290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 45)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 45 (всего у книги 63 страниц)

– Хочешь сказать, что она тоже... – осторожно начала Алия, но лис понял ее с полуслова.

– Ирина рассказала, что произошло, – кивнул он. – Кто-то из вас приказал ей спасти меня любой ценой. Вот только ценой для нее едва не стала ее собственная жизнь, – Ник обвел всех притихших животных осуждающим взглядом. – Моя душа уже успела уйти за грань и коснуться пустоты, когда явилась Ирина и буквально вырвала из лап смерти. Ей тоже пришлось на секунду умереть, чтобы достать до меня...

– Она просто промыла тебе мозги, – устало провел лапой по морде Девид. – Стерла тебе память, дала тебе новое имя и наговорила всякой фигни, в которую ты поверил.

– Даже не знаю, – потер шею Ральф. – Я бы на твоем месте задумался бы об обратном. С Войной слишком много странностей случилось, чтобы дело было в одном лишь гипнозе. С ней лучше лишний раз перестраховаться. Особенно теперь, когда, по словам мистера Уайлда, мы понятия не имеем, что может проснуться в обличии нашего хумана.

– ВАШЕГО хумана? – нехорошо прищурился на него Волкас.

Внезапно за стенкой раздался грохот, что-то разбилось и послышались отчетливые звуки драки. Все, как один, испуганно отвели назад уши и посмотрели в направлении шума.

– Поправочка, что УЖЕ проснулось в обличии хумана! – тихо сказала Алия.

– Blya! – немного поотстав, тоже побежал вслед за Кёнигами Девид.

Отошел, блин, называется на пять минут от кровати Киры проведать самочувствие друга! А эта зараза будто только этого и дожидалась и, очухавшись, набросилась на ухаживающих за ней врачей и приставленного Семьей телохранителя.

– Спасите! – заметив подмогу, протянул лапу пытавшийся уползти на пузе от взбешенной фурии черно-коричневый с белой грудкой зенненхунд.

Волкас успел увидеть в просвет, как Война схватила пса за задние лапы и без видимых усилий потянула на себя (отчего вопящий телохранитель поцарапал ковер когтями, оставляя борозды), после чего швырнула в стену и обернулась навстречу новоприбывшим с явным намерением разобраться с ними тоже. Осознав, что перед ней находятся совсем не враги, а уже знакомые черные доги, позади которых затесалась серая мордашка, девушка тут же успокоилась, застыв в расслабленной позе посреди комнаты среди матерящихся тел собак.

– Бегите! – крикнул с кряхтением поднимающийся зенненхунд, которому со спины показалось, что она сейчас нападет на Кёнигов. – Я ее задержу!

– Не надо!!! – одновременно крикнули все четверо прибежавших.

Кира вроде бы ничего особенного не сделала. Просто немного повернула голову, заметив движение позади себя, немного пригнулась и наклонилась, перенося вес, а уже через секунду ее кулак встречается с животом пса, на котором проделала молниеносную комбинацию из удара согнувшегося пополам животного коленом под дых, захвата его лапы с касанием двумя сведенными пальцами болевых точкам под подмышкой и перекидыванием через плечо обезвреженного тела. Верас снова расслабленно застыла, поставив ногу на грудь поверженного противника, и смотрела на уронивших челюсти зрителей в ожидании.

– Потрясающе! – выдохнул Джефф, впечатленный скоростью атаки фантастического создания перед ним.

Человек провела пальцем по лбу от одного виска к другому, после чего той же рукой хлопнула по пустому запястью левой руки, где раньше находился голографический наруч. В ее взгляде явно читался вопрос, насчет местоположения ее игрушек. Без Гласа Богов речь представителя вымершей цивилизации недоступна для понимания местных обитателей, так что ей пришлось перейти на универсальный язык жестов.

– Похоже, она хочет знать, куда делся ее компьютер, – не оборачиваясь, Ральф нащупал лапой позади стоящего волка и выпихнул его вперед. – Успокой ее и разъясни, что мы его изъяли на время ее домашнего ареста!

– Да она за одно только упоминание о домашнем аресте со мной проделает то же, что с этим псом! – огрызнулся Девид на дога, после все-таки сделал опасливый шаг в сторону неподвижной девушки: – Привет. Как ты себя чувствуешь? – сделал он еще один шаг, успокаивающе выставив лапы, хотя она и так никуда не дергалась, а лишь наблюдала, немного склонив голову к плечу. – Не надо бояться. Все хорошо. Тебя никто не украл на этот раз, – боязливо приблизившись к зоне досягаемости Вераса, но не встретив никакой угрозы, волк немного успокоился и, коснувшись ее плеча, облегченно улыбнулся. – Ты в безопасности. Так что будь хорошей девочкой и убери лапу с этого пса, пока ты его не раздавила, – мягко увел он послушную подругу в сторону, чтобы подоспевшая подмога могла оказать помощь пострадавшему.

Кира повторила свой немой вопрос, щелкнув себя по лбу и по запястью, после чего вновь уставилась в ожидании на потянувшихся вслед за ним догов. Чего-то она подозрительно тихая... Ни одного слова матерного не вставила в промежутке между своими жестами. И даже не злится?

– Понимаешь ли, твой переводчик... того... – Девид повторил ее жест по лбу после чего провел ребром ладони себе по шее, немного высунув язык. – Накрылся артефакт. Поняла?

Она немного нахмурилась и вопросительно подняла бровь, типа “Что ты мне несешь, мохнатый?”

– Думаю, проще просто показать.

Ральф шагнул к своему портфелю, который оставил в этой комнате, покопался в его недрах и выудил наружу неработающий обруч.

– А сразу так сделать нельзя было? – фыркнул Девид.

Заметив первый требуемый объект, девушка в мгновение ока оказалась перед догом, выхватила у него переводчик и надела на свою голову. Огоньки не загорелись, но она этого не видела, так что животные начали ждать, когда до нее самой дойдет положение вещей.

– Ya trebyu nemedlennogo vozvrasheniya svoei sobstvennosti, – был ее первые слова за сегодня. – Otdaite moi komp’uter i ostal’nie veshi.

– Мы должны ей что-то отвечать? Она нас не понимает? – посмотрел на сына Джефф.

– Разумеется, не понимает, – скрестил тот лапы на груди. – И у меня создается впечатление, что последствия своих поступков не понимает тоже!

– Как грубо по отношению к нашему богу, брат, – цокнула языком Алия.

– Зато справедливо! – поднял тот подбородок, хмуро наблюдая за Кирой, которая стащила сломавшийся Глас и поднесла его ближе к глазам, чтобы понять, в чем проблема и почему она не понимает звериный язык. – Война меньше недели в городе, а уже стала причиной теракта и разрастающейся с каждым часом паники! Оппозиция неистовствует! Мой отдел оказался обесточен и переведен на аварийные источники питания! Множество бесценных образцов оказались под гусеницами танка! Мои собственные подчиненные восстали против меня, отказываясь выполнять приказы! База данных утеряна вместе с серверами! В считанные минуты весь отдел внешней разведки оказался полностью выведен из строя из-за устроенной Войной диверсии! И это только за день!!!

– Говори помедленнее! Я не успеваю... – пробурчал Джефф, быстро отстукивая когтем по небольшому планшету.

Девид невольно вытянул шею, потому что планшет отличался от привычных в Анималии “досочек”. Этот образец был очень тоненьким и полностью прозрачным за исключением боковых граней, похожих на блестящие половинки цилиндра, а сам экран напоминал зажатое между ними стекло, на которое выводилось изображение. Значит собаки выпускают в мир не все свои технологии, а придерживают последние новинки у себя?

– Ты где это взял? – спросил младший принц с подозрением.

– В твоем кабинете, – ответил Джефф, не переставая стучать когтем по экрану.

– Это экспериментальная модель! Ее собрали наши ребята на основе последних найденных технологий создателей! Его запатентуют и выпустят в продажу только через два года!

– Ага, удобная штука! – согласился Джефф. – Мне бы такую в молодости, а не эти неудобные доски. (Сколько десятилетий назад собаки тогда создали технологию тачпад, если в Анималии еще не все с кнопочных устройств перешли?!) Мало места занимает и думает очень быстро! Сколько тут процессоров?

– Двенадцать. Отдай! – отобрал у отца свою игрушку Ральф и пробежался взглядом по экрану. – Это переводчик? Отлично!

Пес одним нажатием удалил весь напечатанный текст, что-то нащелкал сам и сунул под нос Кире.

“YOU PUNISHED!!!” – горела там теперь объемная надпись на весь экран.

– Ya nakazana? – удивилась та такому повороту. – Za chto?

Прочитав ее вопрос, бедный принц хлопнул себя ладонью по лбу и начал считать про себя до десяти, чтобы не сорваться на ожидавшую ответа Войну. С ее появлением хваленная выдержка Кёнига трещала по швам.

– Мы изъяли ваш компьютер, – сказал Ральф, следя, чтобы голосовой набор правильно разбирал его слова. – Ваша броня и оружие также находятся под арестом до тех пор, пока вы не докажете, что вам можно доверять подобный уровень технологий и вы не обратите их против нас. Пусть Семья Кёниг и обещала не вмешиваться в дела богов, но вы начали угрожать безопасности всего нашего общества, которое мы поклялись защищать.

Пора менять стратегию и хоть как-то начать контролировать хумана, пока она реально не устроила Апокалипсис всей Анималии. Причиненные вчера разрушения чуть не стали причиной раскола в их мирном обществе, когда остальные Семьи стали в срочном порядке требовать от правителя избавиться от темного бога или посадить ее за решетку. Айзеку кое-как удалось смягчить наказание для хумана до домашнего ареста с изъятием ее опасных игрушек. Иначе бы с подачи элиты одним создателем в городе стало бы меньше.

Кира прочитала перевод и посмотрела на дога с нехорошим прищуром. Первой ее мыслью было разбить планшет о голову этого умника и оторвать ему что-нибудь важное. Но тогда она лишилась бы единственного доступного сейчас способа общения с собравшимся зверьем, так что вместо этого она с щелчком надломила объемные полукруглые края устройства. Девид испугался, что она сломала дорогое устройство, но твердый стеклянный экран внезапно стал гибким и свернулся внутрь половинок ставшего целым цилиндра. Такими штуками ее не удивить, ведь именно такой тип устройств был на втором месте по популярности после голографического выведения информации. Гибкий экран, пф-ф-ф! Местные еще долго будут догонять человечество. Ничего нового. Очередная подделка.

Девушка сунула “типа планшет”, ставший небольшой цилиндрической штучкой, в лапы растерявшегося волка, после чего схватила за ворот дернувшегося Ральфа и полностью выпрямила руку над собой, отрывая от пола почти сотню килограмм живого веса. Сделав два шага вперед, Верас ударила пса о стену, хорошенько приложив головой и спиной до потемнения в глазах от боли, после ударила еще раз и держала уже в этом приложении, заставив смотреть ей в глаза.

И вот тут ее ждал сюрприз. Ее эмпатия, самая первая безотказная способность, доступная ей с самого перерождения в Вераса внезапно дала осечку. Она не могла больше нагонять страх и другие эмоции, но все еще их улавливала. Причем попытка обратиться к экстрасенсорике мгновенно отозвалась сильной головной болью.

Она лишилась своих способностей?

– Что ты творишь?!

Все оставшиеся в комнате животные принялись оттаскивать легкое тело, насильно разжимая ее пальцы с горла дрожащего от ужаса принца. Кира дернулась, но вырваться из захвата сразу семерых рассерженных морд у нее не хватило сил, а если приложит больше напряжения на и так ноющие мышцы, то покалечит сама себя.

– Ты как? – подбежали Кёниги к сползшему по стеночке Ральфу.

– Она напала на меня? – хрипло отозвался тот, поморщившись от боли в передавленной трахее и отбитой спине. – Меня тошнит. Кажется, у меня сотрясение...

– Было бы что тебе там сотрясать! – вместе с отцом помогла ему подняться сестра, придерживая его под лапу. – Чем ты думал, когда ее сердил?

– Но я же ничего такого не сделал, что могло бы ее вывести из себя до такой степени! – непонимающе посмотрел пришибленный пес на замершую на коленях с вывернутыми назад руками богиню, яростно шипящую на скалящих клыки скрутивших ее телохранителей. – Она ведь не маленький ребенок, чтобы обижаться на домашний арест!

– Кира успокойся! – кричал на нее Девид, опустившись перед ней на колени и встряхнув за плечи. – Ты совсем сдурела что ли?! Зачем напала?! Почему ты себя так ведешь?! Что с тобой случилось?!!

Как будто он не знал, что с ней произошло. Это было видно по ее глазам, в которых читалась лишь одна единственная мысль: прикончить всех, кто посмел ее коснуться! Его подруга, не раз вытаскивающая его из смертельной задницы, окончательно одичала. Она потеряла последние тормоза вместе со своей человеческой сущностью, став чистым Верасом, убийцей, не обремененной совестью и прочими живыми качествами. И в нынешнем ее состоянии виноват лишь он сам. Но откуда ему было знать, что его громко высказанная просьба спасти Уайлда доведет ее до безумия? Он не хотел никому вреда! Он просто хотел, чтобы все были в порядке и в безопасности! Но почему с ней нельзя достичь ни одного, ни другого?

– Кир... – Волкас убрал волосы с ее лица, внутренне содрогаясь, но с трудом выдерживая направленный на него убойный взгляд в упор. – Никто тут не хочет причинять тебе вреда, – успокаивающе погладил он подушечкой большого пальца неподвижное, будто застывшая маска, лицо. – Попытайся понять, что я тебе говорю. Ты же на самом деле совсем не злая. Почему ты так себя ведешь?

Разумеется она ему не ответила, продолжая сверлить недобрым взглядом. Такую отпустишь – сразу загрызет! Выдернув свой подбородок из его пальцев, она попыталась укусить его и издала недовольный звук, когда он успел отдернуть лапу.

– Ошибки перевода нет! Не понимаю... – нахмурилась Алия вместе с отцом, первым делом добравшись до выроненного “планшета”. – Надо у нее спросить, что ее спровоцировало. Не могла же она напасть без веской причины!

– Ага, а вот чтобы Айзеку лапу сломать ей тоже причина не понадобилась. Так что все она может, – хмыкнул младший Кёниг.

– Почему вы это делаете? – быстро продиктовала Алия и показала текст.

– Potomy chto tak nado, – ответила та холодно.

– Что нам с ней делать? – спросил один из удерживающих хумана псов, начиная потихоньку уставать.

– Связать ее? – подал идею другой.

– С дуба что ли рухнули? – рявкнул на телохранителей Ральф. – Ни в коем случае! Офицер! – подошел к повернувшему на него ухо волку со спины. – Вы ее дольше знаете. Есть идеи, что ее взбесило?

– Без понятия что может прийти в голову этой сумасшедшей, – не оборачиваясь, ответил Девид, успокаивающе погладив по голове яростно сверлящую дога взглядом девушка.

– Вы можете ее успокоить? Вроде бы она вас всегда слушалась...

– Я вам заклинатель хуманов что ли? – задрал голову волк, посмотрев на дога. – В том-то и дело, что раньше! А сейчас она меня чуть за палец не тяпнула! Боюсь, что проблема не в том, что ей не понравились ваши слова, а потому что это уже больше не Кира, а...

– Ирина!

Верас перестала дергаться и посмотрела на застывшего на пороге встрепанного лиса в наспех надетых штанах и незастегнутой рубашке.

Никто не знал как долго он там стоял, с разинутой пастью взирая на неведомое и в то же время такое знакомое фантастическое создание из далекого прошлого, но когда до него дошло, что его покровительницу держат на коленях с выкрученными назад конечностями – им овладело негодование.

– Что тут происходит?! – влетел возмущенный лис, бесстрашно подходя к возобновившей сопротивление девушке. – Отпустите ее!

Джуди скользила за ним молчаливой тенью и тоже оказалась удивленной происходящим.

Запыхавшиеся к тому времени телохранители с вопросом посмотрели на начальство, но Ральф отрицательно покачал головой:

– Боюсь, мистер Уайлд, что Война немного не в настроении и не хочет идти на контакт.

– Что случилось? – обернулся Ник к длиннолапому черному псу-великану.

– Поначалу она вела себя более менее спокойно, но потом ей сказали, что она теперь под домашним арестом за хулиганство и... вот, – указала Алия на вновь взявшую небольшую передышку Вераса, пытавшуюся освободить свои руки.

– Она определенно точно хотела меня убить, – потер свою шею Ральф, чувствуя нехилый такой синяк под шерстью. – Чуть стену мною не пробила!

– Ты бы не мучился, если бы она действительно тебя убить хотела, – покосился Девид на задумавшегося после его слов черного пса.

– Вы уверены, что дело только в этом? – скрестил лапки Ник.

– Да! Хотя постой... – нахмурился младший принц, посмотрев на сжигающую его взглядом Киру (Ирину? Кирину?). – Я еще сказал, что мы ее оружие с компьютером и броней арестовали ради общей безопасности, пока ее поведение не улучшится.

– Стоп! Кажется, я слышал от нее что-то подобное, – поднял лапку рыжий, поворачиваясь к хуману. – Это те самые вещи, на которые тебе клясться нельзя? Которые забрать могут только с твоего трупа?

– ЧЕ-Е-ЕГО-О-О??? – разинули пасти все, вытаращившись на невинно хлопающего глазками лиса.

– Но разве ты не говорила, что-то про систему самоуничтожения? – щелкнув пальцами, Уайлд припомнил еще кое-что.

– Какая еще система самоуничтожения?! – выхватив у сестры прозрачное устройство, быстро составил вопрос Ральф, повернув к ней экран.

Хуман перестала дергаться, увидев сообщение, и кивнула, давая понять, что согласна отвечать.

“Если хоть один из ваших умников попытается влезть в систему комплекта, то система самоуничтожения превратит все мое обмундирование в бесполезный хлам”, – гласил перевод ее слов.

– За такое я бы сам себя убил, – почесал затылок Ральф.

“Кроме винтовки. На ней я отключила эту систему десятилетия назад и потому вам удалось вскрыть ее без последствий. Но я все равно вас всех покалечу, если вы решили, что можете отобрать у Вераса его неотъемлемую часть безнаказанно, и верну свое самостоятельно нравится вам это или нет”

– Не надо! Я все понял! Если это для вас настолько важно, то мы все вернем! – замахал лапами черненький. – Вот! – быстренько покопавшись в своем портфеле, выудил он на свет наруч, чем несомненно завладел ее вниманием. – В целости и сохранности! Остальное мы доставим из отдела в течение часа!

Вот вам и попытка контролировать Войну. Поджали хвосты в первые же минуты стоило лишь ей хорошенько настучать по головам. И эти звери действительно подумали, что смогут подстроить темного бога под себя, выдвигая ей какие-то условия?

Верас долго смотрела на перевод, размышляя над его словами.

“Это... – тянула она с ответом, чем заставила понервничать лишние несколько секунд. – Приемлемо, – кивнула хуман, успокаиваясь так же быстро, как и вспылила.

Раздались облегченные выдохи. Все-таки смогли договориться. Что ни говори, но очень хорошо, что лис явился вовремя и помог предотвратить это недоразумение, едва не переросшее в трагедию. А хуману нужно больше терпимости и понимания! Никто ведь не был в курсе, что она так остро отреагирует на вполне логичные решения!

Телохранители переглянулись, не решаясь ее отпускать, а то вдруг, стоит лишь ослабить захват, и она снова бросится на них. Лишь после одобрения со стороны догов они решили разжать лапы. Удивительно, но рядом с Войной даже строптивые чистокровки из числа охраны становятся покладистее овечек. Что только страх с животными делает?

Кира (Ирина) неодобрительно посмотрела на ближайшего к ней телохранителя принца, поведя затекшими руками и расслабляя мышцы, после чего один резким движением с жутким хрустом вправила случайно вывихнутый плечевой сустав. Сама себе. Вправила плечо. Без какой-либо тени боли на лице.

Всех передернуло.

Но Верасу было плевать, что там думали о ней. Все еще не поднимаясь с колен, она сосредоточила свое внимание на лисе. Наклонилась, заставив зверька почувствовать себя неуютно под этими чересчур внимательными пугающими черными глазищами. Ник же в ответ так же внимательно смотрел на нее, едва ли не соприкасаясь с ней носами. Он вглядывался в бездонные черные омуты и сумел углядеть на самом дне едва заметное сла-а-абенькое мерцание серебристых звездочек. Действительно, это была именно она. Тот самый светлый огненный дух из его сна, носящий шкурку темно-бурой лисицы.

Залюбовавшись ее глазами, Ник немного вздрогнул, когда она коснулась костяшкой указательного пальца подбородка, поворачивая рыжую мордочку то в одну, то в другую сторону, после чего провела по шее, вдоль груди и остановилась на животе, несильно нажав и отслеживая его реакцию. Смутился и отошел немного назад, запахивая рубашку, чтобы та не касалась его обнаженной шерсти на глазах у стольких зрителей. Но боли не было. Кира посмотрела на окно, где солнце было в зените.

– Skol’ko ya bila bez soznaniya? – спросила она у Ральфа, потому что у него в лапах был планшет с переводчиком.

Меньше суток. Вы проспали весь вечер, ночь и утро, – в ответ высветил экран на английском.

– Что значит, мы восстанавливаемся слишком быстро? – удивился Джефф, читая текст ее следующей фразы через плечо сына. – Что она хочет этим сказать?

– Я откуда знаю? – огрызнулся Ральф и посмотрел на лиса, который с детским восторгом и любопытством изучал человеческую ладонь, поворачивая ее то так, то этак, а Девид с Джуди пялились на эту парочку, как минимум, с недоумением: – Получается, что Война тоже считает, что Уайлд выздоровел как-то уж чересчур быстро. Буквально за одну ночь. Причем своей крови она дала ему совсем немного по сравнению с тем, какую дозу лекарства получил ты. Сколько же капель крови требуется на самом деле, чтобы поднять на ноги смертельно больного?

– А может быть дело и не в ее крови вовсе, а исцеление дарует что-то другое? Духовная сила к примеру? – предположил старший Кёниг, получив от своих детей в ответ взгляд полный скепсиса. – Что? Я просто предполагаю! Все-таки перед нами не обычное животное, а древнее и могущественное создание, жившее тысячелетие назад! Кто знает, сколько секретов она в себе хранит!

– Если ты намекаешь на то, что Войну надо изучить, то смею тебя огорчить – она неприкосновенна для подобных процедур. Ни я, ни Айзек не позволим проводить опыты на богине с целью выяснения ее скрытых возможностей, – раздраженно бил хвостом себя по лапе Ральф. О да-а-а, к хуманам эту проклятую выдержку, он слишком сильно не в духе, чтобы притворяться! – Я в курсе твоих исследовательских интересов в прошлом, отец, но, прошу, поумерь свой пыл по отношению к создателю. Иначе она быстро вернет тебя на больничную койку, откуда ты недавно поднялся.

– Все так же не лезешь в карман за словом, да, малыш? – неожиданно тепло улыбнулся Джефф на его возмущенную морду. – И все так же несдержан. Годы идут, а мой младший сын не меняется. Как же это хорошо.

– Отец? – удивился Ральф, впервые в жизни услышав от него нечто подобное.

– Всегда оставайся самим собой, в какую бы ситуацию ты не попал, – перешел тот на серьезный тон, каким постоянно разговаривал с ним в детстве до того, как болезнь его сгубила. – Традиция нашей Семьи всегда скрывать свои эмоции от окружающих просто нелепость, придуманная нашими далекими предками, чтобы в глазах общественности выглядеть внушительными и непоколебимыми правителями. Мы так привыкли носить маски, что забываем какая из них отображает наши настоящие чувства. И со временем сами становимся безликими, отучиваясь радоваться мелочам, любить, просто жить. Мы просто замыкаемся в себе, – горько усмехнулся пес. – У меня было много времени, чтобы подумать над этим. Как я жил? Оборачиваясь назад, я не мог вспомнить абсолютно ничего кроме работы и бесконечных терапий. У меня не было времени даже на собственных детей! Вы росли без отца, которого ставили бы вам в пример, потому что мы с вами почти не виделись. За всей этой бесконечной суетой мы попросту позабыли о тех вещах, которые по настоящему важны. Не в силах даже почесаться и глядя в одну точку на потолке, я понял, как мы оказывается мало достигли. Мы никуда не путешествуем, сидя на своем пятачке земли, огородившись от остального мира, когда могли бы свободно общаться с другими видами. Ни у кого из Кёнигов даже детства нормального не было, потому что наши дети не могли играть со сверстниками не из своей Семьи! Нам неведома настоящая дружба и преданность, хотя когда-то собаки были воплощением именно этих качеств. Кот побери, да я даже не помню, когда в последний раз смотрел на небо! Мы сами себя сделали тенями и с осуждением смотрим на тех из нас, кто хочет жить по другим правилам. И знаете что? Мне это надоело! Жизнь дана нам лишь раз и не нужно тратить ее на излишний фарс. Под хвост эти нормы и этикет! Долой маски! Жить нужно для себя с душой нараспашку и ни в чем себе не отказывая!

“Кажется, он сошел с ума”, – читалось в глазах покосившихся друг на друга брата с сестрой.

– Значит я могу слетать на Южные острова вместе с подругами? – уточнила Алия.

– Нечего женщинам, а особенно принцессам, делать за пределами ареала, – хмыкнул Ральф. – Будто не знаешь, как там опасно. У тебя шкурка приметная. Еще выкрадут и будут письма слать с угрозами вернуть тебя на родину по кусочкам в отдельных посылочках, если выкуп не заплатим. Было у нас уже такое дело и не раз. А бюджет у нас не резиновый! И не все агенты, отправленные на выручку, возвращались живыми.

– Сам будто недавно по звериному городу не разгуливал! – обиделась догша. – А я тоже, может быть, хочу посмотреть на мир не через картинки в сети, а своими глазами! И вообще, как ты можешь мне запретить? Я прямо сейчас могу взять самолет и лететь куда захочу!

– Я тебе просто визу не выпишу. Моя подпись, знаешь ли, решающая в этом вопросе. Тебя в любом аэропорту сразу же развернут обратно, – насмешливо показал он ей кончик языка. – Так что купаться ты будешь летом в нашем океане, а не разных самцов в тропиках цеплять! Незачем нам тут чужаки.

– Ну и гад же ты, братец! – пуще прежнего обиделась та. – Как себе разрешение на выезд подписать, так без проблем, да?

– Сам себе я могу подписать все что захочу, – перешел на откровенную издевку Ральф. – Хвала создателям, должность позволяет. Тем более, что у меня была уважительная причина покинуть Редфорт. Я должен был найти и доставить хумана.

– Да ты просто сбежал...

– Одно другому не мешает! – пожал плечами и развел лапы одновременно Ральф с широкой улыбкой.

Эх, давненько он с родной сестренкой не ругался. Уже и забыл почти, какой кайф ловил, глядя на ее надутую мордашку. Правду отец говорит: годы идут. Щенки вырастают и обзаводятся собственным потомством, но все собаки, какого бы происхождения они не были, в душе всегда остаются детенышами. Такова уж их собачья природа.

Но улучшившееся было настроение вновь спикировало вниз подбитым бакланом, стоило только тонким длинным пальчикам требовательно постучать по плечу.

Скосив карие глаза на ее темное от злости лицо и наруч наперевес, принц весь внутреннее сжался.

Сейчас кого-то начнут убивать по новой.

“Где аккумулятор для компьютера? – на удивление спокойно спросила Кира, самостоятельно нажав на планшете кнопку голосового набора. – Где ты его спрятал?”

– Я обещал, что верну вам ваше обмундирование в целости и сохранности, – состроил тот как можно более невинные глаза и обреченно выдохнул: – А вот то, что вы сможете им воспользоваться я ничего не говорил...

Он видел, как опасно сузились ее глаза и сжались кулаки, и едва удержался, чтобы позорно не зажмуриться в ожидании удара. Только длинные ушки пугливо прижались, придавая ему еще более виноватый вид.

“Хитрый жук, – подумав какое-то время, выдала она и посмотрела уже на другого черного дога, полностью игнорируя остальных существ вокруг. – Кто ты такой?”

– Джефф Кёниг, госпожа! К вашим услугам, – с готовностью ответил тот, поклонившись чуть ниже, чем требовал этикет. – Я не был вам представлен. Я отец вот этого самородка, с которым вы имеете дело, – задержал он лапу над головой перенервничавшего Ральфа, не верящему, что его маленький обман сошел ему с лап.

Снова этот подозрительный взгляд, смеряющий всю рослую фигуру пса снизу вверх. Глава семейства был немного крупнее своих сыновей и возвышался над маленькой богиней на целых две головы, если не больше. И это, похоже, немного ее напрягало, потому что смотрела она на дога еще и с некоторой опаской. Погодите... Что-то тут не так. С каких пор Вераса напрягает рост ее собеседника? Тогда что ей не нравится в этом псе? И что интересно, Кира изначально реагировала на Джеффа с какой-то опаской, будто чувствовала от него угрозу для себя.

Или что-то внутри него? Она почувствовала в нем свою кровь, которой его исцелили без ее ведома? Ох, не случайно она вчера очнулась именно когда он над ней склонился! Что она делает? Она его... обнюхивает?!

Все в шоке разинули пасти, наблюдая невероятную картину, как хуман, которая не обладала и тысячной долей остроты нюха присутствующих, подошла к опешившему догу практически вплотную и начала с вдумчивым видом обнюхивать. После подняла глаза, смущая пса уже исподлобья.

Странно, в прошлый раз ей показалось, будто от этого пса исходит слабый запах тлена и смерти. Запах бездны. Но сейчас этот запах ослабел настолько, что уловить его можно только практически ткнувшись носом в шерсть.

“Все в порядке?”– скосив взгляд, прочитала она надпись и увидела обступившие ее встревоженные мордашки, большинство из которых готовы уже были скрутить ее заново, если потребуется.

“Мне нужны мои инструменты и материалы для починки переводчика”, – ответила Кира как ни в чем не бывало, бросила на пахнущего мертвечиной смущенного пса последний подозрительный взгляд и отступила.

“Сделаем, – заверил ее Ральф. – Я выделю для вас отдельное место, где вы могли бы заниматься своими опытами сколько пожелаете при условии, что это безопасно и не нарушит международные нормы. Уж ядерный реактор, простите, доверить вам пока не могу как и взрывоопасные реактивы с патронами для винтовки. А пока вашу броню и оружие еще не доставили, позволите ли вы врачам проверить ваше самочувствие?

Кивнула, послушно отдаваясь в распоряжение заикающихся от испуга собак, приближавшихся к ней только из чувства долга.

– Мда, братец, ты просто мастер наказаний, – скептично фыркнула Алия, толкнув его бедром. – Мало того, что сам огреб, так еще кучу барахла согласился притащить в свой дом, лишь бы богиня не гневалась.

– Да пускай хоть сожжет эту резиденцию дотла мне все равно есть куда возвращаться. Главное, что она теперь на время заняла себя, направив свою разрушительную энергию на созидание, и будет постоянно под присмотром, а не слоняться бог знает где... Богиня слоняется бог знает где...

– Вам лишь бы каламбурить, господин Кёниг, – подошла к ним Джуди с поддержкой в морде хмурого Волкаса. – Но может быть вы знаете, как быть с нашей проблемой?

– Ах да... Ваша проблема, – скривился дог, нагоняя на себя серьезное выражение. – Я со всем разобрался после вчерашнего забега Войны. Из Зверополиса вас больше тревожить не будут. Можете оставаться в Редфорте рядом с хуманом сколько пожелаете.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю