290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 47)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 47 (всего у книги 66 страниц)

«Спасибо. За попытку», – просто поблагодарила Валанди. Не знала, слышал ли он ее сейчас, лишь надеялась, что он не сильно пострадал из-за этого. И пусть он иногда бывал врединой, но, как и говорил Гин, Сектар – хороший парень.

Но как же теперь болит голова!

А Сектар так и не ответил.

***

Гинтар вернулся через полчаса. Отчего же так задержался? Искал, чем бы любимую отблагодарить. В итоге в одной руке у него был букет цветов, а во второй несколько завёрнутых кусков жареного мяса. Он немедленно поднялся на второй этаж – уверен, что там всё ещё был Закнеыл, но не успел и пару шагов сделать, как услышал крик Каи. Если этот звёздный хоть пальцем!..

Туманный ринулся вперёд и влетел в комнату, а там Манари выпроваживала Закнеыла, в то время как воины окружили зажатую к стене кричащую Каю и пытались вырубить, чтобы продолжить новые попытки.

– Пустите, меня она послушает, – сопротивлялся Зак, но туманные были непреклонны.

– Они ей не помогут, – Валанди с ужасом наблюдала за этой картиной, и сейчас наконец до нее дошло, что означал тот барьер в голове Каи. – Она не может обратиться. Если с ней сделал это Мору, то у него должно быть противоядие. Гинтар, останови их.

Солнечная выбежала из комнаты и спустилась вниз, чтобы проверить каждую комнату поочередно, начиная с комнаты Мору. А у него было столько склянок, что и не разберёшь, где нужная. А если и найдет, то не факт, что снятие этого барьера поможет. Вдруг сделает только хуже?

Гинтар взмахнул рукой, призывая внимания всех. Манари непонимающе посмотрела на него, а потом вслед солнечной. До двух туманных дошёл один небольшой факт. А ведь точно! Она не обращалась. И Гин знал, что даже в пустошах она по какой-то причине этого не делала. И это объясняло, почему она не может их даже по запаху узнать! Её вторую ипостась заблокировали? Надолго ли?

– Стой! – крикнули вслед Валанди, но побежать рискнул только Гинтар, бросая по пути уже Манари: – Отзови эльфов и оставь её! Валанди, стой!

Нагнал он солнечную, уже когда та копошилась в старых вещах Мору, в которых в основном были обычные настойки. Откуда ему-то знать, как обращать в человека и наоборот. Наверняка звёздные эльфы виноваты!

– Что ты делаешь? Она сейчас опасна. Будь в ней сила, Кая уже бы порвала и Зака, и воинов, ты об этом подумала?

– Но… Ты видел, как она страдает? – Валанди замерла, а спустя мгновение у нее затряслись плечи, как от рыданий. Перед глазами у нее стоял вид загнанного в невидимой клетке зверя, и она, как наяву, слышала его душераздирающий рев. – Я знаю, это рискованно, – сквозь всхлипы выдавливала она слова, – но других идей больше нет.

– Что «она страдает»? Что «она страдает»? – Гинтар и сам нервничал. Он повышал голос, сам того не ведая, но вовремя взял себя в руки и потёр лицо. – Что толку, что ты сейчас решила её форму вернуть? Валанди, сейчас не это главное! Нам нужно иллюзию снять, а уж как ей форму вернуть – это дело второе.

На возмущения Гинтара почти сразу спустилась и Манари, которая виновато (а что такого сделала?) опустила перед ним голову.

– Я отозвала воинов. Прости, но я посчитала, что нужно продолжить.

– Всё хорошо, – отмахнулся туманный. – Манари, у нас есть идея, как снять эффект ритуала, но для этого нам нужна большая сумма денег.

– Кончено, я готова её дать, – ого, вот так просто? Да, влюблённые женщины пугают.

– Двести золотых.

Но пожала плечиками, словно для неё это было не больше пару сребреников.

– Сказала же, я дам их тебе. Что у вас за идея? Она точно поможет? Я бы не хотела, чтобы моим воинам и наяву пришлось бороться с монстром, – с этими словами она многозначаще посмотрела на солнечную. – Если всё так, как ты говоришь, я бы не торопилась с её обращением. Это не твоим эльфам подставляться под удар.

– Отлично, тогда сами и разбирайтесь, – не поднимая ни на кого глаза, Валанди поставила на маленький столик шкатулку, которую они купили у Брайана, а поверх нее – пузырек с изображением проткнутого кинжалом сердца. И не сказав больше никому ни слова, вышла из комнаты, из дома вообще.

– Валанди, стой! – Гинтар хотел было ринуться за ней, но голос Манари остановил его.

– Что это? Она что-то нашла?

Туманный подошёл к пузырьку и, взяв его в руку, долго разглядывал. И вот что это значит? Что это? Пить? Наносить? Кае? Ему? Вообще, первая мысль туманного была, что это какое-то отворотное зелье. А для чего ещё нужен такой символ?

– Валанди, так не делается, – недовольно пробурчал он себе под нос.

– Что у вас тут происходит? – в комнату вошёл злой Закнеыл.

Естественно, он все слышал, и поэтому недовольно просверлил глазами Гинтара за то, что он опять довел Валанди до слёз. Нет, он, конечно, не виноват, но Зак здесь был на стороне солнечной – она хоть что-то пыталась сделать, а не просто истязать Каю бесплодными попытками влезть в разум.

– Это что? – заметив в руках Гинтара пузырек со знакомым символом, звёздный заметно занервничал. – Что здесь делает символ Тали?

– Я… я не знаю, это Валанди оставила, – Гинтар протянул пузырёк звёздному и, присев за стол, тяжело вздохнул, переводя взгляд на запакованное мясо.

Манари без спроса своего несостоявшегося жениха не уходила, а, как полагается, стояла с опущенной головой, но от звёздного пыталась держаться дальше.

– Думаю, это Ливафейн дала Мору, чтобы он справился со зверем Каи, – предположил он, открыл пузырек и понюхал, чихнул от резкого запаха. – Где она вообще достала такое? Мы с лунными никогда не пересекались особо, в основном с солнечными и гномами. Даже не могу разобрать, из чего это сварено.

Закнеыл недовольно закупорил бутылек и окинул взглядом присутствующих.

– Что будем делать? Есть кто-то, кто разбирается в зельях, ядах и прочем?

– Кая в зельях разбиралась, но не в магических, а… Вот! – стоило звёздному сказать эти заветные слова, как теперь в туманном появилась уверенность, что слёзы таки они купят не зря. Если уж не от последствий ритуала, то от этой дряни точно избавят. Но… Гинтар всё равно переживал, что Кая, не задумываясь, использует силу против них же. – Мы с Валанди нашли Ангельские слезы. Вот они как раз и стоят двести золотых.

– Да что ты! – ахнула Манари. – В таком захолустье нашли слёзы?

– Вот только с деньгами загвоздка и вышла. Как думаешь, Зак, они сработают? Ты знаешь, что это?

– Ну, действие этого яда снимет, а вот ритуала… Да черт знает, может, с возвращением зверя она нас всех узнает, – Закнеыл расстроенно повесил голову. – Меня она признает, но продолжает видеть отца. Только удалось ее успокоить, как ворвалась Валанди, а после и туманные, – он недовольно стрельнул глазами в Манари.

– Конечно, ведь именно слова и избавят её от этого проклятья, – брезгливо усмехнулась эльфийка, после чего посмотрела на Гинтара. – Знаешь, Гин, а может мне и моим воинам вообще уйти? Лечите её своими разговорами, куда нам, магам, до излечения?

– Манари, вот только ты не заводись. Здесь я на твоей стороне, – и прежде, чем Зак как-то среагировал на это, туманный стал объяснять подруге, как добраться до Брайана. – …Скажешь ему обо мне и Валанди, он должен понять, о какой истории идёт речь. Зак, а ты… – а что ему делать? Вообще, поесть бы не мешало. Вон, страшнее смерти стал. – Подкрепись. Когда Кая придёт в себя, ей неприятно будет тебя таким видеть, – и хоть ляпнул это лишь за тем, чтобы успокоить звёздного, и чтобы тот всё-таки поел, туманный не мог не отметить, что она может действительно рассердиться, видя, в каком состоянии звёздный. Как и Валанди на Гина всегда сердится.

Закнеыл никак видимо не отреагировал. В голове крутилась мысль, чтобы эти туманные уже свалили в… туман, и оставили их с Каей в покое. Он все больше склонялся к мысли, что лучше он приведет ритуал в исполнение, чем будет маяться и мучить Каю ещё день. Однако, на предложение поесть согласился. Силы ему понадобятся.

Гинтар кивнул Заку на его согласие, а сам спрятался в одной из комнат с зачарованными бумагами. Он планировал разослать письма всем своим друзьям и семье с просьбой помочь советом.

***

Нравилось ли Манари делать то, что её попросили? Нет. Да она терпеть не может этих дикарей, а эта сумасшедшая уже чуть не убила разум одного из воинов. Но… если сделает, Гинтар будет рад.

Эльфийка ни на что не надеялась, нет. Она давно свыклась с тем, что чувства не взаимны. Да и он сам ей отказал лично, а не просто передал через родителей. А Сектар ещё и масла подливал, рассказывая, кого предпочёл иметь в своих жёнах Гин.

Но она всё равно любила. Всё равно хотела, чтобы он был рад, пусть не с ней. Но она вложит свой кирпичик в его счастливый дом. И держать этот дом кирпичик туманной будет лучше, чем какой-либо другой!

О, вспомнишь г… солнышко, вот и лучик. Манари вошла в пресловутую лавку Брайана и тут же наткнулась взглядом на Валанди. Туманная на неё посмотрела… да так же, как и когда-то Майнсет. Но сбегать из лавки, как униженная любовница, не собиралась. Вошла и с гордым видом прошла мимо солнечной, зовя хозяина.

Валанди только фыркнула на это демонстративное игнорирование и продолжила изучать свиток, который ей дал Брайан. Она сидела на прилавке, поэтому Манари далеко не ушла.

Хозяин лавки, что-то мыча себе под нос, появился из-за шторки, бегло осмотрел посетительницу, прикинул, что она не из искателей, и состроил кислую мину. Бросив ей «Секундочку», протянул солнечной ещё один свиток с печатью.

– Если надумаешь вернуться к искателям, на сегодняшний день это самый прибыльный заказ.

– Хорошо, я подумаю, – мягко ответила Валанди, принимая бумагу из рук.

– Что желаете? – наконец обратил внимание на туманную Брайан.

– Я являюсь знакомой спутника этой милой эльфийки, – ну, понятно, с каким тоном она это сказала. – Вы уже должны были знать проблемы, которые коснулись их, – с этими словами Манари без пафоса положила мешочек с монетами. – Ангельские слёзы, пожалуйста.

Брайан скосил глаза на Валанди, и только когда она кивнула, ловко подхватил мешочек и быстро пересчитал монетки. Все верно – двести золотых. Широко улыбнувшись покупательнице, он скрылся за шторкой.

С его уходом в просторной, пусть и заваленной всяким хламом, лавке стало тесно. В воздухе повисло какое-то напряжение, а тишина стала давить на уши. Вот Брайан, обычно гремит чем-то в своей подсобке, а тут прям ни звука не издавал.

Валанди это все быстро надоело. Она потянулась и соскочила с прилавка, подходя к доске, где были прибиты листовки с обычными заказами, и, уперев руки в бока, принялась изучать их.

– Одного не могу понять, – вдруг сказала Манари, не оборачиваясь, – Сектар мне все уши прожужжал, что Гинтар водится теперь с принцессой Сильверсана. Неужели тебе было не запросить денег?

И туманная спросила это действительно с непониманием, а не чтобы как-то опустить солнечную в своих глазах. Ну вот не могла этого понять! Она знала, почему Гин этого не делает – ему просто денег не дадут, тем более для оборотня. А эта-то?..

– Я не буду просить денег у сестры. Я не люблю, когда все достается легко, к этому быстро привыкаешь и становишься размякшим. А когда жизнь ударяет по тебе в таком состоянии, что остается? Только брызги на стене, – повернув голову к туманной, высокопарно ответила Валанди. – Я уже нашла, как достать деньги. Да, на это уйдет время, но я сама в состоянии заработать.

Повисла короткая пауза. Валанди задрала носик, довольная своим ответом, но почти сразу повесила его, будто сдалась.

– Сестра мне просто не даёт денег, – призналась она. – Таким образом она надеется, что я сдамся и вернусь домой.

Пока та говорила, туманная уже приготовила настоящую речь о том, какая отвратительная девушка эта солнечная. Неужели так трудно наступить на гордость и попросить денег? Не для себя же! Для спасения жизни, души подруги любимого. И вот Манари уже открыла было рот, но Валанди выдала совершенно другое.

– А я уже хотела было оскорбить тебя, – но есть плюс, Манари хотя бы была честна. – Что ж, тогда не смею упрекать тебя в этом. У Гинтара та же проблема, – вновь повисла эта неприятная пауза, которая, если честно, туманной была не так неприятна, как, например, солнечной. А что? Она чувствовала себя выше других рас, так отчего бы ей чувствовать себя неловко? – Кстати, я поздравляю тебя. И когда столь занимательное событие?

– О чем ты? – не поняла Валанди, о каком событии речь, и с чем это ее поздравляют, да ещё и она.

– О свадьбе, конечно. Или вы ещё не назначили дату? – искренне удивилась (хоть и не показала) Манари.

– Чего? – а вот Валанди ни капли не скрывала своего удивления.

Нет, по замку в Сильверсане уже гуляли подобные слухи, но она благополучно успела о них забыть, а тут снова. Почему все в курсе ее свадьбы, кроме нее самой? Возмущение смешалось со смущением, отчасти из-за того, с кем она об этом говорит.

– Ну, мы это не обсуждали ещё… Всего месяц прошел… – Валанди не знала, куда деть глаза, но с лица не слезала глупая улыбка.

– Всего лишь? – ахнула туманная. – У нас дату свадьбы уже в день самой помолвки оговаривают. Хм… Может, Сектар чего-то не понял? Мне он сказал, что Гин собирается… Ой.

Тут-то до серебряной головы и дошло, что «собирался» – это не значит, что уже сделал. Но Манари стыд не чувствовала. Кто солнечная такая, чтобы заботиться о сюрпризе, приготовленном ей. Да, раз она так удивлена, значит Гинтар действительно готовил сюрприз. Манари хоть и вздохнула с какой-то печалью, на лице её ничего не отразилось. Она предпочла сделать вид, что этого разговора не было.

– Ну и где же эти слёзы? – недовольно постучала она пальчиками по прилавку.

Слух Валанди выхватил имя Сектара: «Так вот кто распространитель сплетен?» Она сразу забыла, кто часом назад старался ей помочь, и с негодованием уставилась на кольцо. Естественно, Гин с ним поделился такой новостью, но зачем разбалтывать другим? И вообще, почему он ей не сказал?

– А вот и я! – запыхавшийся Брайан залетел в лавку со стороны входа, прервав своим эффектным появлением мыслительный процесс Валанди и томительное ожидание Манари.

– Брайан, тролль тебя утопи! – прикрикнула на него солнечная, опять напугавшись. А он только посмеялся над ней.

– Ваши Ангельские слезы, госпожа, – старик протянул флакон с прозрачной жидкостью туманной.

– Давно пора. Столь дорогие вещи хоть и должны быть спрятаны, но не так, чтобы за ними к троллям бегать, – фыркнула Манари и, взяв флакон, поставила его перед носом Валанди. – Считай моим свадебным подарком.

И с этими словами Манари хотела удалиться. Она могла бы и сама передать это Гину, но нет смысла. Зелье куплено, и это главное. Да и… не хотелось с ним видеться после этого разговора. Во-первых, это больно. А во-вторых, если солнечная разболтает о том, что узнала, Гинтар Манари убьёт. Ну или по крайней мере хорошим их разговор не назовешь. Да и вообще, задержалась Манари в этом городе.

– Спасибо, – сказала ей вслед Валанди. Она задержалась, чтобы переговорить с Брайаном об одном из заказов, и подхватив флакон, как самую большую драгоценность, помчалась к друзьям.

В доме каким-то образом она оказалась раньше Манари. Парней обнаружила вместе на кухне, уплетающими мясо. Ну, ел только Зак, а Гинтар просто ковырялся в тарелке. Потупив глаза, Валанди тихо присела на стул между ними и поставила зелье на стол.

– От Манари.

– Я в ней не сомневался, – улыбнулся Гинтар, но… вскакивать и бежать, чтобы влить Кае в рот не торопился. Он искренне страшился, что оборотень просто почувствует силу и нападёт на «Ливафейн» и «Калантара». – И… что мы будем делать? – глупый вопрос. У каждого было свое мнение, но нужно прийти к единому. А вообще, бросив косой взгляд на Закнеыла, туманный подумал, что как-то слишком всё быстро. Он правда хотел дать ему отдохнуть, а уже потом заняться умственной деятельностью. А сам бы пока с Валанди разобрался, но… – Надо что-то решать.

Все уставились на маленький флакон. Валанди думала, что решать надо Заку, но произнести вслух это не решалась. Со стороны выглядело бы, как будто она перекладывает ответственность. Зак слишком устал, чтобы что-то решать. И его все ещё съедало беспокойство. А что, если она обратится и сбежит, получив свою силу обратно? В таком виде он ее не нагонит. Да что обманываться, он и в обычном будет не в состоянии ее догнать.

– Ты Силейз написал? – вдруг спросила Валанди у Гинтара. Он же собирался письма отправлять, может, стоит подождать ответов на них? Хотя тогда может быть уже поздно. – Забудь. Давайте просто сделаем это.

– Кого только вспомнил – всем написал, – устало ответил Гинтар. Он и сам как-то вымотался со всеми этими делами. – В первую очередь Секу. Надеюсь, от него будет самый точный ответ. Хотя и от Силейз могут прийти приятные ответы. Но их остаётся только ждать.

Через какое-то время вся тройка услышала грохот сверху. Разумеется все они повскакивали со своих мест, но один из воинов, проходящий мимо столовой, успокоил их:

– Не беспокойтесь. Она уже давно там буянит – выбраться пытается.

– Окно?.. – в первую очередь спросил Гин.

– Мы всё запечатали, не выберется своими силами.

Ну хоть на этом спасибо. Гинтару, конечно, как и Заку, не хотелось лишний раз вырубать её, но и сердце разрывалось от того, как она там с ума сходила. Можно спросить, а почему её не усыпить заклинанием? Гинтар же проделывал это с солнечными стражниками. Ну, пытался. С Каей не мог. Может, та же проблема, что и у Сека – зверь не давал?

– Так, хорошо, – начал он. – А если её вырубить, связать, напоить, пока она спит, и ждать? Хотя нет… Верёвки порвёт, если начнет обращаться, а цепями себе кости сломает. И Валанди правильно сказала, надо её ещё заставить это выпить.

– Я могу попробовать ее уговорить, – вызвался Зак. – Один раз она меня уже послушала, может, выйдет снова. Но мы должны быть готовы к худшему.

– Начнем с веревки… Надеюсь, нам не понадобятся более серьезные меры, – Валанди заламывала пальцы от нервов.

Гинтару ничего не осталось, кроме как просто кивнуть всем, и пододвинул пузырёк звёздному.

– Хорошо. Но, Зак, сначала отдохни. И ты, Валанди, – с этими словами он накрыл ладонью девичьи руки, чтобы она прекратила так делать – Тебе тоже надо отдохнуть.

– Только недолго, – сдался звёздный. Он и сам ощущал, что вот-вот свалится без чувств. – Разбудите меня через час.

Валанди кивнула ему в ответ, и Зак скрылся в комнате Мору. Солнечная и туманный остались наедине. Только в этот раз ей было неуютно. Она не вырывала руки из ладоней Гинтара, но почему-то чувствовала себя странно. Может, все дело в их небольшой ссоре? Или это так слова Манари повлияли?

«Ага, через час, как же», – Гину было не жалко, но он честно переживал за звёздного, даже несмотря на то, что их отношения немного подпортились.

– Пойдём, родная, – Гинтар сжал её ручки, хотел было встать, но тут заметил её выражение лица, после чего немедленно опустился на стул обратно. – Это ты из-за моих слов, да? Прости, но назови мне хоть одну мою причину беспокойства напрасной.

– Нет, ты во всем прав, это я глупая и бесполезная, – Валанди отвернулась. На самом деле она ещё злилась на то, что у нее не было денег в такой ответственный момент. Нет, ну точно залезет в логово какого-нибудь чудища, выгребет оттуда все драгоценности, а после обязательно вернёт те двести золотых Манари. И озвучила эти планы Гинтару.

– Мне кажется, или я слышу в твоём голосе сарказм? – невесело спросил он, отпуская ручки солнечной. – Ну давай выговорись, милая. Не будем друг на друга злиться, чтобы хуже не было.

– Да не злюсь я, не на тебя во всяком случае, – она сложила руки на груди и закинула ногу на ногу. – Мне не нравится вся эта ситуация. Не нравится, в каком состоянии Кая, и что мы ничего не можем с этим поделать; не нравится, что мы сидим в доме предателя в окружении туманных, которые ни во что меня не ставят; не нравится, что мы застряли в Тиросе, где каждый десятый – искатель сокровищ, который точит на меня зуб.

Валанди поднялась с места и заходила по комнате. Она нервничала, с момента, как попала в голову Каи, места себе не находила. Гинтар следила за ней молча, давая полностью выговориться, и, честно, он даже подумать не мог, что столько переживаний томятся в этом маленьком тельце. Когда дело, как ему показалось, доходило до истерики, он поднялся и остановил ее, хватая за плечи.

– Милая, милая, успокойся! – четко, но негромко начал он. – Насчет туманных… Хватит! Просто игнорируй это. Мы такие, с моей расой ничего не поделаешь, как бы ты ни добивалась их расположения. Те, кто живут на острове – они признают лишь туманных. Хватит это принимать на свой счёт. Ты с этим ничего поделать не сможешь.

И на этих словах он обнял солнечную. Конечно, она не только о его сородичах говорила, но лишь на это он мог ответить. Что с Каей? Он и сам переживал, ему не нравилось, что подруга в таком состоянии, что ему даже не обнять её и не поговорить. И дом этот он тоже ненавидел – Валанди не знала, но Гинтар, когда они вернулись сюда, попросил туманных убрать всё портреты Мору и его подруги, коих тут было пять штук в разных местах. А вот про искателей он не знал и обеспокоенно посмотрел в лицо солнечной:

– К тебе кто-то лез? – это первое, что он спросил, ведь когда они были вместе, он не замечал, что кто-то смотрит на неё косо, или что она увидела кого-то знакомого. И конечно эти слова особенно ударили в его голову.

– Нет, но я видела несколько знакомых лиц, и все они были не из приятных. Это не веселые братья Фрид и Трен, они готовы порвать любого в погоне за добычей. В нашей работе очень велика конкуренция. Ты либо берешь опасные заказы, на которых мало кто хочет рисковать, либо пытаешься обогнать других.

Валанди обняла Гинтара, чтобы почувствовать его тепло.

– Я не боюсь, но… Мало ли что взбредёт в голову таким людям, а здесь их собралось необычно много.

Гинтар тяжело вздохнул, прижимая эльфийку к себе крепче.

– Всё упирается в Каю, родная. Как только она придёт в себя, мы стрелой умчимся из этого проклятого города. В тот же вечер! – приподняв лицо красавицы за подбородок, туманный невесело поцеловал её в носик. – Меня не радует мысль тащить её связанной, хоть мы так сделать и сможем. Но до тех пор…

Гинтар был между двух пропастей: любимая женщина, которой плохо находиться здесь, и которую бы он на руках вынес из Тироса, а с другой стороны благополучие лунной. В голове Гина проскользнула мысль о предложенной идеи исполнить обряд, но… Одно только представление, как Кае будет плохо в этот момент… А если получится, то они уже через час смогут бежать отсюда, а сама Кая после понимания всего ни на кого злиться-то и не будет. Но она может кричать, звать на помощь… Но этого туманный уже просто не выдержит.

– Знаешь, а может, вы с Заком просто пойдёте вперёд, а я дождусь писем, и, узнав, как снять это, мы вас нагоним? – предложил туманный.

– Нет, – Валанди протестующе замотала головой. – Мы поможем Кае, и все вместе отправимся дальше. Не беспокойся так за меня. Стычки между искателями – не редкость, но Тирос и ещё несколько городов считаются нейтральной территорией. Наверное, это все нервы, становлюсь параноиком. Тем более я не оставлю тебя наедине в Манари, – она ещё крепче его обняла. – Ты мой, ясно?

– Более, чем ясно, – улыбнулся Гинтар, теперь уже целуя губы Валанди. И всё же, хоть она, может, и успокоила себя такими словами, сам же Гинтар только лишний раз занервничал и сделал пометку в голове, что Валанди одна больше из дома не выходит. Хватит с него того, что со второй любимой женщиной такая история приключилась. – И всё же я настаиваю, чтобы ты тоже отдохнула, – и прежде, чем она открыла ротик, на губы которого туманный тут же опустил указательный палец, улыбнулся и добавил: – Я буду с тобой всё время, договорились?

– Наверху слишком громко, может, просто посидим здесь?

Валанди улыбнулась ему в ответ и за руку привела к скромной кушетке у окна в небольшой гостиной. Когда Гинтар устроился рядом, она положила голову ему на плечо.

– Все мои усилия избавить тебя от стресса пошли лесом, – грустно проговорила солнечная, прикрывая глаза.

И словно в доказательства её словам, наверху что-то во что-то полетело, наверное, стул, бывший стул. Гин тяжело вздохнул и приобнял Валанди, кладя свою щеку на её макушку.

– Нет, это не так. Было прекрасно, даже бесподобно. И я правда на время забылся. Зато о тебе я как-то не подумал. Самой, небось, всё это уже на нервы действует, – наконец-то шумы сверху прекратились, но Гинтар почувствовал магию наверху – воины, судя по всему, зачаровали стены той комнаты, дабы не было шумно. Но это всё равно не избавило от знания того, что там происходит. – Знаешь, может, мы с тобой в таверне сегодня переночуем? – и несмотря на то, с какой лёгкостью Гинтар бросил это предложение, сам он уходить не хотел, но и солнечную оставить не мог. Как уже и сказал выше – одну теперь никуда не отпустит. А здесь у Каи был свой сторож. Валанди вновь не дали слово вставить: – Ты умоешься, отдохнёшь, я закажу лучшую комнату, – и с хорошо сыгранным желанием добавил: – На этот раз я постараюсь снять с тебя стресс.

Почему желание было сыграно? Хотел, конечно, хотел её всегда! Но стоит ли раз за разом повторять то, что на них навалилось? Однако, туманный на практике убедился, что это действительно как-то… разряжает.

– Искуситель, – игриво шепнула Валанди, соглашаясь на это предложение.

========== 31. Целебное влияние любви ==========

Ночью, когда Закнеыл понял, что разбудить его так и не удосужились не то, что через час, а вообще, он пошёл на поиски Гинтара, чтобы сказать большое «спасибо», но в доме никого, кроме спящей на первом этаже Манари и воинов, сторожащих её дверь и дверь лунной, не оказалось. Один из них всё-таки удосужился звёздному ответить:

– Слышал только, что они ушли ночевать в другое место.

В комнату лунной его пропустили без проблем, уже получив указание на его счёт от туманных богачей. Её комнату было не узнать. То, что когда-то было столом, валялось поломанным под окном, в которое, судя по всему, оно летело. То же самое со стульями, вазами. А зайти к ней было весьма проблематично – дверь была забаррикадирована второй кроватью. Уже хороший признак – она не пала духом.

В темноте он хорошо видел ее, в отличие от Каи, которая потеряла и эту способность вместе со зверем. Она сидела в самом дальнем от двери углу, обхватив свои колени руками.

– Кая, – позвал он ее, но в ответ услышал лишь рык. – Это я, Зак. Хочешь поесть?

– Я ничего не хочу, выпустите меня, – прошипела лунная. «Дурмана мне подсыпите. Неужели считаете, что не догадаюсь?».

Казалось бы, недавно же вроде всё было хорошо. Но когда в комнату ворвалась Ливафейн, «Зак» ничего не предпринял. Напротив, даже позволил этой стерве что-то сделать. Кая так и не поняла, что, но после этого у неё жутко болела голова. И когда на неё напала толпа звёздных, пытаясь схватить или ударить, доверие вновь понизилось.

Зак вздохнул и тем самым выдал, что приблизился.

– Я не могу отпустить тебя, ты же знаешь, – сказал он, присаживаясь на корточки напротив нее. – Давай опять поговорим? – и не дожидаясь ее ответа, принялся рассказывать последние события: – Гинтар с Валанди очень переживают за тебя. А ещё здесь Манари. Ты бы видела, как Валанди ходит вокруг Гина, словно волчица охраняет свою территорию, – и усмехнулся по-доброму.

– Хватит, – резко перебила его лунная.

Подняв голову, она пыталась отыскать взглядом его лицо, дабы посмотреть в глаза, но в итоге смотрела не то на нос, не то на губы. Как же невыносимо быть таким… слепым на слух, нюх и зрение! Вся эта непонятная ситуация, эта борьба внутри… Это выводило, это злило. Голод и жажда тоже давали о себе знать – Кая чувствовала, что она просто начинает срываться в пропасть. Голос её повышался с каждым словом, истерика накатывала с каждой минутой, а присутствие того, на кого она даже не знает, как смотреть, просто выбивало из колеи.

– Я требую, чтобы меня отпустили! Настоящий Зак дал бы мне свободу, несмотря ни на что. Хватит этого спектакля. Раз уж не хочешь говорить, зачем я тебе, то хотя бы не показывайся мне на глаза! – она резко подалась вперёд, но лишь за тем, чтобы толкнуть Закнеыла. Сил в этом тельце уже было немного, так что он с лёгкостью устоял, зато немедленно вскочила лунная. – Убирайся отсюда! Не знаю, что ты задумал, но знай, этого не выйдет! Хочешь обменять меня на кольца? Так я отказываюсь есть и пить! На труп ты уже точно ничего не обменяешь!

– Я говорил, что кольца у меня, показывал их тебе, – Закнеылу приходилось повторять все по новой.

В первый раз он с таким трудом добился ее расположения, а теперь все с начала – немного раздражало. И опять она заладила про кольца, но в темноте их не увидит. Он снял перчатки, откидывая их в сторону, и схватил ее за руку, забыв о предосторожности. Он вложил ее кисть во вторую руку, чтобы она могла нащупать кольца.

– Не трогай меня!

Конечно нащупала, а кто докажет, что это те самые кольца? Она их только чувствует, но колец в мире тысячи! Кстати, ведь он мог просто воспользоваться темнотой! Да, показывал, Кая их помнила, но с того момента она ничего не ела и не пила. А если, чтобы поддерживать в ней какие-то галлюцинации и неспособность обратиться, её нужно чем-то накормить? Не зря же звёздные то и дело пытались её накормить.

Рука Каи тут же сжалась в кулак, она отказывалась ощупывать кольца, так как просто не видела в этом смысла. Но и столь наглый жест не оставила без внимания – теперь-то она примерно знала, где он, и немедля вцепилась в руку зубами, не сдерживая сил при укусе.

– Ай, Кая, это больно, – зашипел Зак. Он выпустил ее руку и вырвался. От боли у него аж искры в глазах появились, а на руке он почувствовал кровь. – А говорила, не голодна, – невесело усмехнулся. – Когда мы вернём тебе зверя, обещаю, что не буду больше препятствовать охоте, а то ты меня съешь.

И хоть он пытался пошутить, а в мыслях крутилось, что нельзя ей сейчас давать зелье, а то она его загрызет.

– Да я тебя сейчас готова сожрать, – отойдя от него на два шага назад, почти спотыкаясь о поломанный стул, лунная сплюнула его вкус и вновь вслепую посмотрела на него. – Я сказала тебе: убирайся! Ты – ничтожество, как и все твои воины, жалкие убийцы и мародёры, не достойные жизни! Мне отвратительно находиться в одной комнате с таким чудовищем, как ты! – может, хоть так она заставит «Калантара» убраться отсюда? Выплёвывая каждое слово звёздному королю, Кая попыталась толкнуть его ещё раз, убеждая в серьёзности и искренности своих слов.

Ее слова больно ударили ему в самое сердце. Это стало последней каплей в чаше терпения. Зак схватил непослушную лунную, когда та попыталась его толкнуть.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю