290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 51)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 51 (всего у книги 66 страниц)

– Так вы не ладите? – хотя это не удивило Луку. Тем временем на поляне собралось уже свыше пятьдесяти эльфов. Они смотрели с интересом, с любопытством, но теперь уже без враждебности. Многие особенно изучали звёздного, ведь его они никогда не видели. – Я, кстати, наверное, не расслышал, – хитро улыбнулся вожак, – как, вы говорите, зовут морского и лунного?

Гинтар хотел было ответить, но его опередили:

– Мы не говорили, но если Вам важно это знать, морского зовут Орлоно, а лунного – Мору, – произнесла Валанди первые имена, которые вспомнила. Хотел подловить их? Какую игру он затеял?

Закнеыл тоже это почувствовал. Хитрая улыбка Луки не прошла мимо его глаз, и звёздный напрягся. Он осмотрел окруживших их оборотней, но не заметил от них враждебности. Мысленно прикинув, сколько здесь лунных, он сжал плечо Гинтара, мол, будь готов, если понадобится.

– Так вы покажите нам, где древо? – Валанди все пыталась перевести разговор в нужное русло, но Лука упорно увиливал от темы.

– Орлоно? – искренне удивился оборотень, проигнорировав последний вопрос. – Знакомое имя… Никак не могу вспомнить, а ты, Дакота?

До сих пор молча стоявшая и не привлекающая к себе внимания лунная напряглась при упоминании этого имени и сделала шаг назад, словно ожидала нападения.

– Это один из советников морских.

– И лучший друг твоего Каяралла, – добавил сквозь зубы Лука. – Забавно, что избранным стал именно он, не так ли? – он хотел ущипнуть её за живое, разбудить старые и болезненны воспоминания? Что ж, ему удалось. Дакота опустила голову ещё ниже, скрывая боль в глазах. – Хотя чего я удивляюсь? Ведь он так старался и любовь вашу сохранить, и чтоб принца не казнили.

– Я не хотел бы вас торопить, – вмешался Гинтар, видя страдания лунной, – но умоляю, мы правда хотим вернуться домой, а путь не был столь лёгким.

– Да, да, вы правы, я заговорился, – Лука перевёл взгляд на туманного, не скрывая свою брезгливость к нему, но сразу указал им рукой в сторону. – Прошу, ступайте. Дакота вас проводит.

– Премного благодарны, – Валанди склонила голову и повернулась в том направлении, куда им показали, ожидая, пока Дакота выйдет вперёд и покажет дорогу.

Закнеыл, не отрывая взгляда от вожака, продолжал следить за его действиями, будто ждал подвоха.

Но Лука и не скрывал своих действий. Он мог бы обратиться к своим воинам мысленно, как и к тем другим, которые убежали, но вместо этого, чтобы сама Дакота услышала, подозвал к себе троих юнцов – совсем ещё щенков.

– Следите за ними и за каждым словом Дакоты.

После чего махнул рукой, приглашая всю стаю идти за ним следом. Так они оставили путников вместе с лунной и двумя оборотнями, которые немедленно скрылись с глаз. Да, Зак и Дакота прекрасно знали, где они, но идти совсем уж рядом с неизвестными ученики не хотели.

– Прошу за мной, – загробным голосом сказала лунная, приглашая спутников идти в противоположную сторону, куда ушла стая.

Гинтар с остальными двинулись за ней следом. Он наблюдал за спиной оборотня, изучал её и видел, как за маской сильного зверя пряталась забитая и охваченная горем женщина. Он не понимал её, рискнул подойти и тихо спросить:

– Почему вы просто не уйдёте из стаи?

– Я не могу, – ответила лунная. – Таковы мы, лунные. Кто-то способен найти в себе силы на новую жизнь и смелость на перемены. Я же с младенчества была здесь, и иной жизни просто не могу представить, – Дакота наконец-то подняла свои глаза, которые были так не похожи на дочерние. Она слабо улыбнулась и пожала плечами: – Всё не так плохо, как может показаться. Моё прошлое многими забыто, я живу так, как и жила до встречи… – но имени морского произнести она не нашла в себе сил.

– Простите, не хотела напоминать, – так же тихо извинилась Валанди, подходя ближе к оборотню.

– Тише, они нас слышат, – шикнул на спутников Зак, заметив, что следовавшие за ними подошли чуть ближе, чтобы как раз подслушивать. – Мне их припугнуть? Совсем чуть-чуть? – громче спросил звёздный, сверкнув клинками, и довольно улыбнулся, когда они немного отстали.

– Эти дети лишь выполняют приказ, – покачала головой лунная. – Из нашего разговора Лука ничего не сможет выведать для себя, – и всё же голос Закнеыла привлёк её внимание больше. Она обернулась на него, и едва заметно её уголки губ поднялись. – Только не говорите мне, что, несмотря на все скандалы между нами, выбор пал на…

Лунная не договаривала и нарочно говорила непонятно. Юнцы, что следили за ними, застали Каю когда ещё ничего не могли понять в этом мире. Они и сейчас толком разговор не поймут и передадут лишь как «непонятный лепет».

Закнеыл с улыбкой ей поклонился, подтверждая догадку.

– А как мы были удивлены! – весело хихикнула Валанди. – Гин чуть не убил Зака за это.

Услышав это, Дакота перевела взгляд на туманного и улыбнулась ещё ярче.

– Мне приятно, что её жизнь стала лучше, и у неё появились такие друзья.

– Она просила передать вам, что просит прощения, – почти неслышно прошептал Гинтар. – И что она теперь счастлива.

– Тогда моё сердце спокойно. Осталось лишь как можно скорее дать вам то, за чем вы пришли, и чтобы вы ушли отсюда как можно дальше, – прошептала в ответ Дакота. Ещё некоторое время они шли молча, но вдруг со стороны лунной послышался смешок и тихо бормотание: – Подумать только. Морской и звёздный. Самые причудливые эльфы и такие же причудливые союзы!

Зак только улыбнулся на это. Для него диковинными были все остальные.

– Надеюсь в этот раз мы обойдёмся без неприятностей, – буркнула Валанди. – Уж очень мне не понравилось, как он улыбался.

***

Кая без происшествий добралась до Махтаона. Город ей показался таким же, каким и был больше пяти лет назад. Из жителей в нем преобладали оборотни, и лишь изредка можно было встретить солнечного эльфа. Их присутствие здесь неудивительно, ведь лунные, как и солнечные, предпочитают быть ближе к природе. Натянув плащ на глаза и укутавшись в него, чтобы казаться лишь невысокой зелёной фигурой, Кая пошла по знакомым, хоть и нелюбимым улицам Махтаона. Как правило, городские с лесными никогда не сталкивались, и у городских даже была своя территория возле города, границы которых никто не нарушал – ну не любили они друг друга. Городские предпочитали жить в комфорте, они были «за» прогресс, в то время как стайные держались «старых» правил и законов. Но до конфликтов или даже войн никогда не доходило. Оттого Кая с опаской осматривалась – после того, как лидером стал Лука, всякое могло быть. Но… судя по спокойной и мирной жизни, городские его не интересовали. Так как от неё пахло дорогой и лесом, городские лунные посматривали на неё косо, и хоть они могли лишь слышать о «полукровке из леса», вряд ли бы знали её в лицо. Однако никто не отменял того факта, что кто-то мог простой уйти из стаи и поселиться здесь. Тогда, пусть не по лицу, но по запаху, она будет узнана.

Лунная всё же изредка оглядывалась и всматривалась в лица. Очень надеялась встретить мать, которая бы ушла из стаи. Но что Кая, что Дакота просто не были уверены в своё время, что смогут жить в одиночестве. У Каи не было выбора, но Дакота, скорее всего, так и осталась в стае, предпочитая ненависть, чем что-то новое и пугающее для неё.

Добравшись до таверны и заказав комнату, лунная немедленно отправилась туда, где, сев на кровать и игнорируя любые попытки персонала уговорить её что-то заказать, просто ждала. Смотрела в окно, отсчитывала минуты и молилась, чтобы с ребятами всё было хорошо.

Кая знала. Она чувствовала, что за ней должны были прийти. Не могло быть иначе. Оборотни всегда добиваются своего. Они не оставляют убийц в живых. Поэтому лунная не дёрнулась, когда открылась в её комнату дверь. Не удивилась, почему трактирщик так просто их впустил – городские побаивались стайных.

– Ну здравствуй, Русалочка. Думаешь, раз завернулась в материнский плащ, так мы тебя не узнаем?

Кая грустно прикрыла глаза, снимая капюшон с лица. Встав с кровати, она обернулась к оборотням. Их было двое – те, с которыми она росла, с которыми проводила свою первую охоту.

– Или рассчитывала, что мы не учуем тебя на одежде твоих спутников?

– Я – одна из пророчества, – попыталась она как-то защититься. – Моя смерть может повлиять на возвращение магии.

– Нам приказано лишь доставить тебя Луке, – сказал один.

– И сопротивляться не советую, – добавил второй. – Твои друзья сейчас в центре леса, окружены сотней лунных. Мы вернёмся без тебя – они умрут.

– А не вернёмся мы, – мгновенно ответил первый, видя оскал Каи, – они всё равно умрут.

– Но союз и магия…

– Оборотням магия не нужна, – отмахнулся второй. – Это лишь приятный бонус. А с таким вожаком, как Лука, мы за пару лет стали самыми сильными! Союз с солнечными не так важен.

– А по тем словам, что сказал мне Шарк, Лука является отвратительным вожаком, и многие члены уходят, – нахмурилась лунная.

– Уходят лишь слабаки. И Шарк был одним из них. Остаются сильные, и сильных Лука приводит из города. Тех, которые готовы вернуться к корням… Мы поработили почти все стаи в округе. Наша численность возросла в…

– Хватит с ней разговаривать. Русалочка, на выход, если не желаешь, чтобы мы вернулись во второй раз с сердцами твоих спутников.

Они были настроены серьёзно, и отчего-то Кая верила в их слова – оборотням и без магии хорошо. Им нужен лишь лес да дичь. И они не побояться убить Гинтара, Валанди и Закнеыла. Хоть звёздный сейчас сильнее любого Белого мага, с сотней он не справится или не успеет спасти остальных. Кая не видела другого выхода. Что ж, она готовилась к этому, пока была здесь. А там, на месте, просто потянет время и попытается удрать. Тем же выходом из туннеля! Точно! Она уже помнит, куда надо бежать! Но счастья не было на её лице. То было лишь надеждой, но не уверенностью. Скинув свой рюкзак и сняв плащ матери, Кая кивнула оборотням. Первый пошёл вперёд, второй ждал, когда следом двинется лунная, после чего замкнул цепь.

По городу она шла, словно под стражей – оков не хватало, но страх был самыми верными путами. Даже не за себя, а за друзей боялась. Она выберется, иначе быть не может. Слишком много не повидала, слишком много хочется попробовать. Слишком хочется жить. Кая была готова рвануть в любой момент, но ещё рано, ребята ещё в опасности. Она нарочно тянула время – шла очень медленно, отчего постоянно получала тычки в спину от второго. Городские провожали её грустным взглядом. Они думали, что это просто оборотень, которого не желают отпускать из стаи в город. Кто-то догадывался, что она лишь преступница – от неё пахло не только лесом, но и другими землями. Такие не смотрели на Каю вовсе.

Выйдя их Махтаона, оборотни ускорились. Может быть, они не хотели попасться на глаза её спутникам. А может, Луке не терпелось расправиться с тем, кто мог раскрыть его тайну. Кая не пыталась никогда этого сделать, не хотела и не могла. Кто поверит всем ненавистной Русалочке? Никто. Даже в детстве было – она предупреждала, что в город высадились пираты, но оборотни считали, что тем самым она пытается привлечь к себе внимание или одобрение, мол, какая умница, предупредила. В итоге те, кто зашёл в город приобрести «одежду», умирали под клинками или магическими посохами пиратов.

Кая осматривала ненавистные ей земли, которые никогда не считала своим домом. Быть может, поэтому ей было так просто покинуть это место? Каждое дерево было пропитано дурным воспоминанием, каждая поляна, даже реки. Было одно место любимое – скала для преступников. Именно там мать любила рассказывать ей что-то или встречать с дочерью рассветы. Кая любила эти вечера и дни, дорожила этими воспоминаниями.

Дорожила каждой минутой, когда мама улыбалась. А это было так редко.

Лес сгущался, лунная всё больше ловила знакомые запахи членов стаи. Она помнила каждый из них. Но одного тут больше не было – строгого, но доброго по отношению к ней вожака и тех, кто хоть как-то жалели Каю – мудрые оборотни, которых вожак готов был поставить на своё место, и которых убил Лука.

Позже Кая услышала рычание и гортанные рыки. Она была окружена. Уже все знали, кто пришёл на эти земли, благодаря Закнеылу, с которым Кая обнималась так долго и так крепко. Эльфы не стеснялись выйти из укрытия и бросить оскорбления. Кая проглатывала их, как всегда. Но сейчас она уже не была загнанным и забитым ребёнком. Гинтар научил не бояться. Смотря на Валанди, лунная научилась любить себя. Закнеыл даровал веру в себя, что она не «жалкая Русалочка». Она любима, есть ради кого жить, ради кого бороться. Теперь это были не просто воспоминания. Это было настоящее, ради которого нужно пытаться выжить. А слова этих собак для неё уже не были важны.

– Ты рискнула вернуться, – этот голос, от которого всё похолодело внутри. Кая подняла глаза. На ветке толстого дерева сидел Лука, покачивая ногой вперёд-назад. Он хитро улыбнулся, после чего спрыгнул с ветки и мысленно приказал двоим отойти. Кае пришлось терпеть, как он медленно закружил вокруг неё, как кот, играющий со своей мышью, осматривая и приговаривая: – Знаешь, ты изменилась. Где тот забитый ребёнок?

– Я не опущу перед тобой голову, – прорычала лунная.

– А ты, я смотрю, не удивлена, что тебя встречаю я, а не старик.

– Всё, как ты и хотел – у него не осталось сильных кандидатур, которые бы стали достойными вожаками. Почему я должна удивляться тому, к чему ты так долго шёл? – Кая с вызовом взглянула в его глаза, когда Лука остановился прямо перед ней. Он понял намёк, но никак не отреагировал. – Я была не на ваших землях. Вы не имели права приводить меня сюда насильно.

– Будучи вожаком, я имею право менять правила, – сладко протянул он. Он продолжил обходить Каю, но громко заговорил со всеми оборотнями, что их окружили: – Когда я стал вожаком, я поклялся перед стаей, что любой преступник, который был отпущен мягкотелым стариком, будет наказан по заслугам!

– Да! – вскрикнули эльфы.

– Я поклялся перед ними своей жизнью, что преступники поплатятся страшной смертью за содеянное!

– Да! – Лука опять остановился перед Каей и наклонился к самому её уху: – Через скалу.

От этих слов у лунной всё сжалось внутри, а по спине пробежал такой холодок, что она аж поёжилась.

– Лука, я не говорила ни одному оборотню о том, что случилось тогда, – едва слышно прошептала Кая, – и намерена дальше молчать. Я живу своей жизнью, отпусти меня. Никто не узнает, что произошло тогда.

– От тебя пахнет тем звёздным, а от него – тобой. Решила пойти по стопам своей матери? – оторвавшись от её уха, Лука сделал несколько шагов назад, вновь обращаясь к эльфам: – Не позволю блуждать в этом мире существу, созданному от столь отвратительного союза! Я сдержу своё обещание, данное вам. К скале её!

Кая даже не успела среагировать, как послышался треск сотней одеяний, а крики превратились в рычания и рёвы. Настоящая волна из когтей и клыков набросились на Каю. И лишь чудом она успела обратиться, делая повреждения минимальными, а сама, стиснув зубы, терпя разрыв собственной плоти, выбралась из-под завала и бросилась прочь, но её окружили и, держа в своеобразном круге, направляли бег прямо к той самой скале.

Они нападали лишь тогда, когда Кая пыталась выбраться из круга, побежать в другу сторону от скалы, или когда прыгала, пытаясь перескочить волну оборотней и забраться на дерево, но на неё тут же нападали двое или трое, поваливая на землю, а остальные вновь кидались сверху, придавливая и раздирая тело. Лишь благодаря прыткости и желанию жить она, превозмогая боль и кровоточащие раны, выбиралась из-под оборотней и продолжала бег вперёд.

Кая судорожно пыталась найти выход. Она осматривалась, ища высокое дерево, но за ней следили десятки пар глаз, и были готовы вцепиться сотни зубов. В глазах волков и котов Кая видела лишь лютую злобу. Они не виноваты, им промыли мозги – лунные искренне верили, что любимых эльфов убила именно она. Лука хорошо всё провернул. Он взрастил семя ненависти в этих оборотнях. Даже если бы она и хотела рассказать, ей бы просто не поверили. Но Лука хотел убедиться лично, что Кая никогда и никому ничего не расскажет.

И вот её уже вели по склону той злосчастной скалы. Кая с большим рвением попыталась выбраться из круга, но вдохновившись тем, что преступник будет вот-вот наказан, оборотни следили ещё пристальнее за каждым её шагом. Круг разорвался – оборотни впереди отступили, предоставляя Кае бежать быстрее, но было слишком узко – она не сможет их обогнать и уйти в сторону. Это была ловушка: склон становился круче, у́же. По бокам бежало лишь по двое лунных, а за ними – пропасть, впереди – тоже пропасть. Оборотни остановились, а Кая чудом успела затормозить у самого обрыва.

Внизу бурлила широкая река. Её течение опрокидывало даже самые крепкие камни с берега. А прямо под скалой те самые камни – острые, большие, выглядывающие из воды. На них и падали преступники. Кая огляделась, но выхода не было – везде тупик, везде обрыв. Она обернулась к стае, ища хоть какую-нибудь поддержку хоть в чьих-нибудь глазах. Но матери среди них не было. Может, и хорошо, но как же хотелось увидеть её перед падением.

Вместо Дакоты из стаи вышел рыжеватый матёрый волк.

«Лука, пожалуйста», – взмолилась Кая, предчувствуя свой конец.

«Ты убийца, Кая», – смеялся в её голове вожак.

«Но ты же знаешь, что это не я сделала, – Лука хищно улыбнулся. Ещё пять минут назад Кая надеялась, что сможет выбраться, но врагов было слишком много. Теперь всё очевидно – ей конец. – Лука, пожалуйста. Я хочу жить».

«Они тоже хотели», – фыркнул оборотень и сделал резкий ход вперёд, хватая лунную за голову. Кая вцепилась в него когтями, издавая рёв, но когти утонули в густой шерсти, не отыскав кожу. Она упёрлась задними лапами в землю, но почувствовав сопротивление, когда он толкал её вперёд, Лука резко дёрнул мордой, втыкая клыки в голову глубже. Ощутив невыносимую боль, пантера завопила, забрыкалась, попыталась вцепиться когтями в его морду, но Лука быстро воспользовался ситуацией и, отпустив потерявшую равновесие Каю, резко развернулся и лягнул её задними лапами, скидывая вниз.

Кая потеряла под лапами опору, а когда открыла глаза, поняла, что уже летит вниз, в свой собственный ад, без Гинтара и Валанди, без Закнеыла, без будущего, без жизни. Она не хотела так. Нужно было соглашаться на всё что угодно, но не идти в Махтаон. Нужно было уйти ближе к берегу… Но какая разница? Нет, её бы нашли. Ей было суждено умереть, когда она родилась с кровью морского. Забавно, именно вода её и убьёт, если она не переломает себе спину.

Что ж, пусть.

Пусть умирает.

Плевать. Но…

Гинтар. Добрый и милый Гинтар. Её первый друг, её наставник и брат. Она так часто делала ему больно, но хоть бы раз попросила прощение и сказала спасибо.

«Спасибо, Гинтар».

Валанди… Они бы могли стать подругами. Летя вниз, Кая почему-то вспомнила их первую перепалку. Хотелось бы попросить прощение за это, за оскорбление в сторону Силейз.

«Прости меня, Валанди».

Мама… После встречи с отцом она не знала, что такое радость и что такое счастье. Кая тешила себя мыслью, что она была главным её счастьем, но таким неблагодарным. Дакота любила дочь всем сердцем. Она – всё, что осталось от дорогого Каяралла, её душа, отрада и счастье. Единственное счастье, которое пришлось отпустить, чтобы оно выжило. И Кая всё равно рискнула собой.

«Прости меня, мама».

Закнеыл… Любимый, дорогой, добрый. Он помог почувствовать себя любимой. Он помог примириться с матерью, понять её, и жалеть, что так и не скажет ей «Прости». Жаль, Кая бы могла устроить настоящую семью с ним. А ведь у них могли быть детишки. Интересно, какие они бы были? Жаль, что она не узнает. Жаль, что слова о любви она сказала лишь единожды. Хотелось бы ещё… Хотелось бы доказать, показать, как он ей дорог. Милый Закнеыл. Что ж, хоть умереть с его именем на устах.

– Я люблю тебя, Закнеыл, – прошептала лунная, расслабившись, готовая, что вода погладит её человеческое тело.

Она приготовилась словить страшную боль от падения на камни. Она приготовилась вкусить солёную воду. Приготовилась почувствовать, как умывается собственной кровью, вытекшей из полученных ран и смешанной с водой.

Кажется, перед глазами произошла какая-то вспышка от настоящей агонии в спине, после которой она не могла пошевелиться. Кажется, вода унесла её от скалы, но раз за разом накатывающие волны били тело о дно. Кажется, попытавшись вздохнуть, Кая проглотила собственной крови.

Кажется, даже под водой она услышала победный вой оборотней, громче всех из которых выл новый вожак.

========== 34. На то она и стая ==========

Шли они достаточно долго, чтобы ноги успели заныть у всех. Больше не разговаривали, хотя Гинтару очень бы хотелось узнать эту женщину ближе. Как-то она к себе… располагала, несмотря на уродство. День тянулся к вечеру, и хорошо видеть стали только Зак и Дакота, но не надолго.

Впереди виднелся какой-то странный свет, и чем ближе они подходили, тем отчетливее видели огромное, голубовато-зелёное, светящиеся дерево. Оно не имело листьев, и если бы не свет, то его можно было принять за мёртвое. Чтобы его обхватить, понадобилось бы десять эльфов – настолько толстым был его ствол. К удобству путников, ветки дерева были достаточно низкие, чтобы выбрать себе подходящее для посоха.

– До того, как к нам дошли слухи о вас, – тихо заговорила Дакота, – мы считали, что в это дерево уходят наши души. А оно всего лишь выросло из магического посоха, – отчего-то горько усмехнувшись, лунная подошла к стволу и коснулась его. – Жаль, но было приятно верить, что если уснуть рядом с ним, душа умершего обязательно выйдет из ствола и уснет рядом с тобой. Некоторые из нас всё равно верят в это и часто засыпают у его корней, – кажется, она даже заговорила больше сама с собой, но быстро вспомнив о гостях, отошла от дерева. – Я не знаю, что делать дальше. Думаю, вам стоит выбрать из ветвей ту, что станет новым посохом.

– Ох, надеюсь, ветка подойдёт, – обеспокоенно приговаривала Валанди, обходя и рассматривая дерево со всех сторон. – А то ещё придется доставать сердцевину.

– И какую выберем? Гинтар, чувствуешь магию в нем? – поинтересовался Зак, ведь сам он ничего не ощущал рядом с деревом. Вдруг маг что-то почуял?

– Оно всё пропитано ей, – завороженно вздохнул туманный. Он трогал, любовался им. Чувствовал внутри нескончаемую энергию, от которой мог бы питаться весь Туманный остров – но кора была своего рода клеткой для этой энергии. Он трогал ствол, ветки, кору, но… – Она везде сконцентрирована одинаково. Думаю, до сердцевины лезть не придётся. Зак, давай вот эту.

Туманный указал на упругий тонкий ствол, находящийся на уровне глаз эльфов. Он был длинным, усеян сотнями мелких веточек, но именно он, как показалось Гину, подходил под посох – отшлифовать бы и обработать.

Согласно кивнув, Закнеыл достал меч, немного примерился и одним сильным ударом отрубил ветку. Дерево затрещало, и Заку показалось, что этот звук похож на негодование. Сама же ветка, упав, сверкнула и потухла.

– Эм… Она потеряла магию? – Валанди ткнула в отрубленную ветку, будто бы тоже могла ощутить присутствие силы в ней.

Гинтар нахмурился и, подняв ветку, вздохнул с облегчением.

– Нет, она просто больше не подпитывается. Так, стойте… Тогда, в ней ограниченный запас? – туманный перевёл взгляд сначала на Валанди, потом на звёздного. – Неужели нам правда придётся дерево рубить под корень?

– Может, должна быть какая-то связь с другими предметами, которые вы собирали? – предположила Дакота. – Если их соединить, может, всё хорошо будет?

– Что, прямо тут собирать будем? – спросила Валанди, когда никто не произнес ни слова и не двинулся с места.

– У меня все с собой, если что, – пожал плечами Зак.

– Подожди. Что говорил Гайзил? Нужно собрать и отнести, или отнести и потом собрать? И ещё, думаю, кольца пока могут пригодиться. Мы не можем быть уверены, что кто-то из нас сможет воспользоваться посохом, а магия Зака – неплохая подмога в бою.

– Валанди права, – кивнул Гинтар. – сейчас нет смысла его собирать. Гайзил сказал: собрать и отнести в горы, но… – туманный протянул ветку солнечной, чтобы она её осмотрела и задумался. – Кто-нибудь из вас умеет работать с деревом? – конечно никто. Искусством создавать из… помёта леденцы владеют только… – Гномы!

– Отличная мысль! – поддержала Валанди. – Значит, гномы. В Махтаоне живёт кто-нибудь из них? – спросила она Дакоту.

– Нет, только эльфы в основном.

– Боюсь, нам вновь нужно вернуться в Доусон. Это не там какая-то цитадель, Зак? Помнишь, вы ходили к кузницу, ты упоминал что-то о цитадели.

– Да, есть, но не ближе будет идти к горам Хатора? – да и не хотел Зак возвращаться в Доусон. В том, что случилось с семьёй гномов, приютившей их, наверняка обвинили его. Путь туда ему заказан. – Оттуда и до Белой башни недалеко.

– Да, ты прав, – задумался Гинтар, вытаскивая из рюкзака карту. – Но сначала нам нужно ещё заскочить в горы Слёз, – с этими словами он подмигнул Валанди. – Оттуда к горам Хатора, потом заскочим в Дасмор, и от них уже к магам.

– Не лёгкий у вас путь, – задумчиво проговорила Дакота, всматриваясь в карту. – Какой же большой наш мир.

– Куда больше, чем эта карта. Мы с Каей уже и за морем побывали.

– Тогда желаю вам удачи в вашем пути, – Дакота сделала шаг в сторону и указала эльфам рукой в лес. – Вон там город Махтаон. Поторопитесь и уходите с этих земель.

Гинтар кивнул, сворачивая карту и убирая её. Он первый рискнул подойти к женщине и склонил перед ней голову в знак уважения.

– Спасибо вам за дочь, Дакота. Мы позаботимся о ней.

– Вам спасибо, что она обрела жизнь после изгнания.

И в отличие от Гинтара, Дакота не постеснялась обнять туманного эльфа. После чего наградила светлой улыбкой и проделала тоже самое с Валанди. Перед звёздным она немного колебалась – тоже ведь слышала страшилки про них, но, раз Кая ему доверяет… Дакота обняла и его.

– Надеюсь, с лунными не так трудно, как со звёздными, – усмехнулась женщина. – Она не доставляет проблем в полнолуние? Кстати, оно уже скоро будет.

– Пока только я доставляю ей проблемы, – улыбнулся Зак, осторожно отвечая на объятия женщины.

– Давайте поскорее в Махтаон, заберём ее и на Драконий камень. Мне не терпится проверить зацепку Брайана, – воодушевилась Валанди, что и этот артефакт достался им без жертв.

В последний раз распрощавшись с лунной, тройка удалилась в указанном направлении.

Было время, когда они считали, что заблудились, ведь наступила давно ночь, а никаких признаков города рядом. Закнеыл верил своим глазам, Гинтар не боялся выпустить маленький луч света, освещающий путь, но лишь благодаря запаху они поняли, что шли в верном направлении.

Труднее всего было найти нужную таверну – в городе их было предостаточно, и тройка то и дело описывала лунную, которая должна была заказать комнату.

– Вот такой рост, зелёный плащ и рюкзак…

– Не было таких, – отвечали работники заведений.

На пятый раз, наконец-то, мужичок за прилавком кивнул и указал номер комнаты, которою выбрала описанная девушка. Гинтар с радостью распахнул дверь, готовый пощекотать этой палкой, но…

Комната была пуста. На кровати аккуратно сложен материнский плащ, да и рюкзак с кинжалом внутри, который Кая так и не прицепила на пояс, который так и не надела, покоился возле кровати.

– Может, отошла закупиться в дорогу? – предположил Гинтар, но сердце, знающее, в какой опасности она была на этих землях, больно забилось в груди. Да ушла бы Кая без плаща. – Только бы она ушла в магазин, – испуганно пробормотал Гинтар, бросаясь к плащу. Но какие магазины в это время ночи?

Закнеыл в свою очередь осмотрел и обнюхал каждый уголок пустой комнаты. Да вот только в городе и без Каи полно лунных, а это таверна, где ежедневно бывали сотни эльфов. Вычислить в этом многообразии запахов Каин было просто невозможно.

– Черт, я должен был остаться с ней! – разозлившись, Зак ударил в стену кулаком, от чего Валанди испуганно вскрикнула. – Сектар предупреждал меня, чтобы я не отходил далеко от Каи.

– Нет, нет, нет, – судорожно зашептал Гинтар, отступая к двери комнаты. – Не могли, они же не могли её выследить! Они всё время были с нами!

Последнее он уже выкрикивал где-то снаружи. Туманный рванул к трактирщику, расталкивая озлобленных лунных, а трактирщик и вовсе подумал, что его бить собрались – оскалился и полуобратился.

– Она уходила? Та эльфийка!

– Спустя пару часов за ней пришли двое из леса и увели, – из-за трансформированной морды было почти непонятно, что он говорил. – Она больше не возвращалась.

– Она не сопротивлялась?!

– Да мне откуда знать? Приходили такие же, спрашивали о ней и увели, всё!

Сильно оттолкнув от себя туманного, лунный отошёл от него, справляясь со своей силой, а Гинтар так и упал на удачно оказавшийся рядом стул. Он будто ослеп, только видел, как её под ручки ведут прочь. Он представлял себе, как вся стая набрасывается на неё. Два часа… Уже прошло столько времени… Пока они шли к дереву, пока искали город, пока искали таверну. Быть может, она всё-таки убежала?

– Я убью их всех, – Закнеыл стоял рядом и злобно скалился. – Вырежу всю стаю, если хоть один волос упал с ее головы.

Он сжимал и разжимал пальцы, пытаясь сдержать свой гнев. Посетители в ужасе покидали таверну – вид звёздного до жути напугал всех, а он, к тому же, излучал убийственную ауру, а глаза горели алым пламенем. Одна столешница самопроизвольно загорелась, и Зак передёрнул плечами, чтобы немного успокоиться и погасить пламя.

– Мы ее вытащим, – пыталась успокоить мужчин Валанди. Она взяла за руку Гинтара и сжала ее, а Заку передала пояс и кинжал, которым так и не довелось воспользоваться Кае. – Омой его в крови Луки.

– Обязательно, – сквозь зубы процедил звёздный, пристраивая ещё одно оружие на поясе.

– Идём!

Гинтар вскочил, и все они ринулась прочь из таверны, из города, с его территории, вновь углубляясь в тёмную чащу. Усталость каждого сняло как рукой, и они мчались вперёд, ведомые ненавистью, злостью и страхом.

Они встречали оборотней – те не скрывались, зато, видя компанию, обращались и бежали куда-то вперёд, обгоняя. Ясное дело – предупредить Луку. Пока бежали, голова Гинтара чуть-чуть проветрилась, у него сейчас было время подумать. Первое – какого черта с ними Валанди? Они сейчас бегут на верную смерть, если вожак прикажет атаковать. А может, повезёт, и они успеют до него добежать до того, как на его защиту встанут лунные? Но догадка эта провалилась, так как стоило им углубиться, всё чаще мимо пробегали коты и волки, а тишину разрезали вои и рыки, заставляя лес сотрясаться, зверей – бежать, а птиц – возноситься высоко к небо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю