290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 22)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 22 (всего у книги 66 страниц)

Кая же изумлённо уставилась ему в спину, и слова эхом бились в голове: «это было приятно», «приятно»… Лунная отчего-то прикоснулась к своим губам и улыбнулась, как дурочка. Она могла делать приятно! Она это все-таки умела! Это странная радость, но если учесть, что эльфийка в принципе стала задумываться об этом в последние дни…

Кая ещё долго провожала его взглядом, ловя себя на том, что ей это… тоже было приятно и хотелось бы ещё. Именно… его. Но как же?.. Как же её ненависть к симпатии между другими расами? Почему-то эта мысль ушла очень далеко, и была лишь спина Зака.

Но боль в руке вернула её в реальность и, сев на землю, она стала его ждать.

Зак бродил по близости, боясь отойти слишком далеко. Поиски этого дурацкого кактуса ничуть не помогли отвлечься, а даже наоборот. Он умудрился и в нем найти ассоциацию с Каей: кактус зелёный – зелёное платье на балу. Он чертыхался про себя, пиная землю, но стоило ему обнаружить колючку, как он, радостный как маленький ребенок, сорвал его и понёсся к лунной, чтобы скорее подарить растение.

– Нашел, – тихий голос из темноты в тишине показался криком. Зак сам вздрогнул от неожиданности, но быстро подсел к Кае, а на его лице была по-идиотски радостная улыбка. Он с трепетом передал росток.

– Ты чего орешь? – живее улыбнулась лунная, видя в его руке своё спасение. Правда, приглядевшись, её постигло разочарование – много ли в этом будет жидкости? Не более, чем просто подразнить организм. – Спасибо тебе, – но благодарность в голосе была большая. Что ж, зато от этого точно эффекта будет немного. А повезёт, так вообще ничего не будет. Кая в кактусах не разбиралась – все они для неё на одно лицо. Потому, доверившись звёздному, она согласилась на этот вариант.

Закнеыл помог избавиться от колючек и кожицы, ибо лунная решила его съесть, а не выпить содержимое. Но стоило взять это в рот, так понадобилось много усилий не выплюнуть.

– До чего вяжущая дрянь! – скривилась она.

– Почуешь неладное, скажи, – обеспокоенно произнес Зак, и только после понял, что ляпнул. Ей и так невесело, не хватало ещё и кактусом отравиться. Поэтому он решил перевести все в шутку. – Вдруг этот кактус – неизвестное лекарство от всех болезней?

– Как это было бы чудесно. Ну, главное, чтобы я не спутала его с ячиганом и сакодкой, иначе будет весело, – поймав на себе вопросительный взгляд звездного, лунная объяснила: – Ладно ячиган, но вот сакодка на кактус сильно похожа. Там её лишь по корням различить можно.

М-да, шикарно объяснила.

– Ну что, пошли?

Зак в ответ лишь нервно рассмеялся. Он поднялся, помог встать Кае, и они продолжили путь. На ночлег договорились не останавливаться – им нельзя терять время, да и место слишком опасное, чтобы расслабиться. И прошли бы они так ещё долго, если бы Зак не заметил, что Кая начала совершать странные действия.

Через каких-то полчаса ей вновь стало жарко, хотя ночь здесь обещала быть холодной. Жар был не только на коже, но… внутри. И приятное, уже знакомое томление, заставляющее дышать чаще, глубже, ртом.

– Зак… – девушка позвала его, но то ли он не слышал, то ли обернулся, но вместо вопроса странно смотрел на неё изучающим взглядом.

Ещё бы. Здоровая ладонь то и дело потирала место, ниже пупка, пытаясь отогнать это чувство, отвлечься от него, но тело требовало прикосновений больше и нежнее. И не собственных.

– Это… – вместо обычного голоса была волна томности и страстного шепота. Девушка остановилась, закрыла глаза и вместо прекрасного мужчины пыталась рисовать противных орков. Но как, если мужчина, который может утолить желание, стоит рядом? – Это была сакодка… Ты должен немедленно уйти.

– Подожди, что это значит? – не понял Зак. Она же так и не рассказала, что это за сакодка такая. Он расслышал изменения в ее голосе и разволновался пуще прежнего. Зак подошёл ближе, чтобы разобраться во всем и как-то помочь.

– Не подходи! – рявкнула лунная, и на тот крик ушли все её силы. Она опустилась на колени и обняла себя рукой, запрещая себя касаться; касаться того, кто был так близко. – Зак, уходи, оставь меня! То, что я съела, мощнейший афродизиак, и если ты не уйдешь…

Кая подняла лицо, думая, что смотрит на него с мольбой, но в лице была лишь безудержная похоть и желание, поедавшее тело звездного эльфа… Такого красивого, высокого… Большого и сексуального.

Ловя эти мысли, Кая вновь зажмурилась. Рука не трогала её, зато лунная, сама того не ведая, стала тереть бедра друг о друга, разжигая себя ещё больше.

– Кая… – позвал ее Зак, удивляясь поведению. А когда она упала на колени, схватил за здоровое плечо, но она так вздрогнула, что он ее отпустил, испугавшись, что сделал больно. И потом она взглянула на него… так, как он хотел недавно, как он, сам того не осознавая, представлял с того дня, когда увидел ее на поляне. У него сложилось ощущение, что это он съел тот чертов кактус – его член немедленно налился кровью от одного ее взгляда. Он опустился перед ней на колени, аккуратно беря за руку.

– Кая, я не могу оставить тебя, – он запнулся, боясь продолжить, ведь его предложение могло быть неправильно понято. – Если я могу помочь…

– Тогда свяжи меня и заткни рот, – взмолилась она. Рядом. Он рядом! Его запах обволакивал её, и если когда-то он даже раздражал, то сейчас, если она не будет дышать им – умрёт. – Всё что угодно…

И она сдалась. Кая попросила его, и это всё, что она могла сделать, но он медлил. Быть может, напором испугает его? Но тогда она не сможет остановиться. И пусть. Он сильный, он с ней быстро совладает.

– Закнеыл… – и впервые это имя было произнесено правильно, без поправлений, без просьб. Просто томное, сорвавшееся с губ имя; поднятые глаза Каи и рывок к его лицу. – Да, ты можешь помочь… – взяв его шею и как бы подтягиваясь к нему, лунная приблизилась к его губам и в последний раз смогла взять себя под контроль. – Стань моим первым.

Каким бы сильным Закнеыл ни был, он оставался здоровым мужчиной, у которого не было женщин около сотни лет. Его как бы не сильно это и интересовало, но отчего-то Кая вызывала в нем желание, с которым он не мог справиться. А после того, как наконец он услышал свое имя из ее уст, и не хотел справляться.

– Прости, что это вышло именно так, – прошептал он ей в губы извинения за то, что такой чудесный момент произойдет в этой мертвой пустыне, с нелюбимым мужчиной и навеяно дурманящей травой. Но ничего не мог с собой поделать.

Он жадно впился в её губы, увлажняя их своей слюной. Он не сдерживался, положив одну руку ей на затылок, а второй обвив талию, прижал девушку к себе.

Зак оторвался от Каи лишь на мгновение, чтобы сбросить плащ и уложить на него лунную, при этом не забывая о ее ране. Он поцеловал ее ключицу, шею, вновь вернулся к губам и принялся страстно водить руками по телу Каи.

И как же… как же сладко было. Каждое его прикосновение пропитано сладостью. Эльфийка отвечала на них; отвечала губами, касаниями. Она не знала что и как делать, просто забылась и делала всё, что хотела. Это всё было выше той боли, что причиняла конечность. Быть может, сакодка действовала как обезболивающее, а может, мозг был включен лишь на одну волну – желание, которое нужно срочно удовлетворить. Откинув недееспособную руку в сторону, эльфийка зарывалась здоровой ладонью в его волосы. Его прикосновений было мало, его поцелуев мало! Каждый раз, когда он отрывался, Кая возмущенно мычала в губы, облизывала их, давясь вкусом его уст.

Он был так близко, но так далеко. Она хотела его сейчас, в себя; но звёздный был заботлив, осторожен, хоть и тоже нетерпелив. Её рука то водила по его телу, ощупывая каждую мышцу, представляя, как в следующий раз она каждую из них поцелует, обведёт языком… Но вместо этого лунная лежала под Закнеылом, такая маленькая, такая нетерпеливая, раздирающая свою рубаху на части. Так хотелось взять ситуацию в свои руки, но могла лишь заставлять его действовать быстрее, приподнимая ягодицы и сильнее раздвигая ноги, потираясь о его член; запуская руки вниз в свои штаны, лаская саму себя.

Зак старался быть нежным, но постепенно терял контроль, а движения Каи, ее нетерпеливые стоны и покусывания только подогревали желание. Он помог Кае разобраться с рубахой, с восторгом обвел глазами ее грудь и обхватил соски губами по очереди. И пока он играл с ними, схватил непослушную руку девушки, завел ей за голову и сам принялся ласкать ее внизу пальцами.

Для него все вокруг пропало. Больше не существовало ни Мертвой равнины, ни опасности привлечь орков своими голосами. Он видел только Каю перед собой, чувствовал её запах, ощущал руками и всем телом. Он проник пальцами в нее, заставляя издавать неприличные звуки. Задвигал ими внутри, буквально вынуждая срываться стоны с её губ при малейшем шевелении. И когда Зак почувствовал, что она вот-вот кончит, вынул руку и зашептал:

– Нет, милая, ещё рано, – он снова накрыл ее губы своими, ловя разочарованный выдох. Затем отстранился, сорвал остатки одежды с девушки, обводя ее фигуру восхищенными глазами. Да, он не ошибся в этих ножках – сильные и такие желанные. Он провел ладонью по внутренней стороне бедра, упиваясь ощущением на пальцах, раздвинул их шире и прижался членом к половым губам Каи. Несмотря на несдерживаемое возбуждение, Зак помнил, что она сказала про первый раз, поэтому не торопился. Он снова прильнул к ее губам, зашептал какие-то глупые нежности, но Кая, непослушная девчонка, так и шевелилась под ним, переполняя чашу терпения. Его глаза вспыхнули красным, и Закнеыл вошёл на полную в нее, одним движение превращая девушку в женщину.

Но если боль и была, лунная не ощутила её, по крайней мере, не так, как это должно быть. Она под кайфом, под действием сакодки, и, быть может, так даже лучше. Боль придёт к ней, но не сейчас. Сейчас это было лишь долгожданное, новое чувство заполненности, которое так требовал её организм.

Кая привыкала к нему, привыкала к чему-то новому внутри себя, и как же это было хорошо. Чувство быть единым с кем-то, будто тебя стало в два раза больше, и удовольствие, что приносили новые ощущения, теперь было разделено также надвое.

Об одном просила Кая, сжимая его руку – не торопиться, дать прочувствовать его, дать насладиться. Вновь и вновь обводя взглядом каждую частичку его тела, до мельчайших подробностей изучить лицо – какое оно, когда он внутри; что сам он чувствует в этот момент. Но, как оказалось, чувства их не особо отличались. Лишь желание продолжать.

Отчего-то ей и самой захотелось ему что-то шептать. Какую-то несуразную чушь о том, как ей хорошо, и что она ни о чём не жалеет, но слова застревали в глотке, и вместо них вырывался лишь бессвязный стон – такой скромный, неумелый, но и такой искренний. Хотела ещё, хотела больше. Даже когда Закнеыл позволял себе наращивать темп, потребность Каи никуда не уходила – нужно ещё, больше, быстрее…

Её губы вновь иссохли, опять во рту засуха, но на этот раз ей было благодаря кому утолить это. Получая, но не умея отдавать, Кая приподнималась лишь для того, чтобы соврать с приоткрытого рта звёздного новые и новые поцелуи, жадно кусая, требуя, как маленький изголодавшийся и избалованный ребёнок.

Уже в третий раз за свою жизнь она вновь почувствовала, как вся заряженная процессом энергия внутри тела стала плыть по коже и обжигать в эту холодную ночь, концентрируясь в одной точке, там, внизу, именно куда входил член эльфа. Лунная мысленно пообещала себе, если и сейчас ей не позволят узнать, что будет после – перегрызёт всех и вся.

И её молитва была услышана – что-то внутри будто взорвалось, заставляя эльфийку выгнуться, зажмуриться и громко простонать, ведь это было нечто смешанное из не только удовольствия, но даже боли… приятной боли. Это медленно растеклось по телу, пока Кая замерла на несколько секунд, прислушиваясь к себе. Она не замечала, как по ногтям её потекла кровь звёздного, который до сих пор держал её руку, но ничего не могла поделать. Чувствовала лишь свой оргазм, сотрясаясь от него и прижимаясь плотнее к горячему телу Закнеыла.

Звёздный повалился рядом, чувствуя лишь приятную пульсацию в паху и бесконечное чувство вины, что воспользовался положением. Он прогнал в голове кучу самоуничижительных мыслей, даже представил, как Гинтар убивает его, узнав обо всем. Но одного взгляда на лицо Каи было достаточно, чтобы разогнать эти глупости. И тогда он понял, что если бы она попросила его просто так, не из-за трав, он бы согласился. Он бы повторял с ней это снова и снова, только бы видеть страсть и желание на ее лице, обращённые к нему. Зак осторожно притянул её к себе и поцеловал нежно, без намека на новый всплеск страсти. Боялся, что она не ответит, был готов принять любые удары с её стороны, но проверить был обязан: ответит или прогонит?

Увы, рано он стал проверять.

– Если не хочешь ещё раз или не можешь – уходи, – дрожащим голосом прошептала эльфийка, но прежде чем Закнеыл успел подумать о чём-либо лишнем, добавила: – Эффект сакодки будет длиться всю ночь.

Не то что бы она была против, хоть и выбора особого не было, но если один раз забирает столько сил, пусть и за равноценную эйфорию, что же будет утром после целой ночи?

– Ты думаешь, я настолько слаб? – усмехнулся Зак. Он заглянул ей в лицо, будто спрашивал разрешения остаться, перевёл взгляд на вздымающуюся грудь, положил руку ей на живот и повел вниз, к бедрам. Ощутив, как его орган снова твердеет, вернулся глазами к лицу и прошептал ей в ушко: – С утра ещё будешь просить остановиться.

И эти слова возродили новое желание быть с этим мужчиной. Да такое жгучее, а он еще и добавлял своими прикосновениями и жарким шепотом. Раздвинув для его руки ноги, Кая, не отрывая взгляд от черных глаз, коснулась ладонью его лица и приподнялась, дабы подарить ему легкий поцелуй. В нём была собрана вся благодарность за его «помощь» и извинения за то, что из-за её невнимательности они оказались в таком положении. Лунная не думала, что он искренен. В смысле – тело то да, это понятно. Но делал это он чтобы помочь или всё же?..

Поцелуй слишком быстро сменился на страстный и требующий продолжения.

***

Уснула пара лишь под утро, когда солнце только-только вступало в свои права, но спали они недолго.

Что разбудило Закнеыла в первую очередь – неизвестно. Либо это был уже знакомый отвратительный запах серы приближающийся со стороны Доусона, либо слабый голос Каи:

– Закнеыл… кажется, это всё…

Ночь не прошла для неё без последствий. Разгоряченная кровь и скорость её передвижения по венам усилила действие яда. Кая лежала на здоровом боку и стеклянным взглядом смотрела куда-то сквозь звёздного эльфа. Её рука опухла до предела, поблёскивая в лучах взошедшего солнца. Она была красная, словно ошпаренная кипятком и, что ещё хуже, краснота перешла на всю левую сторону тела – от живота до шеи.

Кае было больно не только чувствовать себя, но даже дышать – левое лёгкое словно было проколото в нескольких местах. И вместо нормального дыхания были лишь быстрые и короткие вздохи.

Проснувшись от дикой боли и понимая, что она не может пошевелить рукой из-за онемения, лунная просто подумала, что всё. Она не дотянет.

Прерывистое дыхание Каи напугало Закнеыла не на шутку. Он с беспокойством осмотрел ее, боясь притронуться и сделать больно.

– Прости, это моя вина, – повторял он все время, смотря на лунную с искренним сожалением. Ему было стыдно за все: и за предложение пойти с ним вдвоём, и за тот чертов кактус, и за то, что случилось ночь.

Зак помог Кае одеться. Заметив, что она не может двигать больной рукой, забеспокоился пуще прежнего. У них больше нет времени, а тут ещё этот запах серы снова. Зак лихорадочно соображал, что им делать дальше, пытаясь не поддаваться панике.

Кая ничего не отвечала. Она была жива, но у неё просто не было ни сил, ни возможности ответить.

Слишком быстро запах серы превратился в нечто больше, чем просто запах. На горизонте показались три огромные фигуры, и если прислушаться, равнина чётко передавала эхом демоническое ржание лошадей. Они рысью мчались на своих жертв, а видя, что цель явно стоит на месте, один из Кошмаров встал на дыбы и перешел на галоп.

– Идти можешь? – спросил Зак и тут же отругал себя за такой вопрос. Ей и дышать больно, не то что двигаться.

Снова извиняясь, он подхватил Каю на руки и побежал прочь от Кошмаров. Они слишком быстро их нагоняли, неся с собой удушливый запах смерти, напомнивший звёздному об орках. Ему пришла в голову идея, и Зак решил ее тут же озвучить:

– Надеюсь, вчерашние орки ещё на месте. Попробуем стравить наших врагов между собой, но мне нужно, чтобы ты бежала. Боюсь, я не смогу держать тебя и отбивать атаки одновременно. По крайней мере без ран мы так не выберемся.

Кая слышала его, и лишь когда он закончил говорить, подняла на него затуманенный взгляд. Через пару секунд Закнеылу стало тяжело нести девушку на руках, а ещё через три он чуть не упал, так как с рук его спрыгнула полутрансформированная пантера. Обратившись полностью, Кая ещё некоторое время стояла, качала мордой, будто пыталась взгляд сфокусировать, но позже, уже скорее идя на запах, она сравнялась со звёздным эльфом. Даже на трёх лапах оборотень умудрялась бежать на одном уровне со спутником, но то и дело её шатало из стороны в сторону, иногда даже чудом избегала столкновение с Заком.

– Молодец, девочка моя, – с нежностью подбодрил оборотня Зак. – Потерпи чуть-чуть, как только мы выберемся из этой заварушки, обещаю нести тебя до самого Доусона.

Лагерь орков уже виднелся вдалеке. Завидев бегущих на них эльфа и пантеру, орки подняли тревогу. А поняв, что к ним приближается звёздный эльф, они ощетинились оружием.

– Держись ближе ко мне, – сказал Зак и тоже достал свои клинки. – Мы справимся, верь мне.

Закнеыл прокричал что-то оркам про рабство и вихрем кинулся на первую линию их защиты. Кае хоть и было тяжело сосредоточиться, а любое движение приносило боль, она все же последовала словам Зака и старалась далеко не отходить. Лишь раз ей пришлось толкнуть одного орка, к которому звёздный не успевал повернуться. Все же орочий отряд был довольно многочисленный. Но как только появились Кошмары, начался настоящий хаос. Орки носились из стороны в сторону, не зная, кого пытаться прикончить раньше. Зак быстро прорубил себе и Кае путь в центр толпы и всячески отбивался от кривых копий и тупых тесаков свинорылых. При этом ему приходилось следить, чтобы пантеру тоже не задели. Иногда перепрыгивал через нее, чтобы отбить очередную атаку в её сторону, но постепенно внимание орков переместилось на более опасного врага.

Кошмары не смогли сразу проскочить за эльфами, орки их окружили. И хоть адские кони с лёгкостью размазывали головы своими копытами, однако справиться со всеми не выходило. Послышалось ржание одного из них, когда чьё-то копьё вошло в круп, и увидев эту картину, Закнеыл понял – это их шанс.

– Кая, за мной! – крикнул он и, снося голову врагу перед собой, повалил его, оттолкнув тем самым ещё одного, он прорубил им путь к спасению.

Бежали они ещё долго, пока запах серы и смерти не остался далеко позади. Зак постоянно оглядывался, боясь увидеть на горизонте лошадиные силуэты. И только заметив, что пантера совсем плохо перебирает лапами, остановился.

– Кажется, получилось, – он опрокинулся на землю и попытался отдышаться.

И действительно, только благодаря Заку до оборотня не добрался ни клинок, ни копыто. Остановившись в десяти метрах от упавшего звёздного, Кая сама завалилась на бок, тяжело дыша и медленно обращаясь. Казалось бы, обращается по желанию, но нет – тело само трансформировалось сразу, как только лунная потеряла сознание.

Увидев, что она просто упала, так и не дойдя до него, Зак подскочил к Кае и в панике принялся искать признаки жизни.

– Нет, только не умирай, – бормотал он. – Мы сбежали от орков, от Кошмаров – это наша очередная победа. Не смей умирать здесь, не оставляй меня, слышишь?

Но ответа ему не было. Зак нащупал слабый пульс, дождавшись, когда она окончательно трансформируется, завернул в её плащ и поднял на руках. Он понесет ее в Доусон, как и обещал. Он найдет лекарство, как и обещал. Он не позволит ей умереть, как и обещал.

И вот, через сорок минут, казалось бы, спасенье! На горизонте что-то стало мелькать, прямо им навстречу. Закнеыл сначала насторожился, что это Кошмары, ведь впереди точно была лошадь! Его тонкий слух уловил звук колёс, но при таком ярком свете он не мог разглядеть, что ехало навстречу.

– Слышь, выродок! Бабу отпусти! – послышался голос мужика.

– Бармог, не лезь, это же звёздный! – завизжала низким басом женщина.

– Один, мама, мы его порвём! Ты что, сука, не слышал, что сказали? Бабу отпустил немедля! – голос второго мужчины.

Это была телега, с которой повыскакивали три гнома с готовыми к бою топорами и молотами. Они боялись подойти – это видно по неуверенным коротким шажкам в сторону Закнеыла, но «спасти даму» были настроены серьёзно.

Поводами правила гномка, схватившая смешной, по сравнению с молотами, кинжалик, но она больше была готова погнать коня, чем прийти на помощь мужчинам.

– Нам нужна помощь, – взмолился Зак. Он был готов передать им Каю, лишь бы они помогли.

Гномы могут, у них телега, успеют… Он повалился на колени, руки его налились чугунной тяжестью, но он продолжал бережно прижимать Каю к себе.

– Я не причиню вреда, только помогите ей, – сделал он ещё одну попытку дозваться гномов. Из-за волнения он не мог толком объяснить ситуацию. – Ее ранили. Там яд… Могу рассказать все.

– Полож её на землю и отойди! – взревел, судя по седине в бороде, глава семьи – Бармог. Он резко подбежал, размахивая топором, но все равно остановился в трёх метрах от пары. Он боялся на Каю опустить взгляд, следил лишь за звездным.

– Что там? – спросила гномка.

– Говорит, отравлена, – ответил один из вооружённых. Он подошёл к отцу и посмотрел на лунную. Он заметил, что она была нага под плащом: – Да он её трахал! Батя, убьем его! Насильник треклятый, ваших шлюх вам мало, так на обычных…

– Да погоди ты! – рявкнул на него то ли брат, то ли друг. – Да это ж вроде эльфка, а не человек. Оборотниха!

– Одно другому не мешает! Ты че, не слыхал, ублюдок? Отпустил её и отошёл на сто метров!

«Трахал», «насильник» – слова больно резали по нему. Зак опустил голову, прижался ко лбу Каи. А ведь они правы, если бы не сакодка, то она бы ни за что не стала с ним делать это. Однако, сейчас не это было главным. Он должен спасти ее любой ценой.

Бережно проведя рукой по волосам и лицу лунной, он последний раз крепко обнял ее и опустил на землю, как просили гномы.

– Дайте мне рассказать о яде, – он попятился от них. Как же не хотелось оставлять ее одну! Но другого выхода нет. – Ей срочно нужен антидот от яда подземного ящера, у нее уже начался паралич. А ещё она не может регенерировать. Я точно не смог определить яд.

Отойдя на сто метров, он вновь опустился на колени.

– Пожалуйста, спасите ее! – Зак опустился в глубоком поклоне, моля за лунную.

Взгляд гномки явно изменился, наблюдая за этой картиной, и она рискнула спрыгнуть к своим мужчинам. В это же время один из них вернулся к телеге и ловко вскочил на неё, копаясь в соломе.

– Батя, где эта хрень зелёная?

– В смысле, где эта хрень? Ты болван? Мы собрались к солнечным, надо проходить мимо Мутных гор! Неужели ты не взял склянки?

– Да я взяла! – вмешалась в разговор женщина и, вернувшись, быстро нашла какой-то пузырёк с зелёной жидкостью, но помимо него взяла ещё три со светло-голубой. – А ты воды донеси.

Глава семейства подошёл к лунной, обошёл её, прикрывая собой, и всё так же покачивал топором, не отрывая взгляда от звёздного. На него не произвели впечатление ласки Зака. Старый Бармог знал одно – звёздные не знают ни любви, ни жалости.

Гномиха подошла к Кае и, расправив плащ, открывая себе голое тело, резко провела кинжалом от ключицы до самой кисти лунной. Гной, копившийся в руке, фонтаном хлынул из открывшейся раны, и женщина настойчиво продолжила его выдавливать, пока не пошла чисто красная жидкость.

– Долго без противоядия, – бубнила она. – Может, и не подействует…

– А с этим выродком чё делать? – спросил второй гном, подбежавший к лицу лунной с водой и, заливая её в глотку, посмотрел на Зака с отвращением.

Зак наблюдал за всем этим действом, чуть приподняв голову. Он был готов вернуться на защиту Каи в любой момент и было дернулся, когда гномка полоснула лунную по руке, но увидев гной, просто сжал кулаки и остался на месте, продолжая только смотреть. Услышав ее слова о том, что противоядие может не помочь, Зак все же рискнул выпрямиться, но остался на коленях. Он пытался разглядеть лицо Каи за старым гномом, который загораживал обзор. Если это правда, он хотел бы вновь коснуться ее, просто обнять и прижать к груди, как делал это ночью. Почему? Почему он раньше не замечал этих чувств? Это не его опека над Валанди, это нечто более сильное, более глубокое. У него сердце разрывалось видеть её такой и знать, что не может даже прикоснуться. Потому что, если он сейчас шевельнется, то подпишет смертный приговор и себе, и, возможно, Кае.

«Нет, она не умрет!» – убеждал себя Зак. Он закрыл глаза и помотал головой, чтобы отогнать те нерадостные мысли.

– Я отдам все оружие, – услышав слова одного из гномов, сказал Зак, – позволю себя связать. Можете даже ранить меня, только разрешите остаться с ней.

– Вот ещё, червяк пещерный! – наглость Закнеыла разозлила одного из сыновей, и он аж обогнал своего отца, дабы пригрозить звёздному. – Вали отсюда, пока кости целы! Хватит с тебя мучений этой бабы! Мы её спасём не для того, чтобы ты вновь её изуродовал!

– Да-да! – поддержала его женщина. Она была с телом Каи груба, но счёт шёл на часы, если не минуты. Лунная дышала, но чтобы увидеть это, нуждно было хорошенько присмотреться к груди – настолько слабо было её дыхание. Лицо быстро охватывала болезненная белезна от сильной потери крови, но, показалось ли? Ей не так больно стало дышать. – Небось сам ранил и смотрел, как она мучается!

– Замолчите все! – рявкнул Бармог. А вот ему явно понравилась идея Закнеыла с ранением. – Они с магами на одной ноге, – выплюнул он. – Небось, захочет на нас выйти, чтоб потом всей толпой напасть, как на солнечных. Отомстит, сука.

– И че предлагаешь?

– Свяжем его, вернёмся с эльфкой в Доусон, а там пусть она сама его судьбу решает.

– Доусон? – возмутилась гномка, вливая жидкости в рану. – У нас продукты стухнут! Зря шоль закупались?

– Если мы эту дрянь к солнечным притащим, Роулен вообще нас головы лишит! Эй, – вновь обратился глава семьи к звёздному. – Оружия выброси, руки вместе. И не дадут боги тебе шевельнуться, сука!

Один из братьев опять подскочил к телеге и взял оттуда непонято для чего приготовленные верёвки. С опаской, шажочек за шажочком он пошел к Закнеылу.

Ради Каи пришлось стерпеть все эти оскорбления и подчиниться. Он не стал разубеждать их в том, что она в таком состоянии не из-за него, но и не сопротивлялся. Зак покорно снял пояс с клинками и откинул его в сторону, вытянул руки вперёд, предлагая их связать, и застыл.

Секунды, что гном с веревкой шел к нему, были похожи на вечность. Закнеыл даже не думал, что они просто напросто могут прикончить его. Все мысли были только о Кае, о ее спасении, и он хотел быть рядом с ней, когда она очнётся.

Долго шёл гном, долго связывал, но связывал на совесть – крепко, больно, от самых кистей до локтей. Даже ноги – от щиколоток до колен. Только тогда к нему подвели телегу и трое гномов забросили тело звёздного, как мешок картошки, на сено.

С Каей после всех манипуляций были нежнее, да и не в телегу её положили, а усадили рядом с гномкой, которая приготовилась править поводами. С другой стороны, дабы лунная не упала, сел муж, а сыновья окружили звёздного. Один из них, правда, долго рассматривал клинки Зака, раздумывая о их цене, а потом копался в рюкзаке Каи, лишний раз убеждаясь, что она лунная.

Так они и поехали в Доусон.

Комментарий к 15. Демон страсти, кто не мечтал быть заколдованным тобой?

На правах держателя работы хочу поздравить своего дорого соавтора с Днём Рождения! Моя милая Sayar, знакомство с тобой было одним из лучших событий в моей жизни! Я искренне желаю тебе успехов во всем, счастливой жизни и преданных читателей))

========== 16. До сих пор я ещё не жил ==========

Путь до Сильверсана не принес каких-либо сюрпризов Гинтару и Валанди. Они спокойно добрались до города. За эти пять дней их не преследовали ни звёздные, ни Кошмары, маги не обрушали на головы смертельные проклятия, да и слежки замечено не было. Валанди даже подивилась, что так легко дошли, а то в последнее время их преследовали неприятности одна за другой.

– Только в этот раз сдай все оружие, – стоя у ворот, строго сказала Валанди и одарила Гина взглядом, говорившим, что если тот опять выкинет подобный номер, она помогать не станет. Гинтар на это только улыбнулся и продемонстрировал свободный пояс.

Как бы Валанди ни хотелось как можно скорее убраться к себе в комнату, чтобы не видеться с сестрицей в таком виде, мечтам ее не суждено было сбыться: Силейз ждала у самых дверей замка.

– Ох, родная моя, – стоило ей завидеть Валанди, как она бросилась обнимать ее, попутно извиняясь за все подряд.

Когда же правительница со слезами на глазах закончила это приветствие, она сама проводила их по комнатам и попросила о встрече за ужином, чтобы они могли спокойно ей рассказать о случившемся.

Стоя перед гостевой комнатой, которую предложили Гинтару, Валанди замялась. Ей не хотелось расставаться с ним даже на такое короткое время, но и привести себя в порядок наконец не помешает.

– Если что-то нужно будет, обращайся. Моя комната – дальше по коридору последняя у окна, – Валанди указала направление. Замолчав, она продолжила стоять на месте, будто ждала чего-то.

Но Гинтар ничего не сделал. У него была работа, которую он сам возложил на свои плечи, и о которой решил по пути сюда. А для этого нужно срочно встретиться с прекрасной Силейз, чью руку он так и не поцеловал в приветствующем жесте.

– Хорошо, – ласково сказал он Валанди и чуть приобнял. А что? Сказал же, торопить не будет. Во всех смыслах! Хотел, честно! Хотел поцеловать на прощание, но они всё равно встретятся через несколько часов, да и голова была забита более важными делами. – Отдохни как следует. А покои твоей сестры там же, где была Кая после нападения лунных?

– Это ее кабинет, большую часть времени она проводит там, – ничего не заподозрив, просто ответила Валанди.

Так как больше никто ничего не сказал, она ушла к себе. В комнате она устало упала на кровать и только спустя немного времени нашла в себе силы, чтобы позвать служанку и попросить приготовить купальни и найти приемлемую одежду – что-то кроме платьев.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю