332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Яна Ильинская » Война (СИ) » Текст книги (страница 23)
Война (СИ)
  • Текст добавлен: 4 июня 2021, 20:30

Текст книги "Война (СИ)"


Автор книги: Яна Ильинская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 23 (всего у книги 44 страниц)

Раднир нехотя кивнул.

– Да. Но принц еще и умный, – добавил он под дружный смешок.

Интар не переменил спросить еще один интересовавший его вопрос:

– Тебя хорошо учили. Но если ты в море с восьми лет? Кто учил тебя в море?

– Никто. Я был матросом, как и все. Но в зимние шторма мы живем на берегу, меня учили тогда. А когда я стал капитаном, я взял учителя на корабль.

– Тебя твоя мать просила это делать?

– Нет, я сам это решил. Просто у него было ещё чему меня научить.

– Он был раб?

– Нет, он воин.

– И у него остались семья

– Да.

– Где он сейчас.

– Ждет меня на моем корабле.

Они дошли до Албона на девятый день, встречая во время пути на дороге несколько отрядов наемников, направляющихся к Курхоту.

– Наемники должны оплачиваться. Хорошо оплачиваться. Арилаза опустошена, Матас не оставил врагу ни единого шанса добыть его алмазы. Остались города Илонии, – говорил на привале Интар, с горечью констатируя этот факт.

– Зубы обломают, – Стенли был настроен не так пессимистично.

– Да, конечно. Укрепленные города и замки защищены хорошо. Но ведь остаются маленькие города и небольшие поместья, которых за последние века настроилось немало. Та же Варнийка.

– Все жители предупреждены, они уйдут и заберут с собой все ценное, как в Алмике, – успокаивающе вторил брату Тарлин.

– Не преувеличивай, Тарлин. Всё унести жители не смогут. И в Алмике, я уверен, было чем поживиться, не было только сокровищ, не было алмазов. А если нет хорошей добычи, наемники и пираты будут еще злей и беспощадней. Так, Раднир? – Интар опять не дал молодому человеку отмолчаться.

Тот не спешил отвечать сразу, старался взвешивать свои слова.

– Добавь сюда ещё сопротивление, принц. Это злит ещё больше. Чем большая кровь заплачена, тем ожесточённее бьется воин.

– Не воин, а пират, – запальчиво вставил Стенли.

– Ты не прав, Стенли, – на этот раз Тарлин заступился за Раднира. – Можно подумать, ты не слышал разговоры наших ветеранов. Они не благородные победители, которых девушки встречают с цветами и угощением. Вернее, они могут себе позволить быть такими, если противник откупается большими деньгами. Но если нет, Раднир прав. И наши воины становятся одержимыми и беспощадными.

– Да, это так, – подтвердил Интар. – Именно таким образом мы получаем в свою армию бывалых умелых солдат. Не с парадных площадей, а вот с такой войны. И Раднир знает, о чём говорит. И Ногал. Не правда ли?

Тот кивнул головой.

– Не все теряют голову, принц. Иногда ты больше получишь, если будешь планомерно обыскивать каждый дом, и жители, если относиться к ним по-хорошему, откупаются гораздо охотней, когда враг на пороге. С мертвого многое не возьмешь.

Раднир пораженно смотрел на следопыта.

– Значит, вы тоже берёте добычу? Но мне принц утверждал обратное. Получается, он обманул меня?

Интар горько рассмеялся.

– Ну, на земле Илонии такого не было около сотни лет. В Арилазе аналогично. А уж чего нет и в помине, так торговли людьми.

– Что плохого в торговле людьми?

– То, от чего ты был избавлен. Представь, что сейчас ты был бы в цепях, шёл пешком и мыл за нами котлы, чистил лошадей, а спать ложился на голой земле. У тебя не было бы шанса увидеть не только мать, но и море, и корабль, – голос Интара звучал терпеливо, как будто он объяснял всё это малому ребенку.

– Так то я, – пробормотал Раднир. – У меня есть корабль, – с благоговением добавил он.

– А у крестьянина или горожанина есть жена и дети. А у девушки – ее родители или любимый.

– Что какие-то родные по сравнению с кораблем.

Интар устало махнул рукой. И только слушал взволнованный голос Оветы, которая в очередной раз рьяно ринулась втолковывать юному капитану, что значат для человека родные. Этот разговор происходил не в первый, и не в последний раз. В этом смысле юношу было не переубедить.

– Каша в голове у мальчишки по нашей мерке, но ни в коем случае не по его, – бормотал на это обычно Интар.

К Овете в этих спорах присоединялся Тарлин, изредка Стенли. Но язвительные замечания Стенли лишь подливали масла в огонь, Раднир становился упрям и не желал ничего слышать.

Лайна уставала от этих споров, и тогда Интар уводил её отдыхать.

По прибытии в столицу, они разъединились на четыре отряда. О появлении такого большого отряда кордийцев, способных пополнить приверженцев фальшивой королевы, несомненно, донесли бы Дюрталу, а им не нужно было излишнее внимание. Тем более, что самозванка в это время, судя по всеобщему ликованию, якобы освобождала Кордию.

Интар с женой и дочерью так и остались семьей с вооруженной охраной, которая в столице сократилась до шести человек, считая Раднира и кучера, а остальные поделились на три небольших отряда по четыре человека. Ногал ушел в одиночестве.

Отдельно Интар с племянниками обсудил, кого в Албоне привлечь на свою сторону, используя перстень Тайлис. Если и не для помощи Талине со Стенком, то хотя бы для будущего настоящей королевы Кордии. Несколько торговцев, придворные, успевшие покинуть Корду, путешественники, которых нападение на родную страну застало в Сеготе, беженцы.

Со всеми предосторожностями Тарлин под видом уличного разносчика свежих овощей, посетил резиденцию илонийского посольства. Но узнал только, что мать с отцом как покинули особняк, так больше не показывались. Само же посольство было взято под даже не скрываемый надзор. И хотя стража не стояла у ворот, внутри было несколько сменяющихся стражников, и обитателям особняка недвусмысленно дали понять – не высовываться за пределы двора.

Через два дня все встретились за городом, в условленном месте.

Больше всего сведений, как и ожидалось, было у Ногала. Хотя и Интар с Лайной, остановившись в отличном трактире, почерпнули какие-то сведения. Но именно Ногал сообщил название замка, где в настоящее время держали Талину со Стенком. И они отправились туда.

Результаты по привлечению подданных Тайлис к разоблачению фальшивой королевы с помощью перстня были весьма плачевны. Им не хватило времени. Ни найти нужных надежных людей, ни со всеми предосторожностями организовать встречи и получить или предоставить все необходимые данные. Талина со Стенком в данной ситуации были важней. Перстень оставили на будущие времена.

До замка Мелах, находившегося восточней столицы они добрались через полтора дня. Разбив лагерь в прилегающем лесу, они со всей осторожностью приступили к наблюдению.

По словам Ногала, замок был охотничьей резиденцией короля Дюртала. Постоянный штат прислуги в замке был невелик, вооруженный гарнизон тоже, не более двадцати человек. Во время охоты в замок приезжало до полусотни придворных, сопровождавших короля. Втрое больше – сопутствующих слуг и телохранителей. Сейчас в замке помимо обычных обитателей находился усиленный гарнизон, еще двадцать солдат. Комендантом крепости был командир Хартан.

Ногалу его охарактеризовали как честного и умелого солдата, который и в битвах знал толк, и в обороне замка, и в дисциплине вверенных ему солдат. Он был далеко не молод и за былые заслуги теперь командовал гарнизоном в королевской охотничьей резиденции. Спокойное и доходное место, позволяющее безбедно жить и содержать семью, которая жила вместе с ним. Жена, двое сыновей подростков и маленькая дочка.

О том, что именно в этот замок перевели Талину со Стенком, Ногал узнал от старого товарища, которого встретил в одном из трактиров. Тот, зная, что Ногал – илониец, поведал о больной женщине, которую привезли в замок, и её муже. И хотя тайна содержания двоих пленников соблюдалась строго и практически никто не знал истинного статуса этих двоих, приятель Ногал узнал Стенка, с которым когда-то так же, как и с Ногалом, служил в одних войсках, да и потом встречался не единожды. Муж принцессы никогда не чурался старых знакомых, да и жена его запросто сидела с ними у походного костра. Поэтому-то он и поведал Ногалу о сделанных им догадках.

К сожалению, сам он в замок не собирался возвращаться. Срок его службы закончился, он, поднакопив деньжат, возвращался к себе на родину. Предстоящая заварушка с Кордией не манила его новой добычей, он собирался жениться и осесть на земле.

По словам Ногала, привезли двоих пленников где-то около семи-восьми дней назад. За это время принцессе существенно стало лучше, и если вначале она просто выходила во двор, посидеть на солнышке, то затем в сопровождении вооруженного эскорта выезжала на прогулку вокруг замка.

Отряд илонийцев разделился на несколько групп. Каждая тропа, каждая дорога была под пристальным вниманием двух-трех илонийцев. Ногал и Стенли отправились в ближайшие деревни. Тарлин сделал попытку проникнуть в замок. Интар с семьей и Радниром остались на месте их первоначального привала. С этого небольшого холма замок и его окрестности хорошо просматривались, поэтому это место осталось их опорным пунктом.

Несколько дней наблюдений и розысков дали плоды. Обходя деревни под видом бывалых воинов, ищущих к кому бы наняться, Стенли и Ногал выяснили, что замок снабжают продуктами две близлежащие деревни. Они поставляют в замок свежие овощи, мясо, молоко, хлеб. Фураж для лошадей, дрова для каминов и кухни. В замке своя кузня, свои оружейные, сапожные, кожевенные мастерские. Но если случается необходимость в рабочей силе, комендант нанимает мужчин из деревни. Убраться в комнатах или заняться большой стиркой после приездов гостей приглашают женщин. Все услуги оплачиваются звонкой монетой, обид жители никогда не видели и были рады такому соседству.

Еще более утешительные вести принес Тарлин. Ему удалось проникнуть в замок.

Юноша назвался борийским дворянином, назвав одну из знакомых ему семей, имеющих десяток сыновей и дочерей. Тарлин действительно знал эту семью, и мог в случае, если комендант крепости знаком с его мнимым отцом, поведать подробности домашней жизни. А уж всех-то детей Хартан точно знать не мог. Молодой дворянин путешествовал, но война застала его в Кордии и вынудила вернуться на родину.

Комендант лично беседовал с ним, устроив настоящий допрос, кто он, откуда и куда идет, выспрашивая мельчайшие подробности бегства из Кордии. К счастью, Тарлину было что сказать, и он с честью выходил из скользких ситуаций.

Хартан остался удовлетворенным и даже разрешил юноше переночевать в замке.

Риск был оправдан. Вечером он увидел и мать, и отца, когда после ужина те, в сопровождении Хартана, вышли во двор, посмотреть на тренирующихся солдат гарнизона. Постаравшись не попадаться им на глаза, он издалека видел, как мать провела один поединок, который дался ей с явным трудом. Отцу никто не предложил размяться.

Через несколько дней они уже знали весь распорядок замка, время посещения крестьянских подвод и даже наблюдали выезд Талины за пределы замка. Количество сопровождавших её человек отметало все возможные планы отбить её во время прогулок. К тому же Стенк в прогулках не сопровождал жену, находясь в это время в замке. Но радовало хотя бы то, что Талина могла держаться в седле.

Естественно, что осада замка даже не рассматривалась. Это было бы смешно. Хотя Стенли в сердцах предложил и такое.

Оставалось проникнуть в замок и похитить пленников из-под ареста. Тарлин в этом случае отпадал. Отвергли, после некоторого колебания, и Стенли. Слишком он стал приметной личностью за последние годы своих путешествий. Кто-нибудь из обителей гарнизона может его опознать. Интара отклонили по той же причине. Хартан явно не глупец, а замок далеко не в глуши. Принца Илонии он может и узнать.

И тогда Раднир предложил себя и Овету.

– Твоя сестра узнает твою дочь, – сказал он Интару, – и сможет мне доверять. А там посмотрим, что можно будет сделать.

Лайна от неожиданности и ужаса не нашлась, что сказать. Стенли рассмеялся:

– И кем же вы будете?

Раднир пожал плечами, но тут подал голос Ногал:

– Брат и сестра. Ну, а я пойду с ними их отцом. Подумаешь. Сам я – вояка, могут же быть у меня дети. Если кого и встречу знакомого, скажу, что давно остепенился, завел и жену, и детей, ну и идем в столицу на заработки.

– Если на заработки, значит, через пару дней вас попросят продолжить путь, – заметил Тарлин.

– Тогда идите с Кордии, – задумчиво сказал Интар, – вы – беженцы с Кордии. У вас были родственники в столице. Но, узнав, что королева возвращается на родину, вы также возвращаетесь. Но у вас закончились деньги и вам нам подзаработать.

Лайна наконец обрела голос:

– Вы сошли с ума!

– Лайна, не думаю, что это опасно. Овета, конечно, не похожа на дочку старого воина. Но она лекарка. К ним особое внимание и почтение. Она и не должна выглядеть крестьянкой. Пусть за это и держится.

– Как ты можешь вот так отпускать свою дочь? – Лайна не могла прийти в себя от удивления, возмущения и страха.

– Мама, но там же будет тётя Талина. Если мне и не поверят, то и ничего же не сделают. Ведь тетя Талина же в безопасности, хотя и в заключении, – пытаясь успокоить мать, Овета говорила спокойно и рассудительно, хотя было видно, всеми мыслями она уже в замке.

– Хватит подвигов, – пресекла её возражения мать. – А то мы все тут не понимаем, что, если немного подождать, Талину со Стенком так и так отпустят. Мы здесь, чтобы не допустить неожиданный поворот событий, в котором она из пленника может превратиться в заложника. Я не позволю, чтобы и моя дочь оказалась в таком же состоянии.

Все замолчали. Лайна была права. Интар опустил голову. Он не имел права так рисковать дочерью. Но… Молчание затянулось. Все погрузились в думы, пытаясь что-либо придумать свое, Раднир спокойно насвистывал. По его мнению, ничего страшного не произошло, он мог бы пойти и сам, если его господин прикажет. Вопрос, поверит ли ему сестра Интара.

– Напиши записку, – так, между прочим, сказал он Интару, – я пойду один.

Лайна кусала губы. И внезапно закрыв руками лицо, проговорила сквозь слезы.

– Интар, я понимаю. Талина была даже младше Оветы, когда спасла и тебя, и меня. И ситуация была намного опасней. Я… я просто… боюсь… я чуть было не потеряла вас. Только нашла и опять этот страх.

Интар бережно прижал жену к себе.

– Да, мы в неоплатном долгу перед Талиной. Но ты права, Овета – не Талина. Она беззащитна перед опасностью.

– А я, по-вашему, не смогу её защитить? – с усмешкой произнес Раднир.

– Как надо нет, – отрезала Лайна, отстраняясь от мужа и внезапно обретя твердость в словах. – Я пойду с ними троими. Ногал сказал, что остепенился и женился. Вот я женой ему и буду.

Ногал уронил нож, который точил. У Стенли и Раднира вытянулись лица от удивления. Тарлин, как обычно, серьезно задумался. Овета повисла у матери на шее. Интар лишь вздохнул.

– Это будет наиболее правдоподобно. Если… вы все сможете сыграть свою роль.

Они потратили ещё один день на подготовку и разработку их истории.

Глава 21
Суд

Иллар вошел в такой знакомый зал Королевского Совета. Все сидели на своих обычных местах. Во главе длинного стола – король Корн, спокойный, но уставший. Чуть в стороне, как обычно – писарь. Что необычно – несколько помощников Кандира. Его люди. Они стояли около стены, ожидая приказа Кандира.

Пустое место отца не прибавляло решимости. Пустовало и место Иллара. Его провели на другой конец стола, напротив короля Корна. Вдали от всех. Осужденный.

В голове было спокойное сосредоточение. Если бы ему дали возможность потренироваться, ему было бы легче. Все больше и больше он убеждался, что меч вселяет в него умиротворение и спокойствие. Меч и боль. Много интересного узнаешь о себе в последнее время. Но со вчерашнего дня осталась только усталость и гнев. Иллару хотелось бы надеяться, что он сможет держать ярость в узде и доведет дело до конца.

Гольвен сидел на своем обычном месте. Он не смотрел на Иллара, а что-то доказывал сидящему слева от него Грайту. Свое клеймо Иллар не видел. Но он был предупрежден, что Гольвен прячет его под повязкой. Когда Гольвен всё же взглянул на Иллара, взглянул насмешливо, торжествующе, Иллар заметил эту повязку, скрывающую всю левую его часть лица. Что ж, клеймо он скрыть не сможет.

Несмотря на внезапный арест, Гольвен, по-видимому, нисколько не волновался. А остальные, похоже, и не были в курсе, что король этой ночью приказал взять под арест и его.

Иллар обвёл глазами отцовский Королевский Совет. Хотя король Корн и сидел сейчас во главе стола, Совет был детищем именно принца, а не короля. Кроме Гольвена никто не высказал ни враждебности, ни усмешки. Лорд Грайт был подчеркнуто равнодушен, а у Цибаза был недоумённый и даже недовольный взгляд. Нескольких Правителей Владений не было, они занимались своими землями, но леди Сария была, и не скрывала своего волнения, а вот Эльмут был преисполнен важности. Как же, этот мальчишка смел угрожать ему, а сам… Всё это легко читалось на его лице. Советник по геральдике лорд Нуймен, как и Сария, был встревожен, представитель Священного Союза Первосвященник отец Тиларин суров.

Кандир дождался, пока Иллар сядет и стихнут разговоры и только потом начал:

– Лорд Иллар, мы собрались по серьезному и неприятному поводу. Вам предъявлены обвинения в измене королю и королевству.

Иллар наклонил голову.

– Я могу услышать конкретно, какие именно обвинения?

– Для этого мы и собрались, лорд Иллар. Первое обвинение – это ваш приказ отвода наших войск от столицы дружественного нам королевства, отказ защищать её и, наконец, сдача столицы неприятелю. Второе обвинение – вы нарушили приказ своего отца, принца Интара, по которому вы обязаны были подготавливать страну к возможному вторжению неприятеля. Вы оставили свою миссию на десять дней. Третье обвинение – убийство коменданта крепости Оселед – Залушта, сдача пограничной крепости врагу, повлекшей за собой гибель гарнизона и населения крепости, и сговор с нашим врагом – королем Альтамом. Вы признаете все это?

– Нет.

– Какие вы можете привести аргументы в свою пользу?

– По первому обвинению я уже докладывал в своем сообщении Королевскому Совету. Алмика была готова к сдаче. У Курхота было численное превосходство. К нему шло пополнение. Сражение не меняло ничего, кроме ослабления наших войск. Король наделил меня королевскими полномочиями действовать по своему усмотрению. В данной ситуации речь шла о сохранении жизни официально внесенного в списки наследников престола – лорда Стенли, который в это время находился у Курхота в заложниках. Я принял данное решение, чтобы сохранить жизнь лорду Стенли. Интересы короны в данном случае выше союзнического долга. Никто, кроме короля Матаса, не смеет предъявлять мне данное обвинение. Но король Матас это обвинение, насколько мне известно, не поддержал. По первому вопросу мне сказать больше нечего.

Корн кивнул:

– Данные действия моего внука я считаю правильными и оправданными.

Кандир под одобрительные перешептывания членов Королевского Совета продолжил:

– Мы слушаем вас дальше, лорд Иллар.

– По второму вопросу я могу сказать следующее. По предложению моего отца, с одобрения Королевского Совета, был организован отряд контроля, который возглавил я. Меня заменял мой помощник, Латин, официально назначенный моим отцом. Работа отряда не была прервана ни на один день. Донесения о результатах имеются у Королевского Совета.

Кандир не стал даже останавливаться. Обвинение действительно было никчёмным.

– Лорд Иллар, последнее обвинение намного серьезней. Что вы скажите по поводу его?

– Данное обвинение я отвергаю полностью. И по праву участника и свидетеля событий, по праву наследника престола я обвиняю господина Гольвена в измене королевству, сговоре с королем Альтамом, убийстве Залушта, сдаче Оселеда, убийстве Шесбина, подделке документов Королевского Совета, покушении на мою жизнь и ложном обвинении наследника престола.

В зале возникла тишина. Кандир прокашлялся. Оглянулся на остальных. Встречные обвинения повисли в воздухе гнетущей тишиной.

Нарушил тишину Гольвен.

– Я был прав, настояв на предвзятом отношении короля к своему внуку. Должен сообщить Королевскому Совету, что вчера вечером, видимо после разговора с внуком, король отдал приказ арестовать и поместить под стражу меня! Меня привели в зал Совета под стражей! Это просто смешно!

– Гольвен, оставьте свой тон, – недовольно сказал Кандир. – Мы вызвали на суд не простого горожанина, а наследника престола. Ничего смешного.

– Мы приняли ваши обвинения, господин Гольвен, – спокойно добавил Корн, – мы приняли обвинения и лорда Иллара. Они прозвучали. Гольвен, вы также должны предстать перед судом Королевского Совета и держать ответ.

– Ваше величество, господа. Я требую, чтобы меня выслушали. У меня немало доказательств. Я прошу вас дать мне возможность предоставить их. Тогда отпадут все обвинения лорда Иллара.

Гольвен откинулся на спинку кресла.

– Лорд Иллар, – выдержав паузу, обратился к Иллару Кандир, – вы предъявили серьезные обвинения.

– Вы тоже.

– На чем основаны ваши? У вас есть факты, доказательства?

– Да, господин Кандир.

– Вы можете представить их прямо сейчас, или вам понадобится время?

Времени и впрямь было нужно немного. Самое главное его доказательство сидело недалеко от него. Клеймо на щеке Гольвена. Но этим не ограничивалось. Бахтин должен был разыскать среди бумаг Шесбина тот самый поддельный приказ. Так же Фаркус передал на попечение Бахтина его свидетелей – Латина, Звена и Сайла, сам не отходя от них ни на шаг. Если его слову, слову сына принца, внука короля не поверят, у него есть свидетели его невиновности. И главное – заняться поиском доказательства вины Гольвена.

– Господин Бахтин согласился помочь мне. Как только он будет готов, он их предоставит. Ещё одно мое свидетельство – на щеке предателя.

Кандир оглянулся на Гольвена:

– Что вы имеете в виду, милорд?

– Под повязкой Гольвена скрыто мое главное доказательство. Когда он её снимет, пусть попробует дать объяснения.

– Лорд Гольвен, вы можете снять повязку?

Гольвен потрогал повязку.

– Не могу. Я не лекарь. Если этому молодому человеку, по-моему, слегка тронувшему в уме приспичило посмотреть на рану, полученную в бою, пусть подождет, пока не придёт лекарь. Только он сможет снять повязку, не причинив вреда ране.

– Вы настаиваете, милорд? Мне послать за лекарем?

– Да, – процедил сквозь зубы Иллар.

Его беспокоило совершенно спокойное поведение и даже насмешливый взгляд Гольвена.

– Хорошо, – согласился Кандир и обратился к Гольвену. – Итак, лорд Гольвен, вы можете рассказать еще раз, что вам стало известно и какие вы можете предъявить факты, подтверждающие предательство лорда Иллара.

Гольвен важно встал. Настало его время.

– Как вы знаете, господа, вражда между Илонией и Торогией длится более двадцати лет. Личная вражда. В которую далеко не каждый член Королевского Совета посвящен, не говоря уже о простом жителе нашего королевства. Но что-то мы знаем. Мы знаем, что лорд Иллар долгое, очень долгое время находился на воспитании короля Альтама. Насколько дошли до нас слухи – лорд Иллар был официальным наследником Торогии. Когда законная жена его величества Альтама принесла ему наследника, лорд Иллар сбежал. Ему нужно было теперь другое королевство.

– Оно и так его. К чему вы клоните, Гольвен? – сухо спросил Корн.

– Его. Но долго, слишком долго. Вы, ваше величество, крепки здоровьем, его отец – то же самое. Но молодому наследнику не терпелось.

Иллар молчал. Этого следовало ожидать, так чего сейчас кипеть от гнева и ярости. Он ждал.

– Вы закончили свое вступление, Гольвен? – Кандиру тоже не понравилось данное выступление Гольвена.

– Вот, господа. Это неприглядная правда, и вы сами чувствуете её. А вы помните, как совсем недавно, лорд Иллар изо всех сил противился налаживанию добрых торговых отношений с Торогией?

– Это говорит в пользу лорда Иллара, а не наоборот.

– Смотря как посмотреть, господа. Торговые отношения лорду Иллару были не нужны. Ему не нужна была встреча и примирение, освидетельствованные дружественными королевствами, множеством свидетелей. Ему нужны были войска. Армия Торогии, чтобы на ней взойти на престол.

– Вернитесь к доказательствам, Гольвен, а не выкладывайте тут свои домыслы, – сухо прервал его Кандир.

– Да. Итак, ваше величество, господа, как вам всем известно, крепость Оселед находится на моих землях. И я, организовав встречу, которую лично предложил его величество, отправился выполнять указ о подготовке к возможным военным действиям. Убедиться, что все спокойно. Что мы можем принять беженцев. Что те же беженцы смогут свободно и без препон добраться до дружественной нам Торогии, когда откроются наши границы. Я прибыл в Оселед накануне приезда лорда Иллара. Ничего не предвещало беду. Оселед был хорошо подготовлен, защищен. Залушт – знающий свое дело комендант, Шесбин – опытный и умелый командующий. Я проехал по своим землям, но вернулся, когда уже было поздно. Случилось непоправимое. Залушт был подло убит. Крепость пала, а войско Шесбина отступало.

– Считайте, что мы оценили ваше красноречие. Может, вы перейдете к существу?

– Я предоставлю одного из пленников, которому посчастливилось покинуть занятую врагом крепость.

Гольвен сообщил имя помощнику Кандира и тот вскоре привел солдата. Его провели к столу, поставили недалеко от Иллара, чтобы все могли видеть его.

– Кто вы такой? – спросил Кандир.

– Солдат гарнизона Оселеда, ваша милость.

– Как вас зовут?

– Трент.

– Когда пала крепость, где вы находились?

– На посту.

– Что вы видели?

– За стеной – все в порядке. Но внутри крепости утром раздались звуки борьбы. Я слышал, кто-то крикнул – предательство. Мы бросились туда. Во дворе был бой. Я видел своих товарищей, они бились с врагом. Я присоединился к битве, но меня ранили. Очнулся в казарме. Нас было много пленных. Те, кто не погиб.

– Что было дальше?

– Нас вывели во двор. Там были важные люди, в богатых одеждах. На плащах были гербы Торогии. Потом вывели юношу.

– Вы знали его?

– Да. Это был лорд Иллар. Он приезжал накануне. Но самый важный господин назвал его Атиром, своим сыном. Он обнял его. Сказал, что он герой, убил коменданта и помог войти им в крепость.

– Что сказал лорд Иллар в ответ?

– Ничего.

Гольвен вскочил:

– Вот! Вот эти слова. Подтвержденное предательство. Этого доказательства достаточно, чтобы оценить всю подлость и наглость изменника. Он повернулся к солдату:

– Лорд Иллар был связан?

– Нет

– Во что он был одет?

– В красивый плащ.

– На плаще были гербы Илонии?

– Нет, Торогии.

– Господа! Вот оно главное свидетельство – наш наследник престола, открывший ворота крепости своему старому господину – королю Альтаму, своему приемному отцу. А, может, и настоящему. Темная история. Что знаем мы о произошедшей в прошлом истории, повлияющей на всю политику двух королевств.

Иллар неторопливо встал:

– Я добавляю мои обвинения к Гольвену – клевета на мою мать, её высочество принцессу Лайну, жену наследника престола.

Слова звучали спокойно. Но кто бы знал, с каким трудом спокойствие далось Иллару.

Члены Королевского Совета согласно кивнули. Гольвен понял, что он перегнул палку. Но не сдался.

– Я прошу прощения, ваше величество. Я поддался эмоциям. Меня ввергло в огромное изумление, я был поражен данным фактом, у меня возникли невероятные мысли, объясняющие поведение лорда Иллара.

– Могу я задать вопросы солдату? – не слушая его, обратился Иллар к Кандиру.

– Да, лорд Иллар, это ваше право.

– Сколько времени вы сидели в казармах? – обратился Иллар к солдату.

– До полудня.

– Скажите, вы сказали, меня вывели? Откуда?

– Из казарм.

– Я вышел один?

– Нет, с вами было двое солдат.

– Где они стояли? Впереди? Рядом?

– Позади вас.

– Что у меня было с глазами?

– Жмурились вроде бы от света.

– В казармах есть комнаты для наказанных солдат?

– Конечно.

– Вы давно служите?

– Да почитай скоро будет двадцать лет.

– Вы участвовали в боях, слушали солдатские разговоры, байки?

– Куда же без этого?

– Вам не показалось странным, что вас, пленных, отпустили?

Трент почесал в затылке.

– Ну, вроде как бы да, не помню, чтобы такое было. Обменять – обменивали, а вот чтобы после взятия крепости отпускать – не припомню.

– Вас всех отпустили пленных?

– Да какое там! Оставалось-то еще человек двести.

– Лорд Кандир, могу я рассказать, что было на самом деле до описанных здесь событий?

– Да, будьте добры.

Иллар коротко рассказал о встрече с Курхотом, о решении идти на границу с Торогией, о том, как застал Залушта в крепости лишь с гарнизоном, о разделении армии, о встрече с Шесбином.

– Шесбин показал мне приказ о разделении армии. В нём же было приказано арестовать меня и отправить в столицу. Шесбин выполнил приказ, я был арестован.

– Кем был подписан приказ?

– Указ был подписан членами Королевского Совета.

– И вы узнали эти подписи?

– Да, эти подписи я видел не единожды. Их было шесть. Ваша, лорд Кандир, затем лорд Бахтин, лорд Нуймен, лорд Цибаз, лорд Грайт и господин Эльмут. Как я понимаю, в это время именно вы шестеро находились в столице.

Старый командующий согласно кивнул.

– Кто еще видел этот приказ?

– В приказе указано сделать все тайно. Насколько я понял, Шесбин кроме меня никому его не показал. Приказ видели только я и Латин.

– Лорд Латин может подтвердить?

Гольвен вскочил с места:

– Латин служит у лорда Иллара. Это не свидетель…

– Свидетель. – Кандир не дослушал Гольвена. – Как офицер королевской гвардии, лорд Латин даст клятву. Если будет доказано клятвопреступление, он будет осужден. Можете пригласить господина Латина, – обратился он к своим помощникам.

Латин предстал перед Королевским Советом в непривычно серьезном виде.

– Господин Латин, вы призваны, чтобы дать объяснения и свидетельство того, что видели и в чём принимали участие. Вы видели приказ, который командующий Шесбин показал лорду Иллару.

– Да.

– Вы можете пересказать его содержание.

– Да. Господину Шесбину было приказано тайно разделить армию на две части и окружить равнину перед Оселедом со стороны Торогии. А также сообщалось, что лорд Иллар признается изменником королевства и при его прибытии его надлежит арестовать и препроводить в столицу.

– Кем был подписан приказ?

– Членами Королевского Совета.

– Откуда вы знаете подписи?

– Я не знаю, но там стояли имена.

– Чьи именно?

– Ваша подпись, господин Кандир, а также господ Цибаза, Грайта, Бахтина. Извините, я не рассматривал долго, перечислил тех, чьи подписи бросились в глаза.

– Вам не показался приказ странным.

– Весьма странным.

– Вы не протестовали?

– У меня был командир.

– Ваши дальнейшие действия?

– Лорд Иллар приказал уходить с отрядом.

– Вы бежали?

– Мы выполняли приказ.

– Что было дальше?

– Мы потеряли двоих солдат, но ушли. Находились неподалеку от лагеря Шесбина. Один из тех, кого мы потеряли, нашёл нас следующей ночью. Он передал мне приказ лорда Иллара идти к королю с докладом о том, что тут произошло. Я отправился выполнять приказ, передав командование капитану Фаркусу. К отряду я присоединился вчера на поле боя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю