290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 36)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 36 (всего у книги 66 страниц)

– Еще два!

– Всего два!

– Помоги вернуть нам магию!

– Закнеыл… – это был удивленный выдох Гинтара. Он… он просто не мог поверить! Звёздный уже сделал больше, чем все они!

Но Заку не дали насладиться маленькой победой. И вот он… Сектар. Будто специально шел медленно, поднимал напряжение. Эльф специально поднял голову, чтобы Зак увидел его улыбку. Наконец-то туманный оттянется. Он коснулся лба звездного, но вместо вспышки была тьма. Это что-то странное, не похоже на иллюзию… будто бы… Сектар просто вновь залез в его голову.

– У меня есть пять секунд, пока другие не поняли изменения в магии, – эхом раздался голос Сектара. – Матери было видение. Держись ближе к лунной, иначе она не доживёт до следующего полнолуния.

– Кая в опасности? – мысленно спросил Зак. – Но как?.. Что произойдет?

Он хотел выяснить хоть какие-то подробности. Зак не знал, началось ли уже испытание, или Сектар и правда хотел его предупредить, но пять секунд вышли, и больше он ничего не услышал по этому поводу. Темноту разорвала вспышка света.

Закнеыл был в очень красивой комнате, облагороженной черными и красными шелками, с огромной кроватью, а на ней были богини любви. Страстная Ливафейн и нежная Кая. Две красавицы стояли на коленях друг перед другом в сексуальном белье, которое чуть-чуть прикрывало самые сокровенные места. Они обнимали друг друга, ласкали, страстно целовались и касались самых чувствительных мест друг друга. Они долго наслаждались обществом друг друга, пока Кая не выгнулась в спинке под умелыми пальчиками Ливафейн, громко постанывая, а звёздная в этот момент обратила свой взор на Закнеыла.

– Мы ждали тебя, – томно и голодно прошептала она и, подойдя к краю кровати, взяла Закнеыла за руку, ведя на мягкие покрывала и лаская его ладонь измазанными соками Каи пальчиками.

Придя в себя, оборотень помогла звёздной повалить на кровать Зака, привязывая его руки к спинке, нарочно качая своими грудями перед лицом мужчины. Пока Ливафейн, царапая его живот, двигалась к члену язычком, Кая ласкала его шею и зазывающе терлась грудью о его тело.

О боги, как это было приятно. Две женщины, которые вызывали сильнейшие эмоции в жизни Закнеыла были сейчас с ним. Ливафейн была единственной звёздной, с кем Зак мог забыться, потерять счёт времени и заботам и просто наслаждаться жизнью. И Кая… Его милая Кая, которая с недавних пор возродила в нем надежды на то, что его жизнь не обязательно должна проходить в одиночестве.

Они делали все, что он желал. Не успел подумать, что хочет видеть их снова целующимися, как Кая спустилась к низу его живота и оторвала Ливафейн от дела. Затем они обе принялись ласкать его стояк своими языками, водя при этом друг другу руками по груди. Две прекрасные девы возбуждали одним только видом своим, но… это было неправильно. Ливафейн ни за что бы не потерпела конкурентку в постели Зака, а Кая – она должна быть единственной. Он желал слышать, как она одна произносит его имя, опять коверкая его окончание; хотел принимать ее неуклюжие ласки, когда она не знает, куда деть руки. Ему была нужна одна настоящая девушка. Он почти повелся, возжелав их обеих, однако ни одна звёздная не способна удовлетворить его так, как Кая. А Кая ни за что бы не разделила его с другой. Гоня их от себя, он начал брыкаться, извиваться, а в голове держал лишь образ своей лунной, такой невинной и такой любимой.

Сектар не стал мучить Закнеыла. Как только он отказался от предложенного, туманный вернул его обратно, показывая удовлетворенную улыбку.

«Молодец. Остался твой потаённый грех. Держись», – послал он мысленно и с гордостью объявил, будоража толпу на настоящее ликование:

– Звёздный прошёл испытание Похотью!

А пройти испытание Сектара – это что-то да значит.

– Пойди прочь, – пытаясь перекричать толпу, один из испытателей выбежал вперёд, отталкивая брата Гина. – Я не позволю звёздному быть лучше, чем туманный!

Это был не просто тычок, а удар пальцем в лоб. И впервые это принесло какую-то боль.

Эта зима была холоднее, чем многие предыдущие. И суровее. Добыча в лесу либо передохла, либо попряталась. Закнеыл смотрел с холма на кипящую жизнью деревню. Никто никого не боялся, все друг друга знали. Эльфы были богато одеты, им тепло… Не то что Закнеылу и Кае – подруга ждала под деревом, дрожа от холода. Оба они ждали тьмы, чтобы спокойно пойти в гости к Гину и Валанди. Они не хотели говорить о своих проблемах, не хотели напрашиваться; Кая не желала покидать звёздного в холоде и голоде, и терпела невзгоды с ним. Она больше не могла добывать деньги – не так давно подскользнулась на охоте и серьёзно повредила ногу. Закнеыл из кожи вон лез, чтобы накопить денег на тёплую одежду и на пропитание. Деревня была слишком людная. И они не рисковали выходить в столь светлый день.

А вот и Гинтар с Валанди вышли из дома – их хорошо было видно с холма. На Валанди была дорогая тёплая одежда, дорогие украшения, и вообще она выглядела счастливой. Гинтар подбежал к ней, схватил на руки и закружил. И вслед за ними из дома выбежал мальчик. Это было настоящее чудо природы – от такого кровосмешения сынишка друзей был просто прекрасен и обещался стать красивым юношей.

– Закнеыл, тебя могут увидеть. Спрячься. Нам ещё восемь часов ждать, – дрожащим голосом прошептала Кая. У неё не было настроения и сил даже на коверканье имени. Ещё бы… На ней была только рубаха да плащ. Да и Зак не был одет по погоде. Свой плащ он отдал любимой, но он не согревал её.

Восемь часов холода, голода и вид печальной возлюбленной не приносили радости. Закнеыл оскалился в сторону деревни. И почему они с Каей вынуждены скрываться, тогда как не сделали ничего плохого? Чем они хуже остальных? Они такие же эльфы из пророчества, ничуть не менее важные, чем Гинтар и Валанди. Однако одни живут в богатстве и достатке, а другие в холоде и голоде. Черт бы побрал его происхождение! Зак ударил кулаком по ближайшему дереву, разбивая костяшки в кровь.

Если бы не его темные волосы, не эти проклятые глаза и бледная кожа, он бы мог дать Кае всё: спокойную жизнь в тепле и уюте, горячую пищу и самое главное – безопасность. Но он был тем, кем являлся, и не мог изменить этого. Она пошла за ним, она выбрала его вопреки здравому смыслу, а что он? Стоит и размышляет тут о всяких «если бы»!

Отогнав эти нерадужные мысли куда подальше, Зак повернулся к любимой. Обнял ее дрожащее тельце, поцеловал в замёрзшие щёчки. Сейчас он разведет огонь, и плевать, что из заметят – Зак защитит свою единственную от любой напасти. Вечером они сытно поедят у друзей, и пусть его загрызет совесть из-за того, что им приходится просить о ночлеге. А на утро он сгорит от стыда, но одолжит денег, чтобы отправиться с Каей на юг. В лепешку разобьется, но найдет место, где их примут как в Доусоне, лишь бы Кая была счастлива.

На небе озарился яркий свет, вся иллюзия стала в нём таять, а к Заку приходить воспоминания, но это немедленно пропало. Всё по новой: холод, голод…

– Я видела, как ты смотрел на их ребёнка, – прошептала Кая, пытаясь найти хоть какое-то тепло в теле. – Мне жаль, что я не могу подарить тебе его.

Опять вспышка, но свет ушёл быстрее, чем в первый раз. В голову Закнеыла пришло воспоминание, что Кая подхватила какую-то болезнь. Уже год чахнет, но никакое лечение не помогает. Она медленно умирала.

– Хватит! – непонятно откуда раздался голос. Кажется, знакомый, но в этой реальности Закнеыл никогда не видел старейшину туманных. – Зависть, хватит! Одна иллюзия, одна попытка! Он прошёл седьмой грех!

Закнеыл моргнул, и вот уже без вспышек он почему-то лежал на полу, а в голове было странное чувство, что кто-то взял голову и долго тряс её. Перед ним корчился от боли седьмой испытатель, а над ним возвышался Сектар.

– Я понял! Понял! – кричал эльф в плаще. – Всё, я уже не колдую! Уберите его от меня! Уберите!

– Похоть, отпусти его!

И лишь громкий приказ старейшины заставил Сектара отойти от провинившегося. А между тем к звёздному испуганно подбежала Кая, а Гин и Валанди с нетерпением смотрели на старейшину. Он, разгневанный за неподобающее отношение, вскочил со своего места и объявил:

– Звёздный прошёл седьмое испытание!

– Черт возьми, он сделал это… Зак прошел испытания! – не веря своим ушам, глазам и вообще всем чувствам, Валанди вцепилась в стоящего рядом Гинтара и затрясла его, желая убедиться в том, что все происходило по-настоящему.

Приподнявшись с пола, Закнеыл обхватил раскалывающуюся голову руками. Трудно было осознать, где реальность, а где иллюзия. Ему и вздохнуть не давали между вспышками разных событий. Кая в порядке? Где Ливафейн? А сынишка Валанди и Гина? И спутав все реальности, он нашел лишь одно соединяющее их звено – Каю. Обнял ее крепко-крепко и слышал только ее шепот:

– Ты справился, ты смог, – хотя все ещё не до конца осознавал, что это значило.

Толпа ревела от радости. Честно, им было плевать на звёздного, но он был их шансом на возвращение магии! Они кричали, поздравляли, хлопали.

– Похоть, нельзя так резко останавливать испытание! – накинулся эльф в плаще на Сектара.

– Заткнись, Лень. Предлагаешь мне это стерпеть?

– Чревоугодие, помоги ему! У него всё перепуталось.

– Сама помоги. Я не так силён, как…

– Лохи, – фыркнул Сектар и, подойдя к звёздному, грубо отпихнул от него Каю, обхватив его лицо руками, делая контакт как можно более сильным. Он по полочкам расставил всё, что творилось в его голове: реальность, реальность, а это из иллюзий. Это реальность, опять иллюзия.

– Сек… – хотел было позвать Гинтар, чтобы спросить о Заке, но его остановил рёв старейшины:

– Конфиденциальность, Гинтар! – в это время младший, вроде как приведя голову в порядок, отошёл от звёздного, давая ему понять, что случилось. Гинтар же смотрел, тоже не веря в своё счастье, в успех спутника, смотрел, как старейшина выставил руки, и в них из образовавшегося света, появился старый пергамент. – Это шаг на пути к исполнению пророчества. Сбереги заклятие, мальчик. И… ты молодец. Это от сердца.

Толпа взревела с большей силой, а Кая, мысленно коря себя за неверие в него, вновь прижалась к звездному, но обняла уже сама.

Когда в голове наконец прояснилось, Закнеыл ещё раз осмотрел всех вокруг. Он прошел, он правда справился. Сам не верил, что это все по-настоящему, но Кая слишком сильно сдавливала его, чтобы считать происходящее сном.

Старейшина протягивал ему письмена, и Зак принял их. Поддавшись порыву, он поднял их над головой, и толпа возликовала ещё громче, чествуя победителя. Еще на шаг ближе к исполнению пророчества – больше половины сделано.

========== Бонусная глава. Грешные эльфы ==========

Комментарий к Бонусная глава. Грешные эльфы

Внимание! Это небольшой бонус. Глава не несёт особой смысловой нагрузки, а нужна лишь для отдыха и расслабления)) Никак на сюжет не влияет, так что можно даже не читать. Ну а любителям НЦы – приятного прочтения!))

Майнсет не был таким ублюдком, каким мог показаться в самом начале. Он мало того, что отогнал от уставших испытуемых восторженную толпу, но послал письмо в дом, чтобы слуги устроили настоящий пир. Снаружи их ждала карета, в которую он любезно пригласил своих гостей. Сейчас он засунул высокомерие куда подальше – его переполняла благодарность и даже благосклонность и уважение к звёздному. Да у всех! Даже у Гинтара.

Он правил поводами, а при матери Гина никто не рисковал открыть рот. Ну, только сын с матерью переговаривался. А в доме всех отправили готовиться к обеду, слуг заставил переодеть в самые лучшие одежды. Вот что значит, когда Майнсет доволен.

Все были переодеты в синие и голубые тона. Ну не мог он тут не вспомнить о своей жене и о её любви к этому цвету. Валанди и Кае было позволено самим выбрать одежду. И если вторая ничего не знала – её переодели слуги, то Валанди разошлась.

Да и в купальнях их продержали достаточно долго, предлагая самые дорогие, но качественные мази и мыла. Дамы со своими кавалерами не встречались до обеда. Всех их переодевали, мыли, даже восхваляли. Кая была молчалива – она слишком сильно винила себя как в провале на первом же испытании, так и в том, что посмела не верить в Закнеыла. Вот он бы наверняка в неё верил! А она! Хороша подруга…

Каю переодели в шёлковое платье, которое открывало всё: плечи, ключицы, спинку, но полностью закрывало ножки. Оно было очень простым – порезанная и аккуратно сшитая дорогая ткань, но как шёлк красиво скользил по её ножкам и бедрам во время ходьбы. Как был симпатичен высокий аккуратный хвост, локоны которого были чуть завиты на концах. Ей даже дали бусы из белого жемчуга, подчеркивающие её сильную, но такую нежную шею. Нет, всё-таки права Валанди: её бы только намыть и переодеть.

Из предоставленных Валанди платьев выбора особого не было. Нет, они были прекрасны, но либо спина открытая, либо плечи, а ей очень не хотелось оставлять свои шрамы у всех на виду. Поэтому выбор ее пал на сапфировое платье, с глубоким декольте и короткой юбкой спереди, которая постепенно становилась длиннее и уже сзади оканчивалась шлейфом. Пояс и полупрозрачные рукава украшала алмазная вышивка. Если эти мелкие камушки и правда окажутся драгоценными, Валанди ни за что не снимет его! Долго провозившись с прической и выбором туфель под стать, она наконец вышла к столу.

Гинтар, увидев Валанди, не стеснялся открытого рта перед родителями. Пусть смотрят. Пусть уже знают. Хватит. Надоело! Как только получит согласие от Валанди на замужество – а он его получит! – лично скажет отцу о своих намерениях. Как она была прекрасна. И всё же, золотые волосы выдавали в ней солнечную, хоть цвет кожи и такая одежда доказывали обратное. И это прекрасно! Гинтар видел в ней некую борьбу, в которой побеждал живой характер возлюбленной Валанди. Эти изящные руки – Гинтар обожал её руки. И любил её вид, когда она знала своё место – гордо поднятый носик вопреки всему, горделивый взгляд – её место выше любой женщины этого мира! И она это знала! И это заводило Гинтара. Его королева. Его госпожа!

«Красиво выглядишь сегодня, – не мог не согласиться и Сектар, посылая ей свои мысли. – Очень жаль, что я так и не добрался до тебя. Но я готов это исправить немедля!» – ну и зловещая же у него была улыбка.

Бросив неодобрительный взгляд на Сектара и мысль «Не лезь ко мне!», Валанди подошла к Гину. Приняла его ухаживания, выраженные отодвинутым стулом, когда она присаживалась за стол, и была очень рада, что он сел рядом. А вот Сектар напротив портил всю картину.

Зато он-то был как доволен – будто всё для него, всё для него. Заринти между тем вопросительно посмотрела на своего супруга. Между ними прошёл мысленный диалог, после чего тот кивнул, а туманная посмотрела на солнечную.

– Валанди, а где ты купила те чудесные туфельки? Которые стеклянные.

И вот именно во время ответа эльфийки, невидимая рука коснулась поясницы Валанди. Но… у Гина руки были на столе. Валанди хватило выдержки не подать вида и спокойно ответить на вопрос матери Гинтара:

– В Сильверсане, госпожа, – как и учил Гин, не поднимала глаза выше положенного. Задумалась, стоит ли упоминать, что это его заслуга или нет, просто сказала: – Гинтар заколдовал их для меня, чтобы было удобно ходить. Рада, что они Вам понравились, – и одарила женщину своей лучшей улыбкой.

– Весьма-весьма. Если найдёте такие же, передайте через моего сына. Уж очень они мне приглянулись.

Интересно, это был намёк на то, что её тут видеть не желала? Или просто, чтобы не ждать их, сын магией переслал?

«Хорошая девочка, – улыбался ей в мыслях Сек. – Это будет моё личное испытание. Интересно, достойна ли ты Гинтара? Советую молчать, золото, если не хочешь, чтобы Гин забыл, что такое любовь к тебе».

Что? И чёрт его знает, блеф или нет. Любовь – сильное чувство, которое даже магия не берёт. Но и Сектар тут славился сильным магом.

Валанди не давали думать: её грудь нежно обхватила чья-то ладонь. Её не было! Даже складки на платье не оказалось, но ведь чувствовала! Нет! Это обман! Просто игра с мозгом! Но… Рука была, и мяла она так нежно…

«Подлец!» – шипела мысленно Валанди. И что ей делать? Ни уйти, ни сказать Гинтару нельзя. Ощущение рук на груди сильно стесняло, а они были ещё и чужими. Вытерпит, сколько сможет, а потом найдет способ уйти.

«А ты моя маленькая красавица, – томно прошептал голос, ощутимее сжимая грудь. Вторая рука легла на вторую грудь, но не сжимала, а гладила ее, особенно тщательно соприкасаясь ладонью с соском.

– Так откуда Вы? – о, еще и Майнсет захотел поговорить.

«Зак, Кая, кто-нибудь, заговорите их», – молила Валанди, но товарищи были теми ещё молчунами.

– Я много путешествую, – пришлось ей самой брать все в свои руки, потому что пауза затянулась. – Бывала почти везде между Сильверсаном и Горами Слез.

Она отрезала кусочек от стейка, поданного как первое блюдо, и подавилась им, когда Сектар вновь зашептал на ушко комплименты. Пришлось запить вином. Она бы оценила этот сладкий нектар, если бы не находилась в такой ситуации.

– Зак в пути гораздо дольше меня, так что может рассказать много больше интересного, – взяв себя в руки, продолжила Валанди. «Давай, Зак, ты герой сегодня, пользуйся этим!»

Но он сухо промямлил что-то о скитаниях в пустошах и набил рот едой. Да и Кая расстроенная витала в своих мыслях. Зак на неё вообще не глянул сегодня, туманные ни на каплю к ней отношение не изменили – это видно, так как для них она оставалась пустым местом.

«Никто тебя не спасёт, моя маленькая нежная девочка», – продолжал быть в голове горячий шёпот. Неожиданно что-то коснулось солнечной внизу. Опять что-то невидимое, но… это были никак не пальцы или руки. Что-то горячее, что-то… влажное.

– Мне кажется, со стейком сегодня постарались на славу, – обратил на себя внимание младший сын. Почувствовав на себе взгляд Валанди, он намекнул, что это было, медленно облизнул языком свои губы. – Аппетитное мясо! Да и выглядит бесподобно. Думаю, я даже попрошу ещё одну порцию, – касание произошло вновь.

– Ты всегда был настоящим хищником, – улыбнулась матушка.

«Подонок, ненавижу тебя», – как же Валанди была зла на него. И ведь ничего не может противопоставить ему! Ее ментально насиловали, а она должна была делать вид, что ничего не происходит. Но ведь и правда ничего не происходило, Сектар только внушал ей это.

Неуютно поежившись, солнечная пыталась пережевать этот чертов стейк, продолжала улыбаться и говорить о ерунде вроде, какой прожарки мясо.

«Через полчаса ты запоёшь иначе, моя радость», – этот шепот был прямо над ухом, хоть никого позади не было. Сектар бросал ей разные образы того, как она вместе с ним занимается сексом. Она, такая нежная, но сильная, взяв весь контроль процесса на себя, медленно и изящно то опускалась на его член, то приподнималась, волнообразными движениями живота дразня младшего сына. А он, довольный, с таким отчаянным желанием пожирал это тело, изредка приподнимался, чтобы поиграться языком с её сосками. В то время как невидимый язычок продолжал с ней тайную пытку.

– За… Закнеа… Закнеыл, – Майнсет всё-таки решил обратить взор не только на солнечную. Ему она всё-таки показалась скучной. И ведь действительно, почему не поговорить с героем? – Как Вам удалось пройти испытания? Понимаю, вопрос довольно глупый, и всё же Вы должны понять, что звёздные, по сравнению с другими расами, особенно грешны, – и думай теперь, оскорбляет или просто факты говорит.

«О да, Валанди… Какой сладкий грех», – этот поганец любое слово на свой лад переворачивал.

Бедная солнечная до такой степени сжала вилку и нож, что побелели костяшки пальцев, а ногти больно впились в ладони. Как могла, гнала эти отвратительные образы от себя, представляя Гинтара рядом с собой, но лицо Сектара настойчиво вставало перед глазами.

– Не знаю, я думал о других, когда мне показывали видения, – тем временем рассказывал Зак. Он взглянул на Каю, вспоминая, что прошел последнее испытание только благодаря ей. А потом он вспомнил похоть и стыдливо отвернулся.

– Уникальный кадр, – сухо бросил Майнсет, но, честно, такие слова да и от представителя такой расы очень сильно врезались в душу, даже коснулись сердца.

– Это похвально, – влезла в разговор Заринти. Ей тоже хотелось внести свою лепту в похвалу к спасителю магии – так теперь тут считали Зака. Но, несмотря на то, что она просила Сека предостеречь звёздного, слишком свеж был оскал Зака. Прекрасная туманная побаивалась его.

Весь этот разговор Сектар неустанно мучил Валанди. Иллюзии того, что вместо языка в неё упёрлось что-то другое, не делал. Это уже было слишком. Но можно было приступать ко второй части плана. Туманный встал из-за стола.

– Прошу простить. Помнишь, матушка, тебе понравился мой чай, который я купил у Хастоарога?

– Да, ты говорил, он кончился.

– Я соврал, и извиняюсь за это. Если честно, приберёг его для гостей. Ты же не обидишься, если остатки я разолью им?

– Мог бы и не спрашивать, родной. Это твой чай.

– Его лучше пить холодным, – обратился туманный уже к гостям. – Как раз к десерту он и остынет.

И хоть младший скрылся в доме, иллюзии продолжали держать бедную солнечную. Да и мысли Зака от него не утаились:

«Хочешь, я ей покажу, через что тебе пришлось пройти?» – усмехнувшись, спросил он уже из дома.

«Только попробуй… – рыкнул Зак в сторону ушедшего туманного. – Разве у вас там не все на секретности держится?»

«Только наши лица. А уж что там мы в голове показываем… Хм, а может, твоей девочке бы понравилось?» – и хоть голос его был тих и почти не слышен, но мысли ещё долетали до звёздного.

– Гин, мы можем уйти? Я плохо себя чувствую, – выдавила Валанди, тяжело дыша.

Ей правда стало дурно от всего этого. Она была близка к тому, чтобы воткнуть вилку в глаз Сектару или начать ублажать себя перед всеми. И как бы она ни отрицала, но то, что с ней делал младший туманный, заставляло мокнуть между ног.

– Вам не понравились деликатесы? – нехорошо спросил Майнсет, явно оскорбившись.

– Отец! – зло сверкнул в него глазами Гинтар, но тут же посмотрел на Валанди. – Что случилось? Это из-за испытаний?

«Избавь меня от твоей «помощи», как и от твоего общества», – бросил в Сектара Зак и, возвращаясь к разговору, произнес с улыбкой (как всегда неудачной):

– Очень вкусно, – и для наглядности опять набил рот остатками со своей тарелки.

Завидев это, Валанди бы посмеялась, но была не в том положении.

– Не хочу никого оскорбить, – она больно вцепилась в руку Гинтара, – но, боюсь, мне необходимо удалиться на некоторое время.

Бедная Заринти. Она так пыталась дать друзьям Гина шанс, а тут Зак опять улыбнулся.

– Да, хорошо, – сам же старший помог Валанди подняться и, извинившись вместе с ней перед родителями, повёл её обратно в дом, потом в свою комнату, откуда выгнал слуг, перестилающих его кровать. Усадив на стул, он наклонился над ней и приложил ладонь ко лбу. – Что такое?

Сектар же, будучи увлечённым своими планами, не почувствовал, как мысли брата и солнечной удалились из сада. И потому, стоя с подносом и четырьмя фарфоровыми чашечками чая, он недовольно похлопал глазами, смотря на пустое место Валанди: «М-да. Долго она не продержалась. Ну ладно». Зато купилась не на него, а сразу пошла искать помощь у старшего.

– Валанди стало нехорошо, – заметила его взгляд Кая. – Она с Гином ушла в дом.

– Что ж, тогда… – идя к столу, ловко держа поднос с четырьмя чашками в одной руке, Сектар пристально посмотрел Кае в глаза, и, судя по всему, между ними происходил какой-то диалог.

Закнеыл с недоверием посмотрел на вернувшегося туманного. Ему очень не понравилось, как он смотрел на Каю.

***

Стоило последней служанке прикрыть за собой дверь, Валанди перехватила руку Гинтара, уводя ее себе за спину и поднимаясь.

– Гин, – зашептала она, облизывая губы. – Твой брат, я убью его, честное слово, – нервный смешок сорвался с губ. Она обняла его, и такой любимый запах обволакивал ее, настоящий, Гинтара, а не того похотливого мерзавца. Но она слишком долго терпела дразнящие атаки. – Возьми меня, или я за себя не отвечаю.

– Ч-что? Что он сделал? – взволнованно спросил туманный, но когда он внимательнее осмотрел её, её взгляд; когда до него дошли слова солнечной, он мысленно поблагодарил брата. А что? Его любимая сейчас просила взять её! Плевать на место и время, Гинтар обнял девушку за плечи и, что бы там ни сделал и ни навеял ей Сектар, он не мог не побыть гадом. Это семейное. – А что мне за это будет? – с хитрецой спросил он.

– Негодяй… Вы точно родные братья, – она прильнула к нему грудью и потерлась вверх-вниз. Переступая с ноги на ногу и желая унять этот зуд, Валанди была готова пообещать что угодно, лишь бы он избавил ее от мучений. – Что ты хочешь?

Гинтар даже не думал смотреть ей в глаза – смотрел только на эти пикантные, соблазнительные груди, которые поднялись и округлились, стоило им прижаться к нему.

– Даже не знаю, – противно медленно протянул он, то ли дразня, то ли, наоборот, желая как-то помочь, Гинтар стал приподнимать подол платья, медленно скользя по ноге, по бедру, пока пальцы не коснулись её белья. Боги, да она вся мокрая. Сектар, ублюдок, что он там ей говорил или показывал? Но… Гин подумает об этом позже – сейчас эта влага напрочь отключила его мозги. Его госпожа была голодная, неудовлетворённая. А так дело не пойдёт. – С тебя будет желание. Пообещав, что исполнишь, можешь взять меня.

В смысле «взять его»? Вот ведь!.. Это его, вообще-то, попросили о таком. Ещё и одолжение делает. Сам же хочет! Вон как глаза загорелись.

– Идет, – и она в то же мгновение толкнула его на кровать, взбираясь сверху. Она грубо тянула его за пояс, чтобы добраться до желаемого, и будь чуть сильнее, точно порвала бы его. Но изящные и ловкие пальчики сейчас тряслись от нетерпения и никак не могли справиться с застёжками. Гортанно рыкнув от недовольства, она наконец высвободила его стоящий член и, не теряя больше ни секунды, оседлала его. И чуть не кончила от одного только ощущения его внутри.

Плавно, медленно, волна за волной Валанди двигалась на нем, то приподнимаясь, то опускаясь обратно, как показывал ей Сектар, будь он проклят. К черту, сейчас под ней был Гинтар, и пусть иллюзии его младшего брата запудрили мозги, она возьмёт от них по максимуму.

Гинтар ожидал всего, но… Хоть каких-нибудь прелюдий, ласк. Однако, чёрт возьми, видеть такую голодную Валанди было высшим наслаждением. Будто маленькая наркоманка готова была продаться за несколько минут секса: сколько страсти, сколько желания. И как старательно она удовлетворяла все свои потребности. Гинтар, изредка запрокидывая голову от наслаждения быть внутри неё, быть под её властью, обхватил ладонями её талию. Прикрывая глаза, он считывал каждым сантиметров своей кожи каждый совершенный изгиб этого тела.

– Как ты прекрасна, – полустоном, полушёпотом произнёс Гинтар, приподнявшись и впившись жадно губами в её сосок, грубо, под стать ей, всасывая в себя сладостный бугорок. – Моя маленькая богиня, – нехотя оторвавшись, он поднял лицо к возвышавшейся над ним сейчас солнечной, жадно впитывая её страсть, не стесняясь стонов и жгучих громких выдохов в её грудь.

Страстная, властная, Валанди наслаждалась каждым движением, каждым прикосновением. Она закатывала глаза, запрокидывала голову, гладила собственную грудь, пока это не начал делать Гинтар, принося ей вдвое больше удовольствия. Она смотрела на него сверху вниз, подчиняя себе одним взглядом. Наблюдала, как он облизывает ее грудь, и из приоткрытого ротика вылетало рваное дыхание наравне со стонами. Вцепившись в серебряные волосы, солнечная рванула их назад, заставляя Гинтара запрокинуть голову сильнее, и впилась в эти пошлые губы, с которых так часто слетало ее имя. А оторвавшись от них, она обвила шею туманного, прижимая его к груди, ускорила темп, доводя и его, и себя до исступления.

С такой стороны он её ещё ни разу не видел, и, надо признать, тому, кто любил и привык подчинять, нравилось подчиняться. Только ей, только одной. Он молчал, когда ему было больно – даже не посмел взять всё в свои руки или сделать сильный толчок. Ему нравилось. Пусть подчиняет, пусть властвует. Он будет делать всё, что она хочет. Прижала к груди? Так Гинтар покорно впился в неё с новой силой и с новой страстью, чувствуя свой пик. Она превращала секс во что-то агрессивное, и он перенимал это – кусал, сжимал то всю грудь, то только сосочек, оттягивая его на себя. Он ускорился лишь когда ощутил сокращение мышц Валанди на своём стволе. Он позволял ей прочувствовать пик власти над своим мужчиной, терпеливо ждал, когда её волна наслаждения пройдёт. Только после этого, обхватив её за талию и приподняв над собой, Гинтар забился в неё так быстро, как только мог, надавив пальчиком на анальное отверстие для более острых ощущений. Он вбивался в неё, удар за ударом, входя до самого основания, кусался, ставил красные отметины на груди.

И когда туманный сделал последний толчок, изливая своё семя вновь в эльфийку, Гинтар с силой шлёпнул Валанди по ягодице, оглушая себя звонким хлопком по упругим мышцам. Ничего не мог с собой поделать – это была маленькая награда для него самого за то, что позволил своей госпоже по-настоящему быть госпожой.

Рвано выдыхая Валанди в грудь, Гинтар не торопился выходить из неё и не позволял Валанди сделать этого, крепко удерживая в сидячем положении. Еще немного… А лучше – весь день. Всю жизнь. Вот так… Прилипая мокрыми от пота телами друг другу, чувствуя, как её мышцы, пусть слабо, продолжают сокращаться, приятно сжимая его член вновь и вновь, словно обнимая, прося ещё…

***

Не ясно, о чём они говорили, но вот Кая время от времени хмурилась, родители вообще делали вид, что ничего не происходило. Сектар же мило улыбался, будто строил из себя какого-то учителя, который что-то ей разъяснял. Он встал рядом с Каей, словно специально, дабы мысли лучше доходили, и стал подавать чашки на стол, каждому на его место, даже для отсутствующих.

Кая отправила кусок мяса в рот, Сектар явно что-то сказал в её голове, после чего бедняжка распахнула глаза и аж подавилась. Сектар усмехнулся, хотел было подать чашку, которую ей поставил перед тарелкой, но та, что была на подносе – ближе. Кая схватила первую попавшуюся и выпила всё содержимое в три глотка.

– Ваша добыча уже мертва, – заговорил Майнсет, не смотря на оборотня. – Куда вы торопитесь, лунная?

– Простите, – хрипло прокашляла она, ставя чашку перед собой. Она злобно посмотрела на Сектара и хотела было высказать ему всё, что она думает по поводу его мыслей, которые он ей в голову отправил, как тут же язык проглотила – с каким-то могильным ужасом Сектар сейчас смотрел на неё.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю