290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 32)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 32 (всего у книги 66 страниц)

– Сектар просил в его комнате не… – начала было Валанди, но осеклась. Какого черта она думает о просьбах того наглеца? Нет, они просто обязаны сделать это в его комнате!

Она поддалась на его ласки, обнимая и зарываясь пальцами в волосы. Если бы могла, потянулась ниже, но его пах был только в досягаемости бедра. Она осторожно им шевельнула, задевая чувствительный орган.

– Мой рыцарь, – трепетно зашептала Валанди, – освободи меня от оков одеяния, и я обещаю, что сегодня весь дом услышит, как я тебя люблю.

– Нет, – прошептал он, толкнув её пахом в ответ. – Ты будешь в одежде, и это твоё наказание, – неожиданно резко прекратив гладить и целовать, туманный повалился на спину рядом с девушкой и похлопал себя по животу: – Ложись на меня спиной.

Но Валанди не собиралась так легко подчиняться. Она перестала играть роль девы, попавшей в беду, и выпустила на первый план госпожу. Привалившись грудью к Гинтару, она из-под полуопущенных ресниц посмотрела на него и неприлично улыбнулась.

– Думаешь, попросил и все? Заставь меня, если получится, – это был маленький бунт за нежелание избавлять ее от треклятого наряда.

– Что за саботаж? – нахмурился туманный. Благо, руки длинные – он дотянулся, чтобы как следует шлепнуть по этой наглой попе. – Я такого не потерплю, моя госпожа. Либо делай по-моему, либо развлеки меня.

Вот наглец! Присутствие брата явно пошло ему не на пользу. Вот каких гадостей нахватался. А может, это и раньше в нём было?

– Хочешь развлечений? Я тебе устрою, наслаждайся.

В глазах её сверкнул голодный огонек. Она медленно переместилась на Гинтара и плавно заскользила вниз, задирая его рубашку. Поцелуй за поцелуем она спускалась всё ниже по животу, пока её ловкие пальчики развязывали штаны.

Наконец Валанди добралась до того, что искала, и ее нежные губы коснулись головки затвердевшего члена. Сначала осторожно, мимолётно целуя, затем она обвела круг язычком, проводя им влажную дорожку к самому основанию и возвращаясь обратно. Закончив эту короткую игру, она обхватила ртом всю головку и медленно начала двигаться, постепенно наращивая темп и подключая руки, чтобы доставить как можно больше удовольствия своему мужчине.

Он не просто с интересом, с ожиданием наблюдал за тем, как она спускается. Даже не поленился приподняться, опираясь на свои локти. И когда это произошло, Гинтара словно током ударило – таким слабым, но таким разрушительным. Больше всего он старался не упасть на кровать обратно от той волны наслаждения, смотря на то, как она играется с его членом, какие фокусы с ним проводит. Один вид всего этого доставлял не меньшее удовольствие, чем сам процесс.

Очень быстро на лице Гинтара отразилось его возбуждение и желание к этой женщине; его страсть и желание вести более серьёзную, дикую игру. Он желал взять копну этих волос в кулак и самому показать тот темп, с которым он желает, но это слишком грубо – Валанди того не заслуживает. Туманному только и оставалось, как смотреть на неё пристально и неотрывно, и толкаться бёдрами в её маленький, грязный, но такой сексуальный ротик.

И какие только выкрутасы она не вытворяла этими губами и языком. С каждым движением у нее все лучше получалось вбирать его целиком, все быстрее. Ловила каждое движение его бедер, подстраиваясь под темп и ускоряясь тогда, когда это нужно. Она чувствовала его нарастающее возбуждение, хотела довести его до экстаза своим ртом. Оставалось совсем немного, она оторвала одну руку от игр с шарами и опустила ее себе вниз, касаясь промежности сквозь ненавистную ткань. Сама была готова кончить от того, что делала с ним.

И это движение не ускользнуло от его глаз. Ну нет, ей позволено кончать только от его рук и от его члена, но никак не от собственных пальцев! Что ж это за мужчина такой? Тем более… каким бы хорошим ни был её ротик, он не сравнится с жаром и мышцами ее лона.

Всё-таки сделал, как хотел – схватил копну прекрасных волос, но не грубо оторвал от себя. Поймав удивленный взгляд, он попытался объясниться, но не мог. Дыхание никак не восстанавливалось, а её губы будто до сих пор находились на его головке. Как же… хорошо. Но может быть еще лучше. Теперь никаких игр – так, как хочет сам! Рывком повалив на себя эльфийку и, как хотел, перевернул на спину, задрал ненавистный подол и раздвинул ножки красавицы своими, не давай возможности не то что сжать их, даже вырваться из такой хватки.

Член быстро нашел свою цель, и со сладостным стоном в ушко солнечной, Гинтар вошел в неё. Но и этим он не ограничился. Хотела пальчиками? Будут ей пальчики – помимо стимуляций на мышцы внутри, Гинтар заиграл с её клитором, томно постанывая на ухо от долгожданного обволакивающего чувства.

Валанди только и успела, что вскрикнуть от неожиданности. Но как же было приятно почувствовать его внутри! А эти сладостные стоны – музыка для ее ушей. Валанди быстро потеряла контроль над ситуацией, особенно когда его длинные пальцы оказались у нее между ног, доставляя массу удовольствия сверх того, что она уже получала.

Его голос, его руки, его член сводили с ума. Валанди беспрерывно стонала, то и дело сбиваясь с дыхания, но не в силах была удержать их внутри. Казалось, ещё немного, и ее сердце не выдержит – остановится.

А её стоны лишь больше приближали пик неописуемого удовольствия. Гин даже не пытался отсрочить его – он просто излился в девушку, свободной рукой не только обнимая её крепче, но и насаживая до предела. На несколько долгих томительных секунд он замер, тяжело дыша и обдавая эльфийку горячим дыханием, изредка лаская её язычком за ушком вместо каких-либо слов.

Когда тело под Валанди перестало содрогаться в экстазе, мужские пальчики заработали с удвоенное силой, пока член всё еще находился внутри, и Гинтар даже продолжил двигать им, не намеренный оставить свою красавицу без награды.

И ее пик не заставил долго себя ждать, придя почти сразу следом за его. Не успел он до конца извергнуться в нее, как тело содрогнулось первой волной наслаждения. Ощущение его семени внутри приносило столько удовольствия и необъяснимой радости. Но уже начав успокаиваться, она почувствовала, как его пальцы снова заработали, вызывая новую волну наслаждения. Все мышцы непроизвольно сокращались, заставляя извиваться тело. Дрожь нарастала, и она давно забыла, как дышать. Была близка к тому, чтобы потерять сознание, и даже желала этого забвения. Но оргазм пошел на спад, оставляя после себя лишь приятную слабость.

– Валанди… – предоставив ей пару секунд на отдых, Гинтар позвал её тихим уставшим шепотом.

В ответ она лишь сползла с него, не в силах отдышаться, чтобы говорить. Повернувшись на бок, солнечная положила свою золотую голову ему на плечо и обняла так крепко, насколько позволяли трясущиеся руки.

– Валанди… – позвал ещё раз, но она молчала. Гинтар улыбнулся и приобнял её, посмотрел в глаза и ещё тише, чтоб только её сердечко услышало: – Я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя, Гинтар, – слабым голосом проговорила солнечная. Она кашлянула и уже с хрипотцой засмеялась. – Кажется, я голос сорвала. После такого мне точно понадобятся травы Каи.

И какой бы сказочной ни была ночь, а о реальности забывать нельзя. Лунный чай в борьбе с маленькими эльфятами точно не помешает. Но об этом она подумает завтра, а сейчас хотелось как можно дольше продлить такой редкий в их жизни момент настоящего счастья.

========== 22. Камень преткновения всех мужчин ==========

Сектар вернулся домой очень рано, когда ещё солнце не поднялось. Он устало потёр глаза и мысленно проклял старейшину со всей его свитой. Нужно бы, наверное, предупредить брата, что за артефакт придётся побиться, за тем он и пошел в свою комнату, но что он там увидел? Вроде одетые Валанди и Гин, но эти запах пота и внешний вид эльфов он узнает из тысячи.

– Просил же, – одними губами прошептал он и, подойдя к Валанди, почти неощутимо коснулся её лба. Будет знать, каково ослушаться его. Зрительного контакта не было, но ему было и прикосновения достаточно, чтобы солнечная, если вдруг захочет вспомнить эту ночь, вместо Гинтара будет видеть только его. И как бы ни старался её мозг подставить лицо Гина, ублажал её именно Сектар. Его руки касались её, его губы лобзали шею. Это не было фальшивым воспоминанием – Валанди знает, с кем она была этой ночью, но мозг будет рисовать другого мужчину.

Это было его маленькое наказание. Усмехнувшись, смотря на старшего брата, Сектар вышел из комнаты и пошёл проверить другую парочку. Оборотень лежала, свернувшись калачиком у тела звёздного, но не спала. Её глаза тут же блеснули в темноте, стоило туманному открыть дверь.

– Зачем ты это сделал? Ему теперь плохо!

– А как ты себе представляла вашу дальнейшую жизнь? – сухо спросил туманный.

– Но зачем так грубо?

– Я не люблю, когда кто-то ставит себя выше меня в моём же доме.

На это Кая ничего не ответила, но поднялась на кровати, принимая сидячее положение. Она не хотела с ним говорить. Сколько Гин его нахваливал, но из-за него пострадал звёздный! Разве такому можно доверять?

– Мне нужно было, чтобы Гин вышел из себя, – зачем-то сказал Сек.

– И ты решил это сделать за счет других?

– Ты ему очень дорога, – пожал плечами тот. – Он тебя воспринимает как сестру, а для нас, туманных, очень важно заботиться о женщинах в своей семье. Мы выбираем им спутников и не терпим, если кто-то осмелится покуситься на их честь. Ты была самым лучшим вариантом.

– У нас с ним и так из-за Валанди отношения натянуты, а ты…

– Я сделал то, что вы должны были сделать ещё в самом начале – всё ему объяснить. Теперь он думает, что звёздный тебя изнасиловал.

– А потому что ты переврал все воспоминания Закнеала! – оскалилась оборотень, вскакивая с кровати.

– Разве соврал? – театрально удивился тот. – Ты не была одурманена? – Кая гортанно зарычала, но смолчала. – Я сказал то, что выдала мне голова Закнеыла. Разбирайся с ним.

Кая повернулась к звёздному. Она думала, что бы такого ответить, куда бы послать этого туманного, и пока его слова эхом отдавались в голове Каи, до неё стал доходить смысл сказанного им.

– Хочешь сказать, что, по его мнению, это было… насильственно с его стороны?

Закнеыл заворочался на постели, просыпаясь. И первое лицо, которое он увидел перед собой, принадлежало Сектару.

– Ты… – зашипел он на него.

Но и слова сказать не успел, как в комнату влетела разъярённая Валанди и без предупреждения накинулась на туманного эльфа. В прямом смысле. Пока она шла от двери, произнося свою пламенную речь, хотела дотянуться до его лица и расцарапать, схватить за волосы или плечи, чтобы опустить его на уровень своего лица.

– Ты – мелкий, противный… – никак не могла подобрать слово. – Пакостник! Что ты сделал? Верни все как было!

Увидев его лицо вживую, ночные картины предстали ещё ярче с его мордашкой вместо Гинтара. Валанди завопила, не в силах выдержать это, зажмурила глаза.

– Подожди, доберусь до тебя… – она подобрала юбки поудобнее и решительно двинулась на Сектара, намереваясь отыграться за всё. И все равно, что он выше ее, сильнее, и опасный маг. – Уши откручу… Попрошу сестрицу проклясть тебя, чтобы ни на одну девушку у тебя не вставал, кроме троллих! – она остановилась почти впритык к нему, гневно сверля грудь глазами. Придумывала, что ещё такого сказать обидного, но подняла глаза на его лицо, и оно опять вызвало воспоминания. Резко отвернувшись, Валанди закрыла глаза руками. – Это слишком жестоко!

Увидев открытые глаза Зака, Кая вернулась на кровать, прикрывая собой от лица Сека, но тому был неинтересен звёздный. Он с довольной улыбкой смотрел на Валанди, как она кричит, как злится – потрясающее зрелище. Можно было с лёгкостью понять, чем она зацепила Гина. Она живая по сравнению с несостоявшейся невестой.

– О чем ты говоришь, милая? – попытался изобразить голос Гина. Но, так как у Сектара тембр был ниже, не вышло. Потому стал брать улыбкой: – Тебе что-то не понравилось этой ночью? – Кая подавилась. – Мне казалось, ты была счастлива, когда я входил в тебя, – Кая не выдержала и вскрикнула «Что?!». Но Сектар на это не то что не отреагировал, а нежно провёл по талии Валанди ладонью.

Вот не хотела доводить до рукоприкладства… Хотя нет, хотела. С громким шлепком Валанди ударила по руке Сектара, чтобы даже не смел притрагиваться к ней.

– Руки держи при себе, – угрожающе произнесла солнечная. Она без страха взглянула в его глаза своими искрящимися от гнева очами – хотел бы навредить ей, сделал бы это ещё вчера. – Ты залез мне в голову и испортил воспоминания о лучшей ночи в моей жизни, но опорочить меня – не позволю.

Повисла недолгая пауза, во время которой лицо Валанди изменилось со строго на обеспокоенное.

– А что если теперь каждый раз, когда мы с Гинтаром… я буду видеть твое лицо? – проскочила страшная мысль у нее. – Убери это! – она снова попыталась несильно то пнуть его, то ткнуть пальцами в бок.

– Будешь, моя родная, ещё как будешь, – до чего противно сладко сказал он. – Более того, когда вы с ними будете этим заниматься, ты будешь видеть не моего брата – меня.

Если уж от пинка он смог убрать ногу, вовремя заметив её рвение, то от пальца даже не пытался. Даже успел этот палец перехватить, притянуть девушку к себе и прошептать на самые губы, возбуждая те воспоминания вновь и вновь.

– Я не портил твои воспоминания. Я же сказал, что запрещаю заниматься непотребством в моей спальне. Там могут заниматься сексом либо две девушки, либо я. Но никто иной. Ладно брат глупый, но не думал, что ты будешь настолько неблагодарной, чтобы пойти против моей просьбы. Значит, ты была там со мной, – как бы намекнул Сектар, за что она сейчас страдает.

– Может, уберётесь? – недовольно пробурчала Кая, поняв, о чем шла речь, но слушать это дальше было неприятно.

– Я назло тебе же, вредина ты такой, – она таки наступила болезненно ему на ногу и вырвалась из хватки.

Сектар снял магию в тот же момент, когда она сделала это. Громко прошипев, туманный приготовился вылить на неё новую порцию таких мыслей, о которых она даже не подозревала, но солнечная уже разговаривала с оборотнем. Голос Каи привлек ее внимание:

– А вы двое!.. Это что такое было вчера? Я, конечно, заподозрила, что тебе не хватает мужского внимания, когда ты пришла спросить совет, но чтобы Зак? – она строго воззрилась на лунную и медленно приблизилась к ней, неодобрительно качая головой. Наклонилась к самому ее уху, чтобы прошептать: – И как он? Слышала, звёздные знают толк в этом деле. Научишь меня потом паре штучек, которые он тебе покажет?

Улыбаясь ошарашенному лицу Каи, Валанди выпрямилась и снова обратила свой взор на брата Гина.

– Мы с тобой ещё не закончили, – она строго пригрозила ему пальчиком и направилась к выходу, чтобы пожаловаться Гинтару, может быть. Но решить этот вопрос нужно как-то.

А Кая уже за секунду приготовила такую тираду по поводу, что это не её дело, чтобы шла Валанди подальше со своими советами, но так и осталась сидеть, смотря на её спину выпученными глазами.

Сектар проводил глазами солнечную, бросил прощальный взгляд лунной и с гордым видом удалился из комнаты.

– Я не понял, чему она просила ее научить? – спросил Закнеыл после всего этого представления. Самыми наивными глазами, какие только могли быть, он взглянул на Каю.

– Разным… штукам… в плане интима, – буркнула лунная, отводя взгляд. А ей-то откуда знать, какие там штучки у звёздных? Один раз-то всего было. Отмахнув эти пошлые мысли, оборотень взволнованно взглянула на Зака. – Как ты себя чувствуешь?

– Жить буду, – коротко ответил Зак. Он потёр рукой лоб – вроде, не болит больше. – Рука только ноет, – кивнул он на неё, – но и это пройдет.

Он поднялся, усаживаясь позади Каи и обнял ее здоровой рукой, положил голову на плечо.

– Как думаешь, Гинтар снова попытается меня прикончить? – как-то обречённо спросил он. И цокнув языком, проворчал: – А я всё ещё не в лучшей форме.

– Думаю, что нет. Он не убийца и к драке в нормальном состоянии старается не прибегать вовсе, – Кая прижалась щекой к его щеке и как-то грустно посмотрела на пол. А ведь в какой-то степени Сек прав: а как бы они жили дальше, прячась от Гина? Ей и самой уже осточертело вечно от него прятаться без права коснуться Закнеыла. Но… и сейчас как-то при нём боязно это делать. – Я поговорю с ним. Всё объясню. Утром.

– Если придется, я надеру ему зад, – серьезно произнес звёздный. Он отстранился и повернул Каю к себе. – Ты моя, и мне плевать, что он об этом думает.

Одобрение Гинтара было важно для Зака, но он не собирался отказываться от Каи из-за него. Что и хотел донести до лунной.

– И думаешь, если ты с ним подерешься, я вдруг твоя стану? – повысила голос лунная, разозлившись на его слова. Но, испугавшись, что он мог обидеться, добавила: – Я и так уже твоя… Подожди! Это правда, что ты… Ну… – а если она это скажет, то может обидеть ещё больше. Но лунная переживала, ведь если Сек говорит правду, то звёздный себя терзал душевно… из-за её неосмотрительности. Чёрт, но и сказать смущалась, о чем выдал румянец. – Ты думаешь, что между нами было насильственно? Ну, та ночь…

Сначала Зак не понял, о чем она, и нахмурился, но когда до него дошло, стал ещё смурнее. Он опустил руку, державшую ее и отвернулся.

– Это ведь моя вина, – выдавил он. – Я нашел тот дурацкий кактус. Если бы не он… Нет, я знаю, что его действие давно закончилось, а ты все ещё не сбежала от меня при первой же возможности. И все равно я не хотел, чтобы первый раз для тебя был таким, но не смог остановиться.

– Дурак, Зак. Какой дурак, – улыбнулась Кая, теперь уже сама, взобравшись на кровать с ногами, обняла его сзади, кладя голову на плечо эльфа. – Сакодка дала мне забвенье от боли на целую ночь. И пусть у неё такой своеобразный побочный эффект, это был самый лучший эффект в моей жизни. Тем более… – улыбнувшись озорнее, Кая ощутимо, но не сказать, что очень больно, укусила его за шею, – я же житель лесов. Где, как не на природе заняться этим в первый раз?

– Но не в мертвых же землях, – возмутился Зак, но уже повеселел от её слов. Повернувшись боком, он обнял ее здоровой рукой и крепко прижал к себе, вдыхая запах ее волос. – Мне нравится, когда ты так выглядишь, почаще надевай это платье.

На душе его стало чуточку спокойнее, но Закнеыл ещё думал, что разговор с Гинтаром всё-таки состоится, и он будет не из лёгких

– Но оно жутко неудобное, – буркнула лунная и, воспользовавшись таким удобным положением, вырвалась из хватки, но только затем, чтобы лечь головой на его колени и всматриваться в черты лица, которые, казалось бы, уже давно изучены. Но изучена была лишь внешность, и мысль об этом спрятала улыбку Каи. – Я, наверное, сильно расстрою тебя, начав этот разговор, но мне интересно, каким ты был звездным. Что делал, что любил? Ведь ты первый из своей расы, которого я увидела, но знаю о вас лишь слухи. Расскажи мне о своём прошлом.

Она подняла руку и тыльной стороной погладила напряженную от её слов щеку, как бы говоря: «Услышанное мною все равно ничего не изменит».

– Но если ты не хочешь вспоминать, то не отвечай. Я смогу жить и без правды, – тихо добавила она. Нет, не сможет. Уж слишком сильно было это любопытство. На задворках сознания скользнула мысль просить Сектара показать, но мысль была такой мимолетной, что Кая не успела за неё схватиться.

– Тебе тоже может не понравиться, что ты услышишь, – предупредил он ее.

Закнеыл все рассказал, без кровавых подробностей конечно. Ну, и без деталей. Рассказ получился сильно урезан, но он не хотел, чтобы Кая слышала всю ту грязь. Особенно умолчал в том, что касалось Ливафейн и его отношений с ней. Не забыл упомянуть академию и соперничество с уже бывшим палачом, и ту злополучную ночь, когда они нашли клан солнечных. Потом было ещё пятьдесят лет скитаний по безлюдной местности, и только последние сорок лет Закнеыл рискнул пойти в города. Там-то он и услышал о Сильверсане и направился к нему, когда их настигло пророчество.

Кая слушала молча, и это не нравилось. Что именно? Она не могла не понять, что Закнеыл её слишком уж оберегает… в обычном разговоре. Черт возьми, она оборотень! Она жрёт сырое мясо и ежедневно убивает себе оленей, зайцев и птиц. То, как он избегает подробностей, уж очень не нравилось. Он сейчас к ней отнесся… то ли как к человеку, то ли как к какой-то неженке. Все чувства Каи немедленно отразилось на ней, но она молчала. То, что он делится с ней, уже о чем-то да говорит.

– А кто такая Ливафейн? – словно прочитала его мысли Кая, но решила сделать вопреки его желанию, хотела услышать о ней. Раз не желал говорить о страшных вещах, так может, о прекрасных? Неспроста же Сектар, просматривая его мысли, упомянул это имя. Значит… оно важно?

– Мы с ней были… любовниками, – нехотя он все же пояснил. – Быть любовницей принца считалось почетным делом, каждая вторая молодая звёздная мечтала стать моей, но Ливафейн умело убирала конкуренток. Когда я понял, куда пропадала любая эльфийка, недвусмысленно посмотревшая на меня, мне это только польстило. Она делала так, чтобы я не видел никого, кроме нее, и я действительно никого не замечал. Мы проводили время, доставляя друг другу удовольствие, и я бы даже назвал это некой формой эмоциональной близости, – он поморщился, вспоминая звёздную. – Конечно, она не стала бы моей женой – я не мог выбирать себе пару, наш род пристально следит за чистотой крови – но она умело извлекала пользу для себя из наших отношений, быстро поднимаясь по иерархии. В итоге она стала высшей жрицей.

И кто её за язык дергал? Но с другой стороны… Кая подумала, а готова ли она своих конкуренток убирать? Были бы они у неё… Хотя нет! Как же вчера выбесило видеть, что Закнеыл держал руку Валанди, а не её! Да, в тот момент Кая очень возжелала прикончить солнечную. И Зака. Ибо нечего! Он до сих пор за это не извинился, а вспомнив об этом, Кая поняла, что всё еще достаточно зла на него. Обида до сих пор неприятно царапала сердце. И представлять, как он жестко берёт себе подобную, ей было не просто противно – это гневало, злило… Возможно, эти эмоции даже отразились на лице лунной, но она постаралась немедленно разгладить их, ляпнув первое, что пришло в голову:

– Значит, я теперь любовница принца… – Кая не договорила. Да нет. Какая из неё любовница? Нету ничего. Но звучало это очень красиво, и даже как-то внутри оборотень почувствовала некую гордость, важность. Ну и что, что принц уже не принц? Зато по крови, а её уже ничем не смоешь. И что ему сказать на эту историю? Да в общем-то нечего. – Ясно. Спасибо, что рассказал.

– Ты куда больше, чем просто любовница, – он опустил голову ниже и завис над ней, что черные волосы, выбившись из-за уха, щекотали щёчки и нос лунной. – Больше нет никакого принца, тот звёздный умер на глазах у Валанди. Я больше не подчиняюсь традициям и законам своей расы. Они не знают, что такое дружба, симпатия и любовь, а я знаю, – он нежно провел ладонью по её щеке, обвел пальцами губы, а после нырнул рукой в волосы, приподнимая голову Каи за затылок, чтобы поцеловать.

Ну вот надо было ему Валанди вспомнить! Вот просто необходимо! Но уровень агрессии оборотня быстро снизился. И от его слов, которые так тепло обволокли душу, и его волосы… Кая любила его волосы. Наверное, из-за их длины и непривычного черного цвета, но вот трогать их, когда они так щекочат, попробуй тут злиться дальше.

– Не-а, – скорее игриво шепнула Кая в свою руку, которая так неожиданно стала преградой на пути к её губам. – Я на тебя всё ещё злюсь.

– Я знаю, как это исправить, – лукаво улыбнулся Зак, и в его глазах сверкнул озорной огонек, выдавая себя красным блеском.

Выпрямившись, он осторожно поднял Каю с колен, заставляя ее принять сидячее положение. Одну руку положил ей на талию, вторую пропустил под коленями, чуть скривившись, когда пришлось напрячь больное плечо, и встал вместе с ней. Не обращая внимания на ее возмущение, понес ее к стене, где ещё вчера приметил за тяжёлыми шторами выход на балкон.

– Эй, ай! Что ты… Немедленно отпусти! Закнаэл, плечо! Дурак, немедленно!..

А самой-то нравилось. Вцепилась в его шею, прижалась и только голосила, но не предприняла ни одной попытки слезть. Можно, конечно, списать на то, что она боялась сделать ему больно, но… Мы-то знаем.

Только оказавшись за дверью, он поставил ее на пол и, снова обняв сбоку, прижал к себе и указал вдаль, где восходящее солнце окрашивало небо в диковинные цвета.

Отсюда не было видно моря или берега. Да и не так высоко, но лучи солнца проходили сквозь необычные деревья, окрашивали их края и заставляли светиться. Небо раскрасилось в самые разнообразные цвета, и Кая просто несколько минут молча и завороженно смотрела вдаль.

Он помнит. Только мысль о том, что Зак помнит, как ей это понравилось в первый раз, заставило сердце биться так быстро, как только возможно. От переизбытка эмоций на мгновенье даже спёрло дыхание, а тело прижалось к Закнеылу сильнее.

Вернулась в реальность, только когда цвета поблекли, а солнце слепило глаза. Нет, нечестно будет, если такими действиями он будет вечно оказываться победителем. Но она ему была благодарна. Даже за это банальное «потому что помнит».

– Но ты даже не знаешь, за что я злюсь, – прошептала лунная, повернувшись к Закнеылу лицом и облокотившись о перила, зазывающе выпятила грудь. Не специально, честно! – Но так уж и быть, я тебя прощу, если простишь мне все сорок с чем-то неправильных имён.

– Всегда называй меня неправильно, – он тоже облокотился о перила, положив руки с двух сторон от лунной, тем самым беря ее в кольцо. Медленно приближая свое лицо к ее, продолжил говорить: – Разве не это я тебе сказал после встречи с двойником?

Его взгляд упал на открытое декольте платья, на ямочку между грудями, что так и просила прикоснуться к ней губами. Поддаваясь этому зову, Зак нагнулся сначала к шейке Каи, затем проследовал к ее ключице, одновременно кладя руки на талию и заставляя поглаживаниями ее выгибаться сильнее. Он таки нырнул в углубление, выводя языком кружочки то на одной груди, то на другой.

– Но тренироваться ты у меня все равно будешь, – усмехнулся звёздный, отрываясь от ласк.

Не давая возможности ответить, он накрыл ее губы своими, тут же проник языком в приоткрывшийся возмущённый ротик. А что? Сама же просила не замечать её попытки отказа. И пока она не успела опомниться, его руки скользнули ей на бедра, чтобы подсадить на перила. Крепко прижимая ее к себе, он ни за что не позволит ей свалиться.

Вскрикнув от неожиданности в его рот, Кая прижалась к нему, обхватывая ногами тело звёздного, но не думала о том, что делает, просто было страшно упасть. Ей не позволяли что-то сказать в ответ – просто грубо заткнули рот. Грубо, но так приятно… И снова даже как-то долгожданно чувствуя Закнеыла между своих ног, пусть лишь живот, но как это возбуждало. Эльфийка выгибалась от каждого его прикосновения, терлась грудью о грудь, углубляя поцелуй, рискуя исследователь каждый его уголок, нагло отказывая его языку в контакте. Дразня, при этом сводя саму себя с ума, Кая зарылась пальцами в его волосы, и пока ещё какая-то долька сознания присутствовала, оторвала лицо Зака от себя, жарко шепча в губы:

– Внизу слуги, нас могут увидеть. И Гин… он может войти.

И вот то самое «нет», о котором она говорила. Нет там никого, но намерения Закнеыла были ясны, и Кая взволнованно посмотрела на его лицо, ища остатки сознания в его глазах. Но тело просило о продолжении, забыв, что его рука серьёзно ранена, что ему вообще-то отдых положен! Нет, отказывалась понимать. Внизу от трения с его животом стало мокро, как-то неприятно, но горячо, будоражаще. Да и всё это утро было пропитано каким-то знойным жаром.

– Закнеыл… – зачем-то сказала она. Просила ли о продолжении? Или пыталась дозваться до него, заставить поверить в своё «нет».

– Нет, – шикнул он и укусил в шею в наказание. И пусть понимает это «нет», как хочет.

И снова с ее уст сорвалось правильное имя, и звук его возбуждал ещё сильнее. Здоровой рукой он сжимал лунную за талию, удерживая в шатком положении, а больную не мог поднять высоко, поэтому водил ей по бедрам, задирая подол все выше. Хотелось больше исследовать ее тело, но было слишком опасно здесь, на такой высоте. К тому же Закнеыл желал упираться сейчас низом живота в жаркое лоно Каи, а не в эти деревянные перила, поэтому, сделав усилие, он приподнял и спустился с ней на прохладный пол. Холодный мрамор обжёг девичью спину, но Зак согревал горячими поцелуями, разогревал тело жгучими прикосновениями.

– Но он правда… Ах… – эльфийка сжалась от холода, прижимаясь к звёздному, ища в его теле защиту от этого пола, греясь о его губы и горячую грудь. Только сейчас Кая поняла всю прелесть платьев – его даже не нужно было снимать – подол задрался и уже лежал на животе, открывая Заку её неконтролируемые ножки, которые невольно согнулись в коленях и старались дать партнёру больше свободы, раздвигаясь шире настолько, насколько позволяла растяжка. – Он может…

Но лунная всё не унималась. Сейчас даже пугала не связь, а факт того, где они это делали. Комната Гинатара – как это было отвратительно с её стороны заняться любовью в комнате того, кто готов был вчера порвать обоих за эту любовь. Стыдно. И этот стыд вступил в настоящую битву с Закнеылом; с тем, как он возбуждал, отгонял эти неприятные мысли. «Да, шейку… Целуй, кусай, сильнее, больнее! Да, вот так…»

– Зак, не здесь… – почти бесшумно взмолилась оборотень. Не здесь и не сейчас, когда звёздному приходилось опираться о больную руку. У самой ничего не болело, но словно кто-то внедрил иллюзию того, что это не его, а её рука ранена. И это ей было больно.

– Здесь, – он потянул ее сосок (и когда успел растянуть ворот до такой степени?), – и здесь, – вернулся к шее, чтобы ее облизать по направлению вверх и укусить за мочку уха после, – а ещё здесь, – Зак впился в губы, которые то и дело пытались отказать, за что он их кусал и оттягивал. – И здесь могу войти только я.

На этих словах он проник внутрь Каи. Осторожно, как будто делал это в первый раз с ней, но настойчиво продвигаясь на всю длину. Сколько усилий ему стоило сделать именно так, и где он их только нашел? Она такая тугая там! У Зака просто мутнело перед глазами от удовольствия находиться в ней. Но он сдерживал себя и внимательно наблюдал за состоянием партнёрши. А так хотелось жёстко взять ее… Она спрашивала о том, каким он был звёздным? Показать это на ней… Но не сейчас.

Его слова вскружили голову, лунная уже не помнила, что хотела сказать, отказать ли собиралась? Что-то там… Нет, ничего не было. Его слова. Только он. И страшные мысли, что она его собственность, такие дикие и ненормальные, но, чёрт возьми, почему от них кружилась голова, почему понимание этого прожигало душу, но это была приятная смерть от самых прекрасных поцелуев и движений.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю