290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 40)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 40 (всего у книги 63 страниц)

– Кира! Времени не осталось! – ударил по броне Волкас, слыша лишь часть ее монолога и неуверенное топтание на месте. – Вернись к Уайлду и спаси этого придурка чего бы этого тебе не стоило или я тебя никогда не прощу! Слышала меня?!

– Да, – тихо ответила она скорее сама себе, отпуская голову и поворачиваясь назад. – Я Верас с мыслями человека. В который раз я поддаюсь тебе, Кира? – уже совсем неслышно прошипела она про себя, через две секунды уже оказавшись перед зареванной зайчихой. – У него сердце уже остановилось! Да уйди ты, ушастая, у меня есть шанс хотя бы попробовать!

Выдрав безжизненное тело из вцепившихся в него лапок, Кира просунула в пасть два своих пальца и сжала челюсти. Задрала морду, чтобы кровь полилась в горло, после чего села в кресло, положив перед собой на колени тушку. Она большими пальцами немного помассировала ему сердце, разгоняя кровь по венам, после чего одна ее рука легла на живот лиса, а другая на лоб. Глаза стали беспросветно черными, всепоглощающими и холодными, словно бездонные омуты, и из груди невольно вырвался слабый болезненный стон. И все. Ни единого звука, ни единого движения и даже не моргала, неотрывно таращась на лежащее на своих коленях животное.

Не отстающая от нее ни на метр Джуди с тех пор, как хуман отобрала у нее любимого, с невероятным облегчением выдохнула, когда увидела, что спустя долгую минуту грудь Ника слабо поднялась, выдавая возобновившееся дыхание.

Снаружи не прекращался поток ругани, в которой иногда участвовали и знакомые голоса, но Джуди ни на что не обращала внимания, с замиранием души ожидая, когда кто-нибудь из них двоих пошевелится.

Прошло пять минут. Судя по звукам собаки растаскивали обломки стены, частично завалившие заглохшую Армату. На пятнадцатой минуте под днищем раздалось шебуршание, а еще через какое-то время цокот когтей по металлу над головой и тихие перерыкивания все-таки заставили ее оторвать взгляд от рыжей мордашки и посмотреть на вошедших.

– Мда-а-а... – протянул заглянувший внутрь Рейвуд, высветив фонариком всех троих.

– Война там? – в люке, потеснив своего зама, показалась взволнованная голова дога.

Сохранность доверенного ему хумана была для него важнее всего.

– С дороги! – растолкав всех, первым плюхнулся вниз Волкас прямо в командирское кресло.

Первое, что он увидел, найдя взглядом нужную троицу, это заплаканные глаза Джуди. После волк увидел лежащего на коленях хумана Уайлда, в уголке пасти которого застыла полоска крови, и сосредоточенный пустой взгляд Киры, направленный на зверька.

Внутри него все сжалось, когда Девид понял, что это все-таки был не глупый розыгрыш заигравшейся хулиганки. Его знакомый пришелец в самом деле явил свою истинную суть, выйдя из-под контроля и убив его друга.

– Ник... – на ослабевших лапах сделал он шаг ближе и не смог сдержать облегченного возгласа: – Он дышит! Живой!

– Передай, пускай цепляют машину и вытаскивают, – спустившийся следом за ним Ральф отдал приказ мнущимся наверху мордам, не спустившимся вслед за начальством из-за небольших размеров кабины. – Что там с лисом, Догбери?

– Плохо, – подошедший к потерпевшему Рей взял маленькую когтистую лапку, замеряя пульс. – Без врача никак не обойтись. Причем как можно скорее.

– Слышали? Медиков сюда, живо! – прикрикнул на подчиненных Кёниг.

Часть телохранителей послушно поползла назад под танком, а часть, вооружившись фонариками, уже отправилась обнюхивать тайную комнату, с любопытством поглядывая на мигающие в темноте огоньки.

Снаружи раздавались приказные выкрики и непрекращающееся тарахтение двигателей загоняющих до этого Армату легкого танка и машины поддержки, к которым сейчас начали крепить буксировочные тросы.

– Не волнуйтесь, мисс Хоппс, мы позаботимся о вашем напарнике, – начал успокаивать зайчиху более чуткий, чем остальные парни, Ральф. – Не забывайте, что наша медицина немного превосходит анималийскую.

– Голова не разбита, но возможно сотрясение. Позвоночник в норме, сломано несколько нижних ребер, – разодрав когтями рубашку так, чтобы не касаться рук хумана, Девид осматривал коллегу на наличие повреждений, чтобы понять какую первую помощь требуется оказать. – На первый взгляд ничего смертельного, значит дело, скорее всего, в повреждениях органов. Ему срочно требуется операция, пока не стало слишком поздно!

Волкас скинул ладони Киры с Ника и взял легкого лиса себе на лапы, намереваясь вытащить его наружу и передать хирургам, когда Армату вытащат из пролома. Тот неожиданно распахнул покрасневшие глаза, полные смертельного ужаса, весь сжался и заорал от выворачивающей наизнанку боли и ощущения текущего по венам чего-то жгучего, как соус чили, отчего казалось, будто он весь охвачен пламенем. Девид чуть не уронил очнувшегося лиса, как и остальные смотря на него дикими глазами, не зная, что делать. Настолько леденящим был его крик, что под шерстью пробежались мурашки размером со слонов.

– Не отпускай! Держи... Держи меня! – разобрали они сквозь хрип.

– Изыумкх-х-х! – издал неопределенный писк овчарка, когда его горло сдавили стальными тисками тонкие пальцы.

Вместе с Уайлдом выплывшая из забытья Кира не стала разбираться кто виноват, а кто просто случайно под руку подвернулся и схватила ближайшего стоящего.

– Не мешайте, – сказала она доселе неизвестным тоном, от которого их передернуло не хуже, чем от повторившегося вопля выгнувшегося дугой Ника.

Выглядела она заторможенной с этим пустым взглядом зомби, смотрящим сквозь них, будто не соображала, где находится. Потупив пару секунд после своей фразы, Верас безошибочно посмотрела прямо на задыхающегося лиса, отпустила хрипящего пса и требовательно протянула руки:

– Отдай или он умрет, – было сказано пустым бесчувственным тоном, как и ее глаза.

Уровень нагоняемой жути начал зашкаливать. Даже охрана снаружи начала лаять тише, видимо, тоже учуяв что-то этакое, отчего просто душа стынет.

Но стоило только девушке вновь положить угасающего с каждой секундой лиса себе на колени, вернуть ладони на прежние места и сосредоточить все свое внимание на умирающем, как наваждение тут же прекратилось. Мокрый от пота Ник тяжело дышал, вновь впав в беспокойный сон, но хотя бы расслабился и теперь не пугал всех вокруг своими воплями, а Кира, казалось, не дышала вовсе, сверля рыжую тушку немигающим взглядом.

– Ладно, мне одному кажется это странным или я просто непривыкший? – опасливо помахав лапой перед ее лицом, обернулся к остальным младший принц. – Что это вообще было сейчас?

Ему ответили три пары охреневших взглядов, круглых, как апельсины.

– Кира сказала, что его сердце не билось, когда она начала поить своей кровью и вот так вот на него пялиться, – тихо сказала зайчиха, вцепившаяся в штанину Девида в поиске поддержки. У нее в ушах все еще стоял мучительный крик любимого. – Я сама слышала, как его сердце остановилось. Он умер у меня на лапах... – кажется, она сейчас снова расплачется. – Умер от боли. Боже, это так ужасно...

– Никакое чудо-лекарство не подействует на того, кто мертв. Значит, ей каким-то образом удалось вновь запустить его сердце? – задумчиво выбил дробь когтями по панели Ральф. – Что она сейчас с ним делает? Почему он тут же успокоился, стоило ей его коснуться? Что означали слова “держи, не отпускай меня”? Можно ли их трактовать так, что в данный момент Война сейчас удерживает офицера от смерти? Хуманы точно не были на такое способны. Они ничем не отличались от животных кроме того, что были чуть более развитыми. Но Война сама не раз упомянула, что не является хуманом, пусть и родилась им. В таком случае, кто на самом деле эти Верасы?

– Хотите сказать, что хуманы нечаянно могли создать настоящих богов по своему образу и подобию? – подхватил его мысль Рей.

– А что же она тогда такое и откуда такая интересная взялась? – кивнул дог. – Продемонстрированные Войной способности уже выходят за грань понимания и я еще молчу про результаты ДНК-экспертизы. Откуда нам знать, что у нее еще припасено в рукаве?

– Без понятия, милорд, но если честно, то мне уже страшно, – поежился Рей. – Вдруг она умеет взглядом не только сердце запускать, но и останавливать? Это же просто идеальный убийца получается! Зачем ей броня и винтовка с таким-то возможностями?

Армату дернуло, отчего все попадали от неожиданности. Раздался скрип металла, который был практически не слышен за рев двух двигателей.

– Нежнее, сукины дети! Чай не поле пахаете!

– Сам такой! – огрызнулись на говорившего сразу несколько собак.

Танк снова дернуло и медленно потянуло назад, вытаскивая из каменной ловушки. Справившись, тягачи заглушили моторы и стало слышно, как по стальным пластинам забегало множество лап, стремившихся поскорее узнать, что случилось.

– Где врачи? – выбравшись из кабины навстречу любопытному народу, Кёниг с ходу начал разбор полетов.

– За ними уже послали, милорд. Прибудут с минуты на минуту!

– Это кому там врач понадобился? – вскарабкались на платформу оба правителя Редфорта. – Что у тебя случилось?

– Бог разрушений и несчастий со мной случился! – оскалился Ральф, которого и так задергали сегодня. – Посмотрите на хранилище! Еще немного и тут бы остались одни руины!

“Да вы еще легко отделались по сравнению с тем, сколько бед пережила моя квартира”, – невольно подумал услышавший его фразу Девид.

За все это время вслух он не сказал ни единого слова, выглядя донельзя потерянным, особенно после того, как Ник начал вопить так, словно с него шкуру заживо спускают, прямо у него на лапах. От такого кто угодно впадет в ступор. А сейчас ничего – лежит себе спокойненько, пригрелся и дышит уже не так тяжело. Джуди кружится вокруг него, как заботливая наседка: то взмокшую шерсть промокнет платочком, то лапкой погладит или шепнет что-нибудь успокаивающее на ушко. А Кира становилась все бледнее и как-то даже тускнее, хотя это ему может только казаться из-за плохого освещения, но касаться ее с целью проверить самочувствие Девид побоялся. Вдруг он нечаянно ее отвлечет своими прикосновениями, а Ник снова зайдется в крике боли? Раз Кира сейчас единственное, что удерживает лиса на этом свете, то ее и вправду лучше не трогать, как бы тебе этого не хотелось.

– Тут какие-то компьютеры включенные стоят! – заглянувшая в образованную Арматой дырку группа любопытных быстро выбежала сообщить о неожиданной находке. – Выглядят старыми!

– Что? Какие еще компьютеры? Насколько я знаю, в плане комплекса того помещения вообще быть не должно, – почесал за ухом младший принц.

– Хм, кажется, я начинаю понимать, – задумчиво кивнул Айзек. – Война хотела добраться до них первой, потому и заблокировала проход танком таким образом, чтобы она оказалась внутри, а мы снаружи. Пока мы бы разбирались, как убрать с пути эту махину, хуман успела бы сделать все, что задумала. Какой тонкий просчет! Это существо явно умнее, чем хочет казаться! Какой у нее уровень IQ? Если бы лис не пострадал так серьезно, то Война уже вовсю бы сейчас копалась в базе данных создателей, оставив нас с носом!

– Тебя послушать, братец, то ты даже рад, что мистер Уайлд оказался при смерти по вине Войны, – упрекнул его Ральф, соглашаясь со всем остальным сказанным. – Но меня при этом очень интересует тот факт, что Война вопреки себе все-таки вернулась к лису и пытается ему помочь, хотя по логике существо, всю жизнь выживающее за счет чужих смертей, не должно было останавливаться из-за такой мелочи.

– Намекаешь на то, что Война на самом деле хороший хуман? – фыркнул старший брат. – Что тебя заставило так думать? У нее темная шерсть, скверный характер, злобный взгляд и в прошлом занималась явно не флористикой! Еще, судя по всему, она готова без сожаления пожертвовать любым из своих друзей ради своих замыслов. Даже она сама не стала отпираться от своего истинного предназначения здесь, выбрав себе имя! Так что все твои домыслы так и остаются пустыми предрассудками!

– Мальчики, мальчики, вы оба душки, но давайте думать, как объяснить врачам, что пациента еще надо отобрать, – примирительным тоном хлопнул обоих по плечу отец, носом указав на пытавшихся привлечь к себе внимание собак в халатах с минимальным медицинским набором.

– Боюсь, что тут все не так просто, – покачал головой Ральф. – Не знаю, что Война сделала, но когда мы пытались отобрать у нее лиса, тот начал кричать от боли и задыхаться, а сама она чуть не придушила Догбери и потребовала, чтобы мы вернули ей офицера или тот умрет. Так что получается, что разделить мы их пока не можем.

– Как и вытащить оттуда, судя по всему, тоже? – устало потер виски Айзек. – Боги, почему все так сложно?

– Тц-ц-ц! Не поминай богов! Нам одного за глаза хватает! – цыкнул на брата Ральф и вернулся к люку: – Догбери, выползай на свет! Мне не нравится, что возле серверов создателей крутится такая толпа! Иди построй их и проследи, чтобы...

– Эй, народ, как вы думаете, что может обозначать синий экран с грустной моськой?

– Тут какой-то обратный отсчёт идет...

– Осталось пять секунд?! О нет, сейчас как взорвется!!!

– А-а-а-а!!! – высыпалась наружу вся перепуганная свора.

– ... Никто ничего не нажал, – скрипнул зубами Ральф, поняв, что не успел. – Почему я вынужден работать с идиотами?!

– У-у-у-у-у-у-у-у... – печально выдал останавливающийся впервые за две с лишним тысячи лет генератор.

Вместе с ним погас свет и прекратили работу все системы, включая вентиляцию. Последние пятнадцать этажей комплекса менее чем за минуту погрузились в абсолютную темноту.

И ТИШИНА-а-а...

Легкое содрогание пола с подпрыгиванием всех объектов легче многотонных машин сообщило о том, что тридцатиметровая сфера мягко опустилась в свою лунку, когда поддерживающие его сверхмощные электромагниты перестали получать энергию.

– Пипец?... – неуверенно раздался чей-то дрожащий голос, нарушая идиллию.

Все у кого при себе оказались фонарики не замедлили ими воспользоваться, высвечивая друг друга в темноте.

Мало помалу этаж за этажом начала охватывать усиливающаяся паника, зародившаяся еще с того момента, как Кира прогремела на весь комплекс, скинув субмарину. Потому-то Кёниги и прибежали так быстро в хранилище, чтобы найти корень всех проблем. Психика служащих не выдерживает второго теракта на неделе, когда от первого еще не успели оправиться, особенно когда стрелять начали из крупнокалиберного орудия, и стол в кабинете к вечеру наверняка будет ломиться от заявлений на увольнение. Вот только в данный момент это мало кого интересовало.

– Рейвуд, хороший мой, подойди сюда, – медовым голоском пропел Ральф, сотрясаясь от злости. – Я хочу сказать тебе только одно...

– Да, мой лорд? – боязливо ссутулился тот, перечисляя в уме все свои косяки и вспоминая, где лежит завещание.

– Фас! – когтистый черный палец указал на устремившуюся в темноту часть присутствующих.

– Как прикажете, – вздохнул Рей, послушно спрыгивая вниз.

– Только не до смерти, Догбери! Мы же цивилизованные как-никак!

Овчарка покосился на своего начальника, пытаясь понять, шутит ли он, после чего, прихватив с собой еще пятерых, побежал отлавливать любителей трогать все подряд. Кажется, один из убежавших желал пиздюлей от Войны? Сейчас он пропишет их от ее имени!

– Слушай, а твой ли парниша шестой год подряд удерживает лидерство по всем видам борьбы и стрельбе на чемпионатах? – спросил Айзек, вспомнив этот мелкий факт, и получил утвердительный кивок.

– И все-таки я пропустил слишком много, – недоуменно таращился за обоих сыновей старый дог.

====== По ту сторону вечности ======

Боль.

Темно.

Холодно.

Шум в ушах.

Тяжело... Тяжело дышать. Не могу дышать!

От невыносимой острой боли, словно режут ножом, хочется выть и выдирать на себе мех, после свернуться комочком и заплакать. Заплакать, как маленькая девочка, от этой чудовищной боли, слабости, бессилия и жалости к самому себе.

Как же так получилось?!

Нет... Нет-нет-нет! Я не мог умереть! Почему я?! Почему именно сейчас, когда в жизни все начало только налаживаться?!! Все не должно было случиться так! Из-за какой-то глупой самоуверенной хуманши, которая не придумала способа остановиться лучше, чем направить танк в стену?! И что с того, что бронированный?! А вот их хрупкие маленькие тельца совсем не из стали! Пусть скорость и была не такой уж и большой, но все равно приятного мало, когда тебя инерция стремится размазать по ближайшему препятствию впереди. Это же насколько должно не везти, чтобы напороться на этот проклятый угол и умереть от этого?! Хорошо, что хоть Джуди успел перехватить и ей меньше досталось, хоть она чуть не выбила себе глаз, наткнувшись на мой локоть. Кажется, это она сейчас плачет сейчас у меня на груди.

Сердце остановилось.

Темнота сгущается, и шум в ушах усилился, отрезая от внешнего мира.

Я остался абсолютно один...

Врала Кира про свои галлюцинации, которые я должен увидеть перед своим окончательным концом. Ничего по ту сторону нет. Ни света в конце тоннеля, ни “кинопленки” с прожитой жизнью, ни встречающих меня душ предков, ни райских кущ с прекрасными лисицами, предлагающих сладкий виноград.

Абсолютная космическая пустота.

И я сам начал становится частью этой пустоты, наполняться ею. Боль ушла. Я даже не помнил, что это такое. Чувства? Переживания? Осталось одно лишь безразличие и покой.

Что ж, значит это и есть смерть? А как же бессмертие души, хождение в мире живых шкодливым приведением и все такое прочее? Или вся проблема в том, что я атеист и в богов не верю? Забавно, ведь я в последнее время довольно часто виделся с... С кем? Не помню уже. Интересно, а вспомнят ли обо мне, когда я окончательно исчезну? Ведь она должна наверняка меня помнить... Стоп, а кто должен меня помнить? Разумеется должна, ведь я любил ее всем сердцем и она меня тоже любила! Не может быть, что я уже забыл ее имя и облик! Ее зовут... Ее имя... Чье?

Я исчезаю?

Что-то внезапно разорвало пустоту и схватило меня, обжигая чужим потоком неразборчивых мыслей и эмоций. Но практически сразу же отпустило, испугавшись тут же поспешившей вернуть меня в свои объятья пустоты. Только на этот раз все походило не на мягкое обволакивание с постепенным растворение в Великом Ничто, а возникло чувство, будто я падаю в бездонную пропасть навстречу своей неминуемой гибели. И вот тогда в моей умирающей душе возникло первое после объятий вечности живое осязаемое чувство – дикий бесконтрольный ужас и невероятное желание жить! Вот только что толку от моего желания, когда смерть вновь тянет ко мне свои костлявые пальцы?

Снова обжигающее прикосновение, замедляющее падение, но на этот раз ничто меня не отпускало и даже, наоборот, вцепилось крепче. Я старался ухватиться за то, что держало меня, но не мог понять, за что вообще держаться и чем? Я не чувствую своего тела! Вокруг меня была лишь беспросветная темнота. Здесь даже не понятно, где находится низ, а где верх и куда я тогда “падал” в таком случае?

– Забавно... Это все, что тебя беспокоит на данный момент, лисенок?

Я принялся удивленно “оглядываться”, пытаясь понять откуда раздался этот... Голос? Но это не было похоже на звук. Словно чья-то чужая мысль, промелькнувшая среди потока моих собственных.

– Нет, действительно интересно! Хочешь сказать, что ты сейчас читаешь мои мысли?

Да что ты такое?! Где находишься?!!

– Ну... На данный момент я вижу твою полуживую тушку у себя в руках и представляю, что держу твою жизнь на веревочках! Хороший вышел самообман! Я чуть было не поверила, что действительно ступила за грань вслед за тобой. Чуть не умерла от испуга!

– Я готова оспорить заключение о том, что происходящее является лишь иллюзией мозга, Кира, – появился еще один голос, очень похожий на первый, только не такой живой и принадлежащий скорее бездушной машине. – Мой сердечный ритм остановился в момент первого контакта, что говорит о том, что я сейчас действительно нахожусь за гранью жизни, и если не отпущу это ничтожество, то оно утащит нас за собой. Советую на этот раз послушаться, потому что в момент, когда речь заходит о моей жизни и целостности, то главной становлюсь я!

Отпустить? Нет, я не хочу, чтобы меня отпускали! Не хочу снова это чувство свободного полета в один конец! Не надо меня отпускать!

– Одну минуточку, Ирин, – из первого голоса исчезла вся веселость и теперь он практически ничем не отличался от второго. – Как я могу умирать в реальности, если это все мое воображение? По идее, я уже мертва! Здесь все не настоящее! Ни зануда-волчок, ни зайка в мундире, ни огромные змеи с крокодилами, ни собаки, ни Вирбал, ни вымершее человечество, ни звериный мир, построенный на его руинах. Ничего! Это все галлюцинация! Даже моя боль и раны! Это все выдумка мозга, а в действительности подобное невозможно! Это нелогично!

– Согласна, но я располагаю той же информацией. Я лишь другая точка зрения, отличная человеческой, а не полноценная личность с собственной памятью. И могу напомнить, что ощущала перед тем, как оказалась посреди леса. Данная аномалия имеет абсолютное сходство с той, что я уже пережила. Хочется ли вновь утонуть в пустоте?

– Н... Нет... Не хочу... Я здесь... Я не хочу здесь оставаться!

– Сердцебиение все еще не возобновляется, – предупредил бесцветный голос. – Возвращаюсь, пока не осталась здесь навсегда. Не стоит лишний раз испытывать судьбу и накликать на себя неприятности.

Я почувствовал, как падение, по ощущениям похожее на спуск на парашюте, замедлилось окончательно и меня куда-то потянуло.

– Без паники, лисенок, я вытащу тебя отсюда, – успокаивающе нашептывала мне та, кого второй голос называл Кира, каким-то образом уловив мой страх. – Доверься мне и не сопротивляйся.

Откуда мне знать, что тебе можно доверять?!

– Потому что в данный момент я единственное, что может вернуть тебя в мир живых. Без меня Ирина и пальцем не пошевелит, чтобы тебя спасти, потому что не видит в этом смысла. Или же ты хочешь здесь остаться?

Нет! Не хочу! Здесь страшно, пусто и одиноко! Заберите меня отсюда кем бы вы, дамочки, обе не были!

– М? Почему ты выразился именно так? Когда ты уже успел меня забыть?

Да я вообще без понятия кто вы такие!

Кира замолчала, никак не ответив, но я ясно уловил чужое удивление и обеспокоенность, исходящее почему-то со всех сторон сразу, отчего все еще осталось непонятным где же в действительности находятся мои собеседницы. Внутри них я что ли?!

– Он слишком долго был мертв, Кир, прежде чем я вернулась...

Я мертв?

– ...Никто не знает, что находится по ту сторону жизни и как это влияет на рассудок...

Почему я мертв? Кто меня убил? За что?

– ...Вероятно, я являюсь еще одним живым существом, коснувшимся пустоты и вернувшимся назад в том же состоянии, в котором и попала за грань, даже оставшись при памяти.

– Но почему через два тысячелетия, Ирин?! Если бы я действительно умерла, то за это время от моего тела не осталось бы ни единой клеточки! Что же я тогда такое?! Призрак? Упырь? Еще какая-то необъяснимая сверхъестественная хрень?! Или это все подстроено?!

– Хочешь сказать, что кто-то успел вытащить истекающее кровью тело неизвестного парня, которым я притворялась, из жопы мира за тысячи километров от остатков цивилизации, быстро увезти туда, где могут находиться холодильники с трупами, продержать меня там до четвертого тысячелетия, после выкинуть возле Зверополиса тупо ради того, чтобы я местных жителей пугала? – Ирина была само спокойствие и невозмутимость.

Просто полная противоположность все более впадающей в истерику Киры. Хм, интересно, а не являются ли эти невидимые голоса моей светлой и темной стороной души? Только почему тогда женские? И почему спорят между собой на абсолютно непонятную мне тему? Почему одна из них сказала, что является лишь другой точкой зрения? Что еще за холодильник с трупами? Что такое упырь? Призрак уже более понятная тема, но как это все относится к этим дамочкам? И кто меня убил? Может быть, они знают?

– Да! Это все Вирбал, я знаю! Это он во всем виноват!

Что еще за Вирбал? Так зовут моего убийцу? И почему при упоминании него от спорщиц начинает исходить сильное раздражение?

– Ничего я не знаю, человек. Данное заявление нелогично и не имеет под собой никаких оснований кроме собственных домыслов.

Что такое человек?

За все сильнее разгорающимся спором никто не заметил, что их начинает вновь неумолимо тянуть вниз в пустоту.

– А Ирина тогда откуда все знает?! Конечно же, Верас, сверхчеловек идеальный во всем! Только сама сказала, что знаешь не больше меня! У нас одно сознание все-таки!

Какая-то эта Кира чересчур шумная и еще крик этот подняла непонятно отчего. Я окончательно запутался в происходящем!

Кто вы такие?! Что происходит?! Почему вы разговариваете так странно и кто меня убил?!

– Слушай, похоже он действительно ничего не помнит. Я даже чувствую себя немного виноватой в этом, – забыв о споре со своим альтер эго, вновь обратила на меня внимание Кира.

– Неужели? – похоже Ирина не настолько безэмоциональная, как кажется, по крайней мере какая-то нотка иронии у нее вышла.

– Посмотри на него! Его подружка мне все глаза выцарапает или пальцы пооткусывает, если лисенок вернется к жизни в таком состоянии!

Моя подружка? Вы о ком вообще? Я же ни с кем не встречаюсь! Так ведь?... Ничего не помню...

– М-м-м... Ушастая точно меня прибьет, – уже с уверенностью. – Не думаю, что она спокойно примет понятие “поматросил и бросил”.

ЧЕ-Е-ЕГО-О-О???

– Если она посмеет напасть, то я отвечу, – предупредила Ирина. – Но мне кажется, что он потерял не все свои воспоминания. Что последнее ты помнишь, зверь?

Последнее воспоминание? Так, надо отвлечься от мыслей об неизвестной “подружке” и вспомнить, что со мной случилось до того, как я оказался в нигде? Вроде Финник нашел клиента для сбыта партии товара и мы договаривались с ним встретиться утром... Я умер во сне?

– Не, немного веселее. И, честно говоря, я принимала в этом непосредственное участие, управляя тем злосчастным танком, в котором ты разбился насмерть. Кстати, мы все еще в нем находимся!

...

...

...

ЧЕ-Е-ЕГО-О-О??! КАКОЙ ЕЩЕ ТАНК?!! ОТКУДА ОН ВЗЯЛСЯ?!

– Как откуда? У собак угнали!

Если бы у меня сейчас были глаза, то я выпучил бы их, как золотая рыбка, так же хватая ртом воздух. Мысли путались и не были понятны даже мне, а уж этим двум непонятным сущностям и подавно. Песец, во что я только ввязался?!

– Нас тянет обратно, – первой заметила проблему отмалчивающаяся Ирина.

Я не успел понять, что произошло. Просто внезапно из пустоты что-то выскользнуло, опутало нечто большое рядом со мной, и потащило к себе. Меня оглушило смесью шока, боли и ужаса, после чего исчезло тепло, защищающее меня от того места, где я оказался. Исчезли и голоса.

Я снова начал падать навстречу голодной смерти, словно в пропасть. Неизбежно. Неотвратимо. Не за что ухватиться или как-то еще замедлиться. Бездна опутывала меня, проникая внутрь. Растворяла в себе, обращая в ничто, в такую же холодную космическую пустоту. Я гас, словно маленькая искорка, опрометчиво взметнувшаяся в небо. Я бился в вязком болоте, кричал от ужаса, молил о помощи казалось бы целую вечность. Или же несколько секунд? Я определенно потерял счет времени. И с каждым мгновением пустота внутри меня все прибывала, стирая личность, пожирая душу.

Борьба бессмысленна.

Это конец.

Я снова абсолютно один.

И именно одиночество тяготило больше всего. Сколько я здесь нахожусь в отчаянной попытке вырваться? День? Месяц? Год? Время словно застыло, но мой разум продолжал метаться в тисках, медленно угасая.

Так и закончится моя история?

Я больше никогда отсюда не выберусь...

Окатившая меня волна живого тепла и ярости подействовала, как макание в ледяную прорубь. Меня вытащило из вязкой трясины, дрожащего, жалкого и всеми оставшимися силами вцепившегося в своего спасителя, казавшимся мне чем-то большим и мягким. Тот тоже серьезно пострадал в хватке со смертью. Я на интуитивном уровне чувствовал опутавшие единственный источник тепла тонкие нити, за которые нечто пыталось притянуть свою жертву назад, но здоровяк был в ТАКОМ гневе, что обрывал все эти ниточки, как паутинки, незначительно замедляясь от вновь набрасываемых на него лассо.

И вдруг все исчезло.

Полностью выжатый морально, я пытался сообразить, что теперь со мной случилось, когда услышал неуверенный стук и чей-то слабый стон боли.

Мы пробыли в потустороннем мире меньше, чем требуется времени на один удар сердца, а казалось, будто пробыли там...

ВЕЧНОСТЬ.

Я все еще ощущал то существо, что вытащило меня из объятий смерти и сейчас, немного отдалившись, отчаянно пыталось избавиться от остатков пут, но безрезультатно.

Спасибо... Огромное спасибо...

Я пытался высказать всю свою искреннюю благодарность, все свои переживания и весь свой страх, накопившиеся за вечность в темноте, пустоте и одиночестве, из которых сам бы я никогда не выпутался и попросту бы исчез.

Меня услышали. Наверное... Я чувствовал на себе тяжелый взгляд существа, нависшего надо мной горой. Его живительное тепло грело мне спину, но я больше не слышал мысли этого создания. Либо же оно просто молчало. Кстати, я могу ошибаться, но не является ли оно одной из тех девиц-привидений, чьи голоса я слышал ТАМ? Что же ты такое? Мой небесный покровитель?

Я расслабился, так и не докричавшись до обладателя невидимого взгляда. Я все еще был в темноте, но она меня не пугала, потому что ясно ощущал – мой большой друг следит за мной и крепко держит, не позволяя снова упасть в небытие. Рядом с ним мне спокойно. Прошло довольно много времени прежде чем до меня дошло, что не прекращающийся ритмичный стук – это биение МОЕГО сердца, а головокружащее ненасытное чувство, похожее на эйфорию, – МОЕ дыхание.

Я живой.

Я не исчез.

Я счастлив.

Облегчение...

Что странно, исходит оно не от меня и не от молчаливого “наблюдателя”, но чувствуется ясно, как мое собственное. И так же откуда-то пришло понимание, что причиной этого облегчения являюсь я. Приятно, но чья все-таки эта эмоция? О, а может быть это Кира с Ириной? Что-то давно их не слышно.

– Это не я, – после небольшой заминки отозвался знакомый уже женский голос. – Рядом находится офицер полиции, являющаяся так же твоей избранницей. Это ее переживания привлекли твое внимание.

Я встречаюсь с полицейским??!

– Скажу даже больше – ты сам являешься полицейским.

ЧЕ-Е-ЕГО-О-О??? Я??! По ту сторону закона?! С моим-то “послужным списком”?! Либо ты меня обманываешь, либо где-то кто-то сдох!

– Не считаю это выражение уместным в данной ситуации.

Действительно... Но чтобы я, Николас Пиберий Уайлд, да в копы?! В мироздании явно что-то перевернулось! Однако, интересный способ избежать запоздалой истерики от осознания того, что только что побывал в гостях у смерти и смог уйти оттуда в относительной целости. Общение на посторонние темы, не касающиеся того, что случилось ТАМ действительно заставляют отвлечься и немного успокоиться. И вообще, как я могу испытывать чьи-то эмоции?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю