290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 29)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 29 (всего у книги 66 страниц)

– Да можешь её прогнать, я тоже планировал скоро подойти. Поищу Валанди пока, – чуть не добавил «дабы выплеснуть всё то, что мне алкоголь навеял». Но вот после всех этих разговоров про любовь и всё такое… Вот очень надо было сейчас обнять своё солнышко. Просто до трясучки. – Ты иди. Я позже подтянусь. Сыр доем…

– Только ведите себя потише, а то нас в Ниварне выкинут с корабля, – подшутил Зак, намекая на громкую демонстрацию их любви. Он поднялся, еще разок потянулся, сильнее надвинул капюшон и ушел.

Как и обещал, в каюту прошмыгнул очень тихо, боясь нарушить концентрацию Каи. Он осторожно устроился на гамаке, с которого было видно лицо лунной и, наблюдая за неподвижной девушкой, пытался разгадать ее мысли.

Она сидела в позе лотоса по всем законам жанра. Сидела, молчала, терпела… А потом как распахнёт глаза:

– Значит, пока я тут делом занимаюсь, вы выпиваете? А чего нас с Валанди не позвали? Я тоже хочу! Нет ещё полной луны, и злить меня некому. Чего ты так смотришь?

Ай, Зак совсем забыл, что у лунной нюх отменный – естественно, она учуяла запах алкоголя, исходящий от него. Он улыбнулся на ее слова и, спрыгнув на пол, подполз на коленках к Кае, устраиваясь перед ней.

– А не полезешь целоваться, как в тот раз? – он приблизился, смущая ее пристальным взглядом. Медленно тянулся к ее губам, но в последний момент просто быстро чмокнул ее в щечку и, улыбаясь, сел обратно. – Вот так.

А она… А он! А… Эльфийка уже приготовилась ощутить ту гамму вкуса, предвкушая смесь его губ и остатков вина, который, судя по запаху, был просто отменный, а он… Нет, если бы не обманул ожидания, всё было бы хорошо, но Кая сейчас, неуверенно опуская глаза, ждала совсем не этого.

– Что за дела? – возмутилась лунная, сложив руки на груди. – Ни поцелуя нормального, ни выпивки! И вообще! – хочет поиграть? Ладно. Давно она хотела с ним порезвиться (в нормальном смысле), но все эти дни из-за морской болезни она провалялась в каюте и даже говорить была не в состоянии. А желание касаться его, как тогда, в Доусоне, лишь нарастало. – Ты смотри, я ведь так тоже умею.

И месть не заставила себя долго ждать. На четвереньках, как кошка, повиливая «хвостом», она подползла к нему, и даже когда уткнулась в грудь, надавила, заставляя звёздного лечь на пол. Оказавшись сверху, хотела остановиться, ведь как-то это уже… неправильно. Но мысль и чувство, что она владеет ситуацией, что она «над ним» будоражили, даже… возбуждали. Даже если бы и по-настоящему хотела остановиться – не могла. Вместо этого, ползя по звёздному, она коснулась языком его подбородка и провела вверх, к губе. И стоило почувствовать то, чего Кая так ожидала при первом несостоявшемся поцелуе, тут же выпрямилась и села на живот Зака, как бы говоря «всё».

– Я ведь не железный, – он резко сел и выпрямился, подхватил Каю под талию, не давая ей свалиться с него, прижал к себе. – Если ты продолжишь меня провоцировать… – он опустил одну руку на ее «хвостик», а губами прижался к шее, ведя дорожку из поцелуев к ее губам. Оказавшись напротив них, он мягко поцеловал Каю, не переходя черту, иначе тогда он точно не остановится.

– Ничего не могу с собой поделать, – томно прошептала она, выпячивая шейку ему на каждый поцелуй, и с каким же разочарованием выдохнула, вновь получив не тот поцелуй, который ожидала. – Мне нравится себя так вести.

Кая положила руки на его плечи и заглянула в глаза. Наверное, это был первый раз, когда она вот так просто сидит и смотрит в них, рассматривает, изучает. А ей нравилось. Что-то было притягательное в том, что они черные и такие страшные, но… сейчас они излучали тепло. Всё равно, что если бы скрыться от всех бед под одеялом. Под ним ведь тоже тепло, зато всегда так спокойно, а ведь вокруг под ним только темнота.

– Знаешь, я тут не только медитировала, но и думала… – прошептала лунная, касаясь его лица пальчиками, водя по нему, по каждому изгибу, всё так же изучая. – Если у нас будет такой же момент, как сейчас, но при этом, что нас точно никто не потревожит… Что бы я ни говорила, как бы ни выражала своё «нет», не останавливайся. Больше не жди моего согласия. Ты его можешь не дождаться, но это не значит, что я не хочу. Напротив… когда ты так касаешься… я молю лишь о том, чтобы ты продолжал; молю повторить ту ночь в пустыне, но губы всё равно шепчут «нет».

– Ты просишь меня применить силу? Я сделаю так, что ты никогда мне не скажешь «нет», – в его глазах вспыхнула опасная красная вспышка, но тон был игривым. Он возбудился только от одной мысли, что она дала добро на любые действия с ней. Если бы они сейчас и правда оказались одни, он показал бы всего себя, но увы. Нехотя Зак отпустил ее, предоставляя самой слезть с него.

Вообще, это ненормально, когда женщинам такое нравится, но… О чёрт, как же ей понравились его первые слова. Может, из-за тона. А может… из-за смысла? В любом случае, на этот вопрос она сказала:

– Да, прошу.

И хоть больше лунную не держали, она даже не подумала слезать с Закнеыла. А что? Ей нравилось. Мягко и удобно. Вот только с опозданием она услышала знакомые шаги, и как ошпаренная вскочила со звёздного эльфа. В этот момент в каюту вошёл Гинтар и застал странную картину: Зак лежал у гамака, лунная стола рядом. Но стоило взглядам друзей встретиться, как она оскалилась:

– Что, тебя тоже ещё раз с гамака скинуть? Достали! Нигде покоя нет! Сами же просили медитировать, а тут являются и выгоняют, что за чёрт? – она ещё долго плевалась оскорблениями, которые больше были на Гинтара направлены, а тот лишь сочувственно посмотрел на Закнеыла. Подошел и помог встать.

– Прости, не думал, что она так разозлится.

========== 20. Добро пожаловать, ничтожные твари ==========

Спустя пару дней корабль наконец-то вышел в море. Кая вовсе пропала от глаз всех – во время завтрака и ужина, когда вся четвёрка соединялась, говорила лишь, что нашла очень тихое место, где и скрывается ото всех. На протяжении этих двух дней Гинтар каждое утро оставлял букет ароматных цветов у гамака Валанди, пока та спала. Кая, которую будили его шаги и запахи, смотрела на это и только улыбалась к удивлению Гина. Он решил это скинуть на то, что подруга окончательно приняла их отношения, что не могло не радовать.

Заку нравилось перемещаться по кораблю, но своими неожиданными появлениями то тут, то там пугал народ. Среди матросни даже начали поговаривать, что на борту поселился злой дух Келпи, пока капитан не прикрикнул на них:

– Идиоты, разве он похож на лошадь?

А вот Валанди с каждым днем становилась все мрачнее, и только букеты Гинтара поднимали ей настроение и давали силы не показывать беспокойство. История, которую ей рассказали браться-искатели, не на шутку ее разозлила. Эти два глупца додумались украсть карту сокровищ у знаменитых в восточном море пиратов, тем самым отняв у них добычу. Разяренные разбойники объявили охоту на Фрида и Трена, назначив приличную награду за их головы. Услышав об этом, Валанди хотела тут же выкинуть эту парочку за борт, но чуть остыв, понадеялась, что в эти воды пираты не сунутся, да и плыть им не так уж долго, авось обойдется. Даже не стала рассказывать ничего остальным.

Но сейчас, сидя на баке и вертя в руках один из цветков Гинтара, пожалела о своем молчании. Плохое предчувствие ее посетило, и даже свежий морской ветер не смог его отогнать. А после случая со старухой, она пообещала себе доверять интуиции. Вскочив на ноги, Валанди пошла искать своего туманного эльфа.

Гинтар же был в девичьей каюте. Сначала он искал Валанди, ведь той сегодня не было за завтраком, но зацепился языком с Каей и, сидя на полу, смотрел, как подруга качается на верхнем гамаке, рассказывая какую-то байку из прошло:

– А он взял и напал на Кайтоса! Ты представляешь? Ребёнок меньше метра решил, что справится с нашим лидером. Мальцу тогда поблажку сделали, что он из города – не знает никого из стаи в лицо, да и все дети нашей расы слишком безбашенные, а… О, вот и Валанди.

Гинтар тут же перевел взгляд с подруги на солнечную, вскочил на ноги и подошёл к ней.

– Доброе утро. Ты сегодня не завтракала. Всё хорошо? – обеспокоенно спросил он.

– Да, правда, не знаю, надолго ли… – неуверенно промямлила она, виновато отводя глаза. – Дело во Фриде и Трене. Я знаю, ты просил рассказать, если это будет касаться меня или нас всех, но это только их проблемы. Однако, чем больше я думаю об этом, тем отчетливее понимаю, что нахождение этих ребят с нами на одном корабле грозит крупными неприятностями.

Валанди прошла глубже в каюту, вернула цветок в букет и уселась рядом. Гин и Кая терпеливо ждали объяснений, поэтому она продолжила:

– Они нашли какие-то упоминания о сокровищах на острове туманных эльфов, где-то на самом южном берегу, и просили помочь с поисками, потому что увидели меня в компании с туманным. Им очень нужны эти деньги, чтобы откупиться от шайки пиратов, которым умудрились перейти дорогу.

– И чем нам-то опасны их проблемы? – фыркнула оборотень.

– Тем, что пираты могут напасть на корабль, если им известно, что эта парочка здесь, – объяснил Гинтар Кае, а на Валанди же он посмотрел самым своим строгим взглядом. – Милая, о чём ты думала, умолчав об этой проблеме? Нам ещё пять дней плыть – риск быть атакованными слишком велик! Ты понимаешь, что молчанием ты подставила под удар не только нас, но и всех тех, кто на корабле?!

– Гинтар, спокойнее! – рявкнула на того лунная. Туманный замолчал. Да, точно. Он опять начинает психовать. Лучше подумать. Так, так… Корабль кишит туманными эльфами. Пираты им не страшны, если только там не маги-люди или такие же туманные эльфы. Им бы добраться до середины пути, а там, на территориях туманных, шанс встретить пиратов меньше. Да и… какой шанс, что головорезы в курсе, кто на корабле? – У нас и так времени в обрез, чтобы тратить его на помощь Фриду и… Как там его? – вместо этого начала Кая.

– Но если они друзья Валанди, я не могу не помочь и… – кстати, о солнечной. Гинтар посмотрел на девушку и, вздохнув, дабы успокоиться, спросил: – Сама-то ты что думаешь?

– Они мне не друзья, мы просто работали пару раз вместе, – отмахнулась Валанди, но грустно повесила голову. Ну, она ожидала, что он разозлится на нее, но пусть лучше так, чем на них действительно нападут, а они будут к этому не готовы. – Те пираты орудуют на востоке, шанс, что они окажутся в южных морях, ничтожно мал, но меня не покидает неприятное ощущение, что мы, как обычно, вытянули «счастливый» билет.

Она невесело усмехнулась и подняла глаза на Гинтара, готовая принять любой удар с его стороны, выслушать любые упреки.

– Ну да, если учесть тот факт, что ты явно в своей жизни зеркало разбила, то нам обязательно должно «повезти», – намекнул он на именно её удачливость, но на этот раз уже спокойнее сказал эту фразу. Кажется, его успокоили слова солнечной. Чуть-чуть.

– И кто в той шайке может быть? – спросила Кая. – Из рас я имею в виду.

– Кстати, да. Если там обычные люди да гномы с тролями, то беспокоиться совершенно не о чем. Такую атаку этот корабль отобьёт быстро.

– Эй! До встречи с вами у меня не было подобных проблем! – возмутилась Валанди. Она хотела добавить что-то еще, но вспоминая все ее приключения, и как она в них впутывалась, захлопнула рот. – Ну, подумаешь… Зато есть что вспомнить, – буркнула она, прежде чем вернуться к серьезной теме. – Пираты Безумного Драуга не просто так себе сыскали славу. Наверняка у них есть какой-то козырь: маг или зачарованное оружие, может, даже артефакты. Попробую разузнать подробнее у братьев.

– Собака! – выругалась Кая.

– Валанди!.. – нет, это не в какие рамки не лезло. Её дружки ещё и не обычным пиратам дорогу перешли. Ну блеск! Замечательно! – Я надеялся, что это будут первые семь дней, когда мы сможем прожить спокойно.

– Лучше давайте думать, что нам делать, если таки нападут, – спрыгнув с гамака, Кая задумчиво стала бродить по каюте. С Заком она так и не позанималась – на ней лишь физические лобные атаки. На корабле туманные – пусть защиту сделают какую-нибудь. – Нужно оповестить капитана о возможном нападении пиратов. Да и пассажиров – всех туманных просить быть готовыми. Нет, ну, а что? Нам четверым это на себе тащить? Вообще, предлагаю просто эту парочку отдать пиратам. Быть может, откупимся от проблем с ними?

– Пираты сначала убивают, а потом задают вопросы. Или ты предлагаешь кидаться теми двоими во все проходящие мимо корабли? Такой вариант мне нравится, – улыбнулась Валанди. Первой ее мыслью тоже было избавиться от искателей. Но если трезво судить, то это не выход. – Можно предупредить только капитана, иначе вызовем панику, и тогда ребятам точно не поздоровится. О! А может, покажем пиратам Зака, и они сами сбегут?

– Говорите обо мне? – как раз в этот момент звездный открыл дверь, напугав своим неожиданным появлением всех присутствующих. – Чего такие серьезные? Случилось что?

Гинтар в подробностях передал суть разговора звёздному, а также и не забыл ответить на замечание обеих дам:

– Валанди. Сейчас речь о серьёзных вещах, давай отложим неприязнь друг к другу? Кая, если судить по твоей логике, я должен был бросить тебя ещё в Хафлафе в клетке, разве нет? – оборотня он пристыдил сразу. – Отдавать ребят – это не выход. Каждый мог ошибиться. Кто-то что-то не то сделал, кто-то кому-то так ничего и не рассказал… – не стоило говорить, в чей огород был брошен камень.

– Не, ну, а что? Звездных все боятся, вдруг и против пиратов сработает? – вставила свои слова Валанди, но стыдливо опустила глаза, когда он намекнул на ее молчание.

– Может, мы рано паникуем? Пока ничего не случилось, – наивно предположил Зак. – И, кстати, мой вид скорее распугает весь наш корабль, чем пиратов, – добавил он специально для солнечной, ничуть не обидевшись на ее предложение.

Пройдя в центр комнаты, он немного пораскинул мозгами – надеялся выудить полезную информацию, которую мог когда-либо услышать. Однако ничего про Безумного Драуга не вспомнил.

– Мне не доводилось бывать дальше гор Слез, так что я ничего не знаю о наших возможных врагах, – всплеснул он руками с досадой.

– Кстати, Закнеел прав, – как бы случайно оказалась рядом с ним Кая. – Мы уже два дня в пути. Пока что тишь да гладь. Корабль напичкан туманными… Единственное, мы сами можем как-то подготовиться, но как?

– Может, вы и правы, – кивнул Гинтар. – Валанди, мы с тобой сейчас идём всё докладывать капитану. И не дадут боги тебе ещё раз умолчать о таких «мелочах». Я прозрачный намёк тебе дал?

– Поняла… – она поднялась и понуро поплелась за туманным, однако на выходе оживилась. – А это правда, что у вас на острове зарыт клад размером с эту комнату? – в глазах искательницы загорелся нездоровый огонек.

– Иди, горе луковое! – ох уж эти искатели приключений и золота. Гинтар несильно подтолкнул её, даже не собираясь отвечать на вопрос. Сам не знал – может, где и зарыт. Но вот давать этому ходячему несчастью повод искать клад не собирался. Только услышал позади себя насмешливый голос Каи в сторону Зака прежде, чем закрыть дверь:

– Ну здравствуй, морская лошадка.

Да, слухи о Келпи – дело страшное.

Не успели эльфы и подняться на палубу, как услышали крик смотрящего, а за ним последовали быстрые шаги засуетившихся моряков. Капитан громко начал отдавать приказы, и Валанди с Гинтаром поспешили вылезти из трюма. Отыскав глазами капитана у рулевого, они побежали туда.

– Что происходит? – сходу спросила Валанди.

– Судно без флага идет к нам, – ответил старый моряк.

– Пираты, – больше утвердительно сказала солнечная и переглянулась с Гинтаром.

Краем глаза она заметила странное движение и, обратив внимание на это, увидела двух виновников поднявшегося кипиша. Фрид и Трен пытались прокрасться мимо незамеченными и спрятаться на нижних палубах, но Валанди не собиралась их так легко отпускать.

– А ну стоять! – накинулась она на одного из искателей, а второй в испуге нелепо упал рядом сам. – Думали отсидеться внизу? Не так быстро. Выкладывайте все, что знаете о Безумном Драуге.

– Держи их, я соберу туманных! – попытался перекричать весь этот шум Гинтар и тут же скрылся в толпе.

В это время Кая и Закнеыл одновременно подняли головы вверх, слыша весь тот топот даже здесь, внизу. Они вместе поднялись наверх, и представление, показавшиеся их взору, не нуждалось в представлении. Закнеыл сразу же увидел вдалеке корабль без флага и указал на него оборотню.

– Сглазили, – рыкнула лунная и осталась стоять на месте, просто ожидая либо приказов, либо время, когда можно было бы поточить когти.

Гинтар же забегал по кораблю, но большинство туманных были обычными пассажирами, которые просто не способны сражаться, они просто бежали вниз, прятаться. В эту секунду Гин потерял всякую надежду. Он видел туманных, но не подумал, что они были обычными эльфами, которые едут домой к своим семьям. Никто из них не искал приключений, никто не хотел сражаться, да и не каждый обладал хоть какой-то боевой магией.

Но были исключения! Пятеро туманных мужчин помогали пассажирам убраться на нижние палубы. Они кричали: «Без паники! Проследуйте сюда! Сначала женщины и дети». И в них Гинтар увидел поддержку.

Валанди скрутила двоих искателей, и когда они закончили краткий рассказ о пиратах, толкнула их к Кае, попросив подержать их пока. Сама же солнечная кинулась обратно к капитану, чтобы узнать, на что способна его команда.

– Вы с ума сошли? Мы пассажирский корабль, перевозим только живых и небольшие грузы, – возмутился капитан. – Откуда у моих ребят боевая подготовка в доселе спокойных водах?

– Ну хоть из лука они стрелять умеют? – не теряла надежды она. А вражеский корабль все приближался. А у них нет ни орудий, ни бойцов. Цокнув языком, Валанди побежала на поиски Гинтара.

Но и здесь её надежды не оправдались: Гин нашел только пятерых туманных, которые были способны и согласны дать отпор в случае необходимости.

– Мы покойники, – подвела невесёлый итог она. – На головном корабле Безумный Драуг держит при себе человеческого мага, а тот творит какие-то страшные дела. Ребята так и не смогли внятно объяснить, чем он так страшен. Говорят, будто выжившие после встречи с этими пиратами все время твердят о каких-то демонах.

Она вновь посмотрела вдаль и… заметила странность: корабль один, а у пиратов Безумного Драуга не меньше трёх. Пытаясь разглядеть на горизонте остальные корабли, Валанди подошла к краю, схватилась за канат и залезла на бортик. Ей удалось разглядеть ещё кое-что, выбивающееся из общей картины – тонкие струйки дыма поднимались над бортом, но источник определить на таком расстоянии не могла.

– Видишь что? – спросила она Зака, который тоже стоял тут.

– Слишком светло. Мои глаза бесполезны при таком ярком солнце, – недовольно ответил Зак.

– И толку-то от тебя? – брякнула Валанди, силясь самой что-то увидеть.

– А вот это обидно было, – проворчал звездный.

Но Валанди его уже не слышала. Она перебежала на другой конец корабля, ближе к носу. Долго вглядывалась в точку, которая становилась все больше по мере приближения.

– Ничего не понимаю… – ворчала солнечная. – Иллюзия, или там и правда никого нет?

На всякий случай она приготовила лук. Все затаили дыхание в ожидании. Гинтар и его туманные были готовы в любой момент отразить атаку, Закнеыл и Кая, которая продолжала удерживать искателей, тоже находились в напряжении – их способности пригодятся, когда начнется абордаж. Остальные же, хвала их выдержке, молча ждали приказов.

Когда корабль оказался на расстоянии выстрела, Валанди пустила стрелу в его сторону. Она воткнулась в мачту, никого не потревожив. Не пропала, картинка не дернулась, не последовало реакции вообще – значит, не иллюзия. Но тогда что?

Гробовое молчание сопровождало встречный корабль, пока он проходил мимо. На его борту не было ни души. Даже тел, которые, казалось бы, должны остаться после нападения на корабль. Его пассажиры и команда будто исчезли в один миг, и только оставленные неубранными канаты и ведра с тряпками свидетельствовали о том, что на нём не так давно кто-то был.

– Что за чертовщина? – сплюнула Валанди.

– Призрак? – предположил Гинтар, хотя сам он в это верил слабо. По телу пробежал какой-то мертвецкий холодок, но туманный отогнал страшные мысли. Только запустил огненный шарик на палубу непонятного корабля. Шарик летал, летал… Но ни одна живая душа не отреагировала, даже когда корабль стал плыть прямо мимо них. – Никого.

– Как-то жутко от этого становится, – поежилась солнечная, убирая лук.

Все смогли спокойно выдохнуть, только когда корабль-призрак оказался вне досягаемости. Однако страх, зародившийся глубоко внутри, не позволял расслабиться ни на минуту до конца пути.

***

Ещё несколько дней в пути. И для каждого они были невыносимыми. Кая ныла от скуки, но её каждый раз отсылали медитировать в одиночестве. Нельзя было ни с Заком повидаться, ни с Гинтаром пообщаться. Второй всё не замолкал о своих островах. Но вечерами он был хмур. Всем говорил, что всё ещё оставался беспокойным из-за пиратов, но на самом деле, хоть пираты тоже занимали его мысли, он был взволнован встречей с семьёй. Да и вообще, всё своё свободное время отдавал только Валанди. А Закнеыл скитался в одиночестве по кораблю, лишь изредка позволяя себе найти Каю и тайком за ней наблюдать, пока она погружалась в медитацию. Но, всё-таки, плыли они дальше в спокойствии.

И вот он – Туманный остров. Что Гинтар, что Кая – оба проснулись в наилучшем настроении. Если первый был просто рад ощутить воздух дома, родную землю и знакомые лица, то Кая же ощутила огромный прилив энергии, который тут же расстроил её – полнолуние. Что ж, будет молиться, чтобы всё прошло хорошо. Валанди заметно нервничала перед встречей с семьёй Гина, хоть и пыталась не показывать это, а Зак… Звёздный, как обычно, держался скрытно и старался не высовываться, чтобы не привлекать лишнее внимание. Туманные эльфы – не гномы, они не посадят его в клетку, пока будут спорить, что с ним сделать, а просто уничтожат его на месте, а вместе с ним и всех, кто встанет на его защиту. И это очень беспокоило его.

Как оказалось, природный туман лишь окружал остров, но стоило путникам сойти с корабля, как им открылась совершенно ясная погода в дивном городе. Как и во многих другие городах, возле порта их встречали таверны, разные лавки, коих здесь было очень много – благодаря хорошо расположенной местности, туманные эльфы выращивали очень качественные фрукты и ягоды, и самое лучшее вино принадлежало именно туманным эльфам.

Здесь у берегов было свежо, даже ветрено. А чем дальше шли в город, тем душнее становилось. Город был большим, чем глубже в него заходить, тем богаче и больше становились здания. Повсюду бегали детишки, облачённые лишь в майки и трусики; девочки и девушки в лёгкие сарафаны, мужчин часто можно было встретить без верхней одежды вовсе. Туманные были намного загорелее Гинтара, но тот просто давно перестал нежиться в лучах солнца на берегу. Сам он сошел с корабля первым, готовый выступить в роли проводника.

Справедливо будет отметить, что он, наверное, единственный, кто с гордостью и уважением относился к месту своего рождения. Ему было приятно осознавать, что путникам может быть интересно тут; что они могут остаться под приятным впечатлением от местности, ведь она так отличалась от других городов и островов. Почти у каждого дома свод держали исключительно колонны, отделаны дома были из белого мрамора – еще одна гордость туманных эльфов. Дома были двух-или даже трёхэтажными, но первый этаж каждого занимала лавка. Очень много продавали цветов, из-за чего порт встречал всех дивными ароматами. У каждого здания также рядом с дверями или на заднем дворе росли влаголюбивые растения; стройные и упругие пальмы покачивали на ветвях своими листьями, как бы помахивая руками.

Как и у солнечных золотоволосые, здесь в большей степени преобладали эльфы с серебряными волосами. И они, в отличие от собственного острова, плохо встречали приезжих. На Каю, Закнеыла и Валанди никто не обращал внимания, словно они были пустым местом. Хотя нет, на Закнеыла смотрели даже хуже, чем на рвотные массы в Ниварне. Зато Гинтара здесь явно знали и любили.

– Здравствуй, Гин!

– О! Это же Гинтар вернулся!

– Гинтар, какими судьбами?

И никто не поинтересовался о его спутниках. Их просто не было.

– Высокомерные ублюдки, – выплюнула Валанди так, чтобы не слышал Гинтар, который был опять занят приветствиями с прохожими. Ей не нравилось у солнечных? Здесь было в разы хуже! Она бросала испепеляющие взгляды в ответ на презрение, и если бы в ней была хоть капелька магии, всех прохожих тут же поразила бы молния.

– Оставь, – осадил ее Зак. – Здесь тебе не Сильверсан. Убить не пытаются – уже хорошо.

– Гинтар, конечно, предупреждал, но я не ожидала увидеть в красивой обёртке столько дерьма, – Валанди честно старалась запихать свою гордость куда подальше. Ее могли не любить, ненавидеть, желать убить и проклинать, но чтобы её смешали с грязью одним только взглядом – это стерпеть было сложно. Она натянула капюшон поглубже, чтобы хотя бы так скрыть все свое негодование.

– Добро пожаловать в мой мир, – усмехнулась Кая вообще игнорируя все эти взгляды. Уже в стае привыкла. А может, у неё настроение было хорошее? Точнее оно сегодня такое изменчивое и непредсказуемое. Почему бы не сослать хороший настрой на это?

Зато Гинтар был весел и счастлив со всеми пообщаться. Когда улицы стали более или менее пусты, он показал друзьям на таверну:

– Предлагаю перекусить, да и Валанди стоит перео… А чего вы такие злые?

Солнечная одарила его тяжёлым взглядом из-под плаща и прошествовала мимо, гордо задрав носик и фыркая на каждом ходу. Но через пару шагов, будто что-то вспомнив, остановилась, опустила голову и ссутулилась. Подойдя к таверне, она обернулась и угрюмо уставилась на компанию, ожидая их у входа.

– Надеюсь, смертная казнь у вас на острове запрещена как наказание… – намекнул Зак, что рано или поздно они обязательно во что-то вляпаются. Настрой даже у него был не очень, несмотря на его слова Валанди.

– К ней прибегают, – не понял намёка туманный.

В этот момент из таверны вышел какой-то взрослый мужчина, здоровый, что даже еле в дверь пролез. И неудивительно, что своими плечами он задел солнечную. Кажется, он хотел извиниться, но стоило его взору заметить золотую копну волос из-под ткани, как он тут же плюнул рядом с её ногами:

– Смотри, куда прёшь, шалава лесная!

– Она со мной! – сказал Гинтар не своим голосом – таким же… даже не холодным, скорее, безразличным, словно сказал: «этот таракан в моём доме». Зато эти слова дали эффект – мужчина, стоило ему поднять голову, как тут же смягчил взгляд и улыбнулся.

– О, старший сынок Майнсета! Как давно не было тебя видно! Семейка Стаугаров только о тебе и говорит!

– Да? – скучающие усмехнулся туманный. – А что Сектар?

– Да кто захочет свою дочь этому психу отдавать? Ой, прости, но ты же знаешь, он же…

– Он мой брат! – рявкнул на того Гин, и в незнакомца прилетел такой сильный порывистый ветер, что тот едва устоял на ногах. Кажется, он зашептал что-то о прощении, но посчитал, что выгоднее уйти, нежели добиваться милости.

Гинтар злобно проводил его взглядом и возненавидел себя. Его возлюбленную оскорбили! Его брата оскорбили! А он, будучи сыном не последнего эльфа, должен молча это заглатывать. Нет, хорошо, что он ушёл отсюда! В своих странствиях он понял, что такое развязанные руки, когда на каждое слово можно было немедленно поставить оскорбляющего на место. Физически! Ибо слова мало когда доходят до глупых голов.

– Простите, – обратился он уже к товарищам, но больше к Валанди. – Давайте сразу пойдём домой. Я передумал насчет таверны.

Как хорошо, что Гинтар сразу вмешался, иначе солнечная расцарапала бы лицо этому мерзавцу. Ее рука уже метнулась за пояс к кинжалу, но слова и тон Гина напомнили ей, что здесь нужно держать себя в руках. Она молча стерпела это оскорбление, направив весь свой гнев на того туманного, на которого могла – она послала Гинтару взгляд, полностью выражающий ее мнение об этом острове и его жителях.

– Хочешь, я прирежу его ночью? – шепнул Зак, поравнявшись с солнечной.

– Я тебе помогу, – ответила Валанди, и ее губы растянулись в усмешке, так похожей на оскал звёздного. Хотя оба они знали, что ничего подобного не сделают.

– Не стоит, – покачал головой Гинтар. – Он не виноват, что его таким воспитали. Пойдём.

Но настроение ему безвозвратно испортили. Постепенно он становился разговорчивее, стоило только ступить на земли богатых эльфов, которые владели не просто домами, но землями.

– Вот там мы с Сектаром любили яблоки воровать!.. А вон там…

Кажется, постепенно, но он вновь стал возвращать себе любовь к этому месту. Точнее эта была только любовь к своим воспоминаниям, когда он не знал ни других эльфов, ни другой жизни. Только он и семья. Любимая и единственная. Шли они достаточно долго. Дома стали редеть, пока не пропали вовсе. И лишь облагороженная статуями, фонтанами и причудливыми растениями местность говорила, что эти земли ещё как обитаемы.

Перед четвёркой предстал трёхэтажный особняк, украшенный мраморными колонами, придерживающие односкатную оранжевую крышу. Их встречал парадный вход, к которому вела кирпичная дорога, по бокам которой стояли несколько маленьких фонтанчиков в виде рыб. Сам же двор был украшен кустами самых разнообразных цветов, а также пальмами, под которыми находились несколько скамеек. Если приглядеться, можно было увидеть край бассейна на заднем дворе.

Этот особняк сильно выделялся на фоне тех, которые эльфы прошли ранее. Этот не знал меры скромности, пестрил своим величием, возвышался над всеми другими зданиями. В общем, он был символом туманных эльфов и гордостью Гинтара.

– Добро пожаловать, – улыбнулся он друзьям и, плавно проходя по каменной дорожке, вошёл в дом первым.

– Надо было все же переодеться, – проворчала Валанди, разглядывая все это богатство. – Мне во дворец не так стыдно входить в дорожном снаряжении, как в этот особняк.

– Ещё не поздно вернуться на корабль, – поддержал ее Зак.

– Нет, он уже вошёл, – солнечная указала на скрывшегося за дверью Гинтара. Картинно вздохнув, она последовала за ним. На одно лишь надеялась – у нее будет возможность переодеться в приличное платье до встречи с родителями Гинтара.

Ах, если бы сбывалось всё, что мы хотим… Гинтар отошел от спутников, дабы представить им свой дом изнутри. Особняк внутри был не менее величественен. В отличие от улицы, здесь было свежо и прохладно, однако, если снаружи преобладали тёплые тона, то внутри он был холоден и словно сделан из льда – тёмно-голубые стены выглядели подобно льду, если где-то и были столы, то только из полупрозрачного стекла гномьей работы. В цветах занавесок также преобладали холодные оттенки синего. Дверь сразу вела в холл, а в нём, помимо лестницы вверх было две двери. Но что было за ними?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю