290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 41)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 41 (всего у книги 66 страниц)

– Что же тогда ваш старейшина этим не воспользуется? Всё равно же силы не тратит, – спросила Кая.

– Не хочет, значит. Пойди да спроси у него, – и опять милая улыбка. За что и получил пинок от Каи в голень. Она открыла рот, чтобы ещё и добавить что-то к этому, но услышала шаги, и все обернулись в сторону подходящего Мору. В его руках была свёрнутая лежанка, которую он тут же расстелил у костра, но сам не лёг, сел между туманным и лунной. Видимо, не скрылось от его взгляда это «избиение».

– Вы решили? – спросил он.

– Идём, – Закнеыл материализовался за спиной у Мору.

Валанди хихикнула на это, кажется, догадалась, в чем настоящая причина такого поведения Зака. Хоть его объяснение и было логично, но это ещё не всё – она заметила заинтересованный взгляд лунного на Кае. Зря он, конечно, позарился на подругу звёздного. Валанди лишь надеялась, что он не додумается прихлопнуть Мору из ревности – это невежливо.

– Да, пойдем, – поднялась солнечная. – Мы немного передохнули и подкрепились, но я бы ещё не отказалась от порции крольчатины или пирога.

– Так быстро? – спросил лунный. Очень уж он старался игнорировать звёздного, списывая его поведение на особенности расы, но по спине мурашки так и бегали. – Я пойму, если вы захотите переночевать здесь. У меня, конечно, всего одна лежанка, но вот туманный выглядит не очень хорошо. Да и рядом с водой не так опасно.

Но Гинтар только покачал головой.

– Нет, спасибо, лучше где-нибудь остановиться в ночь. Если честно, я уже эту воду видеть не могу, – слабо улыбнувшись, он осмотрел своих спутников. Кая колебалась – она вроде и хотела двинуться в путь, но как-то действительно хотелось передохнуть. Но, раз Валанди встала, вместе с ней встали и туманный с лунной.

Мору собрал лежанку обратно, накинул лук, колчан и сумку, и, присыпав костёр песком, указал путникам рукой в нужном направлении.

Некоторое время они шли молча. Мору то и дело наблюдал за Валанди и Гинтаром, как они шли вместе, как Гин то и дело «случайно» касался её рукой. Он только улыбнулся этой картине, после чего перевёл взгляд на звёздного. И как им не страшно держать в товарищах… этого? Неужели не страшно, что он всадит клинок в спину? Вон они у него какие острые…

И всё же, пока он стоял позади Мору, луной и туманного, они никак не реагировали, что говорило о полном доверии к столь страшному представителю. Но он не мог так просто. Хотел спросить у туманного, но тот о чём-то тихо говорил с солнечной, оттого подошёл к Кае.

– А от звёздного в городе проблем не будет?

– Только если все будут в ужасе бегать, – усмехнулась лунная. – Нет, Зак не такой, как другие, можешь не беспокоиться.

Зак шел позади всех и сверлил глазами спины лунных, которые так хорошо спелись за короткое время. Он даже к Сектару не так ревновал, как к этому. Все дело в одном виде? Постойте, он, что, ревнует? И эта мысль его настолько ошарашила, что он замер на месте, удивлённо смотря на Каю и Мору. «Да ну, бред какой-то», – Зак мотнул головой, сбрасывая эти мысли, и возобновил шаг.

Но Мору быстро потерял интерес к лунной, если учесть, в каком она расположении духа была к чужаку. Зато Гинтар стал с ним разговаривать. Он спрашивал о городе, о том, мешают ли лунные, хоть тех и отделяют горы.

– В последнее время они стали чаще приходить через город. Говорят, там главный сменился, жить стало невыносимо. Но и в городе не задерживаются – не для них эта жизнь.

– А кто именно был? По именам вспомнишь? – оживилась Кая.

– Так-то не вспомню… Хотя, одна барышня уж очень запомнилась. Очень вспыльчивая была, с шрамом на кончике носа. Знаешь такую?

– Да. Та ещё шкура.

– Вот и наши мужики говорили то же самое, – улыбнулся оборотень. – А ты, Валанди, откуда?

– Сильверсан, – ответил за подругу Гин.

– О, я слышал много хорошего об этом городе. А почему ты не там осталась, раз ушла из стаи?

– Городская жизнь тоже не для меня. Да и плохо меня в городах принимали.

– Это ты про случай, когда чуть не разорвала бедного сапожника? – засмеялся туманный. – А он всего-то сделал тебе замечание о том, чтобы не ходила босая.

На это усмехнулся и сам Мору. Хотя, честно, хотел засмеяться в голос. Вот та, со шрамом на носу, примерно такого же типа была. И на глупости злилась, и просто так могла из себя выйти. Но из-за ее нелюбви к городским Мору так и не смог узнать больше о диких оборотнях. А ведь было интересно, как живут собратья.

– А какими судьбами с вами… звездный? – если честно, этот вопрос долго у него сидел в голове, и даже после всего рассказа путешественников, не мог понять, как Зак оказался здесь.

Закнеыл не намерен был вести светские разговоры, однако, поумерил свое раздражение и ответил, подходя ближе.

– Жизнь в крови и разврате осточертела, – коротко описал он ситуацию. Поравнявшись с Каей, обратился только к ней: – После того, как отдохнем, я научу тебя некоторым приемам. Время тренировки выбери сама, но больше откладывать нельзя.

Зак опять притормозил, чтобы остаться позади и следить за окружением. Что-то его беспокоило помимо Мору.

Мору хотел было ответить что-то хорошее, мол, молодец, или ещё какую-нибудь глупость, но тот тут же отошёл назад. Ну и ладно. Значит, вообще разговаривать не хочет. Зато это дало ему новую тему.

– Ты тренируешься?

– Да… собираюсь, – но посмотрела на него взглядом наивысшего существа, который разговаривает со слепцом. А что, не видно, что у неё клинок торчит из-под плаща?

– А из лука стрелять умеешь? Я мог бы тебя научить.

– Она месяц не может начать с Заком тренироваться, а ты уже ей лук предлагаешь, – вставил своё Гинтар, оборачиваясь. – Тем более, у нас не будет времени на это, Кая.

– Но я и не собир…

– Закнеыл, что-то не так? – перебил подругу туманный. Обернувшись, он почти сразу увидел возвышавшихся над лунными звёздного, и то, как он странно разглядывал окружение, напрягло Гина. Одновременно с этой фразой уже на рефлексе обернулись и остальные.

– Нет, но… – Зак сам не знал, что было не так. – Вам не кажется, что в этом лесу слишком тихо?

Звёздный прислушался снова, когда все замолчали. В отдалении запел соловей, но больше не было никаких звуков: ни шороха листьев на ветру, ни шевеления обитателей леса, даже насекомые не жужжали. Да и вглядывание в темноту ему ничем не помогло понять столь странное явление. Со своим зрением он не увидел ничего, что могло бы выбиваться из общей картины этой глуши.

– Не удивительно, – пожал плечами Мору. – Мы только что разожгли костёр и пожарили мясо. Все звери, почуяв это, разбежались. Да и кто должен быть рядом с морем?

– Мы не в том положении, чтобы вот так рисковать, – заметил Гин.

– Мне не трудно ускориться. Но дамы-то этот темп выдержат? – спросил лунный вроде как и Гина с Заком, но оценивающе посмотрел на эльфиек. Нет, он правда, как джентльмен, беспокоился за их физическое состояние.

– Смотри сам не отстань, – фыркнула Валанди и подмигнула Кае. Уж она-то на охоте такой темп задавала, что Валанди прилично натренировалась поддерживать ее скорость. Хотя они сейчас были не в лучшей форме, но вот Кая точно им всем фору даст, если обратится. Кая только улыбнулась солнечной.

========== 26. Собака раздора ==========

Но следующие три дня прошли в неком напряжении. Гинтар не мог не принять во внимание слова Закнеыла, от чего сам всю дорогу прислушивался и нервничал. Зато Кая… она становилась всё расслабленнее. Мору заводил с ней общение постепенно. Сначала это были безобидные вопросы, а потом даже небольшие диалоги составлялись.

За эти два дня Сектар попытался связаться с Валанди один раз. Но, услышав, что всё хорошо, он больше не разговаривал. Да и голос у него был каким-то… уставшим. Может, что-то связано с работой?

И вот они пришли в Тирос. Милый городок, тише Доусона, спокойнее Ниварны, но намного меньше Сильверсана. Да и преимущественно здесь жили именно люди. Лишь изредка можно было встретить гнома или туманного эльфа. Мору все улыбались, махали руками, а он, лишь единожды оставив компанию, продал тушки какому-то знакомому и повёл их дальше. Дом его был в самом центре города, где жизнь кипела, все шумели, кричали, торговали. Это был старенький, двухэтажный, но очень маленький домик, хотя для гостей места явно были.

– Простите, что не убрано, всё-таки четыре дня отсутствовал. Наверху есть две комнаты и одна внизу. Можете располагаться, где хотите.

– Наконец-то я высплюсь на мягкой постели, – потянулась Валанди и первой поскакала по лестнице наверх, выбирать комнату для них с Гинтаром.

Закнеыл молча прошел в дом, по привычке осмотрел все темные углы и посчитал входы и выходы. С каждым днём он становился все мрачнее, с Каей так толком и не разговаривал и бесился из-за присутствия Мору.

Сам же лунный улыбнулся, смотря на занятную солнечную. Она его всю дорогу забавляла. Интересная леди, весёлая, даже какая-то жизненная. Очень хотелось с ней пообщаться, но и с туманным ему удалось перекинуться парой слов.

– Ну на втором этаже в каждой комнате по две кровати, можете туда. Я же буду внизу. Моя – слева от столовой. Отдыхайте.

И с этими словами, не дождавшись ответа, Мору ушёл из дома вовсе. Гинтар с улыбкой похлопал Каю по плечу, но сам был просто не в силах разговаривать. Наконец-то мог показать свою немощность перед друзьями. Поднявшись на второй этаж и зайдя в помещение, где уже была открыта дверь, он заметил, что тут кровати были одноместные, в большой комнате их было две штуки, а между ними круглый симпатичный стол. За окном медленно тянулся вечер, а наглухо закрытые окна не позволяли лишнему шуму просачиваться в дом.

Гинтар подошёл к кровати, у которой уже стояла Валанди и, сев на неё, обнял эльфийку за талию и притянул к себе, устало утыкаясь в животик.

– Устал? – спросила Валанди. Глупый вопрос, конечно, но ей хотелось что-то сказать. Она обняла туманного за шею и принялась поглаживать по голове. – Ложись и поспи. Я тут пошумлю немного, но ты не обращай внимания. Это недолго.

Но она не сделала ни шагу, ожидая, когда он сам отпустит ее. А он не отпускал, только покачал головой, щекоча носом живот.

– Чем быстрее я лягу спать, тем скорее наступит завтра, и тогда нам нужно двигаться вновь. Я так посижу. А ты со мной, хорошо? Хотя, чего я тебя спрашиваю? Всё равно не отпущу.

Она почувствовала улыбку на своём животе, после которой его руки стали поглаживать спинку.

– Сама-то как? Почему ты собралась шуметь?

– Все хорошо, не беспокойся за меня. Хотела сдвинуть кровати, но, может, мы и так поместимся, зато ближе будем.

Валанди попыталась уложить Гинтара, но он все не хотел отпускать.

– Не сопротивляйся. Не буду ничего делать, сразу к тебе лягу, – пришлось пообещать, прежде чем Гин поддался на уговоры.

Как и сказала, стоило туманному устроиться на кровати, Валанди прилегла рядом, обнимая его. Немного тесновато, но как приятно было наконец остаться с ним наедине, вот так рядом друг к другу. Так и уснула бы, вдыхая ставший родным запах, но он просил побыть с ним.

– Кстати, сколько тебе лет на самом деле? – поинтересовалась солнечная, приподнимаясь на локтях, чтобы смотреть в лицо Гинтару. – Кая сказала, что ты постарел лет на пятьдесят, но выглядишь на все пятьсот. Не может же быть тебе так много?

– Не так много, как тебе кажется, – улыбнулся он. Туманному было неудобно. Он не хотел лежать боком, а кровать только два бока и могла вынести. Оттого схватил солнечную и, перевернувшись на спину, уложил её на себя. – Это из-за магии я так выгляжу старо. Лучше скажи, сколь тебе лет, а потом я отвечу, – улыбнулся он с хитрецой.

– Ты и так знаешь, я проболталась в самом начале знакомства, – буркнула Валанди и залилась краской. Она, как вчера, помнила тот день, когда впервые привела всю компанию к сестре, и при всех ляпнула, что ей почти сотня лет. Тихо, пряча лицо в грудь ему, произнесла: – Девяносто шесть через месяц.

– Ты ещё такая малышка, – мило улыбнулся Гин. И с его новым лицом это было даже как-то по-отцовски. – Но знаешь, кажется, что Кая намного младше тебя. Ну, а мне… – Гинтар сделал долгую паузу, во время которой с издевкой смотрел на солнечную, но когда она хотела поднять голову, сказал: – Сто девяносто три. Я тебя старше на сто лет, – и зачем сказал это? Но ему нравилось. Отчего-то чувство ответственности за это маленькое чудо возросло в несколько раз. – И когда ты собиралась мне сказать о дне рождения? – с укором спросил он, опуская ладони на её голову и прижимая к груди сильнее.

– Когда-нибудь да рассказала, – отводя глаза в сторону, увильнула от ответа солнечная. Ей вдруг подумалось, что это, получается, и Сектар старше, а она к нему как к младшему относилась. Но она поспешила выкинуть эти мысли подальше. – Ну вот, получается, я самая младшая. Буду называть вас старикашками, – усмехнулась и шуточно пощекотала его.

– Не старикашки, а опытные, – всё с тем же хитрым прищуром ответил Гин. Вот что имел в виду? На этот вопрос он ответил тем, что, взяв под руки солнечную, подтянул выше к своему лицу и поцеловал. Коротко, но глубоко, горячо, чувственно. Уж на эти поцелуи у него силы всегда есть, если учесть, что для него они были сродни с источником вечной силы и жизни.

Этого поцелуя, да и учитывая положение Валанди, было достаточно, чтобы Гинтар возбудился, о чем тут же прокричал маленький… то есть нормальный сигнал. Туманный смущенно отвернулся, мысленно ругая себя за столь открытую слабость, и повернул лицо, выбирая объектом изучения стол.

– Прости, – только смущенно сказал он.

– Что ты? Тебе не за что извиняться, я наоборот рада, что даже в таком состоянии ты на меня реагируешь, – она повернула его лицо обратно и стала с любовью разглядывать: маленькие морщинки в уголках глаз, складочку на лбу, которая под челкой и не заметна; провела пальчиками по щеке и губам – все такой же ее Гинтар. И плевать она хотела на то, как он выглядит. – Ты самый красивый эльф, которого я встречала.

– Даже если вот так? – раз, и он постарел ещё на лет сто. Теперь волосы были не серебряными, а седыми, морщинки стали глубже, кожа повисла и иссохла, но это волшебство продлилось лишь три секунды – не хотел уж совсем над ней издеваться. Сначала он с улыбкой смотрел в её глаза, после чего решил таки ответить на последнюю фразу: – А я влюблён в самую прекрасную солнечную.

– Да, даже через сто лет, через двести… Да хоть на закате времён ты останешься для меня самым красивым, самым важным, самым любимым эльфом, – Валанди поцеловала его и обняла ещё крепче, передавая через эти прикосновения всю свою любовь. Оторвавшись, она положила голову ему на плечо и заговорила. – Хочешь, я сделаю все сама, как в прошлый раз, а ты будешь просто лежать и получать удовольствие? – и рука ее потянулась вниз.

– Тогда я получу физическое удовольствие, но не более, – туманный перехватил её руку и притянул к своему лицу для поцелуя. – Обещаю, я обязательно восполню этот небольшой пробел, а пока давай реш… – Гинтар хотел было поцеловать кисть, но его губы наткнулись на что-то металлическое, и он удивленно скосил глаза на перстень. – Я не помню его у тебя. Где успела купить? – спросил он искренне веря в простоту этой безделушки. Хотя его и поразила эта простота – не такое Валанди носит.

– Нашла на берегу Хэтоги. Подумала, что вернусь, чтобы поискать другие сокровища, но случая так и не представилось, – она давно придумала эту ложь, и хоть врать Гину было очень неприятно, но она все ещё боялась Сектара и того, что он обещал сделать, если она все расскажет. – Не обращай внимания, я его продам при первом же удобном случае.

«Какая умная девочка», – не заставил себя ждать Сектар. Ну вот и голос повеселел, и словно сил набрался. И именно в этот момент он решил с ней заговорить! А что? Услышал в её мысленном воспроизведении слова Гина, так сразу уши навострил.

– И правильно, обычное серебро, – коснувшись ладонью щеки, Гин погладил её и скользнул рукой на затылок, но лишь для того, чтобы зарыться в золотых волосах. – Я вижу тебя в прекрасных драгоценных камнях, найденных тобой в твоих приключениях. Вижу изумрудную диадему и рубиновые серьги.

«Скучно, Гин, очень скучно, – и Сектар видел этот образ, потому что его представляла Валанди. – Женщинам это слушать может быстро наскучить».

– А подле меня прекрасный мужчина в серебре, – она обвела рукой брошь и перенесла ее на голову, перебирая серебряные волосы, – и танцуем мы на горе из золота.

Валанди засмеялась. В сознании она шикнула на назойливую муху по имени Сектар и попыталась снять кольцо, но одной рукой не вышло.

– Моя маленькая, – ласково прошептал Гин и обнял Валанди так крепко, как только мог. Он попытался лечь так, чтобы ей было удобно и ничего не упиралось, прикрыл глаза и правда попытался уснуть.

«Не шикай на меня, женщина. И ты всерьёз любишь эти сопли? Знаешь, мне казалось, что ты выше этого. Неужели не хочешь, чтобы в таком положении он хорошенько шлёпнул тебя?» – опять он со своими пошлостями. Нет, нужно снимать кольцо, иначе до добра не доведёт. Ведь сразу после его слов было ощущение, что чья-то мужская рука действительно приложилась к ягодице Валанди, да ещё и с размаху, но не последовало даже звонкого шлепка. Однако она лежала так, что соединить руки, не потревожив Гина, не было возможности.

«Отстань от меня, – мысленно огрызнулась солнечная. – Мне не нравится грубое обращение. Я хочу, чтобы ко мне относились с подобающим уважением. Если ты не способен на такую мелочь, то пошел вон из моей головы».

«Ох, прошу моего прощения! – не стоило ей этого говорить, ведь эти слова дали Сектару зелёный свет. Значит, можно, просто так, как нравится ей. Хорошо. Место «удара» тут же стали поглаживать невидимые руки, нежно хватая, мня ягодицы солнечной, а в конце даже можно было ощутить лёгкий укус. – Вот так, моя нежная принцесса?»

«Я не это имела в виду! А то, что ты мог бы не поступать… как мудак. Если не уважаешь меня, то подумал бы о Гинтаре. И не стыдно приставать к девушке брата?» – хотя она тут же вспомнила все истории про бывших Гина. Именно Сектар их соблазнял. Мысленно хлопнула себя по лбу – этот эльф и не слышал о совести.

«Я сейчас сижу и пью чай у себя в комнате, читаю отцовские отчеты. Я к тебе пристаю? Где? Когда?» – и всё-таки слова Валанди его явно задели, голос тут же исчез из головы, и не было никаких чувств, что он ещё там.

Наконец-то она смогла вздохнуть спокойно, и зарывшись лицом в грудь туманного, слушала ровное сердцебиение, пока не уснула.

***

Кая бросила на Зака взгляд и махнула головой в сторону лестницы, мол, пошли. Поднявшись по скрипучим ступенькам, она услышала в одной комнате два голоса и вошла во вторую – кстати, это и был весь второй этаж: две двери и лестница.

Комната ничем не отличалась от второй: две кровати у противоположных стен, и столик посередине. Кая села на одну из кроватей и оглянулась, вдыхая воздух. Всё было пропитано даже не парнем, а запахом лунного. Как непривычно и как… Наверное, было всё-таки то, по чему она скучала из жизни в стае.

– Ты был каким-то совсем молчаливым, – решила отвлечься она, обратившись к Заку. – Устал?

– Есть немного, – он устало вздохнул и быстренько подошёл к Кае, обнимая ее и утыкаясь носом в макушку. Всю дорогу он мечтал сделать это, но Мору постоянно крутился вокруг лунной. И вот наконец он мог вдохнуть ее запах, прижав к себе так близко. – А ты как держишься? Мы не отдыхали нормально с острова туманных. Да и там не особо могли расслабиться.

– Согласна, – блаженно прошептала лунная, чувствуя, как она расслабляется в его руках. Уже думала, что обидела его чем – расстраивалась; думала, что избегает злости Гинтара – злилась. – Да, я тоже немного устала, но не так, как Гин. Да и ты тоже больше работал. Я пойму, если ты сейчас ляжешь спать. Можешь не тратить на меня силы, – а сама только обняла его крепче, но всё же нехотя отпустила. – Надеюсь, Гинтар с Валанди согласятся уйти уже завтра на рассвете.

– Гинтару не помешает хорошенько выспаться, – он выпустил Каю из рук и, сев на кровать, поманил ее к себе. – Я правда устал, но ещё больше я хочу провести время с тобой, без назойливого парня рядом.

Он странно фыркнул, говоря о Мору, и подложив подушку под поясницу, облокотился на спинку кровати.

– Назойливого парня рядом? – усмехнулась Кая, садясь на Зака верхом. Так хоть она с легкостью могла положить голову ему на плечо или обнять за шею и лишний раз не тянуться. – Знаешь, а мне он показался нормальным, по крайней мере по сравнению с моими бывшими членами стаи. Я его даже больше за человека считаю, совсем в нём зверя не чувствую, – выпрямившись, она посмотрела с улыбкой сначала на звёздного, потом на его волосы, одну прядь из которых взяла и просто стала играться пальчиками. – Интересно, он волк или кот. Как думаешь?

– Мне все равно, я не хочу, чтобы он вертел хвостом перед тобой, – неожиданно завелся Зак, но тут же успокоился. – Прости, я сам не свой из-за него. И даже не знаю, почему так.

Он отвернулся и нахмурил брови, смотря куда-то в стену.

– Ты чего? – не удержала смеха лунная. – Какие глупости! Никто хвостом не вертит. Он и с Валанди общался тоже, это ведь ничего не значит, – Кая долго ждала, когда звёздный посмотрит на неё, но этого не происходило, и она с лукавым взглядом заставила его посмотреть на себя, обхватив лицо ладонями и повернув к себе. – Мой тёмный принц, да вы ревнуете?

– Чушь, я не ревную, – проворчал он. – Было бы к кому. Этот недорослик ни в какое сравнение со мной не идёт.

Закнеыл гордо выпрямился после слов о принце. Именно, кто он, а кто Мору? Да он был самым завидным женихом среди звездных и не только из-за своего положения.

– Иди сюда, – он притянул Каю к себе, хотел поцеловать, но в последний момент просто прижал ее к себе. – Никому не позволю тебя забрать у меня.

Кая смешно надула губы на его слова о ревности, но как можно обижаться после таких слов, и когда тебя хотят поцеловать такие…

– Эй, что за дела? Уже столько дней прошло, можешь хоть один разок поцеловать?

Вот только пусть теперь попробует поймать её губы, не даст в наказание. Но тоже в её голову ударило слово «принц». Кая вновь отпрянула от Закнеыла и спросила уже серьёзно:

– Ты говорил, что звёздные могут искать тебя. После того, что было, думаешь, они не побоятся?

– Ты их не знаешь. Они мстительные и жестокие, – Зак отпустил ее и снова откинулся на спинку. – Отец не оставит это просто так. Он захочет вернуть кольца, а значит, будет гоняться за мной. Вы тоже попадете под удар за помощь мне.

Он вздохнул, погружаясь в невеселые мысли. Ему совершенно не хотелось подставлять всех остальных, а особенно подвергать опасности Каю. Опять в памяти всплыло предупреждение Сектара. Он взглянул на девушку и… все плохие мысли смело. Она сидела на нем, такая бодрая и полная жизни, просто не мог представить, как эти прекрасные глаза больше не смогут посмотреть на него.

– Ты такая хорошенькая, – вдруг сказанул Зак, разглядывая всю лунную.

– А ты наглый льстец, – и хоть она смотрела на него с неким беспокойством после таких слов, почти сразу растаяла от последней фразы. – А ещё любитель резко скакать по темам. С чего это вдруг такой комплимент?

Но она понимала, что дело скорее в том, что он сам просто не желает думать о плохом. Что ж, Кая поддержит эту мысль. Хотя очень хотелось расспросить об отце. Непонятно, почему. Вот Гин и Валанди познакомились с родственниками друг друга. Не то чтобы лунная хотела знакомиться с его отцом, но просто…

Раздался стук в дверь, но она так и не открылась.

– Не спите? – спросил тихо Мору за ней. – Может, вам что-нибудь принести? Мы шли с самого утра, не желаете попить?

Кая не могла отказать себе в удовольствии наблюдать за Заком и за его реакцией на оборотня, дабы потом ещё раз припомнить о ревности. Так и села на нём: руки скрещены на груди, выпрямленная спина и ожидающий взгляд глаза в глаза.

– Какая забота, – процедил сквозь зубы звёздный, а лунному ответил: – Можешь оставить за дверью, спасибо.

А хотя, он же может повернуть все в свою пользу. И Мору на место поставит, и Кае покажет, кто главный.

– А вообще, заходи, я кое-что спросить хотел, – Зак нехорошо так улыбнулся, совсем как звёздный. Хотя он им и являлся.

– Ты чего? – шикнула ему лунная за первую фразу. Уж насколько её дикаркой обзывали, но о приличиях она немного, но знала. А после приглашения войти, так вовсе вскочила на ноги так быстро, что звёздный даже поймать не успел.

Как раз к этот момент неспешно открыл дверь Мору и с удивлением заметил, что по комнатам разделились все… не на мальчики-девочки. Но значения этому не придал.

– Не смей грубить, – прошептала Кая так, чтобы только Зак и услышал. Ах да… Мору же оборотень – тоже услышал.

– Всё хорошо, я знал, на что иду, приглашая вас всех, – особенно чётко он сказал последнее слово. Но обидеть гостя никак не желал. – Так что ты хотел, Закнеал?

Это что, у всех оборотней так? Зак скривился, услышав его произношение, но ничего не сказал по этому поводу. Он потянулся на кровати и поднялся, медленно подошёл к хозяину дома, не отрывая глаз от него, взял с подноса стакан воды, принюхался и только после сделал глоток.

– Где в Тиросе можно обменять драгоценные камни на золото? – спросил он, забирая и второй стакан. Отвернувшись, подошёл к Кае и передал его. Зак положил руку на плечи девушки, приобнимая, и опустился к самому уху, прошептал очень тихо, что только она могла услышать: – Стесняешься меня? – после чего перевёл на Мору внимательный взгляд.

– Тирос – бедный город, – обхватив пальцами подбородок, задумался Мору. – Много ты продать точно не сможешь, но вот купить их может Брайан – местный собиратель антиквариата. Боюсь, только к нему можешь обратиться.

Кая, пока оборотень говорил, недовольно смотрела на звёздного снизу вверх, изредка попивая воду. Она много чего хотела высказать по поводу его слов, но сама не могла к его уху даже приблизиться, а так шептать – Мору услышит.

– Прости, я тебя перебью, – ладно уж, хоть с лунным погорит. – Его зовут Закнеыл.

– Но… разве ты не…

– У меня проблемы с произношением. Детская травма, – Кая плечами пожала, мол, бывает. Мору, конечно, всё понял, ведь сейчас-то нормально произнесла. На это лишь добро усмехнулся девушке.

– Тогда прошу прощения, Закнеыл. Брайан – человек. Если выйти из моего дома и свернуть на главную улицу, то через три поворота повернуть налево. Там сразу можно увидеть чудной дом. Не пропустишь.

– Спасибо за воду, – забрав у звёздного пустой стакан и опустошив свой, Кая вернула их Мору.

– Я засыпаю поздно, так что, если что-то понадобится – заходите. Кстати, я ещё подрабатываю продажей мяса. Не желаешь со мной завтра разделить охоту?

– Да, с радостью! – неизвестно, кто удивился этому восторгу больше – лунный или Зак. Но Кая не думала, когда соглашалась. Просто наконец-то предоставилась возможность не просто поохотиться (чего она давно не делала, а лапы чесались), так ещё и с кем! Лунным! Это тебе не выслеживать добычу и не ждать, когда двуногое создание допрёт до нужного места. И не надо беспокоиться, что если стрела пролетит мимо, так погоня ляжет именно на её плечи.

– Тогда до утра, – улыбнулся Мору, после чего посмотрел на звёздного. – А насчет Брайана я могу договориться. Когда тебе завтра удобно? Кажется, ваши товарищи планировали уйти как можно раньше.

– Я сам схожу, не беспокойся об этом, – Зак подошёл к окну и отвернулся ото всех, вцепившись в подоконник. По тому, как были напряжены его плечи, можно было понять, что он чем-то недоволен. Ну ещё бы! Он просил Каю о тренировке, а она предпочла пойти на охоту с другим. Вот пусть и идёт, хоть прям сейчас. В голову лезли всякие дурные мысли, ревность подсовывала картины обнимающихся лунных, почти как в видении, показанном ему на испытании гневом. Если Мору сейчас же не уберется, уйдет он сам – это будет лучшим решением.

– Тогда спокойной ночи, – лунные распрощались, и когда дверь за оборотнем закрылась, Кая повернулась к Закнеылу:

– Что значит «стесняюсь»? Просто это неприлично, мы не в таверне. Нужно иметь хоть капельку благо… – ага, вот наконец-то до неё дошло, что звёздный не в порядке. Чем ближе она подходила к его спине, тем отчётливее видела напряженные мышцы и пальцы, которые вот-вот сломают старый подоконник. – Ты чего? Тебе плохо? – обеспокоенно спросила она, кладя ладонь ему на спину. А если питьё было отравлено?!

– Нет, у меня все хорошо, просто отлично, – процедил он, не оборачиваясь.

Поймал себя на мысли, что хочет схватить ее за руку, повалить и никуда не отпускать, пока они не соберутся уходить. Но неправильно же так думать? Нельзя ограничивать чью-то свободу, иначе он будет не лучше звездных, от которых бежал.

Тяжело выдохнув, он отошёл от окна и, не глянув на Каю, произнес:

– Мне лучше уйти. Удачной охоты завтра.

– А ну стоять! – грубо схватив звёздного за руку, Кая бросила все силы, что у неё остались на то, чтобы развернуть его к себе. – Так это из-за охоты? Хорошо, я отменю её, только вот так молчать не надо!

Возможно, Мору слышал эти слова, Кая не сдерживалась в громкости. На самом деле, очень не хотелось отменять, но ещё неприятнее было видеть такого Зака. Нет, даже так: выводило из себя, что так резко меняет свой настрой даже не удосужившись сказать, в чем дело.

– И смотри на меня, когда говоришь что-то, – чуть тише добавила она.

– Нет уж, иди, развлекайся. Тебе же с лунным гораздо интереснее на охоту сходить, чем со мной тренировкой заняться, – вырвалось у Зака. Он сам понимал, что городит чушь, но не мог остановить поток слов. – Стоило ему позвать, как ты чуть от радости не запрыгала.

Он честно не хотел вываливать это все на неё, но она просто не дала ему уйти, чтобы проветриться и привести мысли в порядок. Обычно Зак ведёт себя сдержанно, но почему-то в этот раз он больше походил на Валанди с её взбалмошным характером.

– Мне нужно было остаться за городом, так было бы лучше для всех.

– Ты себя-то слышишь? Ты сам мне дал добро на выбор времени. Уж прости, так получилось, и он позвал меня раньше, чем я решила пойти с тобой тренироваться!

От слов о «радости» Кая оскалилась на звёздного и ударила его в грудь. Но это было для него почти не заметно – сил немного, да и физическая сила эльфийской формы была совершенно не развита. Но с тем ударом она выплеснула обиду.

– Ты просто не поймешь, что значит бегать в компании такого, как ты сам. Не нужно никого ждать, просто бежишь и всё, зная, что тебя в любом случае догонят. Да что я вообще ругаюсь с тобой? – Кая развернулась к нему спиной и быстрым шагом подошла к двери, но прежде чем выйти из комнаты, как ранее хотел Зак, она остановилась и, о чем-то подумав, усмехнулась, приговаривая каким-то не своим, насмешливо злым голосом: – Забавно, после всех слов так легко гонишь на «развлечения».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю