290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 52)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 52 (всего у книги 66 страниц)

Стая бежала к ним навстречу так быстро, что троица даже затормозить не успела, чуть не влетели все в шкуры оборотней. Их было свыше пятидесяти… Нет, их становилось больше – больше сотни. Эльфы чувствовали, как трясётся под их ногами землями. Стая закружила вокруг тройки, рыча и скалясь, но не нападали до тех пор, пока через толпу зверей не проглянула уже знакомая фигура.

– Где Кая? – попытался перекричать вой Гинтар. Лука не ответил. Лишь указал взглядом в сторону, где туманный приметил ту самую скалу, и он всё понял. По его выражению лица поняли и Валанди с Закнеылом. – Ты ублюдок!

Гинтар хотел было ринуться – стая словно специально расступались для него и Закнеыла, но туманный остановился, видя, что Лука окружил себя десятками детей. Маленькие полуголые эльфы от трёх и больше лет. Они смотрели больше на звёздного, и в глазах их были слёзы страха и ужаса. А вперёд всех выступила Дакота. Но боги, кто бы её узнал? Убитая горем женщина была похожа на кого угодно, но не на лунную. Опухшие красные глаза, свежие раны на щеках, которые, скорее всего, нанесла себе она сама, стирая слезы. Гинтар не верил. Неужели она готова биться за ублюдка, который погубил её дочь? Нет… она просто не способна справиться с приказом. Слишком слабый дух. И она была главным щитом Луки.

– Прикрываться детьми? – поперхнулся от такой наглости Гинтар, боясь, что Закнеылу это не помешает, он схватил звёздного за руку, не позволяя ринуться вперёд.

– Это тебя не спасет, – прошипел звёздный. – Я доберусь до тебя, и ты пожалеешь, что родился на свет.

– Ублюдок пойдет на все, чтобы сохранить свою жалкую жизнь, – Валанди не верила, что кто-то способен прикрываться детьми. Даже звёздные так не поступали! – И такому вожаку вы служите? Жалкий трус.

– Не сравнивай нас с другими эльфами, солнечная, – спокойно сказал Лука. – Оборотни – безвольные существа и им нужен лидер с духом, который не терпит приказов. Им легче умереть, чем остаться без лидера. Единицы могут покинуть стаю, но такие уже давно покинули её. Остались те, кто готов за меня умереть.

– Проверим? – рявкнул Гинтар, и льдина, взявшаяся из воздуха, метнулась в главаря, но туманный не ожидал, насколько правдивы слова Луки – один из волков метнулся вверх, и льдина пронзила его лопатку. Послышался визг и удар о землю, и лишь об одном мысленно радовался туманный – невинных он не хотел трогать, а эта льдина могла убить человека, но не столь большого зверя.

– Проверил? – послышалась усмешка. Лука легонько подтолкнул Дакоту, и лунная обратилась в пантеру, но скалилась она скорее от разрыва сердца, чем от злости. Пантера подошла ближе к вожаку и просто прикрыла своим телом. – Мне плевать на пророчество, – между тем заговорил Лука. – Будет магия или нет – нам всё равно. Однако я даю вам уйти. Вернитесь домой или попытайтесь втроём завершить начатое – мне всё равно. Но захотите биться… – вожак перевёл свой взгляд на звёздного, – может, ты до меня и доберёшься. Я чувствуя в тебе силу, которой быть не должно в этом теле. Но готов ли ты рискнуть жизнями сотни лунных и жизнями своих компаньонов?

«Не слушай его, мы до него дорвёмся!», – хотел было вскрикнул Гинтар, но… Он готов был умереть прямо сейчас ради мести, но рисковать Валанди – нет.

– Всю жизнь жил как трус, прикрываясь и подставляя других, так и помрёшь отбросом, – выплюнула Валанди. Она злилась, и не только потому что видела, как он подставил Каю, и ее изгнали, а теперь и убили. – Лидер должен защищать своих людей, а не прятаться за их спинами. Ты не достоин зваться вожаком.

Солнечная встала за спину своих компаньонов и приготовила лук, показывая, что, если они решат драться, она будет прикрывать их спины.

– За меня не беспокойтесь, – будто прочитав их мысли, произнесла Валанди. Повернула голову к Гину и подмигнула. – Мы не умрем, на вашей стороне разгневанная богиня охоты, не забыл?

– Я чую кровь Каи на них всех, – скалился Зак. – Они все виноваты. Никакой пощады, никому.

Лука усмехнулся, и та усмешка была знаком оборотням – они сократили расстояние между ними и троицей. Гинтар хоть и услышал Валанди, но не воодушевился. Напротив – он схватил её за руку и бросил так, чтобы она оказалась между мужчинами, а не позади них с открытой спиной.

– На детях тоже чуешь её кровь? – тихо, воспользовавшись минутным затишьем, спросил Гинтар. – Или на её матери? Они тоже на нас набросятся, но я не смогу им причинить вред.

– Предоставь их мне.

И прежде, чем Гинтар успел хоть что-то сказать по этому поводу, ведь Зак произнес это с таким хладнокровием, будто и правда собирался их всех перерезать, но он лишь повел рукой. Хорошо, Гинтар рассказал ему, как пользоваться другими стихиями, и звёздный сейчас ни капли не сомневался, что у него получится. Направив энергию через пальцы, он заставил землю под ногами Дакоты и детей размякнуть, что при любой попытке пошевелиться они вязли в грязи и не могли двинуться с места.

– А со всеми ты так не можешь? – присвистнула Валанди.

И всё равно вокруг них осталось ещё слишком много зверей. Заметив, что лидер без защиты, десятка-другая ринулась к нему, ловя ледяные шипы Гинтара. Лука стоял неподвижно, но мысленно он посмеялся над звёздным, ведь мог сделать это с ним, чтобы он не двигался и стал более лёгкой целью. Но теперь Лука был готов и к этому. Он слишком доверял своим воинам.

– Глупцы, – раз, и он скрылся из виду – видимо, бегал теперь среди лунных, под толстыми шкурами которых его было не видно. А тем более Валанди и Гинтару. – А ведь могли воспользоваться драгоценными минутами. Падающие со скалы ещё несколько часов могут бороться за жизнь, если их прибило к берегу.

И тут все льдины зависли в воздухе. Точно! Ведь они могли не бежать сюда разбираться с истинным убийцей, но попытаться спаси Каю, если та ещё жива. Если… Можно было им остаться тут, а Валанди послать на поиски, но тогда есть шанс, что её возьмут в плен. Либо всем вместе остаться, либо всем вместе уходить, но Гинтар посмотрел на Зака и засомневался, что до него дошли слова спрятавшегося в стае Луки.

– Гинтар, я не собираюсь сдерживаться, забирай Валанди, и уходите, иначе попадете под руку, – и непонятно, то ли слышал, что сказал Лука, поэтому их отсылает, то ли действительно терял голову и боялся в приступе задеть своих. Зак со всей серьёзностью посмотрел на туманного. – Я не шучу, вы мне будете только мешать.

И Гинтар остался между двух огней – попытаться отыскать лунную, но оставить звёздного на верную смерть, либо остаться всем вместе… на верную смерть. Он не двигался, не говорил, лишь напряжённо следил за злобными парами глаз, готовый выпустить в любого, кто на них наброситься, струю огня.

«Валанди, – позвал солнечную чей-то голос. Казалось бы, так с ней может связываться только Сектар, но он никогда не называл её по имени, да и голос был похож на того старейшину, который проводил испытания. Быть может, это он и был? – Валанди, вы не выберетесь. Никто. Мать видела это, она предсказала этот исход. Уходите оттуда. Вы уже ничего не сможете изменить». Нет, точно не Сектар – это был старик! Дряхлый старик, который проводит последние минуты своей жизни!

«Сектар, что с тобой?» – ахнула Валанди и прикрыла рот рукой. Со стороны казалось, что сделала она это, испугавшись такой толпы оборотней. Но смысл его слов дошёл до нее.

– Уходим все вместе, – скомандовала она. – Зак, проруби нам выход, если они не захотят нас выпустить. Если он прав, и Каю ещё можно спасти, мы должны воспользоваться этим шансом.

Но звёздный как будто и не слышал ее, стараясь отыскать глазами ненавистного вожака. Черт, как он ненавидел лунных в этот момент!

– Очнись! – треснула солнечная ему по спине. – Кая жива, мы должны спасти ее!

Но Сектар больше не отвечал. Неважно! Главное, что спустя столько времени он хоть объявился и выжил после того, что случилось в голове лунной.

Гинтар удивлённо уставился на резко сменившийся настрой Валанди, но спорить не стал. Это не трусость, но страх за жизнь тех, кто у него остался. Нет, она права, Кая ещё может быть жива!

– Мы уходим! – громко объявил туманный оборотням. Они резко затормозили и, встав мордами к путешественникам, дали им пройти. Гинтар всё же попытался отыскать Луку, но… Они не видели его формы! Кто из них он? Многие имели рыжеватую шерсть. А может, он кот? Нет, Кая говорила, что волк, но кто же из них? Они все на одну морду и окрасы повторялись. – Закнеыл, сначала попытаемся её отыскать, отомстить всегда успеешь!

Гинтару пришлось в прямом смысле схватить звёздного за шиворот и дернуть к себе, заставляя бежать между ним и Валанди. Оборотни их не преследовали. Они дали дорогу к реке, по которой трупы и уплывали в море. Столько времени потеряно, может, получится? Она слишком хочет жить, должна держаться. Должна быть на берегу! Только бы Валанди во время шторма растеряла не все пузыречки с зельями!

– Я их убью, убью всех… – Закнеыл как сумасшедший все повторял одно и то же.

– Да, да, – Валанди уже потеряла надежду успокоить его, и просто радовалась, что он идёт с ними добровольно. – Ох, надеюсь, Кая жива. Ангельских слез больше нет, но отпоим ее обычными зельями. Все будет в порядке, – она нервничала, поэтому много говорила, а ещё постоянно оглядывалась, боялась, что оборотни пойдут за ними – уж больно легко отпустили их.

Гинтар показал им нужное место. Они остановились прямо под злосчастной скалой. Но нигде ничего не было. Гинтар потратил всю магию, что была у него, лишь бы течение не снесло его. Он плавал по дну, пока остальные искали хоть какие-то следы лунной. Но ничего не было.

***

С той ужасной ночи прошло четыре дня. Первые сутки Гинтар и Закнеыл потратили на то, чтобы найти Каю в воде, на дне, обыскали каждый берег, но никаких следов Каи. Это и придавало им сил – она смогла выбраться. Но проходили часы, дни… и эльфы просто допускали мысль, что её унесло в море.

Когда они потеряли всякую надежду, Гинтар заперся в комнате одной из таверн, где пил без просыху, обнимая плащ Каи и вдыхая последние дуновения её запаха, представляя, что всё это было лишь ужасным сном. Гинтар потратил все деньги, что у него были лишь на то, чтобы забыться. И у него даже это получалось. Но в часы, когда разум возвращался к нему, Гинтар сжигал комнату и заказывал выпивку ещё. Не верил. Отказывался верить, что больше её не увидит, не услышит смех любимой подруги. Не сберёг. Обещал беречь самому себе, когда понял, как сильно судьба сковала их жизни, но не сдержал обещание.

Валанди пыталась ему помочь, но он просто не впускал её в комнату, не слышал и не видел. Бедная эльфийка была предоставлена сама себе. Лишь один раз с ней связался Сектар – когда они в первый раз пытались искать тело Каи.

«Не отпускай звёздного мстить – он себя погубит. Обманывай его, трави, связывай, но на землях лунных его ждёт смерть», – такие были слова постаревшего эльфа.

И Валанди не упускала его из виду, да оно и не требовалось. Закнеылу было хуже всех, опять винил себя, что не уследил за любимой. Он страдал по-своему, не выходил из комнаты, как и Гинтар, но не пил. Валанди чудом удалось стащить его оружие, чтобы он не навредил ни себе, ни кому-либо еще. Что он делал, никто не знает, потому что из его комнаты не было слышно даже звуков.

Так что солнечная осталась совсем одна. Стучала к ним без конца, приносила еду, оставляя под дверью, но ответа не было ни от одного, ни от другого. Она запретила приносить выпивку туманному, но он все равно умудрялся где-то доставать ее. Валанди и Сектара пыталась дозваться, но он больше не отвечал. Так и сидела одна внизу таверны, не зная, что ей делать и как быть дальше, в бесплодных попытках выйти на контакт с Сектаром.

На пятый день рано утром Сектар ей всё-таки ответил:

«Женщина, если я не отвечаю, это значит, что я не могу ответить. Не нужно пытаться меня звать каждые полчаса», – голос принял знакомые нотки вредности, присущие этому эльфу, и самое главное – вновь помолодел. Был таким, каким Валанди его запомнила на Туманных осторовах.

«Слава богам, ты ответил! – обрадовалась она, а то уже успела отчаяться, что все мужики ее кинули. – Гин не просыхает целыми сутками, а Зак, кажется, помер там с горя – не слышно и не видно его, носа из комнаты не показывает. И ты не отвечаешь, а я ведь беспокоюсь! Так и не ответил мне, что с тобой случилось. Вдруг ты из-за моей эгоистичной просьбы истощил себя магией до смерти? И потом, что это было с голосом у тебя? Совсем не бережешь себя, идиотина!»

Она снова сидела одна в своей комнате после того, как постучала в обе двери, но опять осталась без ответа. Сидела и писала им записку, что собирается уходить. Пусть страдают себе дальше одни, и если хотят, отправляются следом за Каей в иной мир. Жизнь на этом не закончилась, и Валанди не собиралась тут продолжать сидеть и страдать, с каждым днём всё больше подвергая себя опасности быть обнаруженными магами.

«Оу, так ты… беспокоилась обо мне? – спросил хитрющий голос. Однако, в другую секунду он вновь стал собой: – Мои дела тебя не касаются. А что касается лунной, тогда да, я чуть не умер, так что ты в неоплатном долгу передо мной, женщина, – ещё некоторое время Сектар молчал, пока Валанди писала записки и просовывала через дверь. Он через её голову считывал всё, что произошло за последнее время, после чего заговорил вновь: – Я ведь предупреждал его, так что это целиком и полностью его вина. Ладно, надеюсь, он успел во время».

«Вредина, – буркнула Валанди и, кажется, даже в голос. – И правда, чего переживала за тебя? Ну и ладно, не нужен мне никто. Ни ты, ни эти два страдальца. Я ухожу».

Собирая последние вещи, она все больше злилась и не знала, на что именно: то ли на лунных за то, что они сделали с Каей; то ли на Сектара за такой ехидный ответ; то ли на Гинтара за то, что он совсем забыл о ней; то ли на себя, что ничего не может в сложившейся ситуации. Плевать, просто сбежит от всего этого.

«Ты головой-то своей понимаешь, дура набитая, что только в ещё большую опасность себя заводишь? Идти одной? Тебе смертей мало? Да и куда ты от меня уйдёшь? Долг-то я свой всё равно потребую».

«Как-то справлялась раньше…» – успела ответить Валанди.

И тут вышел Гинтар. Надо признать, выглядел он лучше, чем могло думаться в эти дни. Причесанный, умытый, но с такой тоской, с такой горечью в глазах. Да и видно, что последние сутки алкоголь ему достать не получилось – уж больно трезвый. А может, магия?

Гинтар бросил грустный взгляд на Валанди, но прежде, чем к ней подойти, он подошёл к двери комнаты Закнеыла. Не сразу можно было заметить в его руке ту самую ветку. Только теперь она не имела тех многочисленных веточек и прутиков – Гинтар все их срезал. Либо от скуки, либо, чтобы мысли занять.

– Закнеыл, – не своим голосом позвал его туманный, с какой-то злостью бросая палку к двери. – Я выхожу из игры и ухожу с Валанди. Ты с нами? – ещё одной смерти кого-то из спутников он просто не сможет пережить. Хватит с него пророчества. Доигрались в избранных.

Закнеыл открыл дверь. Он выглядел страшнее смерти. Бросил флегматичный взгляд на древко, поднял безжизненные глаза на спутников, но ничего не ответил.

– Пойдём, у тебя ещё остались мы, – тихо сказал туманный, слабо, почти невесомо хлопая того по плечу. – Ноги моей больше не будет на территории оборотней.

Валанди невольно отобразила в голове вид звёздного, отчего услышала мысленный свист.

«Я уж думал, страшнее звёздных не бывает. Дай ему кольцо, скажу пару ласковых», – ага, скажет он… Небось ещё раз надавит на чувство вины, и тогда точно тот покончит с собой.

– Пойдём, Валанди. Я обещал тебе помочь с клинками, – но Гинтару на самом деле не хотелось никуда идти, но не пойдёт – любимая отправится одна. Да и… правда… Тошно ему в этом месте. И пока Валанди думала, что сказать, Гинтар протянул аккуратно свёрнутую зелёную ткань Закнеылу. – Пойдешь ты с нами или нет, но я хочу, чтобы эта вещь осталась у тебя.

– Пошли уже, – потеряла терпение Валанди. Она подошла к ним обоим, выхватила плащ и ткнула им в грудь звёздного. Ему ничего не оставалось, кроме как схватить его, потому что солнечная уже отпустила руку и нагнулась за древком.

– Мы пришли сюда не для того, чтобы все бросить. Кая погибла ради этой штуки, так что… – беспощадно начала говорить она, но не знала, как закончить. И что она сделает? Пойдет одна с этой палкой к магам? – Она досталась нам слишком дорогой ценой, чтобы ее выкинуть.

– Вся эта чертовщина нам слишком дорого обходится! – голос туманного прорвался, и он невольно перешёл на крик, за что тут же больно вцепился в ладони ногтями, пытаясь себя успокоить. – Кого я ещё должен потерять, чтобы эльфам досталась магия? Кая с самого начала не хотела этим заниматься. И как оказалось – была права! Мы жили и знать не знали, что легенда оказалась правдой… и… – слишком много слов за пять дней молчания, они забрали слишком много сил. Тяжело вздохнув, Гинтар вернулся в комнату, а вышел оттуда с одним сильно набитым рюкзаком, куда помимо своих вещей бросил и Каины… вместе с клинком, который так и не опробовала. – Пошли. Сейчас я обсуждать пророчество отказываюсь.

========== 35. Этому миру нужен герой ==========

«И… солнечная, не говори Гину, что это за кольцо», – мысленно попросил Сектар и открыл глаза. Он был в гостиной, вальяжно развалившись в кресле. Тяжело вздохнув, туманный потер лицо, чувствуя неприятную сухость на своих ладонях – он высушил тело, хотя даже был не готов к тому, что ему придется копаться в чужой голове. Он бы смог ослабить магию этих женщин, но он был не готов, рядом с ним не было нужных амулетов. Он просто не мог забраться глубже в голову.

Всё хуже, чем он думал. Будто сама судьба пытается остановить эльфов. Сначала мамино предсказание, потом вся эта ситуация с сиренами… Ещё и маги их поджимают, и хоть люди борются со злом, но отчего-то Сектар был уверен, что маги не побояться испачкать руки кровью, кровью его брата и этой солнечной. Конечно туманный переживал за неё! Ведь если с ней что-то случится, Гинтар себе не будет места находить. Да и с лунной та же ситуация… Но отчего-то на ум пришла именно солнечная.

А ведь точно, лунная! Сектар вскочил с кресла и выбежал из гостиной на поиски своей матери. В последнее время она чувствовала себя очень оскорбленной. Ещё бы! Какая-то эльфийка без рода и титула по крови оставляет ей поношенную одежду с милой записочкой. Заринти была в бешенстве, когда увидела это.

– Она всёрьёз считает, что я стану носить поношенное? Да ещё и кем! – и хоть матушка буянила последующий день, Сектар знал, что Валанди ей приглянулась. Даже среди своих Заринти была сильной женщиной, которая не боялась показывать свою волю. Быть может, именно что-то схожее с солнечной она и увидела? Как знать, может, отец и будет в ярости, но матушка точно одобрит выбор брата.

В родительской опочивальне Заринти не оказалось. Сектар заволновался, что она могла уйти в гости, но с облегчением увидел, как она гуляла с отцом по саду. Туманный тут же помчался к ним.

– Матушка, – вскрикнул сын. – Я могу с тобой поговорить? – Заринти и Майнсет как-то странно переглянулись, но мужчина таки отпустил свою жену и, что-то прошептав на ухо, пошёл по саду гулять дальше в одиночестве. Эльфийка же обеспокоено взглянула на сына. Ещё бы – он почти никогда не говорил с ней наедине. Если только что-то серьёзное случилось. – Матушка, позволишь ли мне посмотреть твоё видение?

– Которое именно, дорогой?

– О лунной.

Заринти забеспокоилась ещё сильнее. На лунную ей было плевать, но с ней рядом её дорогой сыночек, и она подозревала, что Сектар беспокоился именно о нём. Кивнув, женщина протянула руку. В сознание матери он вошёл как в нечто священное, куда не достоин попадать ни один смертный. И сам он не достоин сознания матери, оттого даже не вникал в то, что видит и чувствует. Лишь искал то, что ему нужно. Заринти почувствовала, как их сознания переплелись, и подтолкнула свои воспоминания о том ужасном ведении. Она в теле зверя, бежит по лесу и ощущает, как на неё набрасывается кто-то… Слишком быстро, смутно, непонятно. После чего яркий свет в глаза, тупая боль в голове, и Сектар увидел небо, удаляющееся от него небо, а сам он словно падает в пропасть. Новая вспышка боли в спине, и холод, обуявший его, холод и нескончаемый поток воды, и ледяная мысль, что никого рядом не оказалось, после чего тьма и расслабление.

Сектар осторожно вышел из головы матери. Теперь ясно, отчего она просила передать звёздному, чтобы он не отходил от неё. Если бы Закнеыл был рядом, предсказание могло и не сбыться. Но судя по тому, как трудно даётся путь избранным, Сектар засомневался, что звёздный сможет быть с ней всё время.

– Тебе это чем-то помогло, сын? – взволнованно спросила Заринти, кладя ладонь на плечо младшего.

– Не совсем, матушка, – покачал головой он. – Но я постараюсь что-нибудь сделать.

***

До самого вечера Сектар измывался над собой. Он сидел на берегу в порту, раз за разом посылая мысленные сигналы во всё живое, что чувствовал в воде, но не видел, кто именно являлся этим живым: рыбы, дельфины, даже морские звезды. Он звал одного морского, воспоминания о котором выцепил у солнечной, но вместо его головы на пути туманного попадалась всякая… рыба. И всё же он тешил себя мыслью, что морские умеют общаться на языке рыб. А уж те их позовут. Или хотя бы должны сказать, что один туманный эльф не просит, а требует здесь одного из их представителя.

Но время шло, с моря дуло всё сильнее, эльф замерзал, а магических сил становилось всё меньше. И когда туманный уже собрался было просить помощи у отца или какого-нибудь городского поисковика, из воды выглянула голубоватая голова. То было даже не волосами, а что-то похожее на водоросли. Сектар удивился бы, если бы не увидел это существо в голове солнечной.

– Орлоно, смею предположить? – высокомерно спросил Сектар.

– И что же понадобилось вредителю моря от советника Гайзила? – тем же тоном спросил морской, выглядывая из воды ещё больше.

– Это ты о том, что туманные ловят рыбу в ваших водах? – фыркнул он. – Или о наших кораблекрушениях, которые вы устраиваете? Довольно! – повысил голос эльф до того, как Орлоно ответил. – Я так понимаю, вам не меньше туманных выгодно, чтобы магия вновь появилась среди эльфов, не так ли?

– К чему ты клонишь?

– Если ты не поможешь одному из пророческих эльфов, магия может не вернуться.

***

Поговорив с Орлоно, Сектар заперся в своей комнате и игнорировал любые просьбы слуг и гневные речи отца. Родители ещё не знали, но чувствовали, что что-то происходило с младшим сыном. Сначала странный разговор с матерью, потом долгие сидения на берегу, после чего сын, как ошпаренный, влетел в дом и убежал в свою комнату, из которой доносились странные звуки. А когда он вышел, мать раскрыла рот в немом крике, а Майнсет чуть не лопнул от гнева. Сектар был одет в тёплые одежды, за спиной у него два доверху набитых рюкзака, а по всему телу прикреплены разные амулеты. Как отец служившего в армии старейшины, Майнсет знал, что таким сын был, лишь когда уходил в дальние земли либо в патруль, либо… в сражения. А учитывая нынешнюю ситуацию…

– Только не говори, что ты пошёл в горы! – сквозь зубы прошипел отец. – Ты – приближённый старейшины, ты не имеешь права вот так легко уходить из города!

Но Сектар его будто не услышал. Он прошел мимо отца и, приобняв мать, поцеловал её лоб.

– Я скоро вернусь, матушка.

– Сектар!

– Отец, я не собираюсь воевать с магами, – попытался как-то успокоить Майнсета туманный. – Но их нужно затормозить, дать Гинтару и его друзьям время.

– Всё может быть не так опасно, как ты…

– Мать уже увидела смерть одного из них! – как можно спокойнее сказал младший. – Ты хочешь, чтобы она увидела смерть Гинтара?

– Я не могу позволить себе отпустить своего второго сына, Сектар! Ты никуда не пойдешь!

Сектар был терпелив и с понимаем относился к родителям. Но эти слова вывели его из себя. Он в один шаг преодолел то расстояние, что было между ним и отцом, и вызывающе взглянул в его глаза. В отцовских очах проскользнул испуг, который Сектар уже видел, но каждый раз видеть это в столь родных глазах было больно. Однако, сейчас слабость он показать не смел.

– Не заставляй меня показывать тебе, что ты давно потерял власть надо мной, – угрожающе прошипел Сектар и, поправив рюкзаки, прошёл мимо родителей, так и не удостоив их взглядом. С отцом всегда были натянутые отношения, но вот матушка… Боги, Сектар отсюда чувствовал, сколько ей понадобилось выдержки, чтобы не разрыдаться, смотря в спину сына, которого может не увидеть больше. У Гинтара была боевая магия, у него были друзья и могущественные артефакты. Они просчитали весь путь и, всё, что им нужно сделать, собрать посох, а Сектар же шёл на верную смерть – на Макушку Мира – в Белые горы, где жили Белые маги.

Когда туманный дошёл до конюшен, он приказал оседлать старую мышастую кобылку, на которой он когда-то учился кататься: спокойная животинка, добрая, но уже почти не в ходу. Её держали лишь из-за доброй памяти к ней и не убивали за добрую службу. Да и любила матушка Пагнеру. Несмотря на то, что в ходу было ещё пять лошадей, Сектар доверял именно ей, и на её бедную спину было возложено два тяжелых рюкзака. После чего туманный подошёл к ещё одному стойлу – своей гордости и радости, своему рыжему Басяку. Это был сильный мощный конь, один из лучших на острове, один из породистых и самых дорогих. Но не потому он любил Басяка. Это был его конь. Это был жеребец его сердца. Да и были они чем-то похожи. Басяк знал, что он – лучший, и не против был доказать это, если кто-то осмелился бросить ему вызов. Даже, порой, и хозяину было с ним трудно. Басяк любил и ему показывать свой характер, а Сектару не раз приходилось лезть в его голову, чтобы успокоить и подчинить себе. Но, надо признать, даже для лошади разум и дух жеребца были очень сильны. И эта природная сила, мощь и непокорность сделала жеребца лучшим другом Сектару. А сколько они прошли битв и пограничных боёв, когда Сектару пришлось служить! А сколько раз конь спасал своего господина?

– Ну что, мой верный друг, – грустно усмехнулся туманный, гладя морду рыжему. – Это будет наш с тобой последний поход. Ты готов?

Жеребец недовольно покачал головой, будто знал о задуманном туманным, и тем самым выражал своё недовольство. Конечно он не готов!

– Дорогой… – от своего копытного друга его отвлёк взволнованный голос матери. Прекрасная эльфийка, самая красивая для Сектара, шла к нему, словно плыла по высокой траве сада. Она хотела заплакать, она готова была плакать, но не могла, не желала этим удерживать сына.

– Я уже всё решил, матушка, – твёрдый голос Сектара был уверенным, строгим. Он подошёл к Заринти и заключил её в свои объятия, намекая на то, что это и было их прощанием. Женщина и не сопротивлялась. – Я обещаю быть осторожным.

– Ты сильный, Сектар, но магов больше, – дрожащим голосом ответила мать. – Как же мне не волноваться?

– Просто верь в меня, матушка. Ты должна понять, что рано или поздно тебе может прийти видение о смерти Гинтара. И тогда никто из нас уже не сможет помочь.

– Я не хочу терять сына, родной, – голос дрогнул сильнее, и Заринти не удержалась – по её щеке скользнула предательская слеза, которую он тут же смахнул большим пальцем, – но моё сердце разорвётся, если я потеряю обоих.

– Прошу, матушка, не надо слёз. Я буду часто-часто связываться с тобой, не переживай.

– Нет, не связывайся со мной, – в последний раз обняв Сектара за шею, мать поцеловала его в лоб и с улыбкой добавила: – Оставь свои силы на магов.

Конечно оставит! Заплатит им сполна за все те ужасы, что писал ему Гинтар. Хотя, самому Сектару было интересно поучаствовать на испытаниях с его друзьями. Жаль, что так до брата и до солнечной не добрался. Даже скучно было. Ничего… Кольцо теперь у Валанди, он может ей эти испытания делать ежесекундно.

В ту же ночь Сектар заплатил своему знакомому, чтобы он перевёз его к Ниварне вместе с лошадьми. Он не стал останавливаться в этом городе надолго и через час плотного завтрака оседлал Пагнеру, а Басяк, ведомый хозяином, бежал следом. Останавливаться пришлось очень часто – кобылка уставала слишком быстро, если учесть, что всё имущество было именно на ней.

В пути его поджидали разные опасности. Ну, как «опасности»? Несколько раз из-за деревьев выбегала шайка разбойников. Одна из шаек сразу признала в нём туманного эльфа и предпочла не связываться с магом, а вот вторая шайка… мало того, что отдала все свои запасы Сектару, так он устроил им сладкую жизнь, заставляя унижаться, как мужчинам. На утро они будут помнить всё, и на всю жизнь запомнят, кто такие туманные эльфы.

С каждым днём Сектар переживал всё сильнее. Валанди молчала, не пыталась с ним связаться. И это почему-то злило, ведь стоило ему подключиться к её голове, как он узнавал, что с ней всё хорошо. Гуляет с Гинтаром, покупает какие-то карты. И отчего злился? Может от того, что стоило ему ей помочь, как она сразу отваливала? Хотелось ей напомнить о такой вещи, как благодарность, пусть даже за попытку в помощи, но он ловил себя на мысли, что это не свойственно его характеру. Оттого и молчал. Лишь изредка читал её мысли. Иногда даже засиживался в её голове, смотря на мир через её воображение. Так делал особенно во время привалов.

«Нашла на берегу Хэтоги. Подумала, что вернусь, чтобы поискать другие сокровища, но случая так и не предоставилось», – в один момент услышал он голос Валанди, обращённый к Гинтару. И несмотря на то, что она собралась его продавать, Сек знал, что она этого не сделает.

«Какая умная девочка».

Она больше с ним не говорила, но Сектар продолжал слушать и не успевал подумать, как тут же отвечал на комментарии Гинтара. Их разговор превращался в какие-то сопли, и туманному стало аж противно. Он не видел в Валанди милую нежную девочку, которой бы нравилось это всё. Не верил, что она такая. Такие должны любить настоящих мужчин, а не мальчиков, коим сейчас представал Гинтар. Сектар пытался разбудить в ней желание к жестокому обращению, но она лишь отмахивалась. О боги, как бы он хотел сам шлёпнуть её по попе за упрямство. Одно только представление этого возбуждало, но бить он мог её только мысленно.

«Я не это имела в виду! А то, что ты мог бы не поступать… как мудак. Если не уважаешь меня, то подумал бы о Гинтаре. И не стыдно приставать к девушке брата?», – но эти слова немедленно охладили разгоряченного парня. Да, Гинтар… Точно, она же его девушка. Девушка, которая доказала ему – младшему – что достойна старшего.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю