290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 61)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 61 (всего у книги 66 страниц)

Это выражение лица… Это было нечто. Злость, гнев, которые никогда ещё не были на этом лице. Сектар не привык к такому обращению. Ногти всё впивались и впивались, но некоторое время он не чувствовал боли – он просто был в шоке от наглости… вопиющей наглости этого создания.

Создания, которого Сектар резко развернул к себе спиной и, схватив обе руки в одну, прижал к двери над головой Валанди. Он не церемонился, а сразу прижал её пахом к двери, показывая, что не такой уж сейчас он и старый для этого дела. Да, постарел, но выглядел не как старик, а как… зрелый мужчина. Намного старше брата, но чуть-чуть младше отца. Но это был не старик.

– Да как ты смеешь меня с собой сравнивать? Говорила, что грубости не любишь, но именно на это и нарываешься, – сквозь зубы зашипел туманный в её ухо. Он выше неё, выше брата, сильнее его физически – Валанди не могла вырваться, но очень пыталась. – Я предупредил тебя? Ты меня услышала? Это предел, солнечная.

С жадностью, с таким нетерпением, ведь он так давно мечтал об этом, туманный впился в её шею губами, всасывая в себя кожу, словно вместе с ней хотел вобрать в себя всю Валанди. Свободная рука же сразу дала понять ей, что это уже были не шутки – расправив халат, она ворвалась в бельё солнечной и без промедление провела пальцами по половым губам, отчего член словно возбудился ещё сильнее, воткнулся в её ягодицы ещё явственнее.

– А чем ты лучше меня? Если не называешь меня по имени – это ещё не значит, что ты выше, – голос ее дрогнул, когда рука скользнула вниз. Неожиданно она поняла, что натворила, но уже, похоже, все пути к отступлению были отрезаны. Что сказать, как остановить? Не знала. – Похотливый ублюдок… Я убью тебя.

Пытаясь вырваться, она делала только хуже, потому что ерзала и терлась о него. Но сдаваться? Нет. Как бы она сама ни желала этого, она все ещё помнила, что является невестой Гинтара. «Вот идиотка, надо было сбежать, когда был шанс». Она корила себя последними словами, проклинала туманного, но что она могла сделать против него?

– О нет, ты хочешь меня, я даже сейчас слышу это в твоей голове, – кажется голос его стал чуть мягче, но хватка была сильнее. Пальцы внизу нежнее заводили вверх-вниз, задевая наиболее чувствительные участки, а засос на шее стал просто поцелуем. Таким… Это трудно описать, но Валанди ощущала, насколько этот поцелуй был желанным, как он нуждался в её коже.

О да, трение лишь усилило возбуждение, и лишь единожды он оторвал свою руку от её губ, чтобы приспустить свои штаны и её бельё… Нет, не входил. Зачем? Зачем, если сначала можно напиться её страхом. Протиснувшись между ножек, Сектар задвигался, получая наивысшее наслаждение только лишь от кожи её ножек, только лишь от осознания, что это – Валанди.

И пока это проделывал, губами медленно поднялся к ушку и зацеловал, как тогда… Но к губам побоялся идти, боялся и знал, что получит отказ. Нет, опыта у него явно было больше, а каждое движение было таким собственническим. Валанди принадлежала ему. Уже. Он сам это решил.

– Отпусти меня, и узнаешь, как я тебя хочу, – прошипела она. И пусть тело предательски отзывалось на его ласки, источая соки, но долг и желание – разные вещи. – Только сделай это, и ты убьешь меня.

Если не сможет остановить, то просто уйдет после. Уйдет от них всех и сдохнет где-нибудь в канаве, как шлюха, которой она и является, которую из нее делает этот властный туманный, будоража и разжигая желание в ней к нему вместо Гинтара.

Она попыталась вырвать ухо, но этим сделала больно только себе. Попыталась освободить руки, но он все ещё крепко держал, а дальше двигаться было ещё более бесполезно – не освободится.

С каждым разом, с каждой секундой Сектар становился… медленнее, пока и вовсе не прекратил какие-либо действия. Конечно услышал и эти мысли, и как больно они саднили сердце. Глупая женщина. Какие же глупые и отвратительные мысли в её голове.

– Если уж не это заставит тебя думать о последствиях, то что? – со злобой на неё саму прошипел туманный, вновь впиваясь в шейку, лаская её, запоминая вкус на языке. – А ты удобно устроилась. Сначала не слушаешься, делаешь, что хочешь, а потом давишь на жалость и чувство твоей беспомощности. Превращаешь себя в жертву для всех. «Ах, смотрите, он хочет меня изнасиловать. Но я же ничего плохого не сделала». Да, не сделала. Но ворвалась в чужую комнату, тронула чужую вещь, которая могла тебя сейчас и убить. Потом стала качать тут права и оскорблять меня. Так спрашиваю тебя ещё раз, солнечная: кто, если не я в данный момент, научит тебя думать твоей тупой и безмозглой головой?

Под конец это уже было не шипение – рычание. По хвату рук несложно догадаться, как был взбешён Сектар. Да, сначала на себя, но теперь уже и на эту провокаторшу, которая нашла в нем силы остановиться. Руки были по-прежнему на своих местах, но одна больше не двигалась, как и член, который просто замер, плотно обхваченный ножками.

Вот он ее шанс уйти сейчас. Она нашла силы в нем, осталось найти их в себе. Нужно просто молчать и не двигаться, может, тогда он ее и отпустит. Но видят боги… да и он тоже, как ей не хотелось, чтобы он останавливался. Наоборот, желала, чтобы он взял ее, и брал столько раз, сколько угрожал ей этим. Ненавидела себя за эти мысли.

– Разве ещё не понял? Меня исправит только могила, – у нее вырвался какой-то истерический смешок. – Боги, я сошла с ума, если до сих пор стою здесь и разговариваю с тобой, что вообще зашла проведать тебя… Нет, я спятила, когда ещё приняла кольцо. Просто открой дверь и вытолкай меня, иначе произойдет непоправимое.

Она запрокинула голову назад, кладя её на плечо туманного и смотря вверх. Черт, она не хотела уходить, но и остаться не могла, поэтому молила богов, чтобы они дали силы Сектару прогнать ее. Тогда она уйдет и больше никогда его не потревожит. Но очень сомневалась, что ему хватит выдержки, потому что видела и знала все его чувства к ней.

Сектар посмотрел на неё сверху вниз, в такой позе. Она его дразнила, но сама того не понимала. Вот зачем так встала? Зачем позволила ему вдыхать аромат её волос. Точно больная. И Гинтар дурак, что выбрал… такую, как она.

– Убирайся, – даже как-то спокойно сказал он. Хотел напугать, но сам начал заигрываться. И ведь правда трахнет. Не будет с ней спать, заниматься сексом. Просто трахнет. По-хозяйски. Но раз она этого так желает, какой смысл в наказании? Но как было больно говорить это. Но сейчас иначе нельзя. Его работа ещё не закончена с амулетами. – И больше не подходи ко мне. Никогда.

Он толкнул её к двери, отчего та, возможно, даже больно ударилась, но ему сейчас не до церемоний. В какой-то степени он был даже обижен. А где сопротивление? Где… где хоть какая-то стойкость? Но она так быстро упала в его объятия. Нет, хотел, кончено хотел! Но… играть с ней было веселее, а время сейчас не игровое. За стеной спит Гинтар, о чем Сектар додумался только сейчас. Амулеты не готовы, а ему ещё нужно было потратить немало сил до утра, чтобы достичь нужного результата. А тут она – солнечная… Взбесившая его, возбудившая его. Нет, правда, пусть уходит, пока он…

– Или до тех пор, пока сама не решишь для себя, чего ты хочешь. Я никогда не играю роль учителя. Сама разбирайся в своих чувствах, – обидно бросил он. Сам не знал, что ему сейчас было нужно. Была нужна она сейчас же! Срочно! Но вместо новых игрищ, Сектар натянул свои штаны обратно.

Валанди выскочила из комнаты быстрее ветра, громко хлопнув дверью за собой. Она вернулась к себе, увидела спокойно спящего Гинтара, который даже и не подозревал, что она только что чуть не совершила. И ей стало так стыдно, так противно от самой себя. Она хуже лунной, та себя не контролирует из-за своей природы, а она как ребенок идёт на поводу минутных желаний. Отвратительно, она не заслуживает быть рядом с Гином.

Открыв окно, солнечная вдохнула свежий ночной воздух, села на подоконник и принялась укладывать все в своей голове по полочкам, понося себя последними словами. Надо было остаться под чарами паука в своем сознании, всем бы от этого только лучше было. Только это не выход. Она подтянула коленки ближе к себе и уткнулась в них лбом. Разрыдалась бы, да смысл? Сектар прав, ей нужно сделать всем одолжение и разобраться в себе. Уйти бы на пару дней одной, чтобы проветрится. Может, смена окружения поможет – братья-искатели должны быть где-то рядом.

Но уйти, не предупредив Гинтара, она не могла, и ей нужна была его зачарованная бумага. Спрыгнув с окна, в темноте она нашла его рюкзак и присела искать бумагу. Обнаружив заветные листки, она написала короткую записку о том, что уходит, но ненадолго, и взяла бумаги для связи с ним. «Нужно много обдумать» – гласила причина. И после обещания не попадать в беду, она быстро оделась и покинула комнату, нежно поцеловав щёчку туманного на прощание.

========== 41. Не тем голова занята ==========

Гинтар проснулся рано утром, и разумеется его глаза сразу обнаружили бумажку. Он прочитал записку, думая, что там что-то вроде «я отошла в соседний магазин» или «ушла вниз, жду тебя за завтраком», но это… Туманного обуяла такая ярость, которая с ним была в последний раз, когда он узнал о Заке и Кае.

Это… чудо ничему не учится. Куда она пошла? Ей мало того, что её уже чуть не околдовали? Ей просто повезло выбраться оттуда! Ей просто повезло, что Сектар сейчас вместе с ними, а что будет ещё? Что может быть ещё?!

Гинтар вскочил с кровати и быстро оделся. Он не собирался терять время, не собирался надеяться на хороший исход. Он просто найдёт её и вернёт в безопасное место, где она окружена четырьмя сильными эльфами. Но сначала… нужно её отыскать.

Конечно сначала он пришёл к своему брату, но увидел комнату: мусор в виде разобранной или разорванной бижутерии, кучу разных скомканных пергаментов, разлившиеся повсюду чернила и он – постаревший Сектар лежал на своей кровати без задних ног. Он не проснулся даже на такой резкий заход Гинтара. А ведь сон его был всегда таким чутким. Нет, брат явно был вымотан за ночь, и то, что он не балду гонял, старший брат видел собственным глазами. Младшему необходимо восстановить силы, пусть спит. У Гинтара была ещё одна хорошая ищейка.

– Кая, мне нужна твоя помощь! – с этими словами он вошёл в комнату, где уже причесывались эльфы, и с порога стал рассказал ситуацию.

– Не нужно ее искать. Я видел ее ночью, дня через два сама вернётся, – бросил Зак. – Ты сказал, что она взяла твою бумагу, значит, не намерена пропадать. Я понимаю твое беспокойство, но давай поступим так: если к вечеру от нее не будет вестей, пойдем искать. А сейчас нам нужно заняться посохом.

Демонстрируя свое спокойствие, Зак достал из своей сумки все части, в том числе и древко с камнем Созерцания, которые были у Валанди.

– Предлагаю начать искать умельца, который нам соберёт все это воедино.

– Но… Но!.. – но спокойствие Закнеыла быстро заразило Гинтара. Нет, страх не ушёл, но по крайней мере он перестал поддаваться панике: «Хорошо, это резонно. До вечера!» – Хорошо. Думаю, надо искать ближе к подземным ходам. Или что тут, Зак?

– Почему туда? – поинтересовалась лунная, наконец закончив с волосами, и, поднявшись, подошла к сидящему на стуле звёздному сзади, обняла и посмотрела через его плечо на эти предметы.

– Чем ближе мы будем к гномьему главе, тем умелее будут рабочие. Сомневаюсь, что гномий король будет держать подле себя бездарей. Кстати, а как тут нынче с властью? Я давно не интересовался гномьей политикой.

– С тех пор, как умер Хатор Пьяный, королем стал его сын Хатор Боевой Молот. Кстати, он прославился в битве со звездными и заслужил свое имя, – Зак задумался, припоминая, что ещё он знает. – Он ведёт агрессивную политику против звездных, может, мне не ходить? Как ты и сказал, лучшие мастера будут глубже в гору, у них там целый подземный город и почти весь – одна большая кузница.

Он покрутил в руках тубус, по которому иногда пробегали небольшие молнии.

– Там и чаровники могут найтись.

– Я согласна, – кивнула лунная. Пусть остаётся здесь.

– Да я ведь не против, – задумчиво сказал туманный. – Тем более после таких новостей. Это не Роулен, с ним договориться не получится. Осталось только найти проводника.

– Гномы тоже на золото падкие, – усмехнулась Кая. – С ними проблем не будет в этом плане.

– Следите, чтобы они с артефактами были осторожны, и не выпускайте их из виду, – наставлял звёздный спутников, смирившись, что не пойдет. – Так, что ещё?.. Не забывайте торговаться, гномы любят заламывать цены. А если денег все равно не хватит, у меня осталось ещё несколько камней, которые можно обменять. И… будьте осторожны.

Закнеыл повернулся, чтобы обнять Каю. А Гинтару он передал все артефакты, доверяя ему.

***

Горы всегда нравились Валанди. Она любила забираться на высоту, изучать пещеры в поисках каких-нибудь сокровищ, но в этот раз они ее не сильно интересовали. С самого рассвета она сидела на высоком выступе и думала, много размышляла обо всем: о пророчестве, о магии, о семье, о предстоящей свадьбе, о Сектаре. Только мысли эти были удручающими. Так, хватит, она пришла сюда, чтобы прочистить голову!

Поднявшись на ноги, она отыскала глазами удобную тропинку вверх и заторопилась туда. Выше и выше, пока дышать не станет трудно, только тогда она остановится, но до этого ещё долгие часы подъёма. С каждым шагом становилось прохладнее, а ветер завывал все сильнее, заставляя ее золотые волосы взметаться вверх.

Оказавшись достаточно высоко, солнечная эльфийка нашла место для привала. Отсюда открывался чудесный вид на Красный город и пустошь. Она уселась, свесив ноги с обрыва, достала булку и просто смотрела вдаль, ни о чем не думая. Красиво здесь, город в лучах заходящего солнца был прекрасен. Что? Солнце уже садится? Быстро дожевав булку, она достала листок бумаги и настрочила записку – обещала же писать.

«Гин, прости, что сбежала так. Надеюсь, ты не сильно разозлился? Мне это нужно. Я в порядке, залезла в горы, отсюда классный вид на город. Я недалеко, так что Кая или Зак легко меня найдут, если понадобится, просто хочу побыть одна. За меня не беспокойся, я скоро вернусь. Твоя Валанди».

Перечитав письмо несколько раз, она свернула его и отправила лететь к хозяину. День прошел. Стало ли легче? Нет.

***

В таверне весь день было скучно. Зак так и просидел в комнате и ни разу не вышел, лишь под вечер, когда проголодался, спустился вниз и заказал ужин. Кая и Гинтар все ещё не вернулись, а Сектар продолжал отлеживаться у себя. Попивая эль, Зак наблюдал за посетителями из самого темного угла и ожидал новостей хоть от кого-нибудь: Валанди или ребят.

Под вечер и младшему туманному стало намного легче. Более того у него проснулся зверский аппетит, да и скучно было. А что его встретило под приятный вечер? Пустота комнат. Никого не было! Ну и что это такое? Связавшись с лунной, Сектар узнал, что они с Гином ждут, когда сделают посох. Отлично, значит им осталось совсем чуть-чуть. Амулеты будут готовы к утру.

Сектар решил отужинать внизу, интересно, что же нынче в головах гномов. Звёздного он если и заметил, то внимания не обратил, садясь за столик, расположенный посреди таверны.

Ну и Закнеыл не стал удостаивать вниманием туманного, лишь красная вспышка в глазах под плащом выдала его, но он быстро скрыл неожиданно вырвавшееся желание убивать.

Ночью Зак проснулся от непонятных криков в одной из соседних комнат и проклял свой хороший слух. Кае повезло больше, она вымоталась за день и сладко спала, не слыша ничего. А когда он выглянул за дверь, чтобы проверить, в чем дело, увидел, как Валанди выбегает из комнаты Сектара.

Как чувствовал, Зак не лег обратно в постель, а прислушивался к тому, что творилось за стеной. И не зря – поймал солнечную в полном обмундировании в коридоре. Правды он от нее, конечно, не добился, но заставил пообещать, что уйдет она ненадолго, иначе он все расскажет Гинтару или снесет голову его младшему брату. Он хотел сделать это прямо сейчас, но Валанди взяла с него слово, что два дня он не будет ничего предпринимать, а там она вернётся и все разъяснит. Но руки так и чесались накостылять этому зазнайке.

Изучая мир через чужие мысли, Сектар не мог не услышать мысли и звёздного. Закнеыл видел, что туманный чему-то усмехнулся, как обычно усмехается взрослый человек, когда на него ругается ребёнок. По возрасту, конечно, это было не так, но в своих силах он был уверен. Один рычаг в голове – и прощай, прощай, гиперактивный Закнеыл. Бедной Кае придётся искать ублажителя на стороне.

Он не боялся, если Гинтар узнает. Сам хотел рассказать, как и обещал Валанди – заявить право на борьбу за её сердце, но после этой ночи так всё сложилось. Сектар успокоился, отдохнул. Теперь он, конечно, жалел, что прогнал её так грубо, но в тот момент знал, что лучшего способа избавить их от ошибки просто не было. Казалось бы, разве он уже её не совершил? Он так нагло лез к ней, соблазнял. Да, младшему было стыдно за это, сердце больно грызла совесть, а смотреть в глаза Гину он бы утром побоялся, но… Всё же одно дело поцелуи и касания, а другое дело – секс. Тогда бы не он один предал брата, но и заставил это сделать Валанди. А сказав всё на чистоту, Гинтар хоть будет готов; это будет честный бой.

Но между тем мысли звёздного продолжали докучать Сектару, и он не мог не издеваться над Закнеылом.

«Как же здорово иногда связываться с другими, когда они так далеко. Хоть знаешь, в порядке ли они», – послал он эти мысли звездному, явно намекая на кольцо.

«И не скучно так жить? Теряется элемент неожиданности, перестаешь удивляться чему-либо. И заменяешь ты это приставанием к чужим девушкам? Свою бы лучше завел», – Закнеыл помотал головой из стороны в сторону, будто отмахнулся от вторжения. Не нравилась ему сила туманного, не хотел он идти с ним на контакт, но и уходить не собирался.

«Да, когда Валанди насиловали и похитили Каю… И когда «убили» её – это же такой замечательный элемент неожиданности. Ради него стоит жить!»

Вот и принесли его тушеные овощи. С каким же аппетитом туманный накинулся на тарелку с едой. Раньше всегда был таким привередливым в еде, особенно если её не готовили дома, но как-то после Басяка ему вкусным казалось всё, что не является… сырым. А вот от питья отказался. Эти помои он пить тут не мог.

«Или вчера вечером… Я смотрю, ты вчера очень злился и беспокоился за её опоздание. Но зато элемент неожиданности! Она пришла! Как неожиданно! А если бы с ней что-то случилось, было бы ещё неожиданнее!» – вот мог бы заткнуться пораньше, но уж больно его задели слова о девушке. Завёл бы, тупой звёздный, не было бы большинство баб скучными или жадными до наследства его семьи.

«Зато как рад я был ее видеть! Но знаешь, наверное, тебя я должен поблагодарить за её вчерашний наряд. Ты ведь надоумил? Кроме тебя некому, – Зак чему-то усмехнулся и подпер рукой голову. – Может, теперь провалишь из моей головы? Не порть вечер мне и себе».

«Ох, не думал, что получу благодарность за это. Раз такое дело, пожалуйста, обращайся. Может, ей ещё чего посоветовать? Тебя-то она вряд ли спросит», – могло сложиться впечатление по его назойливости, что ему… скучно. По крайней мере только этим можно было объяснить то, что он никак не унимался.

«Не утруждай себя, – отмахнулся Зак. – Чего ты вообще так печешься о нас? Только не говори, что за всем этим высокомерием скрываешь добряка, не поверю».

Зак подозвал официантку и заказал ещё выпивки.

«Печально видеть, как лунная по глупости всё портит. Не налегал бы ты так. Они скоро вернутся с посохом, и вам нужно будет собираться в дорогу».

«Валанди ещё не вернулась. Без нее мы никуда не пойдем, так что сегодня можно расслабиться немного, – звёздный откинулся на спинку стула и бробурчал: – Ничего она не портит, у всех бывают трудности».

«Намучаешься с ней ты, звёздный. Отыщи подругу себе под стать».

За весь разговор, наверное, дверь в здание открылась уже в четырнадцатый раз, но в него вошла высокая фигура – не гномья. Кая с радостной улыбкой обвела таверну взглядом и не прогадала – он действительно был здесь. Радостно подпрыгивая, она подбежала к Закнеылу и обняла со спины, прижимаясь щекой к его макушке.

– Всё прошло хорошо, они сделали нам посох. Осталось совсем чуть-чуть!

Проигнорировав последние слова туманного, Зак приобнял Каю одной рукой.

– Гномы вас не ограбили? – улыбнулся ей звёздный и завалил вопросами. – Присаживайся. Ты голодная? Где Гинтара потеряла? Он от Валанди письмо получал, или нам пора срываться на ее поиски? А то я немного выпил.

– Да я вижу. Мог бы и меня дождаться, – буркнула лунная, присаживаясь за стол и отбирая у Закнеыла кружку с явным намёком в глазах, что отдавать не собирается.

«Эй, эй, лунная, тебе нельзя! – голос Сектара появился в голове так неожиданно, что она аж поперхнулась. – Полнол…»

«Да пошёл ты!» – рявкнула она мысленно и незаметно для звёздного под столом стянула кольцо, отвечая на вопросы:

– Нет, что ты. Король как узнал, что мы пророческие, так сразу подозвал лучшего своего мастера. Он нам прямо на месте всё и сделал. Гинтар получил какую-то записку от Валанди, но я не смогла прочитать содержание. Гин сильно разозлился и сказал идти сюда. Не знаю, где он сам, но явно с ней всё хорошо, иначе бы тревогу поднял.

Бедолага ещё не поняла, что Сектар тоже в таверне. Но он пока молчал.

– Давай, ты не будешь пить, пока полнолуние не пройдет, – Зак отнял кружку обратно и отставил ее подальше. – Значит, все прошло хорошо? Я рад. Но то, что Гинтар так злится, – это плохо. Ох, Валанди… Что она творит опять?

Зак недовольно забубнил. Вот он всегда был на стороне солнечной, но в этот раз она правда поступила глупо. А он дурак, что не остановил ее. Так что считался сообщником. Он перевёл глаза на Каю, и неожиданная мысль пришла ему в голову.

– Хочешь выучиться грамоте?

– Эй! – лунная недовольным взглядом проводила кружку и, хмуро скрестив руки на груди, отвернулась от него. – Что ж за жизнь такая? Между полнолуниями в дороге, во время полнолуния – нельзя. Хочу напиться, вот чтоб прямо без памяти было! Так, чтобы сегодня ко мне с этим запахом тогда не приближался, – и показушно она отодвинулась от Закнеыла. Такой разрядки, как напиться, явно не хватало всей компании. И больше от обиды, нежели от нежелания, Кая ответила на последний вопрос: – Ты сначала определись, что от меня хочешь больше. Чтобы я клинками пользовалась, до которых мы дошли спустя месяц, или грамоте…

«Вот о том я и говорю, – усмехнулся в голове звёздного Сектар. – Глупый маленький ребёнок. Где такое видано, чтобы принцы с дикарями гуляли. Её мать до добра это не довело».

– Ну прекрати, – надулся Зак и пододвинул ее вместе со стулом к себе. – Одно не мешает другому. Я найду способ сделать уроки интересными, – он опустился к ее уху. – Начнем с «а» и «о».

Он отстранился, потому что им принесли еду, и тогда он стрельнул глазами в туманного:

«Я давно не принц, а ее дикость мне только нравится. Если бы только не разодранные плечи…»

– Закнаал, сказала же, пока от тебя так пахнет элем, не дразни меня. Сбегу и напьюсь всем назло, – пробубнила Кая, когда он зашептал ей буквы на ухо, да ещё и такие. Но уже не отодвигалась. – Ну, удиви меня. Гинтар пытался, чтобы мне это понравилось, я посмотрю, что ты предпримешь.

«А я вот люблю, когда женщина пускает в ход ноготки. Быть может, одолжишь тогда? Чего зря темпераменту пропадать?» – послышался мгновенный ответ Сектара.

«Ноготки – одно, но когти… – но тут до него дошло, что он предложил, и Зак как-то сразу напрягся. – Следи за тем, что говоришь».

– Что-нибудь придумаю, – он пододвинул тарелку к Кае, мол, кушай, не отвлекайся.

«Пей меньше, а то так и согласишься случайно», – теперь уже не просто усмешка – Сектар смеялся в его голове.

– Спасибо, правда, я не очень-то голодная, – но забота была очень приятная. Наконец-то она улыбнулась звёздному и, взяв прядь, заставила к себе опуститься, и поцеловала в щеку. Только после этого она принялась за еду.

«И не мечтай», – шикнул на него Зак. Он с любовью наблюдал за лунной, периодически подворовывая с её тарелки еду.

– Гинтар тоже решил пропасть? – недовольно буркнул звездный. Прошло уже много времени, а их товарищ так и не объявился.

– Я ж не знаю. Может, на её поиски пошёл. Может, вещи пошёл закупать. Сектар предупредил его, что в горах очень холодно – нам всем нужно приобрести как можно больше вещей, – Кая перевела взгляд с Зака на окно и нахмурилась сильнее прежнего. – Но ты прав, уже совсем поздно. Я его сейчас пойду, поищу тогда – если повезёт, запахи ещё не развеялись, – она отправила последние кусочки себе в рот, воспользовалась замешательством Зака и допила содержимое его стакана, после чего вскочила со стула. Когда Валанди придёт – придушит её собственными руками. Мало того, что Гин переживает, так из-за него сама Кая переживает.

– Стоять. Куда поскакала? – он поймал ее, заключая в кольцо рук. – Ещё и выпила всё-таки, теперь точно никуда не пойдешь, – подхватил ее на руки и потащил в комнату.

– Ай, Зак, ты пьянее меня, не преувеличивай. А ну отпусти! Ну пошли вместе, если переживаешь!.. – но слезть с его рук смогла только в комнате. Недовольно зыркнув на звёздного, она посмотрела на дверь, но, судя по живой стене, уже вряд ли куда-то сможет удрать. – А я, может, ещё орехи заказать хотела. Или леденцы.

– Есть у меня для тебя один леденец, – он похотливо осмотрел ее с ног до головы, одним взглядом раздевая. Взяв ее руку в свою, он приложил ее к своему уже возбужденному органу.

Та аж оторопела, чувствуя его в своей руке… впервые, наверное. И то ли от неожиданности, то ли с непривычки, она как-то резко отдернула руку. Одно дело принимать в себя, но другое дело трогать, пусть и через штаны. Вообще, забавная реакция получилась.

– Дурак, я про конфеты говорю, – пробубнила лунная, смущенно опуская голову.

– Ты такая милая, когда стесняешься, – умилился Зак, прижимаясь к ней и опускаясь ниже, чтобы поцеловать порозовевшие щёчки.

Наконец-то он смог избавиться от плаща, сбросив его на пол, он вновь подхватил Каю и опрокинул ее на кровать. Блуждая руками по талии, Зак нежно поцеловал ее, но пока не настойчиво.

– А ты такой балбес, – сама не знала, за что его так назвала. Наверное за то, что спустя столько времени продолжает вгонять ее в краску.

Раздвинув свои ножки для него, она обняла мужчину за шею, прижимая к себе сильнее, требовательно заставляя целовать напористее. Вот от чего-чего, а от таких уроков её хоть метлой гоняй – в любое время готова.

Однако, без стука, в наглую, без каких-либо предупреждений, в их комнату открылась дверь, и лунная заметила развевающийся при ходьбе знакомый плащ – Гинтар. Она знала, что ему до сих было неприятно видеть их вместе, да и самой Кае как-то лежать с эльфом между ног перед лучшим другом было как-то… стыдно.

– Простите, кажется, я вам помешал, – сухо произнес он. – Я лишь за одним вопросом. Валанди не вернулась ещё?

Закнеыл послал ей улыбку и слез с нее, усаживаясь рядом на кровать. Благо не успел задрать ей рубашку, а то как раз намеревался.

– Нет, не появлялась ещё. Она тебе не написала, где сейчас? – поинтересовался звёздный. Он бы предложил отправиться на ее поиски с утра, раз посох уже готов, но обещал ей ничего не предпринимать эти два дня, поэтому… А к черту. – Если с посохом закончили, можем по утру отправиться за ней и потом к Белым магам.

Гинтар протянул Заку записку, и пока тот читал, Кая села на коленки с волнением осматривая Гинтара. Что ему эти записки? Все равно же себя изводит. У гномов на их шутки тоже не смеялся, хотя всегда понимал их юмор.

– Да, было бы хорошо, – кивнул туманный. – Я накупил немного нам в дорогу, но перед уходом всё равно бы еще раз прошелся. Если она вернётся, скажите, что я переночую у Сектара. Хотелось бы и ему время уделить перед уходом.

– Хорошо, значит, завтра по магазинам и в путь, – подтвердил Зак. – Ещё нужно подготовиться к встрече с магами, у меня больше нет колец, я не смогу тебе помочь в бою на расстоянии.

Казалось бы, серьезная тема сбила весь запал, но стоило звездному взглянуть на Каю, на дне его глаз блеснул красный огонек, и он повернулся к туманному со словами:

– С утра этим и займёмся, – и серьезно кивнул.

Гинтар кивнул в ответ и бросил какой-то странный взгляд на лунную. Открыл рот, хотел предложить прогуляться. Но только для того, чтобы этой ночью тут ничего не произошло. Сам не знал – зависть, или всё равно какое-то переживание «старшего брата» за подругу, которая «никогда не найдёт себе достойнее, чем братик».

И всё же Гинтар закрыл рот, смолчал на этот счет. Пусть лобзаются. У магов их будут поджидать не Кошмары, а именно сами маги, которые могут… убить.

Ещё с полуминуты Гинтар постоял вот в этих нерешительных мыслях, но отвернулся и зашагал в свою комнату, закрыв за собой дверь. Кая хмуро проводила его взглядом, и грустно опустила голову.

– Ох уж эта Валанди. Когда всё закончится, наставлю ей ещё пару шрамов.

– У нее есть на это причины, но что бы это ни было, она не должна была уходить. Я тоже не одобряю, – нахмурился Зак. Он ещё какое-то время обдумывал это, а потом повернулся к Кае, обхватил ее за талию и, чуть приподняв, посадил ее к себе на колени и зарылся носом в волосы, утыкаясь в шею. – На чем мы остановились?

***

Туманные братья разговаривали до самого утра, вспоминая своё детство, рассказывая о жизни, терпя подколы друг от друга. Наконец-то Гинтар смог немного забыться, и даже представить, что никуда он не уходил из дома, а просто с братом решил отдохнуть в таверне.

Но под утро всё испортилось. Сектар, как и обещал, сказал Гинтару о Валанди. Это было так неожиданно, что старший сначала не понял. Они готовились отходить ко сну, младший спал на кровати, старший – на полу. И тут эта фраза во тьме:

– Я влюбился в твою солнечную.

Гинтар молчал. Сектар знал, что он его услышал. Он знал, что Гин заговорил с ним мысленно. Нет, даже не так. Он столько всего хотел рассказать ему, но не знал, с чего начать, не знал, как на это среагировать. В его душе был какой-то испуг, который младший немедленно уловил. Страх соперничества? Возможно, но Гинтар верил, что брат не будет отбирать его невесту с помощью магии.

Потом была злость. Как посмел младший посмотреть на то, что принадлежит ему – старшему? Как посмел посмотреть на его игрушку, потянуть к ней руки? Как. Посмел?

– И что дальше? – неожиданно спросил Гин холодным голосом. Таким он никогда не обращался к младшему, отчего Сектар понял, что если уж их отношения вернутся в такие, какие были той ночью, то очень и очень нескоро.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю