290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 33)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 33 (всего у книги 66 страниц)

Увы, реальность напомнила Кае, что это происходило уже без сакодки и без болей, которые заглушали всё остальное. Она больно вцепилась в его плечо и сжалась от вхождения. Почему теперь-то это неприятно и болезненно? Почему, если это было не впервые? Он смотрел на неё, жёг внимательным, но всё ещё заботливым взглядом, и это помогло Кае успокоиться, попытаться думать о тех горящих местах, до которых касались его губы.

Она привыкала. Звёздный был терпеливым, давал ей свободу действий, за что словно в аду горел – лунная была слишком медленная, сликшом неуверенная, не желая хотя бы немного потерпеть боль. Сантиметр за сантиметром она двигалась сама, привыкала, и как только колкость уходила, она прикусывала губу и с таким блаженным видом запрокидывала голову, подставляя Заку свою шейку, требуя новых касаний, чтобы он вновь возбудил её. И так раз за разом, пока сама она не стала смотреть на него с тем желанием, с каким смотрела тогда, под травой. Но теперь… это было искреннее желание.

Хотела, чтобы ему передалось, как ей стало хорошо; почему-то было чувство, что приятно было только ей, а он сам лишь работал на её благо. Хотелось ответить, но лунная просто не знала как. Неумело, даже как-то забавно она то и дело приподнималась на локтях, покрывая его губы жаркими поцелуями, кусала их и шею, копируя его действия, но сама сходила от этого с ума.

Когда Зак почувствовал, что Кая перестала сжиматься, задвигался сам. Ему нравились эти её неуклюжие движения. Да, она не Ливафейн – та была настоящей жрицей любви – но с этой неумелой дикаркой ему было намного приятнее, а остальному научится.

Он посмотрел в лицо Каи, и оно тут же смыло все остальные образы. Даже не верится, что он когда-то мог желать кого-то другого. Для него существовала только одна женщина, и она была сейчас под ним, в его власти. И он закрепит свое право владеть ей. Толкнувшись сильнее, Зак принялся наращивать темп. Его движения становились грубее, он перестал заботиться, что Кае, должно быть, больно от каменного пола. Но сам того не осознавая, старался защитить ее и от этого. Прожигая ее багровым взглядом, он просунул руки ей под лопатками и обхватил плечи снизу. Таким образом сделал своеобразную преграду, чтобы при толчке ее тело не так сильно отталкивало. И устроившись так, Зак с удвоенным рвением задвигался, помогая себе руками, будто насаживал девушку на себя. От этого его член проникал ещё глубже, и казалось, что он продолжал увеличиваться.

– Закнеыл, – томно позвала его оборотень. Могло показаться, что она как бы в порыве страсти зовёт его, но она хотела просить медленнее. Не привыкший организм не мог позволить терпеть такое, было больно, неприятно, но… что-то в этом было.

Вместо того, чтобы вскрикнуть, просить, дать понять, что ей не нравится, Кая вцепилась ему в плечи не ногтями – когти зверя от переизбытка чувств вонзились в его плечи, разрывая рубаху и кожу. И запах крови ударил в нос, придавая сексу что-то новое, что-то неправильное и дикое, но такое приятное.

– Больно… – таки выговорила… нет, прорычала Кая, но отчего же она сама не останавливалась? Не может. Нравится! Нравится дикость, нравится боль, которая была терпимой, и которая мешалась со вкусом крови, животного секса. Ненормального для всех, но нормального для них.

– Мне тоже, – прошептал Зак, и с его губ сорвался стон, когда его и так раненому плечу стало ещё больнее. Но запах крови и его пьянил, вызывая на поверхность саму сущность звёздного.

Нет, нельзя, он и так уже сделал ей больно, но как же хотелось! Одна мысль, что он закинет ее ноги себе на плечи или перевернет ее и возьмёт сзади по-звериному, подводила его к концу. Гоня эти мысли подальше, Зак пообещал себе, что обязательно попробует с ней всё, постепенно.

Закнеыл уже не мог остановить заданного темпа, но постарался заглушить эту боль страстными поцелуями, горячим шепотом ее имени на ушко. Ещё немного и он не выдержит.

Кая зажмурилась не то от ощущений, не то от того, что ей стало странно приятно. Лунная возвращала ему эту боль через укусы, но его все же услышала… Будто ладонь ошпарили – она тут же убралась от больной руки, и, не зная, куда деть, Кая запрокинула её за голову, царапая мрамор, создавая неприятные звуки, которые сама же заглушала рыками, даже стонами, то и дело сменяющими друг друга.

Приподнявшись, партнёрша жадно стала слизывать кровь, непонятно какими порывами ведомая. Она просто хотела. Это её добыча, а она – его. И делают они друг с другом, что хотят. Как нежности превратились во всё это – для Каи осталось загадкой. Она заметила его красные зрачки, которые вроде для неё были обычными, родными, но сейчас они были какими-то… нездоровыми, страшными. Наверное, только сейчас пришло это осознание – над ней был звездный эльф – один из садистов и убийц, чьи черты он глубоко прятал внутри себя. Но он был им, и Закнеыл показывал Кае себя настоящего. Было ли страшно? Нет. Она просто приняла его таким. Да, звёздный, но этот звёздный – её мужчина, такой же зверь, хоть и не оборотень. Лунная, как бы говоря это, переместила руку с его плеча на затылок, сильно сжимая волосы в кулак и запрокидывая голову Закнеыла, дабы впиться в его шею страстным поцелуем, оставляя яркую отметину, украшенную царапинами от клыков. Не клеймо, но этот знак, что он принадлежит ей, Кая готова была оставлять каждый день. Назло Гинтару, на зависть этой Ливафейн. Закнеыл слишком резко дернулся вперёд, может, из-за протеста столь грубому действию, а может, понимая и одобряя это. И толчок тот стал для Каи последним шагом в волны удовольствия.

Оргазм лунной был неожиданным и сильнее, чем все оргазмы той ночи вместе взятые. Она вонзила когти в свою ладонь, пронзая кожу; ноги оборотня резко обняли эльфа за спину и толчком прижали к себе, заставляя проникнуть до самого конца. Кажется, Кая что-то выкрикнула, но сама не поняла что. Все было сконцентрировано на том, как мышцы пульсируют, сжимая его член; как запах крови бьёт не меньше, чем пульсация по всему телу. И боль от оргазма. Такая странная, длительная, мощная… Да, идеальный экстаз.

Все слилось воедино: ее стоны, содрогание тела и то, как плотно она прижалась. Закнеыл, как мог, держался, но его выдержку добил болезненный поцелуй в шею. Он подался вперёд, и в этот момент она сама сжала ногами его так плотно, а когда ее внутренние мышцы сократились, он кончил следом за ней, замирая, наслаждаясь сладостными мгновениями. Это было прекрасное, лучшее – а ему есть с чем сравнивать.

Что с ним сотворила эта девчонка? Он не собирался заходить так далеко, по крайней мере в комнате Гинтара, из уважения к нему, но в итоге она вытащила на свет глубоко запрятанные инстинкты.

Выходить из нее было подобно мучению. Трение о стенки все ещё чувствительного члена вызывало дрожь, и у него даже перехватило дыхание. Наконец выдохнув, он лег рядом на бок, и подложив руку под голову, уставился на Каю. Она была великолепна: с блёстками пота на теле, часто вздымающейся грудью. По мере разглядывания он поправлял платье на ней. Наверное, надо что-то сказать, но зачем слова, когда тело уже все показало само?

Кая медленно повернула к нему голову, и первое, на что упал взгляд – его плечи. Когда наступил холод, ведь больше никто, подобно одеялу, не накрывал её, мозги стали вставать на место. И знаете… стало стыдно. Нет, даже не за плечи, хоть за них ей было особенно неприятно. А то, во что она превратилась в эти минуты. Это вообще была не лунная. И будь то полнолуние, она бы поняла свой порыв, но… Почему желала сделать ему больно? Почему так голову снесло? И ведь не понимала, что это могло даже понравиться.

– Прости, – виновато прошептала она, поднимаясь на дрожащих руках и, возвышаясь над ним, виновато опустила голову и поцеловала ранку на плече. – Не знаю, что на меня нашло… Я сейчас перевяжу, – и она приготовилась вскочить.

– Подожди, – он успел схватить ее за руку и притянул обратно к себе, прижимая к груди и зарываясь носом в шейку. – Посиди так ещё минутку.

Не хотел, чтобы этот чудесный миг заканчивался. Желал ощущать ее как можно дольше, как будто сейчас она встанет и упархнет, как бабочка.

– В следующий раз точно идём на тренировку – ту, что с мечами, – отвесил едкий комментарий Зак, отстраняясь.

– А это-то сейчас причем?

Но с ним всё равно осталась. Тем более лишние движения отдались резкой болью внизу живота. Даже нет… неприятным жжением. Лунная этого никак не показала, лишь переместилась на его грудь, кладя голову в область сердца и вымученно наблюдала за ним, играя пальчиками с волосами… правда, только кровью их пачкала, но это уже неважно.

– Да так, в голову пришло, что, если мы продолжим в том же духе, я могу причинить тебе вред, – с грустной улыбкой произнес звёздный. – Очень больно было?

Он нежно провел рукой по лицу Каи и опустил её вниз, гладя животик.

– Глупый вопрос. Это я ведь тебе кровь пустила. Да и мне… даже понравилось, – ещё никогда ей не было стыдно что-либо признавать, как вот это. – Это… ненормально, да?

Но Кая не успела услышать ответ, не успела накрыть ладонью его. Пара, увлеченная друг другом, не услышала шаги за дверью, и в эту же секунду она распахнулась, громко ударяясь ручкой о стену. В дверном проёме стоял Гинтар. Он был зол. Нет, это слишком слабое слово. В бешенстве? Уже похоже. Это не отражалось на его лице – был холоден и непроницаем, но энергия, витающая вокруг него была именно гневом.

– Я надеюсь, ваша совесть не позволит вам продолжить это делать в моей комнате?

Туманный шёл сюда с одной целью – пока что просто извиниться перед Закнеылом за то, что не смог себя контролировать. Но когда услышал стоны… Если бы Сектар не поработал с ним – убил пару на месте. Обоих. И лишь из-за того же уважения и всё ещё сохранившегося в нём такта не позволил прервать процесс. И как дурак, сидел, слушал их, злился и ждал.

– Закнеыл, я могу с тобой поговорить, или ты осмелишься продолжить?

Звёздный подорвался в тот же момент. Как ужаленный подскочил и, оказавшись на ногах, выпрямился по струнке. Как нашкодивший ребенок. Сообразив, что тем самым грубо отпихнул Каю, с извинениями помог ей подняться. Но все же строгий взгляд туманного выдержал.

– Мечи мне понадобятся? – просто спросил он. И чтобы Кая снова не встала между ними, силой завел ее себе за спину.

Гинтар видел, как морщилась оборотень. Он видел кровь на плечах Закнеыла. И, кончено, для нормального эльфа это всё выглядело двусмысленно. К счастью, в его голове не успела родиться мысль об изнасиловании (после происшествия с Валанди в Мутных горах о звёздных он уже не мог думать иначе) – сразу за ним материализовался Сектар и, отпихнув брата, вошел в комнату:

– Не переживай, это по обоюдному согласию.

– Гинтар, никаких драк, – попыталась таки выйти из-за спины звёздного Кая, но на её плечо легла рука Сека, и она тут же почувствовала некое облегчение внизу.

– Если ты не дашь им разобраться, это будет преследовать вас до конца пути, – спокойно сказал младший и, отодвинув лунную от Закнеыла подальше к кровати, кинул головой, мол всё хорошо. Но кому? Заку, чтобы не беспокоился о Кае, или Гину, что доверяет ему этот разговор.

– Нет, не понадобятся, – ответил на вопрос Гинтар и, не дожидаясь ответа, вышел из комнаты. Он знал, что тот за ним пойдёт. И Зак пошёл. Последнее, что они слышали, это слова Сектара оборотню:

– Девочка, головой-то надо думать. Заниматься сексом второй раз так грубо и с партнёром, который настолько больше тебя – это может иметь нехорошие последствия. Если ты чувствуешь что-то не то – скажи ему. Нечего терпеть и переходить за грань.

То ли на случай плохой защиты Сектара, то ли просто хотел, чтобы слышали все финал этой истории, Гинтар просто вышел из комнаты и закрыл дверь. Лунная с её слухом всё слышала. Да и не подумал Гинтар закрыть дверь в комнату, где отдыхала Валанди. Повернувшись к Закнеылу, Гинтар сложил руки на груди и посмотрел на него, как туманные смотрели на всю тройку – никак.

– Я против этого. И хочу, чтобы ты отошёл.

– Гинтар, я уважаю твое мнение, – Закнеыл встал напротив него. Он не принимал защитную стойку, но был настороже, потому что-то, что он собирался сказать, наверняка не понравится Гинтару, – но в этом вопросе оно не имеет значения. Прости, что не сказали раньше. Мы знали, что ты не одобришь это. Но это случилось, так что прими или смирись.

Не хотел грубить, но иначе не знал, как сказать.

– Да, я звёздный, – выплюнул он эти слова, – и со мной всегда опасно, независимо откуда придет угроза. Себя я научился сдерживать, а от других буду защищать Каю до последнего вздоха.

Понимал, что слова его звучат неубедительно. Но отступаться Зак не намерен, он докажет Гину, что достоин сопровождать Каю на всем жизненном пути.

– Ты меня неделю назад спрашивал, что чувствуешь, когда влюблен, – в тон ему ответил туманный. – Что даёт мне право предполагать, что ты даже её не любишь. Об этом не спрашивают, если любовь есть. Ты её уже чувствуешь и сам понимаешь, что это оно. С чего вдруг это вспыхнуло? После того, о чем мне сказал Сектар? Тогда это не любовь, Закнеыл. Это страсть и не более того. Она сгорит, и пеплом станешь не ты, а Кая. Хватит с неё разочарований в мужчинах.

И всё же младший брат действительно на него повлиял – говорил Гинтар хоть и резко, но всё же спокойно, и поза его не была показателем желания напасть, не сгущался воздух и не электризовался от магии. И Гин не хотел отступать. Он был уверен в своих словах, он думал о них, когда Валанди вернулась из комнаты Каи (Гин не стал спрашивать, что она там делала).

– Да, спрашивал… Для того, чтобы удостовериться, что я чувствую к ней именно это. Как я мог понять, что это любовь, если я никогда не знал ее? У звездных даже слова такого нет, – выдохнув, Зак продолжил. – Я много думал об этом и могу заверить тебя, что это не мимолётное увлечение. А разочаровываешь здесь её пока только ты. Когда ты перестал замечать, что с ней не все в порядке?

«О чем он?» – хотел спросить, но это он тут играет роль старшего братика! И ему задавать вопросы!

– Мы сейчас говорим о тебе. Зачем тебе она? Я буду требовать, чтобы она была счастлива, но что ты ей можешь дать? Только не говори мне, что счастье может быть и в лесу под кустиками. Я хочу, чтобы у неё была крыша над головой, чтобы она ни в чем не нуждалась. Ты можешь ей это дать? – конечно, Гину ничего не стоило просто давить на то, что Закнеыл её не любит, но смысл, если звёздный будет петь одну и ту же песню? – Кая ненамного старше Валанди, зачем тебе этот ребёнок?

– Пищу она добывает лучше нас всех вместе взятых, а крыша над головой – не всегда счастье, иначе почему ты ушел из дома? Я не богат, но серебряники в кармане найдутся. Покинув дом, чтобы изменить свою жизнь, я потерял все. И Кая – первое сокровище, которое я нашел здесь, – он искренне пытался донести до Гина, что у него серьезные намерения.

Да, он не мог предложить ей ничего, кроме самого себя. Он устал, устал быть один все время. Зак хотел иметь близкого, с которым может поделиться переживаниями, и который сможет его понять. Он помотал головой из стороны в сторону, осознавая, что Гинтар просто не хочет отпускать от себя подругу, ему ничего не объяснишь.

– Кая давно не ребенок. Изгнанник просто не выживет, если будет смотреть на мир как ребенок.

Нет, он правда готов был отдать Каю, но лишь тому, кому сам будет доверять на все сто процентов. И кто, по его мнению, действительно сделает её жизнь счастливее. Пока что, если уж не под первое, то под второе Закнеыл не подходил.

– Ты ведь о ней ничего не знаешь, – грустно усмехнулся туманный. – Жизнь ставлю на кон, но она тебе даже ничего не рассказала о себе.

И Гинтар не мог отделаться от мысли, что Закнеыл всё-таки в ней увидел лишь симпотичную мордашку. А как он отреагирует, если оборотень в порыве злости оцарапает его? С Гином был неудачный опыт, но он принял это. А звёздный готов будет терпеть такое обращение? Нет, Зак ей ничего не сделает – Гинтар верил в это, но… Сам не знал, но он искал причины!

– Когда-нибудь ты услышишь, что она убила нескольких оборотней из своей стаи, которые к ней зла не питали. Просто так. Хотела пробить путь к власти. И ты примешь это? Для тебя это будет номальным?

– Посмотри на меня, – невесело усмехнулся Зак. – Кого ты видишь? Ты знаешь мою историю. Думаешь, после того, что я творил, могу упрекать кого-то другого? Но это все в прошлом, и пусть там и остаётся.

– Я смотрю на тебя, Закнеыл. И ищу хотя бы одну причину, которая убедит меня в том, что ты достоин её, – грустно ответил Гин.

***

В это время в особняк вошли истинные хозяева. Майнсет был зол и недоволен. Он всю дорогу держал раздражение в себе, и стоило слуге закрыть за ним дверь, как он взмахнул руками, выкрикивая:

– Проклятье!

– Успокойся, милый, – ласково привлекла его внимание жена. – Старейшину тоже можно понять.

– Нам выпал шанс сделать сказку былью, – не унимался супруг. – Мы можем заполучить могущество! А не иметь эти жалкие подачки магии.

– Майнсет, ты несправедлив. Мы – единственные, кто имеет магию. Даже морские эльфы не способны управлять водами, хоть там и живут. Нам повезло намного больше, чем другим.

– Но мне этого мало. Мы больше не могущественная раса, а подобие людей! – мужчина тяжело вздохнул, будто эти слова отняли его последние силы. Заринти подошла к супругу и, обхватив его лицо ладонями, заставила посмотреть на себя:

– Я не понимаю, почему ты переживаешь? Наши сыновья смогут. Гинтар сильный мальчик – он пройдёт испытание, а верность старейшине Сектара не будет поставлена под удар – он не даст поблажки брату на испытаниях. Неужели ты не доверяешь им?

– Я не доверяю этим пришедшим… – поморщился Майнсет, но выражение его лица заметно смягчилось, стоило заглянуть в прекрасные глаза жены. Он медленно опустился перед ней на колени и, перехватывая руки, поцеловал их. Да, он был высокомерным туманный эльфом; он был не последним эльфом у старейшины. Он был суров и воспитывал сыновей так же. Но в первую очередь он был влюбленным мужчиной, чья любовь не угасала со временем к этой прекрасной женщине. Готов был стоять только у её ног на коленях, только от неё он был готов терпеть любое унижение. Заринти… Прекрасная Заринти на зависть всем принадлежала именно ему, и была настоящей гордостью в доме Майнсета. – Это они не пройдут испытания.

– Ты слишком строг к ним, дорогой. Гинтар описывал оборотня как сильную и волевую женщину. Солнечная тоже дала понять, что, пусть и не по крови, является достойной принцессой Сильверсана. Звёздные в принципе не умеют проигрывать. Они пройдут испытания. А если нет, то один из них должен, а старейшине и этого достаточно.

– Может, ты и права, – совсем успокоился Майнсет. Бросив проходящему мимо слуге «Подай завтрак», Майнсет с неохотой отпустил руки жены, поднялся и предложил свой локоть, дабы сопроводить к сыновьям. – Ты сегодня была бесподобна.

– Да? Я боялась, ты будешь ругаться, что я позволила себе немного вольностей, начав спор со старейшиной.

– Ты же знаешь, тебе можно всё, любовь моя. Да и, надо признать, видеть лицо старейшины в этот момент мне было очень приятно. Однако… – эльф остановился, и лукавая искорка промелькнула в его серых глазах, – мне придётся тебя за это наказать.

– Отлично, – ярче улыбнулась жена и одарила мужа не менее ярким огоньком. – Значит, ты мне купишь такие же туфли и платье?

– Я уложу тебя на кровать и буду… Что? Заринти, подарки – это не наказание, – возмутился эльф. Супруга весело засмеялась и, надув губки, красивым голосом пробубнила:

– Но у этой солнечной такое красивое платье было. А туфли! И где она их только нашла? Майнсет, я хочу такие же!

– Ах, Заринти, – влюбленно проговорил супруг. Будет. Всё ей будет. И туфли отыщет, и платье сам сошьёт, и мир захватит. Всё для неё!

– Ты обещал! – подмигнула ему жена и, надев маску безразличия, пошла с мужем наверх.

Они сразу наткнулись на странную картину, где между комнат братьев стояла парочка эльфов и нехорошо друг на друга смотрела. Можно было услышать, как Майнсет хмыкнул, явно мысленно делая ставку на своего сына.

– Гинтар, оставь ты его уже. Это их личное дело… Вот черт! – Валанди выскочила из комнаты, потому что ей насточертел уже этот разговор, который ни к чему не вел, но увидев родителей Гина, она быстренько запрыгнула обратно и захлопнула дверь за собой.

Закнеыл, бедный, остался один противостоять семейству туманных.

Нехорошо отец посмотрел на эту пару. Он только хотел позвать младшего сына, как тот тут же вышел из комнаты старшего, где… Майнсет увидел Каю. Не в самом подобающем виде. Эльф поперхнулся от наглости этих «гостей», но чем раньше он даст им информацию, тем быстрее они выполнят то, что следует. И тем быстрее уберутся. С Гином было жалко расставаться – отец ещё тешил себя надеждами, что сын согласится на женитьбу и примет дело отца. Но… на его плечи сейчас возложена куда большая миссия.

– Старейшина согласился отдать пергамент с символами. Но только тому, кто пройдёт испытания на чистоту души.

– Что это? – нахмурился Гинтар и вопросительно посмотрел на брата. А тот с видом «я тут не при делах», присвистнул и отвернулся. – Ты знал?!

– Я узнал только к утру, но ваши величественные задницы либо спали, либо… – он бросил сухой взгляд на Закнеыла, но промолчал.

– Только не говорите, что это то испытание, которое для эльфов… – взволнованно спросил Гин отца, и на его испуг тот кивнул.

– Да, как наркотик.

– У старейшины есть свита из двенадцати сильнейших магов-эльфов, – как какой-то учитель заговорил Майнсет. Он стал ходить по холлу, смотря куда угодно, только не на двоих чужих эльфов. И кому, называется, рассказывал? – Но семь из них сильны именно в воздействии на разум. Они и проводят это испытание, которое так и называют: «Семь смертных грехов». Вас выведут из этой реальности. Вы забудете, кто вы и что вы, зачем живёте и что хотите. И эльфы будут вас соблазнять на грех. Как правило, один из десяти не покупается на это, но половина из испытуемых испытывают такое наслаждение, находясь в той реальности, что сходят с ума и молятся лишь о дне, когда вновь попадут в этот мир, – ненадолго замолчав, отец бросил суровый, но с примесью какой-то безумной гордости, взгляд на младшего сына. – В большинстве случаев именно Сектар сводит с ума.

Золотая макушка опять показалась из дверного проема, и оттуда же послышалось недовольное ворчание. Зак же с неприязнью взглянул на Сектара, понимая, что он ещё с ним встретится в этой неравной схватке.

– Старейшина будет готов вас принять в любое время, – продолжал глава семейства. – Гинтар, предупреди нас. Мы с твоей матерью хотели бы присутствовать.

И впервые в этих глазах промелькнула не то забота, не то сильное переживание. А Заринти… Она как-то странно смотрела на Закнеыла – глаза распахнуты, белки выпучены, и какая-то была не такая. Замерла, словно стояла в ужасе, но чего же ей бояться Закнеыла теперь?

– Отлично, чем скорее мы с этим покончим, тем лучше, – буркнул Зак. Хотел было уйти, но заметил этот странный взгляд. Он вопросительно посмотрел на нее, затем перевёл глаза на Гинтара, надеясь, что тот сможет объяснить, потому что интересоваться напрямую у его родителей не смел. Но и с Гином говорить сейчас не было возможности из-за их натянутых отношений.

Но Гинтар смотрел только на своего отца. Кажется, между ними даже происходил какой-то диалог – туманные не замечали странного поведения Заринти, но вот Сектар…

«Матушка?»

Она не ответила, но мгновенье – и её глаза уже смотрели на дверь в комнату старшего сына.

«Матушка, видение? О Гинтаре?»

«О звёздном, – прошептала она мысленно. В эту же секунду глаза женщины потеплели, и она оторвала их от двери, часто моргая, словно попала песчинка. Это произошло слишком быстро, вряд ли кто-то заметил, кроме тех, кто наблюдал за этим странным действием. – Грядёт беда. Ты передашь ему мои слова?»

А между тем Майнсет плотнее прижал к себе жену и с искренней брезгливостью посмотрел на Валанди.

– Как ты там сказала? Достойная принцесса Сильверсана? – фыркнул он, поворачивая жену спиной ко всем. – Очень достойная… Я вижу…

Гин намёк отца сразу понял, хоть и не догадывался, о чём тот говорил. Ясно дав понять, что думает о его словах, Гин встал между дверью в комнату Сектара и своим отцом. Не впечатлил. Совсем. Майнсет, не теряя достоинства перед сыновьями, пошёл прочь из этого крыла.

– Вот коз… какой хороший, предупредил нас, – чуть не оскорбила отца Гина Валанди, но вовремя остановилась, ведь нехорошо говорить так, он всё-таки отец ее возлюбленного. Но и вторую часть предложения произнесла точно неискренне.

Только когда глава семейства со своей женой скрылся из видимости, солнечная целиком вышла в коридор. Разборки ещё не закончились, напряжение продолжало витать в воздухе. Завидев внешний вид Каи, она догадались, что произошло, и из-за чего Гин так зол. Однако Валанди только улыбнулась. Она проскользнула мимо мужчин и обняла лунную одной рукой.

– Это ты ему плечи расцарапала? – с хитрой улыбкой спросила она. – Надо было спину, им такое нравится, – говорила Кае, а смотрела на Гинтара. – А ещё делай так… – она зашептала на ушко Кае, как сделать приятно Заку, но до тонкого слуха звёздного долетали обрывки фраз и заставляли краснеть, хотя по нему этого не видно было. В конце она закончила: – Уверяю тебя, после этого Зак будет носить тебя на руках.

Каю Валанди напугала. Во-первых, чего бы той помогать? Никогда же подругами не были. Уже второй раз лунная ожидала чего угодно, но никак не её советов или, напротив, просьб об этих советах. Каждый раз, когда солнечная приближалась, Кая мысленно готовила целую речь, а в итоге… стояла, как дура, не зная, что на это сказать. Да и вообще как-то было странно говорить на такие темы с кем-либо. Это же… личное, нет? Хотя, с другой стороны… Конечно, хотелось Закнеылу сделать приятное, а то только она получает, а он остаётся с кровавыми ранами. И хоть благодарность в глазах Каи была, но больше было смущения. И за то, что её следы после секса так открыто говорили о их похождениях. Наоборот, ей было стыдно и неловко. На лице, в отличие от звёздного, краснота выдала её с головой, и это не мог не заметить Гинтар.

– Валанди, не смей одобрять это! – он подошёл к ней и осторожно взяв под локоть, отодвинул от лунной, не забывая и ей выделить внимание: – А с тобой у меня тоже состоится серьёзный разговор!

– И ты думаешь, я тебя буду слушать? После всего, что ты сделал? – неловкость быстро сошла на нет, стоило услышать этот наглый голос. Оборотень видела, как пошатнулся Гинтар, будто бы от удара.

– Я шел, чтобы просить прощения… – хотел он было оправдаться за свой поступок вчерашним вечером, но Кая и рта ему не дала раскрыть:

– Ничто и никогда не загладит твою вину, Гин. Ты мне никто, чтобы выбирать спутника, ясно?

Вновь дёрнулся, но вместо виноватого вида он надел маску туманного, взглянув на Каю с таким безразличием, с такой холодностью. Могло показаться, что всё это время он играл какую-то роль. Но Кая знала – Гин был либо зол, либо её слова ударили по нему куда сильнее, чем того хотелось. Пусть так. Всё равно пути назад нет. Они уже никогда не станут прежними, и вряд ли их отношения смогут восстановиться после такой серьёзной раны.

– Кая! – тем временем Валанди прикрикнула на лунную. – Гинтар искренне о тебе переживает, не будь так строга к нему. Да, он немного переборщил с заботой, но он правда желает тебе лучшего.

– А я с солнечной согласен, – как бы между делом дал о себе знать Сек. Поймав взгляд Валанди, он сделал толчок бедрами в её сторону, не стесняясь показывать, что ее мысли сильно завели его. Черт, да он завидовал брату с такой женщиной! И наверное только сейчас до него дошло, что именно искал Гинтар в эльфйиках других рас. Это тебе не покорные туманные, которые будут молчать, терпеть, искать защиту на стороне, но сами никогда не способны за себя постоять. Взять ту же коллегу в кругу старейшин Махитраен – могущественная магичка, молодое дарование, второй после Сектара гений, как её величают другие, но если на неё совершится нападение толпой туманных мужчин – она ничего не сможет сделать. Не имеет права. И хоть вряд ли бы эльфы этой расы на такое решились, но факт остается фактом. Туманные эльфийки – безжизненные куклы по сравнению с девушкой Гинтара. Теперь Сектар готов был с гордостью говорить в будущем, что это – член его семьи. Не стыдно за такую женщину.

– Сектар! – рявкнул на него брат. – Держи свои шутки при себе!

– Ладно-ладно. Лучше скажите, когда вы будете готовы к испытаниям?

В этот момент солнечная себя чувствовала единственным скрепляющим компанию звеном. Она даже смогла примириться со звездным по просьбе Гинтара – ну, и Сектар в этом очень помог – а они решили устроить беспредел, поссорившись. Какая разница, кто с кем спит? Кае тоже не нравилось поначалу, что между Валанди и Гином завязались отношения, но теперь она успокоилась. Так чего же Гин возмущался сейчас? Да, звездный – не лучший выбор, но это же Зак!

– Да ладно тебе, твой братишка просто завидует, – пихнула Валанди под ребра Гинтара, когда он повысил голос на брата.

Она сразу сообразила, что младший туманный развеял свою пошлую магию, и тогда солнечная почувствовала, что между ними образовалась некая связь, можно сказать, в какой-то степени даже родственные отношения. По крайней мере Валанди воспринимала его уже почти как члена семьи. И даже подумывала подыскать ему хорошую подружку – была у нее на примете одна безбашенная девушка, хоть и человек. Но они совсем отвлеклись от темы…

– До нас еще кто-то проходил эти испытания? – серьезно спросил Зак.

– Множество раз, – ответил Сектар, пока Гин и Кая недобро сверлили глазами: Кая – Валанди, Гин – Каю. – Но как и сказал отец, пройти их трудно. Я не имею права рассказывать вам, что и кто будет показывать, и в какую реальность вы можете попасть. Ваша задача – не купиться на то, что мы вам показываем.

– Звучит просто… – сказала лунная.

– Да, просто, если знать, что ты в нереальности, – усмехнулся Сектар. – Но в том мире мы стираем вашу память. Есть только вы и грех, к которому вас попытаются склонить. Каждый из семи магов будет олицетворять грех. Это происходит в большом зале прямо перед старейшиной, но видеть другой мир будете только вы, – туманный эльф задумчиво обвёл каждого взглядом, будто сканировал. По крайней мере, Кае показалось, что он её стал раздевать. Не на физическом уровне. – Гинтар, как туманный, ты можешь попасться на гордыне. Лунная, тебя почти сто процентов победит гнев. Солнечная, ты алчная, а звёздный завистлив. Это ваши слабости, и вы должны научиться контролировать их прежде, чем пойти на испытания. На вашей стороне численность – старейшина готов отдать письмена, даже если пройдёт только один.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю