290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 13)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 66 страниц)

– Да, милок. Вот как раз вчера Дымок собрала, – туманный даже не заметил, откуда она вытащила целый куст жухлого папоротника и всучила Гину. – Но сам знаешь, редкий. Могу уступить за пятьдесят золотых, уж больно ты мне понравился.

Гинтар помнил о словах Каи про то, как любят врать торговцы с Дымком. Решил схитрить, сделав вид такого умного и всезнающего:

– Вы же понимаете, что это не он, – усмехнулся эльф, на что солнечная торговка и ухом не повела.

– Милок, коль решил повыделываться, ступай прочь, а ко мне приведи того, кто дал тебе этот список. Он-то тебе докажет, что перед тобой Дымок!

– А остальные растения из списка?

– Это иди к цветочницам. Я такими бесполезными травами не занимаюсь. Ну так что, брать будешь? Они все скоро пропадут – их сезон почти закончился.

Туманный поискал глазами Валанди. Вот и тупик. И что делать? Рискнуть попросить на это денег? Но это огромная сумма! А ночью торговка уже вряд ли тут будет, чтобы Кая проверила.

– Гинтар, вот ты где, – Валанди пробралась к нему, осторожно держа в руках свёрток так, чтобы его не помять. – Я ещё кое-что прикупила к наряду. Пошли теперь вам с Заком подберём костюмы, – и тут она заметила знахарку, протягивающую ему траву. – А это что за папоротник она тебе сует?

– Говорит, Дымок.

– Подожди, у меня тут есть кое-что, – и она передала свёрток с платьями ему, а сама зарылась в сумке, выуживая оттуда тот самый справочник по травам. – Хотела сжечь его, но вдруг пригодится.

Найдя нужное растение в нем, она показала рисунок Гинтару. Он взял книгу, пока знахарка медленно убирала папоротник. Внимательно прочитав о Дымке, туманный помахал той рукой, мол, давай сюда, проверю.

– Да, не он, – разочарованно сказал эльф, с укоризной смотря на торговку. Та смолчала, но вид у неё был, словно Валанди – это один из вестников апокалипсиса. – Ладно, пойдём.

Конечно, он расстроился, но всё равно поинтересовался у подруги, удачно ли прошли покупки. Судя по её довольной улыбке, девушка осталась удовлетворена обновками, хоть и не для неё самой.

– Ладно, милая, пойдём. Мне будет интересно, что ты там себе прикупишь… для короля, – с этими словами он хитрюще посмотрел на девушку, но быстро отвлёкся.

Гинтар обратил внимание, что многие прохожие вдруг стали смотреть в небо, тыкать друг друга локтями и показывать пальцами куда-то вверх. Туманный, разумеется, тоже взглянул в небо и сначала удивлённо распахнул глаза, а потом радостно улыбнулся. В небе летела птица, но не простая. Чем ближе к земле она летела, тем отчётливее становилось её оперение. Бумажное. Это была бумажная птичка, которую Гинтару могла послать лишь одна женщина – мать.

Маленькое волшебное создание знало, к кому лететь. Оно неспешно стало приземляться, а когда вытянутые к небу руки Гинтара коснулись бумаги, птичка в секунду изменила форму и превратилась в самый обычный лист бумаги. Боковым зрением заметив удивление Валанди, Гин, не поворачиваясь к ней, сказал:

– Письмо из дома.

На его слова о короле Валанди немного обиделась, ведь она покупала наряд, думая совсем о другом мужчине. Но говорить она ничего не стала, да и волшебное письмо отвлекло все его внимание.

Расправив лист, он огляделся, увидел скамейку возле портной и поспешил туда, читая письмо набегу. С каждой строчкой его лицо становилось всё счастливее, а под конец уже улыбался как маленький ребёнок. Прочитав последнее «С любовью. Мама», Гинтар опустил письмо и задумался. А ведь это неплохой шанс подготовить родителей к их приезду и попросить отца, чтобы он выведал информацию о заклинании, которое хранилось у старейшин. Но вот только… Он два года готовил их к знакомству с Каей – туманные особенно недолюбливают лунных, считая их варварами и дикарями, а тут к ним завалятся и солнечная со звездным. Родителям это не понравится. Ладно уж, не страшно, главное, чтобы его просьбу выполнили, а то, с каким презрением они будут смотреть на спутников сына, не имеет значения.

– Добрые вести? – спросила солнечная, подходя к нему и кивая на бумагу в руках Гинтара.

– Да просто вести. Люблю их получать. Мама в добром здравии, у отца дела как всегда хорошо, – и дабы внести ясность, повернулся к Валанди и добавил: – Отец успешный купец, да и весьма приближён к нашему старейшине. А брат, – взглянув ещё раз в бумагу, туманный усмехнулся. – Брата всё пытаются женить на нашей соседке, но он хочет заполучить… – Гинтар резко замолчал. – Неважно. Прости, я что-то с этим письмом о тебе забыл, – натянутая улыбка явно давала понять, что воспоминания, которые посетили Гинатра, были не самыми приятными. Засунув письмо в карман и встав со скамейки, туманный взял руку Валанди и повел к торговцам. – Мы ведь ещё не закончили.

Дабы не ворошить плохие воспоминания, Валанди не стала ничего больше спрашивать, хотя ей было до жути интересно узнать о его семье, о семье вообще. Каково это, когда у тебя есть мать, отец и брат? Она бережно прижимала к груди новое платье, смотрела на затылок Гинтара и крепко держала его руку. У нее ещё будет шанс все узнать.

Хорошие мужские костюмы нашлись на другом конце площади. Валанди долго и придирчиво рассматривала их, щупала ткань, а выбрав несколько, обратилась к Гинтару:

– Вот у этого и этого ткань приятная, а вон у того мне фасон понравился. Ты какие предпочитаешь?

– Родная, я в этом не разбираюсь. Выбери, что, считаешь, подойдёт каждому.

– Зря Вы так, – подошла к ним милая женщина. – У Вашей избранницы замечательный вкус, я вам советую…

Она что-то там ещё говорила, но Гинтар услышал лишь «избранница». По-хорошему, надо бы перебить торговку, сказать правду, но… Гинтар хитро так улыбнулся и посмотрел на Валанди, ожидая её реакции на это слово. Ему вот, например, понравилось такое слышать, и не было никакого желания ставить в неловкое положение и разочаровывать эту милую женщину.

На оговорку торговки Валанди среагировала совсем неожиданно: она зарделась и смущённо опустила ресницы. А чтобы скрыть это, отвернулась к прилавку и затараторила, выспрашивая у торговки всякие ненужные подробности об одежде. Выбрав в итоге два – полностью черный для Зака и белый фрак для Гина, она повернулась к спутнику.

– Остались ещё маски. Видела их на той стороне, – Валанди боялась смотреть в глаза туманному. И чего ведёт себя так по-детски? Вроде бы выяснила уже, что нравится ему, но самой признаться в ответных чувствах было неловко. А она, считай, призналась – тем, что не стала отрицать.

Гинтар довольно заулыбался, ясно видя её реакцию на всё это, и, как последний подлец, решил подлить масла в огонь:

– И какую же маску предпочитает моя избранница? – сделав акцент на последнем слове, Гинтар подошёл почти вплотную к Валанди, нарочно соприкасаясь плечами. Пару раз даже осмелился сделать пару шагов дальше, дабы случа-а-айно задеть локтём грудь. – Ой, прошу прощения! – а что? Надо же припомнить эту её выходку.

И у Валанди в голове как переключатель щёлкнул. Он затеял с ней игру? Хорошо, она ему ответит. Сложив руки под грудью, как бы приподнимая ее, она заговорчески так приблизилась и, смотря снизу вверх, хлопая своими длинными ресницами, сказала:

– Мне нравятся драконы.

– Это будет маска для меня или… – ну конечно его глаза упали именно на грудь. Он искренне пытался смотреть на девушку, но удалось это, только когда приблизилась. «Посмотрим-посмотрим. В прошлый раз ты сдалась первая», – мысленно улыбнулся туманный. – А мне нравятся медведи, – Гинтар понизил голос и сам стал опускаться к девушке, говоря всё тише и тише, давя на неё и вынуждая сдать позиции: – Такие большие, сильные, напористые…

– Но мне не идёт коричневый! – невзначай она чуть отодвинулась и уперла руки в бока, сильнее раздвигая полы плаща. И когда ее рубашка успела развязаться, открывая взору соблазнительную ложбинку? – Может, лучше что-то с серебром? – она вытянула руку, касаясь кончиков его волос.

– Золото с коричневым цветом очень хорошо сочетаются, – его взгляд снова упал на грудь и на эту ложбинку… Ох, эта проклятая ложбинка. Она и стала последней каплей туманного эльфа. Долго он терпел этого прекрасного сорванца, но предел есть у всего.

Перехватив её руку своей, а второй схватив девушку за талию, Гинтар резко притянул её к себе, прижимаясь всем, что ниже пупка. Он понимал, она могла испугаться, но ничего не мог с собой поделать. Скажет – отпустит; убежит – побьётся головой об камни в наказание, но пока она разрешает…

– Я играю с тобой словами, – прошептал он в её схваченную ручку, после чего попробовал своё дыхание, лизнув кожу на кисти солнечной, – а ты провоцируешь меня действиями, – и дабы придать большего эффекта, Гин опустил голову к её уху и томно прошептал: – Ещё один ход, моя госпожа, и я возьму тебя прямо здесь.

От руки Валанди по всему телу пробежала сладкая дрожь, а близость его тела, его запаха… Сводили с ума. Она уперлась свободной рукой ему в грудь, давая себе последний шанс на побег. Но мгновением позже обвила шею Гинтара.

– Не при всех же, – так же прошептала она. Черт возьми, она растерялась! Обычно Валанди – ведущая, но с Гинтаром у нее не получалось занять эту роль. Его запах – соли и свежести – проникающий во все уголки тела и души, обволакивал целиком, туманил рассудок. Ещё немного, и она сама отдастся ему, если он продолжит дразнить.

– Я скрою тебя под своим плащом, – улыбнулся он, чуть прикрыв глаза от наслаждения – она его обняла. Приятно. Такая маленькая, такая… почти его. Но только лишь почти. – Когда всё закончится, когда мы получим магию, я хочу, чтобы ты осталась со мной и Каей. Я не прошу тебя отвечать сейчас, но ты подумай.

Гинтар медленно и нехотя выпустил Валанди из своей хватки, немного удивлённый своим словам. Но секундой позже он решил, что правильно сделал. Пусть лучше ответ будет сейчас – стоит ли дальше увлекаться этой солнечной или лучше всё задавить в себе прежде, чем их пути навсегда разойдутся. И ещё больше он не хотел всё это время думать и гадать – что будет дальше. Нет, пусть она даст ответ! В ближайшее время!

И хоть голос его прозвучал строго, Гинтар попытался сгладить края – он поцеловал руку эльфийки, не отрываясь от её глаз, и тихо прошептал:

– Моя госпожа.

Она хотела… Она безумно хотела остаться с ним, но… Кая портила все. Зачем? Зачем он спросил ее? Что она должна ответить?

Забрав руку, она посмотрела на него с капелькой разочарования.

– Зачем думать о будущем, которое может не наступить? – серьезно спросила она его и нервно рассмеялась. – Как скоро я сойду с ума? Как скоро маги примутся за нас всерьез? Мне все равно, что будет после, если это после вообще наступит. Я хочу быть с тобой сейчас, а не потом. Сколько смогу…

И она резко развернулась, уходя к прилавкам с масками. Она сказала это. Черт, она призналась! Не видя ничего перед глазами, она схватила первую попавшуюся ей маску, оплатила ее и направилась на стены. Просто чтобы погрузиться в дело, чтобы отогнать мысли.

Гинтар так и остался стоять с открытым ртом и с замершей в воздухе руке. Что она сказала? Таки сказала? То есть… Гинтар, конечно, подозревал, но…

– Валанди, стой! – он нагнал её, только когда девушка уже отходила от прилавка. Взяв её за руку и, возможно немного грубовато, развернул к себе. Неважно, брыкалась она или не хотела смотреть в глаза – он должен был высказать, раз она первая перешла черту. – Ты спрашиваешь, зачем думать о будущем? Потому что оно будет, слышишь? Наступит завтра, послезавтра, следующий месяц, год… Для нас всё будет, только нельзя думать в таком ключе, в котором думаешь ты, – а потом он улыбнулся ей. Так нежно и ласково. Рукой прикоснувшись к лицу эльфийки, Гинтар заставил ту посмотреть в свои глаза. – Я тоже хочу быть с тобой. Но не только сегодня. Не только сейчас.

После этих слов Гинтар наклонился к Валанди вновь, но теперь не для простого лепета. Он хотел наконец-то прикоснуться к этим глупеньким губам, которые любили говорить не то, что нужно. На миг он замер перед ними, ища в глазах солнечной разрешение на сие действо; вдыхая аромат девичьего тела и любуясь порозовевшими щёчками. Руки туманного целомудренно скрепились на её талии, но они позволяли своей пленнице выбраться, если та того пожелает. «Нет, не хочу. Пусть не желает».

– Не говори мне больше, что будущее может не наступить, – прошептал он. – Я люблю Каю, я люблю свою семью, я люблю жизнь, Валанди. Я не хочу даже думать о том, что могу это потерять. Я хочу верить, что завтра я вновь буду подшучивать над Каей; что через месяц поцелую мать и обниму отца. Я не смею пока утверждать о любви, но ты мне стала очень симпатична, Валанди. И я хочу верить, что через год, или лучше ещё раньше, я смогу признаться, что люблю тебя.

Он был с ней честен насчет любви – это всё, что он мог сделать с солнечной эльфийкой. Любовь – слишком серьёзное чувство и слишком большое признание. Он боялся поторопиться с этим, но он был честен, что Валанди заняла в его сердце не последнее место. Напротив, одно из первых за столь короткое время. И он признался в этом.

Поначалу Валанди хотела вырваться и сбежать, но после его слов, после признания, лишь с трепетом замерла. Ее сердце бешено колотилось, хотелось сказать: «Да, Гинтар, я буду с тобой всегда», но… Какой же он наивный. Видит мир через призму своего оптимизма. Встреча с Кошмарами его ничему не научила. Пусть они победили в этой битве, но впереди ещё столько препятствий. И не только от магов стоит ждать опасности. А ещё остаётся Кая. Лунная не примет ее. Гин не сможет разорваться между ними, а Валанди не хотела заставлять его выбирать. Нужно прекратить это сейчас, пока не стало слишком поздно, пока не произнесено слово «люблю», пока ещё будет не так больно…

Она невесомо коснулась его губ своими. Хотела хоть раз почувствовать, какие они, настоящие. Прижалась к нему и крепко обняла, выражая все чувства этим. Пыталась отдать ему их все, чтобы они ушли с концом, но их не становилось меньше, а, казалось, даже росли. Тогда она резко отстранилась и помотала головой из стороны в сторону, не произнося: «Нет, мы не можем», ушла. Просто ушла, оставив его у лавки с масками.

========== 10. Если бы Золушка не потеряла туфельку ==========

Грязная, вся мокрая Кая сидела на земле, облокотившись о дерево, зато с таким довольным видом, что аж противно. И ни холод, который заставлял бегать мурашки по коже, ни голод не расстраивали её. Она нашла Дымок! Но не это главное – сорвавшись в реку (неглубокую) и измазавшись в грязи, она таки достала Базикулу, и теперь оба этих растения покоились в её рюкзаке, а Кая была довольна, что хоть чем-то может отплатить Валанди за жизнь и за помощь.

Недалеко от нее сидел Закнеыл и чистил свои мечи. После боя с Кошмарами было не до этого, но клинки нужно содержать в чистоте и заботе, поэтому он выделил время для ухода за ними, пока Кая бегала где-то по лесу. Он бросал на ее довольное личико вопросительные взгляды и чувствовал, как нарастала неловкость. Казалось, минуты текли мучительно долго, пока Зак придумывал, с чего начать разговор. Он начал медленно сходить с ума от такого продолжительного молчания – настолько привык к постоянным разговорам спутников.

– Что-то хорошее случилось? – рискнул всё-таки спросить Зак.

– Два компонента из того, что нужно Валанди, я таки достала, – гордо заявила девушка. – Дымка даже больше, чем нужно, так что за него мы с Гином ещё и денег получить можем. А если учесть, что у меня осталась последняя рубаха, этот вопрос стоит остро. Не очень-то хочется среди вас зверем бегать или ходить голышом, только плащом и прикрываясь.

Хотела что-то ещё добавить, но песня огромного кита – урчание в животе Каи – перебила эльфийку. Прокашлявшись, словно это был совершенно посторонний звук, Кая с интересом посмотрела на мечи Закнеыла.

– Ещё до того, как с вами встретились, Гинтар начал давать мне уроки по драке на мечах. Кстати, то что ты вытворял с Кошмарами – это было впечатляюще.

– Спасибо, – Закнеыл тоже кашлянул, делая вид, что не заметил красноречивого звука. – Ты тоже молодец, буквально спасла меня из-под копыт смерти. Хорошо он меня приложил, – он потёр свои ребра, которые немного побаливали после той схватки.

– Ну, по сравнению с тем, сколько раз ты меня выручал…

Больше Кае нечего было сказать. Неловкая ситуация так и осталась неловкой. Эльфийка честно пыталась найти тему для разговора, но всё ей казалось глупым и неинтересным. Это ещё одна причина, почему она хотела быть с туманным – даже с Валанди легче язык найти. Кстати, о ней. Кая понимала, что не имеет права спрашивать, ибо это вообще не её дело, но так как тема касалась Гина, смолчать не смогла:

– Так Валанди тебе тоже нравится?

Зак аж замер, так и не доведя точильный камень до конца клинка. Вопрос вогнал его в некий ступор. Нравится ли ему Валанди? Бесспорно. Он знал ее совсем маленькой, спас ее и чувствовал, что несёт ответственность за этого сорванца. Она выросла в красивую женщину, и Зак хотел защищать ее. Но какое он имел право, если она даже не помнит его и ненавидит? Зак нахмурился, обдумывая свой ответ. Он поднял глаза на Каю и попытался понять, почему она спрашивает. Но по её выражению лица не смог догадаться.

– Какое это имеет значение? – попытался он увильнуть от ответа.

Ну, не говорить же, что он сам не знает; что такие, да и любые светлые чувства он никогда раньше не испытывал. У звездных приветствуются только алчность и злоба, а когда он сбежал, ни с кем не контактировал так тесно.

– Если ты беспокоишься о Гинтаре, то я не помешаю ему. Я вижу, как они смотрят друг на друга, – добавил Зак, чтобы успокоить её. А сам нахмурил брови, как строгий папашка, который не одобряет выбор любимой дочурки.

– Я просто спросила. По мне, так лучше, чтобы она переключила внимание на кого-то другого. Так что, если попытаешься побороться за неё, буду только благодарна, – фыркнула девушка, отворачивая лицо.

А потом подумала: а ведь точно! Если бы Валанди запала на кого-то другого, то тогда Гинтару не осталось бы выбора, как только забыть её. Кая вновь задумчиво посмотрела на Зака. Попросить его приударить за Валанди? Глупый вопрос, но чего только не сделает маленький эгоистичный оборотень, который не желает делиться своим другом. Нет, глупо как-то. Осталось молиться, чтобы король солнечных был таким красивым, чтобы Валанди голову потеряла.

– Ладно, пойду ополоснусь, что ли, – лениво встав на ноги, Кая поежилась от холода, но и в город она не хотела идти в таком виде. Сменить грязную рубаху и штаны, и если уж вид будет не приличным, то хотя бы сносным. Её как-то не особо сейчас волновало, что стало темнеть; о Кошмарах как-то быстро забыла. Просто хотелось смыть проклятую тину и избавиться от водорослей в волосах.

– Это их выбор. И мы должны уважать его, – тихо проговорил Зак. А немного обдумав ее слова, усмехнулся: – Да она мне нож меж ребер всадит, если я к ней притронусь.

«Что и требовалось доказать», – прыснула мысленно Кая. Уж не стала говорить, что она там думает про его первые слова.

– А ты не притрагивайся. Помаши ей ручкой, пошли воздушные поцелуи, – и дабы продемонстрировать «как надо», Кая подмигнула, а потом и послала этот поцелуй. Правда, мысленно представив, как это делает сидящий перед ней звёздный, не могла удержаться от смеха.

Каково же было ее удивление, когда Зак попытался повторить за ней этот жест. Он поднес руку к губам, а потом подул на неё в сторону Каи. Приподняв одну бровь, он внимательно всматривался в пальцы, потом поднял глаза на девушку и спросил:

– И как это работает?

Но… она же… пошутила! Оборотень всегда себя считала немного… отчуждённой, но она и представить себе не могла, насколько таким был Закнеыл. Даже смеяться перестала.

– Только не делай так больше, – усмехнулась лунная. Выглядело страшно, но… получилось мило. Позабыв как-то про речку, она подошла к звёздному и села рядом с ним, обхватив колени и тяжело вздохнув. – Если честно, понятия не имею, работает или нет. Просто видела, как так делают. Но мне, например, было приятно.

Зак опустил руку, отложил мечи и повернулся к Кае, уделяя всё внимание разговору с ней.

– Мне довелось однажды видеть, как пара показывала друг другу вот такой жест, – он соединил указательные и большие пальцы, образуя сердечко, и показал его Кае. – Это тоже что-то вроде воздушного поцелуя?

Кая долго смотрела на это сердечко, и отчего-то оборотень представила себе, что это показывают ей. А почему бы и нет? Нельзя пофантазировать?

– Нет, – тихо сказала она, все ещё смотря на его бледные пальцы. – Это что-то вроде «я люблю тебя». Иногда воздушные поцелуи посылают… – Кая не знала, как объяснить, чтобы не звучало глупо, а проделывать это ей казалось ещё более нелепым вариантом, но… говорить об этом она смущалась.

Лунная поцеловала свои пальцы и мимолетно коснулась ими щеки эльфа, стесняясь в этот момент смотреть в его лицо.

– …Вот так.

Почти неосязаемое касание обожгло щеку. Зак дотронулся до этого места своими пальцами, удивлённо смотря на Каю. Она отвернулась, скрывая свое стеснение, от чего он тоже смутился.

– Действительно приятно, – невольно на его лице заиграла легкая улыбка. Он подумал, что бы такого сделать в ответ, но других знаков он не знал, а повторяться не хотел. И тут вспомнил, что она училась фехтованию. – Хочешь, я тоже преподам тебе несколько уроков по обращению с мечом?

– Я бы с удовольствием, но… – а что «но»? Гин именно заставлял её учиться на случай, если нельзя будет обратиться. И Кая не любила это делать, но чем бы тогда ещё заняться? Тем более, по сравнению с Гинтаром, Закнеыл бился красиво, хотелось именно так же, а не как туманный – только блокам учил и тыкать воздух. – А давай!

Вскочив на ноги, Кая взяла уже очищенный клинок и встала в позу защиты. Разумеется, неправильную и, как бы сказал любой звёздный, смехотворную. Ну, что Гин знал, тому и учил.

– Давай, Закнэел, научи, – и прежде, чем он сказал что-либо, Кая хитрюще улыбнулась и подмигнула ему. Что? Что бы это значило? Возможно ли, она… нарочно коверкает?!

– Отлично, – воодушевился Зак и тоже поднялся с места, держа второй меч наготове. – За каждый раз, когда ты будешь произносить мое имя неправильно, я буду отыгрываться на тебе во время тренировок.

И он первым ринулся в атаку, нанося рубящий удар справа, чтобы показать, как слаба ее защита в этой стойке. Естественно, бил тупой стороной и несильно.

За тренировкой день пролетел незаметно. Они забыли о голоде, о том, что Кая грязная, и им было весело. Закнеыл давно не проводил время так приятно. Он обучил лунную нормальной защитной стойке и показал пару несложных приемов, которые она сразу попыталась применить на нем. Но как только солнце стало клониться к горизонту, пришло время заканчивать. Необходимо было выдвигаться к городу, чтобы вовремя встретиться с остальными.

К вечеру Кая не знала, что некоторые части её тела могут болеть. Первые полчаса она и думать забыла, чтобы вообще с ним когда-нибудь ещё тренироваться, но когда у неё начало получаться, оборотень и не заметила, как ей стало весело. Это был не нудный Гин, рассказывающий о каждом шаге, это был Зак, который обучал на примерах и показывал все куда понятнее. Бил несильно, но нещадно. И если так воспитывают и учат звёздных с детства, то теперь понятно, почему они такие сильные.

И хоть к стенам города Кая шла уставшая, но зато очень довольная. Из-за разгоряченного тела она перестала чувствовать холод, одежда высохла, а мысленно лунная желала повторить это.

– Спасибо, Закнеел, – перед уходом прошептала она, игриво ткнув звёздного локтем в грудь, как бы коверканьем прося о новой тренировке. Не зря же сказал, что будет мстить.

У стен было пусто, Кая и Зак не выходили из леса лишний раз, но парапеты им были хорошо видны. Осталось только дождаться Гина и Валанди.

Веревка не заставила себя долго ждать. Стоило последним лучам солнца скрыться за горизонтом, а городу загореться праздничными огнями, Гинтар и Валанди пробрались на стены. Им сильно повезло – большая часть стражи сегодня была собрана во дворце и следила за порядком на маскараде, поэтому на стенах осталось всего несколько редких часовых. Они нашли место, которое не просматривалось ни с одной стороны, и Гинтар подал условленный сигнал.

Завидев огни на парапете, Закнеыл и Кая быстро подобрались к основанию стен. Веревка уже была там. Зак дёрнул ее, чтобы проверить на прочность, и уступил Кае подниматься первой.

– Хочешь на мне проверить, не оборвется ли верёвка? – весело шепнула Кая, но полезла вперёд.

Взбиралась она, конечно, долго – уж больно мало практики было, но Гинтар помог, поднимая верёвку вместе с эльфийкой. Не успела та почувствовать под собой твёрдую поверхность, как тут же была заключена в крепкие объятия друга.

– Я волновался.

– Да неужели? – прыснула лунная, но всё равно крепко обняла Гина. Вот это уже он – её самый дорогой друг. – У нас всё было хорошо, правда.

Гинтар бросил верёвку обратно и, следя за звёздным, чтобы в случае чего подстраховать, спросил:

– Точно? Ты вся грязная.

– Потому что не вы одни делом занимались, – Кая повернулась к Валанди и, раскрыв перед ней рюкзак, указала взглядом на два запихнутых туда растения – папоротник и тёмно-зеленый, почти черный стебель. – Я нашла два ингредиента для клейма. А как у вас тут всё прошло?

– Как ты пойдешь в таком виде на бал? – встретила ее вопросом солнечная. Она в ужасе смотрела на Каю, на всю эту грязь. А волосы! Ей показалось, что она увидела кусочек водорослей в них. Валанди протянула руку и брезгливо вытащила их из грязного пучка свалявшихся волос.

– Она для тебя старалась, – Зак уже поднялся и слышал последнюю часть разговора.

На его замечание Валанди пристыженно опустила глаза и пробурчала благодарности.

– А ты напомни-ка мне, зачем я должна идти на бал, – когда Кае показали водоросли, эльфийка вдруг вспомнила, что в речку так и не зашла. Да и потом от неё теперь пахнет, наверное.

На этот вопрос ответил Гинтар. Он предложил остальным поспешно спуститься отсюда, и начал рассказ с самого начала. По пути и во время разговора трое из компании окружили Закнеыла, дабы того не было видно (даже несмотря на капюшон), а когда Гинтар закончил, эльфы подошли к уютной большой таверне.

– …Валанди заказала две комнаты. Мы можем там подготовиться, перекусить и всё обсудить. Там Кая может привести себя в порядок, кстати.

– Да, давай скорее, у нас много работы. Попросим принести ужин наверх, – Валанди подгоняла Каю. Она положила ей на плечи руки сзади и повела к лестнице. – Я сделаю из тебя конфетку, – шепнула уже ей на ухо.

– Звучит, как угроза, – испуг в голосе лунной был искренним.

С улыбкой на лице Гинтар сложил руки на груди и проводил взглядом девушек.

– У вас там точно всё хорошо прошло? – спросил он хоть и с улыбкой, но напряжение в голосе было явным. – Запах серы или сами Кошмары не появлялись?

– Нет, все было спокойно, – заверил его Зак и усмехнулся. – Мы отлично провели время за тренировкой.

– Тренировкой? – туманный медленно повернул голову в сторону Закнеыла и с трудом удержал рот, чтобы он не распахнулся от удивления. – Мне приходится её целый день уговаривать, чтобы вечером либо учить драться, либо учить читать. И она так быстро согласилась с тобой?

Но сердце Гина вздохнуло спокойно – зря он за них переживал и за их времяпрепровождение.

***

Закончив омовение, Кая вышла из-за ширмы, делившей комнату на купальную часть с деревянной бадьей и спальное место, и с задумчивостью посмотрела на платья, которые Валанди разложила на кровати. Это был серьёзный шаг для неё, и, честно, платье было красивым, по-настоящему праздничным. И было страшно увидеть себя в нём совсем… не такой красивой, как она себе представляла.

– Ладно, – выдохнула она. – Даже если платье не подойдёт, я натёрла волосы так, как никогда в своей жизни. Если они не завоюют солнечных своей пышностью и красотой, то я уже и не знаю, что делать.

– Ты будешь в нем просто красоткой, – подмигнула ей Валанди. – И не смотри, что оно такое открытое, такое тело скрывать – преступление! Главное – спину прямо держи.

Она всучила зеленую ткань Кае и отправила ее переодеваться. Когда лунная эльфийка вновь показалась из-за ширмы, Валанди ее даже не признала. Длинное прямое платье сидело на ней шикарно, обтягивая ее подтянутые формы. Глубокий вырез демонстрировал соблазнительную ложбинку, а жемчужная полоска под грудью выгодно подчеркивала округлости. Руки и спина были целиком открыты и притягивали взгляды. Валанди вынула из свёртка жемчужный браслет и тонкое ожерелье с длинной цепочкой, которая должна свисать до середины спины, передала их Кае.

– И для завершения образа нужны туфли, – в ее руках откуда-то появились две лодочки под цвет жемчужин. – Не знала, умеешь ли ты ходить на каблуках, поэтому взяла на плоской подошве. Надевай скорее.

Кая же в первую очередь думала, не как она выглядит, а как ей в нём. Вроде как было свободно, но в то же время всё-таки чувствовала себя скованно. Прежде чем надеть туфли, Кая выпрямилась, походила, пытаясь привыкнуть, и поняла, что целый вечер точно не сможет так ходить – любители горбиться её поймут. Но нужно было завершить эксперимент! Да, именно экспериментом она решила счесть своё преображение. Если же дело только в нём, то она разочарована в других эльфах, которые смотрят на одежду и опрятный вид. Но… хочешь жить, как говорится.

– Спасибо, ты очень предусмотрительна, – на каблуках, конечно, ходить не умела. Но туфли были удобнее её походной обуви, даже слишком. Подошва в меру большая, она всё ещё могла чувствовать пол под собой, пятку держали хорошо – туфли не соскальзывали.

Только после последнего штриха Кая подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Волосы благодаря жаркой погоде высыхали достаточно быстро, да и пока Валанди всё поправляла, рассказывала, показывала… Кая не могла не признать – чистые, а не просто ополоснутые волосы выглядели очень красиво. Они словно ожили, стали на ощупь шелковистыми и пышными. Кая даже представить себе не могла, что может выглядеть вот так. Нравилось ли ей? Ну… с той эльфийкой, что смотрела на неё из зеркала, сначала нужно хорошенько познакомиться. Что-то в этом было, да. Но оборотень чувствовала себя немного дискомфортно от того, что просто не узнавала себя.

– Ты ведь могла так не стараться, – не отрываясь от своего отражения сказала Кая. – Это здорово, правда! И я тебе очень благодарна, но… стоило ли таких трудов лишь несколько часов ради встречи с королём?

– Я нарядила тебя не для мужиков! – возмутилась Валанди и ткнула в зеркало. – Ты только посмотри, какой красавицей можешь быть. Разве тебе не нравится видеть себя такой? – и солнечная улыбнулась ей в отражении. – Ещё не была бы такой злюкой…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю