290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 2)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 66 страниц)

Сильный маг был выходцем из низкого сословия, отец его был простым шахтёром, а мать тоже из тех, у кого есть ночное зрение. Тогда их ещё не делили на разные расы, но если говорить современным языком, они были из звёздных эльфов. А правил тогда король солнечных.

Спустя сотни лет маг набрал достаточно знаний и союзников, чтобы поднять восстание. Настал век кровопролития. Главной боевой силой каждой стороны были лунные. Они рвали глотки друг другу, пока в один прекрасный миг не поняли, что их попросту используют обе стороны. И тогда они ушли. Их заклеймили предателями и в догонку послали морских. Начался новый век катаклизмов. Реки и озера разливались, без конца шёл дождь – весь материк страдал.

Закончилось это тоже внезапно. Морские просто исчезли, оставив в покое лунных, а заодно и весь мир. Солнечные и звёздные не отступали, и их битва продлилась ещё век, пока они не истощили друг друга. И тогда их обоих предали. Туманные, дождавшись идеального момента, когда обе стороны ослабнут, ударили по ним, чтобы самим захватить власть. Однако они просчитались, и этот бой затянулся ещё на столетие.

Другим, не эльфам, измученным их непрекращающейся бойней, пришлось искать поддержки у высших сил. Все расы, преимущественно люди, собрались далеко-далеко, высоко-высоко на белоснежной горе, чтобы молить о помощи богов. И были услышаны. Наказание последовало жестокое. Боги отняли самое сильное и самое ценное у эльфов – их магию, ставшей причиной раздора. Но и даже после того, как сражаться стало уже нечем, обида, что нанесли друг другу отдельные кланы, была столь велика, что забыть её и вновь объединиться в один народ они не могли. Поэтому каждый пошёл своей дорогой, и с годами стёрлись все воспоминания об Андорале.

Только небольшой группе людей было поручено хранить память об этих страшных веках войны. Они образовали Белых магов и обязались поддерживать хрупкий мир, дарованный богами. Но боги не всегда жестоки (хотя это можно посчитать жестокой насмешкой), они сохранили шанс эльфам на объединение и возвращение магии, оставив пророчество, которое гласило: «Когда пять эльфов объединятся против общего противника, только тогда они будут прощены, и их магия вернётся». Однако никто не верил, что оно когда-либо сбудется… До сегодняшнего дня.

***

Видение захватило их целиком, заставляя видеть картины прошлого. Закнеыл наблюдал, как его народ поднял восстание, и ещё больше возненавидел сородичей. И когда он услышал слова пророчества, гулким эхом раздающегося в голове, звёздный лишь рассмеялся. «Они» и «объединятся»? Да никогда! И даже если сам он этого желал всей душой, то ни за что не позволил бы вероломным звёздным вновь стать частью эльфийского народа.

Когда призраки отпустили присутствующих в таверне, Закнеыл обнаружил, что всё ещё крепко держит в своих объятиях солнечную, и поспешил отпустить, пока она не решила, что он что-то замышляет против неё.

Валанди очнулась от толчка. Ей ещё некоторое время мерещилось лицо солнечного короля, который в угоду своим амбициям и из-за страха запретил юному звёздному эльфу изучать магию. Она не верила, что кто-то из её сородичей способен на такой поступок, ведь это звёздные должны быть плохими. «Нет-нет, они начали восстание. Всё верно, они – причина распада эльфов на отдельные расы», – убеждала она себя. С ненавистью взглянув на звёздного, Валанди вновь рискнула наброситься на него с кулаками, однако странная тишина и неподвижность во всей таверне заставили её притормозить.

Пытаясь осмыслить, что сейчас произошло, девушка оглянулась по сторонам. Все замерли, будто время остановилось, кроме него! Звёздный использовал какое-то гнусное заклинание? Но у эльфов нет магии, она видела только что, как боги лишили их этого дара… Тогда у него есть помощник! Она оглянулась в поисках пособника и увидела, что кроме них могут двигаться ещё двое: туманный эльф и оборотень. И она помогала этому парню! Гнев с новой силой захлестнул её, но когда она встретилась с серыми глазами эльфа, прочла в них неподдельное удивление. А ведь и правда, они только что стали свидетелями страшной трагедии, случившейся с их народом. Неужели это всё правда, и пророчество не лжёт? Но их здесь всего четверо, а говорилось о пятерых… Нет, не сходится… И вообще, это всё звёздный виноват! Не тратя больше время на размышления, она накинулась на темноволосого эльфа, который уже успел поднять с пола свой плащ, набросить его, и сделал шаг к выходу.

– Стоять! Ты никуда не пойдёшь, пока не ответишь за всё! – Валанди схватила его за капюшон и дёрнула на себя ткань, заставляя эльфа остановиться.

***

Гинтар ещё долго не мог отойти от того видения, которое наблюдал. Он ездил по миру, прочёл много книг, но даже в самых старинных свитках не было и половины написано, как это происходило на самом деле. Но Гин больше размышлял не о том, что увидел, ведь и так знал историю… по крайней мере, её частичку. Он думал о словах пророчества. Пятеро? Его взгляд невольно упал на звёздного и солнечную. Он не видел, как девушка неожиданно набросилась на своего «временного союзника» во время битвы. Сейчас же они все в шоке смотрели куда-то в пространство. Потом он обратил взгляд на:

– Кая! – его подруга никогда не сталкивалась с видениями – она была напугана, и Гин никогда не видел её такой: шерсть на загривке стояла дыбом, хвост поджат, а уши прижаты к голове. Зрачки расширены до предела, а верхняя губа в оскале показывала острые зубы зверя, но та не готова была нападать – она словно хотела удрать как можно быстрее из этого проклятого места. – Всё хорошо, обратись, это просто иллюзия.

Послушала ли она или нет, но Гинтар уже дёрнулся, чтобы отыскать рюкзак с одеждой, однако замер на месте – таверна застыла. Все люди, находившиеся там, были заморожены, даже те, кто, казалось бы, вот-вот должен был упасть. Отмахнув от себя наваждение, эльф подскочил к рюкзаку, достал почти такую же рваную рубаху и штаны, какие были на лунной до этого, и подбежал к Кае. Девушка пребывала на последней стадии обращения – сидя на коленях и обхватив себя руками, она прятала уродливое лицо полуэльфа, которое постепенно превращалось в нормальное, а с обнажённого тела падала на пол шерсть.

Только сейчас Гинтар увидел её рану на боку, и вместо того, чтобы помочь ей одеться, стал рубахой затыкать кровоточащий порез, постоянно оглядываясь, вдруг таверна опять оживёт. Но этого не происходило. Его серые глаза вновь упали на двух других эльфов, и в его взгляде читался немой вопрос: «Вы это тоже видели?»

И вместо ответа Гинтар увидел странную реакцию эльфийки. Он даже оторопел на секунду. Кая же из-за своего неведения о произошедшем посчитала, что во всём, что случилось, действительно виноват звёздный. Они с Гином бросились к паре одновременно, но если та просто упала на колени, прикрывая тело рубахой, «баррикадируя» выход собой, то её друг грубо отдёрнул солнечную от звёздного и встал между ними.

– Успокойтесь! – сдержанным, но властным тоном произнес он, смотря сначала на девушку: – В чём он виноват? В том, что иллюзию сделал? Это не он! – потом взглянул на мужчину: – После произошедшего ты просто так собрался взять и уйти?

– У него наверняка есть союзник! Испугался, что я могу навредить ему, и заморозил всех вокруг. Да только на нас это не сработало, – Валанди гордо вздёрнула носик и поправила рубашку, за которую так нелюбезно её потянули, открывая грудь больше, чем ей хотелось бы.

Закнеыл лишь бросил презрительный взгляд на солнечную, посчитав, что лучше проигнорировать это глупое создание, и ответил туманному:

– Тебе самому не смешно? Кто в здравом уме воспримет всерьёз иллюзию? Да ещё и такую… Эльфы едины? Ха-ха три раза!

– Гинтар, а если это правда? – подала голос лунная после слов эльфийки. – Я столько слышала про таких, как он…

– Кая, не лезь. Всё это глупости. Произошедшее сейчас – не чей-то розыгрыш и… Ради богов, оденься уже!

Переведя взгляд с насупившейся подруги на мужчину, Гин тяжело вздохнул, стараясь собраться с мыслями. Сумасшествие, просто сумасшествие, но…

– Почему нет? – тихо спросил уже звёздного. – Я вижу перед собой тёмного эльфа. Здесь – в городе! Судя по спокойствию жителей, в порту ты явно не разбойничал, иначе о тебе кричали бы на каждом шагу. На тебя напала эльфийка, но она до сих пор жива, и ты даже не попытался её ударить. Почему ты считаешь, что это невозможно, если ты сам живое доказательство того, что мы можем измениться?

– Ты серьёзно?! – не веря своим ушам, прокричала Валанди. Но тем не менее, капля сомнения закралась к ней в сознание: «А ведь и правда, он меня не тронул». Однако одного взгляда на звёздного было достаточно, чтобы возродить ненависть и отмести эту мысль. – Может, это их коварный план. Маленьких кланов им стало недостаточно, и они решили уничтожить целый город. Должно быть, сейчас отряд окружает эту и другие таверны, чтобы нанести удар.

– Что за чушь? – пробормотал звёздный на очередную глупость, которую сморозила солнечная. Он провёл рукой по своим волосам, собирая их вместе, и надел капюшон. Сверкнув красным из-под ткани на туманного, бросил последнюю фразу: – Лучше возьми с неё пример, и держитесь от меня подальше.

Тёмный развернулся, чтобы уйти, потому что он почти согласился. Этот эльф увидел в нём не только лишь кровожадного звёздного, и ему на самом деле отчаянно хотелось доказать и всем остальным, что он не такой, как его сородичи. Но… он единственное исключение. Закнеыл не верил, что звёздные захотят объединиться, а если они вернут магию – это будет катастрофа. Однако, сделав шаг, всё же обернулся.

– Ты правда веришь, что мы можем измениться?

Гинтар повернулся спиной к девушке полностью, более не боясь, что она попытается напасть. Хотела бы – даже слушать никого не стала. А звёздный уже накинул свой плащ, но… остановился? Из-за Каи, которая, морщась от боли, встала на ноги и оскалилась, как бы намекая, что проход ещё закрыт.

А, нет.

Гин мысленно пожалел этого юношу. Ему не могло показаться – он хочет измениться, хочет изменить быт своих собратьев. Забавно… Сколько бы раз туманный ни твердил своей подруге, что нельзя никого судить лишь по слухам, сам был весьма поражён тем, каким этот эльф был… другим. И почему-то осознание его собственных слов пришло именно сейчас. Да, он не просто сказал, он поверил в это сам!

– Меня зовут Гинтар, – с этими словами он протянул руку эльфу. – И да. Я верю.

– Очень мило, – вновь оскалилась Кая, но скорее от боли. Рубаху она уже успела надеть, та едва доставала до колен, а ткани сбоку продолжали окрашиваться в красный цвет. – Но таверну заморозили не для того, чтобы мы тут перезнакомились. Что делать-то? Так это всё было правдой? Гин, ты говорил, что это лишь легенда, не более того!

– Да вы, верно, шутите? – Валанди вышла из-за спины Гинтара, недовольная тем, что её напрочь проигнорировали и вдобавок совсем исключили из разговора. Она ещё раз с неприязнью посмотрела на звёздного, но сама уже поняла, насколько детскими выглядели её нападки. – Я всё равно ему не доверяю. Прежде чем поверить в это… пророчество, нужны доказательства его невиновности. Да и вашей тоже.

Солнечная сделала несколько шагов в сторону от трёх эльфов, отходя на безопасное расстояние. Появление звёздного чуть ли не в центре города, внезапное обращение лунной и последовавшая за ним драка – всё это и ещё тот факт, что за последние пару дней она нечестно выиграла кругленькую сумму, делали её слегка параноиком и заставляли видеть вокруг врагов.

– Между прочим, это вы… – она вытянула руку и обвинительно указала на Гинтара, – вы до сих пор владеете магией, в отличие от других представителей эльфов.

Повисла секундная пауза, во время которой Валанди успела сообразить, какой идиоткой опять себя выставила. Она взглянула на кончик своего пальца, который всё ещё указывал на туманного и почти касался его носа, густо залилась краской и присела на корточки, хватаясь обеими руками за голову и бормоча проклятья на всех и каждого.

Так и не получив от звёздного рукопожатия или хотя бы имени, Гин лишь пожал плечами, выслушал речи девушки и не мог не улыбнуться. Это было… мило. Нет, правда, она показалась ему маленькой девочкой, которая топает ножками и кричит, чего хочет. Так и хотелось на её слова о магии брызнуть струйкой воды в её носик – зуб за зуб.

– Гинтар… – взволнованный голос Каи в миг обратил всё его внимание на неё. Девушка с мрачностью осматривала таверну, и он проследил за её взглядом. Всё вокруг стало оживать медленно, но постепенно нарастая.

– Надо уходить, – чёрт знает, были ли люди и гномы свидетелями их разговора или пророчества, или они всё ещё думали, что сражались. «Уж лучше второй вариант». Подхватив рюкзак и подругу под руку, юноша обернулся в последний раз на пару. – К северу от порта за еловой рощей есть горячие источники. Мы с Каей будем там всю ночь. Это спокойное место, чтобы всё обсудить.

***

Закнеыл тенью выскочил в сгущающиеся сумерки из таверны. Ему не составило труда смешаться с толпой, всё ниже натягивая капюшон. Но вдруг он резко замер, что следом идущий наткнулся на него и нелестно выругался. «А что дальше?» – осознание случившегося ударило его по голове, как кувалда. Да, туманный поверил в него. Это было настолько необычно, что вызывало ощущение эйфории в животе. Кто-то смог взглянуть на него не как на кровожадного убийцу. Он поднял руку, которую так и не осмелился протянуть, чтобы ответить на рукопожатие, сжал её в кулак и на минуту позволил себе поверить, что всё может закончиться хорошо. Но лишь на мгновение, а после его вновь окружили суетящиеся даже после заката жители города, которые, если вдруг он решит сбросить свой плащ, не задумываясь, прикончат его.

Он ускорил шаг, стараясь ни с кем не сталкиваться, свернул в проулок, где поменьше людей, и окольными путями отправился на север искать еловую рощу.

К счастью, долго бродить ему не пришлось – Закнеыл заметил Гинтара и его подругу и на расстоянии стал следовать за ними. Он бесшумно крался, скрываясь в тенях деревьев, слушал их рассуждения о магии и сам задумался. Вернуть магию… Сколько несчастий может принести эта сила? Может и правда, она не нужна? Пусть останется всё, как есть. Закнеыл даже притормозил, но когда случайно потерял из виду пару, занервничал. И это было ответом ему – он в деле независимо от исхода.

***

–…Возможно, из-за того, что мой народ решил выйти из игры, а в последствии и погубил меньше жизней, нам оставили немного магии, – размышлял юноша, нанося последний слой целебных трав на бок подруги.

Кая во второй раз слышала легенду о той битве, которая разделила эльфов. Но если в первый раз она слушала её как сказку, то теперь старалась сопоставить все факты из его слов и из увиденного. Когда Гин закончил как с разговорами, так и с раной, он подал подруге руку и помог встать на ноги.

– Что ты об этом думаешь? – спросил он.

– Не знаю, – пожала девушка плечами, но вспомнив картины, как оборотни-эльфы бьются между собой; наблюдая в видениях, как брат рвёт на части брата; как верещат щенки и женщины… Она зажмурилась и помотала головой, пытаясь отогнать воспоминания. – Никогда бы не подумала, что мои собратья были не более, чем пушечным мясом для остальных.

– Это всё в прошлом, – поспешил заверить её Гинтар и, взяв за руку, повёл по лесу. – Ты подумай о другом. Пророчество – не сказка. Мы можем получить нашу магию вновь!

– А зачем она нам? – усмехнулась эльфийка. Гин удивился. – Я не знала магии, пока не встретилась с тобой. Никто из моей стаи не сталкивался с ней. И думаешь, нам было плохо? Ты думаешь, плохо той солнечной эльфийке или звёздному, что они были без магии? Ты на себя-то посмотри! Ты ею даже в битве не пользовался, так зачем она тебе?

Гинтар сначала нахмурился, а потом резко выпрямился, сложив руки на груди и как-то надменно взглянул на подругу. О нет, это не значило, что именно это чувство он испытывал, но такой вид он принимал, только когда злился. Туманный эльф словно не умел кричать, ругаясь, как это делала Кая. И из-за этого с ним было даже неинтересно ссориться!

– Просто ты не знаешь. Магия – не только боль и разрушение. Это лечение обычным ручейком; это тепло, чтобы вырастить дерево; это энергия, делающая нас сильнее…

– И опаснее, – отрезала подруга. – Ты, я, тот звёздный – хорошо, мы все исключение из правил. А что остальные? Где гарантии, что твои собратья не возжелают расширить территории, а звёздные не начнут насиловать и убивать всех направо-налево?

На этом их разговор был закончен. Гинтар так ничего и не сказал, а Кая отказывалась менять своё мнение. Им не нужна магия! Зачем? Если та битва и те слова в видении были правдой, то она не хотела быть повинной в новой многовековой войне. Хватит с неё её собственных войн.

Кстати о них. Через полтора часа усталые эльфы таки нашли источники. Это была огромная поляна на окраине елового леса. Красивое место, тёплое, несмотря на прохладный вечер. Подняв голову к небу, Кая хмуро отметила, что из-за нахлынувших событий, день прошёл слишком быстро. Был поздний вечер, а значит, на подготовку к медитации не будет времени. Или хотя бы на охоту. И словно прочитав мысли подруги, Гин приобнял её за плечи и проговорил:

– Ты готовься, погрузись в источник и делай то, что я тебе говорил. Если всё будет хорошо, то у тебя даже желания не появится обращаться или злиться без причины. А я пока на охоту схожу, – Кая довольно улыбнулась и потёрлась головой о его плечо. Правда, потом хотелось его ударить: – А что касается пророчества… Нам всё равно потом некуда пойти. Давай сходим в Таккоум? Там гигантская библиотека, поспрашиваем у старцев, как быть с этим пророчеством.

– Даже если двое других не придут?

– Мы с тобой хотя бы попытаемся что-то разузнать. Если ничего не получится, наша совесть будет чиста.

– Твоя, Гин. Твоя.

Кая повернулась к другу спиной и через голову стала стягивать с себя рубаху, медленно, с кошачей грацией, повиливая бёдрами (специально ли?), тем самым заканчивая разговор. Гин что-то позади пробубнил, и Кая уже слышала удаляющиеся шаги друга. Медленно погружаясь в источники, она думала о том, что произошло. Ей магия не нужна. Даже в том видении оборотни не особо ею пользовались. Зачем, когда есть верные клыки и когти, которые ни одни боги не отнимут?

Через ещё полчаса вернулся Гинтар с тушкой куропатки. Он разжёг костёр, общипал птицу, выпотрошил её, стал готовить… Какая к чёрту медитация, когда рядом жарится нежная, мягкая, вкусная птичка? Но она упрямо продолжала сидеть в источнике, время от времени ощущая, как струйки воды приятно ласкают её шею и лицо, подобно змеям – Гинтар таким способом помогал расслабиться. И это у него получалось очень хорошо.

– Да когда эта чёртова роща кончится уже? – прервала их спокойствие Валанди, неожиданно появившись из-за деревьев.

Солнечная долго сомневалась, стоит ли ввязываться в дела с пророчеством. Сидя в своей комнате на постоялом дворе, вспоминала, как с самого детства она была окружена магией благодаря сестрице, что приютила изголодавшегося ребёнка, у которого не осталось ни родителей, ни других родственников. Хоть Силейз очень часто использовала магический дар, она всегда учила Валанди, что эти способности крайне опасны, особенно в неопытных руках. Но на секундочку представив, что она сможет творить все те чудеса, что так любила показывать ей сестрица, Валанди не заметила, как ноги сами её понесли в еловую рощу. Только и успела прихватить свои вещички, потому что, как подсказывала ей интуиция, сюда она уже вряд ли вернётся.

Напугав двух эльфов своим шумным появлением, она сама не готова была, что так скоро найдёт их, хоть и шла на огонь, поэтому опешила при виде обнажённой Каи в воде и сидящего рядом Гинтара.

– Привет, – только и смогла выдавить Валанди, смущённо улыбнувшись и помахав рукой.

Не зная, куда деть глаза, она резко отвернулась и налетела на звёздного. Тот подхватил её под локоть, потому что солнечная потеряла равновесие от столкновения, но Валанди оттолкнула его руку и, выставив перед собой кинжал, яростно зашипела:

– Не смей прикасаться ко мне, выродок.

Кая оглянулась, смотря на появившихся через плечо, наполовину сидя в воде, мысленно прорычала и отвернулась – вот тебе и медитация. Настолько погрузилась, что напрочь забыла о нюхе, который у неё всегда был включён. Девушка бросила косой взгляд на Гинтара, и отвернулась, давая понять, какое имеет мнение обо всём этом.

Но туманный не особо обратил внимания на это. Куда она денется с тонущего корабля? Вновь станет одиночкой при том, что не умеет вести такой образ жизни?

Встав на ноги и проходя мимо источника, бросил Кае тихое: «Не отвлекайся» и подошёл к паре. На этот раз руку он никому не протянул, а мягко обхватил кисть враждебно настроенной эльфийки и попытался опустить её руку с кинжалом, ласково приговаривая:

– Солнышко, нападать кому-то на безоружного я не позволю. Если вы с этим парнем знакомы, то прежде уладьте свои дела не при мне, – и улыбнулся так обворожительно, как только умел. Нет, не выделывался, пытался сгладить края. Однако на звёздного он взглянул уже серьёзно. – И что вы решили?

«Солнышко? Солнышко?!» – Валанди была настолько шокирована таким фамильярным обращением, что просто широко открыла рот в возмущении и позволила опустить её руку.

– Я же пришёл, – ответил звёздный, опять проигнорировав нападки в свой адрес, решив, что так будет лучше. Он уже давно привык к такому обращению и обычно молча уходил, но сейчас ему во что бы то ни стало хотелось остаться, однако, не знал, как повести себя с солнечной, ведь она считает его заклятым врагом. Тёмный прижал руку к груди под плащом, не решаясь протянуть её, да и нужно ли, поэтому просто тихо представился: – Я Закнеыл.

– Своё имя я уже назвал, – в ответ лишь кивнул Гинтар, отпустил руку эльфийки и указал взглядом на оголенную спину лунной. – Её зовут Кая. Она должна медитировать, так что прошу не обращать на неё внимания.

«Чтоб на тебя внимания не обращали», – мысленно прорычала лунная. Она уже не медитировала, а внимательно слушала своего друга и пришедших гостей, но упорно делала вид, что «занята». Хотя как же хотелось обернуться и тщательно изучить эльфов. Если с солнечными ей удавалось видеться, то со звёздными она никогда не сталкивалась и хотела лично проверить все слухи, которые про них ходят. У них правда чёрные глаза? А они правда едят пауков и червей? А правда, что своих слабых детей они жарят на костре? Но и пощупать золотые волосы солнечной тоже руки чесались. Так необычно!

– А твоё имя мы ещё не знаем, – между тем продолжил общение Гинтар, смотря на незнакомку-эльфийку.

– Валанди, – бросила солнечная, убирая кинжал за спину. Как бы ей ни было мерзко находиться в обществе звёздного, она признавала необходимость его присутствия здесь. В пророчестве чётко сказано о пяти эльфах. – Кстати, кто пятый?

Услышав этот вопрос, Кая едва заметно дёрнулась, но это вряд ли кто увидел. Да и Гинтар не торопился говорить о тайне подруги, но если не сказать, то парочка вряд ли захочет остаться здесь, ссылаясь на какую-то ошибку.

– Кая наполовину морская. Думаю, этого хватило для пророчества, – тихо проговорил Гин и поторопился сменить тему: – Мы думали о том, чтобы отправиться в библиотеки Таккоума. Там должна быть хоть какая-то информация о том, что с нами произошло. Вы с нами?

– У меня есть предложение получше, – Валанди уселась к костру, проверяя готовность куропатки, и собралась рассказать свой план.

***

В белоснежных горах, за лесами и островами, защищённый разными тварями, был воздвигнут замок. Уж сколько лет ему – никто и не припомнит. Независимо от погоды, он всегда, словно шалью, был укутан туманом, а путь к нему тернист и опасен. Величественный и волшебный замок был символом света, ибо все знали, что там живут лишь добрые Белые маги. Они хранили сотни тысяч тайн; знали столько же легенд и самых разных историй. Было поверье, что если тебе посчастливилось встретить на своём пути Белого мага, то дорога сулит быть спокойной и безопасной, а если уж ты понравился ему, то он обещал исполнить твои самые сокровенные желания.

И не было никакого подвоха. Те колдуны, что обитали в горах, служили верой и правдой королям и простым людям. Они готовы были до последней капли крови защищать королевства; истощали свои запасы, лишь бы только год был процветающим, плодородным и богатым. Белых магов любили, в них верили и их почитали.

Но сегодня что-то не так. Над Белым замком сгущались тучи, а туман плотнее окутал старые кирпичные стены. Где-то над парапетами грохотал гром, и не поймёшь сразу – то ли маги повинны в буйстве природы, то ли сами боги гневались на них.

Расарис – старейший и почитаемый колдун, опираясь на свой дубовый посох, расхаживал нервно взад-вперёд и изредка поглядывал на собравшихся в пыльной библиотеке собратьев. Усаженная за овальный стол дюжина людей разделяли волнение своего старейшины и думали над сложившейся проблемой. Оковы векового забвения дали трещину – одно из пророчеств начало сбываться.

– Пять эльфов объединились, – уже в пятый раз повторил Расарис в свою густую бороду, громко ударяя посохом о мраморный пол замка. – Не могу поверить!

– Даже если кто-то из звёздных эльфов обуздал свою жажду убивать, – размышлял один из дюжины, – то как морской эльф мог объединиться с кем-либо? Их не бывает на суше, их никогда не видели в городах. Не верю!

– Но знак видели все, – вскочил со своего места самый младший колдун. Он с вызовом взглянул на Расариса. – Старейшина, мы должны что-то предпринять! Эльфам нельзя получить магию назад!

– Усмири свой страх, Локейт, – сосед слева взял молодого за рукав и пригласил вновь сесть за стол, но старейшина не разделял его спокойствия:

– Локейт прав в своём страхе. Мы – ничто, по сравнению с эльфами, когда в их жилах течёт магия. Даже туманные, сохранившие лишь каплю волшебства в своём теле, способны навредить любому из нас. Нет, нельзя допустить, чтобы пророчество сбылось!

И дело было не в страхе перед серьёзной конкуренцией. Старейшина знал – ему передавали из уст в уста, через всевозможные видения о той кровопролитной войне, когда все эльфийские расы схлестнулись между собой. Были убиты тысячи… сотни тысяч… И не только их собратьев. Под горячую руку прекрасных существ попали все: люди, орки, гномы, кентавры и пегасы… Их магия была столь разрушительной, что добралась даже до Совершенных – драконов, которых в мире и так оставалось меньше полусотни. А та война отняла добрую половину Совершенных.

Расарис закрыл глаза и стал гладить свою бороду. Это действовало успокаивающе, словно бы он гладил спину кота. Колдуны ждали его вердикта. Сколько слов брошено за последний час, сколько предложений сделано, но они оставались в тупике. С пророчеством нельзя бороться – это знал каждый, но ведь можно попытаться! Мир между расами эльфов слишком шаток – между солнечными и звёздными идёт война, лунные из-за вырубки лесов вынуждены перебираться в города или ближе к ним, но из-за их природы происходит слишком много конфликтов. Морские эльфы порой лишь от одной только прихоти затопляют корабли, целые флотилии! Только от туманных не было проблем, но сколько это продлится? Когда их высокомерие перейдёт на новый уровень, когда они решат, что «не достойны жить на одной земле с „жалкими расами“?».

Эльфы не должны получить магию! Слишком велик шанс повторить ту войну.

– Нам придётся отыскать эту пятёрку, – прошептал Расарис. Честно – ему было больно произносить эти слова, ведь то, что он задумал, противоречило всем идеалам Белых магов.

– И что нам делать? Заточить их, пока они не состарятся и умрут?

– Туманный со своими крупицами магии сможет справиться с любым замком – магическим и нет. Если уж перечеркнуть дорогу этой пятёрки к цели, то без права на новую попытку, – колдуны внимательно осмотрели старейшину. – Призовите Кошмаров и пустите на поиски эльфов.

– Кошмаров? – ахнул Локейт. – Старейшина, вы же не собираетесь?..

– Это единственный путь, мальчик мой, – скорбно опустил голову Расарис и прикрыл глаза. Ему правда было больно принимать это решение. Маги должны защищать! Но он не мог допустить новой войны. – Единственный путь.

========== 3. Центр мира ==========

По предложению Валанди они отправились в Сильверсан. С тех пор, как солнечная была здесь последний раз, город заметно вырос. Жителей стало настолько много, что пришлось воздвигать дома за пределами крепостной стены, а через реку полным ходом шло строительство моста. Это даст возможность добираться до города не только по реке или через Ниварну и откроет новые торговые пути.

Удивительно было, что сюда стекалось столько народу, ведь город стоял практически на окраине Мертвой равнины. Это обширные бесплодные земли во владении орков. Если вдруг они вздумают напасть на людей, Сильверсан будет первым на их пути. Видимо, политика Силейз привлекала куда больше, чем считала Валанди. Ей не нравилось, что сестрица разрешает пускать в город все расы, будь то полуорки или даже звёздные эльфы. Пусть оружие и было запрещено внутри стен, но все же они оставались злобными расами.

Возвращаться в город, в котором выросла, для Валанди было обычным делом. Каждые пять-семь лет она прерывала свои путешествия, чтобы проведать сестрицу, хотя в этот раз прошло больше времени. Наверняка получит взбучку от Силейз за такое долгое отсутствие. Чем ближе к Сильверсану они подходили, тем сильнее она нервничала, но и в то же время хотела скорее увидеться с сестрой и рассказать ей о случившемся. Она надеялась, что та скажет, что это все чья-то злая шутка, и ей больше не придется находиться в компании звёздного. Хоть остальные и приняли его, поверив в добрые намерения темного, Валанди не собиралась так легко покупаться на это. Она не выпускала из рук кинжал ни днём, ни ночью, и практически не спала за все время дороги.

В свою очередь Закнеыл держался в стороне от остальных и ни с кем не говорил, лишь коротко отвечал, если обращались к нему. Даже на любезное приглашение туманного присоединиться к ним за ужином, с благодарностью принял еду, но за общий костер не сел. Он с трепетом ожидал прибытия в Сильверсан – город его мечты, где он сможет снять с себя плащ и предстать перед всеми, не скрываясь. Всю дорогу он думал об этом моменте, представлял реакцию окружающих и не раз ловил себя на мысли, что уходил глубоко в себя на неопределенное время, но зато дорога пролетала незаметно. Хотя периодически он все же поглядывал на солнечную, чтобы не упустить момент, если она вдруг опять решила бы накинуться на него с оружием.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю