290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 10)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 63 страниц)

Пытаясь понять ее чувства, Волкас пытался представить себе мир, где его вид был бы единственным, и не смог. Страдая от недостатка информации, он пытался выведать из нее хоть какие-то сведения об ее мире, но Кира молчала. Лишь один раз, не выдержав его уговоров, сказала фразу, которую волк еще долго крутил у себя в голове: “Если бы хуманы сняли фильм про свой мир – это был бы фильм ужасов”. А после снова начинала молча пялиться в окно, игнорируя его попытки вернуться к этой теме. Учитывая, в каком состоянии появился здесь этот побитый жизнью солдат, в ее слова не сложно поверить. Почему, в таком случае, она не радуется, оказавшись здесь? Ведь Зверополис – это место, где все хищники живут в мире с травоядными, где нет места вражде и видовой неприязни, где каждый может стать, кем захочет. А она лишь молчит и хмурится. Чудная и странная, впрочем, как и всегда. Может быть, Киру к психиатру сводить? Волкасу совсем не нравилась ее постоянная апатия. Что если у нее имеются какие-то психологические травмы, полученные на войне, а хуман просто не хочет о них рассказывать? Наверняка есть, ведь нельзя пережить апокалипсис и остаться нормальным.

– Ты так смотришь на меня, что начинают закрадываться некоторые подозрения, – немного повернув голову в ее сторону, сказал Волкас, отпивая немного кофе из кружки. – Что задумала?

Кира немного приподняла губы в улыбке, незаметно для него избавляясь от пустой баночки. Не стоит зверенышу знать, что она тайно продолжает подсыпать ему антибиотики, опасаясь за состояние его здоровья, ослабленного нейростимулятором. Опять же отбрыкиваться начнет. Ведь после полного обновления организма антитела с вирусной памятью тоже сменились. Кира решила пожертвовать для него последней дозой, подкинув лекарство в его кружку. Она справедливо рассудила, что в случае, если все-таки умудрится подхватить заразу, то переживет ее намного легче своего друга. У волка, в отличие от нее, не было до этого железного иммунитета, помогающего даже в случае бубонной чумы, и он может надолго слечь от обычной простуды.

– Что-то привкус какой-то странный, – принюхался к своему напитку Волкас и провел языком по зубам. – Р-р-р-р-р... Признавайся, что ты мне туда подсыпала?

– Как что? Цианид! – улыбнулась она шире.

Лесной хищник посмотрел на нее в полном обалдении. Глаза волка сверкнули неподдельной обидой, когда он медленно опустил лапу с кружкой на стол и начал поворачиваться к ней всем корпусом.

– Будешь знать, как доверять злобному и опасному порождению разрушений и самой смерти! – хихикнула Кира, с интересом смотря, как начинает сползать полотенце с бедер. – Теперь, чтобы получить противоядие, ты должен выполнить одно мое желание.

Проследив за ее взглядом, Девид успел вовремя схватить уползающее полотенце.

– Не смешно, – зарычал он в ответ и расслабился, поняв, что его разыграли.

Но к кружке все равно больше не притронулся. Глупец, помогай ему после этого. Последняя доза антибиотиков пропадает зря! Неужели он и вправду подумал, что она могла его отравить? Хотя... В принципе, могла, только причин для этого не видела.

– Ты тоже что ли “Мифы” читала? – спросил Волкас.

Он принялся копаться в шкафчиках в поиске заветной баночки с волшебным ароматом бодрости, но к сожалению, кофе закончился. Бросив в сторону Киры подозрительный взгляд, будто это она приложила руку к такому прискорбному событию, серый волк, тем не менее, вылил содержимое своей кружки и бросил туда зеленый чай.

– Должна же я быть в курсе, что про нас пишут, – пожала плечами девушка, не став ничего отрицать.

– Откуда?

– Сам подумай! У меня на руках исправное портативное устройство, имеющее в своем программном обеспечении протоколы для взлома и синхронизации с чужими системами. И не важно, что это: электрический чайник или всемирная сеть вроде Internet. После просто пропускала тексты через переводчик.

– Ну и как тебе? – полюбопытствовал он.

– Довольно-таки занимательное чтиво, – прикинула что-то про себя Кира. – Интересно было узнать, какими мы выглядели со стороны. Зло во плоти, м-м-м? – захихикала она.

– Много из прочитанного правда?

– Боишься, что я могу быть опасной для твоей длинноухой подруги? – понимающе закивала девушка. – Не волнуйся. По закону объединенной организации наций нельзя есть существ, чье IQ равно или превышает твой собственный.

– Хороший закон, – задумчиво изрек Волкас и как-то странно на нее посмотрел: – Кира, а ты... Ты когда-нибудь...

– Ела ли я когда-нибудь животных? – правильно поняла она его заминку. – Как бы тебе сказать... Наверное, стоит начать с того, что у нас это не считалось чем-то аморальным и было вполне распространенным явлением. Ведь хуманы, как правильно нас описали, хищники, и очень тяготели к настоящему мясу. И тогда мы не могли общаться с животными, потому что... Гм... Были с вами разного уровня, – она, повернув ладонь параллельно полу, опустила ее сверху вниз, несколько секунд подержав на уровне коленей. – Да и чего меня пытаться осуждать, когда в мое время волки стаей оленей загоняли!

Девид повел ухом, не спуская с нее задумчивого взгляда. Чего это она пооткровеничать решила, если до этого из нее было ни слова вытянуть?

– Насколько разного? – спросил он, наконец.

– Ну... Звери тогда не водили автомобили, если ты об этом, а пищевая цепочка не была нарушена.

– Пищевая цепочка, – покатал на языке это словосочетание лесной волк. – Что с ней не так?

– А ты не догадываешься? – приподняла она одну бровь.

– Откуда мне знать, что ты имеешь в виду? – нахмурился он в ответ.

Кира осуждающе покачала головой:

– Знаешь, почему мы вымерли, волчонок?

– Даже не знаю... Наверное, потому что хуманы ядерным оружием баловались?

– Не без этого, – усмехнулась девушка. – Но еще и оттого, что один единственный вид возомнил, что может быть выше законов природы. Мы возомнили себя богами – мы были наказаны, словно жители Atlantidi. Весь мир восстал против нас, убивая цунами, землятресениями, ураганами, пожарами и извержениями вулканов. Поэтому и началась война: лишившись плодородных земель и питьевой воды толпа шла туда, где она оставалась, но владеющие этими богатствами не хотели делиться с остальными, ведь тогда им бы не досталось ничего. Ядерный удар лишь ускорил процесс саморазрушения, поставив точку в этой истории, ведь иного пути, кроме смерти, нам не оставалось. Планета уничтожила нас раньше, чем мы успели достичь вершины. Но теперь... Теперь против природы восстал ЦЕЛЫЙ КЛАСС млекопитающих!!! Один вид на фоне всего многообразия смотрится как-то блекло, не находишь? И наш конец будет казаться доброй сказкой по сравнению с тем, какую вы себе роете могилу.

Кира бросила последние слова, словно гранату, себе за спину, развернулась и ушла, оставив опешившего от ее слов волка стоять с разинутой пастью.

– Могилу? – подобрал челюсть Волкас, отходя от ее слов. – Та-а-ак, а ну стоять! – он побежал за Кирой, едва не потеряв по дороге полотенце, и перехватил девушку только возле дивана, куда она привычно плюхнулась. – Чего это мы себе могилу копаем? Поясни!

– Сам будто не понимаешь! – фыркнула хуман. – Объясню на примере: какова роль хищников в природе? – Кира повернула к нему голову и увидела его мрачную морду, лучащую недовольством. – Может, тебя этому в школе и не учили, но все хищники призваны контролировать количество грызунов и травоядных, а также распространение заболеваний, убивая слабых и больных особей. Подумай над тем, что станет с миром, если целый класс хищников перестанет выполнять свою природную роль?

– Посмотри в окно и увидишь, – пробурчал себе под нос Волкас.

Ему совсем не нравились ее слова, но также он и не понимал, к чему она вообще завела этот разговор. Ведь могла бы молчать, как и раньше.

– Я видела, – грустно вздохнула она, посмотрев на него с... жалостью? – И чем больше я смотрела, тем больше понимала, как все запущено.

– Р-р-р-р-р... – волк начинал терять терпение.

– Эта утопия... Она недолго просуществует.

– Р-р-р-р-р? – уже удивленно. – Почему?

– Повторяю еще раз, – Кира закатила глаза, поражаясь его тугодумности. – Хищники больше не охотятся, – указала она руками влево, будто выделяя слова, – грызуны с травоядными плодятся и процветают, – руки уже перед ней. – Природных санитаров нет, а это значит, что грядут эпидемии, – руки сместились вправо и скрестились на груди. – Население растет, баланс нарушен. В конце концов придет война, не чета нашей, которая превратит вашу утопию в сюжет для красивой книжки про мирное сосуществование.

– До этого не дойдет. Мы не хуманы, чтобы воевать друг с другом!

– Какое дело расследовала ваша зайка в мундире?

– А? – удивленно моргнул Волкас от резкой смены темы. – Дело об озверении, а что?

– Виновной признана овца? – уточнила Кира.

– Да, – кивнул он, все еще не понимая ее намеков.

– А тебе не кажется, что это может быть первым звоночком большой бури? – прищурила хуман свои ставшие вновь пугающими черные глаза. – Быть может, эта овечка была куда умнее, чем вы думали, и она решила преклонить чашу весов в свою сторону. Ведь если всех хищников не подмять сейчас, пока все хорошо, то, когда наступит кризис, сделать это будет намного сложнее, – девушка встала с дивана и приблизилась к волку вплотную, но тот начал пятиться назад, пока не оказался зажатым между ею и стеной. – Грядут большие перемены, волчок. И у вас, у хищников, есть всего два пути: либо вернуться к своей природной роли и тем самым восстановить баланс; либо быть помещенными в резервации, где слабые и беззащитные жертвы будут контролировать каждое ваше действие, устраняя малейшие намеки на бунт. Вы станете рабами, развлечением в zooparke, в то время, как расплодившиеся, захватившие и опустошившие весь мир грызуны и травоядные повторяют путь моего народа. Учитывая, что одна пара кроликов оставляет после себя свыше трехсот детенышей, а представители хищников порой и десятка за всю жизнь не настрогают, то не сложно догадаться кому мир будет принадлежать в скором будущем, – ее взгляд снова стал нормальным, и Кира отошла на шаг от обескураженного вжавшегося в стенку волка. – Но это чисто мое, хуманское мнение. Сам решай, что думать на этот счет.

Комментарий к Баланс Глава должна была быть длиннее, но автор и так сегодня заеб...ся

====== Опаньки! ======

– Привет, как настроение?

Ник с каким-то мрачным удовлетворением мордозрел унылую и осунувшуюся физиономию волка. Закрадывается подозрение, что лис нарошно начал приходить на работу пораньше, чтобы со своей фирменной ухмылочкой задавать этот вопрос, пока Волкас пасется возле кофейного автомата перед тем, как приступить к заданию. Отношения между ним и серым волком уже установились на уровне “приятелей”, чуть чуть не доставая до отметки “закадычные друзья”, отчего у Уайлда в полиции появилась еще одна морда, помимо Хоппс, с кем он может провести чуток своего свободного времени, в то время, как между Ником и Джуди едва ли не перекати поле носит ветром.

– Мне кажется, что еще немного – и я буду готов совершить убийство! – вместо приветствия пробурчал Девид, наливая в стаканчик волшебный эликсир, который позволит ему продержаться на лапах до конца дня.

– Правда? – захихикал лис, ничуть ему не сочувствуя. – И какой мотив?

– Хроническое недосыпание! Что б ее кроты утащили, р-р-р-р-р... – проскулил он, устало приложив лапу ко лбу. – Я ж такими темпами окочурюсь! Вот как мне ей объяснить, что я не хочу в четыре утра быть насилу вытащенным из кровати и вытолкнутым на крышу, чтобы в течении нескольких часов подвергаться пыткам и унижениям?! – едва ли не сорвался он на крик.

– Ты позволяешь этой волчице над тобой доминировать? – передразнивая тон Рыкинса, пуще прежнего засмеялся плут. – Ну-ну... Попробуй с ней поговорить. Или скажи хотя бы, что хочешь оставаться с ней наедине в другое время.

– Не смешно! – зарычал волк в ответ на его ставший слишком откровенным ржач, но тихо, замечая бросаемые на них косые взгляды коллег. – Ты думаешь, я не пытался?! Да с ней разговаривать все равно, что желудями в дуб бросаться!

– И что она говорит? – навострил аккуратные ушки лис.

– Что-то вроде: “fashisti не спали в четыре утра и ты спать не будешь”.

– Что это значит?

– Да кто ее поймет? – пожал плечами Волкас и отпил из стаканчика.

– Ник!!!

Громкий тоненький визг заставил обоих вздрогнуть от неожиданности, а лиса еще и подпрыгнуть на месте, расплескивая вокруг себя кофе. От испуга распушившись до состояния большого апельсина, Ник с квадратными глазами повернулся на голос и болезненно ойкнул, когда маленькие мягкие, но цепкие серые пальчики схватили его за ухо и дернули вниз.

– Иди сюда наглая рыжая морда! – в глазах боевой зайчихи били фиолетовые молнии. – Ты что в рапортах написал, умник?! Думал опять взвалить на меня всю работу?! А ну живо исправлять или выговор капитана покажется для тебя детским лепетом!

– Ну, Морковка-а-а! – простонал попавшийся пройдоха, когда под смех других полицейских был утащен за ухо разъяренной Хоппс.

– Ты позволяешь этой зайке над собой доминировать? – тоже позволил себе немного посмеяться волк и посмотрел на висящие на стене часы.

Где его напарник? Давно уже должен был быть здесть! Может, ему устроить такую же публичную взбучку, как Хоппс своему лису? Вроде взрослый зверь, а детство под хвостом еще играет. Эх, и как он только позволил себя уговорить взять этого сопляка под свою опеку? Ну и что, что их семьи дружат и Рыкинс является братом жены его племянника. Практически родственник. На работе в полиции это не имеет абсолютно никакого отношения!

– Где тебя носит?

– Прости, большой брат, опять проспал, – раздался из телефона голос, полный раскаяния.

– Быстро дуй сюда, бездельник! Это последний раз, когда я тебя отмазываю!

– Хорошо, буду через часик.

– Какой еще часик?! Пятнадцать минут! Не больше! – рычал в трубку полностью выведенный из себя Волкас.

– Я постараюсь успеть, – заверил его тот.

– Я постараюсь успеть, – сказал белый волк, стоя под квартирой напарника, и сбросил вызов.

Ярко-голубые, как безоблачное небо, глаза с предвкушением уставились на закрытую дверь. Мягкие треугольники розоватых на кончиках ушек чутко улавливали малейший шорох за преградой, подтверждая, что внутри кто-то есть, пока его напарник в участке. И этот запах... Странный запах, не принадлежавший ни одному известному животному. Так пахла новая подруга Волкаса, которую тот назвал “сбежавшей невестой псов”, но на взгляд молодого офицера, все это было слишком притянуто за уши. Вот уже несколько дней юный белый волк не может найти покоя, гадая: кто эта загадочная дамочка, почему она скрывает свой облик и по какой действительной причине за ней охотятся псы? А что если его друг врет, и на самом деле эта особа со странным именем Кира – преступница? Поверить в эту абсурдность сложно, ведь Волкас вряд ли бы тогда позволил ей у себя жить, будь хоть она десять раз подругой детства, если конечно, вообще не первой любовью. Но с другой стороны, будь эта Кира и в самом деле невестой Семьи ее вряд ли бы стал разыскивать лично один из принцев. Если, конечно, это и не есть брошенный жених. А может, Сэм был прав с самого начала и его старший напарник, наконец, нашел себе любовницу? Почему тогда скрывает? Стесняется? Или боится быть уличенным в межвидовых отношениях? Девид всегда был консервативен в своих взглядах, считая, что каждый должен иметь пару только своего вида и противоположного пола, иначе весь мир пойдет коту под хвост. Неужели он передумал? В любом случае, очень хочется посмотреть на эту “волчицу” и поговорить с ней с глазу на глаз.

Не скрывая пакостной ухмылочки, Сэм открыл дверь сделанным когда-то давным давно дубликатом ключа и прошмыгнул в квартиру, тихо закрыв за собой дверь. Глаза принялись метаться из угла в угол, пытаясь выискать малейшую деталь, которая могла бы указать на личность сожительницы его друга или же ее саму.

– Ты чего вернулся?

Рыкинс вздрогнул и посмотрел туда, откуда доносился голос, но никого там не увидел.

– Где ты? – настороженно спросил он.

– В ванной. Волосы запутались, не могу их расчесать даже под водой. Пока они не отросли, я даже и не вспоминала какая с ними была морока.

Похоже, она приняла его за Волкаса. Не определила по голосу? Да и ее голос тоже странный: ровный, с какими-то странными нотками электроники и почему-то шел отнюдь не со стороны ванны, а из небольшого плоского устройства, являющимся чем-то средним между большим смартфоном и маленьким планшетом. Все страннее и страннее. Рыкинс взял в лапы голофон, увидел незнакомое название, после перевел задумчивый взгляд в сторону ванны, откуда ясно раздавался звук бегущей воды.

– Так чего вернулся? – вновь заговорило устройство, отчего тот едва его не выронил. – Забыл что-то?

Из ванной тоже доносился голос, тоже женский, но другой и на незнакомом языке. Иностранка? Это из какой же тогда дали прибыла эта странная особа, что даже звериного языка не понимает? А этот недопланшет значит переводит ее слова? Вот теперь он точно отсюда не уйдет, пока не разберется, что здесь происходит.

– Да, – спохватился Сэм, положив голофон обратно.

– И что же?

– Я... Э-э-э... Забыл свой пистолет! – сказал он первое, что пришло в голову.

Тем более, что один раз его напарник эту отмазку уже использовал.

– Какой из? – все тем же ровным безэмоциональным тоном продолжило вещать устройство.

– В смысле? – не понял он.

Что значит “какой из”? У Девида же один пистолет с транквилизаторами.

– Я конечно понимаю, что ты пытаешься строить из себя хорошего копа, но оружие с небоевыми патронами, на мой взгляд, не оружие вовсе. Ваши дротики хороши только в случае, когда доза в них совпадает с тем видом животного, на который они рассчитаны. И то у нападавшего остается еще время, достаточное, чтобы загнать тебе лезвие под ребро. Мало ли какая в жизни сложится ситуация. А пуля в лоб всегда помогает, получше всяких neirostimylyatorov. Поэтому будь хорошим мальчиком и носи с собой еще мой пистолет тоже.

– Хорошо, – на всякий случай согласился Сэм, хоть и был абсолютно сбит с толку. – Где он?

Его собеседница притихла, видимо заподозрив неладное. Белый волк прикусил язык, подумав, что его ворчливый напарник и вправду бы не согласился носить огнестрельное оружие в городе, но сказанного не воротишь. Откуда у... как ее там... Киры вообще пистолет с боевыми патронами? Если он правильно ее понял, и она не имела ввиду ничего другого. И, в конце концов, кто она такая, черт побери?!

– На кухне на подоконнике посмотри. Вроде бы я там его оставляла, – через несколько секунд вновь заговорил голофон.

Вода в ванной перестала течь. Наверное, иностранка собиралась выходить. Сэм быстренько прошмыгнул в указанном направлении, желая убедиться воочию, и пораженно замер с широко раскрытой пастью, увидев на кухонном столе рядом с холодильником немаленькую такую и уж точно никак не игрушечную...

– ВИНТОВКА?!!

Охренеть просто! Что здесь творится?!

– Я помню, что ты просил меня ее оттуда убрать, после того, как я один предмет мебели тебе там уже испортила но на твоем журнальном столике слишком низко и мало места, а еще детальки постоянно в ковер падают, – как ни в чем не бывало продолжил вещать переводчик, с каждым словом вводя беднягу в еще больший шок. Хлопнула дверца ванны, голос иностранки стал звучать отчетливее и послышались чьи-то неторопливые шаги. – Кстати, забыла тебе сказать утром, что я починила штурмовой режим. Ты меня про него спрашивал. Хочешь сейчас пока...

На кухню зашло странного вида относительно невысокого роста создание, полностью лишенное шерсти, но обладающее гладкой бежевой кожей. Ни клыков, ни когтей оно не имело, но почему-то и без них выглядело довольно внушительным. Одето оно было в темные брюки и клетчатую рубашку, не скрывающие, а, скорее, подчеркивающие выдающиеся округлые формы. На голове было намотано полотенце. Сэм перешел в состояние глубокого шока.

– ...жу, – договорила Кира, с недоумением уставившись на волка.

В том, что это был именно волк – она не сомневалась, стоило ей услышать характерное странное порыкивание, переводимое переводчиком с одноголосой озвучкой. Это сбило ее с толку, ведь ей даже в голову не могло прийти, что этот волк – не ее знакомый. Он обладал белоснежно-белой шерстью и льдисто-голубыми глазами. Где-то она его уже видела... Точно! Это он подходил к ней в музее и все пытался заглянуть под фату. Вот неугомонный!

– Что ты здесь делаешь?!

Бесчувственный голос переводчика даже и не пытался передать ее леденящий душу тон, в котором не было ничего кроме угрозы.

Белый волк попятился к окну под жуткими черными глазищами, обещающими скорую расправу с любившим совать нос не в свое дело полицейским. Лапа сама на автомате потянулась к кобуре.

К его сожалению, Кира это заметила и вовсе не горела желанием быть подстреленной в третий раз. Быстрая, словно стрела, она в один момент оказалась вплотную к нему, одной рукой перехватывая его лапу с оружием, а другой отрывая его от пола за горло. Зверь болезненно заскулил, когда его запястье пронзила резкая боль, и выронил пневмотранквилизатор на пол. Он хотел кричать, но сдавливающие горло стальными тисками пальцы монстра Зверополиса не позволяли сделать вдох. Сэм едва не потерял сознание, когда сильно ударился затылком о стену, куда его вдавила хуман.

Глядя в его круглые от ужаса и медленно стекленеющие от удушья глаза, Кира с трудом переборола себя, чтобы не сломать ему шею или трахею на месте. Барахтающаяся в ее хватке жертва пробуждала в ней привитый учеными инстинкт убийцы, не позволяющий колебаться, чтобы довести дело до конца. Но кровь зверей на руках, особенно тех кто не сделал ей ничего плохого, не входила в ее планы.

– Glypi shenok! – прошипела она ему в морду, разжимая пальцы.

Сделав судорожный вдох, Рыкинс закашлял, стоя на коленях и держась за ноющее горло. Как она так быстро?! Ведь только что эта непонятная тварь стояла в двух метрах и в следующий миг, вдруг, начинает его душить!

Кира подняла его за шкирку, заставляя принять вертикальное положение и вновь прислонила к стене, уперев ему руку в грудь.

– Даже и не вздумай рыпаться, волк. Я убью тебя раньше, чем ты коснешься рукояти, – предупредил из комнаты голофон, донеся ее слова, когда хуман заметила его быстрый взгляд, брошенный в сторону лежащего на подоконнике пистолета, оказавшегося в зоне досягаемости.

– Что ты за тварь?!

– Попрошу без оскорблений! Ты сейчас не в том положении, чтобы задавать мне вопросы.

– Ты монстр Зверополиса! Что ты делаешь в квартире моего друга?!

– У меня к тебе тот же вопрос!

Если бы у нее были клыки, то Рыкинс мог бы испугаться, что она сейчас его загрызет и выпьет всю кровь. Уж очень злой и раздосадованной выглядела.

– Волкас твой друг??! – разинул тот пасть.

– Нет, я решила дождаться этого звереныша в его норе, чтобы убить, когда он будет ожидать меньше всего! – огрызнулась она в ответ. – За каким hrenom мне еще тут торчать?

– Тебе до него не добраться! – зарычал белый волк, прижав уши к голове и надеясь, чтобы в его тоне не проскальзывали панические нотки. – Я... Я не позволю!

– Не позволишь? Мне? – монстра Зверополиса его слова позабавили. – И что же ты сделаешь?

– Я тебя остановлю! – сказал он с уверенностью, которой у него не было.

Хуман, казалось, пыталась просветить его насквозь своим змеиным немигающим взглядом и кровожадно улыбнулась.

– Это должно быть забавно, – неожиданно она отпустила его и отошла на два шага, давая ему немного пространства. – Ну же, покажи, что ты умеешь, – уставилась она на него в ожидании.

– Э-э-э, – Рыкинс немного растерялся, не понимая ее мотивов.

И бросился к лежащему на расстоянии вытянутой лапы пистолету. Есть! Схватил! Краем глаза он успел заметить движение и отклонил голову в сторону. Сжатый кулак пронесся в миллиметре от кончика его носа и разбил окно. Острые края стекла сразу же впились кожу, оставляя глубокие царапины, когда зашипевшая от боли и досады девушка резко выдернула пострадавшую руку.

Вот проворный сукин сын! Ведь предупреждала же, что плохо ему будет!

Она видела направляемый в нее пистолет и сместилась в сторону, уходя из зоны поражения. Опытный боец Вераса была сильнее и быстрее молодого волка-полицейского, но вот умнее ли, раз не убрала оружие сразу?

Выстрел едва не угодил в колено. Рукоять пистолета была неудобной для коротковатых и немного более толстых мохнатых пальцев. Кира не отпускала его лапу, старательно отводя пистолет в сторону от себя.

Выстрел! О-о-о, кому-то влетит за разнесенную в хлам люстру.

Схватив окровавленной рукой его за плечо, а второй удерживая огнестрельное, умудрившись по ходу дела щелкнуть предохранителем, девушка выдрала оружие из его лап, а самого волка швырнула в стену, где он скинул один из шкафчиков.

Ненадолго остановившись, Кира, морщась, вытащила из пострадавшей конечности осколок стекла и раздраженно посмотрела на побежавший из раны ручеек крови. Рука болела и немела с каждой минутой. Но разве подобные мелочи ее когда-нибудь смущали?

Сэм зашевелился, издав болезненный стон и начал делать попытки подняться.

Зазвонил телефон, оброненный во время схватки. Хуман отвлеклась от своей жертвы, переведя на засветившийся экран, на котором сейчас показалась фотография Волкаса.

Пользуясь тем, что она на него не смотрит, Сэм вскочил и бросился к выходу. Опомнившись, Кира побежала за ним и едва успела поймать около самой двери, снова повалив его.

– Пусти меня! – рычал волк, пытаясь вырваться, но она слишком сильно вдавливала его коленом в пол, отчего у него снова заплясали разноцветные пятна перед глазами.

Девушка в это время скрепляла его лапы за спиной снятыми с его же пояса наручниками.

– Вот еще! Ты слишком много знаешь! – пыхтела она, связывая задние лапы брыкающегося зверя полотенцем со своей головы. – Уж не знаю, на кой лад ты сюда вообще сунулся, но так просто я тебя не отпущу!

– И что теперь? Ты убьешь меня?!

– Зависит от твоего поведения!

И вдруг в этот самый момент входная дверь распахнулась, словно от тарана, и на пороге появилась злая, как тысяча чертей Боярского, буйволиха.

– Да ты вообще в край охамел, оборотень в погонах! Как вообще можно стрелять... – миссис Март резко замолчала, когда, опустив взгляд, увидела двух окровавленных существ, катающихся в прихожей.

Одно, которое соседка опознала, как лесного волка, было связанным и в порванной полицейской форме, а второе... Таких она никогда не видела. Не было никаких сомнений, что именно это создание напало на полицейского и связало его, а теперь, оно начало медленно подниматься, не спуская с буйволихи быстро темнеющего взгляда, из которого быстро исчезало удивление о появления новой рогатой морды.

– Ох, ты ж девушка легкого поведения! – успел сообщить мирно лежащий на журнальном столике переводчик прежде, чем раздался громкий визг.

– Ну давай же! Возьми трубку, Рыкинс! Куда тебя кроты утащили?! – рычал Девид, уже в пятый раз подряд пытавшийся дозвониться до своего напарника.

Время ожидания прошло, и вызов сбросился автоматически.

– Я прибью этого щенка, когда встречу! – выругался Волкас, набирая номер в шестой раз.

Внезапно пришел входящий вызов. От Сэма. Ну наконец-то! Не пришло еще время обеда!

– Надеюсь, ты придумал хорошую отмазку, потому что тебе придется быть очень убедительным! – как можно спокойнее сказал серый волк, едва сдерживаясь, чтобы не разразиться гневной тирадой.

– Мы можем встретиться?

Голос напарника был непривычно тих и заметно дрожал.

– Где ты? – насторожился Волкас, почувствовав неладное.

Белый волк поднял голубые глаза, стараясь не коситься на направленное в его сторону дуло винтовки, и, получив одобрительный кивок от пришельца, ответил:

– У тебя дома...

– ЧТО?!!

– И лучше не задерживайся, – пробурчала в трубку буйволиха, хоть ее об этом никто и не просил.

– МИССИС МАРТ????!!!!

– Вы какого здесь...?!! – с разбегу влетел в свою квартиру Волкас и лишился дара речи столкнувшись с полным разгромом и тремя мрачными физиономиями посреди царившего здесь хаоса.

– Я только защищалась! – виновато развела руками Кира, в одной из которых была заряженная винтовка. – И закрой дверь, а то еще кто-нибудь зайдет...

– ЗАЩИЩАЛАСЬ?!! – возмутились стоявшие перед ней на коленях связанные звери. – Да она первая на нас набросилась!!!

– А нечего было за оружие хвататься! – легонько пнула Сэма девушка. – Скажи спасибо, что вообще не убила на месте!

– Спасибо, – заворчал тот, пытаясь потереть связанными лапами пострадавшее место, после перевел умоляющий взгляд на уронившего челюсть собрата: – Ты чего столбом стоишь?! Стреляй в нее! Она сама сказала, что хочет тебя убить!

– Кира, брось оружие и отойди от них! – зарычал Девид, начиная отходить от шока.

Хуман пожала плечами, разрядила винтовку и бросила ее на диван, после чего отошла назад и скрестила руки, с интересом наблюдая за происходящим.

– Что произошло? Она тебя ранила?! – Волкас бросился вначале к своему напарнику, чтобы его развязать, и увидел, что тот весь перепачкан кровью.

Девушка невольно поежилась от брошенного в ее сторону взгляда. Она не ожидала, что ее друг может ТАК на нее смотреть. Недоверие, разочарование, злоба. От этого ей стало больнее, чем от ноющей руки.

– Чувак, да эта тварь мной всю кухню подмела и немного прихожую! – оскалился белый волк, потирая запястья. – Почему она тебя слушается?!

– Да потому что он на нас ее и натравил! – вставила свое слово буйволиха, обмотанная, как мумия, потому что хуман справедливо рассудила, что одной бельевой веревки для удержания такой туши будет явно маловато. – Я так и знала, что с тобой не все чисто, Волкас! Прикидываешься копом, а на самом деле помогаешь пришельцам устраивать вторжение!

Кира не смогла сдержать насмешливого фырканья. Серьезно? Пришелец? Вторжение? Подумаешь странный внешний вид и навороченное вооружение, почему сразу начинают вспоминать творения Голливуда? (Или как он у них здесь называется?)

Девид, убедившийся, что ни его друг, ни соседка не ранены, немного нахмурился (откуда тогда на них кровь?), и, окончательно разобравшись с их путами, помог подняться.

– Сэм, миссис Март, это Кира, – представил ее серый волк. – Она хуман.

Ни у кого из них не появилось и тени радости от такого знакомства. Втроем они продолжали пытаться испепелить друг друга взглядами.

– Откуда эта... эта Кира взялась в нашем доме?! – буйволиха едва ли пар из ноздрей не выпускала.

– Она спасла мне жизнь тогда в лесу, когда меня выкинули из поезда, – негромко сказал Волкас, опустив уши, и повернул голову на внимательно смотревшего на него собрата. – Она была измотана и ранена, как и я. Ей совсем некуда было идти. Я не мог ее там оставить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю