290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 15)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 63 страниц)

– По-моему тут даже гадать нечего, – пожал плечами лис.

Разглядев рядом с собой на полу открытую коробку с бутылками, он без разрешения вытащил для себя одну.

– Наша хуман прошла все круги ада, чтобы выжить, и оказавшись здесь, наверняка опешила от существования обычной мирной жизни. Но проведя в нашем мире некоторое время и как следует осмотревшись, она вдруг обнаруживает, что у Зверополиса есть другая, темная сторона, и он перестает ей казаться таким уж идеальным. Осознав это, Кира решает построить мир таким, каким она хотела бы его видеть. Сделать его безопасным для всех, надев маску безымянного героя. Ведь если бы ее кто-то узнал, то скандал бы прогремел выше крыши!

– Банально, – скривился Девид, отбрасывая прочь пустую бутылку и принимаясь за новую. – У нас здесь не сюжет комикса, а реальная жизнь! Но зная ее, не могу точно сказать, что она не руководилась такой же логикой, – вынужден был признать он. – Только почему она ничего не сказала нам?

– Ну, нас, допустим, она еще с первой встречи невзлюбила, тем более, что мы слишком часто в нее стреляли транквилизаторами, чтобы надеяться на хорошую память о себе в дальнейшем, – нервно хихикнул Ник, вспоминая, что и в последний раз, когда они ее видели, то хуман тоже умудрилась словить две дозы. Хорошо хоть не непосредственно от них. – А тебе не говорила, потому что ты бы наверняка попытался запереть ее от греха подальше.

– Такую запрешь, – вздохнул Девид, покосившись на все еще сломанный паркет в месте встречи с ее кулаком после ночного кошмара. – Уж как-нибудь бы договорились. Тем более, теперь я знаю, что Кира может здорово помочь мне в моем расследовании. Она наверняка владеет какой-то важной информацией, да и неплохо бы выяснить с чего она вообще на “Лапу” взъелась. Преступники жаждут ее крови и с каждым днем борзеют все сильнее.

– Кстати, – пользуясь тем, что настроение волка улучшилось, лис решил начать вытягивать из него информацию, – а Кира была когда-нибудь рядом с музеем истории?

– Да, прибегала туда среди дня, когда меня искала, – нахмурился Волкас, меняя положение на более удобное. – Хотя, сейчас я не уверен, что она прибыла туда только ради того, чтобы передать мне лекарства. Раз уж выяснилось, что Кира мститель, то ее на самом деле могло интересовать послание “Лапы” или же захотела лично осмотреть место преступления. Признаюсь, я за ней тогда плохо следил, – покаялся он.

Напарники переглянулись и обменялись слабыми кивками.

– Чего это вы? – насторожился Девид, от которого не скрылся их обмен взглядами.

– Скажи, а хуман рядом с плитой не крутилась?

– Та-а-ак, – кажется Волкас освоил у Киры технику приковывания к месту взглядом. – Вы знаете что-то чего не знаю я? Да, она стояла рядом с плитой и, кажется, даже заинтересовалась ею. Но когда я ее спросил, то она сказала, что не знает, что на ней написано.

– Думаю, хуман соврала и по этому вопросу, – заключил лис.

– Р-р-р-р-р... – у волка опять испортилось настроение. – С ними явно что-то не так! Иначе зачем Кире это скрывать?

– Потому что там написано про нее.

– Что?! – зверь даже пасть раскрыл от удивления.

– Мы и встретились с ней сегодня случайно лишь потому, что у того бизнесзверя, к которому мы пришли, оказалась одна из пропавших плит, – принялась рассказывать Джуди. – Хранилась она в его семье уже довольно давно, и один из прадедов мистера... Эм... – кашлянула Хоппс, едва не ляпнув лишнего. – Он сделал перевод текста на камне.

– Мы сами ее видели, – перехватил инициативу Ник вместе с испытывающим янтарным взглядом крупного хищника. – Помимо текста там был изображен хуман в полный рост в какой-то странной броне, похожей на обмундирование спецназовцев, и снайперской винтовкой точь в точь, как у нашей попаданки! Но и то, что там было написано, тоже довольно интересно.

– Мы переписали перевод, оставленный прадедом того бизнесзверя, – зайчиха достала из кармана сложенные несколько раз два листочка и передала их Волкасу.

– Blya-a-a-a-a, – протянул тот, закончив читать ее мелкий подпрыгивающий почерк. – Ладно, теперь мне уже страшно.

– Ты в это поверил? – уточнили полицейские, которые внимательно следили за изменяющейся мимикой коллеги.

– Может быть в другой ситуации я бы усомнился, – сказал Волкас, еще раз пробегаясь взглядом по написанному. – Вот только буквально вчера Кира завела со мной разговор как раз по этой теме.

– Что она сказала?

«... – Эта утопия... Она недолго просуществует.

– Почему?

– Повторяю еще раз. Хищники больше не охотятся, грызуны с травоядными плодятся и процветают. Природных санитаров нет, а это значит, что грядут эпидемии. Население растет, баланс нарушен. В конце концов придет война, не чета нашей, которая превратит вашу утопию в сюжет для красивой книжки про мирное сосуществование.

– До этого не дойдет. Мы не хуманы, чтобы воевать друг с другом!

– Какое дело расследовала ваша зайка в мундире?

– А? Дело об озверении, а что?

– Виновной признана овца?

– Да.

– А тебе не кажется, что это может быть первым звоночком большой бури? Быть может, эта овечка была куда умнее, чем вы думали, и она решила преклонить чашу весов в свою сторону. Ведь если всех хищников не подмять сейчас, пока все хорошо, то, когда наступит кризис, сделать это будет намного сложнее. Грядут большие перемены, волчок. И у вас, у хищников, есть всего два пути: либо вернуться к своей природной роли и тем самым восстановить баланс; либо быть помещенными в резервации, где слабые и беззащитные жертвы будут контролировать каждое ваше действие, устраняя малейшие намеки на бунт. Вы станете рабами, развлечением в zooparke, в то время, как расплодившиеся, захватившие и опустошившие весь мир грызуны и травоядные повторяют путь моего народа. Учитывая, что одна пара кроликов оставляет после себя свыше трехсот детенышей, а представители хищников порой и десятка за всю жизнь не настрогают, то не сложно догадаться кому мир будет принадлежать в скором будущем...»

– Про баланс, – закатил глаза Волкас. – И грядущие большие неприятности. Тогда я не воспринял ее слова всерьез. Но вот такого, – помахал он листиками, – я даже предположить не мог! Да, конечно, я подозревал, что появление настоящего хумана, еще и вооруженного, рядом с Зверополисом может быть неспроста, но знала ли она об этом раньше или же сама пришла к такому выводу, просто наблюдая за нами? Хм... Тут написано “...сам мир призовет самых лучших своих палачей...” Как понять это выражение “сам мир”?

– То есть то, что Кира тут названа палачом, тебя совершенно не смущает?

– Она же говорила, что в свое время была наемником, – посмотел на него поверх записей Волкас. – И разыгрывать перед нами невинность даже не пыталась. Ладно, а вот это: “... боги разрушения, пройдя сквозь время, начнут войну, пламя которой не сможет потушить уже никто...”. На первый взгляд полный бред, но хуман действительно пришла из прошлого и в наше время кто-то до сих пор считает их богами.

– Ты говоришь о псах? – первой догадалась Хоппс.

– Если они тоже в курсе этого пророчества, то объясняется их интерес к нашему пришельцу, – Ник, задумавшись, начал ходить по комнате. – Зная, что хуманы действительно существовали и на что они были способны, псы решили избавиться от угрозы прежде, чем она успеет как следует укрепиться в нашем мире и начнет действовать. Это даже ежу понятно, что Семья ищет Киру, чтобы устранить!

– “... И лишь когда баланс будет восстановлен, их миссия будет выполнена. До тех пор ничего изменить будет нельзя, ведь на место провалившихся мир пришлет новых...”, – вместо ответа прочитал Волкас и прищурился на них: – Мне кажется, что тут прямым текстом написано, что убивать хуманов бесполезно, ведь тогда на месте Киры появится другой “бог разрушений”. И нельзя утверждать, что он окажется более сговорчивым...

– И что нам делать в таком случае? Рассказать о ней?

– Джу права, нам надо рассказать, – закивал Ник. – Вам не кажется, что эта тайна слишком велика для нескольких полицейских и одной круторогой старухи? Дело приняло опасный поворот. Мы абсолютно потеряли контроль над ситуацией! А все ты виноват!

– Я?! – вытаращился серый на направленный на него палец.

– А кто еще? Это была твоя инициатива притащить ее в город! И это ты не можешь ее контролировать, хотя и убеждал, что проблем с хуманом не возникнет!

– Ты говоришь так, будто уже весь Зверополис лежит в руинах, – фыркнул на него Девид и снова приложился к бутылке, чтобы успокоить нервы. – Она ведь ничего не сделала! И не думаю, что от нее вообще стоит ожидать чего-то подобного.

– Это почему же? – фыркнул на него в ответ лис.

– Меня больше интересует, почему о хуманах написано во множественном числе, – сделав вид, что не услышал его, зверь снова спрятался за бумажками. – Это ошибка перевода или же стоит ожидать в гости родственничков Киры?

– Вот сам у нее и спроси, когда она явится!

– Спрошу, – спокойно сказал Волкас, вопреки вопящим внутри него эмоциям, которые не получалось заглушить даже с помощью валерьяны. – Чувствую, разговор с ней у нас будет до-о-олгим!

====== История одного дня (часть седьмая) ======

Комментарий к История одного дня (часть седьмая) Возрадуйтесь, это последняя “История”

Кира сидела на краю крыши, напротив дома, где жил ее мохнатый друг, и вот уже несколько часов ругала себя, что не успела вернуться в квартиру раньше, чем туда заявился Волкас. Минуту поразмышляв, стоит ли туда соваться, девушка решила переждать, когда в квартире никого не останется. Терпением ее природа не обделила, но когда заявились лис с зайчихой, то Кира поняла, что ожидание может затянутся.

Она давно ушла бы из города, если бы не вещи, которыми очень дорожила. И которые служили для нее воспоминаниями о самых важных для нее моментов жизни, что как якоря удерживали ее сознание в годы безумия. Единственная уцелевшая фотография семьи, сделанная за несколько дней до начала войны, заключала в себе память о милой неуверенной в себе девушке, которая и шагу не могла ступить без матери, несмотря на свои пятнадцать лет. У нее теплые озорные глаза и веселая улыбка. Живая. Настоящая Кира Вольная, умершая больше шестидесяти лет назад. И, конечно же, Cobalt – оружие последнего поколения. Оружие с самыми последними наработками ее мира, созданное специально для бойцов Вераса. Незаменимый спутник на протяжении всей ее новой жизни. Оружие мертвецов. И принадлежит оно совершенно другой Кире с холодным пустым взглядом, в котором нет ни жалости, ни сочувствия. Мертвецам не ведомы чувства. Они руководствуются лишь своим разумом и приказом начальства.

Потому вовсе не из-за страха или чувства стыда, Кира не желала показываться кому-то из них на глаза... Просто она понимала, что если сейчас покажется, если выдаст себя, то без переводчика уйти от зверей она сможет только с боем.

Уже давно стемнело. Хуман, положив подбородок на скрещенные на коленях локти, со скукой следила за всем, что происходит в квартире. Привычки занавешивать окна у волка не было, при горящем свете троицу отлично видно, а ее, скрытую в темноте, разглядеть проблематично.

Интересно, о чем они говорят? И зачем, как говорится, она везде устанавливала жучки, если без Веги они бесполезны? И что ей делать, если не получится его включить? Вот уж не ожидала, что она окажется настолько зависимой от старенького голофона, который и выкупила-то лишь потому, что тот был в неплохом состоянии по сравнению с другими портативками, большая часть которых погорела от электромагнитных волн еще в первые годы войны. Кира его перепрограммировала, превратив из бесполезного устройства связи в устройства для взлома несложных систем безопасности. Для нее он был игрушкой, которая обычно лежала на дне рюкзака, как сувенир из мирной жизни. А нормальный рабочий компьютер, который она обычно носила, как левый наруч, был разбит и не подлежал восстановлению еще за месяц до того, как девушка попала в Зверополис. Так и не успела найти ему замену...

Без электроники совсем несподручно будет. Как ей обойтись без переводчика? Если письменную речь Кира еще сможет освоить, то на то, чтобы начать разбираться в языке одного только волка, улавливать в нем определенные нотки и ударения, не один год уйдет! И как они только сами друг друга понимают? Ведь каждый вид лепечет на свой манер, как любое нормальное животное ее времени. И Кира абсолютно не понимает, как, к примеру, газель может свободно понимать урчание тигра. А ведь эта газель еще и поет! И остальным ее утробный рев нравится! Странный мир. Интересно, а понимали ли звери друг друга всегда или это побочный эффект их эволюции? Если всегда, то почему люди оказались обделенными такой способностью? Хм...

– Что значит “как мы друг друга понимаем”? – удивленно вытаращился на собутыльника лис.

Ожидание загулявшего хумана затянулось и от нечего делать, чтобы успокоиться и собраться с мыслями, звери начали медленно и неумолимо истреблять запасы пива. Джуди вначале отнекивалась от предложенной выпивки, но в результате вылакала больше обоих парней, несмотря на свои небольшие габариты. Волк с лисом лишь удивленно качали головами, глядя на пустые бутылки, но на деле им было все равно. Вернее, вся троица успокоилась до состояния “абсолютно пофиг”, но причину своего собрания не забыли. Разговор из темы “Что я сделаю, когда хуман явится”, плавно вернулся в русло “Что Кира при мне сказала/сделала за это время”. Несмотря на то, что они почти при каждой встрече это обсуждали, тема еще не теряла своей актуальности и по прежнему была интересной в их кругу. То и дело всплывали довольно занятные факты, о которых остальные не знали. Вот как сейчас...

– Я тоже вначале не понял ее вопроса, – Волкас, как и остальные, “поплыл” от количества выпитого, но чем хороша валерьяна, так это то, что она оставляет рассудок трезвым. – После она пояснила мне свое недоумение. Ее, оказывается, сильно смущает, что разные виды, издавая разные звуки, могут свободно общаться друг с другом. Говорит, что это невозможно, обозвала какими-то chiterami и потребовала дать ей то, что сами употребляем. Более того, – не дал высказаться Девид, увидев, что Ник открыл пасть, – Кира сказала, что у самих хуманов было больше сотни языков в ее времени и еще больше “мертвых” языков, которые уже никто не помнит, но на них были написаны книги или свитки. Разговаривали хуманы лишь на своем родном языке или на том, который выучат. Кира сказала, что сама хорошо знает пять языков и со словарем может общаться еще на трех. И для ее общества это был очень хороший показатель!

– Ничего себе! Никогда бы не подумала, – абсолютно спокойно сказала Джуди.

У них весь разговор протекал вот в таком вот ровном невозмутимом тоне из-за валерьянки. Перепили малость. Теперь даже если за окном прогремит ядерный взрыв или начнется вторжение пришельцев, то это максимум заставит их приподнять одну бровь.

– Зачем им столько языков выдумывать? Это ведь должно быть жутко неудобно!

– Кира сказала, что язык это признак гор-сур-дар-ствер-норсти, – еле выговорил волк непонятное слово.

Все-таки хорошо, что у его вида так хорошо развит речевой аппарат и им доступен столь широкий ассортимент звуков. Никому больше не удается так близко выговаривать эти жуткие словечки, как бы ни старались.

– Признак чего? – лис даже и не пытался повторить, уже зная, что не сможет. – И что это за понятие такое “родной язык”?

– Насколько я понял, это язык, на котором разговаривают хуманы на определенной территории, которую они называют strana, – пустился в объяснения волк, заметив интерес на их мордах. – Strana имеет четкие границы, свою историю, свой язык и культуру. Причем, чем дальше одна strana находилась от другой, тем меньше в их культурах было схожести. У них были еще такие понятия, как strani Запада и Востока, strani Севера и Юга, которые были непохожи между собой. А соседние strani зачастую были родственными, потому что могли образоваться от более крупной strani, которая разделилась, или же сформировалась из более маленьких.

– Странные эти хуманы, – фыркнул Уайлд, сунув нос в пустую бутылку. – Вроде такие все из себя высокоразвитые, а жили отдельными общинами. Не удивлюсь, если они еще духам поклонялись и в приметы верили! Я, если честно, себе совсем по-другому пришельцев представлял, – взгляд рыжего затуманился, он принялся мечтать: – Ладно, соглашусь, что внешность у Киры довольно специфичная, но ведь она по сути ничем больше от нас не отличается!

– А должна?

– Не знаю... В смысле... – Ник вздохнул. – Хуманов у нас же богами считают. До сих пор еще церкви Создателей встретить можно, а об псах я вообще молчу. А боги должны быть бессмертными, наделенными сверхъестественной силой и знать все тайны мироздания...

– Ну, если смотреть с точки зрения наших предков, – нахмурил нос Волкас, вяло выговаривая слова, – то они выглядели богами. Единственный вид, владеющий высокими технологиями. Даже если их уровень развития был равен нашему, то для диких зверей автомобили кажутся волшебными повозками, самолеты стальными птицами, а оружие громовыми посохами. А еще хуманы в то время начали колонизировать космос...

– Серьезно? – о, посапывающая было длинноухая вновь включилась в разговор.

– Ага. Кира еще посмеялась, когда мы с ней в хоманете покопались на эту тему и нашли статьи о неизвестных аппаратах, замеченных на орбите, – зевнул Девид, потянувшись за очередной бутылкой, и разочарованно вздохнул, обнаружив, что пиво кончилось. – Говорила, чтобы мы передали привет колонии на Marse и Луне, если они сумели выжить без поставки припасов и топлива с планеты. Я так понял, что она имела в виду соседнюю с нами красную планету.

– Колонии в космосе? – серьёзно задумались собутыльники, но валерьянка сводила все их тревоги на нет, поэтому их голос был все таким же ровным. – Значит, сообщения о пришельцах могут оказаться правдой?

– Без понятия, – честно ответил волк. – Кира сказала, что за сотню лет их космические технологии неплохо развились, но еще не позволяли долго оставаться за пределами планеты. И только на Marse могла уцелеть колония, если они сумели стабилизировать свою экосистему и если их не прихлопнуло никаким метеоритом. Да и хуманов там было маловато для создания полноценной колонии. В основном это были ученые, которые только-только начали там обживаться. Им двадцать лет не хватило, чтобы полностью завершить строительство. Короче, Кира дала лишь десять процентов вероятности, что там кто-то выжил. И семьдесят процентов, что все космонавты вернулись на планету в течение пятнадцати лет с начала войны, потому что их обеспечение ресурсами прекратилось.

– Ты столько всего узнал о хуманах! Не думал записывать, чтобы ничего не забыть? – поинтересовалась Джуди.

– Ты меня за дурака держишь? – серьезно посмотрел на нее тот. – Конечно же записываю! У меня уже два дневника кончилось, надо еще пять купить. Потом отдам какому-нибудь археологу, чтобы бедняга голову не ломал над загадками Древних. Пускай читает интервью с живым, так сказать, экспонатом!

– Слушай, а ты уверен, что она вернется? – вдруг сменил тему Ник. – Одиннадцатый час уже.

– Тебя никто здесь не держит! Хочешь уйти – дверь там, – указал лапой Волкас в нужном направлении. – Придет она. Куда денется? У нее тут оружие и вещи остались.

– И ты совсем не волнуешься? – спросила зайка.

– Нет, – волк демонстративно скосил глаза на свои пустые бутылки.

– А вот мне немного совестно, – осуждающе покачала головой она. – Она выглядела довольно ослабленной, когда уходила. Как бы с ней чего не случилось... Ты же ее друг! Как ты можешь спокойно сидеть и пить, когда она, возможно ранена?

– А что мне еще остается? – устало прикрыл янтарные глаза зверь. – Кира не маленькая и может за себя постоять, раз уж так легко с крупными хищниками расправляется. Это во-первых. Во-вторых, если она и ранена, то ее удивительная регенерация уже через несколько часов позволит ей дальше бегать, как ни в чем не бывало. Отлежится где-нибудь, залижет раны и приползет домой. Не будет же она вечно от нас скрываться, как обиженный ребенок. В-третьих, даже если бы мы отправились ее искать с того места, где вы ее в последний раз видели, то прошла уже уйма времени, когда вы мне об этом сказали. Ее запах уже заметно ослаб к этому моменту, и взять ее след мне было бы довольно затруднительно, а сама она бы ушла далеко. В-четвертых, нет никаких гарантий, что она не замаскировала свой запах какими-то другим. Она умная и наверняка знает, как скрыться от чувствительного носа еще со своего времени. Так что единственный правильный вариант ждать ее там, где Кира рано или поздно появится сама.

– Слушай, у тебя в доме больше ничего жидкого помимо воды не осталось? – заплетающимся языком спросил Ник.

– А может хватит уже? – с сомнением протянула его подруга.

– Действительно. Мы столько выпили, что еще месяц кошмарами не будем мучиться. Целый ящик в три морды прикончили. Глянь на себя, уже носом клюешь!

– Нормально все со мной! – фыркнул Уайлд. – Так есть у тебя что-то еще или нет?

– Хм... – задумчиво пошкрябал подбородок Волкас и поднялся из-за стола, за которым они сидели. – Не уверен, что нам это подойдет, но Кира приготовила из винограда какую-то бурду и спрятала под мойкой, – сказал он уже из кухни и почти сразу же вернулся, неся в лапах плотно запечатанную трехлитровую банку с чем-то красным.

– О-о-о-о! Ягодный! – обрадовался лис, принюхиваясь. – Погоди, а чего у сока такой странный запах? Да он уже испортился, – скривился Уайлд, когда волк вскрыл крышку.

– И вправду, – тоже принюхался Волкас. – Но по ее словам так и должно быть. Ну что, рискнем попробовать?

– Дурак? Еще отравимся! Не буду я пить испорченный сок, – отвернул тот рыжую морду в сторону.

– Что это вообще такое? – Джуди постучала коготком по банке.

– Кира это назвала лекарством для души... И при этом как-то подозрительно улыбалась, – Девиду самому не очень хотелось пробовать эту гадость. – Я не видел, чтобы она туда что-то подозрительное добавляла. Сахар, ягоды, вода... Эх, была не была. Раз Кира сказала, что это лекарство, то грех не попробовать, чем хуманы травились.

– Ключевое слово здесь “травились”! – ядовито заметил лис, наблюдая, как он плеснул в заранее принесенный стакан немного рубиновой жидкости. – Не удивлюсь, что именно из-за того, что хуманы употребляли всякую гадость они повымирали. Тебе разве бабушка не говорила, что нельзя пить забродившие соки?

– Нет. А что от них будет? – поинтересовался волк, не донеся стакан до губ.

– Не помню, – смутился Ник.

Волкас посверлил его взглядом еще несколько секунд, после кончиком языка лизнул вино и закрыл глаза, прислушиваясь к своим ощущениям.

– Знаете... – выдал он неуверенно через полминуты, – а неплохо! Вкус, правда, странный и присутствует некая горечь, но вполне приятный, – отпив глоток, зверь медленно провел языком по клыкам, чувствуя разливающееся внутри себя приятное тепло. – И как видишь, я не отравился! Так что хватит кривиться и сам попробуй, – сунул он стакан с плескавшимся на дне вином под нос отодвинувшемуся лису.

– Вероятно, яд действует не сразу, – хмыкнул лис, но все же принял стакан. – Ладно, попробую...

Где-то примерно через час

– Прости меня! Я дурак! Ни-что-же-ство! Я врал, что ты меня совсем не привлекаешь! А на самом деле я тебя люблю! – заливался слезами пьяный вдрызг лис, нежно обнимая и целуя диванную подушку. – Давай никогда не будем расставаться! Моя Морко-о-овка...

Джуди в это время с отрешенным видом сидела за столом и доедала последние виноградинки, выловленные на дне банки. По ее пустым глазам было видно, что она далеко отсюда.

– Бж-ж-ж... – носился по квартире не менее пьяный волк.

За спиной у него развевалась шаль на манер плаща. Сам он был одет в одежду Киры, которую она использовала для маскировки, а остальное содержимое шкафа было равномерно разбросано по углам.

– Я ужас летящий на крыльях ночи! – остановился он посреди комнаты в характерной позе, скрыв морду шалью так, что только глаза весело сверкали поверх ткани. – Я десница судьбы, которая... Которая... Упала, – пьяно захихикал Волкас, когда его лапы запутались и он рухнул на пятую точку.

– И пусть у нас с тобой никогда не будет детей, это не помешает нам быть всегда вместе! – меж тем продолжал свои любовные признания Ник, пачкая подушку, у которой уголки сложились на манер заячьих ушек, слезами и слюнями.

– Именем закона! Ты арестован за то, что светишь мне в глаза! – зарычал Девид на люстру.

– Нет это ты арестован! – крикнула зайчиха, сфокусировав на нем мутный взгляд. – Сдавайся, мститель! – рухнула она с высокого для нее стула. – Тебе не уйти в этот раз!

– Вам ни за что меня не поймать! – в духе классического злодея захохотал хищник, принимая защитную стойку.

Наблюдавшая за всем этим действом Кира спрятала лицо в ладонях, когда длинноухая напала на кресло, а сорвавшийся на откровенный ржач волк, начал икать. Вот алкашня. Не знают разве, что их валерьяна усиливает действие алкоголя, отчего опьянеть можно практически мгновенно? Вот это их колбасит... А ведь так конкретно отравиться можно. И утро будет намно-о-го тяжелее.

Кира вздрогнула, когда буйные звери что-то разбили. Может быть вмешаться, пока они друг на друга бросаться не начали? Зайке явно больше не наливать!

– Ни-и-ик! Поцелуй меня! – обвила шею напарника упавшая на него Хоппс.

Уайлд, опешивший поначалу от того, что у него на лапах лежало уже две любимые, послушно лизнул ее в щечку, заставив захихикать от щекотки.

Оба были абсолютно счастливы в этот момент и не понимали, почему раньше сторонились друг друга, когда им было от этого так плохо. И мысленно восхваляли чудо-напиток из винограда. Воистину, лекарство для души!

Девиду же стукнуло в голову, что неплохо бы выйти на балкон и немного проветриться. Жадно вдыхая свежий прохладный воздух, он почувствовал, как внезапно ударивший в голову алкоголь немного развеялся, позволив немного более адекватно мыслить и не так очевидно покачиваться. Первое, что он внезапно осознал, так это то, что снаружи глубокая ночь. Они же вроде кого-то ждали. Кого-то, кто должен был прийти уже давно, и от этого в его сердце вновь появилась заглушенная выпитым тревога, что, как комар, противно пищала на краю сознания и усиливалась с каждой минутой.

– Не к добру. С ней явно что-то случилось, – пробормотал себе под нос Волкас. – Почему она не возвращается?

Земля сделала тошнотворный кульбит. Стоять на двух лапах вдруг стало очень ненадежно и пришлось опуститься на все конечности, чтобы хоть как-то передвигаться.

– Ты куда? – на секунду отвлеклись друг от друга влюбленные, услышав, как он пытается открыть входную дверь.

– Я должен ее найти! – ответил волк, сохраняя равновесие, держась за ручку.

Они навязались с ним. Лис катал на спине вцепившуюся в шерсть подругу, стараясь не упасть, а волк, которому вдруг сделалось хреново, держался всю дорогу за стеночку. Тому уровню шума, который их сопровождал, пока они втроем не вывалились на улицу, мог бы позавидовать любой цыганский табор.

– Куда идти? – спросил Волкас.

– Туда, – наугад махнули они лапами в разные стороны.

Лесной волк мученически закатил глаза, с трудом вспомнил место расположения Тундратауна и направился туда.

Кира, наконец-таки дождавшаяся, когда в квартире никого не оказалось, привычно проникла туда через балкон, который Девид забыл закрыть. Уделив царившему внутри разгрому несколько секунд своего времени, она решительно направилась к шкафу, где волк прятал ее рюкзак и оружие, по пути подбирая попадавшиеся предметы одежды. Сборы заняли не больше пяти минут. После чего девушка присела на диван и подобрала скинутый на пол будильник. Почти полночь. Вернув вещь на ее законное место, она принялась более вдумчиво осматриваться, запоминая каждую деталь.

Наверное, она будет скучать по этому месту. Не в первый раз ей приходится уходить тихо, не прощаясь, и не каждый раз ее принимали так тепло, как жители этого волшебного города. Особенно один ее серошкурый представитель... Быть может стоит что-то оставить в память о себе? Сказать спасибо?

Кира нащупала в подкладке небольшой комок, нашла нитку, за которую распустила шов, и выудила за тоненькую золотую цепочку маленький крестик. Уже сама давно забыла, что когда-то его спрятала, решив сбыть при первой возможности. Символ принадлежности к религиозной партии сильно мешал, особенно в арабских странах, да и никакой ценности в нем, кроме денежной, боец Вераса не видела. Она не верила в бога. Да и каким должен был быть Господь, что позволил человечеству довести себя до самоуничтожения? Что допускал распространение смертельных болезней и равнодушно взирал на сгорающих и гниющих заживо?

Оставив побрякушку, Кира прикрепила к винтовке ремешок и закинула на плечо вместе с рюкзаком, как следует закрепив, чтобы не мешались при беге.

– Хорьковец? – удивленно окликнул Ник своего знакомого.

Невысокий зверек, одетый в шляпу и длинный темный плащ с поднятым воротом, скрывающим его морду сбоку, торопливо обернулся и скривился, тоже его узнав.

– Что вам здесь надо, копы?! – спросил он с подозрением, ощерившись.

– Да не волнуйся ты так, мы просто мимо проходили! – улыбнулся во всю свою клыкастую пасть рыжий. – А ты что здесь делаешь так поздно?

Хорковец все с тем же недоверием изучал их пьяную компанию, задержав недоуменный взгляд над головой лиса, где торчали заячьи ушки, после покосился на прошедшего немного вперед Волкаса, который был недоволен задержкой коллег.

– Не твое дело, Уайлд! – зло шикнул Дюк. – Проваливайте туда, куда шли!

– Еще увидимся, – подмигнул ему тот, продолжив следовать по маршруту.

Когда его спину согревало тепло тела любимой, никакой мелкий мошенник не мог испортить ему настроение.

Но не успел он сделать и пары шагов, как Хорьковец, воровато озираясь, внезапно схватил его за лапу.

– Погодите, – тихо сказал он, словно боялся оказаться услышанным. – Понимаете, у меня тут... ммм... такое деликатное дело. Не могли бы вы мне помочь?

– Мы торопимся, – отказался Волкас, не желая терять время на помощь незнакомым ему подозрительным личностям.

– Это недалеко, – не очень уверенно сказал хорек, и его голос дрогнул. – И не займет много времени.

Полицейские переглянулись и неохотно согласились. Говорить в чем дело мелкий хищник не стал, сказав, что объяснит все на месте. Пришлось послушаться и последовать за ним.

– Стойте, тут что-то не то, – притормозил Девид, когда хорек после пяти минут ходьбы вдруг свернул в темный закоулок, образовавшийся между двумя близстоящими зданиями.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю