290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 8)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 66 страниц)

Валанди приоткрыла рот, поддаваясь импульсу, который толкал ее ответить на игру языками, но Гинтар вновь заговорил, не давая ей сделать это. О, боги, как его прикосновения возбуждали! Она подалась всем телом к нему. Он ей нравился? Конечно, нравился! Сейчас она поняла, что его запах, все время преследующий ее, мурашки при его прикосновениях были ничем иным, кроме как реакцией тела на возбудитель. Он ей чертовски нравился!

Она второй рукой обняла его за шею и прошептала ему в самые губы:

– Да.

– Хорошая девочка, – горячо прошептал он ей и наконец поцеловал, жадно, неустанно, больно, но утоляя жажду в телах обоих.

Целовал долго, трогал руками везде, где можно и нельзя, но осторожно, целомудренно, пока он не услышал первый стон. Это было его «зелёным светом». Отпрянув от губ, Гинтар оторвался от тела солнечной лишь на несколько секунд, дабы быстро снять с неё верх, чтобы она даже не успела понять.

Её тело для него было лёгким, туманному не составило труда взять девушку под коленями и грубо уронить на траву. Он не думал, что она могла протестовать, что ей больно. Он получил добро на сие действо и просто делал. Губы сомкнулись на одном соске, второй больно сжала рука, а другая с гибкостью и скоростью змеи уже оказалась в штанах, на половых губах Валанди. Сделано было всё быстро, ювелирно, опытно. И самое главное – жадно и по-собственнически.

И это было больно. Солнечная и ахнуть не успела, как он повалил ее на землю и непозволительно распустил руки.

– Нет, прекрати, – запротестовала она. Возбуждение как рукой сняло. Это было неправильно. Его поведение, его… грубость.

Но Гинтар и не думал останавливаться. Его рот и руки выделывали такое, заставляя тело Валанди откликаться, но головой она уже понимала, что его нужно остановить. Она попыталась помешать ему, но он лишь грубо отпихивал ее руки. Тогда Валанди начала извиваться, стараясь выбраться из-под него или хотя бы найти удачное положение, чтобы пнуть его в пах и немножко остудить пыл. Но Гинтар слишком сильно прижимал ее к земле.

– Перестань, мне больно! – закричала она и предприняла ещё одну попытку вырваться, но безуспешно. – Ты не можешь так поступить, только не ты. Гинтар, которого я знаю, так не поступил бы!

Не отвечал. Какие ответы, когда его губы были заняты делом? Всё, что теперь он мог, – это запрещать: запрещал укусами, больно сжимал пальцами кожу или выворачивал руки, а когда понял, что стал уставать от всего этого, хотел было ударить девушку. Но выпрямившись, дабы сделать это, он подставил себя под удар. Валанди под руку попался кинжал, который она уронила вместе с травой. Крепко схватив его, она направила острие к Гинтару и полоснула его по руке, что удерживала ее, затем ещё раз замахнулась и воткнула ему клинок в бок, но не задев важные органы.

Гинтар вскрикнул, но боль придала ему больше ярости, сил, которые наполняют тело умирающего для последнего боя. Туманный всё ещё сидел на ней, отчего солнечная не могла отползти. Мужчина схватил её руку с кинжалом, вывернул так, что оружие упало, а Валанди издала крик, разлетевшийся эхом по всему полю.

Кажется, Гинтар что-то крикнул, наверное, оскорбление. Он повалился на девушку, обхватив руками шею, но не успели пальцы сжать её, как тут же обмякли, а Валанди обрызгало кровью. Нет, не из раны в боку. Что-то длинное, как кинжал, но тонкое, влетело в шею обезумевшего, прошло насквозь и вышло с другой стороны.

Гинтар продолжал сидеть на ней скорее на рефлексе, но по глазам видно – мёртв. Умер мгновенно, а ровно через три секунды его тело повалилось набок.

– Валанди! – голос Гинтара, но губы мертвеца не шевелились. Голос был откуда-то позади. Быстрые шаги, крепкие руки на плечах девушки и резкий рывок вверх, который высвободил от тяжести мертвеца. – Всё хорошо? Как ты?

Это был… Гинтар?

– Нет, отпусти! – защитная реакция все ещё работала, и Валанди вырвалась из сильной хватки эльфа и дрожащими руками пыталась прикрыть себя, защитить как-то. Он позволил ей это, понимал, что она напугана. Но до нее сразу дошло, что перед ней настоящий Гинтар. Она видела это по его растерянному лицу, по обеспокоенному взгляду. И бросилась ему на шею, ища защиту. На глаза навернулись слезы, и испуганная Валанди не сдержала рыданий.

– Это я, всё хорошо, – шептал он, хотя Валанди уже поняла. Обнял солнечную крепко-крепко, обвив руками и обнаженные плечи, и заледеневшую талию. Повернулся так, чтобы спиной эльфийка была к трупу, а сам в это время изучал его. Сначала Гину издалека показалось, что это темнота играет с воображением, но нет… На земле действительно лежал он сам, но… не он. – Всё закончилось, – шептал туманный. Стало бы жутко, смотреть на собственный труп, но, услышав крики Валанди, Гинтар и сам испугался, что показывало его бешено бьющееся сердце. – Нужно отсюда уйти. Отпусти на секунду.

Не дожидаясь её реакции, оторвал от себя сам, но лишь для того, чтобы снять плащ, укутать эльфийку и прижать обратно с большей силой. Он долго что-то шептал, взял девушку на руки и понёс с этого проклятого места. Валанди могла заметить, что вокруг них летали семь длинных и острых, как стилеты, льдинки, готовые полететь в нового врага, который осмелился бы появиться в поле зрения туманного эльфа.

***

Услышав крики Валанди, Кая немедленно бросилась в сторону солнечной. Да, она была зла, обижена, и честно, порвала бы её при первой возможности, но… Кая ещё не забыла, кто спас ей жизнь там, у стен Сильверсана. Ни совесть, ни воспитание просто не позволяли бросить Валанди с её проблемами после спасения. Ведь сама солнечная не бросила, хотя обещала это в тюрьме!

И Кая бежала. Она с подозрением огляделась, ведь поле словно умерло: никто из птиц не издавал звуков; грызуны все попрятались в норы, по которым бежала лунная. И что-то было в этой тишине не то. Тишина природы – это не к добру.

Позже девушка поняла, что волнение не было напрасным – запах крови, сильный и резкий. А Валанди больше не кричала. Нет, что же могло случиться? Не могла солнечная так просто дать себя убить! Если только это не маги… Или Закнеыл. Она так часто нарывалась, что Кая не удивилась бы, если бы мужчина сорвался.

И всё же, правда была страшнее предположений. Об труп Гинтара она практически споткнулась, выискивая золотые пряди в траве, но никак не серебряные. Сначала не верила. Нет, как так-то? Не может сейчас Гинтар лежать мертвым, но… Нет! Невозможно поверить в то, что твоего самого дорогого друга, который украсил твою жизнь; научил любить жизнь; научил радоваться и смеяться… Нельзя поверить в то, что такие дорогие могут умереть!

И Кая не верила. Она долго всматривалась в безжизненные пустые глаза Гинтара, пытаясь отыскать в них хоть тень жизни, хоть какую-нибудь надежду на то, что его можно спасти. Но не было блеска в серых зрачках. Была лишь кровь. Вся шея и торс были облиты его кровью. Она больше не текла из ран, просто кончилась.

Кая упала перед трупом на колени. Ей показалось, она закричала, а может, этот крик был лишь в её голове.

– Гин… Гин… – шептала она, дрожащими руками обхватывая лицо туманного эльфа. Но разум уже понял – всё! Да вот только сердце понять не могло: «Надо позвать кого-нибудь». Да, надо позвать! У Валанди должна быть та самая сыворотка! Или Зак поможет. Плевать чем, но хоть что-то она должна сделать!

Побежала обратно в лагерь, молясь, что кто-то уже вернулся. Вот только по пути до сознания доходило, что всё, нет её дорогого и любимого Гинтара. Ничто и никто не сможет вдохнуть в тело жизнь и зажечь его глаза как свечу. И с осознанием этого приходила злость. Лютая ненависть на того, кто посмел отнять у оборотня его друга. Кая не осознавала, что бежит уже на четырёх лапах; она не заметила, как зверь, сын луны, овладел телом и головой. Он жаждал мести, крови, расплаты. Врагов в полях нет – Кая бы почувствовала их запах. Мог ли это кто-то сделать из своих? Валанди? Не-е-ет… Ей нет смысла убивать Гина, он всегда пытался быть с ней милым и вежливым. Закнеыл?..

«Он звёздный, он убийца; они не знают ни семьи, ни дружбы, ни жалости, ни заботы. Только кровь, безумие, страсть к убийствам, любовь к пыткам. Они – чудовища», – непонятно, откуда разум вызволял эти воспоминания, но каждый, кто когда-то рассказывал Кае о звёздных, отчего-то повторил свои слова в её голове. Не узнает, пока не увидит Зака лично.

***

Поборов до конца желание убивать, Закнеыл поднялся, подобрал мечи, стёр кончиком плаща с них ненавистную кровь, чтобы она хоть на них не была, и спрятал клинки в ножны. Делать было нечего – ему нужно вернуться в лагерь за вещами, поэтому он медленно поплелся туда, надеясь, что ещё никто не вернулся.

И поначалу все шло хорошо. В сгущающихся сумерках ему было проще видеть, поэтому он с лёгкостью разглядел сброшенные ими сумки. Рядом никого не было, и даже Валанди, которая не должна была отходить слишком далеко. Однако что-то все же было не так. Он услышал… ничего. Это и было странностью – ни пения ночных птиц, ни шуршания в траве, как будто бы и ветер перестал шуметь. После приступа его чувства должны были сильнее обостриться, а не наоборот. И только они и спасли его, когда из высокой травы на него выскочила огромная черная кошка.

Когда Кая увидела его, попыталась вновь взять контроль над разумом, но запах… Запах того, кто лежал там, в поле… Звёздный источал этот запах, а когда повернулся, словно оглядываясь, Кая увидела на его лице кровь. Неужели… Просто безумные мысли, которые ни с того ни с сего пришли в голову, оказались верными. Он убил Гинтара!

Кая даже не стала играть в охотника – оборотень быстрыми, но тихими шагами подошла ближе и рванула вперёд, в один прыжок доставая до цели. Увы, она была замечена, и Закнеыл ушёл от острых когтей.

«Убийца!» – кричали мысли, но из пасти вырывался лишь рык. Пантера поднялась на задние лапы и хотела навалиться на него сверху, вцепляясь зубами в голову, но звёздный был слишком быстрым, он слишком чётко видел каждое её движение. Он умел спасти себе жизнь.

Броски не увенчались успехами, Кая слепо пыталась бить его лапами, в надежде, что рано или поздно Зак напорется на коготь.

Звёздный еле успевал уворачиваться, а достать мечи он не решался – боялся поранить лапы пантере, защищаясь, а уж напасть самому и подавно желания не возникало. Ему приходилось использовать всю свою ловкость и рефлексы на полную, лишь бы не дать ей себя поймать. Стоит один раз попасть под когти, как он уже не спасётся. Неужели они правда хотят отдать его сородичам, чтобы без проблем пройти через Мутные горы? Они настолько наивны?

– Глупцы, – тихо прорычал он. Сдаваться без боя он не собирался.

Последний прыжок почти увенчался успехом – когти пронеслись слишком близко, и Заку пришлось снять плащ и набросить его на голову Кае, чтобы отвлечь и сбить с траектории. Но второго плаща у него не было. Если так пойдет дальше, у него не будет выбора… Он обхватил рукоятки мечей.

Лунная гневно зарычала и отпрыгнула назад, пытаясь снять с морды плащ, одновременно с этим продолжала размахивать лапами, боясь, что её заминкой воспользуются. Зацепила когтем край ткани и разодрала её, сорвав с морды, Кая увидела готового к атаке звёздного. Понимая, что ничем хорошим это не закончится, она решила идти до конца.

Раскрыв широко пасть, показывая своё лучшее оружие и издавая боевой клич, пантера побежала на эльфа, готовая к любым последствиям от атаки лоб в лоб, но…

Она и трёх прыжков не сделала, как её лапы неожиданно провалились в землю, словно она бежала не по твердой земле, а в пустыне, и угодила в зыбучие пески. Это остановило её.

– Прекратите немедленно! – Гинтар слишком хорошо знал Каю и не верил, что подруга набросилась бы просто так. Значит, Закнеыл был инициатором, и те самые ледяные шипы были направлены на него и в опасной близости двигались перед носом, пока Кая пыталась выбраться из западни, отчего проваливалась в пески только глубже. – Успокойтесь!

Кая была заложником своего зверя, и потому не сразу поняла, кому принадлежит голос. Обернувшись и издав предупреждающий рёв, она напоролась взглядом на испуганного Гинтара, который держал на руках укутанную в его плащ заплаканную Валанди. Гинтар. Он. Жив. Но… Она же видела! Он был там! Она его трогала, чувствовала кожей холод его лица.

– Кая, ты меня слышишь?

Слышала, слышала. За его голос, за последнюю надежду жить счастливо она готова была слушать что угодно. Прижав уши к голове, она боялась, что это сон. Зак убил её? Пусть так. Если ей будет суждено вечность прожить с Гинтаром, пусть будет смерть, только… «Не исчезай», – взмолилась она этой иллюзии. Земля отпустила её, лапы вновь стояли на твёрдой поверхности. Шаг за шагом пантера подошла к туманному эльфу и с облегчением поняла, что, да, это его запах! И нет ни капельки запаха крови. Ничьей!

– Закнеыл, что случилось? – видя, что подруга перестала находиться во власти эмоций, Гинтар обратился к звёздному, стараясь сдерживать нервозность. Да что за чертовщина вообще на этих полях творилась?! Льдинки могли усугубить дальнейший разговор, потому туманный медленно опустил их, но контролировать не переставал.

Кая уже подошла к нему и уткнулась носом в его бок. Если бы не занятые его руки, она бы обратилась, бросилась в его объятия и не отпускала бы.

– Ещё спрашиваешь? – Закнеыл, наверное, впервые так сильно разозлился. Он с плохо сдерживаемой яростью тряхнул головой, откидывая длинные волосы с лица, и с громким лязгом спрятал оружие обратно в ножны. Достать он их всегда успеет. – Я ухожу.

И звёздный нагнулся, чтобы поднять свои вещи с земли. Плащ был безвозвратно испорчен, он найдет себе новый в ближайшем поселении. И он действительно собрался уйти, потому что не намерен был находиться в компании предателей, которые при удобном моменте подставят его.

– Закнеыл, стой! – Гинтар честно ничего не понимал. Он быстро опустил Валанди на землю и рванул к звездному эльфу, хватая его за плечо рукой, которую тот не так давно ранил. Точнее, он ранил не совсем эту руку. – Что случилось? Это Кая напала?

Пантера издала странный звук, похожий на чих. Гин повернулся к ней и увидел, как на земле, прикрываясь руками, сидела уже девушка, возмущённо смотря на друга.

– Я? Я думала, он убил тебя! Я видела твоё тело там, в поле! А на его лице твоя кровь!

Звёздный опять недовольно потёр лицо, пытаясь оттереть кровь рукавом, но безуспешно. Казалось, что алая жидкость въелась в кожу из-за магического трюка Гинтара. Бросив это дело, он схватил руку туманного на своем плече и собирался скинуть ее, но заметил странность – предплечье было цело, будто бы он и не ранил его вовсе. Закнеыл с подозрением взглянул на Гинтара, все ещё удерживая его за руку. Мог ли он излечить себя с той магией, что у него есть? Вряд ли. Целительство требует слишком много энергии, ни один туманный эльф не сможет её применить с их жалкими крохами магии. Но это и не иллюзия, ведь запаха крови на нем действительно не было.

– Двойник… – тихо произнесла Валанди, привлекая к себе внимание. – Это был двойник. Настоящий. Я его чувствовала, я его… – обречённо застонав, она сильнее укуталась в плащ. На ее глазах снова проступили слезы. – Идиотка, можно было сразу понять, что Гинтар не стал бы… – и она оборвалась, подавившись всхлипом.

Ошарашенный известием Зак выпустил руку Гинтара. Сразу все стало на свои места – проделки магов. Пытались стравить их, чтобы они поубивали друг друга, и у них это почти получилось. Смотря на заплаканную Валанди, ему вдруг захотелось обнять ее, прижимать к груди и защищать от любой напасти, решившей сделать ей больно. Как когда-то давно…

Гинтар дернулся явно в испуге, когда Зак схватил его, но позволил звёздному осмотреть себя. Он молча выслушал слова эльфов, а услышав плач женщин, обнял одну, опустился с ней на колени и обнял вторую, мысленно извиняясь перед Каей, что не был внимателен к её чувствам: она ведь думала, что он умер! Гинтар даже представить боялся, что она испытала в этот момент.

Он сидел в окружении обнаженной и полуобнаженной эльфиек и думал. Создать копию? Это требует больших знаний и усилий. Ингредиентом для этого служила частичка оригинала, но… Была ли та женщина просто замаскирована под туманную?

Несмотря на то, что обратился ко всем, сам же смотрел только на Зака:

– По одному больше не ходим. Если с кем-то заговорят – не отвечаем. Кая, это касается и охоты, – лунная что-то проплакала ему в шею, но Гинтар понял: – Нет. Валанди может стрелять из лука, а Зак, я уверен, непревзойденный следопыт. Все согласны? – обратился Гин уже опять ко всем.

Закнеыл мрачно кивнул, бросил свои вещи обратно и уселся сверху. Сходили по дрова, называется. Он взглянул на эту тройку, и не знал, сочувствовать Гинтару или завидовать – всё-таки обнимается с двумя хорошенькими девушками, хоть и рыдающими. Вся эта ситуация крайне негативно отразилась на всех.

Как только Гинтар закончил, Валанди отошла от него и, плотнее укутываясь в плащ, отыскала в своих вещах сменную рубашку. Ей нравилась та, в которой она была, к тому же ее подарила Силейз. Внезапно солнечную охватила такая злость: на старуху, что пристала к ним в порту – Валанди считала ее виноватой в случившемся; на Гина за то, что он так легко попался на уловку с волосами. Но больше всего она злилась на себя, потому что она ведь почувствовала что-то странное тогда, но не предотвратила события. Если бы не Гинтар… Даже думать не хотела, что произошло бы в том случае.

Переодевшись, Валанди повернулась лицом к остальным и увидела, как Кая не отлипает от Гинтара. Ревность подкралась к ней незаметно и больно ужалила в грудь. Она провела в объятиях туманного, даже не настоящего, всего ничего, но уже так остро реагировала. Должно быть, злая магия все ещё действовала на неё, иначе это не объяснить. Они не могли нравиться друг другу, Гинтар заботился только о Кае, а Валанди и думать не хотела об отношениях. А их лёгкий флирт – всего лишь безобидная игра. Так почему ей невыносимо видеть его, обнимающего другую женщину?

Однако Кая не отпускала Гина не потому, что не хотела, просто не могла отойти – её плечи не прикрывали ни плащ, ни что-либо ещё.

– А теперь давайте успокоимся, и каждый расскажет, что случилось после того, как мы разделились.

За время разговора Валанди разожгла костёр, туманный эльф подготовил лежанки, а Кая и Закнеыл разделались с совами – поесть-то надо. Гинтар хмурился, после рассказа звёздного. Больше всего дураком он почувствовал именно себя. Вот надо же было так довериться незнакомой старухе и не придать значения её действиям! Но, в своё оправдание надо сказать, что ему до сих пор было трудно поверить, что Белые маги ополчились против них.

– На этот случай нам даже пароль не придумать, – размышлял туманный. – У копий все те же воспоминания, что у оригинала… Ладно, подведём итоги. Кая, – сказав это имя, голос эльфа стал в миг таким заботливым, таким добрым. А главное, уверенным: – Родная, я костьми лягу, но тебя одну не оставлю, договорились?

– Хорошо, – сразу повеселела она.

– Зак, мы… – Гинтар сбился. Из рассказа звёздного он понял, что копия каким-то образом угадала его прошлое – он был не простым путешественником, который не похож на своих сородичей, а за ним также велась охота. Гинтару было интересно, как и с прошлым Валанди, но решил, что сейчас не то время, чтобы поднять этот вопрос, – что бы у тебя ни было раньше с твоими собратьями, мы никогда не поставим чью-либо жизнь и безопасность выше задания. Я клянусь тебе.

Ну, а Валанди… Она единственная, кто молчал всё время, но Гинтар и без слов знал, что с ней произошло. А что ей сказать? «Я тебя никогда не изнасилую»? Вообще даже вспоминать не хотелось то состояние, в котором она пребывала. Солнечная только-только успокоилась, не стоило ворошить этот неприятный инцидент.

Этой ночью мало кто смог спокойно сомкнуть глаза. Мысли терзали сознание каждого, бередя воспоминания о прошлом и заставляя задуматься о будущем.

========== 7. Первые ростки ==========

На утро было принято решение немного свернуть с маршрута и мельком заглянуть в столицу солнечного королевства, чтобы сделать покупки. Валанди не желала ходить в одной и той же рубахе все время, да и Заку нужен был новый плащ. На завтрак они доели остатки от вчерашних сов и выступили в путь. К счастью, до города по прямой было всего два часа пути от места, где они остановились, но чтобы выйти на дорогу, эльфам пришлось вернуться в деревушку, которую они проходили ранее.

Шли в полной тишине. Инцидент с двойником ни разу не способствовал сплочению команды. Валанди, которая и до этого не особо ладила с другими, теперь даже от Гинтара старалась держаться подальше. Закнеыл чувствовал себя крайне неуютно без плаща, а другие держались обособленно: Кая косо посматривала на спины спутников, а туманный… единственный, кто пытался сгладить края, но чувствуя отчужденность от Валанди и сильную сдержанность в общении Зака, Гинтар забросил попытки исправить ситуацию и просто тихо переговаривался с подругой. Складывалось впечатление, что все вернулось к моменту их первой встречи.

– А мы можем обойти деревню? – когда на горизонте появились домики, Закнеыл заметно занервничал.

– Да, так будет лучше, – согласилась Валанди, посмотрев на Зака.

Бедный звездный не знал, как лучше повернуть голову, чтобы яркое солнце не так сильно било по его глазам. Солнечная подумала, что он мог бы сойти за своего в каком-нибудь большом человеческом городе, если опустил бы голову пониже и закрыл глаза. Но здесь его длинные черные волосы уж очень сильно выделялись среди золотых голов солнечных эльфов, и точно привлекли бы внимание окружающих куда сильнее, чем просто фигура, закутанная в плащ. Особенно на фоне войны со звёздными. Тем не менее, сейчас они могут обойти стороной поселение, но чем ближе будет город, тем больше путников они встретят на дороге, а значит, и шансов раскрыть звёздного. Стоит попытать счастье в этой маленькой деревушке – вдруг у них окажется плащ нужного размера, иначе придется кому-нибудь из них одолжить.

– Я попробую раздобыть тебе накидку у местных, – произнесла Валанди и хотела было уже уйти, но Гинтар ее остановил:

– Подожди! Мы договорились же не разделяться.

Да, точно. Она и забыла. Тот разговор прошел мимо нее: сквозь ту гамму чувств, что она ощущала в тот момент, слова до неё не долетали. Как быть? Пойти с Каей и мучиться вопросом, с чего начать разговор? Или остаться наедине с Гинтаром и вспоминать прикосновения его копии? Ей не дали решить: по направлению к их компании шла телега из деревни.

– Быстро, кто-нибудь, отдайте свой плащ, – заметалась Валанди.

Стоило ей всё-таки оставить свой плащ, хоть он и был сильно испачкан в крови, а не выкидывать его, но что сделано, то сделано, а пока Кая и Гинтар копошились со своими, телега уже подъехала. Они одновременно бросили плащи в Зака, но те столкнулись между собой в полете, переплелись и, не достигнув цели, упали на землю. Поднимать их уже было поздно.

– Опусти голову и отвернись, – только и успела шикнуть Валанди, как телега поравнялась с ними.

– Приветствую, добрые путники, – сказал с широкой улыбкой мужчина, который правил повозкой, и притормозил. – Аль заблудились? Подсказать вам дорогу?

– Не нужно, спасибо, – попыталась отвязаться от него Валанди.

Но солнечный эльф не собирался так легко уезжать. Он предлагал им и довезти, и дать чего с собой в дорогу – уж очень горел желанием помочь. Пока он пытался навязать свои услуги путникам, из телеги высунулись две маленькие светлые головы. Мальчишки – наверное, сыновья мужчины – были примерно одного возраста. Они внимательно разглядывали всех четверых прохожих, а особенно их привлёк Закнеыл. В этой глубинке никогда прежде и не видели кого-либо с темными волосами, поэтому двое непосед, пока отец не видит, спрыгнули с воза и тайком подкрались к звёздному.

– Смотри, смотри. У него черные волосы, – говорил один, подначивая второго потрогать их.

– Дяденька, а почему Вы такой бледный? Вам не здоровится? – подойдя ближе, спросил один из них.

Уж очень Заку было интересно взглянуть на маленьких эльфят, что, позабыв об отсутствии плаща, он слегка повернул голову на мальчишек, которые участливо смотрели на него. Зря он это сделал. Стоило детям увидеть его глаза, как они, закричав, в испуге убежали к отцу.

– Звёздный! Он страшный звёздный! – вопили они на всю округу.

– Что? О ком вы? – спросил их отец, сам испугавшись.

– Тот дяденька – звёздный, – указал старший мальчик на Зака.

Солнечный эльф, спрятав за собой детей, потребовал, чтобы он повернулся лицом к нему. Валанди цокнула языком: «Только этого не хватало».

– Эй, никакой он не звёздный, – попыталась она разрулить ситуацию. – Стала бы я, солнечная, ходить в компании темного эльфа?

– Дамочка, Ваша компания будет постраннее любой, какую мне только доводилось видеть. Если он не звёздный, то может спокойно повернуться. Мы ничего ему не сделаем.

– Мы не обязаны раскрывать свои личности, если не хотим, – Валанди все больше распалялась.

Кая сделала шаг вперёд, наверняка уже показала зубы и приготовилась высказать солнечным всё, что о них думает, как получила тычок в спину от туманного.

– Эй! Я еще ничего не сделала!

– Я слишком хорошо тебя знаю, – шепнул он подруге и взглянул на незнакомца: – Мы просто уйдем сейчас, и больше вас не потревожим, – постарался сгладить ситуацию Гинтар.

– Почему мы…

– Тихо, Валанди, давай просто пойдем дальше, – Гин схватил ее за руку и повел подальше от солнечных. По дороге бросил Заку: – Уходим, скорее.

Очнулась Валанди, только когда деревня давно скрылась позади. Гинтар все ещё продолжал держать ее за руку, а Кая и Зак шли следом, о чём-то тихо переговариваясь. Как же ей в этот момент хотелось сжать ладонь Гина в ответ, но она лишь выпуталась из хватки со словами:

– Можешь отпустить, я не собираюсь ввязываться в неприятности.

Туманный молча взглянул на девушку и, ничего не сказав, продолжил идти.

– Почему… – спустя какое-то время Валанди решилась задать мучивший ее в последнее время вопрос. – Почему злой Гинтар пытался всех поссорить, распустив грязные слухи, а только со мной сделал такое?

Гинтар вновь взглянул на Валанди и промычал в вопросительном тоне. Ответил не сразу. Прежде он оглянулся на плетущуюся парочку позади, дабы удостовериться, что они далеко и не слышат.

– Кая бы сразу поняла, что это не я. А сделав это с тобой, думаешь, ты бы ко мне продолжала нормально относиться? Если взять во внимание психологию, ты и к Кае стала относиться бы ещё хуже, а с Закнеылом тебя ссорить нет смысла, – Гинтар в третий раз посмотрел на Валанди и, переживая, что эта тема в принципе расстроит ещё сильнее, тихо добавил: – Да и ты очень красива. Грех не воспользоваться случаем, – на этих словах подмигнул ей.

Ее озадачил ответ Гинтара. В голове сразу закипела бурная деятельность, выдавая вопросы один за другим, и на все она хотела получить ответы. Но выбрав только самый волнующий, тоже обернулась на парочку позади и выдала:

– Значит, с Каей у вас не такие отношения? Я думала, вы… Ну, ты понял… Вместе, – и Валанди подняла глаза на Гинтара, боясь услышать ответ.

– Нет, мы не вместе. Мы с ней близки. Даже очень близки, но не пара. Наверное, так может показаться из-за моего общения с ней, но такая манера. Я рос в холодной, хоть и любящей семье, и ласково со мной и братом разговаривала только мать. Она очень любит вместо имён использовать «родной» или «милый», – на этих словах Гинтар впервые за весь этот день улыбнулся так тепло и искренне. – Как-то невольно перенял её слова и привычки.

Не передать, как обрадовалась Валанди этим словам. Она невольно залюбовалась им и сама не смогла сдержать улыбки в ответ. А ещё он назвал ее красивой. Будь сейчас Валанди одна, она бы визжала от восторга, как маленькая девочка. Остальные вопросы просто вылетели из головы, и только мысль, что они с Каей не пара, перекатывалась туда-сюда и открывала простор для действий. У Валанди уже созрез план по завоеванию сердца Гинтара, как пришла другая мысль, окатив ее холодной водой: «С каких это пор она рассматривает туманного в романтическом свете? Ну, подумаешь, смазливое личико; подумаешь, запах его тела так и манит; подумаешь, он хорошо целуется… Если копия и правда переняла всё от него. Так, стоп! Вот оно! Это магия продолжает действовать, так и есть». И пока внутри Валанди продолжался спор, вдалеке показался город, а на дороге появились первые путники.

– Ну вот, ты и заулыбалась, – можно сказать, даже пропел Гинтар. – Всё утро этого добивался.

И кто знает, что значили его слова. Он просто отвернулся от девушки и принялся всматриваться вдаль.

Одновременно с туманным Кая заметила впереди идущих и исподлобья посмотрела на Закнеыла. Мысленно о чем-то споря сама с собой, она потянулась к тесёмкам плаща. Не хотелось с ним расставаться в населённом пункте, но, раз уж он ей не помог скрыться от Шарка и Фейро, то смысл в нём отпадал, если лунные, которые тут могут оказаться, помнят её по запаху. Да и… она же плащ Зака разодрала!

В этот момент Гинтар тоже снял с себя плащ, повернулся к эльфу и застыл – одновременно с ним звёздному протягивала свой плащ и Кая. Закнеыл сначала взглянул на Каю, которая была ниже его на целую голову, затем перевел взгляд на Гинтара, и прикинув, что по размеру больше подойдёт плащ туманного, потянулся к нему, однако, поблагодарил их обоих.

– Плащ нам не поможет, – серьезно проговорила Валанди. Но видя непонимание в глазах спутников, пояснила: – Я ещё в порту удивилась, почему нас не стали проверять, ведь королевство находится в военном положении. Думаю, в столице такой ошибки не допустят. Стража может попросить вас снять капюшоны на входе, как это делают в Тиросе.

– Тогда я могу обойти город и ждать вас на выходе с той стороны, – кивнул Зак, надевая плащ Гинтара. – Но плащ я одолжу на время. Хотя бы скроюсь от случайных прохожих.

«Мне же лучше», – подумала Кая, накидывая свой плащ, но… Но вот чисто по-женски стало обидно.

– Я же сказал, не разде… – Гинтар прикусил язык и мысленно согласился с безвыходностью ситуации. Он несколько раз обвёл взглядом путников. – Если только два на два не разделиться. Сомневаюсь, что в городе будет неспокойно, а вот снаружи… – Гинтар, не спрашивая остальных, уже всё решил. Он отдал Кае рюкзак и негромко начал что-то объяснять. Ребята вряд ли слышали, да и не особо их касалось. А потом обернулся к Валанди. – Вы с Каей – в город, я с Заком – в обход. Помнишь, что я говорил? Ни с кем посторонним не разговаривать. Сделали дело и быстро уходите.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю