290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 8)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 63 страниц)

– Тут послание оставлено на другой стене той же краской, – Девид лапами повернул его голову в нужную сторону.

– “Грязная крыса, тебе не жить! Выдайте нам мстителя или дальше будет только хуже”, – прочел Рыкинс кривые слова и сам скривился. – Это многое объясняет.

– Нашел какие-нибудь зацепки?

– Только множество отпечатков лап и слабый запах. Преступники уехали на машине, так что придется отслеживать по номерам. Но почему-то мне кажется, что они предусмотрели такой вариант событий.

– Давай тогда заканчивать, а то здесь немало народу, – Волкас кивком головы указал на собравшуюся толпу любопытных за оградительной ленточкой. – Еще репортеры налетят, стоит нам высунуться, так что заранее продумай, что будешь говорить, а не как обычно.

– Сделаю, большой брат, – прохихикал белый волк выражение, оставшееся еще со времен объединения в стаи, и отошел в сторону договариваться с другими полицейскими, прибывшими на место происшествия.

Девид лишь вздохнул. Если раньше он был намного старше своего молодого напарника, то сейчас их возраст практически сравнялся, но Рыкинс по прежнему продолжает называть его “большим братом”, только с еще большей насмешкой, чем до этого.

– Дамочка, ну куда же вы лезете? За оградительную ленту нельзя переходить!

– Я знаю, но по другому вы просто не обращаете на меня внимания!

Волкас резко обернулся и принялся вглядываться в толпу. Ему почудилось, будто он услышал компьютерный женский голос переводчика, но он может и ошибаться.

– Вернитесь за ленту! – с серьезным выражением морды лев перегородил дорогу женщине в длинном желтом платье до самой земли и в длиннополой шляпке с фатой, закрывающей морду.

Дама пусть и была ниже ростом пытавшегося выпереть ее хищника, но даже сквозь фату угадывалось, как она посмотрела на него сверху вниз (уметь же еще надо!).

Не ошибся...

– Слушай, я тебе сейчас ноги поломаю, еще раз ко мне лапы протянешь! – увернулась она от него, грозно уперев руки в бока. – Я ведь просто попросила позвать вон того серого волка, – указала она в его сторону. – Неужели так сложно?

– Этого? Так он сам сюда бежит, – лев немного потеснился, чтобы Волкасу было видно его собеседницу.

– Пропусти! Я ее знаю, – сравнявшись с ними, Девид схватил Киру и, виновато улыбаясь, утащил ее в сторонку. – Какого ты тут делаешь?! – удивительно, как быстро улыбка может превратиться в оскал.

– Жить хочешь? – ничуть не впечатлившись, прямо спросила Кира.

– Чего?! – и как стремительно оскал становится невозможным из-за упавшей челюсти.

– Я спрашиваю, жить хочешь?

И снова на полном серьезе, от которого мурашки по всему телу. Хотя, может во всем виноват переводчик? Голофон не может передавать нужные эмоциональные интонации говорившего, продолжая воспроизводить фразы одним ровным тоном, из-за чего становится невозможным понять, не видя ее лица, шутит она сейчас или нет.

– Знаешь, меня пугают такие вопросы! – честно признался Девид.

Он отпустил ее руку, но теперь она в него вцепилась и притянула поближе к себе, чтобы он не мог сбежать.

– Перефразирую иначе, ты своим мехом дорожишь? Или хочешь облысеть на веки вечные?

– Что ж я тебе такого сделал?! – воскликнул он, испуганно отведя уши назад.

– Ты почему, зараза, таблетки не взял? Я же сказала их выпить!

– Тьфу! Я уже испугался, что случилось что-то серьезное, – облегченно выдохнул волк. – Да выпил я их перед тем, как ушел.

– Кто из нас пережил ядерную зиму? Я или ты?

– Ну ты.

– В таком случае, жизненного опыта у меня больше. Так что, если я сказала выпить лекарство еще и в обед, это значит выпить в обед! – вложила она ему упаковку в лапу, за которую его и держала. – Воду сам раздобудешь. Мне не хочется опять тебя выхаживать, когда ты свалишься с тяжелым отравлением!

– Ой, давай позже. У меня тут расследование идет, – заканючил Волкас, пытаясь отвертеться.

– Насильно затолкаю! – сквозь фату было видно, как угрожающе заблестели черные глаза. – Ты меня знаешь, я это сделаю.

– Знаю, – недовольно поморщился он. – Вот пристала. Давай сюда свою отраву, наркотики или что ты там мне втюхать пытаешься.

– Хороший мальчик, – одобрительно похлопала она его по голове. – И больше на меня чтобы не смел рычать. Уяснил?

Рыча про себя ругательства (но чтобы она не услышала), Волкас отправился искать воду. Кира, довольно ухмыляясь (никто этого конечно же не видел), начала с любопытством оглядываться.

Звериный музей говорите, да? Из кого они делают чучела?

Пользуясь тем, что на нее никто не обращает внимания, Кира начала неторопливо обходить зал, то и дело поддевая носком ботинка то одну, то другую валяющуюся на полу древность. Ух ты! Саблезубые кролики в полосатых шкурах с копьем! А потом еще на людей что-то говорят, толерасты мохнатые. У самих тараканы в голове будут потолще и породистее! Слон в римских доспехах ясно на это указывает. Забавные эти звери, столько всего от людей забрали. Да половина вещей, которые тут находятся, явно перенесено из человеческого музея. Странно, что только других достижений человечества тут не выставлено. Не стали выставлять пластиковые бутылки и заржавевшую механику, опасаясь за психику населения? Сколько ж времени прошло с конца эры хомо сапиенсов? Быть может, это и вовсе не Земля, а какой-то параллельный мир, где люди и не появлялись вовсе, и легенды о хуманах сложены из-за таких же попаданцев, как она?

Взгляд лениво скользил по пространству, ни на чем особо не задерживаясь. Да и на что тут смотреть? Всякие исторические картинки, постановка доисторических пейзажей, камни с рисунками, английские тексты...

Э-э-э... Что?!

Быстро сместив взгляд назад, Кира с недоумением уставилась на каменную плиту, стоящую у стены. На ней был вырезан рисунок: оазис и множество разнообразных зверей, пришедших на водопой. И до боли знакомый английский алфавит, обрамляющий картинку.

Как будто чьи-то пальцы ударили по струнам души; как удар колокола над головой – по другому нельзя описать пробежавшую по всему телу дрожь.

Словно под гипнозом, Кира подошла к камню и коснулась пальцами стертых временем букв. Вырезанные когда-то довольно глубоко слова сейчас виднелись едва заметными царапинами.

– “...Мирное поведение...”, – гласило первое разобранное ею словосочетание. – “...Место, где все животные могли... – не разобрать, – не зависимо от того, хищники это или добыча...”

– Мисс, с вами все в порядке?

Кира вздрогнула и резко обернулась, словно ее застукали за чем-то противозаконным.

– А? – удивленно посмотрела она на незнакомого белого волка, склонившего голову в попытке заглянуть под фату.

Холодный камень, которого она касалась кончикам пальцев, обжигал. Кира отдергнула руку и расправила плечи, выглядя уже более уверенно.

– Извините, но у вас был такой вид, словно вы обнаружили карту сокровищ, – дружелюбно растянул губы белый волк. – Или как будто наступили на оголенный провод. Вас била такая крупная дрожь, что я просто не смог не подойти и не спросить все ли в порядке, – немного смутился он под конец, на физическом уровне почувствовав тяжелый взгляд странной незнакомки. – Вы смогли разобрать, что там написано? – решил сменить он тему и посмотрел на каменную плиту.

– Нет, просто картинка понравилась, – вместе с ним снова посмотрела на камень Кира, выискивая еще слова. – Хочу себе такую же на обои.

Краем глаза она увидела вернувшегося в зал Волкаса, который поперхнулся водой из стаканчика, когда увидел их вместе.

– У вас довольно необычный вкус. Кстати, меня зовут Сэм Рыкинс, а вы подруга Девида Волкаса?

Сэм немного наклонился, будто бы в дань знакомству, а сам пытался рассмотреть, кто скрывается под тканью.

– Знакомая, – Кира внимательно следила за его движениями и старалась не стоять напротив света, чтобы фата не просвечивалась.

– Он не рассказывал о вас, – продолжил волк, не дождавшись, когда она представится. – Давно вы знакомы?

– Две недели.

– Вам нравится мой напарник?

– Ч... Что? – Кира подумала, что переводчик опять начал барахлить.

– Сэм, – вклинился между ними Девид, сердито посмотрев на сородича, – иди погуляй!

– Ладно, большой брат, воркуйте, – с загадочной улыбкой оставил их Рыкинс.

– Брат? – удивилась Кира.

– Просто прозвище, – раздраженно проворчал Волкас и повернулся к ней: – О чем вы разговаривали?

– О погоде, – не замедлила огрызнуться та. – Что это за рисунок? – девушка указала на красный знак “Лапы”.

– Да так... Знак одной преступной группировки в Сахарасити, – отмахнулся Девид и посмотрел на камень. – Ты смогла это прочесть?

– Нет, – покачала головой Кира.

– Жаль, – вздохнул он. – Я подумал, что ты можешь знать этот язык. Этот камень – один из шести плит, обнаруженных основателями Зверополиса. На них рассказывается наша история. Но прочесть их никто не может.

– Оазис, – задумчиво протянула хуман.

– Сердце города, – кивнул Волкас. – Наши предки считали это место священным. Многие верят, что именно здесь зародилась первая цивилизация.

– Может быть...

Кира выглядела крепко задумавшейся и не была расположена к продолжению разговора. Девиду это не понравилось, и он решил ее растормашить.

– Слушай, меня только сейчас осенило, ты скорость перевода сделала нормальной?

– Еще вчера вечером копалась в кодах. Ты спросонья не заметил.

– А куда ты голофон положила? У тебя же даже карманов нет!

Она кинула на него быстрый взгляд.

– Vega! – окликнул устройство Волкас, давно догадавшись, как им пользоваться.

Голофон пиликнул где-то в области груди, готовый к новой задаче.

– Ah ti pakost’! – ладонь девушки сама легла на то место. – Vega, prodoljit’.

Вторая рука скрутилась в фигу под носом заинтересованно навострившего ушки волка.

– Да кому ты нужна, – нахально ухмыляясь, попятился тот от непонятного знака. – Просто интересно стало, как ты его там спрятала? Он же здоровый!

Волкас не понял, как оказался лежащим на земле в результате молниеносно проделанной подсечки.

– А кому ты нужен, коп? С боевой подготовкой у тебя совсем беда. Чувствую, придется немного тебя подтянуть.

Кира низко склонилась над ним, что он снизу смог увидеть ее ехидное лицо.

– Нормальная у меня подготовка! – поднялся он с таким видом, будто его падение и было задумано. – И не надо меня никуда тянуть!

Еще немного поговорив в такой манере, полицейский решил, что хватит с хумана экскурсий на сегодня, и вытащил ее из музея на улицу. Рыкинс увязался следом, не желая упускать возможность поговорить с новой “подружкой” напарника (или выяснить ее видовую принадлежность?), а еще незаметно нашептывал Девиду, как необходимо общаться с такими скромными девушками, чтобы те от него не сбежали при первой же возможности, как уже случалось не раз. Тоже мне эксперт в любви нашелся! У самого еще не все молочные клыки поменялись, а матерого волка учить лезет! Так бы и прибил на месте! Р-р-р-р-р...

За мелким переругиванием волки совсем не заметили, как идущая рядом и в основном отмалчивающаяся девушка вдруг сбавила шаг, заметив кого-то среди прохожих, и пошла в совсем другую сторону.

– Кира? – первым заметил ее пропажу Волкас и принялся вытягивать шею, пытаясь отыскать в толпе знакомую шляпку.

– Ну что я говорил? Сбегают они от тебя, когда понимают, какой ты зануда! – не преминул вставить шпильку Сэм.

Но Девид проигнорировал его и принялся идти назад, сосредоточив все свое внимание на тонком еле уловимом запахе хумана. Где-то впереди на миг мелькнуло знакомое платье.

– Кира! Стой! – бросился за ней следом Волкас.

– Погляди, это гончий там? – потянул его за рукав напарник, вынудив притормозить.

– Что?! – зарычал серый волк, тоже увидев пса.

Гончий тоже заметил Киру, узнал ее наряд с фотографии и теперь всем силами пытался ее догнать. Наплевав на то, что псы тоже эволюционировали, он опустился на все четыре лапы и тем самым увеличил свою скорость в разы, быстро сокращая разделявшее их расстояние.

– Стой! – крикнул Сэм рванувшему с места напарнику и побежал за ним следом, включаясь в эту сумасшедшую погоню. – Что происходит?!

Преследуемые скрылись из виду. Пробежав наугад еще метров сто, полицейские остановились, водя носами пытаясь найти резко исчезнувший запах. Волкас в панике озирался, но нигде не мог разглядеть ни Киру, ни преследовавшего ее гончего. Его слух оцарапал раздавшийся где-то позади короткий визг, от которого у него внутри все как будто оборвалось.

– Сюда! – определил он направление, ныряя в узкий переулок.

Там на земле, раскинув лапы, на животе лежал гончий. Рядом с ним была шляпка с оборванной фатой, а ее обладательница исчезла без следа.

– Жив, – проверил пульс пса Рыкинс, положив лапу на растегнутую кобуру, и обернулся к напарнику. – Что, во имя собачьей матери, здесь происходит? Кто твоя подруга?!

Волкас поднял на его напряженную морду грустные желтые глаза.

А как часто вам приходилось лгать лучшим друзьям?

Комментарий к Новые проблемы Часть получилась скомканной в конце, потому что мысли то и дело скатываются к Assassin's creed. Сори, братцы, но мне интереснее Рим отстраивать и сбрасывать Эцио с крыши

====== Р-р-р-р-р... ======

Домой он вернулся, чувствуя себя полностью разбитым и опустошенным пережитым стрессом. Лифт опять сломался, отчего пришлось тащиться пешком, а этого абсолютно не хотелось. Еле переставляя лапы, Девид добрался до своего этажа, как вдруг увидел свою соседку-буйволиху, выходящую из дома. Хотите знать, как она выглядит? Для этого всего лишь нужно представить капитана полиции в вызывающем летнем сарафане, с толстенной черной косой, подведенными синими тенями глазами и яркой-красной помадой. Причем бицуха у всей этой красоты на копытах будет побольше, чем у Буйволсона. Естественно, от ее вида у него коленки начинали дрожать сами собой.

– Волкас! Ты что ночью вытворял, негодник?! – а уж голосок у нее был такой же дивный, как и у самого шефа Бого.

– Здравствуйте, миссис Март, – испуганно опустил ушки волк, глядя на нее снизу вверх.

– Думаешь, что раз у тебя есть значок, то тебе все можно? – буйволиха едва ли пар из ноздрей не выпускала. – Учти, народный суд никто не отменял! И если ты еще раз уйдешь, не выключив свой проклятый телевизор, я тебя...

– Понял, миссис Март! Обещаю, такого больше не повторится! – прижимаясь спиной к стене и двигаясь боком, Волкас быстро преодолел рогатое препятствие и оказался у своей двери.

По ту сторону раздавались странные ни на что не похожие звуки. Странно, неужели и вправду телевизор работает?

В глубине души разгорелась надежда, что это Кира вернулась после того, как на нее напал гончий.

Едва не сломав замок от нетерпения, Девид ввалился в свою квартиру и почувствовал невероятное облегчение, увидев девушку на своем месте, на диване. Она явно отдыхала. Кира переоделась в его одежду и была занята тем, что ровняла свои пластиночки на пальцах пилочкой для когтей. Сидела она спиной ко входу, вытянув ноги, и не могла видеть ввалившегося волка или же просто не находила причины дергаться. На столике рядом с диваном лежал голофон и именно он издавал странные звуки, не понравившиеся соседке. Над устройством плавала голограмма в виде переливающегося разными цветами облачка, в центре которого всплывал перевод тех слов, которые напевала про себя Кира:

(Avery Watts – Right Now)

Когда мы маршируем к воротам,

Вот-вот начнётся революция.

Зов был услышан, сигнал дан,

Миномётные выстрелы обрушатся, когда начинается вторжение.

Судный день наконец-то настал,

Для тех, кто еле смог выжить.

Мы не боимся отстаивать то, что правильно,

И всё определённо не обойдётся без борьбы.

Это наши слова, это наша песня,

И другой у нас нет.

Я рассчитываю на тебя, мой брат,

Мы даём эту клятву, чтобы показать миру, как всё должно быть,

Будущее в наших руках...

Прямо сейчас!

Час настал

Прямо сейчас!

Теперь у нас есть сила,

Прямо сейчас!

Больше никакой лжи. Это тот самый момент.

Храбрецы восстанут

Прямо сейчас!

Час настал!

Прямо сейчас!

Теперь у нас есть сила,

Прямо сейчас!

Нет времени ждать,

Потому что это твоя жизнь,

Прямо сейчас!

Кира наконец-то подняла глаза на склонившегося над ней волка, с серьезным выражением морды скрестившего лапы на груди.

– Не желаешь ли рассказать, что произошло на улице? – зарычал Волкас, стараясь быть услышанным сквозь музыку хумана.

– Pardon, – виновато улыбнулась она и протянула руку к голофону. – Vega, stop programma. Otkrit’ golosovоi perevodchik.

– Что произошло? – повторил Девид, когда она замолчала, а голофон согласно пиликнул.

– На меня напала собака, – сказала она с таким видом, как будто гончий при этом ей еще полноги отгрыз.

– Разве хуманы не ладят с псами?

– Только со своими. И вообще, я больше предпочитаю кошек.

– Дальше что?

– Я ушла с улицы, чтобы не привлекать внимания. Пес меня догнал и начал медленно надвигаться, уверяя, что просто хочет поговорить. А потом как прыгнет! У него фата в лапе и осталась. Он был так поражен, когда меня увидел, что я быстро отправила его в нокаут одним ударом. Вот смотри как... – Кира протянула к нему руку.

– Не надо на мне показывать! – попытался отскочить от нее Девид, но запнулся об столик.

Она перестала к нему тянуться и лежала довольная. Волкас понял, что хуман просто над ним издевается.

– Это не смешно! Ты должна была предупредить меня!

– Зачем? Чтобы пес понял, что ты мне помогаешь? Медлить было нельзя, а так он увидел меня, когда я была уже достаточно далеко, чтобы нас связали вместе.

Волк перестал рычать, поняв, что определенный смысл в ее словах есть.

– От платья пришлось избавиться. Если меня один раз вычислили по нему, то вычислят и в следующий. Но теперь у меня совершенно нет никакого наряда, чтобы выходить наружу, – вздохнув, потянулась она. – И вообще никакой своей одежды. Мне так неловко, что приходится у тебя ее одалживать.

– Н-ничего! Тебе она идет даже больше, чем мне!

Волк был готов проклясть себя в тот миг, но не мог оторвать взгляда от движений гибкого тела, не прикрытого ничем кроме его рубашки и штанов. Вообще больше ничего нет! Про себя он отметил, что сейчас в этой позе Кира выглядела чертовски соблазнительно, хоть и является самкой другого вида. Кажется, он краснеет.

– Я что-нибудь придумаю. Скажи мне свои размеры и я принесу все, что надо, – неразборчиво пробормотал он, пятясь задом на кухню.

– Ты думаешь, что я смогу сказать тебе свои размеры в звериных единицах измерения? – насмешливо посмотрела она на него, частично свесившись с дивана вниз головой, отчего ее длинные волосы легли на ковер.

А рубашка натянулась, плотно облегая упругую грудь. Ухмыляется.

Она это специально делает что ли?!

– Я ведь их даже не знаю. Но если ты собираешься тащить ворох тряпок, то старайся не брать размеры на антилоп и кобылиц. У пони то платье было выше колена, а у меня до земли. Я конечно за последние десятилетия стала непривередливой к цвету, ткани и размеру, но раз обстоятельства изменились... – и она бросила на него многозначительный взгляд.

Бросив в ответ нечто вроде “я подумаю”, Волкас спрятался на кухне и перевел дыхание. Проклятье, что такое? Она же просто на него посмотрела, а он чуть ли скулить перед ней не начал. Может быть не зря в “Мифах” хуманы описаны, как демоны, и их взгляд вправду имеет некую силу? Должно же быть у них хоть какое-то природное оружие, раз уж хуманы оказались обделены даже нормальными когтями.

– Знаешь, тебе совсем не обязательно готовить еще и для меня! – открыв холодильник, чтобы взять бутылочку, волк обнаружил, что все полки заняты разнообразием блюд. – Я вполне нормально могу поужинать в кафе. И раз уж на то пошло, то убираться в доме тоже не нужно. Ты ведь у меня в гостях!

– Загостилась я у тебя уже сильно. Чем мне еще заниматься? Телевизор целыми днями смотреть? – зашла вслед за ним Кира и посмотрела туда, где отсутствовал стол. – Не привыкла я сидеть без дела. Для меня долгое бездействие ассоциируется с бедой.

– Здесь эта ассоциация не работает, – закрыл холодильник Волкас.

– Знаю. Но давай ты сам борись за свое выживание больше полувека, путешествуя по всему миру, а потом закройся в четырех стенах и никуда не выходи, имея в качестве собеседников только телевизор с бесконечным цирком и говорящий половичок!

– Р-р-р-р-р... – глухо поворчал он, отпивая из горлышка бутылки.

– Я уже с ума схожу! Еще немного и я с собой что-нибудь сделаю!

– Убьешься?! – испугался он и забулькал, на миг забыв, что его пасть занята совсем другим.

Пролившееся пиво осталось на его форменной рубашке. Последней чистой. Черт...

– Совсем что ли? – посмотрела она на него, как на идиота. – С чего ты взял, что я на себя руки наложу? Я про волосы говорила. Может, мне их перекрасить? – задумчиво оттянула она одну вьющуюся каштановую прядь, дергающуюся в ее пальцах озорной спиралькой.

– Р-р-р-р-р... – отряхнул он с промокшей рубашки капли пива.

– Эй! Куда пошел? – Кира последовала за вылетевшим из кухни Волкасом.

– Спать!

– Какое спать? А поговорить?

– Какое поговорить?! Я с лап валюсь от усталости! – Девид добежал до спальни и остановился, обернувшись к девушке. – Благодаря кое-кому я сегодня проспал только пять часов!

– Так это же нормально... – сказала Кира захлопнувшейся двери.

Нервный он какой-то. Ну подумаешь, половичком обозвала. Чего сбегать-то сразу?

Глухо простонав, Волкас рухнул на кровать и мгновенно уснул.

Проснулся он от того, что Кира сидела на кровати и тормошила его двумя руками.

– Да открой ты уже глаза, меховик ушастый! – не видя реакции на свои действия, хуман приподняла его и с силой толкнула обратно.

Ударившись головой о деревяшку, Волкас мгновенно исполнил ее просьбу и возмущенно ощерился. Включенный свет больно резанул по глазам.

– Что случилось?! – рявкнул он на успокоившуюся девушку, потирая затылок. – Опять токсины разлила? Нам угрожает биологическая опасность? Воду в кране не закрыла и затопила соседей снизу? Удиви меня. Что на этот раз?

– Пошли в магазин, а? – сложила ладошки Кира и умоляюще посмотрела на него.

– Что-о-о-о?! – она действительно его удивила, он аж привстал. – Сколько сейчас времени? – посмотрел он на часы. – Два часа ночи?! Ты вообще спишь когда-нибудь?!!

– Мне после изменения много не надо. Волчик, ну пожалуйста, очень тебя прошу!

– С ума что ли сошла?! В какой ты магазин уже собралась? Они ведь все закрыты давно!

– Вот именно! Они закрыты, а это значит, что никого там нет! – подпрыгнула на месте Кира, посмотрев на него с воодушевлением.

“Точно свихнулась!” – подумал Волкас, отползая в противоположный конец кровати и подгребая под себя все одеяло.

– Объясни еще раз для только что проснувшихся, чего ты хочешь? – решил он разобраться в происходящем.

– Пойти в магазин, пока он закрыт, и выбрать себе одежду. Что тут непонятного?

– А ничего умнее в голову тебе не пришло? Не ожидал от тебя столь глупой мысли, – Девид закатил глаза и задними лапами спихнул ее с кровати. – Иди лучше проспись! Все, брысь из комнаты, кыш-кыш-кыш, – соответствующе помахал он на нее лапой, не позволяя одеялу сползти ниже положенного.

– Ах так? – Кира сделала вид, что оскорблена до глубины души. – Все вы, мужики одинаковы, что хуманы, что волки!

– Р-р-р-р-р...

– Но ничего, я привыкшая, – с гордым видом вышла она из комнаты, но ее переводчик было слышно хорошо: – Если ты думаешь, что я отступлюсь, то крепко ошибаешься. Твой кошелек там, где ты его оставил вчера?

– Мой коше... – чуть не задохнулся он от подобной наглости. – А ну-ка погоди! Ты что сама идти собралась? Да еще и за мои деньги?!

– Если честно, то поначалу я думала просто все украсть, но посчитала, что тебе, как копу, это не понравится.

– А ну стоять! – рявкнул Волкас, принявшись шарить под кроватью в поисках штанов.

– Чего? – спросила Кира, заглянув в спальню.

– Я с тобой пойду, – хмуро ответил он, понимая, что сам только что подписал себе приговор.

– Умничка! – ослепительно улыбнулась она ему и вновь исчезла в недрах квартиры.

– Ты хоть понимаешь, что по сути толкаешь меня на преступление?! – зарычал он на галофон, который держал в лапах.

– Что здесь противозаконного? – раздалось оттуда. – Мы просто заходим внутрь, берем немного вещей, оставляем деньги и уходим. По сути это называется покупкой, а не преступлением.

– Но не посреди ночи, ё-моё!

– Днем это было бы невозможно совершить. Как по-твоему отреагируют остальные жители, когда к ним в магазин придет неведомое создание? Проведя аналогию со своим миром, не думаю, что хорошо.

– Допустим. А что ты будешь делать с сигнализацией?

– Погоди немного... – устройство Киры ненадолго замолчало, издавая подозрительные щелкающие звуки. – Так... Ага... Ты можешь поднести голофон поближе к проводу сигнализации?

– Вот так что ли? – воровато оглядываясь, полицейский подошел к двери магазина и поднял лапу с голофоном, держа его рядом с мигающим красным огоньком сигнализации.

– Сейчас проверим. Vega, – экран голофона засветился, – kod 43-A-5. Otkluchenie sistemi bezopasnosti.

По экрану прошла волна помех. Красный огонек сменился на зеленый.

– Sistema bezopasnosti otkluchena, – сообщил Samsung своим приятным женским компьютерным голосом, которым и озвучивает переводчик. – Еще немного, – продолжило устройство. – Готово, я внутри!

– Почему у меня такое чувство, что ты делаешь это не впервые? – перетаптывался на месте Волкас, делая вид, что просто разговаривает по Зайпу, что было не так далеко от правды.

– У меня диплом диверсанта от Verasa за плечами и образование программиста. Ты думаешь, что ваши простенькие системки меня остановят?

Замок щелкнул. Кира открыла дверь с той стороны и затянула не успевшего даже пикнуть волка внутрь.

– Смотри какая вокруг красота! – выйдя в зал, она закрутилась на месте, раскинув руки в стороны. – Я не помню, когда в последний раз была в подобных местах. Как только началась война, так резко стало не до удовольствия, вроде shopping. Эй, свет не включай, заметят.

– Отрывайся, – Волкас оставил ее наедине с длинными рядами вешалок, а сам прошествовал к мягкому диванчику рядом с раздевалками.

Как же хотелось спать. Устав следить за передвижениями девушки, прикладывающей к себе то одну, то другую модную тряпочку, лесной волк сам и не заметил, как уснул. Но разве ему дадут? Уже через несколько минут Кира бухнула на диванчик рядом с ним целую разноцветную кучу, и растолкала откровенно храпящего хищника.

– Посмотри, какой мне цвет больше подойдет? – спросила она его мнение, по очереди прикладывая к себе майки.

– Обе, – желтые глаза снова закрылись.

– Нет, ты одну назови!

– Они обе серые, – пробормотал Волкас, укладывая голову на подлокотник.

Кира с сомнением посмотрела на вещи в своих руках. Даже в темноте с помощью обостренного опытом зрения она различала, что одна майка была красной, а вторая зеленая в белую клеточку.

– Ты что, цветов не различаешь?

– Как и все волки, вообще-то, – лениво отозвался тот. – Давай заканчивай поскорее и пошли домой, а то я здесь прямо сейчас и усну.

– Волки не различают цвета? Я думала, это только к собакам относится.

Кира села рядом с ним. А так как почти все свободное место было занято одеждой, то села она практически вплотную к нему. Волкас выпрямился и немного потеснился, повернув к ней свою голову.

– Хотя все правильно. Псы ведь произошли от волков.

– В каком смысле? – нахмурился тот. – Мы не состоим с ними в таких уж близких родственных отношениях. Большинство из них на нас совсем не похожи. И притом, ты видела какое у них внутривидовое разнообразие? Мелкие кошки и то уступают.

– Правильнее говорить – порода, – подправила она его. – И я это знаю, потому что хуманы создали собак. Еще в стародавние времена, когда мы сами были еще дикими, жили в пещерах и охотились на mamontov, хуманы подбирали детей животных и приручали их. Волки были самыми первыми прирученными нами зверями. Помогали в охоте, охраняли дома и играли с нашими детьми.

– Не было такого, – зевнул Девид, положив голову на мягкую спинку диванчика.

– Откуда знаешь? – Кира повернулась к нему, положила одну руку на спинку и подперла ею голову, придерживая за волосы.

– На уроках истории ничего подобного не рассказывали, значит ты это выдумала.

– Это тебе так подсказывает твое чутье копа? – изогнула она одну бровь. – Зачем мне это выдумывать?

– Чтобы мне досадить... – переводчик едва смог различить его ворчание.

– Нудный ты.

– А ты вредная. И шумная. Не можешь дать спокойно отдохнуть бедному полицейскому, после того, как до этого гоняла его с четырех утра.

– Ну прости-и... – почесала она его за ухом другой рукой.

Волкас приоткрыл один глаз, удивленно посмотрев на нее, и неожиданно для себя размяк. В памяти всплыло воспоминание: он раненый, беспомощный, мучающийся от боли и слабости, и та же мягкая нежная ладонь, успокаивающе поглаживающая его по голове. Ее прикосновения дарили покой. Рядом с ней он чувствовал себя на удивление хорошо и свободно.

– Прости, – еще раз извинилась Кира, убирая ласковую руку. – Просто ты ассоциируешься у меня с большой мягкой игрушкой, которую так и тянет потискать.

– Я не против, – вновь приоткрыл он глаз и хитро его прищурил. – Только не гладь против шерсти.

– Даже не знаю, как тебя отблагодарить за все, что ты для меня делаешь.

– М-м-м, – зевнул Девид и облизнулся. – Ну раз тебе так нравится хозяйничать на моей кухне, то почему бы тебе не сделать тот суп, который мне предложила на нашем знакомстве?

– Суп? – улыбка сползла с ее лица, словно наледь с крыши весной. – Рыбный?

– Нет, тот что до этого.

– Понравился?

– Очень. Казалось, что ничего вкуснее в жизни не ел, – от одной мысли об исходившем из той миски запахе у него побежали слюнки.

– Забудь его вкус.

Он удивленно навострил уши, не понимая такой реакции. Ее взгляд стал жестким и довольно пугающим до ледяной дрожи. Что он такого сказал, что из милой улыбчивой девушки она превратилась в... это?

– У меня все равно нет нужных ингредиентов, – отвела она взгляд, отчего стало чуточку легче.

– Я могу достать...

– Здесь ты их не достанешь! – сказала, как отрезала.

Да что с ней такое? Ведет себя так, будто он предложил ей не суп приготовить, а котенка живьем сварить.

– Эй, тут кто-нибудь есть?

Они мгновенно обернулись на голос, заметив свет фонарика. Охранник? Хуман с волком сползли на пол, наблюдая за приближавшимся к ним жирафом. Пятнистый здоровяк приближался и с высоты своего роста легко мог заметить поздних “покупателей”. Волкас медленно пополз в сторону примерочной, утаскивая за собой Киру.

– Хочешь, я его вырублю? – шепотом спросила девушка... и громко переведено голофоном. – Blya-a-a! – это уже сама девушка сказала в полный голос, когда поняла, как глупо они из-за нее прокололись.

– Кто здесь?! – охранник повернулся на голос, чтобы успеть высветить бросившуюся на него неясную тень.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю