290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 27)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 27 (всего у книги 66 страниц)

Выудив бумажку, Гинтар развернул её и стал читать. Да, действительно, это было от брата.

«Я получил твоё письмо. Хорошо, что отец его не успел перехватить! Ты сумасшедший. Нет, серьёзно. Я был на твоей стороне, даже когда ты решил уйти из дома!»

«Ага, – подумал Гин, – просто моя комната стала твоей комнатой»

«Смолчал, когда ты отказался от своего наследства».

«Интересно, почему?»

«Но влюбиться в солнечную? В это вечно улыбающееся, как дура, создание? Каждый день лицезреть эти режущие глаза волосы? Отвратительно, тебе солнца мало? Ладно, боги с тобой, Гинтар, но этого решения я не приму. Никогда. Если это создание хоть когда-нибудь назовет меня деверем, я сделаю с её сознанием такие мерзкие вещи, о которых ты даже не подозреваешь! Кстати, о разуме… Я догадывался, что моя защита рано или поздно спадет, но ты всегда казался верхом самообладания, и я не думал с возрастом усилить её. Когда приедешь, я создам для тебя стрессовую ситуацию, даже не думай к ней готовиться. Я должен видеть, что происходит с тобой, когда тебе начинает сносить крышу. Обратно поставить защиту – не проблема, не переживай. Но я должен знать, что её может сломать, дабы усилить с нужной стороны. Ах да… Солнечная… Если её воспоминания не заблокированы магическим методом, то я вполне могу их вернуть. Но с тебя должок».

Впервые за все строки Гинтар напрягся. Знает он, как можно влететь, будучи должным Сектару.

«Эх… Сделать предложение солнечной… Туманный и солнечная. Фу, меня тошнит даже во время написания. Буду надеяться, что она хоть красивая. Ладно, жду тебя. Ах да, если ты украдешь у меня возможность разозлить отца, рассказав, на ком ты решил жениться – до конца дней своих будешь не в состоянии своей солнечной доставить удовольствие. Я ясно выразился?»

«Что? Твою ж!..» – Гинтар читал последние строки с округлившимися глазами, что казалось, вот-вот выпадут из орбит.

– Догони Силейз, – комкая письмо проговорил он Валанди. – Это не шпионы, а очень плохие служанки, которые не знают ничего о приличии! – последнее он не просто сказал – плюнул.

– Ладно, но потом ты мне все объяснишь! – до Валанди так и не дошло, что происходит. Она строго взглянула на Гина и вышла вслед за сестрой.

Нашла она ее в кабинете, где Силейз магически проверяла защиту.

– Гинтар сказал, что это не шпионы, – успокоила она её. – Винит во всем служанок, которые прочитали его письмо.

Но правительница никак не реагировала на ее слова.

– Нет-нет, хорошо, что проверила, – выдала Силейз спустя несколько минут. – Видишь эту трещину в барьере? Ещё немного, и мою защиту пробили бы. Кто бы это ни был… Наверняка маги знают, что вы снова у меня, и хотят выяснить, куда направитесь дальше.

Она все рассуждала и рассуждала, не замечая, что Валанди это все неинтересно.

– Вернёмся к ужину? – махнула она рукой на сестрицу.

– Да, да. Я присоединюсь к вам позже, – отмахнулась Силейз, а Валанди вернулась к Гинтару.

– Все же нашла трещину, – буркнула ему солнечная. – Исправит и вернётся.

Она вновь села за стол и принялась за еду, не задавая больше вопросов. А смысл? Захочет, сам расскажет, а биться в стенку больше не собирается.

С той служанкой Гинтар поговорит. Ох как поговорит. Так, что она до конца своей жизни будет этот разговор помнить. Гин не злой, никогда им не был, но вот таких вещей терпеть не мог. Пока не было Валанди, он раз за разом перечитывал письмо. Где-то усмехался, где-то хмурился. А когда вернулась солнечная и сказала про защиту, совсем поник. Да что за жизнь-то такая стала? Ни дня спокойного! Ладно, спасибо хоть, его красавица не допытывает, но… Наверняка обо всём уже догадалась. А что? Только дурак не поймёт. Но тему всё-таки решил начать другую:

– Если твои воспоминания о прошлом не были запечатаны кем-то, то Сектар может их вернуть, но… Ты хочешь этого? Всё ещё?

– Не знаю, – честно призналась Валанди, откладывая вилку в сторону. – Может, сначала поговорить с Заком? Пусть он все расскажет. Правда ли то, что мне говорил палач?

Она спрятала лицо ладонью, вновь переживая самые неприятные моменты своей жизни. Они все так же резали, но уже не могли навредить.

– Вдруг я смогу сама все вспомнить? – она все ещё не была уверена, что хочет вспоминать. Но думала, что ей это нужно, чтобы посмотреть иначе на Зака, чтобы в его присутствии она могла чувствовать себя более непринужденно.

Видя её состояние, Гинтар вышел из-за стола и сел уже рядом с ней, обнимая за плечи и прижимая к себе, нежно целуя в висок.

– Моя злая Валанди хочет поговорить с Закнеылом? Кто ты и что ты сделала с моей эльфийкой? – но прежде, чем та даже успела на него посмотреть, Гинтар весело щелкнул её по носу и сказал более серьёзно: – Всё будет так, как ты захочешь, родная. Захочешь вспомнить – брат сделает. Захочешь – он скроет другие воспоминания, и никто уже не сможет их отыскать. А хочешь, можем пройтись по городу, – последнее было сказано так неожиданно, что не сразу понимаешь, что тема сменена. – Мне показалось, тебе понравилось выбирать Кае платья. Почему бы не купить им какие-нибудь сувениры? А может, ты хочешь что-нибудь приобрести себе? – и говоря это, Гинтара будто озарило. Ведь Валанди так хотела понравиться его родителям. Пусть это и бесполезно. Почему бы не направить её энергию на это? – Точно! А давай мы подготовим тебя ко встрече с моими родителями? Я помогу тебе выбрать подходящий наряд!

– Я и правда хотела кое-что прикупить, – оживилась Валанди. – И мне очень интересно, какой наряд может понравиться тебе, ведь тогда у солнечных ты предоставил выбирать все мне.

– Хм… Какой наряд нравится мне? – наигранно приложив палец к губами, Гинтар поднял глаза к потолку, потом медленно перевёл взгляд на солнечную… потом на её грудь… Облизнув палец, эльф поддел край её рубахи у груди и медленно стал тянуть вниз, оголяя для себя грудь девушки сантиметр за сантиметр. А губы горячо прошептали на её ушко: – Я вообще не люблю наряды! Я просто ненавижу их, особенно на тебе.

– Не думала, что ты такой похотливый, Гинтар, – усмехнулась солнечная. Она облизала губы – как этот жест ее возбудил! Но сейчас они были не в том месте и не в то время. Она остановила руку Гина. – Не могу же я ходить все время нагишом. К тому же, в девушке должна быть загадка, вещь, которая должна заставить мужчину желать ее даже больше, чем обнаженную.

– Это ты делаешь меня таким похотливым, – всё так же шептал, но руки убрал. Только попытался своим языком её поймать, когда она соблазнительно коснулась своих уст. – Обещай мне, что когда мы найдём какую-нибудь пустошь с одиноким домиком, ты неделю будешь ходить при мне голенькая.

В его глазах действительно читалось это желание, и он искренне надеялся услышать её «да», уже вообразив, какой же насыщенной станет та неделя. А пока ждал, встал и подал Валанди руку, приглашая пройтись по рынку. Не просто же так предлагал!

– Только если ты тоже так сделаешь, – и прежде чем поправить рубаху, она быстро сама ее чуть опустила, демонстрируя соблазнительные изгибы, и кокетливо подмигнула, давая свое согласие на его план. И только после подала руку.

– Ну нет, голый мужчина не так красив, как женщина. Да и кто же меня будет раздевать? – подмигнул он скорее открывшейся ключице, чем самой девушке.

На этой ноте пара вышла из замка, так и не предупредив Силейз. Да и надо ли? Она все понимала. Из замка они вышли молча, как-то Гинтару не хотелось говорить рядом со стражниками или мимо проходящими служанками, которые ещё смели оборачиваться и мило хихикать им в спину. Гин не понимал, что это они солнечной радовались. Да и ей было не очень-то приятно.

Сильверсан встретил их приятным рыжим закатом и теплым освежающим ветерком. Людей становилось всё меньше, но то и дело рядом с домами можно было встретить бегающих детишек или соседок, мило щебечущих о разных житейских вещах. На рынке же было более людно, но вот уже четверть лавок закрывалась, продавцы зелий и трав собирали свои вещи в мешки, довольные жители возвращались с покупками домой. Везде слышался смех, виделись улыбки, но не такие приторные или словно наигранные, как у солнечных. Да и прав в чём-то Сектар – слишком много золотых голов сильно били по глазам. А вот одна голова всегда могла заменить солнышко. Особенно, если эта голова такая любимая.

– Платья? Сувениры? Я-то Кае точно хочу что-нибудь интересное подарить. Да и Зака хочется порадовать. Есть мысли что им можно купить? – спросил Гин, проходя мимо украшений из заморских земель. С одной стороны ему действительно было важно, если эльфийки подружатся, и Валанди примет участие в поиске подарка. А с другой стороны он также надеялся, что вот из-за таких мелочей, шаг за шагом, но Валанди сможет иначе взглянуть на Закнеыла, а тот перестанет её избегать.

– Хм, даже не знаю, – задумалась солнечная. Она постучала пальчиками по подбородку, осматривая лавки в округе. – Кая хотела стать более женственной, может, ей заколку какую купить? Или ещё одно платье. Ты с ней дольше знаком, как думаешь, что сможет показать ее как женщину? – обратилась она к Гину. Хотя понимала, что скорее всего этот вопрос ей придется решать самой. Из туманного тот ещё помощник.

– Манер, – тяжело выдохнул друг, на удивление всё-таки ответив на вопрос. – Я, когда с ней только познакомился, вообще думал на месяц к родителям отправить, дабы ей манеры привили. Наверное, лишь после встречи с ней понимаю, отчего туманные так лунных не любят.

Но хоть он и говорил такие нехорошие вещи, на лице всё равно сияла приятная улыбка. Ему понравилась идея с заколкой – у лунной волосы всё время были распущены, а так хоть какой-то аккуратный вид будет придавать.

Гинтар подошёл к прилавку с разными украшениями – дорогими и не очень. Долго выбирал только взглядом, игнорируя любые слова со стороны торговки. После чего всё-таки вытянул симпатичную, пусть и дешевую зелёную резинку, украшенную более тёмными зелёными камнями.

– Вот эту, – решил он.

– Отлично, мне она тоже понравилась, прямо под цвет глаз, – одобрила Валанди выбор Гина. Она ещё раз окинула взглядом представленные на продажу украшения, но глаз больше ни за какое не зацепился. Пока Гин расплачивался, она пошла дальше, раздумывая над подарком Закнеылу. Да, она прислушалась к словам и подумала, что действительно не помешает и ему что-то купить, ведь… надо будет с чего-то начать разговор. Только вот что может понравиться звёздному?

Гинтар отсутствовал долго. Валанди заметила, что он отошёл к уходящей торговке с цветами, долго с ней о чём-то говорил, деньги отдал, но… к солнечной вернулся без цветов.

Он заметил задумчивое выражение лица Валанди и почему-то догадался, о чём она размышляла.

– Помнится, ты Заку что-то про перчатки говорила, – как бы напомнил Гин. – А вообще, он так о своих клинках заботится, что аж захотел с ними в другой город пойти. Может, стилет какой-нибудь?

– Точно! Перчатки. Спасибо, что напомнил, – заулыбалась она. Валанди ему и правда задолжала за тот раз, да и с плащом до этого напортачила. А вот насчёт стилета… – Нет. Раз клинки у него персональные, то и другое оружие пусть лучше сам подбирает, а вот что-то по уходу за ними можно прикупить. Масла или точильные камни, например.

Задумавшись, она не заметила, как начала разглядывать кинжалы в ближайшей лавке, которая ещё не закрылась. Она всё ещё питала надежды найти оставшиеся «Когти Бальзура», хотя прекрасно помнила из книги в библиотеке, что они были далеко отсюда, и достать их не представлялось возможным. Даже как-то опечалилась при этой мысли.

– Пошли, пошли, – смеялся туманный, уводя эльфийку от холодного оружия. – А то мы так до ночи их рассматривать будем.

Он-то не знал про её тайные желания. Думал, просто рассматривает. Вот они и подошли к строгой гномке, которая торговала походными вещами: как раз от плащей до перчаток и сапог. Вот купить себе новые сапоги Гинтар не поскупился – эти уже пришли в негодность. И пока Валанди выбирала перчатки, сам он отошёл к дому с вывеской «Рыбья Игла». Он поспешил зайти туда, лишь бросив Валанди сухое:

– Я сейчас.

Но это его сейчас растянулось на очень долго… Этот лживый поганец, оказывается, весьма неплохо разбирался в одеждах! Просто не любил это делать. И в «Рыбьей Игле» на злость торговкам выводил их из себя, словно Закнеыл в кузнице. Он, как и обещал, готовил наряд для Валанди, чтобы хотя бы чуть-чуть она могла понравится если уж не отцу, то хоть матери, а она, будучи первой красавицей острова и всей любовью Майнсета, отца Гина, вопреки правилам, негласно главенствовала в доме. Она сможет повлиять на отца, но только если постараться. И Гинтар из кожи вон лез, в поисках того, что может подойти.

А Валанди успела купить за это время не только перчатки для Зака. Она присмотрела несколько ремней для ее нового снаряжения, которое должно было готовиться к утру у портнихи, а также ей понадобился новый пояс для кинжала. Закончив с покупками, она обернулась в поисках Гинтара, но его нигде не было видно. Она вернулась на то место, где последний раз видела его, и стала в ожидании.

И всё равно ей пришлось выждать ещё минут пятнадцать. Зато Гинтар вышел полностью удовлетворённый собой. Даже не заметил, что солнце почти скрылось, и улицы освещали пока ещё светлые облака. Работать осталось лишь десять процентов торговцев.

В руках он нёс аккуратно завёрнутые три свертка – один большой, в нём явно было платье. Во втором обувь, а в третьем украшения.

– Тебе оно явно не понравится, – сразу предупредил туманный. – Но моя матушка должна оценить. Ой… я долго, да?

Услышав фразу о матери Гинтара, Валанди напрочь думать забыла, что начала злиться на его нерасторопность. Она с интересом посмотрела на свёртки, пытаясь по одному их виду распознать, что там внутри.

– Сгораю от любопытства. Дай скорее посмотреть, – она подпрыгнула к нему и хотела вырвать обновки из рук, однако Гин ловко увернулся, и Валанди впечаталась в него, практически обняв.

И держа свёртки над головой, он быстро поцеловал эльфийку в макушку и отошёл.

– Не так быстро. В замке. Платье было велико на тебя. Женщины наскоро сделали пометки, где раскроить, где укоротить… Работы немного, завтра уже сможешь на него посмотреть, а вот…

Два небольших свёртка он всё же протянул. В одном были стеклянные (нет, не хрустальные) туфельки, которые больше годились для украшения комнаты. Но симпатичные, на маленьких каблучках.

– Я их зачарую, чтобы тебе было удобно, – и дабы красавица не взглянула на него как на умалишенного, добавил: – Моя мама обожает всё, что связано со льдом, стеклом и с синим цветом. Думаю, в толпе ты бы её узнала сразу.

Во втором же было простенькая цепочка с голубым полудрагоценным камнем, который больше напоминал сапфир в форме слезинки. Два браслета-цепочки и кольцо с таким же камнем.

– Красивые, – завороженно промолвила Валанди. Она вдруг засмеялась. – Кажется, у нас с твоей мамой будет, что обсудить. Мне тоже нравятся такие холодные цвета: голубой, синий и… серый, – она заглянула ему в глаза. Его серые глаза, которые безумно ей нравились.

– Увы, вкусы в цветах – это еще не всё, – улыбнулся туманный, наклонившись, чтобы поцеловать солнечную в носик. – Я еще буду учить тебя сидеть за столом, ходить, говорить. Я знаю, как сестра правительницы, ты всё это умеешь, но различия всё же есть. Если уж не понравиться моим родителям, то хотя бы постараемся сделать так, чтобы они придраться не смогли.

– Опять уроки этикета, – Валанди скуксила носик, вспоминая ненавистные уроки сестрицы. – Зачем мне все это, если я буду молчать и глаз от пола не отрывать?

Она расстроенно отпустила его и направилась в сторону замка. Все эти знатные манеры она ненавидела больше всего. Зачем они, когда ты большую часть времени носишься по лесу за добычей или играешь в карты на деньги с бандюками? То, как держать вилку за столом, ей ещё ни разу в жизни действительно не пригодилось

– Нет, милая, никакого этикета. Ты основы знаешь, а семья у меня не царская, чтоб настолько блистать знаниями о правилах держания ножа и вилки, – забрав у неё свои свёртки в одну руку, второй он приобнял её за талию и, задавая неспешный темп, начал свой первый урок: – Глаза не в пол. Ты же не слуга. Обычно, наши женщины смотрят в область сердца. Если твой взгляд опустится ниже пояса, это будет знаком, что ты не проявляешь уважение, а ставишь себя ниже. Осанка при этом ровная, голова чуть опущена, – и дабы продемонстрировать, остановился и показал. Ну да, выглядело действительно не так, будто он раб какой. Больше напоминал в таком положении застенчивого скромника. – Даже если останешься с моей матерью наедине без мужчин, на правах хозяйки заговорить первой должна она. Если она разговора не начнёт, значит… – а он сам не знал, что это значит. С Манари она всегда разговаривала. – Ладно, просто не буду вас одних оставлять. Ах да! И ещё – при моём брате весь этот спектакль можно не изображать. С ним будь собой, но ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах, без моего разрешения не смотри ему в глаза!

– Хорошо, я постараюсь. Ради тебя, – она улыбнулась ему одними уголками губ. – Твой брат такой страшный, что ему нельзя смотреть в глаза?

– О нет, мой брат, как мать, – один из самых красивых эльфов на острове, – но взгляд его говорил что-то вроде: «Только попробуй взглянуть на него как на мужчину!» – Но он сильный маг. Один из сильнейших. И если учесть, что он непредсказуем, я бы не рисковал.

========== 19. Для поддержания разговора ==========

В замке Гинтар пошёл в комнату Валанди, но лишь затем, чтобы показать платье. Оно было длинное в пол, голубое, с редкими тёмно-синими рисунками на пышном подоле и с прозрачным длинным шлейфом позади. Хоть рукава были до самых пальцев, плотно охватывая руки, спина же была открыта, и купольный вырез на груди, дабы можно было украсить кожу каким-нибудь украшением.

– Тебе оно совсем не идёт, – поморщился Гинтар, смотря на переодетую солнечную. – Но в таком маме ты должна понравиться.

– Оно ужасно! – в сердцах воскликнула Валанди. Она ни в коем случае не хотела никого оскорбить этим, но… – Ладно подол, с этими бесконечными слоями ткани ещё можно смириться, но спина! Ты только посмотри – все мои шрамы на виду, – она покрутилась перед зеркалом, разглядывая эту неприятную картину. Валанди была готова вытерпеть любое платье, но при условии, что её спина никому не будет видна, но здесь все жуткие белые полосы были открыты, их не скрывала даже полупрозрачная ткань. – Ты уверен, что в этом я смогу понравиться хоть кому-то?

– Я уже подумал об этом! – поторопился успокоить её Гинтар. – На островах купим тебе подходящий плащ – в той лавке ничего не нашлось. Мы живём слишком близко к воде, и родители не заподозрят, что вам всем будет немного холодно!

Но он не мог не засмеяться на её реакцию. Эх, знала бы Валанди, что это – ещё лучший вариант! Платье было отправлено портнихам, а Гинтар ушёл в свою комнату.

Уже перед сном туманный получил записку, что Закнеыл и Кая сели на корабль. Он тут же побежал будить Валанди, и они вместо сна готовились к отплытию, ведь по расчетам корабль должен был идти пару дней, а записка долетела за полтора. Плыть до острова предстояло почти неделю, и большую часть времени пара, да и Силейз им помогала, собирали еду и воду на четверых. Валанди всё-таки не забыла спросить у сестры средство для Каи от укачивания, чему Гинтар был очень благодарен – никак и нигде не могли найти такое снадобье.

Уснули где-то в три часа ночи в комнате Валанди, пока упаковывали подарки. Утром же бежали в порт. Почему бежали? Потому что проспали, хорошо старшая сестрица разбудила. Правительница предложила проводить их, но Валанди в своей манере лишь отмахнулась от неё и поторопилась закончить с растянувшимися прощаниями как можно скорее.

С корабля уже сошли все те, кто приплыл в Сильверсан. Отправляться на Туманные острова мало кто желал, и потому через толпу пробиваться не нужно было. Лишь купцы да сами туманные, уехавшие из родного дома на мир посмотреть или судьбу отыскать.

Гинтар и Валанди поднялись на палубу последними. Гин не успел даже дух перевести, как к нему тут же подбежала лунная, крепко обнимая своего друга. Да и туманный в долгу не остался – вдохнув знакомый и любимый запах лунной, он поднял её на руки и, покрывая щечки и макушку поцелуями, закружил. Как же волновался, как же беспокоился и как же хотел скорее увидеть. Даже и не подозревал, насколько привязался к этой дикарке.

– Гин, меня сейчас стошнит! – заверещала оборотень. Туманный засмеялся и опустил подругу, всё ещё крепко обнимая в своих руках.

– Скажи Валанди спасибо – она принесла самый лучший для тебя подарок!

Кая, как будто вспоминая, что она с Гином и Заком не одна, посмотрела на солнечную и сдержанно ей кивнула с улыбкой. Нет, она уже давно была хорошего о ней мнения, но… Они же не подруги, не обниматься же им тут. Стоит отметить, что лунная выглядела позеленевшей и явно ослабевшей от постоянных позывов. Ну, не переносила она плаванья!

– Держи. Это тебе от сестрицы, чтобы ты не умерла от качки за эту неделю, – Валанди с усмешкой ей протянула пузырек с густой зеленоватой жидкостью. – Знаю, оно выглядит подозрительно, но Силейз уверила, что должно помочь.

Отмахнувшись от благодарностей, которые лунная и не собиралась отвешивать, Валанди ушла на свое любимое место на корабле – бак. Ну, не могла она смотреть, как Гин любезничает с другими девушками. Она понимала, что так он проявляет дружбу к Кае, но все равно ей было не по себе от таких нежностей к другой. Дабы не доводить до конфликта, она решила просто избавить себя от этого зрелища. Да и присутствие Зака все ещё действовало на неё угнетающе, как бы она с этим ни боролась.

К тому же Валанди расстроилась, что Гин ничего не сказал по поводу ее нового снаряжения. Конечно, на это не было времени, но мог бы и обмолвиться словечком. Она ведь практически по его просьбе сменила любимые кожаные штаны на короткую юбку, а точнее облегающее платье. Ножки ее защищали высокие сапоги, а выше колена – чулки из тонкой, но прочной кожи, оставляя лишь малую часть бедра открытой. Кинжал висел на новом поясе, а колчан со стрелами крепился ремнями, сцепленными на груди. Левое плечо и всю руку скрывали длинная карга и наплечник, прикрывая в том числе и новый шрам в коллекции солнечной. Конечно, всю эту красоту скрывал тёмно-серый походный плащ – ещё одна причина, почему Гин мог промолчать. Однако, настроение не задалось, и солнечная не хотела своим хмурым видом портить его всем окружающим.

Кая проводила Валанди взглядом, как и Гин, и лишь после его одобрения выпила зелье. Конечно, сразу оно не помогло, так что пока она просто наслаждалась пришвартованным кораблём в объятиях туманного.

– У вас всё прошло хорошо? – взволнованно спросил он подходящего к паре Закнеыла, да и не просто спросил, но и протянул руку. – А это что такое?

Второй вопрос был адресован Кае, когда Гинтару попался на глаза шрам. Да, последствия яда всё-таки оставили некрасивый шрам от ключицы до самой кисти.

– Сейчас всё хорошо, – мило улыбнулась лунная. Всё равно для этого шрама придумали милую сказку, что это действие того кнута Гласки. – Разговоры можно оставить на вечер, разве нет?

– Нас немного потрепало перед отплытием. Мы все расскажем в подробностях позже, – поддакнул Зак. – У вас все обошлось?

Он ответил на рукопожатие. Как и договорились, звёздный и лунная делали вид, что между ними ничего не произошло. Зак старался даже не смотреть на Каю, чтобы в его взгляде ненароком не проскочила нежность, которую могли заметить, да и не нарушал установленную дистанцию.

– Да, у нас тоже всё хорошо. Мы с Валанди проспали немного – не позавтракали. Как насчет того, чтобы всем вместе собраться, подкрепиться и обговорить всё?

– Мы с Закныалом две каюты приобрели, можно там и собраться.

– Кая…

Гинтар устало потер лицо, но даже по её коверканью имени соскучился. Но он правда надеялся, что Зак хоть ей за это подзатыльники давать будет. Лунная пошла показывать каюты, подталкивая звёздного, мол, давай-давай, иди. А сама, уверенная, что Гин не видит, провела ладонью по руке Закнеыла в неком прощании.

Несмотря на большой корабль, каюты были маленькие, с двумя висящими друг над другом гамаками.

– Эта девичья, – открыла Кая дверь. – Соседняя – ваша с Заком.

– Хорошо, – отдав звёздному сумку с продовольствиями, Гинтар махнул паре рукой. – Я отыщу Валанди и мы всё обговорим, а вы пока разложите еду.

Сам-то он, конечно, удивился, что солнечная так быстро пропала, но он не мог разорваться – хотелось хоть несколько секунду побыть с Каей. Её поиски с его «нюхом» проходили забавно:

– Солнечную эльфийку видели? Солнечная! Вот такого роста, в милом платье?

– Я здесь, Гин! – крикнула ему Валанди с носа корабля, заметив в толпе. Она махала ему рукой, пока он не приблизился. – Закончили с приветствиями уже? Я специально дала время тебе побыть с Каей, без меня, – не без удивления спросила она.

Устроившись на баке, Валанди наблюдала за слаженной работой матросов и капитана, отдающего приказы. Корабль вот-вот должен был отшвартоваться, поэтому работа на нем кипела полным ходом, а солнечная предвкушала время, когда они наконец выйдут в открытое море, и она вновь почувствует морской бриз на лице и в волосах. Даже немного воодушевилась перед предстоящим путешествием, несмотря на опасности и, возможно, не очень радушную встречу с туманными.

– Но моя встреча с Каей не обязательно должна проходить без тебя, – туманный подошел к ней сзади и, положив ладонь на её макушку, грустно усмехнулся. – Я понимаю, тебе должно быть тяжело, что я мечусь между двумя эльфийками. Но уверяю тебя, мои чувства к ней не более, чем братские.

Хотя, конечно он знал, что она это понимала. Тогда… может дело в другом?

– Или ты всё-таки из-за Закнеыла ушла?

– Все вместе, – честно призналась солнечная и усмехнулась, хотя улыбка получилась больше грустная. – Я все понимаю, но ничего не могу поделать с собой. Ревную, хотя, казалось бы, чтобы уйти от меня к другой, нужно быть полнейшим глупцом, – а у нее и правда самоуверенности прибавилось, самооценка вознеслась почти как до происшествия. – А против Зака, кажется, у меня выработался инстинкт на подсознательном уровне, – она фыркнула сама на себя, недовольная этим заключением. – Что в нем такого, что отличает его от звездных? Ну, кроме того, что он подчинил их тягу к насилию?

Гинтар от всего сердца посмеялся на её слова об уходе к другой. Ах, знала бы она, как туманный был с ней согласен. Это явно подняло ему настроение, и после слов солнечной, он взял её на руки и закружил, как несколько минут назад лунную.

– Назови меня слишком самоуверенным, – при этом говорил он, – но он не только подчинил эту тягу, а ещё и вырастил в себе такое чувство, как дружба. Да, назови меня идиотом, но мне кажется, мы ему небезразличны. Он мог с нами не идти. Он мог нам не помогать. Он мог не вносить свой вклад, когда мы устраивали лагерь. Каю мог с собой не брать и мог не рисковать своей жизнью ради каждого из нас, но… – только во время этой паузы Гинтар поставил эльфийку на ноги. – Но он это делал, моя милая Валанди.

Ее звонкий смех на это действие привлек слишком много внимания, и она немного смутилась, когда Гин поставил ее на ноги, спряталась за ним от любопытных взглядов.

– Тут ты прав, – буркнула она ему в грудь. – Продолжу дальше искать в себе силы, чтобы… принять его. Пойдем в каюту.

– Насильно не полюбишь так же, как и насильно мил не будешь, – с умным видом сказал Гинтар. На взгляды он гордо вскинул голову, а туманные пассажиры лишь косо глянули на своего собрата, который ошивался в такой дурной компании. – Если он тебе не нравится – ну и ладно. Но избегать тоже не следует.

Взяв эльфийку за руку, туманный повёл её в уже указанную каюту, попутно рассказывая о том, где будет ночевать она, где мальчики. Зак и Кая уже во всю уплетали сделанные бутерброды – им-то вообще в тот день не до покупок провизии было.

– Ну, рассказывайте, – сказал Гин и, взяв один из бутербродов, в наглую улёгся на гамак, пока остальные – кто на полу, кто на одном стуле, собрались вокруг сумок.

В основном рассказывал Закнеыл, даже не позволяя кому-то усомниться в правдивости его слов. Они с лунной нашли прибежище у семьи гномов, которую потом убила одна магичка. Кая с гордо задранным носом объявила, что на одного врага теперь у них меньше.

– Судя по словам моей копии, это была та самая ведьма, которая и клеймо Валанди поставила, и твою копию создала, Гин.

– Надеюсь, она мучилась, – вставила Валанди, но как-то боязливо покосилась на Гина – он же не любит, когда она говорит о таких жестоких вещах.

– Кая ее на клочки разорвала, – непонятно, то ли с гордостью, то ли с досадой произнес Зак. С одной стороны, они покончили с сильным врагом, который досаждал им на пути, а с другой… он не хотел, чтобы Кая становилась кровожадной убийцей. Бросив на лунную взгляд, он продолжил: – Но мы все-таки сделали то, зачем шли в Доусон. Покажи им, – намекнул Зак на обновку.

Да и самой лунной не особо нравилось, когда о ней говорят вот… так. За что Закнеыл и был удостоен неодобрительного взгляда. Вот только заметил ли он? Ведь стоило услышать о клинке, как она сразу воодушевилась. Под гамаком, на котором лежал Гинтар, был её рюкзак. Рукоять меча торчала из него, и лунная с лёгкостью достала его, сразу же протягивая Гинтару. Тот, будучи не особым любителем холодного оружия и принимающий их лишь как обязательство, недолго осматривал его. Но по глазам видно – понравился. Красивый. Вместо лунной, он протянул его посмотреть Валанди.

– Это же рубидий? – спросил туманный звёздного. – Дай угадаю, за этот клинок заломили большую цену, верно?

– Ещё какую! – взбунтовался Зак, он помнил, как долго ему пришлось спорить с гномом, который ни в какую не хотел уступать.

Валанди же оценила по достоинству кинжал. Для нее он выглядел, как настоящее произведение искусства. Она завороженно рассматривала тонкие красные прожилки на металле, осторожно проводила пальцами по ним, а рубин вызвал неподдельный восторг.

– Сокровище, – признала заслугу мастера она. – Его ещё зачаровать – цены бы не было, – она вернула его владелице с улыбкой.

– Я надеюсь, вы его хотя бы не за назначенную цену приобрели? – спросил Гин.

– Нет, конечно! – а вот Кая с гордостью посмотрела на Зака. – Я там замёрзнуть успела, пока он спорил с тем гномом. В общем, думаю, о нас он много чего хорошего подумал, благо говорить вслух не стал, – забрав свой подарок, Кая с такой любовью посмотрела на него. – Теперь точно буду тренироваться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю