290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Пророчество без букв (СИ) » Текст книги (страница 6)
Пророчество без букв (СИ)
  • Текст добавлен: 10 декабря 2019, 01:00

Текст книги "Пророчество без букв (СИ)"


Автор книги: Sayar






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 66 страниц)

– Мне уже рассказали, как ты перепила Айнора. Жена с беднягой все утро носится, никак в чувство не приведет, – Силейз строго взглянула на неё, но в глазах играли веселые искорки, выдавая ее истинные чувства. А Валанди осталось только удивляться, когда сестрица успела все разузнать.

Через пять минут после состоявшегося разговора, в дверь постучался стражник и объявил приход Гина и Зака. Первый, не став слушать разрешения, вошёл в покои и, сделав спешный поклон, огляделся. Как только его взгляду предстала Кая, глаза юноши расширились от ужаса – ран не было, но оборотень была перепачкана кровью так, что можно было лишь догадываться, как проходила битва.

Он подскочил к девушке и упал перед ней на колени, судорожно выискивая хоть какие-нибудь раны, спрашивая дрожащим голосом:

– Как она? Что произошло?

И словно близость друга придала сил – она поморщилась и начала приходить в сознание, пока Гин, убедившись в целостности Каи, просто нежно стал гладить ее по голове. Сколько страха и паники было в его серых глазах; невооружённым глазом было видно, как юноша задрожал и побледнел.

Стоило Гинтару услышать от стражников о происшествии, он потерял себя, а чувство вины больно сжало сердце. Если бы он только настоял, чтобы она осталась в комнате! Если бы только предложил погулять в лесу вместе! Но нет. Вместо этого туманный довольствовался уютом купален и мягкой кроватью в таверне.

– Проходи, Закнеыл, – пригласила войти последнего Силейз. На что тот, виновато потупив глаза, переступил порог и занял дальний угол кабинета. А в это время правительница обратилась к Гинтару: – С ней все будет в порядке благодаря «Ангельским слезам», что так удачно оказались у Валанди. Где ты их раздобыла? Это очень редкое зелье.

– Выкупила в Тиросе на великанье золото, – отмахнулась та, будто это какой-то пустяк, и не она отдала практически незнакомке элексир, стоящий свыше двухсот золотых. А это немаленькие деньги! – Лучше расскажи, куда ты отлучалась ночью.

– Терпение, Валанди, – правительница на этот раз действительно строго взглянула на свою воспитанницу и повернулась к очнувшейся лунной эльфийке. – Как ты себя чувствуешь?

– Будто по мне стадо оленей пробежало, – приходя в себя, Кая все слышала, и оттого нет смысла тратить время на удивление.

– Это были те двое?

– Да. Одного я убила, а второй… – Кая вдруг вспомнила о своих соседях и, привстав на локтях повернулась к Валанди, едва заметно склонив голову. – Спасибо. Я твой поступок никогда не забуду, – звучало сухо, но Гинтар знал, была бы сейчас подруга в лучшем состоянии, вложила бы в голос всю свою искреннюю благодарность. Оборотни таких вещей не забывали. Он тоже хотел выказать солнечной благодарность за спасение подруги, как Кая заговорила: – Я только помню Ваши слова, Силейз. Что значит: «Магический удар»? На нас уже начали охоту? Мы ведь даже не согласились…

Гинтар удивленно взглянул на правительницу с чувством, что проспал полвека.

Валанди никак не отреагировала на скупую благодарность, она делала вид, что вообще не замечает лунную. Вопреки своим словам она ее спасла, но это не значило, что обязана с ней разговаривать. Уж очень свежа и сильна была обида, нанесённая Каей.

– Не думала, что они так скоро узнают… – начала было Силейз своим обычным всепонимающим тоном, но вдруг её брови резко нахмурились и она с чувством выпалила, неожиданно став похожей в этот момент на Валанди: – Чертов предатель! Выманил меня из города, а сам…

Правительница оборвалась и тяжело задышала, стараясь вернуть контроль над эмоциями. Когда у неё это всё-таки получилось, она продолжила:

– Простите, это моя вина, – она смиренно опустила голову, готовая принять любые обвинения в её сторону. – Мы с Аврелианом дружили, ещё когда были учениками в Белой Башне, сейчас он один из старейшин. Это он рассказал мне о том, что оковы забвения спали и пророчество начало сбываться. Но я даже подумать не могла, что он решит через меня узнать о вас, а затем нанесет удар, – она сочувственно посмотрела на собравшихся. – Я хотела, чтобы вы решили сами, но теперь, боюсь, у вас нет выбора. Пока вы находитесь внутри стен города, вы в безопасности, но я не смогу долго противостоять в одиночку Белым магам.

Гин силой удержался, чтобы не распахнуть рот. Он и представить себе не мог, что говорит сейчас не просто с женщиной, а с… Белым магом! Те самые маги, которые желали удачи и предвещали добрую дорогу, если посчастливилось с ними встретиться! И Силейз была одной из них?

Насколько долго он пребывал в шоке и как долго осознавал, что врагами стали именно маги, сказать было трудно. Нет! Он не верил! Это невозможно! В смысле… Эти люди – служители народа, верные и благородные! Они не могут обратиться врагами.

– Значит, мы всё-таки должны объединиться, – вывел его из шока голос Каи. Лунная медленно обвела глазами сначала Валанди, потом Закнеыла, и остановилась на Гинтаре, спрашивая взглядом: «Что нам делать?»

– Хорошо, – попытался взять себя в руки туманный. Он всё равно не верил. Наверное, кто-то просто подставляет Белых. – Как нам тогда вернуть магию, госпожа? Вы сказали, что всё расскажете.

– Я подготовила карту, – оживилась Силейз. Она щёлкнула пальцами: мебель из центра комнаты попрыгала к стенам, а на свободном пространстве появилась объемная карта, на которой горело несколько красных точек. – Вспомните пророчество. Там говорилось о пяти расах эльфов, здесь я отметила основные места, связанные с вашими народами. Больше чем уверенна, вам придется посетить каждое из них, но для начала советую отправиться в Забытый лес на земле солнечных эльфов. В глубине его есть Холодное озеро, посреди которого возвышается башня. Когда-то это была величайшая библиотека, в ней собрано знаний больше, чем в библиотеках Таккоума. Так как пророчество древнее любого из существующих ныне городов, думаю, и ответы искать нужно в древних местах.

– Разве за прошедшее время книги не должны были испортиться или превратиться в пыль? – с сомнением протянула Валанди.

– Деточка моя, эльфы были величайшими магами. Даже старейшина Расарис – по сравнению с ними новичок в магии, – заверила ее Силейз. Затем вновь обратилась к карте, подсветив Ведьмины острова. – Сложности вас будут поджидать у морских эльфов. Никто точно не знает, на каком из островов находится их поселение, но в этом районе с кораблями происходят странные вещи. Смею предположить, что это проделки морских.

Кая единственная, кто так и не встала с места, лишь изучала эмоции на лице Гинтара. Да и куда ей вставать с одной простынёй из одежды?

Гинтар же подошёл к карте и внимательно принялся изучать ее. После того, как Силейз перестала говорить, он приложил палец к отмеченному на карте городу – Сильверсану. И от него медленно повел пальцем вниз, на юг, к территории солнечных эльфов.

– Предлагаю вернуться в порт и сесть на корабль.

– Почему?

– Я бы не хотел идти через земли звёздных эльфов, – посмотрел ли на него Закнеыл или нет, но туманный эльф предпочёл не обращать на это внимания – в его голове кипела бурная деятельность: – С солнечными и лунными эльфами проблем не будет. Со своим народом я тоже не предвижу сложностей, но вот…

– Что я слышу? – усмехнулась Кая. – Наш милый «Я-Всем-Доверяю-Плохих-Не-Бывает» Гинтар подумал о том, что звёздные эльфы могут на него напасть? Ах, это же нонсенс!

– Не смешно, Кая. Война между солнечными и звёздными не угасла – они сейчас могут быть особенно агрессивными. С ними я хотел бы встретиться в последнюю очередь.

– А мне как быть? Мне на земли лунных вход закрыт!

– Я уже подумал об этом. Мы оставим тебя в Тиросе или Дасморе. Можно к гномам тебя отправить в город Блушфул… Нет, тогда, получается, мы сделаем большой круг… Ребята, а у вас какие идеи?

– Я согласна с Гинтаром, – подключилась к обсуждению Валанди. – С кем, с кем, а с ними точно не хотелось бы пересекаться.

– Я тоже так считаю, – вмешался Закнеыл, который до этого молчал. – Моих сородичей лучше обходить по возможности. А с остальными будем разбираться по ходу действия.

– Отлично. Если возражений больше нет, я пошла собираться, – солнечная выжидательно посмотрела на всех.

Возражать никто не стал, и Силейз провела рукой над картой, сделав ее плоской и уменьшив в размере, однако отметки сохранила и ту линию, которую нарисовал Гинтар, с их предположительным маршрутом. Свернув в трубочку, передала бумагу Валанди.

– Встречаемся у главных ворот после обеда, – и солнечная эльфийка первая покинула кабинет, желая как можно скорее снять испачканные в крови вещи и наконец-то хорошенько вымыться. Ну, ещё она хотела избежать неудобных разговоров после вчерашнего… да и сегодняшнего.

Гинтар коротко кивнул Силейз и, подойдя к Кае, взял её на руки, попутно укутывая в простынь плотнее. Ему было не до мыслей о Валанди или Закнеыле. Он продумывал план и беспокоился о состоянии подруги. Но, судя по её недавним комментариям, ей явно стало лучше.

Он быстро вышел из покоев правительницы и отправил Каю умываться и отдыхать перед дорогой, в то время как сам предпочёл найти возможность подзаработать хоть немного денег. Надо же чем-то оплатить места на корабле, а сидеть на шее у девушки или плохо знакомого эльфа не хотел. Так, ни с кем не разговаривая, он ушёл из замка, и где был до самого обеда – неизвестно.

***

Впервые в Белой башне собрание всех волшебников происходило так рано после первого. У Расариса были плохие новости для младших братьев, и прежде чем войти в библиотеку, он расхаживал перед дверьми и размышлял. Старейшина знал, что это не будет так просто, но чтобы первая попытка была немедленно провалена!..

Тяжело вздохнув, он раскрыл двери и, не смотря на рассаженных за стол собратьев, начал говорить:

– Плохие известия, друзья. Попытка Аврелиана была не только провалена, но Силейз теперь узнала, что он пытался покончить с одним эльфом из пророчества. Боюсь, наш последний шанс на то, чтобы разобраться с этим быстро, провалился.

– Но мы же знаем их в лицо! – резко вскочил со стула один из магов, словно уже был готов к таким речам Расариса. – Или Аврелиан не следил за ними?

– Следил, мой мальчик. Как только тот, через чьи глаза он наблюдал, был убит, Аврелиан попытался прикончить двух эльфиек, но Силейз слишком рано поняла, что её дурачат. Он просто не успел, – вновь вздохнув, старейшина подошёл к книжным полкам, словно пытался в корешках книг найти ответ, что делать дальше. Время от времени он гладил свою бороду, собратья просто сидели и молча ждали, не смея подать голос, пока Расарис был в размышлениях. – Благодаря тому, что нам стали известны их лица, мы теперь можем наслать кошмаров, но я бы не надеялся на этих демонических созданий. Нам нужен запасной план, друзья мои.

Взяв книгу наугад, Расарис прочитал: «Гномьи изобретения и гномья алхимия». И на что он надеялся? Что высшие силы сами бросят ему книгу со всеми ответами? Нет. Увы, но нет. А как бы хотелось… Мысль о том, что Белым магам нужно запятнать честь и обагрить руки чужой кровью, пугала больше всего. Расарис был стар, но он мог поддерживать в себе жизнь многие века. И всё равно боялся, что однажды придётся совершить поступок, за который ему будет не видать загробного покоя. Неужели именно этот? Или же это какое-то испытание, которое он должен пройти, чтобы заслужить место в Небесной Башне – святилище, куда дозволено зайти не каждым душам.

– А что, если… – Расарис резко развернулся, молясь услышать гениальный план, в котором никто не умрёт, но встретившись с задумчивым и неуверенным лицом Локейта, разочарованно провёл пальцами по бороде.

– Говори, мой мальчик.

– Мы можем воспользоваться отчисленными, – так называли тех волшебников, которые не только не могли похвастаться своими магическими способностями, но и, дабы достичь более высокого уровня, обращались к плохой, черной магии. Белые их не любили, презирали, а особенно буйных – лишали магического дара. Но была у старейшины одна знакомая… – Всё равно мы не сможем наслать на них кошмаров, пока эльфы в городах – могут пострадать невинные. А отчисленные что-нибудь придумают.

– Вот ты этим и займёшься! – решил Расарис, удовлетворённый выходом. – Свяжись с Глаской. Опиши ей ситуацию. И пусть она обойдётся без кровопролития.

– Гласка – это хорошая идея, – послышался голос среди собравшихся. Да, Гласка была неплохой колдуньей. Из Белой башни была выгнана из-за мелочи (но серьёзной), а в тёмную магию никогда сильно не углублялась. У неё наверняка должно быть что-то на примете. – Нам известно что-то о том, куда пойдёт пятёрка?

– Четвёрка, – поправил его Расарис. – Одна – полукровка, но этого хватило, чтобы пророчество заработало. Я бы на их месте отправился на юг за Мутные горы. Никто не знает, что им надо сделать, чтобы вернуть магию. А у солнечных эльфов должны быть ответы.

– Считаете, старейшина, что они пойдут через горы?

– Сомневаюсь. Хоть с ними по какой-то странной причине ходит звёздный, я бы не стал говорить с уверенностью, что остальные тёмные эльфы их не тронут. Хотя, если кланы узнают, что они – четвёрка из пророчества, то, может, и не посягнут на их жизни… – Расарис резко встал со стула и мягко протянул рукой в сторону собравшихся, ожидая их предложений. Один шанс на миллион. Гласка в двух местах не сможет быть. Либо она будет их поджидать в горах звёздных, либо уже в порту Сендинал на территории солнечных.

– Я бы не рисковал, – подал голос один.

– Согласен! Они поплывут на юг.

– А я думаю, что пойдут! Они, что, дураки, круги наворачивать?

– Вот именно! Поговорят со звёздными, потом с солнечными! Мало ли чего у тёмных эльфов есть! Может, они прячут книги древнее, чем наша башня!

Все были по-своему правы. Расарису пришлось принять решение самому, отталкиваясь от логики и удачи. «Небеса, не позвольте эльфам вновь завладеть столь разрушительный силой. Молю, помогите нам», – мысленно взмолился старейшина и резко повернулся к своим собратьям, готовый огласить решение.

***

Путь от Сильверсана до Ниварны они проделали в тишине. Никто так и не рискнул завести разговор о произошедшем за эти два дня. Валанди не собиралась прощать лунную и все ещё ждала извинений от нее, и даже если та умрет – это не станет причиной прекращать на неё злиться. Солнечная довела себя до такой кондиции, что готова была устроить ей хорошую взбучку, и осторожные взгляды, которые бросала на неё Кая, только подогревали это состояние. Лишь присутствие Гинтара останавливало – Валанди так и не вспомнила, что произошло той ночью, и почему она оказалась в его комнате, поэтому ей было бесконечно стыдно просто смотреть в его сторону, не говоря уже о том, чтобы предпринять какие-то действия по отношению к нему или Кае. К тому же ее сильно нервировал звёздный, который почему-то решил не надевать плащ и щеголял перед ними во всей своей звёздной красе.

К счастью, Закнеыл додумался спрятать свою чересчур заметную внешность, прежде чем они вошли в портовый город. Валанди не составило труда найти для них приличное судно, капитан которого согласился перевезти четырех пассажиров. Однако капитан оказался не промах, и как истинный торгаш, выбил дополнительную плату за риски, связанные с нахождением оборотня на корабле, и за то, чтобы он не задавал вопросов о парне в плаще.

Гинтар и Кая шли к порту вместе. На билеты для двоих он кое-как, но заработал, хотя не думал, что придётся пользоваться физической силой, а не магией. Как оказалось – туманных тут было достаточно, чтобы вдоволь пользоваться их услугами. А вот рабочей силы всегда не хватало. Денег едва набралось на то, чтобы прикупить несколько бутербродов и яиц в дорогу.

С другими эльфами они не общались, только по делу, когда встал вопрос о поисках судна. Кая морально готовилась к тому, что ей придётся не один день бороться со своей морской болезнью, и она никак не рассчитывала, что придётся сесть на корабль так скоро.

Только оказавшись на корабле, Валанди смогла вздохнуть с облегчением. Стоило судну выйти из бухты, как Каю начало мутить, и Гинтар повёл ее на нижнюю палубу. Зак тоже предпочел лишний раз не высовываться и нашел себе темный угол, в котором смог скрыться от посторонних глаз. Стоя на баке*, Валанди с наслаждением подставляла лицо ветру и солнцу, втягивала носом солоноватый запах моря, и предвкушала очередное интересное приключение. Ещё компания подобралась бы более приятная.

Даже устроившись на корабле, Гинтар своим присутствием и магией поддерживал состояние Каи, которая бегала на верхнюю палубу лишь для того, чтобы опорожнить желудок, а когда засыпала, сам Гинтар выходил, чтобы полюбоваться ночной красотой небес и моря. Корабль этот провозил всех желающих попасть на территории к солнечным эльфам, исключительно держа путь вдоль берегов – это была единственная безопасная дорога, чтобы попасть к ним. Либо так, либо идти через горы звёздных убийц.

Гинтару было легче всех, наверное. Когда он не был связан оковами няньки для плохо чувствующей себя Каи, он с лёгкостью заводил разговоры с другими пассажирами, множество из которых были как раз солнечные, плывущие домой. Он убивал время за картами, за разговорами, за историями. Для него путь был лёгок и даже интересен. Ему нравилось. Он… надо признать, он скучал по дому. Он скучал по своим островам и окружающим их водами. Скучал по бризу, по солёному запаху и виду, который открывался на горизонт. После этого «паломничества» он обязательно посетит семью! Писем матери было недостаточно. Она требовала видеть сына! И ему этого тоже не хватало.

Именно об этом думал Гинтар, стоя на верхней палубе ночами. Когда же, спустя пять дней в море, наконец-то показалась земля, Кая впервые вышла из трюма и выглядела очень отвратительно. Для неё это было слишком долгое плаванье. Зелёная, исхудавшая и обезвоженная девушка, едва покачиваясь на ногах, спустилась на землю и сразу схватилась за Гинтара. Он мысленно всегда смеялся: «В крови вроде морской эльф есть, а так не переносит плаванье». Но если сказать это вслух – прощай его милое лицо.

Порт Сендинал был самой крупной стоянкой для кораблей на Королевском лугу – территории солнечных эльфов. В нем и пришвартовался их корабль. Валанди опять находилась на баке, наслаждаясь приятным деньком, когда показался берег. За всю свою осознанную жизнь она ни разу не бывала на земле своих сородичей. По рассказам Силейз, ее родители и клан предпочитали кочевой образ жизни и обитали в лесах вблизи Мутных гор, пока не… случилось то, что случилось. Сама Валанди этого не помнила, и ей было тяжело слушать о гибели семьи, поэтому никаких подробностей она узнавать не хотела. Однако, увидев землю своих предков, она затрепетала. Ее охватило волнение от предстоящей встречи с сородичами, что она даже на мгновение забыла обо всем на свете. Она немного себя поругала за такой детский восторг: «Будто солнечных никогда не видела!» Но тем не менее, интерес увидеть простой быт ее народа никуда не пропал.

В порту ее не ждало разочарование. Хоть Сендинал и был крупным торговым центром, куда съезжались многие купцы и торговцы, население все равно преимущественно состояло из солнечных эльфов. И они были именно такими, какими их описывают – приветливые и добродушные. Валанди аж передёрнуло от этой приторности и сладости, коей были наполнены речи эльфов. Они улыбались друг другу, приветственно махали и обнимались при встрече, обязательно спрашивали о самочувствии и на прощание желали всех благ. Пройти пару улиц ей оказалось достаточно, чтобы в полной мере «насладиться» видом солнечных эльфов, и чтобы захотеть как можно быстрее покинуть город.

Сначала Гинтар с подругой шёл по городу сзади своих спутников, но постепенно, как-только к Кае возвращалось нормальное состояние, Гинтар позволил себе отойти от неё и больше не придерживать. А вот девушка напротив – стоило ему или Закнеылу (Валанди впереди всех) уйти слишком далеко, как она тут же бросалась вперёд, боясь потеряться вновь. Нюх оборотня был полностью отбит после такого плаванья, она чувствовала себя слепой. Да и запахи солнечных… У них были запахи лесов, даже здесь, в городе! Казалось, что эти мостовые, дома, улицы – всё это иллюзия, а на их месте здесь просто лес. Он опьянял ум эльфийки, заставлял вспоминать те далёкие времена, когда она бегала со своими собратьями на крупную дичь или просто гуляла меж деревьев. Такого у Сильверсана не было. Там другие леса, более… очеловеченные. А здесь – Кая почему-то была уверена – за городом их будет ждать настоящая дикая чаща. Такая ею любимая.

– Чувствую, чувствую!.. Поинтереснее – крепкая душа, нерушимая сила! – Гинтар услышал какое-то карканье прежде, чем увидел того, кто его издавал. Этот неприятный старческий голос особенно бросался в уши по сравнению с дивным звучанием голосов солнечных эльфов. Как оказалось, к Валанди подбежала уж больно прыткая для своих лет бабушка, стоявшая в форме буквы «Г», очень неприятная на вид, хоть и улыбчивая, с каким-то безумным выражением лица. Гинтар нахмурился, смотря, как бабушка запрыгала вокруг солнечной эльфийки, приговаривая: – Жаль, что дух этот будет погублен… Ан нет! Вижу, вижу, что-то спасёт тебя! Да… любовь твоя…

Бабулька резко сделала к ней шаг вперёд, пытаясь схватить ладонь. Валанди легко бы увернулась от хватки, будь то обнаглевший мужик, от которых у нее уже есть целая тактика «как не дать себя облапать», но вид прыткой старухи сбил ее с толку. А странные речи окончательно вывели из равновесия: «Чей дух погублен? При чем тут любовь?» Так она и пропустила момент, когда ее ладонь оказалась в скрюченных руках.

Не сразу Гинтар ощутил в старушке магию. Он как бы невзначай подошёл к ней ближе и убедился – на голове не седина была, а серебряные волосы туманных эльфов. А эта женщина, видать, судя по странному поведению и словам, была слегка чокнутой предсказательницей. Ну-ну. Ему интересно, что она там Валанди нагадает. А сам пока стал за ней наблюдать. Гинтар-то не имел способностей к предсказанию. Его специализация – стихии. И то на низшем уровне.

У старушки было очень маленькое, непропорциональное лицо и очень выпирающий подбородок, на кончике которого была светлая, но большая родинка. При внимательном рассмотрении можно заметить, что один глаз был немного закрыт веком, отчего казался меньше второго. Зрачки уж больно нервно дёргались в разные стороны, будто женщина не раз получала по голове. Но впрочем, несмотря на отпугивающее поведение и неопрятную и некрасивую внешность, ничего плохого от неё явно ждать не стоило.

Она очень тщательно водила острым ногтём по ладони девушки, смотря на её линии и пытаясь заглянуть куда-то под кожу, считать судьбу с крови – по крайней мере, так казалось Гинтару.

– О да, как заразительно, как удивительно! После того, что они с тобой сотворили, ты сильна и жива… И тебя продолжает обижать один… Очень расстраивает твоё молодое сердце, – вдруг старуха резко взглянула на Валанди едва касаясь своим подбородком её лица, – и ты будешь… Да! Это он спасёт тебя! Тот, который причиняет тебе страдание, спасёт тебя. Станет твоим! Только стоит тебе пальцем поманить!

Кая распахнула глаза и медленно повернулась в сторону Закнеыла: «Я хочу это увидеть!»

– Чего? – пришла в себя Валанди и одернула руку. Слова гадалки словно гипнотизировали, но стоило ей произнести последнее, как солнечная очнулась. – Сумасшедшая старуха.

Она также повернулась к звёздному, потом перевела глаза на Гинтара и, пробормотав: «Да ни в жизнь», – намеревалась пойти уже дальше. Закнеыл же предпочел промолчать. Он не воспринимал Валанди в таком свете, да и вообще, все это время ему было не до любовных игр. Кто в здравом уме захочет связать свою судьбу со звёздным, кроме самих звездных, конечно? Поэтому он просто помотал головой из стороны в сторону, а заметив заинтересованный взгляд Каи, сделал это ещё раз. На что лунная больно неприятно улыбнулась, а Гинтар на эти действия лишь засмеялся. А что ему было делать? Реакция каждого его рассмешила.

– Ладно, пойдёмте дальше.

– А ты, юноша, свое будущее не хочешь узнать? – прокаркала старушка, не успела компания и шагу сделать.

– Нет, добрая женщина, – покачал головой Гин.

– Ты его уже знаешь?

– Нет. Меня оно просто не интересует.

– Гинтар, – не успел юноша пойти дальше, как его окликнула Кая. – Пусть погадает. Мне интересно, что нас ждёт.

Хотел было сказать, мол, попроси её погадать тебе, раз интересно. Но натянутый на нос капюшон напомнил ему лишний раз, что Кая просто боится знать своё будущее. Смерть? Непринятие в других местах? Одиночество? Всё это она страшилась услышать. А так хоть будет знать приблизительно. Если у Гина будет всё хорошо, значит и у неё.

– Ну что ж, давай, добрая женщина, – усмехнулся он и протянул свою руку. Но та покачала головой.

– Нет, милок. Руки твоей мне мало. Серебро, дай своё серебро! У нас – последних магов – сильная защита от таких, как мы! Нужно серебро!

Если Кая изумлённо уставилась на старуху, готовая возмутиться большой цене, то Гин сразу понял, о чём шла речь. У туманных так называли волосы. Не принято говорить: пепельные, перламутровые или просто белые. Надо же как-то показать, какие туманные особенные!

– Только немного, – усмехнулся эльф и наклонился к старушке, дабы она дотянулась до волос.

Лёгким движением рук и непонятно откуда взвившимися ножницами она ловко отсекла тоненькую прядь с головы эльфа и медленно, внимательно изучая их, завертела в руках. Гин к этому относился скептически как-то, а вот Кая, словно бы это ей гадали, чуть приподняла капюшон и смотрела на сие действо, как и Закнеыл, стоявший с ней рядом. Одна Валанди неожиданно почувствовала что-то странное, когда старуха отрезала прядь Гинтару, но объяснить суть этого ощущения не могла. Обычно интуиция легко определяла опасность или что-то другое, но в этот раз было действительно странно. Она списала все на магию, может, в гадалке ещё остались ее крохи.

Это было долго. Очень долго. Минут пятнадцать точно. За это время и оборотень с Заком потеряли всякий интерес, и Гинтар заскучал, а Валанди затопала ножкой от нетерпения. И вот! Она выдала:

– Ничего не понятно, ничего не вижу.

Туманный эльф сокрушительно вздохнул, а со стороны лунной послышалось рычание:

– Шарлатанка! Вот только посмей ей монетку бросить, я тогда твои вещи надену, когда запаска кончится, понял?!

– Довольны? А теперь пошли. Не нравится мне это место, – получилось слишком резко. Поняв это, Валанди попыталась сгладить углы, переведя тему. Ни к чему им вновь ссориться сейчас. – Насколько эта старуха должна быть древней, если она эльф, а выглядит такой сморщенной? – брякнула она первое, что пришло в голову, даже не подумав, что это может обидеть старушку.

Гинтар бросил короткий взгляд на Валанди, и, вместо того, чтобы ответить ей, обратился к старухе:

– Не сердитесь на них, добрая женщина.

Тут уже скорее не вежливость, а уважение к представительнице своей расы, да ещё и в таком возрасте. Она взглянула на него безумным взглядом и ушла куда-то, засунув руку в рваные карманы. Только когда она скрылась в толпе, Гинтар нагнал солнечную и заговорил:

– Дело в нашей расе. Магия требует плату – жизненную энергию. Туманные стареют быстрее, но скрывают это той же магией. Видимо, у этой старухи не хватает её даже на то, что бы поправить внешность, а на предсказания такого уровня, который она нам показала, требуется ничтожная капля.

Он не заметил, как вновь шёл с Валанди впереди, а Кая последней, следуя прямиком за Заком. Но Гинтар был ослеплён желанием вновь как-то помириться с девушкой. На самом деле, те несколько предложений, что они бросили друг другу перед ссорой, ему очень понравились. Хотелось бы как-то вернуть это:

– Ты у Силейз никогда не интересовалась о магии вообще? – попытался завязать он разговор.

– Ну, – Валанди смутилась, но продолжила, – в детстве я просила ее научить меня магии. Сестра пыталась объяснить, что у меня не может быть таких способностей, но я ей не верила, пока не поняла, что мы с ней не родные. Больше я не спрашивала.

Валанди почувствовала, как краснеют ее уши. Она рассказала ему нечто очень личное и сильно стеснялась этого, но ей также хотелось помириться ним. А ещё её так и подмывало спросить о той ночи, но она никак не могла решиться и даже удивилась, когда это она стала такой робкой. Мысленно отругав себя за трусость, она собрала всю свою смелость, чтобы задать вопрос.

– А той ночью… Ну, помнишь, когда я… – нет, она не могла произнести это вслух. Закрыв лицо руками, она буркнула в ладони: – Забудь.

А Гинтар-то понял… Понял, что она хотела спросить. И, растянув улыбку до ушей, задумался, говорить правду или оставить шансы для подшучивания? Только во втором случае она может вновь обозлиться, но он рискнул:

– Той ночью? Какой? – игриво спросил он и нагнулся к самому её уху (явно нарочно). – Когда ты сказала, что я симпатичный и вкусно пахну?

– Чего? – сказать, что Валанди удивилась, – это сильно преуменьшить. – Я-я-я… – прозаикалась она, – и правда так сказала?

Солнечная повернула голову в его сторону, и они чуть не столкнулись носами. Валанди залилась краской и отпрянула.

– А ты не помнишь? – вновь наигранно удивился Гинтар, делая шаг в сторону, дабы дать ей отдышаться. Опустив голову и с той же «прекрасной актерской игрой» эльф приложил палец к губам и промычал. – Надо же… Значит, я был недостаточно хорош. Странно, обычно меня запоминают…

– Эй! – послышался голос Каи сзади. Мысленно, но по-доброму отругав подругу, Гинтар обернулся. Кая встала посреди толпы и указывала взглядом на таверну. – Мы пойдём туда или в лесу переночуем? Сомневаюсь, что путь близкий.

– Что?! – голос Валанди перешёл на писк. Она была настолько шокирована догадкой, что пропустила окрик лунной мимо ушей.

Нет, но она же была одета… почти. Но если он говорит правду… Постойте. «Да он издевается!» – поняла Валанди, разглядывая его смеющееся лицо. Раз так, сейчас она ему задаст! Пока Гинтар отвлекся, солнечная больно ущипнула себя за кончик носа, чтобы вызвать слезы, опустила голову и затряслась, изображая рыдания.

– Как ты мог? – она обхватила себя руками. – Воспользовался несоображающей девушкой. Извращенец, – добила она его последним словом, и оставляя стоять в недоумении, быстро подошла к Кае, схватила её под руку и утащила в таверну.

Гинтар усмехнулся, повернулся к Валанди и…

– Эй, Валанди, стой! – смеялся он, почти уже ухватил её за руку, но поймал только воздух. Сначала он испугался, но видя, что эльфийка не убежала, а «спряталась», успокоился. Он ещё извинится. Будет время. Хотя, вот за её слезы… Не-е-е-ет… Вот не поверил он в слезы. Он знал, что девушка, которая приставала к пиратам (по словам Каи), могла так неспокойно отреагировать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю