290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 45)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 45 (всего у книги 66 страниц)

Валанди и Закнеыл были предоставлены друг другу, как и Манари. Через томительный для всех день, на утро, туманная приказала одному из своих солдат доставить ей завтрак, который она немедленно употребила, не заботясь о других для неё незнакомцах. Но… она не меньше Валанди переживала за Гинтара, и когда солнечная не дежурила возле двери в комнату, дежурила Манари.

И пока туманная принцесса единственная набивала желудок, Валанди улучила момент, чтобы пробраться к Гинтару, когда с ним закончили. Каю все ещё держали без сознания, но туманные маги взяли небольшой перерыв – им тоже нужен был отдых. Поэтому в комнате они оказались одни.

– Ну, как ты тут? – заметив, что Гин не спит, Валанди присела у его кровати и с беспокойством заглянула в ставшее прежним лицо.

– Всё хорошо, родная, мне намного лучше, – и правда, лицо помолодело, порозовело, да и силы явно наполнили это тело. И всё же беспокойство ещё таилось в его глазах. Всё время, что он был в сознании, неотрывно смотрел на Каю, но сейчас, когда перед глазами появился лучик надежды, Гин улыбнулся и коснулся ладонью её лица. – Прошу тебя, прости, что мы так поступили. Но ведь ты должна нас понять – мы шли, не зная на что. А после того, что случилось… тогда, я просто не мог себе позволить подвергать тебя такой опасности.

– Ты слишком меня оберегаешь, – она положила свою ладонь поверх его и закрыла глаза. Все же она была счастлива, что он так заботится о ней, и не могла сердиться. – И хоть я и не в обиде, но не забывай, что я тоже умею сражаться. Может, не так хорошо, как Зак, да и магии нет, но толк от меня тоже может быть. Я бы не стала искательницей, если была совсем бесполезна, – она улыбнулась на эту самоиронию.

– Но не сравнивай бандитов с профессиональными убийцами, – серьёзно сказал Гинтар. – Одна женщина смогла взять за жабры двух оборотней. Ты же понимаешь, что такого обычный бандит сделать не может?

А мысленно посмеялся. Его бы за шутку про жабры сейчас убили бы. Приподнявшись на здоровой руке, Гинтар ею с лёгкостью обхватил Валанди и усадил к себе на колени, утыкаясь носом в плечико. Он думал, тот день для них никогда не закончится. Но вот туманный сидит, пусть и со швами, пусть и уставший, но подле своих любимых женщин. Пусть с одной и придётся повозиться, зато… Кстати…

Ведь ему так и не предоставилась возможность поговорить с Валанди о Манари. Если туманная лишь смущенно опускала лицо и жала плечами на вопросы о Валанди, просто не желая обсуждать солнечную, то красавица не будет сдерживаться в словах:

– Ты говорила с Манари? – этот вопрос сильно волновал его: взаимоотношения двух эльфиек. Одна была безгранично влюблена в него, а Валанди была его невестой… пусть и сама об этом пока не подозревала. Он бы не желал видеть конфликт между ними.

– Нет, – при упоминании этого имени Валанди нахмурилась. – Она со мной не говорила, а у меня не было особого желания первой идти на контакт. Она поставила своих людей караулить двери сюда, чтобы меня не пускать к тебе. Пришлось ждать, пока они отлучились, чтобы проскользнуть мимо. А ещё она заказала завтрак только на себя – тоже мне принцесса, – ворчала солнечная, пока до нее не дошло, что все её нападки выглядят так по-детски. Она надула губки и положила голову на плечо Гинтару. – Но не такая уж она и скучная, как ты говорил. Вон как резво прискакала на выручку и меня по дороге подобрала.

Гинтар слабо засмеялся на её лепет и тут же поцеловал эти надутые губки.

– Она остаётся туманной, не забывай. Ей важно, чтобы были накормлены её эльфы и я. Вас она знать не знает. А вот что касается караула, здесь я на её стороне, – Гин обхватил её личико руками и заставил посмотреть на себя. – Они – не мой брат. Им нужно полное сосредоточение, чтобы работать с головой Каи. И, судя по тому, что она ещё без сознания, выбить действие ритуала у них не получается. Кстати, а тебе-то она не рассказала, как Сектар узнал о нас?

– Нет.

Валанди отвела глаза в сторону. Она-то лучше других знала, Манари, наверное, и не подозревала даже ничего. Рассказать ему сейчас? Разозлится, узнав, что она его обманула в прошлый раз, но и продолжать скрывать дальше не могла. Но что, если Сектар исполнит все свои угрозы по этому поводу? Валанди закусила губу, не решаясь больше смотреть Гинтару в глаза, а внутри нее шла своя борьба между совестью и страхом.

– Прости меня, – единственное, что смогла выдавить она. А мысленно позвала Сектара, надеясь, что он ответит, потому что слова Гина подали ей идею.

«Даже не проси, я не полезу в клетку к зверю, – мгновенно был ей ответ рассерженного, но слабого голоса Сектара. Он-то сразу догадался. Нет, даже прочёл, о чем его хотели попросить. – Ты думаешь, я с тобой не связывался после сирен от скуки? Нет, дорогая, потому что работать с чужими головами на таком расстоянии то же самое, что Гинтар проделывал все эти фокусы – я начинаю тратить свою жизнь».

– Не страшно. Неважно, как он узнал, главное, что даже на расстоянии он продолжает о нас заботиться, – обратно прижав к себе Валанди, Гинтар тихо хихикнул: – Нет, правда, когда-нибудь ты с ним обязательно поладишь. Он правда нормальный, когда не ведёт себя как придурок.

«Сам придурок».

Валанди только фыркнула на эту короткую, казалось бы, одностороннюю перебранку.

Значит, не поможет. Тогда им остаётся надеяться, что присутствующие здесь туманные справятся со своей задачей и спасут Каю. Если бы Валанди могла помочь как-нибудь ещё…

– Может, сходить опять к Брайану, поспрашивать у него? Через этого старика прошло множество артефактов, наверняка найдется такой, который поможет Кае. А если усилить магию кольцами Зака? Хотя нет, они же стихийные, – рассуждала вслух солнечная. – И вообще, как у Зака получилось применять магию? Ты видел, что он творил? Он сжёг эту жрицу заживо.

– Можно, но я боюсь, что, чем чаще её будут бить по голове, тем мы просто хуже сделаем. У нас нет времени. С ритуалом-то справимся, но как бы её саму в овощ не превратили. Или, чего ещё хуже, не отшибли память. Тогда точно на острова придётся возвращаться за силой брата.

Что же касается Зака, то, лёжа тут, Гин вспоминал это, прокручивал раз за разом эти огненные вспышки и ветряные порывы, которые даже до него доставали на поле боя. И с тяжелым сердцем он признавал, что Закнеыл был достойным. Достойным всего! Колец, Каи, магии. Гинтар и половину не мог совершить того, что творил в тот вечер звёздный, а это при том, что туманные – единственные носители магии! Закнеыл же ей пользовался будто с рождения всё о ней знал, когда Гину и Секу приходилось годами учиться! Сейчас он не хотел говорить с Валанди о нём. Слишком сильно змеями копошились в сердце зависть, ревность, обида и стыд.

«Слушай, из того разговора, что Гинтар тебе сказал про ритуал, когда вы в город ехали… Так, может, она исполнит свой долг перед Заком? А что? Технически, свой долг, навязанный ритуалом, она выполнит. Как там парни это объясняли? Дарует силу звёздным. Или «толпа» звёздных – это обязательный пункт в соглашении?» – но Сектар честно хотел помочь, иначе бы уже заткнулся и не предлагал столь глупые идеи.

– Ты посиди дома, – продолжил Гинтар. – Я попрошу Манари доставить еду и вам, а сам сбегаю пока к Брайану.

– Ну уж нет, я тебя одного больше ни на миг не оставлю, – и обняла его очень крепко в доказательство своих слов. – Пойдем вместе. И туманных заберём, пусть Зак останется с Каей. Он же всегда в таких случаях находил выход. Ну… с сакодкой, ячиганом там… Чем ещё её опаивали? Он же звёздный, а Кая должна дать силу звёздным, вдруг сработает? – передала она идею Сектара. – Правда, она думает, что Зак – это король, так что добровольно не дастся. Бедный Зак…

Стоило ли говорить, как на эту идею отреагировал Гинтар? Кажется, его тело даже накалилось – первый признак того, что он полон магии, раз она «танцует» под его эмоции.

– Я не позволю ему совершить насильственное действие. Мы ещё не испробовали нормальные варианты, – особенно он сделал нажим на слове «нормальные».

«Ну и пожалуйста! – Валанди то ли специально, то ли так получалось, но прокручивала в голове почти каждое слово Гина, и Сектар позволял себе иногда отвечать. Скорее по привычке – понимал, что солнечная ему ничего не передаст. – Вот когда эти дилетанты превратят разум твоей ненаглядной в фарш, ко мне даже не смей подходить за помощью!».

Гинтар глубоко в душе понимал, что это может быть выход. Но без проверок других способов и без подтверждения этой теории от самого Зака к Кае не подпустит!

Встав с кровати и при этом держа на руках Валанди, не позволяя даже ножками ступить на пол, он бросил последний печальный взгляд на Каю и закрыл за собой дверь. Подбежавшая к нему стража, которая и не подозревала о Валанди, тут же подскочила к нему. Но взмахом руки туманный остановил их.

– Я в порядке. Где звёздный и Манари?

– Госпожа завтракала в столовой, потом ушла на закупку ещё одной порции трав для ваших ран, – ответил один. – А звёздный… Ну, э…

– Я здесь, – Зак, в своем репертуаре, неожиданно отделился от тени. Почему-то при посторонних он продолжал держаться скрытно и отстраненно и появлялся, когда обращались именно к нему. И хоть вид у него был довольно устрашающий, тот, кто неплохо его знает, мог заметить, как он нервно переминался с ноги на ногу. – С Каей все в порядке? Ей помогли?

– К сожалению, нет. По крайней мере, судя по тому, что воины ушли на перерыв, ничего мне не сказав, не получается.

– Вы должны понять, господин, – влез в разговор второй туманный. – Это не просто остатки нашей магии. Это – ритуал, связь с богами, и здесь сила именно божественная. Мы сразу сказали госпоже Манари, что шансов мало.

Гинтару было больно даже слышать это, что немедленно отразилось на его лице.

– Ступайте и тоже отдохните. Прекратите дежурить, дайте её голове отдохнуть от вас, – сказал им Гинтар, после чего смотрел на Закнеыла, но обращался ко всем. – Мы с Валанди спросим у Брайана что-нибудь. Может, найдёт какой артефакт, – ощутив ломоту во второй руке, Гинтар всё же с неохотой отпустил солнечную на ножки. – И ты, Зак, отдохни. Плохо выглядишь. Её жизни уже ничего не угрожает.

– Мне хотя бы дадут с ней увидеться? – звёздный устало вздохнул и потёр глаза. Все это время он провел в переживаниях за Каю, а туманные на любые вопросы предпочитали делать вид, что не замечали его.

– Пусть, – опережая ответ Гинтара, влезла Валанди. – Что плохого в том, что он просто взглянет на неё? Ты же ничего с ней не сделаешь? – с нажимом спросила она, молясь, чтобы он понял намек.

– Да, я только посмотрю от двери, – конечно ничего он не понял, наивная душа.

– Нет, конечно заходи. Посиди с ней спокойно. Если проснётся… – туманный тяжело вздохнул. Он был уверен, что и сам Зак не посмеет к ней прикоснуться в таком состоянии. Оттого и доверял, прогоняя стражников, – ты знаешь, что делать. Только бей несильно. А вы, – обратился он к бойцам, – вольно. Предупредите Манари, куда мы ушли, когда она вернётся.

– Хорошо.

Приобнимая солнечную, Гин мысленно отметил, что надо купить Заку поесть. Как-то туманным он не доверял в этом вопросе. Принесут объедки какие-нибудь. А когда пара оказалась на первом этаже, Закнеыл мог слышать их:

– И, Валанди, я твой намёк услышал. Зак не будет пытаться исполнить ритуал до того, как мы не испробуем все способы. Я кому это объяснял две минуты назад? – но он был не зол, как могло показаться на первый взгляд. Это была скорее такая лёгкая отцовская брань на ребёнка, который измазался в еде. – Кстати, про еду Заку подумал, а про тебя нет. Ты голодна? Зайдём в таверну?

– Да я готова проглотить целого оленя! – вскрикнула солнечная, и после этого послышался стук закрываемой двери.

Осторожно приоткрыв дверь, Закнеыл заглянул в комнату. Когда Гинтар и Валанди покинули ее, воцарилась настороженная тишина. Казалось, что стоит издать малейший звук, и спящая красавица откроет глаза и недовольно скуксит носик из-за потревоженного сна.

Тихо, стараясь не нарушить покой околдованной эльфийки, Закнеыл устроился подле ее кровати. Взял ее бледную ручку… Она была настолько измучена, что кожа ее стала практически одного с ним оттенка! Одно радовало, что все её раны зажили, даже те страшные ожоги от зачарованного меча Ливафейн.

– Вернись ко мне, – прошептал Зак, поднося ее руку к губам. – Почему ты не узнаешь меня?

Может, она почувствовала, что обращаются именно к ней, а может, ощутила касание, но глаза лунной медленно открылись, и сразу скосились на черное ярко выделяющиеся на общем фоне пятно. Распахнув глаза, она испуганно выдернула руку и отползла ближе к спинке кровати, упираясь в неё выступающими позвонками.

Она открыла рот, хотела что-то сказать, но потом заметила окружающую её комнату. Это был дом Мору, но почему её принесли сюда? Здесь должны были отдыхать ребята… Нет, неужели остальных убили?

– Где мои друзья? – оскалилась эльфийка.

Зак понадеялся было, что она наконец пришла в себя, так как не стала сразу кричать, но её вопрос разрушил все надежды.

– С ними все в порядке, – он вымученно выдохнул. Ну, хотя бы сообщит ей об остальных, раз уж она не набросилась сразу. – Туманные помогли Гинтару восстановиться, он даже помолодел снова, а Валанди не пострадала, – выдавил улыбку и поднял лицо к Кае. – Только Закнеыл не в порядке, потому что его любимая не узнает.

От этой улыбки у Каи всё в животе похолодело. Она тут же отвернулась от Калантара. Не узнаёт? Он что, невидимкой стал или его во что-то противное обратили? Если бы не эта человеческая форма, Кая бы выследила его по запаху, но теперь её нюх не такой тонкий.

– Зачем я тебе? Чтобы Заку отомстить? Тогда начни сейчас, не томи ожиданиями, – и хоть она пыталась показаться храброй перед звёздным, но можно было заметить невооруженным взглядом, как она напряглась, ожидая вновь почувствовать плеть, кнут, меч, что угодно. Выбраться она уже потеряла надежду – когда она просыпалась, видела толпу звёздных. Значит… окружена. А если вопреки этому попытаться выбраться? Через окно выпрыгнуть! Взгляд лунной упал на него, рассчитывая время и возможность быть схваченной.

Проследив за ее взглядом, Зак удручённо отметил, что если она дернется в сторону окна, придется ее вырубить.

– Давай просто поговорим, – он хотел попробовать до нее достучаться. – Как мне доказать, что я не Калантар? Кольца у меня, все пальцы целы, – он снял перчатку, чтобы наглядно продемонстрировать это. – Ты постоянно коверкаешь мое имя, и я обещал мстить тебе за это на тренировках, которых так и не было у нас, потому что ты решила пойти на охоту с этим гадом Мору. Теперь я намерен заставить тебя отрабатывать вдвойне. Не знаю, как ещё тебя убедить. Понюхай меня, потрогай, – отчаянно взвыл Зак, исчерпав все идеи.

– Нас уже надурила одна ведьма с тем, что клоны, которые пытались нас убить, знали всё, – перевела взгляд на звёздного лунная. – Ты мне можешь сказать всё, что угодно. Не удивлюсь, если ты о каждой моей родинке знаешь, так что не пытайся. Закнеыл вчера ушёл со всеми. И, поверь, он не только найдёт, как меня вызволить, но и тебя убьёт.

Кая злилась с каждым своим словом за это глупое враньё, которое исходило от короля. Не верит! Хватит, натерпелась за всё это «пророчество». И с Глаской, и с копией Гина… И с этим проклятым лунным! Всё! Это была последняя попытка, когда она поверила сородичу! И сейчас всё это вспоминая, она начала превращаться из этой забитой пленницы в себя настоящую: вспыльчивую дикарку. Не побоявшись приблизиться к «Калантару», Кая сделала попытку испепелить его взглядом. Не вышло. После чего больше прошипела, нежели проговорила:

– Ты вообще не достоин упоминать его имя. Ты не достоин быть отцом такого эльфа, как Зак!

– Слышал бы тебя настоящий Калантар, рассмеялся бы в лицо, – а сам подумал, что бы было, не будь он звёздным. Кая не попала бы в беду, да Гин так не переживал. Что толку думать об этом, природу свою он изменить не может. – Давай, тогда просто молча посидим. Я хочу побыть с тобой рядом, пусть ты и считаешь меня врагом.

Он бы прикоснулся к ней, да побоялся, что испугает, и она попытается убежать. Поэтому Зак просто сидел, сложив руки на коленях, и смотрел на Каю. Пусть она скалится и враждебно шипит, главное, что она в порядке, жива.

Кая косо посмотрела на него и отодвинулась к стене подальше. И вроде бы этот образ не складывался со звёздными, что были вчера. Но она видела его – короля! Его голос (хотя она не знала, какой у него, но точно голос не Зака). Запах… Непонятно. Запах тела… Ну, не могла она прочувствовать те нотки, которые чувствовали звери и звёздные. Не было запаха земли и сырости, а просто мужское тело, пропитанное потом и грязью.

А может, не врёт? Нет, а вот правда, если это Зак? А как определить, если у него могут быть все воспоминания, какие были у звёздного? Если только… Спросить, как бы Кая поступила в той или иной ситуации? Настоящий Закнеыл бы знал. Как тогда, когда копия Гласки назвала имя звёздного правильно. Или… как бы он сам поступил или сказал бы? Но лунная боялась, что она и сама не сможет точно сказать, как бы он поступил. Ещё с той ссоры в ней зародилось сомнение, что они… плохая пара. Вон, Валанди Гина сразу от сирен отвлекла. И не ссорились они ни разу, хотя в отношениях состояли больше.

– Почему ты меня тогда просто не отпустишь? – спросила лунная, ощущая, как тишина и присутствие столь страшной фигуры начали давить. – Я так и должна тут вечность просидеть, пока меня не освободят? И, хорошо! Допустим, я тебе верю. И как мне прекратить видеть в тебе короля? – конечно она ни капли не верила.

– Потому что ты видишь неправильно. Враги тебе кажутся друзьями, и наоборот, – начал разъяснять ей Зак, воодушевившись, что она верит ему. – Чтобы прекратить это, мы пока не нашли способа. Туманные маги работают с твоим сознанием, но у них не очень выходит.

Неожиданно он понял, на что намекала Валанди, и что означают слова Гинтара о завершении ритуала. Это действительно может сработать, но… Зак не мог так поступить с Каей. Он не хотел ее принуждать.

– Можно завершить ритуал, – всё-таки Каю он посвятил в этот план, – но я не знаю, что произойдет после. Обычно, я не оставался до конца, – нехотя выдавил он неприятный факт из прошлого.

– Что ещё за ритуал? – спросила, но через пару секунд смутные воспоминания показали те ужасы, что творила Ливафейн. Правда, Кая так и не поняла, где был ритаул, а где обычные истязания. Но для чего он был? Лунная так и не поняла. Когда тебя хлещут хлыстом и обжигают мечом, не особо задумываешься, а зачем это все. – И что мне нужно сделать? – это же звёздные! Ничего хорошего! И это она поняла. Напряжение и волнение немедленно отразились на её лице.

– Тот, что дарует силу перед походом, – коротко объяснил Зак. Он сам толком не знал, что за ритуал. – Тебе нужно передать свою силу звёздным воинам через телесный контакт, – как можно деликатнее выразился он.

– Ты для этого просил тебя потрогать? – спросила ещё одна наивная душа. – Я не умею передавать силу, – и без уточнения, как именно её передать, она не имела никакого желания прикасаться к звёздному.

Но Зак мог видеть в ней едва заметную расслабленность. С ней разговаривали, не делали никаких резких движений, не пытались ударить даже за оскорбление. Кая почувствовала себя немного расслабленной.

– Не совсем то имел в виду, – Зак кисло улыбнулся, но вдаваться в подробности не хотел. Подумал, о чем бы таком ещё поговорить, может, постепенно она поймет, кто перед ней? – Я, кстати, купил тебе подарок, чтобы помириться после нашей ссоры, – Зак вытащил пояс и положил его на кровать перед Каей. – Гномья работа, как и говорила Даргона, он тянется, поэтому ты сможешь носить кинжал и во время обращения в пантеру.

Когда он поменял тему, лунная лишь с большим подозрением посмотрела на короля. Был бы Зак, не стал бы увиливать от ответа и сразу бы попытался что-то сделать.

Но… С другой стороны… Она молча долго смотрела на пояс. Конечно помнила, что это был за случай и зачем этот пояс. Да, говорили об этом. Обсуждали. А вдруг это всё-таки Зак? Сомнение проскользнуло в её сердце. Она бы была сейчас в пещерах, а не в комнате! И не нянчился бы с ней король! Но что бы такого спросить, о чем может поведать только Зак?

– Почему ты именно после сакодки… вдруг о чувствах подумал? – наверное, этот вопрос ей навеяли те обидные слова, брошенные недавно в ссоре.

Вопрос застиг звёздного врасплох. Ещё Гинтар говорил о том же самом. Но это было не так. Да, сакодка показала ему на собственные чувства. Если бы их не было, он не стал бы помогать Кае искать противоядие вообще.

– Со мной не все так просто, – возможно, если он расскажет ей все как есть, она поймет. – Из-за того, что я пошел против своей природы, мои разум и инстинкты начали работать по-разному. Ты могла это видеть, когда сирены пытались околдовать разум, а инстинкты не позволяли телу двигаться, – он почесал затылок, не зная, как все объяснить. – Твое появление в моей жизни, да и вообще всех вас, сбило этот баланс. Я не знал, что такое дружба, любовь и забота, поэтому не мог определить, что чувствую, с самого начала. Гинтар помог мне разобраться во всем, и знаешь, что? Ты мне с самого начала нравилась, просто я этого не осознавал. Ещё задолго до сакодки… Наверное, когда впервые увидел в платье, или когда пропала Валанди – я был готов защищать тебя от Гинтара до последней капли крови. А с этой раной… – он указал на ее плечо. – Какая же ты глупая, что не рассказала с самого начала. Я мог потерять тебя, я почти отчаялся.

Кая слушала молча, внимательно, но на Закнеыла не смотрела вовсе. Она пыталась хотя бы слухом понять, кто перед ней. И если уж не уши, то сердце откликнулось на эти слова. Воображение нарисовало перед ней её любимого звёздного, и как он своим голосом говорит ей все эти слова. Да… Истинный звёздный, наверное, не смог бы подобрать таких слов.

Кая закрыла лицо руками, всё ещё мечась между мыслями, между сомнениями. Соблазн был так велик отдаться этому страшному эльфу, ведь он защитит! Ведь это всего лишь маска злого короля, под которой скрывается пусть не прекрасный, но любящий принц. А если этот король сам примерил маску доброго принца? Это невозможно! Это невыносимо! Но ведь так говорить мог только Зак!

– Может, мы с тобой плохая пара? – он услышал, как она всхлипнула, но лицо всё ещё было прикрыто руками. – Или я плохая пара для тебя. Почему ты сразу там, в пустоши, определил, где я настоящая, а я не могу? Почему я не перекричала зов сирен, когда Валанди смогла? – потерев лицо ладонями, тем самым смахивая упрямые одинокие две слезинки, лунная посмотрела на Зака, но долго смотреть не могла. Если и начала верить, то образ Калантара давал обратный эффект.

– Потому что мы другие, – он услышал этот всхлип, увидел слезы и не смог усидеть на месте. Зак потянулся к Кае, желая ее обнять, успокоить, но заколебался всего на мгновение. И просто положил руку ей на голову, присаживаясь рядом на кровати. Кая не могла сдержаться и тут же скинула эту руку с головы. – Доверься сердцу, что оно тебе подсказывает? Там, в пустоши, я пошел на риск, послушав свой внутренний голос. И не сравнивай нас с Валанди и Гинтаром. У них свои отношения, у нас свои. Не забывай, пожалуйста, что я звёздный. Я отдаю тебе всего себя, но только так, как умею.

Зак сложил пальцы сердечком и показал этот знак Кае. Может, так она узнает и поверит?

Стоило ей боковым зрением заметить странное движение, она увидела это сердечко и зажала рот рукой, сдерживая новый всхлип. Нет, Зак. Точно. Он говорит правду, это он. Её друзья теперь в глазах являлись звёздными, и наоборот. Наоборот!..

– Я его целовала… – и словно эта фраза сорвала невидимую паутину, что сдерживала слёзы лунной. Она уткнулась лбом в колени, обняла себя руками и, больно кусая губы, сдерживала эти предательские звуки, но слёзы всё текли и текли. Она целовала короля и получала от этого удовольствие! Как отвратительно, как мерзко! Предательница! – Закнаэл, я хочу тебя видеть! Тебя! – но она не поворачивала головы, не поворачивала лица. Знала, не увидит Зака. Увидит мерзкое лицо Калантара.

– Т-ш-ш, все хорошо, – он все же рискнул ее обнять. Пусть не поднимает лицо, пусть не видит, но он будет с ней рядом. – Мы найдем способ тебя расколдовать. Если не получится, я сам сделаю это. Надеюсь, ты поймёшь меня и сможешь простить.

Она не спрашивала, просто плакала, уткнувшись, не показывая свои слёзы. Стыдно за них перед собой, стыдно за поцелуй перед Заком.

***

Валанди, конечно, сказала, что оленя съест, но она не подозревала, что Гинтар действительно ей закажет оленину с апельсинами. Да и такая порция…

– Ешь, я не буду, – ласково сообщил туманный, сидя напротив солнечной. Не хотел говорить, что Манари его кормила лично, чтобы не расстраивать красавицу.

– И когда это ты успел поесть? – с подозрением спросила Валанди, сощурив глазки. В проницательности ей нельзя было отказать. Но солнечная не стала развивать эту тему и улыбнулась. Наверняка это все Манари… Понадеялась, что хотя бы не с ложечки кормила, о чем и пробурчала в полголоса. – Ну и ладно, мне больше достанется.

Потому и не говорил, так как с ложечки. Пододвинув к себе тарелку, Валанди отрезала маленький кусочек и положила себе в рот.

– Вкусно, – блаженно протянула она, закрывая глаза от удовольствия.

– Да? А мне не понравилось. Люди совершенно не умеют готовить, – но следил он за своим самым вкусным деликатесом с такой ехидной улыбкой. Стоило солнечной отрезать ещё кусочек, так юркие пальцы туманного тут же отправили его себе в рот. А что? На вид красивое мясо, да и вроде не хочется целую порцию, но когда рядом кто-то ест… – Кстати, не могу не отметить твоё эффектное появление. Ты была похожа на строгую богиню охоты, которую разгневали, – раз – и второй кусок отправился ему в рот.

– Ты же сказал, что не голоден! – возмутилась Валанди, но и третий кусочек нашел свой конец во рту у туманного. – Я была словно рождена для этого момента! Прям слышала, как вдалеке послышалась эпичная музыка, и время замедлилось в момент прыжка, – засмеялась она, но была довольна, что Гин оценил. На самом деле солнечная просто хотела поскорее слезть с коня, с которого было очень неудобно целиться, потому что правила не она. Валанди вообще надеялась заболтать Гина, но когда и следующий кусочек оленины он перехватил, она придвинулась к нему ближе, словно хотела что-то доверительно прошептать ему на ушко, и вместо этого небольно укусила. – Съем тебя вместо оленя.

– Ай-ай! Да у меня тут настоящая волчица! – засмеялся Гинтар, обнимая Валанди. Он затихорился, молчал. И когда между Валанди и вилкой с мясом оставались считанные сантиметры, он взял её за кисть и направил к своему рту, быстро проглатывая кусочек. Нет, вот честно, есть не хотел. Но теперь ему уже нужна была именно эта игра. Но, думаете, на этом остановился? Нет, отодвинулся, дабы та не кусалась больше. – Валанди! Ты очень плохо ешь! Прекрати баловаться с едой!

Гадёнышь наигранно вздохнул, а-ля ты просто невыносима, но его внимание привлекла официантка, которую он подозвал и заказал ещё одну порцию здорового, самого большого оленя, который у них только есть. Попросив завернуть, туманный отпустил девушку, а, встретившись с удивлённым взглядом Валанди, пожал плечами:

– Это Заку. Зуб даю, он даже не подумает спуститься и поесть.

– Конечно, он так переживал все это время, ты себе не представляешь. У меня от него снова мурашки по коже бегать начали, таким грозным он ходил, – Валанди неприятно поежилась. – И вообще, если ты съешь всю мою порцию, вторая до Зака не дойдет, – пригрозила она вилкой с кусочком оленины Гинтару.

С кусочком оленины, который Гинтар тут же схватил своими шаловливыми ручками. Готов был лопнуть из-за еды, но выражение лица Валанди просто бесценно в эти моменты. Но Гину показалось, что она начала злиться, после чего туманный поднял руки вверх, мол, твоя взяла.

А промотав её слова в голове, так вообще пригорюнился. Он ведь тоже переживал. Один раз, когда она проснулась, Гин смотрел на неё, но во взгляде лунной… лучшей подруги был лишь страх и отчаянный крик в горле. А Зак… Он молодец. По этой причине Гинтру было стыдно некоторое время назад. Наверное, будет честно признать, что Каю больше он бы никому не доверил.

– Как ты думаешь… – тихо начал туманный. – Это плохо? Я завидую Закнеылу и, может быть, немного ненавижу из-за колец, – конечно это плохо, злиться на того, кто не виноват, что был избран. Но туманному нужна была поддержка или здравый смысл в чьем-то облике. Обычно это был Сектар, и не было никого, кто лучше бы справлялся с этой работой. Но брат далеко…

– Вовсе нет, – спокойно ответила Валанди, наконец получив еду в полное свое распоряжение. Поначалу она не обратила внимания, как подавлен Гинтар, но заметив его выражение лица, вздохнула и отложила приборы. – Мне тоже завидно, я хочу уметь так же испепелять врагов взмахом руки. Но я и тебе завидую в этом плане. Ты сильный маг, без этих колец Зак тебе и в подмётки не годится, – она взяла его за руку. – Как думаешь, а у меня может получиться использовать камень Созерцания? Или письмена, да ещё и заряженные магией морских, смогут усилить твою магию, и тебе больше не придется тратить жизненную силу… Размечталась я… Мне бы чуточку этой магии, но приходится довольствоваться зачарованным оружием, – она грустно улыбнулась.

– Как-то не особо мы все и святые, – усмехнулся Гинтар, сжимая ручку Валанди в своей. – Но спасибо, родная.

И пусть она где-то перебарщивает, преувеличивает, зато выслушивать это туманному было приятно. А ещё это натолкнуло его на мысль:

– Думаешь, другие артефакты тоже имеют магическое свойство? Не считая записей.

– Король Роулен рассказывал же легенду… Ой, – она совсем забыла, что обещал сделать Гин при упоминании солнечного короля. – Кто знает, они же части одного целого, должно быть, связаны и магически, – попыталась она замять эту тему, но взглянула на Гина как-то лукаво, словно вопрошая, а исполнит ли обещание?

Гинтар же будто не заметил этого имени. Сейчас он был больше зациклен на магии и возможности её разбудить в вещах. Что же касается легенды, то туманный слабо помнил, что происходило в тот день. Помнит только самодовольную морду этого чистоплюя и его танец с Валанди.

Гинтар уже хотел было попросить пересказать историю, поведанную королём, но, наткнувшись на этот взгляд, немножечко не понял. Она что-то сказала ехидное, а он прослушал? Прокрутил разговор в голове ещё раз, а потом ещё, и до серебряной головы дошло:


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю