290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 56)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 56 (всего у книги 66 страниц)

Валанди радовалась и смеялась, и была безгранично счастлива сама, а видеть таким счастливым Гинтара было отрадой для ее души. Особенно после того, как он существовал, словно призрак, думая, что Каи больше нет. Она думала, что больше никогда не увидит его улыбку, и сейчас она была лучшим подарком для нее.

Но чувство счастья омрачала потеря кольца Сектара. Краем глаза она видела, куда оно упало, и она обязательно его поднимет, только… Как теперь надеть его? Гинтар ведь спросит, и соврать она уже не сможет. Но когда кольцо ушло с пальца, внутри Валанди будто что-то оборвалось, какая-то нить, связывающая ее с… А кто для нее Сектар? Он просто младший брат ее жениха. Да. Так почему ей было больно слышать его последний отчаянный крик?

Глупости… Она наконец-то избавилась от него, от назойливого голоса в голове. И не позволит ему разрушить этот момент счастья.

– Тогда предлагаю отметить это! – радостно вскрикнул Гинтар, усаживая эльфийку обратно, хотя сам не торопился садиться за стол. – Что ты хочешь, поедим? Хочешь, погуляем? Хочешь, с ребятами радостью поделимся?

– Давай проведем этот вечер вдвоем здесь. Ты так старался, украшая все, – Валанди залпом выпила вина и счастливо улыбнулась Гину. – Немного перенервничала, нальешь еще вина?

– Всё, что хочешь, – он выполнил приказ своей маленькой госпожи, и беря с неё пример, тоже осушил свой бокал. Это она-то перенервничала? А ему-то каково было? Три дня терзаний и неуверенности в своих поступках. А если после того, как она сказала про своих дружков, так и вовсе переживал, что с ними веселиться будет больше, чем с ним. – Я… это… – и, что надо говорить после таких моментов? Счастью не было предела, он им просто задыхался. Да и нужно ли что-то говорить сейчас? Так и не сев за стол, Гинтар вернулся к Валанди и вновь сел перед ней на колени, но лишь для того, чтобы блаженно положить голову на её ножки и обнять их. – Я люблю тебя, Валанди. И рад, что моя купле-продажа удалась, – ну и хитрюще же блеснули его глаза.

– Так вот что ты просил у сестры? И служанки, значит, тогда болтали не просто так? – засмеялась солнечная, поднимая его голову, чтобы он посмотрел на нее. – Я тоже люблю тебя, Гин.

***

Гинтар проснулся впервые за долгое время счастливым, отдохнувшим, в мягкой кровати. Он и забыл, каково это, быть со своей женщиной ночью именно в кровати. Правда, оттого он и проснулся к двум часам дня, да и Валанди без сил оставил.

Сама она тоже ещё до сих пор спала, а туманный осмотрел вчерашние труды. Последние отголоски лета просачивались в окно, и лучи солнца осветили перстень, который вчера выкинул Гинтар. Как-то некрасиво получилось. У него тоже в своё время были глупые безделушки, с которыми он не хотел расставаться, к которым привык. Гинтар быстро натянул штаны и, подойдя к кольцу, поднял его и вернул Валанди, точнее вложил в её ладошку.

Это прикосновение разбудило солнечную, и она проснулась, недовольно сморщив носик. Открыла глаза и увидела Гина, не удержала улыбки при воспоминании минувшего вечера и, скромно прикрываясь красной тканью, приподнялась, чтобы поцеловать жениха. Ей нравилось перекатывать это слово в мыслях.

Тогда она и заметила в своей руке кольцо. Сжала ладонь с такой силой, как будто держала все золото мира, но постаралась не подать виду, что занервничала. Надевать сейчас точно не станет, не при Гинтаре – побоялась. И с чего бы? Нет, просто выйдет из комнаты и выкинет его! Но рука все равно не поднимется – это она знала.

– Давно проснулся? – спросила солнечная, не желая больше думать о кольце. Ее мысли должен занимать только Гинтар.

– Буквально только что, – улыбнулся он и опустил голову, чтобы его губы сомкнулись на её щеке. – Я не хотел тебя будить, но уже давно за полдень. Сегодня мы вроде планировали уходить из Тироса.

– Странно, что нас не разбудили, – Валанди покосилась на дверь, думая, где сейчас Кая и Зак. – Они опять работать ушли? За эти дни, мне кажется, Кая переделала всю доступную тяжёлую работу. Ей бы отдохнуть после… – она осеклась и посмотрела на Гинтара. Не хотела напоминать, само вырвалось. Подняв руку, она приложила ее к щеке туманного и ласково погладила. – Как ты? Тебе было очень плохо, я не знала, как помочь. Я не справилась со своей задачей тогда.

Гинтар даже не особо понял, что она хотела сказать. Думал, мол, после работы за прошедшие дни отдохнуть надо. Но мысленно лишь рукой махнул на Каю. Судя по её виду, она была с силами, которые успевала накапливать за вечер и ночь, так что…

– О чём ты? – не понял он. Для него те дни, что прошли без лунной, вообще казались страшным сном. Нужно ли было напоминать лишний раз? – Не думай ни о чём, теперь вся ответственность на нашей будущей семье лежит на моих плечах, договорились? Твоя работа лишь быть всегда такой очаровательной и доброй ко мне.

– Я всегда буду добра к тебе. Даже когда злюсь или ругаюсь, знай, я все равно люблю тебя, – Валанди мягко улыбнулась, а затем и вовсе засмеялась. – А очаровательна я всегда, этого у меня не отнять.

Валанди поднялась с кровати, потянув за собой простыню. Окинув взглядом комнату, она нашла платье из одежды.

– Принесешь мои вещи из комнаты? – обратилась она к Гинтару.

Гинтар с прищуром осмотрел тело эльфийки, игнорируя лицо, после чего схватил простынь и сдёрнул ее, оставляя красавицу без всего.

– Зачем? – мило улыбнулся он, откидываясь на кровать и протягивая к ней руки, мол, иди сюда. – Тебе и так хорошо. Помнишь наши мечты про домик и неделю ходить голыми? Так почему бы нам не задержаться в этой комнате ещё на три дня?

Валанди вскрикнула, но ничуть не смутилась, а только уперла руки в бока и строго посмотрела на туманного.

– Мы же договорились, что сделаем это после всего. И это совсем не уединенный домик, – в подтверждение ее слов откуда-то снизу послышался звук бьющейся посуды и последовавший за ним женский крик. Валанди выразительно посмотрела на Гина, мол, о чем и говорила. – Мы обязательно отыщем домик в глуши, где нас никто не сможет потревожить, – она вернулась к кровати и, присев, легко поцеловала туманного в губы.

– Но я хочу сейчас! – игриво захныкал туманный, как ребёнок, не позволяя себя целовать. Напротив, схватил за руки и заставил лечь на себя, чтобы ему было удобнее поглаживать её ягодицы, но за границы дозволенного это не доходило. – И всё-таки, может один денёк мы побудем здесь? Валанди, но один день! Мы вдвоём, целые сутки, в кровати… А эти двое пусть делают без нас, что хотят!

– Тогда нам понадобится ещё вино, – сдалась Валанди. – И я бы не отказалась отобедать. Ещё, думаю, нужно всё-таки предупредить ребят, – она задумалась, сказать ли ему прямым текстом, чтобы он их нашел, или сам догадается?

– Ладно, ладно, – сдался Гинтар.

Он все равно не понял намёка, но согласился, что ей нужно отобедать. Да и Каю проверить. Заку, конечно, теперь доверял, но после лунных как-то задумался о том, что мало с ней стал проводить время, не интересовался её жизнью, состоянием. Быть может, они там опять ссорятся! Хотя ведь точно, скоро полная луна, Кая может стать ещё более вспыльчивой.

Отпустив Валанди и дав ей встать, Гинтар натянул рубаху, поцеловал её и вышел, оставив наряды тут. Потом заберет. Эта одежда станет памятью. А сейчас пора бы и в походное переодеться.

Оставшись одна, Валанди раскрыла ладонь, в которой сжимала кольцо все это время, и уставилась на него. И что теперь делать? Гинтара она спровадила, чтобы спокойно поговорить с Сектаром, но… ей почему-то стало боязно надевать кольцо. Что означал тот его крик? К чему мучить себя, просто наденет и спросит. Так и сделала.

Осторожно пристроив перстень на соседнем с кольцом Гинтара пальце, позвала младшего туманного.

«Оу, какие эльфы воззвали ко мне, – послышался насмешливый голос. Будто бы… и не он вовсе кричал вчера. Но Валанди не обманешь – она стала знать и чувствовать его мысленный голос лучше, чем его всего. – Поздравляю с радостным событием, невестка. Я рад, что услышал эту новость первым, – пока Валанди переваривала его спокойный тон, Сектар молчал, но в последний момент всё-таки спросил: – Так ты… сказала “Да”?»

«Да, – и вроде бы должна радоваться, но почему-то в её ответе не было счастья, которое должно сопровождать девушку в такие моменты. – Вчера ты… прежде чем Гин снял кольцо, ты… Почему?»

Просто не знала, как спросить; не знала, хочет ли знать.

Сектар молчал. Он молчал долгое время, что Валанди подумала, либо вопрос задать ещё раз, либо забыть, так как туманный просто решил не отвечать. Но стоило ей «открыть рот», как в голове прозвучала усмешка.

«А… Ты про мой крик? Так ты же сущее бедствие, которое обречено попадать в неприятности, разве нет? – и по голосу казалось, он даже смеялся над ней. – Если бы ты сняла кольцо, как бы я знал, в какую беду ты опять попала. Удивительно, что ты вновь надела кольцо. Что ж, несмотря на твоё “да” Гину, моя уверенность поднялась ещё больше».

Валанди услышала только первую часть и остолбенела.

«Сущее бедствие? Я-то? А вообще, логично, – она посчитала, сколько раз попадала в беду, а из-за нее и все остальные. – Особенно, если учесть, что последний раз мы из-за меня залезли в логово дракона. Если бы не кулон сестры… Кстати, о нем, надо бы написать и расспросить, какой магии она ещё напихала в него», – Валанди закрутила дракончика в руке, невольно представляя его.

«Это ты только из-за этого меня позвала? Солнечная, у меня дорога каждая минута, и у меня нет никакой возможности их тратить только на тебя. У меня, знаешь ли, и другие женщины есть».

«Нет, просто… А правда, зачем позвала? Наверное, у меня помутнение рассудка, если я прогнала Гинтара, чтобы спокойно поговорить с тобой. Раз у тебя там женщины, то не буду мешать больше», – и прозвучало это как-то ревниво. Валанди слишком привыкла, что Сектар откликается по первому зову. В последнее время она стала забывать, что он ей не принадлежит, у него есть своя жизнь, и он не обязан ей помогать или даже говорить. Хотя, зачем тогда прислал это кольцо?

И словно прочитав самые её потаённые мысли, Сектар спросил:

«А почему ты тогда вообще не выбросишь это кольцо? Не подумай, мне приятно, что ты предпочитаешь меня моему брату. Мне кажется, что я поселился в твоём сердце глубже, чем ты сама об этом думаешь. Надо будет при встрече проверить».

И вновь он заигрался с её головой. Невидимая рука, которую создавало не более, чем её собственное воображение, невесомым касанием провела дорожку по всему позвоночнику, а след за ней пробежался юркий язычок, настойчивый, властный, совершенно отличающийся от Гинтара. Но как же это воображение было… натуральным!

«Прекрати, – Валанди поперхнулась воздухом при вдохе, когда почувствовала прикосновение. – При встрече я хорошенько взгрею тебя за все подобные выходки. Вот получу магию, и если она будет похожа на твою, я отыграюсь по полной», – Валанди в ответ представила, как будет измываться над ним, заставлять видеть и чувствовать, как он хочет ее, но не может заполучить.

«О, солнечная, жду не дождусь, – воображение нарисовало, как чьи-то руки крепко сжали её обнажённую грудь, а язык сменился губами, медленно скользящими вверх к самой шее и закрепляя под правым ушком поцелуй. – И всё же, ты не ответила на вопрос. Почему кольцо всё ещё у тебя?»

Валанди замолчала. Она пыталась абстрагироваться от этих ощущений, и у нее почти получилось, но завершающий поцелуй под ухом сбил всю концентрацию. Она зашипела и потерла за ухом, чтобы отогнать фантомное чувство.

«Потому что, когда ты не делаешь вот так, с тобой интересно говорить. И… мне нравится знать, что кто-то приглядывает за мной», – к своему стыду призналась она.

«Интересно, он вчера тоже почувствовал разрыв связи, когда кольцо сняли?» – подумала она, а затем осознала, что совершила глупость, ведь Сектар слышит все ее мысли. И не знала, как теперь выкрутиться из этого, хоть снимай кольцо и больше никогда не надевай, чтобы не слышать его реакции.

«Разумеется, я всё почувствовал, это кольцо было мной зачаровано».

И то, как она отреагировала на его игры, он тоже почувствовал. Поцелуи никуда не делись, а к ним добавились проглаживания её тела.

«Вот только мне интересно играть с тобой, а не отвечать, как нашкодившему ученику, на глупые вопросы. Оу, ты там что-то думала о мести? Так знай, моя дорогая, если мужчину долго дразнить, он и изнасиловать может. Ох, солнечная, как бы долго и с какой бы радостью я насиловал бы тебя все ночи напролёт…»

Иллюзии рук опустились ниже, и пока одна поглаживала животик, вторая протиснулась между ног, а губы продолжали целовать под ушком, пока мысли воспроизводились в её голове.

«Если не прекратишь, я правда выкину это кольцо, – пригрозила Валанди и попыталась его отпугнуть, потому что он опять начал переходить черту, как когда они были дома у туманных. – Гинтар скоро вернётся».

«Пусть возвращается, мои руки на моих коленях, а язык за зубами, – он не прекратил, даже более того – голос стал томным, зазывающим, манящим. – Ты сама можешь это прекратить. Просто. Сними. Кольцо».

«Сектар» провёл язычком вдоль её нижней губы.

«Ты меня раздразнишь, но вся моя страсть достанется Гинтару», – все, хватит, он ее довел. Пора это прекращать, нужно его остудить.

Все действия прекратились, а Сектар, судя по всему, покинул её голову окончательно.

Валанди вздохнула с облегчением, потому что не была уверена, что сможет остановить его, если бы это не сработало. Она уже успела забыть, за что его ненавидела. Посчитала, что он мог стать ей другом, раз помогает, наивная. Ещё раз тяжело вздохнув, она посмотрела на свою руку, где рядом были кольца от двух братьев. Какое же разное значение они имели! Одно было подарено с любовью, а второе – чтобы измываться над ней. Черт, этот паршивец и правда ее возбудил. Когда же вернётся Гинтар? Она ему устроит отличный прием.

Но Гинтара не было ни через полчаса, ни через час. Где-то к четырём вечера он вернулся запыхавшийся, с аккуратно сложенными вещами Валанди в одной руке, под подмышкой зажат букет цветов, а во второй поднос с едой.

– Прости, родная, зацепился с Каей языками, – виновато опустил голову туманный и неаккуратно бросив её одежду и цветы – ну не удобно было, поставил на кровать её завтрак… ужин. – Я и не заметил, как время пролетело. Не очень скучно было?

– Уже думала, что ты позабыл про меня, – обиженно надула губки солнечная. – Я ведь даже выйти не могла в этом платье и без оружия, только не в Тиросе так расхаживать.

Она перевернулась на живот и посмотрела на поднос.

– А где вино?

– Так позвала бы Закнеыла, он за две стены от нас, – пожал плечами туманный и посмотрел на поднос, будто забыл, что там вообще было. Если честно, сначала набирал, а потом с лунной встретился и… – Светло на улице для вина, попей сока лучше, – улыбнулся туманный и поцеловал любимую в макушку, как бы извиняясь. На самом деле просто забыл. – Да и хватит тебе пить. Мне нравится, когда ты немного выпьешь, но трезвой я тебя тоже очень люблю.

– Значит, он всё-таки послушал меня и дал немного свободы Кае? А то совсем проходу не давал, – улыбнулась Валанди и взяла протянутый сок. Отпив немного, она поставила его на поднос и попробовала всего понемногу. – Ну, хватит, нечего живот набивать, иначе будет тяжело кое-что делать, – она хитро улыбнулась и схватила Гинтара за воротник, притягивая к себе и накрывая его губы в страстном поцелуе.

Гинтар её поцеловал, но не с таким напором, как она. Оторвавшись, туманный долго смотрел на её лицо, поглаживая щеку пальцами, как бы любуясь, хотя сам пошёл по другой теме:

– Это ты молодец, вовремя с ним поговорила, а то она уже психовать начала, – и вместо того, чтобы поддаться горящим желанием глазам эльфийки, Гинтар выпрямился и строго кивнул на поднос: – Я и так задержался на приличное время. Поешь как следует. Не хочу, чтобы ты доходила до состояния Закнеыла.

Разочарованно выдохнув, Валанди переключилась на еду. Что ж, от поедания пищи тоже можно получить удовольствие – она заест желание, раз уж Гинтар не хочет.

– Значит, собираемся в путь, когда я закончу?

– Кая тоже хочет остаться ненадолго здесь. Надо признать, нам всем нужен отпуск. Так что окончательное решение зависит от вас с Заком. Я не против остаться, так что если ты хочешь идти, то обрабатывай Зака раньше, чем это сделает Кая.

Вообще, у Гина была ещё одна маленькая причина… Он вчера потратил много денег, а чтобы заработать на собственного коня, он взял немного денег у лунной и ему ещё не хватало – лошади нынче не дешевые, тем более у слабеньких людей. Но ничего! Утром ещё возьмет пару заказов, и купит.

– В Тиросе столько прибыльных заказов, а вы берете какую-то дурацкую работу, – проворчала Валанди. – За тот маленький мешочек старых монет я получила больше денег, чем за возвращение сапфирового ожерелья принцессе. Зря вы отказались.

– Ах, Валанди, мы народ простой, – засмеялся туманный, хватая с подноса маленький бутерброд. – Нам бы простенькую работу в городе, чем лазить по горам и лесам в поисках антиквариата. Мне, например, такие приключения не сдались. Я простой путешественник, готовый пасти свиней ради ночлежки в сарае, – сняв зачем-то рубаху и укладываясь на кровать, он дождался, когда солнечная возьмет виноградную ветку, и требовательно открыл улыбчивый рот, проговорив сначала: – И если мы будем жить в лесу, то как же будем зарабатывать? Наверняка рядом с нами будет обычный город без твоих любимых заказов, но с простенькой работёнкой. Ты со скуки не помрешь?

– Я думаю, ты найдешь способ меня развлечь, – она закинула ему в рот виноградину и невинно чмокнула в щеку. – Как? Выдержишь целую неделю? – и она съела виноградинку уже не так невинно, облизывая пальчик.

– Моя сирена, – хищно улыбнулся туманный, хватая Валанди и усаживая на себя, попутно нещадно разрывая всё, что её прикрывало в этот момент. – Значит, когда я тебя прошу, ты можешь мне отказывать, – его руки заблуждали по телу, особенно уделяя внимание пояснице, где не так давно были ощущения от магии Сектара, – а стоит намекнуть тебе, так я у твоих ног. И ты бессовестно этим пользуешься!

– Что ты? Никаких намеков, – она захлопала ресничками, мол, тут не при чем. – Если не хочешь, не нужно. Мы же можем просто поговорить и полежать рядом, помечтать. Например, где мы будем жить, когда все закончится? Не думаю, что твоя семья примет меня. В Сильверсане?

Она улеглась на него сверху и положила голову на плечо, а пальчиками заиграла с его волосами.

– Ну нет, зубы ты мне теперь не сможешь заговорить!

Гинтар осторожно закопошился руками под солнечной и вытащил из штанов свой член. Пока он гладил её спинку, орган налился кровью и уперся в половые губы Валанди, но пытаться войти туманный не торопился. Зачем? Просто чувствовать, как они друг с другом вот так прикасаются, как горячая плоть трётся о неё… Сами эти игры уже доставляли огромное удовольствие. Он уже даже не мог говорить, хотя у него и были ответы на вопросы солнечной. Но сейчас его внимание было сконцентрировано на ней – его невесте. Как же это звучит: невеста. Даже лучше, чем жена. Интересно, будет ли она против, если они повременят со свадьбой?

Но и об этом думать долго не мог. Он схватил её за коленки, которые так удобно расположились рядом с его боками – было легко достать, заставил красавицу сесть на него, как можно шире раздвинув ножки, как можно шире открывая для него проход. И всё равно не торопился. Пока что он хотел её раздразнить, чтобы она сама всё сделала. Этакая маленькая месть за провокацию.

– Да ты решительно настроен, – Валанди довольно улыбнулась и выпрямилась. На самом деле она давно была готова и ждала только его. – Ну держись, сейчас я тебе устрою такое, что все предыдущие разы покажутся скромными играми.

Эти вечер и ночь солнечная была главная. Она не позволяла Гинтару брать инициативу, сама доводила его и себя до помешательства. В этот раз она показала ему все, что умеет, выясняла, что ему нравится, а что не очень, чтобы каждый момент их единения был незабываем для них обоих.

***

Последний труп, осторожно уложенный на доску и в белоснежном саване, был спущен с крутого обрыва, куда маги провожают молитвами в последний путь своих собратьев. Расарис стоял первым, и никого не волновало, что сейчас ночь, что факел в руках главного мага давно потух от сильных порывов ветра. Все оставшиеся маги с печалью смотрели в бездонную яму, где из разбившихся тел души добрых братьев вознесутся в небеса и встретятся с прародителями.

Расарис стоял, когда уходили другие. Там, внизу, покоился и его милый ученик – Локейт был славным мальчиком, и он же стал союзником туманного эльфа. Не по своей воле, а по вине Расариса. Он должен был подумать о защите неопытного маленького мага.

Одна его часть понимала – эльфы пытаются выжить. И он не мог их винить за это. Белые первые начали эту охоту, у пророческих просто не было выбора, но вторая часть его была разгневана: «Как подло! Воспользоваться ребёнком! Неопытным маленьким мальчиком, который хоть и жил тут давно, но только-только начал овладевать искусством магии». А теперь его нет, как и многих других друзей Расариса. Друзей, учеников… Эти эльфы… Они начали прокладывать себе дорогу кровью. Они точно ввергнут мир в новую войну. Иначе быть не может.

– Старейшина, – маг хотел повернуться на зов, но не смог – тело обледенело, седая борода покрылась ледяной коркой, да и ресницы его отяжелели от снега. Но он дал понять, что слышит брата-мага. – Мы нашли его след, – глаза старика распахнулись так резко, что ресницы вознесли в воздух опавший на них снег, а тело попыталось всё же повернуться к говорящему. – Но это был не один из них. Видимо, сообщник. Я уже послал за ним.

– Нет, нет… – голос Расариса тонул в свисте вьюги, но он этого будто не замечал, не видел, как сощурился собрат, пытаясь его услышать. – Он для нас слишком силён. Его нужно убрать от нас как можно дальше.

– Но как?

– Дай мне три дня… – старый маг всё-таки повернулся к мужчине и попытался сделать шаг, но ослабленные ноги отказались держать его. Расарис упал и, быть может, сорвался бы вниз, если бы его не успел подхватить под руку собрат. – Нет… Наверное, мне понадобится немного больше дней.

Комментарий к 37. Нравится ручка – укрась ее кольцом

Напоминаю, что у нас выходит сборник драбблов по этой работе https://ficbook.net/readfic/7190096.

Это челлендж AU, тридцать драбблов за тридцать дней. Нам интересно узнать ваше мнение, попадаем ли мы в жанры. Не проходите мимо и оставляйте свои комментарии. Спасибо!

========== 38. Два брата лучше одного ==========

Благодаря их времяпрепровождению, путники действительно двинулись лишь на следующий день. К полудню были куплены две простенькие лошади, на одной из которых были Валанди и Гинтар, а на второй – Закнеыл и припасы, которых из-за коней пришлось взять в несколько раз больше. А где копытные будут пастись в пустошах? Кая, несмотря на все уговоры звёздного, решила бежать на своих четырех. Гладить, подходить, разговаривать с лошадьми не боялась, но вот кататься…

К полудню четвёрка уже двинулась в путь. К позднему вечеру они добрались до гор, от вида которых у звёздного все в душе перевернулось, так как именно здесь его сородичи в одной из пещер держали Каю. Но после тщательных проверок запахов и следов Зак и Кая объявили: звёздных здесь больше нет.

Ночь они провели у подножья скал, а утром скакали вдоль них, ища тропу, по которой могли пройти и лошади. До обеда именно этим и занимались, но когда нашли дорогу, разочаровано вздохнули. Тропа была узкая и ветвистая, и то и дело граничила с крутыми обрывами. Остаток дня был потрачен на проход на сторону Красного плоскогорья, а ночь им вновь пришлось проводить у скал.

Если честно, каждого уже тошнило от этих земель. То ли дело местность на той стороне реки, где были Сильверсан и Ниварна, а ещё дальше располагались земли солнечных – трава, деревья, реки. Одним словом – живая природа. А тут что? Камни, скалы, кактусы и зной. Особенно последнее они почувствовали на этой стороне горной границы. Красная выжженная земля будто усиливала действия солнечных лучей, и уже к обеду Заку, как обладателю чёрных волос, и Кае, как пантере, стало просто невыносимо здесь находиться. Гинтар как мог выкачивал для них воду, но воздух здесь был сух, и напиться ребята смогли лишь к вечеру, когда зной и жара превратились в холод. Пески плоскогорья быстро утратили накопленный жар и остывали так быстро, что четверка заметить не успела, когда именно они начали замерзать.

Валанди первая отказалась идти дальше, так как её лёгкое обмундирование не было готово к таким резким переменам температуры (да и у остальных так же). Гинтар развел костёр, Закнеыл расседлал лошадей и приготовил для всех лежанки, Кая в зверином облике нежилась у костра – к ней с претензиями на лень Гин подойти боялся. Мало того, что скоро полная луна, да и в отличие от остальных, она бежала, а не верхом каталась. Да и вообще она становилась злее с каждым днём, но непонятно, почему. Зато была близка Валанди указать лунной на то, что им бы не помешала помощь в обстановке временного лагеря. А что? Тяжело бежать, так пусть не выпендривается и садится на лошадь, как все нормальные эльфы.

Но вместо скандалов она решила попытать удачу в охоте. Им ещё три-четыре дня быть в пути – надо экономить еду, что они взяли с собой. Лунная только посмеялась над ней, но солнечная знала, что в таких местах могут водиться и птицы, охотящиеся на грызунов этой местности. И с чего вдруг это решила? Но не могла ничего поделать – у неё была просто навязчивая мысль идти на охоту.

И она все отдалялась и отдалялась будто под гипнозом, напрочь забыв посматривать на небо. Ведь она на птиц пошла, верно? Но нет. Неведомый зов вел её вперёд до тех пор, пока не уперлась лицом в скалу. И только после этого она заметила, что у её горла в свете луны сверкнул холодный острый кинжал.

– О-о, – протянула Валанди, медленно поднимая руки. – Я простой путник, что вам нужно от меня?

Кто на неё напал, солнечная не видела – разбойник стоял за спиной. Но зато она чувствовала холод стали на коже, и нервно сглотнула. «Вот же ж… После Тироса всегда так – слишком расслабляюсь. Эй, Сектар, если ты на связи, пошли весточку Гину, что я во что-то вляпалась. Опять, – невесело подумала она, мало надеясь, что младший туманный ей ответит после всего. – Идиотина». Ещё долго она мысленно проклинала себя, в том числе и за то, что подняла руки от кинжалов. Хотя, вряд ли бы она успела что-то сделать, но точно забрала бы обидчика с собой.

«Солнечная, я чувствую твой страх отсюда, в чём дело?» – мгновенно ответил обеспокоенный голос.

Сам же неизвестный не ответил, но сильнее нажал на горлышко, намекая на последствия, которые тут же произойдут, если она вновь заговорит. Неизвестный был высок, о чём говорило его дыхание на её макушке. Но в такой тьме она даже не могла разглядеть цвет его кожи. Может, звёздный?

Но мгновенно ответить Сектару ей не дали – разбойник своим телом подтолкнул солнечную к скале и прижал низом туловища, явно на что-то намекая.

«Нет, только не снова», – Валанди пронзил настоящий ужас, а в воспоминаниях всплыли события в темнице звездных. В этот раз она решила, что живой ни за что не дастся, но страх сковал ее тело, что она не могла пошевелиться. «Двигайся, двигайся!» – приказывала она сама себе, но ни один мускул не двинулся.

«Это то, о чём я думаю? – раздалась… усмешка? Сектар насмехался над её ситуацией? Но… разве так можно? – Солнечная, раз такое дело, то, чтобы тебя отпустили, дай нападающему то, что он хочет».

Разбойник предупреждающе нажал лезвием на её шею вновь, но кожу никак не ранил – хорошо видел границы, когда оружие приносит страх и приказ не двигаться. Словно предвидел, что на этот раз она может рыпнуться. И сделав этот предупреждающий жест, толкнулся бёдрами в нее сзади, а свободной рукой заскользил от кисти поднятой руки до плечика.

«Я лучше умру, чем снова переживу это. Давай же, двигайся, проклятая рука. Все, что нужно, – это просто схватить любой из кинжалов, и он труп», – но скованное страхом тело не желало подчиняться, и она не знала, как заставить его. Ее пробила мелкая дрожь, а из глаз потекли слезы.

«А ведь я говорил тебе…»

Неизвестный наклонился к самому уху солнечной и ослабил нажим кинжала, зато шейку тут же обхватили сильные и уверенные пальцы. Разбойник сейчас мог сделать всё, что хотел – поцеловать, облизать, укусить – ведь вот её мочка – прямо перед его губами. Эта ушная раковина, эта изящная шейка… Но вместо этого разбойник прошептал:

– …Если мужчину долго дразнить, он и изнасиловать может.

– Сектар… – буря эмоций захватила Валанди. Тут были и страх, и удивление, но больше облегчения. Слезы с удвоенной силой хлынули по щекам, а тело ослабло, и если бы туманный не прижимал ее к скале, она бы упала.

– Ну, ну, солнечная, рано тебе падать к моим ногам, – усмехнулся туманный и, убрав кинжал, схватил солнечную, поставив обратно на ноги, повернул к себе. – Жаль, что я не видел твоего лица. Да ты и правда мазохистка. А ещё трусиха. А строишь из себя чёрт знает что, – после такого ещё и издевается. Смотрел на неё сверху вниз, скрестил руки на груди и ухмылялся своими медовыми глазами.

– Ну ты и сволочь, – смогла взять себя в руки Валанди, утирая лицо, чтобы он не видел ее слёз, но они все не хотели останавливаться. – Черт! Ты знаешь, что со мной случилось. Зачем? Это жестоко, ненавижу тебя.

– Вот, уже лучше, – туманный подошёл к солнечной ещё ближе и положил тяжелую руку ей на голову, неумело взлохмачивая локоны. То ли специально, то ли успокоить хотел. – Кажется, мы это уже обсуждали. Тебе же нравится истязать себя, вечно вспоминая всё нехорошее в твоей жизни. А бросаться такими словами я тебе не советую – ты у меня в неоплатном долгу. Смотри, как бы мне не взбрело в голову взыскать с тебя все долги немедленно, – и всё же через долю секунды после этих слов он стал серьёзным. Даже каким-то озлобленным. – А теперь объясни мне, ты, тупая дура, какого чёрта ты продолжаешь испытывать судьбу? В городе решила, что самая храбрая и сильная, от ребят сейчас вновь одна ушла. Забыла, что за вами Белые маги охотятся?

– Тебе-то какое дело? Оставь меня в покое уже, – Валанди все никак не могла успокоиться. Она попыталась оттолкнуть его, но слишком ослабла после нервного срыва. Лишь уткнула ладони ему в грудь и так и осталась стоять, опустив голову. – Без тебя знаю, что приношу неприятности всем. И все равно не могу сидеть спокойно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю