290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 25)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 66 страниц)

У Каи от его касаний так смешно покраснели ушки, да и щеки загорелись здоровым румянцем. И эта глупая улыбка… Почему она никак не сходит?

– Думаешь, ругаться будет? – усмехнулась Кая, неуверенно касаясь виском его макушки. – Скорее, мне лекцию читать будет. Ведь я всю свою жизнь ненавидела мать за то, что она связалась с морским. А потом и была против отношений Гинтара и Валанди. А теперь… – приподнявшись на локтях и переместившись так, чтобы лицо Закнеыла было точно под её лицом, даже как-то грустно улыбнулась. – Теперь сама не могу перестать думать о звёздном.

Но причину того ещё не понимала. Приятно было с ним, да. Его поцелуи были так нежны, так ласковы – у Каи такое было впервые, и это стало каким-то наркотиком. Даже сейчас, в такой позе, она несознательно просила его поцеловать вновь. Но зависимость это от прикосновений? Или всё-таки симпатия к нему? На этот вопрос ответить не могла.

– Я вообще рассчитывал провести всю жизнь в одиночестве, – он ответил ей такой же грустной улыбкой. – Кто в здравом уме захочет связаться со звёздным?

Зак сообразил, что только что ляпнул, и поспешил заверить ее, что она вовсе не чокнутая, раз думает о нем. Смешно так замахал руками и подскочил, но врезался лбом Кае в подбородок. Несильно, но поспешил расцеловать место ушиба и извиниться.

– Давай всё-таки напишем ответ. Мы и так с ним опоздали, ребята переживают, – он все же поднялся и искал глазами место, где можно устроиться поудобнее, чтобы писать.

Кая засмеялась на это, хоть секунду назад действительно хотела укусить кое-кого за нос за здравый ум.

Пока Закнеыл пристраивался за низким столом (просто усаживался на колени перед ним), лунная выудила из рюкзака один зачарованный листочек и протянула его Закнеылу.

– Но о нас давай всё же умолчим, – попросила девушка, садясь рядом. «О нас». Интересно, а были ли в понимании Зака эти «нас»? «Мы»? Ей правда не очень-то хотелось слушать нотации Гинтара. И так перед матерью хотелось бы извиниться, так ещё и его бубнежа не хватало. – От меня можешь ничего не передавать. Да и о ране тоже лучше умолчать, – и пару секунд задумавшись, Кая просто махнула рукой: – Соври, что у нас тоже был лёгкий путь, и мы гостим у гномов.

Зак согласно кивнул головой. Он услышал это «о нас» и заулыбался при мысли, что Кая считает его… Как бы выразиться, чтобы не преувеличить? Кусочком своей жизни? Уложив эту мысль в голове, Зак принялся выводить аккуратные буквы на белом листе.

«Гинтар, мы тоже в порядке. В дороге проблем не было, однако в городе из-за меня возникло небольшое недопонимание, поэтому не мог написать сразу. Но уже все хорошо. Оказывается, о нас и о пророчестве здесь уже все знают. С Каей все хорошо. Как и обещал, в обиду ее никому не даю. И мы вполне неплохо ладим», – на этих строчках он усмехнулся. Ещё как неплохо ладят! – «Нас приютила хорошая семья гномов, правда их долго пришлось убеждать, что я не опасен. Насчёт меня не волнуйся, я прекрасно себя чувствую, будто наконец освободился от тяжкого груза. И за те слова не извиняйся, отчасти ты был прав. Передавай Валанди, что она может не беспокоиться за Каю, я ее не трону», – здесь он опять остановился и перечитал написанное. Не тронет, как же… Поздно уже. На его лице появилась печальная улыбка, но он тут же отмёл плохие мысли и закончил письмо. – «Надеюсь с клеймом тоже прошло все благополучно. Мы задержимся в Доусоне на несколько дней, нужно решить кое-какие дела. Закнеыл».

Он зачитал содержимое Кае и с её одобрения отправил птицу к хозяину.

– Мне кажется, вышло даже больше, чем нужно, – усмехнулась эльфийка. Она повернула лицо к кровати и, странно промычав в вопросительном тоне, посмотрела на Зака. – Так что… Будем спать вместе?

В лесу это не было так интимно – кроватью была одна большая земля, а тут… Узкие кровати, которых для Зака ещё и мало было – ноги свисать будут.

К этому времени Зак совсем осмелел, у него было игривое настроение, поэтому он поднялся, подхватил Каю и, закружив, осторожно положил на сооруженную гномами кровать. Сам пристроился сзади, поджимая ноги, чтобы не торчали, и обнял лунную, сильнее притягивая к себе.

– Вот так удобно, – он зарылся носом ей в шею, щекоча своим дыханием.

– Эй! Ай! Что ты делаешь? – вот этими словами сопровождалось сие действо. Но, надо признать, ей понравилось, хоть вид был такой, мол, что это сейчас было.

Да и в объятиях Зака она даже не знала, как себя вести. Просто замерла в одной позе… Хорошо, что хоть не видел её пунцовое лицо. С другой стороны, когда, как не сейчас, обсудить… «их»? Кая долго молчала, прислушиваясь к его дыханию, думая, может он что-то скажет, но Зак молчал, заставляя чувствовать лунную ещё неуютнее.

– Закнеел… А что теперь с нами? Разве это была не просто… помощь? – намекнула она на ночь.

Закнеыл дёрнулся от этих слов, как от пощёчины. Он-то думал, что они вроде как всё выяснили, что он объяснил ей все тем поцелуем. Но раз она хочет услышать, то он произнесет это вслух.

– Нет, не просто «помощь». Надеюсь, ты тоже так думаешь. Я хочу быть с тобой не только под действием сакодки, – он приподнялся, чтобы заглянуть ей в лицо, покрасневшее милое личико. – И теперь у меня есть ещё один способ наказывать тебя за то, как ты произносишь мое имя. Это уже тридцать шестой раз, я веду счёт.

И с каждым словом она становилась всё краснее и краснее. Особенно в голову впились эти слова «быть с тобой». Эхом отбиваясь в мыслях и доставая до самого сердца, согревая его. Она не привыкла, что её могут любить, хотеть быть с ней. Каждый, кто показывал ей свои чувства, потом жестоко смеялся, но она не хотела ему рассказывать. Почему так просто не может поверить его словам? Один раз по пьяне рассказала и хватит.

Нагнувшись к ней, Зак укусил ее за ушко. Не больно, лишь слегка прикусил и сразу же лизнул это место.

– Ай! – скорее от неожиданности пискнула она, и Закнеыл мог ощутить, как по её телу прошлась волна то ли мурашек, то ли просто чего, а потом сильное напряжение – ей понравился этот укус. – Тогда у меня больше причин делать в нём ошибки, – но сказано это было специально тихо, чтобы кое-кто не услышал. Хотя… Тут было так тихо, что вряд ли можно пропустить мимо ушей. – Я… я не умею «быть вместе», – хоть в чем-то она решила с ним быть откровенна. – И, раз мы решили скрывать это от Гина, то как ты себе это представляешь? Ведь будем всё время на виду.

– Сейчас их здесь нет, а потом… – он задумался, но выдал самое логичное решение, которое пришло ему в голову. – Я могу ходить с тобой на охоту вместо Валанди. Или будем устраивать тренировки почаще, уходить дальше в лес. У них же нет такого слуха, как у нас, – почти мурлыкал ей на ухо Зак. – Знаешь, я тоже не умею быть вместе. У нас, звездных, это происходит совсем иначе, чем у других. Но я хочу попробовать с тобой, хочу посылать тебе воздушные поцелуи, показывать все те милые знаки, выражающие без слов чувства, вот так хоть иногда касаться тебя.

Он опять прижался к ней, сильнее обнимая, положил свою щеку на щеку Каи. Зак прикрыл глаза и улыбнулся, наслаждаясь моментом. Он был с ней осторожен, нежен, чтобы не напугать, но даже если она побоится, он ее все равно не отпустит.

Потом, потом… А что будет после потом? Хотела она спросить, но его слова так красиво звучали, так много обещали. Чего-то нового, приятного.

Когда девичью щеку обожгло прикосновениям, она вновь вздрогнула и напряглась, но это оцепенение проходило быстро, с каждым его умиротворенным вздохом. А… почему бы нет? Кае разве плохо? Больно? Неприятно? Нет, все было очень даже наоборот, и когда до глупой головки дошёл этот факт, она медленно расслабилась в его руках, после чего даже повернулась лицом к Закнеылу, чтобы уткнуться в грудь носом и неуверенно, даже как-то боязно, положить руку ему на ребра в неком обнимании. Ногам в этот момент было особенно тесно – коленки эльфов так и наровились кольнуть друг друга, и Кая просто, в наглую, положила свою коленку на его, делая их телесный контакт ещё ближе и плотнее.

– Спокойной ночи, Зак…нэал, – он мог почувствовать её усмешку; как плечи вздрогнули от смешка… Он мог услышать спокойный, будто избавляющий от всех ее неприятных мыслей выдох и маленькое согласие в этих словах.

Утром их разбудила Даргона. Они вновь разделили еду с гномами, и старый Бармог сразу после завтрака схватил Зака и повел работать. Выдал ему инструменты и долго, очень долго объяснял, что нужно сделать с крышей, а стоило звёздному приняться за дело, так гном не раз ещё окликивал его, поправлял и указывал, что Зак все не так делает. Однако, он перекрыл эту чёртову крышу так, что даже ворчливый старик не нашел к чему придраться.

Во второй половине дня Закнеыла отправили в стойло, чистить лошадь. Там ему наконец удалось пересечься с Каей, пока она помогала Даргоне разбираться с телегой. Зак не отказал себе в удовольствии подойти к ней и чуточку пощекотать, пока руки лунной были заняты. Только за эту выходку он получил тычок под коленку и грубое ворчание «Не отвлекайся!» от Бармога. Тем не менее, все время, что он надраивал бока лошади, пытался поймать взгляд Каи и послать ей улыбку. Старик к тому моменту раздобыл где-то палку и каждый раз, когда Зак имел неосторожность отвлечься, проходился ему по спине.

Последнее задание на сегодня было наколоть дров. Естественно делал это Зак аж под двойным присмотром, так как топор мог стать грозным оружием в руках звёздного. Но у него и в мыслях не было ничего подобного. Закнеыл уже порядком устал и хотел как можно скорее покончить с делами. Он вспотел, рубаха неприятно липла к телу, поэтому он ее снял и щеголял оголенным торсом на заднем дворе.

Каю же в основном просили помогать лошадям тягать что-либо. Ей это было неплохой практикой – хоть лапа и болела, но она была рада её размять, да и… Когда гномка перевязывала её днём, Кая с радостью заметила, что регенерация пришла быстрее, чем она ожидала.

– Куда хоть потом собираетесь? – спросила Даргона.

– Сначала в Сильверсан – там возьмём друзей и по реке поплывём к туманным.

– Тогда смотри – вечером прибывает корабль с припасами из Ведьменных островов. Утром он отбывает как раз на острова туманных. Может, на него сядете?

Кая только улыбнулась ей, пообещав договориться с Заком, но… Знаете, что-то в этом было. Весь день работаешь, вечером тебе накрывают самый вкусный стол (причём, вкусный он именно от того, что по-настоящему заслуженный), и, любуясь на прекрасное тело… Стоп, что?

Когда Кая помогала Даргоне нести покупки с рынка, то увидела прелюбопытнейшую картину: стоял звёздный высокий эльф, весь вспотевший, капельки пота так соблазнительно катались по его торсу, груди, катились вниз, к паху… впитывались штанами. Поймав себя на мысли, что лунная дико завидует этим каплям, смущенно отвернулась. Но краска-то на лице её выдавала с головой.

– Эй, эй! – раскричалась Даргона. – Ты нам на всю жизнь дров решил наколоть? Хватит с тебя, молодец, мальчик. И так сделал больше, чем мой муж за всю свою жизнь!

– Я всё слышу, женщина! – был ответом крик из дома.

– За стойлом колодец, мальчик, иди ополоснись.

А Кая уже видела, как он держит это проклятое ведро с водой, как напрягается каждая его мышца… Да что это такое? Все люди и эльфы становятся такими похотливыми после первого раза? Это уже ненормально!

Зак с удовольствием отбросил топор, втыкая его в пень. Завидев Каю, он помахал ей рукой и отошёл к колодцу. Какое счастье было освежиться после рабочего дня. Да он так не упахивался с академии, когда их целыми днями гоняли на тренировках! Достав одно ведро, полное воды, он разом вылил его все на себя и запустил в колодец за новой порцией. Пока крутил верёвку, думал, какой клинок подойдёт Кае, ведь его нужно купить в доказательство, что именно за этим они сюда прибыли. Сам не заметил, как начал разглядывать лунную, представляя ее то с одним мечом, то с кинжалом, то с парными изогнутыми клинками, как у него. Его пристальный взгляд, похоже, смутил ее – она покраснела. Зак улыбнулся на это и, вылив второе ведро на себя, подошёл к ней.

– Нужно купить тебе клинок, – сразу перешел к делу. – Я тут подумал, что могут подойти или тонкий одноручный меч, или длинный кинжал. Нужно смотреть, что из этого удобнее в руку ляжет.

Стоило ему подойти, как эльфийку обдало таким сильным жаром… Даже жалко стало – он за неё так отпахивает, в то время как она вообще практически не вспотела.

– Кстати, о клинках… – задумчиво проговорила она, занося продукты в дом вместе с Даргоной. – Я тут подумала, а нужны ли они мне? Это же постоянно пояс будет рваться при обращении.

– А мы тебе хорошие ремни сделаем! – влезла в разговор гномка. – Шоб растягивались, но и держали!

– А что с горизонтальным положением? – не унималась лунная. – Они же выпадать будут, стоит мне на лапы встать.

– Ты думаешь, они в ножнах просто так болтаются? Да чтобы меч вытащить, нужно тоже силы применить!

Вот ведь… На самом деле Кае просто было лень идти за клинками. Если утром Закнеыл согласится уйти, это сейчас опять на рынок топать? Хотя… лучше, чем выслушивать от Бармога всякие гадости.

– Тогда я хочу кинжалы! – решила она. – Небольшие. Красивые!

– Есть у вас тут торговцы зачарованным оружием? Или клинками из сильверита или обсидиана? – поинтересовался у гномки Зак. – Понимаю, что такое оружие встречается редко, и мало кто умеет с ним обращаться, но все же, если брать кинжалы, то хорошие. Отлично было бы найти из «Когтей Бальзура», как у Валанди. Ты знала, что они сами по себе в ножны возвращаются? – вот о мечах он мог говорить вечно, как и Валанди.

– Ты уж нас, гномов, за бездарей-то не принимай, а то так и в лоб прилететь может! – фыркнула женщина, раскладывая продукты. Вот точно – огурец, который она держала в руках, очень хотела об его голову треснуть. Кая от этой картины хихикнула в кулак, но постаралась тут же принять серьёзный вид. – Это он мне тут про металл спрашивает. Дружочек, ты вообще-то в гномьем городе, разумеется у нас есть кузнецы и торговцы! На рынок дуйте. Вот, Кая как раз видела… Помнишь этого красавчика рыжего? Вот он лучше скажет, где клинки достать.

«Красавчик рыжий?» – он резко посмотрел на Каю, наблюдая за её реакцией на это высказывание. Улыбается, смеётся. Ей нравятся рыжие? Он даже и не обратил внимания на угрозу получить по голове.

– Что? – спросила Кая Зака, улыбаясь на слова гномки.

– Ладно уж, идите. Вы оба молодцы, чтобы этот старый хер ни говорил. Погуляйте, посмотрите на кинжалы, глядишь, выберете что-нибудь.

Дважды повторять не пришлось – Кая подхватила звёздного за руку и, чуть не ударяясь лбом о потолки и дверные косяки, выбежала на улицу. Только тут она сняла свой плащ и набросила на голову эльфа, касаясь его плеч как бы невзначай.

– Пошли, пока не стемнело.

– Значит, рыжие, да? – бормотал себе под нос Зак. Всю дорогу он был очень задумчив, и отвечал на вопросы односложно. И только подойдя к лавкам с оружием, оживился.

Даргона их не обманула. Столько разного оружия было представлено на рынке! У Зака глаза разбегались. Но то, чем торгуют в обычных лавках, не стоит внимания. Им нужна кузница. И на глаза попалась одна, звёздный схватил Каю за руку, натянул поглубже капюшон и пошел по рядам. Раз она хочет кинжал, он выберет лучший для нее.

Зак долго и очень придирчиво разглядывал каждый, взвешивал его на руке, давал подержать Кае, задавал ей вопросы вроде: «Удобно? Не тяжёлый? Попробуй взмахнуть им». Но все варианты отметал. Он стал ночным кошмаром каждого торговца на этой площади.

Кая сначала хотела допытать его, что же опять не так, чем его обидела? В отличие от неё, свой день он рассказал очень сухо и коротко. Ну ладно, просто устал. Но вот потом она его прокляла. Это Гинтар скучный и нудный бывает?! Да этот просто сущий кошмар. Если сначала ей было интересно и она больше смотрела на красоту клинка, то под конец уже хотела каждым зарубить своего спутника. Даже замахивалась, когда он просил, именно в его сторону.

– Я устала! – стонала оборотень. – Я хочу есть, я хочу обратно! – но Закнеыл был непреклонен. – Мы же завтра на корабль так не сядем! Мы проспим!

Но нет, он был одержим, чтобы найти самое лучшее для Каи. Увы, лунная не могла по достоинству оценить эту жертву.

– Ну пошли хоть к Хартону, – буркнула она и повела звёздного к одной кузнице, которая из-за своих маленьких размеров просто затерялась в красотах лавок и других, более крупных мастерских. – Эй, Хартон! – крикнула она в здании. – Я опять пришла!

– О, привет-привет! Слушай, вот ты мне металла притащила, так у меня и работа быстрее пошла. Ещё раз большое спасибо! – из кузницы вышел красный от жара, толстый, но мускулистый в руках гном с ярко рыжими волосами и бородой. Похоже, это и был тот самый «красавчик». – Чего это опять заскочить решила?

– Мой друг настроился мне кинжал найти. Может у тебя есть чего интересного? Закнеал, что ты там для меня хотел? – она с наимилейшей улыбкой посмотрела на спутника. Он уже столько сегодня наперечислил, что у оборотня просто голова шла кругом. Она его даже не слышала, просто оценивала рисунки и сталь предлагаемых оружий.

Если бы Зак мог убивать одним взглядом, он это бы сделал. Какое счастье, что под капюшоном не было видно его глаз, только на мгновение вспыхнул красный огонек и тут же пропал. Но почти сразу внимание звёздного привлёк один очень интересный экземпляр.

Кинжал был изготовлен из сильверита, но с прожилками, поблескивающими красным на свету. Должно быть, сплав с рубидием, но так искусно сделать это нужно уметь. Рукоять его идеально ложилась в руку, а украшал ее огромный рубин с золотой отделкой. Закнеыл вертел его в руке, проверяя балансировку. Подкидывал и ловил, ловко перебирая пальцами. И только после одобрительно хмыкнул и передал Кае.

– Вот этот подойдёт.

– У Вас замечательный вкус, господин! – ахнул Хартон, выходя ближе к звёздному. – Этот клинок был сделан ещё при великом Мартаундисе, во времена…

– Зак, – тихо шепнула Кая, пока кузнец забылся в истории и расхваливании. – Он очень дорогой, им сегодня уже интересовался один гном. Может, что-то проще? Ну, я же не мечник. Какой смысл так стараться?

– С плохим или неподходящим кинжалом можно только серьезнее пострадать, чем вообще без него. А я научу тебя таким приемам, что Валанди с её грациозными прыжками и рядом стоять не будет, – шепнул в ответ Зак. – А за деньги не волнуйся. Видишь красный отлив в металле? При Мартаундисе не умели добывать рубидий, а уж тем более обрабатывать его – так что пусть он не распинается о его древности. И такую огранку камней стали использовать совсем недавно. Как минимум за это можно получить скидку.

– Ты хуже Гинтара, – буркнула эльфийка и сложила руки на груди, наблюдая, как Закнеыл лихо ставит гнома на место. Правда, тот ясно дал понять, что свою благодарность за её труд он забирает обратно.

Но, врать не надо – Кая, присмотревшись как следует к подарку, всё же оценила его. Самое главное – ей нравилось, что это не просто голый скучный клинок, да и красный она любила.

– Спасибо, – искренне сказала девушка, когда они возвращались домой. «Но, наверное, когда вы – пара, одного спасибо мало?» – так подумала эльфийка и, остановившись, взяла Закнеыла за руку. Тот непонимающе посмотрел на лунную, проследил, как её рука осторожно хватает прядь его волос и тянет вниз. А всё для того, чтобы она поблагодарила его лёгким касанием губ в щечку. Как тогда, на стенах в солнечном городе. – Мне он очень понравился, – и смущенно опустила лицо. Для неё это было как-то странно, необычно, но приятно. – Пошли домой быстрее, а то гномы нам ничего не оставят!

Да и для Закнеыла это было тоже непривычно. Как и тогда, он почему-то сильно удивился ее жесту, даже скорее тому, что она первой сделала шаг к нему, ведь после той ночи именно ему приходилось идти к ней навстречу. Он был приятно удивлен и с довольной улыбкой наблюдал за удаляющейся эльфийкой. Поймал себя на мысли, что смотрит, как ее бедра качаются из стороны в сторону при ходьбе, и почувствовал непреодолимое желание взять ее прямо здесь и сейчас. Но это напугало его – именно такое мышление у звездных. Или это происходит со всеми, когда они видят предмет обожания? Зак отогнал эти невесёлые мысли и побежал за Каей, подхватывая ее за талию.

– Это ещё не всё. Сегодня же опробуем его на тренировке, – воодушевленно произнес он и нагнулся к самому уху лунной. – Будешь отрабатывать все свои ошибки.

– Да откуда у тебя силы берутся? – возмутилась Кая. – Я же не врала, когда сказала, что устала! – и она всё ещё не могла поверить, что он считает разы, когда его имя неправильно произносила. Сколько там было? Тридцать с чем-то? Если бы это вот такие укусы, как вчера, то она готова была хоть сотню тысяч раз называть его неправильно, а если… – Стой, подожди? На тренировке отрабатывать? Но ты же говорил, что у тебя теперь другой способ наказывать меня!

О боги, как же это звучало. Она покраснела и вырвалась из его рук, отбегая на несколько метров вперёд, кукся нос. Ещё бы чуть-чуть, и язык показала бы в дразнящей форме.

– Я против! Я не хочу тренировку именно сегодня! И наказания на ней не хочу!

– Значит, хочешь второй способ? – он хищно улыбнулся.

Если вспомнить, что Зак – звездный, то это было страшно. Он догнал ее и схватил сзади. Кая пискнула, когда он побежал за ней, а потом и когда схватил. Так они и остановились посреди дороги, благо сейчас она была почти безлюдна – гномы предпочитали не пропускать ужин.

– Просто когда я вижу тебя, во мне закипает энергия, и если я не найду, куда ее девать… – зашептал он ей с улыбкой. – Ты уже знаешь, что я и без сакодки могу всю ночь напролет.

Его слова… его дыхание… Всё обдавало и было пропитано таким жаром, такой горячестью и страстью. Кая заряжалась ей, его шепот раз за разом возвращал в ту волшебную ночь, которую хотелось повторять вновь и вновь, без устали, без остановки. Будто бы она стала воспроизводить кадры того дня, будто бы возбуждалась от одних только мыслей. Будто бы? О, нет, совсем по-настоящему. Но вот только…

– Я боюсь, – честно произнесла она. И чего – сказать не могла. Да, она уже женщина, но… как бы это сказать? Она стала ею благодаря сакодке. Её тело и разум ей не принадлежали. А сейчас, пусть и хотелось, но нужно было пройти через это свежей головой… Разум был всё ещё той самой девственницы.

– Прости, – Зак резко ее отпустил. Он никак не подумал даже, что ей может быть страшно. Верно, она ведь делала то с задурманеным разумом. Должно быть, первый раз для нее – это действительно пугающе. – Я не хотел давить на тебя. Уже говорил, что у звездных совсем по-другому все, для меня это тоже впервой. Если делаю что-то не так, скажи мне обязательно.

Зак осторожно взял Каю за руку и с беспокойством заглянул ей в глаза, боясь услышать приговор.

– Знаешь, самое обидное, – начала лунная, подходя к Закнеылу ближе и в конце вовсе обнимая его, – я хочу повторить всё то, что было тогда. По сути, всё уже случилось, бояться-то нечего. Да и я на тебя стала реагировать… И хочется, – на этом слове хоть ушки Каи и загорелись красным цветом, но она как-то нервно усмехнулась и добавила: – До трясучки хочется. Но, почему боюсь, не знаю. Прости.

За всё извинялась. И за то, что такая вот… недотрога, или как её можно ещё назвать? За то, что сама не знает чего хочет. Даже за свой страх. Но то, что просила прощения от чистого сердца, это да.

– Тебе незачем извиняться, – Закнеыл обнял ее в ответ. Он опустил голову, чтобы коснуться ее макушки губами. – Мы разберемся с этим вместе. Я не сделаю тебе больно, обещаю, и не позволю никому причинить тебе боль. А ещё… я тоже очень хочу тебя.

Последние слова он сказал на выдохе, будто из последних сил сдерживал свои желания. Но ему и правда было трудно удерживать самообладание рядом с Каей.

Ох, это проклятое раздвоение личности. Вот честно – не были бы в центре этого проклятого городка, Кая бы сейчас лежала под ним. Настолько сильно, казалось бы, такие обычные слова, но такая буря эмоций, такой жар внизу живота. Наверное, Закнеыл даже увидел это в её поднятых к нему глазах.

– Я… – и что хотела сказать? Глупость какую-нибудь или нечто важное? Но забыла. Просто забыла, всматриваясь в его чёрные глаза и, словно играя, пыталась отыскать в них красную радужку. Нет, надо что-то сказать. О! – Так, что, завтра садимся на корабль? Тогда стоит предупредить Гина, чтобы они на него тоже сели.

– Да, наверное, нужно, – рассеянно произнес Зак. Его мысли сейчас вообще в другом месте витали, а никак не рядом с Гинтаром и кораблем. Но ее слова отрезвили. Он с неохотой отпустил Каю, взял за руку и повел домой. – Пойдем, а то гномы и правда все съедят.

========== 18. Добрые намерения – самый быстрый путь в пекло ==========

Даргона встретила своего мужа и сыновей, накрыла стол и ушла вновь на рынок, так как думала, что хлеба у неё ещё полно, но, как оказалось… А без хлеба что же это за стол такой? Тем более ещё на практике женщина поняла, чем больше народ съест хлеба, тем меньше он опустошит стол, и тем больше останется на завтра. А если учесть, что у них проживают два новых рта…

Нет, Даргона была рада этим ртам. Она всегда хотела иметь дочку или сына, которые не были бы так похожи на своего отца. Гномка души не чаяла в Бармоге, но порой он бывал таким неотёсанным, как и пристало гномам. А звёздный – вот удивительно! – был вежливым и терпеливым. Даже супруг о нём неплохо отзывался вечером. Вон, говорит, как крышу на совесть сделал! А Даргона Рыськой, своей кобылой, налюбоваться не могла. До чего чистой стала, аж помолодела! Да и два этих рта ели мало, по сравнению с маленькими, но прожорливыми гномами.

Даргона хотела, чтобы эта парочка осталась. Сколько от них помощи! А какая была бы защита при походе в те или иные города! Но нет. Сегодня они проведут последнюю ночь в этом доме, но эту странную парочку Доусон ещё не скоро забудет.

Когда Даргона вернулась домой, то застала его в необычной тишине. Всегда за ужином Бармог хвастался тем, как мужиков перепил или нос кому-то разбил. Или, в кой-то веки, поработал лучше всех. Да и сыновья притихли.

– Эй, неужели я наконец-то дождалась, когда дом не ходит от ваших воплей? – рявкнула Даргона, чтобы хоть как-то избавиться от этой непривычной тишины. Но её голос смолк, и всё вновь погрузилась в эту неприятную для неё атмосферу.

Она сделала шаг к кухне, рассчитывая, что все уже молча обедали, просто рассорились. По пути к ней гномиха чуть не упала – она почувствовала, что наступила на что-то мягкое, но явно не лоскут какой-то ткани. Опустила голову и прикрикнула в ладонь. Перед ней лежала странная, разрубленная топором, птичка. Но явно необычная: у неё были фиолетовые перья, а вместо крови из тельца выходил странный, сверкающий, будто в звёздах, дымок. Тварь была какой-то магической, и, видать, напугала своим видом одного из сыновей – тот её и убил. «И правильно сделал!» – мысленно кивнула Даргона. Не то чтобы она не доверяла магии или боялась её, но вот магических созданий не любила – мало ли чего они принести могут.

Она пошла дальше, в святую святых дома, где ожидала увидеть и пришедших Закнеыла с Каей, и своих дорогих мужчин, но… стоило войти на кухню, как гномка тут же уронила хлеб – её муж и дорогие сыновья, любимые и прекрасные…

Все они сидели за столом. Но сидели трупами.

Даргона упала на колени и издала негномий рёв, не веря, что посиневшие лица и безжизненные стеклянные глаза гномов принадлежали именно её дорогим мужчинам.

– О, не плачь, – раздался из тени кухни приторный голос, за которым вышла красивая человеческая женщина в темно-малиновом платье и с вьющимися жёсткой леской чёрными волосами. Она была спокойна и красива, хоть ей было далеко за тридцать. Но эта улыбка… Пусть она не обманывает вас, то было оскалом кровожадного зверя. – У тебя ещё есть шанс их спасти.

– Что ты с ними сделала? – взревела Даргона, судорожно катая ладони по полу, словно искала кинжал, нож… что угодно, что можно было кинуть в эту ведьму. – Кто ты?!

– Моё имя тебе неважно знать, но в узких кругах меня называют Глаской, и я та, которую такие, как вы, зовете отчисленными, – промурлыкала женщина. – Опусти глаза на пол – рядом с тобой нет спасения для тебя.

– Что они тебе сделали? Что ты сделала с моими мальчиками? – гномка не слышала её, лишь своё разрывающееся от боли сердце и душу, которую выворачивало наизнанку, стоило глазам вновь упасть на синюю кожу Бармога. Нет. Стойте, она не могла так сильно посинеть! Значит, они под каким-то действием? Гласка увидела прояснение в гномьих глазах и, вальяжно подошла к самому младшему сыну, похлопала в ладоши:

– Какая умница, догадалась. Но вот только спасти их можно, ответив лишь на один вопрос, – впервые улыбка с лица ведьмы исчезла, и та с какой-то садистской ноткой посмотрела на Тармолога. – Куда собрались те эльфы?

Закнеыл и Кая? Она спрашивала о них? Даргона поняла, эта женщина, которая с такой лёгкостью травит других, – не друг её гостям! Она хочет их смерти?

Гномку поставили перед невозможным выбором! Это её семья, любимые дети и возлюбленный муж! Но Закнеыл и Кая были добры к ним! Звёздному ничего не стоило заставить помочь лунной, но он… Он! Опустился перед ними, жалкими гномами, которых давно перестали воспринимать всерьёз, на колени! Ставить их жизнь под удар не только пошло, но и невозможно! Так нельзя!

Но и семья, которая была её опорой, которая окружала любовью, пусть и не такой, какая бывает у более прекрасных рас. Нет. Пусть Даргона возненавидит себя, пусть боги ей будут судьями, она примет любое наказание. Но семья была ей дороже.

– Они завтра уплывают на Туманные острова, – обреченно, ненавидя себя за это, прошептала Даргона.

– Значит, они ещё вернутся в этот дом, – по-детски, но в её случае это выглядело отвратительно, приложила палец к губам и устало хмыкнула.

– Мои муж и сыновья, – плача напомнила Даргона. – Верни их, оживи!

– Ах да! Конечно-конечно! – наигранно обрадовалась ведьма. И по её тону до разума гномки дошло, что ничего эта женщина делать не будет. Но сердце надеялось, внутренний голос молился, а глаза требовали, чтобы могучий Бармог очнулся и прогнал ведьму! Но муж даже не дышал. Смотря на него, Даргона не заметила, как женщина подошла к ней. Она не видела, как её рука сделала замах, а на холодной стали блеснул огонёк свечи. Даргона лишь ощутила её холод в своей спине, и хоть ей показалось, что она ослепла от острой боли, перед глазами ещё мелькали лица Бармога и сыновей. И голос… теперь уже противный, ненавистный голос, подобно злым раскатам грома, смеялся, заставляя стынуть кровь. – Ах, до чего эти Белые маги глупы. Вот сделал бы Расарис по-моему и уже давно бы поймал этих эльфов. Нет же! «Мы должны оберегать людей, Гласка. Ты ничего не понимаешь, Гласка!» Тьфу, старый пень! И много твоя хренова птичка принесла? Один раз на глаза попалась – сразу зарубили! Тьфу! Маразматик херов!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю