290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 23)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 66 страниц)

А Гинтар пошел в указанном направлении. Он вежливо склонял голову в знак приветствия всем, кто проходил мимо – слугам, стражникам…

Когда же дошёл до нужной двери – трудно было найти, он тут был-то три недели назад и то пару раз – туманный постучался и почти сразу получил приглашение войти, будто его уже ожидали.

– Госпожа Силейз, – улыбнулся он, заглядывая в кабинет.

Женщина была там, стояла рядом со своим столом и действительно будто ждала его, пригласив рукой пройти. Гинтар подошёл к ней и опустился перед женщиной на одно колено.

– Я хочу просить у Вас Вашего прощения. Я не уберёг Валанди в тот день, и мне очень жаль, что всё так вышло.

– Что ты? Встань, пожалуйста! – вытянула к нему руки Силейз, явно не ожидавшая такого от него. – Ты тут не виноват. Никто не виноват. Это случилось, и все тут. Нужно прожить просто. Валанди сильная. Сильнее, чем кажется, сильнее, чем сама думает. Она справится. Просто будь рядом с ней.

Она мягко взяла туманного под руку, заставляя подняться. Предложила ему присесть в кресло и вернулась на свое место.

– Прошу, не вини себя, иначе это навсегда встанет между вами, – Силейз одарила его доброй улыбкой.

Гинтар улыбнулся ей с такой безграничной благодарностью, какую только мог подарить взглядом. Присев на предложенное место, он спрятал улыбку, смотря на женщину уже серьёзно.

– Моя госпожа, это не единственная причина, по которой я пришёл к Вам. Вас могут напугать мои слова, но прошу не забывать, что я туманный эльф и рос по правилам и законам своего народа. То, что я хочу просить у Вас, у нас просят чуть ли не в день рождения эльфиек. Разумеется, я не собираюсь никуда торопиться, но хотел бы уладить этот вопрос незамедлительно.

Не говоря уже о том, что, пусть Гин любит жить, но это может стать неплохим стимулом для того, чтобы пытаться выжить на протяжении всего их нелёгкого путешествия.

Он обдумал это решение. Правда обдумал и очень хорошо, пока они с Валанди шли сюда. Смотрел на неё, всё взвешивал. И да! Он хочет и готов спросить Силейз об этом.

– Я тебя внимательно слушаю, – правительница тоже стала серьезной, видя такой настрой у Гинтара. По-видимому, вопрос действительно важный. Она не сильна в традициях туманных, поэтому даже немного забеспокоилась, когда он заговорил о них.

– Как у нынешнего опекуна, я хочу просить у Вас руки Валанди, – громко, чётко, а главное смело произнёс Гинтар, будто бы уверенный в благосклонности Силейз. – Я потерял своё наследство, но клянусь Вам, что Ваша сестра не будет ни в чём нуждаться. Я буду защищать её ценой своей жизни, и целью моей жизни станет сделать её жизнь прекрасной.

У Силейз аж челюсть отвисла. Она не поверила своим ушам, но тут же на ее лицо вернулась искренняя улыбка.

– Дорогой мой, ты хорошенько подумал? – строго спросила правительница. – С этим беспокойным ребенком столько проблем, ещё пожалеешь, что решил забрать ее себе.

Но по ней было видно, что она шутит. Это подтвердилось, когда Силейз вновь встала с места и сердечно обняла туманного.

– Тебе не обязательно было спрашивать у меня, я бы приняла любой выбор Валанди. Но я искренне рада, что это именно ты, что в жизни моей сестрички появился такой милый эльф. Может, хоть ты ее научишь манерам, – буркнула она уже отходя от Гинтара.

– Я постараюсь, моя госпожа. Вы уж поймите, я не мог не спросить, – сказал он после того, как тоже обнял женщину не менее тепло, чем она. – А то, что это, как Вы выразились, ребенок так… хм… активен, мне только нравится. Уж поверьте, таких скучных и монотонных эльфиек, как туманные, Вы вряд ли сыщите.

Гинтар опустился обратно на стул. Что ж, он спросил, добро получил, но вот так сразу было бы некрасиво уходить, и ему понадобилось несколько секунд, чтобы придумать следующие слова:

– Я не стану предлагать ей помолвку. Не раньше, чем когда мы закончим свой путь.

– Это уже тебе решать. Только напиши мне письмо, чтобы я успела приготовить город к празднеству, – подмигнула правительница Гинтару.

***

В это время к прекрасным вратам замка медленно подходила странная фигура. Этот человек (а может, эльф?) отличался от всех других странной аурой. Здесь много было таких – тщательно спрятанных в плащи, с низко опущенными головами, дабы никто не разглядел лица идущего. Он был таким же, но… что-то было не то с этим странным типом. Низкие люди, гномы или дети могли разглядеть безмятежную улыбку на бледной, почти голубой коже и таких же мертвецки голубых губах. Иногда, если приглядеться, можно было увидеть босую ногу, идущую по мостовой.

Незнакомец остановился у ворот и, не поворачивая головы в сторону стражников, сказал тихим приятным голосом, со странным акцентом, будто его заставляли говорить с набитым ртом.

– Могу ли я попросить аудиенции с сухой по имени Валанди?

– Конечно. Позвольте, я Вас провожу, – предложил один из стражников, с подозрением посмотрев на пришедшего, но все же повел его в комнату для приема гостей, где обычно Силейз встречала посетителей. – Ждите здесь, я приглашу госпожу Валанди.

Стражник оставил подозрительного гостя одного. Он постучал в комнату младшей сестры правительницы и, получив приглашение войти, сообщил о посетителе Валанди.

– Ко мне? – удивилась она.

Эльфийка выглядела так, будто ждала кого-то, а увидев за дверью стражника, расстроилась. Пока служанка ищет ей подходящую одежду, она нарядилась в одно из платьев, которыми забила ее шкаф сестрица. Валанди выбрала шифоновое темно-синее платье в пол с закрытой спиной и длинными рукавами.

Войдя в комнату, где ее ожидал гость, она внимательно рассмотрела его, насколько позволял плащ. Собственно, ничего и не увидела из-за него. Это даже чуточку пугало, поэтому Валанди попросила стражника остаться.

– Вы хотели встретиться со мной? – спросила она подозрительного типа.

За это время гость успел несколько раз выйти из комнаты и просить мимо проходящих стакан воды, который осушил буквально за пару глотков. Когда же вошла Валанди и принялась разглядывать его, незнакомец смотрел в сторону стражников. Он явно хотел просить тех удалиться, но долго что-то обдумывал, сказал:

– В связи с последними событиями, я понимаю, почему Вы хотите, чтобы встреча наша была не с глазу на глаз. Что ж, пусть так, но тогда я прошу взять со свидетелей клятву о неразглашении моей персоны.

С этими словами гость снял с себя капюшон, и перед эльфийкой предстал представитель расы, которую уже много веков никто не видел – морской эльф. Об этом говорила не только бледная голубоватая кожа, но и чешуйки – не такие большие, как у рыб, но красиво покрывающие лицо гостя, сформировывая забавные рисунки. На шее были тонкие полоски, которые при ближайшем рассмотрении оказались жабрами. Уши больше напоминали длинные растопыренные плавники дивной рыбки, а пепельные волосы, не привыкшие к сухости, некрасиво топорщились в разные стороны, но имели шелковистый вид.

– Моё имя Орлоно, – представился гость, скромно опустив голову. – Я советник короля морских эльфов Гайзила. Прошу меня простить за невежество, но я не знаю, что принято делать у сухих при знакомстве. Кажется, я должен поцеловать Вашу руку?

– Позови Гинтара, – сказала Валанди стражнику, не отрывая глаз от морского эльфа, махнула рукой.

Сказать, что она удивилась, – это не выразить ровным счётом ничего. Перед ней стоял представитель морских эльфов! Живой! Да быть не может… Должно быть, это обман зрения, чья-то иллюзия. Валанди впервые в жизни видела своими глазами морского и просто не верила в это. Хотелось дотронуться до него, проверить, что он настоящий, но было боязно. Да и невежливо это. Кстати, о вежливости.

– Не нужно. Прошу, присаживайтесь, – засуетилась Валанди. – С ума сойти, морской эльф… Могу Вам что-то предложить? Может… э-э, воды?

– Ох, это было бы чудесно, – на изнемождённом лице улыбка стала шире, и гость присел на предложенное место. – Гинтар, я так понимаю, один из пророчества?

Прежде чем ответить, Валанди высунулась из комнаты, чтобы кликнуть служанку и попросить графин воды.

– Да, так Вы поэтому здесь? Тоже будете уговаривать нас остановиться?

Она присела напротив, оказавшись по другую сторону невысокого столика. Как бы ни был интересен ей гость, а чужак оставался чужаком. Морские – не звёздные, конечно, но о них тоже много всего говорят. Что они топят корабли, воруют женщин с берега, а мужчин – с лодок. Так что предосторожность не помешает.

– В этом нет нужды. Ещё ни одно пророчество не было не исполнено. Нет смысла останавливать. О вас уже ходят слухи, сухая. Мы, морские, много что слышим с кораблей, плывущих по нашим водам, оттого и узнали, что пятеро эльфов начали свой путь, дабы вернуть магию, – Орлоно было неуютно, это было видно невооруженным глазом.

То и дело он пытался найти удобное положение в слишком мягком для него кресле. Не найдя такого, он просто встал и остался стоять рядом с ним, изучая взглядом собеседницу. У него не было век, что не сразу могло броситься в глаза. Лишь иногда тонкая плёнка, имитирующая моргание, увлажняла взор мужчины. Как у звёздного, его радужка не была видна (или её не было вовсе). Лишь голубовато-серое яблоко.

– Во времена, когда мой народ владел магией, мы могли управлять морями и океанами. Мы могли останавливать бури и штормы, которые, вопреки мнениям, мешают и нам, подводным обитателям. Мы спасали рыб и дельфинов; мы спасали всех тонущих… Но с той самой войны у нас более нет власти над водами. Они стали нам не более, чем просто домом, но не другом. Надеюсь, теперь Вы можете понять, почему я пришел к Вам? Мой король хочет убедиться, что эльфы пророчества закончат своё дело и вернут нам магию.

К окончанию слов Орлоно больше хрипел, чем говорил. Вовремя в комнату вошла служанка, принёсшая графин воды, к которому, потеряв контроль над самообладанием, подскочил морской и, напугав женщину, схватил графин. Даже не наливая в стакан, он стал пить воду так, с горла, обливаясь, но расцветая на глазах.

Валанди тоже перепугалась за служанку, уж больно резво морской подскочил к ней. Она встала, готовая в любой момент защитить свою подданную, хоть у нее не было с собой ни кинжала, ни другого оружия, но своих слуг она в обиду не даст.

Однако морскому нужна была лишь вода. Он пил и никак не мог остановиться, пока не осушил графин целиком. Зато он как будто стал моложе лет на двести.

Эта выходка полностью сбила весь опасливый настрой Валанди. Она улыбнулась и отпустила служанку, попросив ещё воды. Но все же его слова заставили задуматься. Есть что-то странное в том, что они сами предложили помощь, да ещё и советника отправили. Так, чему там ее учила Силейз, рассказывая, как вести переговоры?

– Значит, мы можем рассчитывать на вашу помощь? – приняв деловой вид, спросила Валанди. Она выпрямилась, чуть закинула голову назад. Ей не нравилось, что приходится смотреть на собеседника снизу вверх, но и вставать она не собиралась, чтобы не показать, как ей некомфортно в его присутствии. – В том числе и на помощь в сдержании звездных, если наше путешествие окончится успешно?

– Я бы не назвал это помощью, – сказал Орлоно, поворачиваясь к эльфийке. – Меня послали сказать Вам, что мой король будет ждать вашу пятерку на острове Хэтога. Вы ведь не собирались бороздить океаны и моря, рассчитывая, что мы тут же приплывем на ваш зов? – сначала могло показаться, что морской оскорбился, но потом он улыбнулся, показывая остренькие, как у обычных рыб, зубы. – А также предостеречь. А о какой помощи Вы говорите?

Валанди не понравились слова о предостережении, а от его улыбки по спине пробежались мурашки, но она не подала виду.

– Если мы правильно расшифровали пророчество, нам необходимо собрать посох эльфийского короля, что был разделен на пять частей, которые достались каждым представителям наших народов, – объяснила солнечная, не вдаваясь в детали и тем более не рассказывая о уже добытых двух артефактах. – Насколько я знаю, морским досталась запечатанная магическая сила для него. Если вы действительно желаете возвращения магии, прошу вас пойти на сотрудничество.

Говорить об этом было рискованно, но шанс без проблем достать ещё один артефакт она обязана была использовать. Хотя бы попытаться. Однако существовала и обратная сторона: морские могли отказаться и усилить охрану предмета, зная об их целях.

– Ах, Вы об этом, – смех был ещё страннее – это была чистая имитация голоса дельфина, только ниже на полтона. – Для того король и желает встретиться с вами на Хэтоге. В центре острова вы увидите небольшой райский уголок с водопадом. Наш народ любит там бывать. Это единственное место, где мы можем насладиться не только водами, но сухой природой. Как только вам удастся попасть туда, обитающие там немедленно пошлют за королём. Лишь он в праве придать магическую силу посоху. Скажите, как много у Вас частей? Куда Вы собираетесь сейчас?

– Мы ждём наших товарищей из Доусона, после чего поплывём на Туманные острова. Нам осталось забрать только магические символы и древко у лунных.

– Ох, это вы лишь в середине пути… – морской опустил голову, и его глаза прикрылись плёнкой, делая их ещё более мутными и некрасивыми. Казалось, он просто «закрыл глаза» и раздумывал. – Жалко. Мы-то думали, все компоненты собраны… Но просить Вас сначала отправиться за самим посохом и только потом к нам – рискованно, слишком много опасности на вашем пути. Думаю, король даст магическую силу письменам, но волшебным станет лишь пергамент, на котором будут надписи. Лучше было бы, если сначала нанести их на посох, а потом зачаровать, но… Может, сами слова всё равно останутся магическими? Или магия перекинется от пергамента к куску дерева? Хм… надо спросить у короля.

Он словно говорил сам с собой и даже забылся, принимаясь расхаживать по помещению, не особо заботясь о взволнованной Валанди.

– Хорошо, я передам Ваши слова остальным, – поднялась Валанди, чтобы выпроводить морского.

Она оскорбилась его словами. Мало артефактов, видите ли, они собрали. Ещё и месяца не прошло, а они не раз побывали на краю гибели из-за этого пророчества. Даже умудрились чудом сбежать от звездных. Вспомнив о них, Валанди опять стало плохо. Ноги ее подкосились, и она вынуждена была сесть на место. Благо Орлоно был увлечен своими мыслями и, кажется, не заметил этого.

– Я не знаю, сколько мы пробудем на островах туманных. Сами понимаете, путь туда неблизкий, но со старейшинами проблем не предвещается, – привлекла его внимание солнечная. Она потерла лоб, желая как можно скорее остаться одна и обдумать все спокойно.

«Где Гинтара носит в такое время?» – злилась она, однако подняла глаза на морского и с вежливой улыбкой продолжила:

– Мы встретимся с вами после. Желаете задержаться в городе или мне попросить кого-нибудь приготовить все необходимое в дорогу?

В этот момент в комнату вошёл Гинтар и… так и застыл в дверях. Его ноги явно подкосились от удивления, ибо он как-то странно схватился за дверной косяк, и смотрел только на лицо Орлоно.

– А этого сухого я знаю, – улыбка тут же пропала с лица морского. – Туманный. Точно, вы же тут называетесь не просто сухими. Туманный, – кивнул он на Гина, перевел взгляд на Валанди и, недолго думая, выдал: – Солнечная. Должны быть ещё морской, лунный и ночной… Нет, звёздный!

– Кая умрёт от зависти, – не услышал его слова Гинтар.

– Если она одна из вас, то, надеюсь, что нет, – а Гинтар явно не нравился морскому. На него он бросил взгляд лишь один раз – когда тот вошёл в комнату.

– Валанди, всё хорошо? – всё ещё не отрывая глаз от любых движений морского, Гин подошёл к эльфийке и встал перед ней, как бы прикрывая от гостя. – Это магия? Вновь Белые маги? Или он… настоящий?

Но морской предпочёл не отвечать на эти слова самостоятельно.

– Вы очень добры, Валанди, но я самостоятельно могу добраться до реки, оттуда уже выплыву домой, – он уже хотел было удалиться, как, вспомнив кое-что, вновь повернулся к собеседникам. – Сколько мужчин в вашей компании?

– Похоже, что настоящий, – ответила она Гинтару и, приняв его помощь, всё-таки поднялась со своего места. Она подошла ближе к морскому, все так же разглядывая его, как в первый раз. Столик их уже не разделял. – Двое: Гин и звёздный. С какой целью интересуетесь?

– Хэтогу охраняют сирены. Они не трогают нас, но околдовывают всех других мужчин. Сначала предаются сладким утехам, после чего убивают их. Увы, морские не в силах запретить им это делать – они не под властью моего короля. Советую Вам, Валанди, оставить сухих мужчин на Туманных островах.

Орлоно вновь укутался в свой плащ, накинул на голову капюшон и, немного согнувшись, пошёл прочь из комнаты, оставляя пару эльфов одних.

– Надеюсь на скорую встречу, – это были последние слова морского эльфа.

– Ну конечно, могло ли быть иначе? Хоть раз у нас обойдется без трудностей? – Валанди повалилась в кресло, которое предлагала морскому и положила голову на руку, облокотившись о подлокотник. Она перевела глаза на Гинтара и пересказала ему весь их разговор. – Что думаешь об этом? Они действительно нам помогут?

Гинтар возвышался над Валанди весь разговор, а после вопроса переместился за её спину и, усмехнувшись, стал разминать плечи эльфийки. Его позабавили слова о трудностях. И он был согласен! Почему нельзя вот просто спокойно взять и дойти до нужного пункта? А ещё никто не сказал, что делать после сбора посоха. Может, он один будет иметь силу? И что же, за него вновь будут идти кровопролитные войны?

Но туманный быстро откинул эти мысли, возвращаясь к тому, что у него под руками.

– В его словах есть истина – море действительно более им не подвластно, и они хотели бы вернуть эту власть. Значит, им выгодно, чтобы мы исполнили свою миссию. Да и он так плохо выглядел – наверняка не просто так король пожертвовал одним из своих подчиненных, дабы сказать нам место встречи. Да ещё и разрешил показаться другим людям… Но меня взволновали его слова о сиренах. А если среди морских тоже есть сирены, но мужчины? Слышала истории, как морские женщин в воды утаскивают? Я бы не хотел отправлять тебя и Каю одних на остров.

– Я сама не хочу идти туда без тебя, – она погладила одну его руку и подняла голову вверх, чтобы взглянуть на туманного. Она о чем-то напряжённо думала, о чем говорила складка между сведенных бровей. Вдруг серьезно выдала: – Не отдам тебя сиренам. Волосы им повыдергиваю, уши пообрываю, стрелу в за… Неважно, – она отвернулась, смущаясь своей ревности. Вот уж не ожидала от себя такого. – Кстати, где ты был? Я послала стражника за тобой, как только встретила морского.

Гинтар только засмеялся, невольно представляя себе прекрасную обнаженную деву, которая бегает и верещит от боли со стрелой в за… Неважно.

– Говорил с твоей сестрой об одной… – Гинтар усмехнулся, наклонился к голове Валанди и заставляя руками поднять на себя личико, поцеловал в носик, – сделке купли-продажи. Я уже как раз выходил из кабинета твоей сестры, когда он нашёл меня.

– М-м, – неопределенно промычала Валанди. Она обвила его шею руками, заставляя опуститься чуть ниже, и поцеловала его в губы. – И как? Удачно?

– Очень даже удачно, – прошептал эльф в её губы и поцеловал еще раз, но более углубленно, хоть и быстро. – Могу с уверенностью сказать, что в этой сделке я выиграл.

– Надеюсь, ты приобрел действительно стоящую вещь, – Валанди не стала выпытывать у него, что именно он купил. Она отпустила его и поднялась. – Купальни должны были приготовить уже, хочешь помыться перед ужином? И если нужны свежие рубашки, я просила одну из служанок принести нормальную одежду. Тоже должна уже была вернуться. Хочу сменить это жуткое платье на что-то более удобное.

– Ты даже не представляешь, насколько стоящую, – дав солнечной спокойно подняться, туманный отошёл от кресла, но стоило тому освободиться, тут же упал в него. Правда, услышав о купальнях, поднялся. – Ты даже не представляешь, как я мечтаю помыться. С той самой реки не был в воде. Вот только…

Недобрая хитрица проскользнула в глазах эльфа. Он быстро преодолел расстояние между ними и, опустившись на колени, как в лесу, стал поглаживать её ножки, нагло запустив руки под подол. Но, надо отдать ему должное, выше икр он не поднимался.

– Может, ты останешься в том самом, которое было на тебе до этого? – надул губки Гин. – Удобно перемещаться, не нужно штаны снимать каждый раз, когда хочется ополоснуть ноги или сходить по нужде, – и обняв своих любимые ножки, Гинтар, улыбаясь, поднял голову на солнечную и стал смотреть на неё такими щенячими глазами…

– Но оно же ни капли не защищает! – возмутилась было Валанди, но увидев этот взгляд, растаяла. – Ну, я подумаю об этом.

Она смущённо отвернулась, а в голове уже нарисовала картину своего нового снаряжения. Ей ещё предстоит придумать, как защитить ноги, но для себя она решила, что обязательно исполнит просьбу Гинтара. Бедную служанку придется снова отправить за покупками.

– Ты сделаешь мне чудесный подарок, – таки поднялся с колен эльф и предложил даме руку, дабы сопроводить до купален. Когда же пара вышла из комнаты для приёма гостей, улыбка с лица туманного пропала, что сразу заметила солнечная. Он не стал томить её ожиданиями: – Мы были в пути пять дней. Три дня назад Закнеыл и Кая должны были быть уже в Доусоне, но он мне до сих пор не написал. Я переживаю.

– Может, в пути им пришлось задержаться? Там же орки, они не дураки, чтобы идти напролом. Скорее всего обходят какое-то племя, поэтому опаздывают, – попыталась его успокоить Валанди, хотя сама мало верила в свои слова. Беспокойство и ее потихоньку захватило. Она переживала за Каю, которая осталась один на один со звёздным. – Они сильные. Должны справиться.

– Надеюсь, что так, – но и он не верил в эти слова. – После купален я отправлю им письмо. Желаешь что-нибудь передать? – и почему-то в голове сразу предстал образ Валанди, которая диктовала Гинтару о том, какой Закнеыл плохой, да чтоб он там провалился и так далее.

– Да. Пусть Кая держится подальше от Зака, – не разочаровала его солнечная. – А как только у нее появится оружие – всегда держит его при себе и остаётся настороже.

Она смешно нахмурила брови, обдумывая, что бы ещё такого напутственного передать Кае.

– Я тебя понял! – засмеялся Гинтар. – Напишу, что ты тоже за них переживаешь.

К этому моменту пара уже дошла до купален, где туманный отпустил руку эльфийки, намекая на расставание.

– Я зайду через два часа. Этого времени тебе хватит, чтобы привести себя в порядок?

– С лихвой, – улыбнулась она ему, отпуская. – Спасибо, и за понимание тоже, – улыбка ее стала извиняющейся и печальной.

Она смотрела, как он уходит, а внутри шла настоящая борьба. Желание и все теплые чувства к туманному пытались побороть яркие вспышки воспоминаний о звёздном, что издевался над ней. Хоть Гин и обещал ждать, но он мужчина. Сколько ещё продержится? Она вспомнила тот вечер в лесу, как они приятно провели время вдвоём. В голове заменяла жестокие истязания на нежные прикосновения любимого эльфа. Ей хотелось снова ощутить его сильные руки на себе, чтобы они окончательно стёрли все следы звёздного.

– Гинтар! – окликнула его Валанди, пока тот не завернул за угол. Она боялась произнести следующие слова, но ещё больше ее пугало не сказать их. – Может, составишь мне компанию?

Она робко улыбнулась ему, уже готовая услышать отказ.

А он ждал. Что-то ему подсказывало, что ждать оставалось недолго. Может, самоуверенность туманного, уверенность в «шарме» и прикосновениях? В любом случае, он не удивился вопросу и явно понял намёк, который таился в этих словах.

– Пойми меня правильно, моя госпожа, – улыбнулся он, – я не смогу просто купаться с тобой. Не в моих силах будет устоять перед телом столь прекрасной солнечной. А если слова, брошенные тобой, сказаны через силу и без намёков на спокойное времяпрепровождение, так знай, я не жду от тебя жертв. Я готов ждать.

Ага, готов ждать. Как же… А чего ж тогда стал медленно и так же робко идти на солнечную?

– Я хочу попробовать, – тихо и неуверенно произнесла Валанди. – Нет, я смогу! Ожидание бессмысленно. Пожалуйста, сотри эти жуткие воспоминания с меня и напомни, что такое удовольствие.

Гинтар к этому момент подошел к ней вплотную, и когда были произнесены заветные слова, он, словно бы на танец её приглашал, склонил голову и прошептал:

– Как прикажете, моя госпожа.

Но и после этих слов он не набросился на неё, хотя, надо признать, хотел. Только поднял девушку на руки и, осторожно толкнув дверь ногой, вошёл в купальню. Не видел смысла раздеваться прямо здесь – туманный, успокаивающе целуя Валанди в шею и щеки, зашел с ней в воду, сам прислонился спиной к бортику, а Валанди опустил спиной к себе, тихо и нежно нашептывая:

– Ничего не делай. Просто расслабься. Закрой глаза и лишь чувствуй.

Он не торопился, был сдержан и не отпускал себя из рук. Целомудренно его ладони катались по телу солнечной, по самым нежным точкам, но слишком далеко они не заходили. Солнечная же в этот момент могла почувствовать, как вода стала колыхаться. Словно обзаведясь разумом, она лёгким течением ласкала ноги эльфийки, пока губы и язык Гина проводили влажную дорожку по её шее.

Валанди пыталась расслабиться, честно. Но её тело просто замерло в одной позе, не желая двигать ни одним мускулом. И лишь мысли, что это не звёздный, а Гинтар, он не сделает ей больно, чуть успокаивали. Под его нежными ласками ей действительно удалось расслабиться, хоть и не до конца.

Она закрыла глаза и сосредоточилась на прикосновениях, чувствуя возвращающееся возбуждение и приятные мурашки на шее.

– Ты красивая, – томно шептал он ей на ухо, нарочно касаясь губами, как когда-то там, в лесу. Как только он чувствовал, что Валанди по чуть-чуть расслаблялась, туманный позволял себе всё более смелые движения. Когда пальцы коснулись груди, прошептал: – Желанная.

Не только водой и руками, но даже словами, своим голосом, пропитанным желанием этой женщины, он пытался возбудить её. И, кажется, у него получалось. Пока ладони разминали грудь, к сокровенному он не смел прикасаться. Лишь усиленное течение воды ласкало солнечную между ног. Когда же он больше не мог сдерживать себя, а его член настойчиво стал упираться в ягодицы Валанди, Гинтар рискнул создать эффект гейзера, струя которого не больно, но ощутимо устремлялась между ног прекрасной эльфийки.

У Валанди сбилось дыхание в этот момент. Она резко открыла глаза, и тело чуть было не сковалось обратно, но… ощущение было приятным, хоть и странным. Она откинула голову назад и позволила себе до конца расслабить ноги, полностью отдаваясь во власть Гинтара и его магии.

– Если будет что-то не так, скажи, не бойся, – это были последние слова Гинтара за весь процесс.

Доверяя языку её тела, туманный сделал этот гейзер ещё раз, потом вновь… пока вода просто не стала бурлить. Ее дыхание сводило Гинтара с ума, и с каждым разом оно становилось всё увереннее. Туманный посчитал, что она готова к более тесной близости, и потому его ладони, долго лаская сначала спину, расстегнули платье и опустили намокшую ткань в воду. Помогая Валанди выбраться из него, он отогнал течением все ненужные элементы одежды, приспустил штаны и более его член не упирался в ненавистные в данный момент ткани. Но только на ягодицах он оставался – туманный не предпринимал никаких попыток войти в девушку, ожидая, чтобы она привыкла к нему, чтобы возбудилась до такой степени, когда сама взмолится о моменте их единения.

Ждать этот момент Гинтар не собирался, а сам подталкивал Валанди к этому, запуская одну руку к её клитору и лаская его вместе со струёй воды, пока вторая бережно мяла грудь, отгоняя воспоминания о звёздных, но напоминая о том вечере в лесу.

И у него это выходило. Валанди целиком погрузилась в ощущения, в воспоминания их короткой и неполной близости тогда.

Облизывая пересохшие губы, она повернула голову к Гину, требуя поцелуя. С них сорвался первый тихий стон прямо ему в ухо, обжигая горячим дыханием. Она вновь положила одну руку ему на голову, как тогда, зарываясь пальцами в серебро волос, а второй вцепилась в его руку, но не останавливая, а лишь желая держаться за него, трогать.

И с каким же остервенением Гинтар впился в её губы, но быстро взял себя в руки, превращая поцелуй во что-то более нежное, осторожное. Добился, наконец-то добился того, чего хотел, и чего хотела она. Её тело, каждое её движение говорило о том, что она всё-таки засунула те ужасные воспоминания куда подальше, что очень льстило самому Гинтару. Внутреннее эго ликовало, а на губах через поцелуй вырисовывалась самовлюблённая улыбка.

Недолго он пытал свою солнечную – не мог терпеть уже сам, так давно её желал. Он думал – сам ли стал таким горячим, или невольно повысил температуру воды? А может, и сама Валанди возбудилась и накалилась до такой степени, что в купальнях стало необычайно жарко? Неважно, этот жар лишь раскалял желание, жажду этой красавицы, которая теперь принадлежит ему. Его! Его! Одно только это слово вскружило голову туманного эльфа.

Издеваясь, раскаляя эльфийку, Гинтар прекратил все действия – магические, физически… Он медленно и с неохотой отстранил свои руки от неё, отодвинул девушку от себя, но лишь за тем, чтобы повернуть её лицом и с большей жадностью поцеловать эти соблазнительные раскрасневшие губы. Без резких движений он подхватил девушку на руки, приподнял выше и посадил себе на живот. Скоро он овладеет ею, сделает своей и будет любить весь день, не просто отгоняя – вышибая из золотой головы этих треклятых звёздных. Нет их! Никогда не было! Только он! Только туманный, который станет всей её жизнью. Он добьётся этого; уже добивается, ожидая от неё той самой сокровенной просьбы… Нет, даже приказа, чтобы он мог ей телом доказать свою любовь.

Валанди прижималась к нему всем телом, пару раз ей удалось перехватить инициативу в поцелуе, затеивая соблазнительную игру языком. Когда ей стало невыносимо ждать, а ведь его руки покинули те места, гладя лишь спину и иногда переходя на бедра, она зашевелила тазом, ища столь долгожданного наслаждения. И именно в этот момент она поняла, что хотела его всегда. С того самого вечера, когда увидела его в той треклятой таверне, их судьба была предрешена – это случилось бы рано или поздно, и неважно, соединило бы их жизни пророчество или нет.

– Ах, Гинтар… – нехотя разорвав страстный поцелуй, Валанди простонала его имя и взглянула полными желания глазами. – Сделай это. Сейчас.

Произнеся эти слова, она снова накрыла его губы поцелуем и с силой подалась вниз бедрами, наконец уткнувшись в желанную головку.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю