремя прикусила язык: «Так, считалочка, считалочка. Раз, два, три, мы с тобой в гору пошли…» Надо признать, замкнутые помещения с кучей народу действовали на неё не очень хорошо. – Что случилось? – уже спокойнее спросила она. – Что опять Гинтар сделал?

– Ничего, – спокойно произнесла Валанди, вытирая с влажных щёк фальшивые слезы. – Хотела немного его проучить.

Солнечная игриво подмигнула и поманила за собой Каю. Она подошла к трактирщику, чтобы узнать, есть ли свободные комнаты, и договорившись на две последние, заказала себе похлёбку из рыбы и яблочный пирог, а на запивку выбрала кружку эля.

– Ты что будешь? – поинтересовалась она у лунной.

Не сразу заметила девушка, что Валанди смахивает слезы, но не успела вопросов задать, как та уже начала скрываться в толпе. Надо признать, здесь было людно, а судя по запаху, еда была если уж не первой, то явно не последней свежести. Это воодушевило Каю, место хоть было не таким павшим, как последняя таверна.

Нагнав Валанди, посмотрела на трактирщика и прислушалась к ощущениям. Нет, после моря пока она есть не может.

– Тоже эля, – когда трактирщик кивнул, девушки прошли к свободному столику, который, о удача, таки тут был! Разместившись спиной к выходу, Кая, приподняв капюшон, с интересом посмотрела на солнечную:

– И что, проучила? Надо признать, сделать это тяжелее, чем кажется.

– Вряд ли, конечно, – засмеялась Валанди. – Но как он подшутил надо мной, так и я подыграла.

Официантка принесла им кружки, и солнечная переключила свое внимание на выпивку. Нет, она не собиралась вновь напиваться, хватит с нее и одного позора, да и общество лунной ее не тяготило больше. За эти пять дней морской ветер выдул все её обиды, а поговорив с Гинтаром, Валанди готова была дать шанс им всем, даже звёздному, на если не дружбу, то хотя бы честное партнёрство. Хотя она до конца не понимала, почему короткий разговор с ним так на неё повлиял. Может, это их шутливый тон или… Она правда назвала его симпатичным? Валанди с громким стуком поставила кружку на стол, заставив подпрыгнуть лунную.

Кая действительно дёрнулась, даже слишком сильно, ибо в таком месте она была перенапряжена, тем более без Гинтара. Резко откинувшись назад, она толкнула спиной мимо проходящего солнечного.

– Ой, простите, – наспех бросила в ответ и удивленно посмотрела на Валанди.

– Тут такое дело… – внезапно серьезным тоном начала солнечная. – Свободны только две комнаты, вы согласитесь переночевать «девочки в одной, мальчики в другой»? Это только на одну ночь, завтра мы уйдем в лес, где тебе привычнее, – она отпила из кружки, и до нее дошло, что сейчас ляпнула. – Ты не подумай, это место мне тоже не нравится. Слишком здесь все дружелюбные – выглядит фальшиво. Уж лучше лес.

Сначала Кая хотела усмехнуться, мол, чего это она для нее на такую жертву идёт, а дослушав вторую часть, глотнула эля. А вот ей, кстати, очень хотелось бы напиться.

– Я была бы не против переночевать в лесу и сегодня, но Гинтар из хорошей семьи – он не говорит, но я знаю, как он не любит ночевать на природе. Просто не привык. Но так-то, да, я не против с тобой разделить комнату.

Нет, она была против! Ей нужен Гинтар, ей нужен под боком тот, кому она могла доверять и с кем поговорить! А о чём ей говорить с Валанди? С тех пор, как принесли заказ, они не обмолвились ни словом. Но капюшон хорошо скрыл лживые нотки на лице.

– Хотя, на вашу посиделку с Закнеелом я бы посмотрела, если бы мы были в одной с Гинтаром, – вот не могла удержаться от комментария. Не могла.

Валанди только фыркнула в ответ. И как с такой дело иметь? Пытаешься вести себя тактично, а ей бы только шпильки втыкать. Не зная, с какой стороны ещё подступиться к «колючке», она молча принялась за свою похлёбку.

– Не злись, – сама того не понимая, сказала фразой своего друга. – Давай лучше подумаем о деле. Ты знаешь, что за библиотека, и куда нам вообще идти?

– Без понятия, честно говоря, – чуть не подавилась Валанди, но прожевав, ответила. – Никогда не слышала об этой библиотеке, но раз сестра сказала, значит она там есть. На карте осталась отметка, но нам стоит поспрашивать у местных, чем я и собиралась заняться, доев.

Она запихнула себе в рот ещё одну ложку и оглянулась по сторонам: таверна битком была заполнена солнечными. Можно было задавать вопросы любому, однако Валанди сомневалась, что простые работяги что-то знают о древних постройках в глуши. Было бы неплохо найти кого-то из искателей сокровищ – они-то побольше знают о таких вещах.

Кая кивнула, а-ля, всё ясно, и продолжила не спеша попивать напиток, вновь убеждаясь, что с ней говорить ей не о чем. Остальное время прошло в молчании, и как только девушки стали доедать, в таверну вошли Гинтар и Закнеыл. Первому Кая послала нелестный взгляд.

– Прости милая, я виновен, – прошептал он ей на ухо и лукаво взглянул на Валанди, проверяя её реакцию. – Больше оставлять тебя не буду.

– Этой ночью девочки ночуют в одной комнате, мальчики в другой, – не обратила внимания на его извинения оборотень.

– Почему так?

– Их было только две. Тебя что-то не устраивает?

– Я могу переночевать с Валанди, – ещё один лукавый взгляд в сторону солнечной и испытание её реакции. А вот Кая сначала вопросительно взглянула на Закнеыла и, решив, что ещё верит в сказки, что эти питаются мозгами своих жертв, перевела взгляд на друга.

– Ты головой стукнулся по пути? Чего это такой довольный?

– Не злись. Просто город очень понравился. Мы с Заком прошлись, у меня остались хорошие впечатления, – и дабы это подтвердить (или продолжая третье испытание), добавил уже Валанди: – Но моё предложение в силе.

«Значит, хочешь продолжить игру? А что ты сделаешь, если я соглашусь?» – Валанди стрельнула глазами в туманного поверх своей кружки и открыла рот, чтобы ответить, но её опередили.

– Думаешь, ее опять придется успокаивать? Ну, после… – наивно брякнул Зак и указал на кружку спиртного в руках солнечной. – В ту ночь у тебя неплохо получилось.

Валанди так и осталась сидеть с открытым ртом: «И он в курсе? Почему все знают, что произошло тогда, кроме меня?» А Закнеыл, не обратив внимания на её реакцию, продолжил:

– Я могу спать на крыше, мне не впервой, – он повернул капюшон в сторону Каи, ожидая от нее ответа.

Кая же… она просто… Она просто уставилась на Гинтара и сопоставила все факты: Зак указал на алкоголь; они говорят о каком-то «неплохом успокоении»; Гинтар бросал странные намёки в сторону Валанди… Сначала она хотела обвинить друга в том, что он редкостный ублюдок. Как раз ясно, отчего солнечная плакала. Но от оборотня не утаился и лукавый взгляд Валанди, что означает…

– Извращенцы, – рыкнула лунная. – И когда только успели?

Как раз Валанди оставалась в образе распутной девушки, который ещё сохранился в голове Каи. Ладно уж, пусть друг расслабится.

А вот Закнеыла стало жалко. На крыше? Ему приходилось ночевать на крыше? И что же, он пожертвует удобством ради неё и ради секса остальных?

– Ладно уж, пошли, – решила она согласиться на ночь… со звёздным. В крайнем случае, спать всё равно не хотелось – будет бдительна. – Меня совесть замучает, если ты на крышу полезешь.

А Гинтар просто в шоке стоял. Вроде и спасибо Заку за то, что его маленькая игра продолжается, а вроде… А чего теперь-то?! И Кая уже согласилась, и как-то отступать из принципа не хотелось.

– Так, а ну-ка все притормозили, – Валанди медленно поднялась с места, чтобы возвышаться над сидящими. – Вы, двое, сговорились? Ничего не было, ведь правда? – она с искренней надеждой посмотрела на Гинтара.

Это зашло слишком далеко. Сейчас ей по-настоящему хотелось расплакаться, она ведь не шлюха какая-то, чтобы лезть в объятия первого встречного! И уж тем более она не хотела прослыть девушкой лёгкого поведения в их компании, им же ещё предстояло довольно долго «наслаждаться» обществом друг друга.

И Гинтара купил её взгляд. Да и мнение Каи было важно, а она такого не одобряет. Он тяжело вздохнул, присел за столик рядом с лунной и покачал головой, посмотрев в глаза солнечной.

– Да нет, не было ничего.

– А что тогда…

– Валанди. Ничего. Не было. Просто ближе к ночи Закнеыл привёл тебя ко мне. Ты была сильно пьяная, несла всякую чушь, – и говоря это, Гинтар не мог сдержать улыбки. – Я к тебе не притронулся. А что касается твоего верха – ты сама его сняла и легла в кровать. Зак тут же ушёл, а я через пару минут позже. Ночевал в таверне, – и неизвестно почему, он побоялся, что Валанди могла сделать ещё одно предположение, так что решил опередить: – И Закнеыл к тебе тоже не прикоснулся.

– Тебе делать нечего, Гин? – на его удивление, Кая взбесилась больше, чем могла Валанди. Теперь она тоже вскочила из-за стола. – Так шутить, ты в своём уме? Это смешно?

– Но Кая!..

– Каким же ты бываешь редкостным дебилом! – да, она очень не любила такие вещи. И даже не дожидаясь ответа, она выскочила из-за стола и растворилась в толпе.

– Я найду её, – вызвался Зак. – С моими чувствами так будет быстрее.

– Что это с ней? – когда звёздный покинул заведение, Валанди снова опустилась на стул и залпом допила свой эль. – Не с ней же так поступили, – она одарила Гинтара испепеляющим взглядом.

Гинтар хотел было сказать по поводу эля, но в связи со сложившейся ситуацией, решил промолчать.

– Хорошо, – ответил туманный и обратился уже к солнечной. – Просто она не любит ложь, и когда играют или издеваются над чувствами других, – спешно отмахнулся от этой темы и, виновато потупив взгляд, почесал макушку. – Правда, прости, что так вышло. Я не удержался.

Видя его виновато опущенную голову, ей самой стало стыдно. Она тоже виновата в случившемся – могла сразу потребовать ответ, ещё наедине, но не стала.

– Я не злюсь на тебя, и с Каей я поговорю. Пойдем, взглянем на тот ужас, что они называют комнатами для гостей.

На предложение осмотреться, Гин встал и протянул даме руку, лукаво улыбнувшись:

– Но ты правда назвала меня симпатичным и приятно отозвалась о моём запахе, – и прежде чем Валанди ответила, он подмигнул ей и тут же сменил тему: – Мы, пока с Заком гуляли, спрашивали людей. Они мне указали дорогу в Забытый лес. А вот с озером сказали, что искать надо будет своими силами. Пока Зак пошел за Каей, можно изучить карту и составить план пути.

Валанди не стала больше спорить, потому что… от него действительно чертовски приятно пахло – этого она отрицать не могла. Согласившись на его предложение, она подала руку и улыбнулась в ответ, заключая таким образом перемирие с ним.

Ближе к ночи, когда они уже улеглись спать, Валанди услышала шорох – за дверью раздались приглушённые голоса лунной и звёздного, после их короткого прощания, Кая тихо пробралась в комнату. По звуку она поняла, что лунная разделась и забралась в постель.

– Не надо так обо мне переживать, – произнесла Валанди в темноту. – Я большая девочка, сама о себе позабочусь. В случившемся есть и моя вина, не злись так на Гинтара, – зачем-то добавила она, будто извинялась.

Но никто больше не нарушил тишину. Не то чтобы она рассчитывала на ответ.

Комментарий к 5. Позолоти ручку

* Бак – передняя часть палубы.

========== 6. Не верьте, дети, другу своему ==========

Несмотря на то, что Гинтара Кая разбудила очень грубо, внаглую войдя в «комнату мальчиков», он всё равно был в хорошем настроении. Любил спать на мягких матрасах, в четырёх стенах, под шумы людей. Сразу видно – кипит жизнь! И вместе с ней хотелось кипеть самому.

Как оказалось, девушки проснулись раньше и были готовы выступать, как-то не особо подумав, что мальчикам надо позавтракать. Кае не терпелось уйти из города, да и Валанди тут не нравилось. На последние деньги он купил пару бутербродов для себя и Зака, и четверка вновь двинулась в путь.

Очень удачно, что они с Валанди потратили время на построение пути. Да, это не значило, что они тут же найдут то, что им нужно. Но теперь у них была цель и выбранная дорога.

За городом действительно находился лес. Не такой дикий, как предполагала Кая. Да и вообще, после территорий между Сильверсаном и Ниварной это место было тяжело назвать лесом – он был небольшим, с редкими деревьями, но очень уютным! Вот почему по земле эльфов Гин любил ходить больше, так это из-за их уважения к природе. Особенно на землях солнечных и лунных. Животных здесь было много, эльфы, если таковые в лесах встречались, были улыбчивы и приветливы, и у них всегда можно было спросить дорогу, чем путешественники и пользовались.

Всего через пару часов они вышли из леса, и далее путь их проходил через поля. Здесь ветер гулял свободно, то и дело скидывая капюшоны двух самых скрытных товарищей, а вот Гинтару нравилось. На берегах его родного дома ветер тоже был всегда сильным и порывистым. Это навевало ностальгию.

Частенько им встречались работяги, которые проводили свои дневные часы именно на этих полях. Также неоднократно встречались и деревушки с немногочисленными домиками, на крыльце которых либо носились детишки, либо женщины занимались рукоделием, наслаждаясь чудной погодкой. Благодаря их доброте и внимательности, путники не только могли позволить себе напиться из колодцев, но и получали довольно ценную информацию.

Кая постепенно оживилась и, скинув капюшон окончательно, наслаждалась природой, напрочь забыв о неудобствах городов. Она осмеливалась иногда идти впереди компании, но, когда рядом не было трудяг или домов, возвращалась на прежнее место и внимательно следила за окружением. Гинтар на это лишь издевался над ней, но мысленно.

Второй их скрытный спутник, наоборот, скидывал плащ, когда в округе никого не было, и поля оставались пустыми, покуда видел глаз. Но стоило на горизонте появиться чужой фигуре, как Закнеыл тут же заворачивался в плащ и опускал капюшон до самого подбородка.

Эльфы шли большую часть времени в тишине, очень редко обмениваясь парой-тройкой фраз. Но ближе к ночи, когда солнце почти скрылось за горизонтом, а жилые деревеньки остались в нескольких милях позади, Гинтар предложил сделать привал. Ему не льстила мысль спать в полях (в лесах было привычнее), но отчего-то чувствовал, что дальше идти можно ещё очень долго, пока они доберутся до более закрытых мест.

– Кая, как думаешь, сумеешь что-нибудь поймать? – спросил он, скидывая рюкзак на землю.

– Боюсь, тут только крысы да полёвки. Но я постараюсь, – и радостно улыбнувшись, потёрла плечи, разминая их. – Надо признать, я соскучилась по охоте.

«Всего пара-тройка дней прошли», – усмехнулся он и посмотрел на Валанди.

– Мы с Заком сходим и поищем что-нибудь для костра. Сможешь лежанки смастерить? Мы не так давно прошли полынь. Я думаю, её вполне можно нарвать.

– А плащей недостаточно? Уляжемся на колосьях, чтоб помягче было, – но увидев неодобрительный взгляд Гинтара, Валанди решила не спорить. – Сделаю. Где там, говоришь, полынь видел?

Она чуть отошла от места, где они побросали сумки, и сощурилась, силясь разглядеть вдалеке знакомую траву, не заметила, как Гин подошёл совсем близко. Он положил одну руку ей на плечо, и чуть пригнувшись, второй указал направление. Валанди снова охватил его запах, сейчас к нему примешивался аромат свежей травы и слегка пота, но это был тот самый, который почему-то продолжал ее преследовать. Наверное, все дело во вчерашней шутке. Она постаралась отогнать эти мысли.

– Хорошо, – наконец разглядела полынь и поспешила отстраниться. – Недалеко, я смогу присмотреть за поклажей оттуда, так что вещи можем оставить здесь.

Гинтар поторопился ненавязчиво увести отсюда Закнеыла, и когда девушки остались вдвоём, Кая разделась догола, мысленно посчитала, сколько запасных вещей осталось и быстро трансформировалась. Появившийся вместо лунной зверь даже не взглянул на эльфийку, поднял нос, принюхался и, несмотря на свои размеры, бесшумно скрылся в высокой траве.

Оставшись одна, Валанди скинула и свою сумку, отцепила лук и колчан, взяв только кинжал, направилась к зарослям полыни.

***

За полем обнаружились небольшие посадки, и Гинтар с Заком разделились, направившись каждый в свою сторону, чтобы побыстрее набрать веток. Закнеыл уже дошёл до конца ряда деревьев, когда его вдруг нагнал туманный эльф. Звёздного немного смутило, что он практически не слышал и не почуял, как Гин подобрался к нему.

– Слушай, – сразу начал Гин. – Я извиниться хотел за девчонок. Мне жаль, что ты это всё услышал, но я рад, что ты понимаешь, как это важно, – и как бы явно ожидая начала разговора, невзначай пошел рядом с темным, попутно собирая ветки.

– О чем ты? – не сообразил Зак. Он так и замер с охапкой хвороста в руках, пытаясь вспомнить, что наговорили девушки в его присутствии. Это из-за их ссоры?

– По поводу звёздных. Мы говорили о тебе, и я предположил, что ты не просто так ушёл из дома и прячешься под капюшоном даже здесь, в лесах. Тебя же ищут, не так ли? Я мало знаю о звёздных, но Кая говорила, что слышала, что у вас примерно так же, как у её стаи – других не любят. А ты явно не такой, как они. И… – Гинтар резко посмотрел на эльфа, будто бы осознал, что спросили его не просто так. – Подожди, так ты ничего не слышал?

– Нет, не слышал, – звёздному не понравилось, что его обсуждали за спиной. Он-то думал, что наконец нашел честных товарищей. Хотя не мог отрицать, что им, должно быть, страшно спрашивать такие вещи у него самого. Но ни разу не подавал им повода усомниться относительно его намерений. Почему-то это его сильно задело. – Что ещё вы говорили?

– Проклятье, как-то неудобно получилось, – задумчиво проговорил Гинтар и вздохнул. Бросив неаккуратно ветки, которые удалось собрать, он подошёл к Закнеылу ближе, показывая своим видом, какой он белый и пушистый праведник, пытающийся направить звездного на путь истинный. – Зак, ты должен понять. На наши плечи возложена особенная миссия, которая поможет вернуть нам то, что мы давно утратили. Если Силейз права, и если нам всё же придётся пройти через каждую землю, то, дабы обезопасить проход через Мутные горы, было принято решение отдать тебя звёздным, – Гинтар, видя секундное замешательство на лице эльфа, воодушевляюще положил руку на его плечо. – Это будет великая жертва с твоей стороны, и мы её никогда не забудем!

– Что? – не поверил своим ушам Зак. Он им доверял, а они его сдать решили. Откуда они вообще узнали, что звёздные за ним охотятся? Он бросил ветки на землю и оттолкнул руку туманного. – Я думал, вы мне верите. Ты сам сказал это, что ты веришь, что мы можем измениться. Если вы так поступаете с товарищами, то я не хочу принимать в этом участие.

И Закнеыл развернулся, чтобы уйти. Он оставил некоторые вещи в лагере, подумал, что надо бы их забрать, ведь там и все его сбережения были. Но тут на его плечо вновь легла рука Гинтара.

– Стой! Я верю, что ты изменишься! Но никто не говорил, что это будет так просто. Надо чем-то жертвовать, – рука сжала плечо сильнее, и он резко развернул собеседника к себе лицом. – С тобой или без тебя, я не могу позволить рисковать девчонкам. Если есть хоть ничтожный шанс, что твои сородичи после твоей сдачи им нас не тронут, я готов им воспользоваться, – Гинтар отпустил плечо Закнеыла, сделал два шага назад и положил ладонь на рукоять меча, тихо договорив, – даже если придётся воспользоваться силой.

– Ты из ума выжил, если решил скрестить меч со звёздным, – Закнеыл тряхнул головой и попытался снова уйти.

Однако Гинтар не шутил – он вытащил меч и атаковал, а Заку ничего не оставалось, кроме как защищаться. Увернувшись от первого рубящего удара, он достал свои парные клинки и парировал очередной выпад туманного.

Как давно он не слышал звона собственных мечей. Сталь пела, соприкасаясь с металлом врага. Закнеыл не нападал, а лишь отражал атаки противника. Остановив очередной удар, он отвёл руку Гинтара и резанул по ней свободной рукой. Не сильно, только для того, чтобы он выпустил меч. Что он и сделал, но в ту же секунду взмахнув той самой рукой, Гинтар обрызгал своей кровью лицо звёздного, применив ещё и магию, распыляя по всей коже – крови было достаточно, чтобы ослепить врага. Гинтар дёрнулся вперёд, выхватывая из-за пояса кинжал, которым обучал Каю, но неожиданно резко остановился. Что было во взгляде звёздного – непонятно. Он вроде как и прислушивался, а вроде о чём-то задумался. Всматриваясь в лицо Зака, он увидел в нём, быть может, зарождающееся сумасшествие, присущее звёздным? Этого ли он испугался? Непонятно. Но постояв так пять секунд, Гинтар убрал кинжал обратно в ножны, поднял с земли меч и убежал, быстро скрываясь во тьме полей.

Закнеыл не мог пошевелиться. Нет, это была не магия туманного эльфа. Его заставила замереть кровь, ее запах такой пьянящий, такой манящий. Он облизал верхнюю губу, чтобы почувствовать ее горячий вкус. На лице звёздного заиграла безумная улыбка, а движение Гинтара привлекло его внимание. Да, если бы он сейчас попытался напасть с этим жалким ножичком, Закнеыл вдоволь искупался бы в его крови. В нем проснулись инстинкты, которые он подавлял на протяжении всей жизни. Жажда крови охватила его, заполняя сознание только ее металлическим запахом. А видя, как удаляется спина Гинтара, его первым порывом было нагнать и вонзить свои клинки в теплую плоть. Он сделал шаг, ещё один… Но остановился, силясь подавить желание и в этот раз. Давно с ним не случалось подобных приступов. Испугавшись, что действительно может кому-то навредить, Закнеыл выпустил клинки и попытался стереть кровь с лица. Нет, он не будет убивать – никогда!

***

Быстро темнело, но когда Кая вернулась с двумя птичьими тушами в пасти, лагерь был ещё пуст. Другого она не ожидала – ей никогда так не везло на охоте, уж больно скоро поймала. А может, дело было в том, что зверей у солнечных слишком много? Главное, что вернулась во временный лагерь с хорошим настроением. Да, и такое бывает.

Обратившись в человека и быстро переодевшись, девушка стала общипывать птиц. Не очень повезло – две совы. Мяса не так много, как хотелось бы, но на четверых хватит. Если уж доберутся до леса, лапы сломает, но наловит достаточно, чтобы можно было не думать о еде ещё пару дней. Хотя… нравилось ей охотиться.

Не успела она и четверть птицы общипать, как услышала неестественный шелест травы, а позже показалась родная фигура.

– Эй, Гин! – радостно вскрикнула она, поднимая сову вверх. Картина, правда, была не самая милая – окровавленной рукой лунная держала общипанную и с переломанной спиной птицу, из которой оставшиеся перья торчали в разные стороны. – Смотри! Целых две совы за раз! Я уж на лучшее, чем на кротов, не надеялась.

Но Гинтар не улыбался, хотя всегда готов был порадоваться за подругу. Кая не сразу заметила, что он пришёл без дров, за которыми обещал сходить.

– Что-то случилось? – настороженно спросила она. Гинтар подошёл к ней словно зомби какой-то – уставший, поникший, и странно, словно он подрался и проиграл, покачиваясь из стороны в сторону. Дойдя до лунной, он упал перед ней на колени, лёг на землю, а потом медленно устроил голову на её ногах. – Гинтар, ты меня пугаешь!

– Нужно было послушать тебя и свалить от этой компании сразу, – мертвецким голосом произнёс он.

– Я не понимаю… Ты же…

– Закнеыл про тебя такие плохие вещи говорил. Я еле сдержался, чтобы не ударить его, – Кая удивлённо похлопала глазами и попыталась вспомнить, когда она могла обидеть звёздного эльфа. Вчера, когда он её отыскал, оборотень успела успокоиться и даже не огрызалась на него. Они поговорили о какой-то ерунде и всё! Стоп! Да плевать! Она хотела возмутиться, но Гин ещё не закончил: – А Валанди? Мне казалось, она ясно поняла, что у тебя есть места в душе, которых лучше не касаться. Так нет же… Как только тебя нет рядом, она смеётся и называет Русалочкой… – пока Кая пребывала, мягко говоря, в застывшем состоянии, даже ещё не понимая истинный смысл слов, Гинтар прикрыл глаза и, взяв её ладонь, свободную от птицы, приложил к губам и тихо прошептал: – Прости, я не должен был говорить и расстраивать тебя. Но я не выношу лицемерия. Хотел, чтобы ты знала и не обманывалась.

Кая стала осознавать. До разума эхом доносились слова друга во второй раз, в третий, десятый… И каждый раз, как первый, больно били. Хлыстом по спине. Драли больнее, чем укусы сородичей. Не то что бы она полюбила звёздного и солнечную. Но они, как Гинтар, смотрели на неё! А не на кровь. Сколько уже туманный говорил, что такие странные предрассудки только у лунных, но для Каи каждый раз было непонятно, как кто-то мог просто забыть о том, что она полукровка? И благодаря этой забывчивости ей нравилось, что если на неё злятся, то злятся на поступки и слова! Но не на то, в чём она не виновата.

А тут оказывается…

– Родная, мне больно.

Девушка опустила пустой взгляд на Гина. Как оказалось, она немного трансформировала руку, и когти глубоко впились в кожу эльфа.

– Прости, – встряхнув руку и увидев уже человеческую ладонь, Кая резко поднялась. – Я хочу уйти от них! Немедленно!

– Нельзя, – сразу поднялся туманный и, будто боясь, что подруга может убежать, обнял. – Кая, теперь за нами ведётся охота. Мы вдвоём не выстоим, если нас захотят убить. А так, может, они не будут защищать наши спины, но хотя бы могут отвлекать врагов на себя. Пока мы вместе – это наш шанс выжить. Потерпи. Быть может, всё закончится как раз на этих территориях, – почувствовав расслабление девичьего тела, Гинтар отпустил её и заглянул в лицо. Кая была зла, но в то же время из глаз тоненькой дорожкой стекали слёзы: «Ладно Валанди. Я её обидела сильно и сама смела подшутить вчера, но Зак-то за что? Что я им такого серьёзного сделала?» Словно прочитав её мысли, Гинтар обхватил лицо лунной ладонями и прошептал: – Найди в себе силы, Кая. Это скоро закончится, и мы вновь продолжим путешествовать вдвоём, слышишь? Только ты и я. Я тебе обещаю, – она кивнула, но как-то неуверенно. А может, это ладони туманного заставили её кивнуть? – Я отойду обработать руку, скоро вернусь, хорошо? – вновь кивок, но теперь её личный.

Гинтар исчез так же быстро, как и появился. Оборотень ещё долго всматривалась в высокую траву, надеясь, что Гин вернётся и посидит с ней, но, наверное, она сделала его руке слишком больно, и он просто не хотел показывать. Что ж, пусть так. Кая опять опустилась на колени перед мёртвой совой и продолжила щипать. Но теперь сие действо она проводила слишком злобно, слишком безжалостно. Труп птицы – единственное, на что она могла без последствий выплеснуть гнев.

***

– Подумаешь, помяли бы немного урожая, с них не убудет, – ворчала себе под нос Валанди, срезая очередной стебель. – Вон какие плантации.

Хоть солнце уже зашло, все равно стояла жара. В дороге было проще, дул приятный прохладный ветерок, а сейчас и его не было. Насобирав приличную кучу ростков, Валанди собралась оттащить ее к месту ночлега, как услышала подозрительный шорох позади. Обернулась и увидела Гинтара, который медленно приближался к ней.

– Быстро вы управились, – она не придала значения, что в руках его было пусто, решив, что скорее всего прозевала, когда парни вернулись в лагерь. – Поможешь мне отнести?

– Ребята ещё не вернулись, – отмахнулся он, подойдя к ней ближе. – Я поговорить хотел, – ещё один шаг. Потом ещё и ещё, и так до тех пор, пока Гин не подошёл к Валанди почти впритык. Его рука обхватила её ладонь, которая, держала охапку трав, а вторая коснулась её скулы. Гинтар, словно сам завороженный, следил за её лицом, за тем, как подрагивали её губы, сам не греша облизывать свои. – Я соврал… Мы были вместе. И если я этого не повторю, то сойду с ума.

Просто не позволял Валанди опомниться. Не позволял дать задний ход. Последним барьером было его лицо, опустившееся к шее. Обдав её горячим дыханием, Гинтар провёл языком по сонной артерии девушки и замер в ожидании.

– Гин, что ты… Ах, – уронив свою ношу, Валанди не сдержала вздоха, когда он коснулся ее шеи, оставляя влажную дорожку на коже. Свободной рукой она вцепилась в его рубашку на груди. Его аромат, казалось, сейчас ещё более сильный, опять проник ей в нос, щекоча рецепторы и вызывая лёгкое головокружение. Однако слова о вранье запали ей в душу, она собрала всю свою волю и попыталась оттолкнуть его. – Прекрати, ты врешь.

Но Гинтар, вместо того, чтобы отпрянуть, прижался к ней сильнее всем телом, одной рукой обхватывая талию, а второй продолжая гладить щеку.

– Даже если и вру, – едва уловимый поцелуй в шею, – а правда в том, – губы под ухом, – что не могу прекратить о тебе думать, – жаркие слова, опаляющие мочку, щеку, нос и губы. Проводя эту невидимую дорогу к сокровенному, он не переставал смотреть в её глаза с желанием, которое вот-вот перейдёт в безумие. – Ещё в тот день, когда Зак принёс тебя ко мне… Я едва мог удержаться. Неужели я не заслужил хоть немного за свою сдержанность?

– Гинтар… – его дыхание на коже сводило ее с ума, его взгляд опалял жарче солнца. Валанди чувствовала его учащенное сердцебиение под рукой, и ее собственное отправилось вскачь после его слов. Она хотела это остановить, пока её воля окончательно не сломалась, и мозги не перестали соображать. Что, если их увидят здесь? Кая точно придет в ярость. Эта мысль позволила ей тихо прошептать, слишком тихо: – Прекрати…

– За что ты так со мной? – спросил он одновременно с этим слабым «Прекрати». – Ты говорила, что я нравлюсь тебе. Скажи, это так?

Он хотел слышать один ответ, и именно его он услышит – не целуя, держа губы на достаточном расстоянии от неё, он пользовался языком – кончиком он очертил дорожку по нижней губе, словно представлял её своей марионеткой, заставляя говорить только «да».

– Ты чувствуешь это, – не только её лицо, но и низ живота, в который упирался возбужденный орган, не был обделён вниманием. Гинтар тёрся, делал едва уловимые движения взад-вперёд, и обжигал ртом: – Что ты мне нравишься. Я могу это показать, но от тебя прошу лишь слово, милая Валанди. Прошу и молю, стань моей госпожой хотя бы на одну ночь, – рука с талии медленно, дразняще, соскользнула вниз, но остановилась не на ягодицах, а ровно между ними, надавливая пальцами на штаны, катаясь по шву на них вверх-вниз…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю