290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 39)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 39 (всего у книги 66 страниц)

Увы, он не видел. Он не знал теперь, что она чувствует, что думает более… глубоко. Он был слеп, словно потерял магию. И ему это не нравилось. То и дело казалось, что ему могли соврать.

«Ты не по берегу иди, а на сам остров. Если сирены запели, то мужчины, пусть хоть полумертвые будут, все равно пойдут на зов. На берегу его уже не встретишь, хотя… Как давно вы на острове?»

«Не знаю, часа два. Буря улеглась – значит, если она была неестественного происхождения, все уже на острове», – Валанди и думать не хотела, что кто-то мог погибнуть. Нет, Гинтар жив! Случись с ним что, она бы почувствовала. Во всяком случае ей хотелось верить в это.

Прошла ещё немного вперёд, но на берегу так никого и не встретила. Вдаль до самого горизонта не видно было ни души. Поэтому Валанди последовала совету Сектара и повернулась к центру острова.

Сектар молчал, мысленно молясь, чтобы тот непонятный Орлоно и Каю успел спасти. Сам к лунной почти ничего не чувствовал, но факт, что её гибель могла огорчить брата, не радовал. Больше туманный не говорил. Это и к лучшему, ибо Валанди могла услышать дивное райское пение, словно ангелы слетели с небес и решили осветить своим присутствием самый мрачный день. Песня манила, просила к ней прислушаться, звала. Она была грустной и, несмотря на то, что исполнял её целый хор, какая-то… одинокая. Вернее, она кричала об одиночестве поющего.

«Сектар… – позвала Валанди. – Это то, о чем я думаю? Песня… Но почему я ее слышу? Думала, что только мужчин завлекают так».

Валанди повернулась на звук и встала, не решаясь идти дальше. На сердце стало так грустно, появилось непреодолимое желание избавить от одиночества исполнителя песни, которое затмевало все инстинкты, вопившие бежать как можно дальше от этого голоса.

«Поют они по-настоящему, поэтому ты её слышишь. Но в ней магия, которая распространяется на мужчин, – его голос был взволнован, но явно спокойнее, чем ранее. – Если поют, значит добыча ещё не в их руках. Иди быстрее, пока он не попал к ним! Иначе против толпы голых девиц ты сделать ничего не сможешь».

А сам всё-таки порадовался, что не слышит их через Валанди. Интересно, а песня подействовала на него бы, если услышал через солнечную? Побежал бы в воду?

«Как назло я перстень сделал именно на твои пальцы. Гину даже на мизинец не налезет. Я вряд ли смогу победить их зов, но ты попробуй, когда увидишь его, надеть кольцо», – он-то нарочно сделал его маленьким, чтобы брат не лез просто так. Кто ж знал!

«Отлично, сейчас я задам этим девицам. Ни одна сирена со своей магией не сможет соревноваться с красотой и харизмой Валанди из Сильверсана!» – показала свой боевой настрой солнечная и быстро сняла кольцо, чтобы не слышать едких комментариев от Сектара.

Очень жаль, Сектар такой тирадой ей ответил. Жаль, поздно понял, что говорил сам с собой.

Собрав всю свою решительность, Валанди ускорила шаг и постепенно перешла на бег. Сектар прав, это схватка со временем – она обязана успеть спасти Гинтара. С Заком была Кая, а ее туманный остался совсем один. Если не сможет, как тогда смела называть себя его возлюбленной? Она добровольно отдаст себя на растерзание звёздным, если не справится! Так и подгоняла себя.

И действительно, вскоре показались следы: на земле, надломленные ветки. А потом и его спина. Гинтар… Но, боги, кто б его узнал! Это был на несколько десятилетий состарившийся эльф, иссохший, исхудавший… и видящий лишь одну цель: песня, на которую он почти бежал.

Завидев его, Валанди ахнула, но не могла не узнать. Она бросилась к нему, хватая за руку, но туманный грубо вырвался. Даже пыталась затормозить его, прицепившись к ноге, но Гин, хоть и ослаб, все равно просто тащил ее за собой, словно и не замечал. Тогда Валанди опередила его, преграждая путь, и схватила за голову, закрыв уши и заставляя посмотреть на себя.

– Гинтар, это я, очнись. Не слушай песню, – пыталась она дозваться до него, но яркие и живые глаза туманного были словно покрыты пеленой – он ничего и никого не видел перед собой.

Совсем отчаявшись, солнечная вспомнила о кольце и надела его.

«Сектар, я нашла его! – ворвался ее крик в сознание младшего туманного. – Мне не удается его полностью остановить, он меня не слышит».

«Не ори на меня, женщина. Я сказал ему дать кольцо. Хоть палец вдоль срежь, но надень его!»

Что Валанди и сделала. Туманный не сопротивлялся, но упорно продолжал идти. Кое-как, но на кончик мизинца ей удалось надеть кольцо. Этого достаточно было, ибо Гинтар резко остановился. Он стоял долго, и Валанди было трудно ничего не делать: она даже не знала, закончил ли Сек, нужно ли ей снимать перстень. Но надежда проскользнула в её сердце с первым живым блеском в глазах Гинтара. Кажется, начало получаться, но… огонёк потух слишком быстро, чтобы надежда на чудо плотно засела в сердце солнечной. Пелена вновь покрыла его серые глаза. Гинтар сделал неуверенный шаг. Потом ещё… Увереннее… Он вновь возвратился всеми мыслями к зову, игнорируя Валанди.

«А что, если я его вырублю? – Валанди вернула кольцо на свой палец. Ей нужно было хоть с кем-то поговорить. – Или отрежу ноги? – проскочила у нее паническая мысль. – Попробуй ещё раз!»

И не дав ему и слова вставить, опять надела кольцо Гинтару. Только толку от этого все так же не было, поэтому она забрала его обратно.

Ничего лучше не придумала, как обнять его крепко-крепко и упереться ногами в землю. Даже получилось остановить, правда, ненадолго – медленно, но ноги солнечной заскользили, и он продолжил идти, толкая ее перед собой.

– Гинтар, я знаю, ты где-то там и слышишь меня. Пожалуйста, очнись, – сквозь слёзы заговорила Валанди, все ещё не теряя надежды спасти его. – Ты можешь справиться с зовом сирен, я в тебя верю. Прошу, услышь меня, услышь зов моего сердца. Я люблю тебя.

Валанди отпустила его, делая шаг назад, и улыбнулась ему самой счастливой улыбкой, вспоминая лучшие моменты, проведенные с ним.

Гинтар шёл, даже не отмахивался. Ему было плевать на помехи. Он доберётся! Доберётся… добер…

«Они зовут меня, я не могу не слушать, не могу не идти. Я скоро буду, мои королевы. Я уже здесь, дождитесь меня. Я приду, и вам не будет грустно. Я с вами, мои королевы. только дождитесь… Кто ты? Почему ты останавливаешь меня? Мне нужно идти, мои королевы ждут. Гинтар… Кто это? Почему ты обращаешься ко мне? У меня нет имени. Я служу лишь для своих королев. Сирены… красивое слово. Мои королевы – сирены… Звучит красиво, но королевы – лучше. Мои богини, мои… Отчего? От чего? Я не сплю. Мне нужно бежать, не стой на пути. Песня? Да, она так печальна. Мои королевы плачут… Как я мог это допустить? Моим королевам так одиноко, мне нужно бежать к ним! Отчего же плачешь ты? Ты красива. Тебе бы в пору стоять у ног моих королев. Нет, ты могла бы стать одной из них. Так спой песню, моя новая королева. Призови меня. Я уже тут. Я слышу тебя. Но ты не поешь. Но твой голос… он красив. Можно без песни, просто говори, моя королева. Говори. Я здесь, чтобы утереть твои слезы… Я вытираю их… Ты улыбаешься. Да, моя королева, не грусти. Мой долг быть твоей улыбкой. Я твой шут, я арлекин, я тот, кто должен заставить тебя улыбаться. Моя королева… Моя Валанди…»

Гинтар улыбнулся, смотря на солнечную, держа в руках её щечку, пока глаза медленно, но верно прояснялись.

Валанди заплакала только уже от счастья. Очнулся! Она обхватила его руки своими и все продолжала повторять его имя, не в силах сдержать эмоции. Потянулась к его лицу, видя, что он наконец-то смотрит именно на нее, а не куда-то сквозь.

– Нужно скорее увести тебя отсюда. Идём, – испугавшись, что это прояснение временно, она потянула его подальше от проклятой песни. При этом она не переставала что-то говорить, боясь, что, если замолчит, он опять начнет слушать песню.

И он даже сам пытался говорить:

– Они… они меня настигли на берегу. От них не спрятаться…

И пока Валанди шла, она услышала облегченный выдох. Пусть мысленный, но всё же.

«Молодец, девочка, – и будто он слышал Гина, добавил: – Ищите морских. Они должны вам предоставить защиту от этих тварей. И… солнечная, не говори Гину, что это за кольцо», – и сколько мольбы было в этом голосе, сколько отчаяния и… усталости. Ему ведь тоже было тяжело колдовать на таком расстоянии, да еще и без контакта, а лишь с помощью кольца. Спасали лишь родственные узы. Сектар больше не отвечал. Что с ним могло стать? Непонятно.

Гинтар слушал её, слушал только свою королеву, но он не мог заглушить пение… Оно так красиво, так прекрасно… Они одиноки… Нет! Валанди! Его прекрасная солнечная жива, не утонула! Нужно думать лишь о ней, слушать только её, пусть голос и был словно слишком далеко, и доносилось слабое эхо. Нет, нужно слушать, нужно прислушиваться.

– Говори, милая… Прошу, говори, не замолкай…

– Не замолчу, если это поможет тебе, я буду говорить вечность, пока не потеряю голос, и даже тогда найду способ говорить, ещё попросишь заткнуться, – она сняла кольцо, пряча его в карман, и немного ускорила шаг. – Историй у меня много, сейчас расскажу, как познакомилась с Фридом и Треном, братьями-искателями. Дело было в Ниварне, охотилась я за картой, которая якобы указывала путь к пещере, где давно затерялся огромный рубин. Оказывается, та парочка тоже позарилась на это сокровище… – и она много говорила, рассказала ещё не одну историю о своих приключениях, как нашла свой кинжал и узнала о «Когтях Бальзура» – вот о них она точно могла говорить бесконечно – и даже когда во рту пересохло, не замолчала.

Они шли… шли наугад, но главное – от моря. И это привело их к цели. Впереди послышались голоса, смех, чьи-то шаги. Но нет, это не сирены! Там были и мужские голоса, где-то вдали, за деревьями.

Гинтару стало легче. Быть может, прекрасные убийцы не рисковали петь для морских эльфов – чем ближе они подходили к возможному месту встречи, тем тише становилась песня. Постепенно Гинтар выпрямился, шел увереннее, крепче сжимал Валанди, но он был ещё так слаб, так вымучен. Но его страданию уже пришёл конец. Голоса прекратили петь, но, боясь услышать их вновь, он прислушивался не только к новым голосам, но и к шуму водопада, что был впереди. Стойте! Водопад! Точно, значит они на верном пути!

– Валанди, мы почти пришли! – не скрывал радости туманный и даже сам стал вести любимую вперёд.

Она тоже услышала. Но больше ее обрадовало, что Гинтар повеселел и почти стал прежним. Почти… Магия выкачала из него слишком много жизни. Он постарел и походил на старого эльфа, когда появляются первые признаки старения, как у людей. Валанди крепче сжала его руку, пообещав, что будет стараться изо всех сил, чтобы ему больше никогда не пришлось применять магию.

Когда они прошли последние кусты и деревья, то, как и обещал Орлоно, перед ними появился настоящий райский уголок. Небольшое озеро, водопад, в центре этого озера несколько валунов, на котором сидели морские эльфийки, красивые, но… такие же своеобразные. Кожа их была голубой, у глаз не было зрачков, лишь белые или светло-серые яблоки. У кого-то они были голубые, у кого-то даже желтоватые. Чешуйки на ногах, руках и грудях сверкали в лучах солнца, как и прекрасные перламутровые плавники, украшающие у кого-то конечности, у кого-то уши или даже спину. И каждый отличался от другого. У кого-то из морских преобладал красный цвет, у кого-то синий, и все вместе они являлись некой радугой, которая переливалась на солнце. Они были веселы, смеялись и разговаривали между собой. Смех, правда, как у Орлоно, был неприятный. Да и рыбьи зубы сразу бросались в глаза, но в этих существах не было той злобы звёздных, надменности туманных и простодушия солнечных. Они были… открытыми, наверное.

На берегу так же сидели представители этого народа. Даже у мужчин были очень длинные волосы, и никто не чурался расчесывать или заплетать их, будь то мужские или женские. Кто-то плавал, весело брызгая сидящего на валуне или берегу соседа. Кто-то нежился на солнышке, лежа лишь на половину в воде.

Здесь был и король. По крайней мере, так могло показаться. Он скрывался от глаз, и лишь внимательный взгляд Валанди мог увидеть его, сидящего под водопадом, подставляя сильные плечи под тяжелые воды. На его белоснежных длинных волосах была корона из желтого коралла, а плавники на спине были похожи на крылья. Они были единственными, и вместо них его руки украшали темно-красные браслеты, видимо, некогда потопленные. Чешуя Гайзила была красной и особенно выделялась яркостью по сравнению с другими. Сидя на гладких камнях, он через штору воды с улыбкой смотрел на своих подданных.

– Какая красота, – восхитилась Валанди переливами воды и чешуи морских. Она сравнила их с драгоценными камнями – искательница сокровищ всё-таки. Толкнула Гина и указала на эльфа, сидящего под водопадом. – Сразу подойдем?

Было страшно. Из морских они встречали только Орлоно, который так и не вернулся, поэтому не знали, как могли отреагировать остальные на их появление. Нападут ли при попытке приблизиться к королю?

– Они сами нас пригласили, – слабо ответил Гин, но и он был поражён красотой. Уж да простит его Валанди, но он залюбовался ножками и телами эльфиек. На чешую! Только любовался цветами, но не телами.

Взяв подругу за руку, но на всякий случай заводя её за свою спину, он вышел из укрытия. И тут же все морские выбрались из воды и хотели было бежать прочь, как из водопада во всей своей красоте вышел Гайзил.

– Спокойно! – громким голосом приказал он. – Они из пророчества.

Его голос был очень низок, схож со звуком трубы, но при этом властный. Таким голосом обычно говорят те, кто умеет заставить других себя уважать. Морской повернулся к пришедшим и поманил их руками, не обращая внимания, что остальные предпочли всё же уйти отсюда. Гинтар подошёл к нему ближе, остановился у берега – хватит с него воды – и одновременно с Валанди преклонил голову перед морским царём.

– Приветствуем Вас, Ваше Величество.

– Где остальные? – не дав договорить спросил тот. Гайзила тоже можно понять – он ожидал встретить либо двух эльфиек, либо всех сразу, но никак не… туманного. К которому, сразу можно было заметить, он питал некую неприязнь.

– Мы… потеряли их, – Валанди скорбно повесила голову, только что подумала, что Зак там, должно быть, все ещё сражается с песней сирен, а они даже не потрудились их поискать. – Орлоно должен был вытащить их на берег, но я нашла только Гинтара.

Она поежилась, чувствуя стыд и горечь, что беспокоилась только о Гинтаре, напрочь забыв об остальных.

– Орлоно сейчас разбирается с причиной столь странной бури. Он помог вашим друзьям добраться до берегов, после чего сообщил мне о вашем приходе. Где ваш морской? Почему тот, кто не причастен к пророчеству, должен помогать вам?

– У нас нет морского, король, – глаза Гайзила удивленно расширились. Он открыл было рот, но Гинтар его перебил: – Среди нас полукровка. Лунная. Она в себе несёт часть крови вашего народа.

– Полу… кровка? – недобро сощурился Гайзил. – Сколько ей лет?

– Сто семьдесят два, король, но… вы знаете её? Эльфийку зовут Кая и…

– Это создание ещё посмело взять часть от имени моего сына? – нет, он не кричал, но, казалось, голос Гайзила стал ещё ниже, и туманный подумал, что он даже как-то больно бил по уху. Ему не понравился тон короля и, несмотря на своё любопытство, решил смолчать.

– Чего? – зато не промолчала Валанди. Она вообще тактичностью не отличалась иногда. – Это, получается, и она королевских кровей? Меня, что, окружают одни аристократы, только я не вышла?

Нет, она не жаловалась, выросла в достатке, и все её считали по праву принцессой города, но если быть честными, в ней не было ни капли благородной крови. И сейчас было немного обидно. Как маленький ребенок, солнечная надула губки, однако, к ней быстро вернулся серьёзный настрой, стоило понять, что Орлоно не с ребятами.

– Их нужно найти, – обеспокоенно произнесла Валанди. – Если Зак взбесится, Кая его не остановит.

– Я только из богатой семьи, но не более, – тихо шепнул ей Гинтар, прежде, чем Гайзил возмутился:

– Она не королевских кровей! Каяаралл потерял свой статус сразу, как только нарушил один из законов – не связываться с сухими! Не сметь при мне говорить эту глупость. Я не желаю видеть эту сухую на этой части острова. Дайте мне записи туманных. Я дарую им магическую силу и отпущу вас немедля, – быстрее самого Орлоно он пересёк расстояние, что было между ними и, встав перед Гинтаром, протянул руку. Король морских был зол, но… показалось ли Гину, что в этих глазах промелькнула и какая-то… скорбь?

– Прошу прощения, – опустила голову Валанди, страшась гнева царя, взвизгнула и прижалась к Гинтару, когда он резко приблизился к ним.

– Но… Валанди, разве записи не у Зака?

– Тогда в ваших же интересах его найти, – сильнее рассердился Гайзил. У нас с сиренами договоренность – они не трогают нас, а мы не вмешиваемся в их дела.

– Он не отдал их тебе? – удивилась Валанди. – Камень мне передал почти сразу.

Ей совсем не нравилась перспектива опять идти одной к сиренам, да и ещё против Зака.

– Пытался, но я не взял. Он их заслужил по всем правилам, я не достоин их хранить у себя.

Гайзил фыркнул на его «геройство». Но паре больше ничего не сказал. Его дело зачаровать записи, а бегать за ними он не собирался.

– Я буду здесь, – лишь сказал он. – Буду ждать столько, сколько нужно. Но вы должны что-то решить.

– Приплыли, – Валанди тоже не оценила благородный поступок туманного. Она глубоко вздохнула, прежде чем принять решение. – Ты останешься здесь, а я пойду искать тех двоих.

– Это приемлемо, – кивнул морской. – Более опасности нет на Хэтоге. По крайней мере для женщин.

– Даже спорить не будешь? – Валанди удивилась пуще прежнего. Отходя от морского короля, она попыталась развеять неприятное впечатление шуткой. – Куда ты дел моего Гинтара, который ни за что не отпустил бы меня одну?

Туманный вымученно улыбнулся, но приобнял девушку, на что послышалось ещё одно фырканье от короля. Теперь понятно, от кого у Каи эта нелюбовь к межрасовым связям.

– Милая. Там сейчас где-то сирены могут уже взять Зака под контроль. Если Кая на острове – а я в это верю – она может его выследить. Может напасть на сирен, но они могут приказать Заку её атаковать. Мне стоит говорить, кто выйдет победителем? – конечно же он боялся отпускать её одну. Маги могут прознать, что их план провалился, они могут ещё чего наслать на Валанди, но у него просто не было выбора. И он сам сейчас был не в том состоянии, чтобы бороться против сирен. Один раз у Валанди получилось его спасти, но получится ли во второй?

– Хорошо, тогда не будем медлить, – она нежно провела по щеке Гинтара ладонью, посмотрела на него с капелькой грусти и ласково улыбнулась. – Отдыхай пока, тебе нужно восстановить силы. Обо мне не беспокойся.

========== 25. Он обещал еду. Я за то, чтобы он остался ==========

Закнеыла вместе с Каей выкинуло на берег, и он тут же обнял девушку, стоило почувствовать твердую землю под ногами. Успокаивал ее и не отпускал, пока она не трансформировала руки обратно в эльфийские. Он бегло осмотрел Каю на предмет ранений и неожиданно замер, услышав тихую песню.

Лунную всю трясло не то от холода, не то от пережитого страха, но внутри будто всё скрутило, и то и дело казалось, что её вот-вот вырвет водой, и будет рвать несколько часов. Но постепенно ей становилось лучше в руках Закнеыла, тем более, когда она поняла, что лежала на земле. Пока он осматривал её, оборотень прикрыла глаза и готова была провалиться в сон. Было плевать, где они, кто они. Хотелось отдохнуть. И Заку нужно отдохнуть – это он грёб всё время с тушей на руках.

А песня так убаюкивала…

Неважно, куда их выбросило. Пусть жители – уж плевать, на берегу какого города они оказались – продолжат петь, а они с Заком отдохнут. Обняв и не замечая напряжения в его теле, она уткнулась в него носом и, подрагивая, попыталась уснуть.

Но чем дольше звучала песня, тем сильнее Зак терял себя, в сознании оставался только зов. Одинокий и печальный, он должен идти на него, должен спасти поющих… Спасти королев.

Не замечая, что на его руках что-то было, Закнеыл поднялся, медленно повернулся к центру острова и пошел.

Если бы не холод, Кая бы так и уснула, состояние уже было слишком вымотанным, чтобы обращать внимание на присутствие или отсутствие кого-то, но сырость, мокрая одежда, отсутствие тепла…

– Закнаэл, ты куда? – не поднимая головы спросила лунная. – Останься.

Но он не услышал, ничего не ответил. Это и заставило её мозг работать. Оборотень приподнялась, огляделась: берег, впереди дикие заросли, как на туманных островах, но… их же не могло прибить обратно. И лишь сейчас она поняла, что это была за песня. Именно в сторону, откуда она доносилась, пошёл звёздный.

– Зак, нет, стой! – сорвавшись на глухой крик, Кая вскочила на ноги и, обогнув его, встала прямо напротив, выставив вперёд руки. – Не смей, слышишь? Это сирены, понимаешь? Я тебе не прощу!

– Но я должен, они зовут меня, – Зак нахмурился, не понимая, почему она его останавливает. Разве она не хочет помочь им? – Они так прекрасны. Мои королевы.

Но слова его расходились с действиями. На каком-то подсознательном уровне животные инстинкты звёздного кричали об опасности, и хоть разум его уже помутился, тело все ещё сопротивлялось. Он остановился, снял пояс с мечами и протянул его Кае, явно намекая, чтобы она его обезоружила, а ещё лучше – связала.

– Т-ты спятил? – она и не подозревала, что эти слова настолько сильно ударят. Он назвал каких-то чудищ своими…

И как он о них говорил… Как о ней самой! Это было больно, больнее всех укусов оборотней, которые она получала. И поняла, что, если она увидит его с другой, просто сойдёт с ума. Большего предательства не сможет вынести, не позволит! Лучше убьёт сама. Эти мысли и фантазии опечалили сначала, но через несколько секунд, смотря в черные глаза, Кая разозлилась. После всех его слов, после обиды за сакодку, она и сама ему не позволит смотреть на других даже под магией. Нахмурившись в его манере, Кая пояс-то приняла, но в ватных руках он тут же упал под весом клинков.

– Сделаешь к ним шаг, я перегрызу тебе горло, – прошипела оборотень, резко сделав к нему шаг и схватив за грудки. Хотелось прорычать эти слова в его лицо, но получалось лишь в грудь.

– Я должен, – но ноги отказывались слушать мозги. Он смотрел то вдаль, то вниз на Каю, и не понимал, что с ним происходило. Песня звала его вперёд, но сердце заставляло оставаться на месте. Он оскалился на лунную, хотел зашипеть и убрать с дороги, но что-то глубоко внутри остановило. Глаза его вспыхнули красным, звёздный внятно заговорил. – Кая, выруби меня. Если не получится, свяжи, пока я ещё могу контролировать себя. Не знаю, что могу натворить под действием этой магии. Истинный звёздный внутри меня сопротивляется ей, но от этого может стать только хуже. Я боюсь навредить тебе.

– Ты мне должен, ясно? – в тон ему ответила лунная, сжимая одежду в кулаке крепче. – Не им, а мне. Ты принадлежишь мне, и каким-то сиренам я тебя не отдам.

Она замотала головой в поисках каких-нибудь верёвок, но ничего не было, даже банальных лиан – они не росли на здешних деревьях. А вырубить его она не сможет. Дело даже не в страхе за его бедную головку, а просто физически не сможет: не тот размер и не та весовая категория. А обращаться – так когтем можем случайно голову или шею проткнуть. Не было опыта в аккуратном вырубании противника.

– Просто слушай меня и смотри на меня. А если ещё можешь с собой что-то делать – беги, но вырубить тебя я просто не смогу.

– Не могу пошевелиться, конфликт в сознании дал странный результат, – он усмехнулся. – Не знаю, правда, как долго продержусь так.

Закнеыл и правда смотрел только на Каю, надеясь, что ее живой образ поможет в этой борьбе. Внутри творился полный бардак, удивительно, что он вообще мог соображать, не то что говорить. Ему пришлось приложить массу усилий, чтобы поднять руку и дотронуться плеча лунной. Однако, поняв, что начал сильно сжимать пальцы, тут же убрал. Он грязно выругался, Кая, наверное, и слов таких не слышала.

– А что, если ты обратишься и придавишь меня? – с надеждой спросил звёздный, но тут же отмёл эту идею, понимая, что все равно сможет причинить ей вред. – Нет, слишком опасно. А ты умеешь петь?

– Я умею рычать и кричать, но не петь, – честно ответила лунная. Но, может, из-за того, как звёздный хорошо совладал с собой, она немного расслабилась? Пусть то было лишь иллюзией для неё, но это могло сыграть злую шутку. Она не почувствовала боли от его рук, была слишком взволнована ситуацией. И злилась всё больше… от бессилия, от того, что какие-то шлюхи с такой лёгкостью завлекают её звёздного.

– Я им тебя не отдам! Я твоя королева и я тебя сейчас зову! – слишком самовлюблённая фраза, но язык свой лунная сейчас не особо контролировала. Во всех смыслах: взяв одной рукой его за волосы, Кая больно дёрнула их вниз, дабы Закнеыл опустил голову, и только тогда с жадностью, с каким-то даже ненормальным чувством собственничества, впилась в его губы, пока вторая рука блуждала по торсу звёздного. Ничего не хотела получить от этой ситуации, никакой выгоды не искала, но удержать его она должна была любыми способами. И сейчас этот был для неё самым верным.

– Подожди… Что ты?.. Сейчас не время, – в перерывах между поцелуями Зак пытался вставить слово. Но Кая его так ошарашила, что, кажется, он перестал слышать песню. – Работает.

Закнеыл сам жадно впился в её губы, прижимая к себе тело лунной. Однако осознал, чем была вызвана эта вспышка, и оттолкнул ее от себя.

– Нет, это не я сейчас, – но он мог двигаться, а песня почти заглушилась в голове.

Тяжело дыша, Кая опустила голову, и чисто по-женски стало так обидно за этот толчок.

– Перестань думать, что я, целуя тебя, хочу только одного, – обиженно буркнула оборотень. Казалось бы, вот сейчас самое время обижаться, ведь других дел-то больше нет! – Сработало? Хоть немного? Нам бы до морских добраться, они помогут тебя держать.

– Пойдем, но если вдруг я опять застыну, или заметишь что-то не то… В общем, держи мечи от меня подальше, без них я не так опасен. Возможно, тебе даже удастся справиться со мной, – пробормотал Зак, и чтобы сильно не пугать лунную, да и заметил проскочившую в голосе обиду, легонько коснулся ее губ своими и прошептал с улыбкой: – Я знаю, ты меня всегда хочешь.

– Глупости… – и куда делась прыть, что была секунду назад? На её место выскочил лишь румянец да смущенно отведённый взгляд.

Она подобрала пояс и на ходу долго пыталась его как-то закрепить на себе, но решила, что повесить на плечо было проще. Кая стала вспоминать, что случилось за последние несколько часов. Помнила, Валанди в одиночку пыталась справиться с лодкой, пока лунная тряслась, держась за бортик. Стыдно, а что было дальше? Лодка перевернулась, Кая потеряла из виду Валанди, стала тонуть… Потом неприятные руки морского… Точно, её спас морской, передал в руки Зака. Валанди тоже была там, но почему на острове её не встретили? Или морской их в разные места переместил? А что… с Гином?

Кая посмотрела на Закнеыла, но побоялась задавать этот вопрос. Нет, туманный должен быть в порядке. Если морской спас её и Валанди, значит, Гина тоже. Все они на острове!

– Не пугайся, – зачем-то сказала лунная, остановившись. Её лицо медленно трансформировалось в полуморду, шея заметно расширилась, покрылась шерстью, но всё это превращение было лишь для одного оглушительного рёва пантеры, который тут же подхватило эхо и разнесло на несколько километров от них. Приняв облик обратно, она, как ни в чем не бывало, пошла дальше. Гин должен узнать этот рёв. Он найдёт их. Или Валанди: должна же она догадаться, что здесь только одна большая кошка? Хотя, кто знает Хэтогу? В любом случае будет звать до тех пор, пока не услышит либо ответный крик, либо их правда кто-то найдёт.

Рык долетел до Валанди, когда она пробиралась сквозь тропический лес к берегу. Удивительно, что сквозь навязчивую песню сирен она вообще его услышала. Но в тот же миг повернулась на этот звук. Конечно она узнала этот рев, не раз его слышала, и был он довольно близко. Валанди бросилась в нужную сторону, не зная причину обращения Каи и боясь за нее. Неужели Зак уже сошел с ума под действием магии, и Кая в опасности?

Однако, выскочив из кустов, солнечная увидела вдалеке спокойно бредущую пару. А она уже и лук успела приготовить, но за ненадобностью убрала.

– Кая, Зак! – прокричала она и замахала рукой, привлекая внимание.

– Валанди! – отлично, сработало, да ещё и так близко. Кая подскочила к солнечной, осматривая не без испуга. – Как ты? Где Гинтар?

– Все в порядке, он с морскими, – успокоила ее она. – Поспешим, а то Зак… Зак?

Звёздный стоял и опять не двигался, смотря куда-то вглубь острова.

– Говори с ним, да так, чтоб рот не закрывался, это поможет ему отвлечься от песни, – бросила солнечная Кае, а сама достала верёвку – и где в её маленьком рюкзаке только помещалось все? – на случай, если Зак не ответит, и его придется связать.

– Да что вам всем так нравятся связывания? – возмутилась лунная, но скорее от испуга, стоило ей вновь посмотреть на звёздного. – Мы его можем не удержать…

Хотя, если она обратится… Но это лишь второй вариант. Кая подошла к Заку и, взяв за руку, попыталась повести за собой, приговаривая всякую чушь:

– Знаешь, а я ведь до сих пор не знаю твоего любимого цвета. И что ты вообще любишь? Я люблю красный и черный цвета. А ещё глубокий синий. Ты помнишь, что мы ещё должны тренироваться? А сколько я уже неправильно твое имя произнесла? – и вот такую чушь.

– Все лучше, чем он будет сражаться в полную силу, – буркнула Валанди, но верёвку убрала. Она осторожно пошла впереди пары, показывая путь, но периодически оглядывалась, напряжённо осматривая состояние звёздного.

В это время Закнеыл позволил вести себя, но, хоть голос Каи успокаивал, песня звала.

– Жёлтый и зелёный, – обрывисто отвечал на вопросы Каи, иногда с опозданием и не в тему. – Сбился на пятидесяти.

– Моя мама очень любит желтый цвет. Она всегда меня приводила в поле по утрам и вечерам, чтобы посмотреть на солнце. после этого у меня и пошла любовь к закатам и рассветам. А помнишь, ты мне впервые показал там, у солнечных? Я никогда не забуду. А долг я тебе отработаю, честно-честно.

– Почти пришли, сейчас должно стать легче, – через плечо бросила им Валанди.

Действительно, деревья постепенно начали редеть, и можно было уже увидеть воду и блеск чешуи морских. Некоторые их представители вновь вернулись к водопаду и с любопытством разглядывали пришельца – туманного эльфа. Валанди резко подскочила к нему, отпугивая неожиданно объявившихся поклонниц. Но смотрели на туманного без любви. Представителей его расы морские не любили.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю