290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 28)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 28 (всего у книги 63 страниц)

– Идут с грузом, – прискакала посланная на разведку, как самая малозаметная, Хоппс.

– Проклятье! Значит они все-таки решили сделать это! – выругались парни.

И как только псы успели так быстро найти подходящую жертву? Наверное, поймали и оглушили первых попавшихся им прохожих. Или у них уже давно имелись претенденты на съедение?

– Действуем согласно плану, – собравшись, командирским тоном сказал Девид. – Я иду первым и отвлекаю внимание, а вы в это время освобождаете и уводите пленников в безопасное место. Все ясно? Тогда я пошел.

Подождав, когда мимо пройдет спешащая по своим делам горничная, волк покинул их убежище в виде кладовой и скользнул за дверь.

Когда напарники услышали голос сержанта, то тоже поспешили исполнять свою часть задания.

– Ради бога, молодой зверь, у меня нет времени с вами разговаривать! У меня масса работы! – пытался отбиться от волка шеф-повар. – Ужин надо подавать, а основное блюдо еще не готово!

Ага, знают они, какое у них там в меню основное блюдо! Вот уж нет! В беде никого не оставят!

Лис с зайчихой незамеченными прошмыгнули на кухню и спрятались в столе-каталке, дожидаясь момента, когда можно будет делать следующий рывок вперед. На кухне трудилось свыше десяти поваров, создавая шедевры кулинарного искусства. Кто-то постоянно что-то чистил, резал, жарил, варил, тушил, мариновал, солил либо же размешивал ложечкой. Мешки лежали в углу на другом конце, неподвижные и никем не охраняемые. Будет нелегко до них добраться и почти невозможно выполнить задуманное, но когда подобные мелочи останавливали знаменитую парочку?

– Бросьте, я же помощь предлагать пришел, – как можно невиннее сказал Волкас, мельком заметив две шустрые тени. – Я хумана знаю дольше всех и сам часто помогал ей с готовкой. Вы же хотите, чтобы ваши блюда ей понравились?

– Правда? – обрадовался шеф такой удаче. – Тогда это совсем другое дело! Расскажите, какие у Войны предпочтения?

“Да она даже полено без проблем схомячит, если сверху зафигачить побольше майонеза с перцем! – усмехнулся про себя Девид, подавая знак коллегам, что путь свободен. – Но сейчас расскажу вам, какие у нее МОГУТ БЫТЬ предпочтения...”

Почти весь персонал собрался вокруг волка, с квадратными глазами слушая его вдохновенные пересказывания фильмов ужасов. Большинство затошнило еще на стадии свежевания, причем жертва при этом обязательно должна быть жива и подвешена за ребра на крюках. Даже те, кто не хотел, невольно заслушались. Не, ну а чё они ожидали? Что хуманы предпочитали цветочную пыльцу и радугу?

– Пошли, – утянул подругу лис, крадясь мимо шкафчиков.

Сержант постарался на славу в плане отвлечения внимания. Никто не смотрел в их сторону, но несколько собак все же не оставили работу, периодически с любопытством оборачиваясь на рассказчика. Ребятам нужно было постоянно дожидаться, когда обжарщик или нарезчик оставят свою позицию, чтобы пройти дальше.

– Но самое главное при извлечении внутренностей, это чтобы не было повреждений кишок и желудка, – продолжил свой вдохновенный рассказ Девид, активно жестикулируя. – Иначе мясо будет иметь неприятный запах.

Его слушатели смотрели на него дикими глазами, как на ненормального, но молчали и лишь вздрагивали от каждого резкого движения лапы.

– Боюсь даже спрашивать откуда он это знает, – поежилась Джуди.

– Морковка, он же с хуманом живет! – напомнил лис. – Одно это обстоятельство уже прямая дорога к психиатру!

– Цыц! – цыкнула на него Хоппс, вжавшись спиной в дверцу, когда позади нарисовался один из поваров, чтобы снизить температуру в духовке.

Впереди тоже стоял пес, деловито натирая овощи. Тот, что крутился у плиты, неторопливо направился прямо к ним. Ребята запаниковали, не зная куда спрятаться, как в последний момент заметили какую-то открытую дверцу с посудой за ней и быстренько шмыгнули туда, пока их не обнаружили.

– Ох ё... – первым сообразил Ник куда именно они залезли по собственной глупости.

– Кто посудомоечную не закрыл? – проворчал спугнувший их пес, захлопывая дверцу и включая машину.

– Голова болит? – спросил какой-то сердобольный слушатель, когда волк вдруг посреди описания того, как правильно приготавливать печень, вдруг поперхнулся и поморщился, закрыв глаза лапой. – Может воды дать?

– Нет, спасибо... – вымученно улыбнулся Волкас, стараясь вновь принять невозмутимый вид. – Лучшие копы департамента, blyat’, – добавил он себе под нос, стараясь не смотреть на мельтешение рыжего и серого пятен за мокрым стеклом посудомоечной машинки.

Хлоп!

Пес, натирающий овощи, обернулся на звук дверцы и увидел мокрые следы на полу. Заинтригованный, он отошел от стола, отслеживая воду. Низко пригнувшись, повар принюхался к запаху моющего средства.

Услышав топот маленьких лапок, он рванул вперед и оказался погребенным под опрокинутой сверху стопкой тарелок.

Раздался жуткий грохот разбитой посуды.

– Это же розовый фарфор! – вопль шеф-повара слышали, наверное, даже в подвале. – Какой ¥£бок это сделал?!

– Эт-то не я! – заикаясь, принялся оправдываться пострадавший. – Надо мной кто-то проскочил по столу!

Девид, разом потеряв всю аудиторию, тоже поспешил туда, пытаясь высмотреть куда делись эти паразиты. Рядом с его лапой шевельнулась перевернутая большая кастрюля литров на сто, на которую он немедленно наступил на дно.

Делая вид, что помогает убирать, Девид поднял кастрюлю таким образом, чтобы никто не заметил внутри нее рыжую морду, и бочком начал пробираться поближе к мешкам. Вытряхнув упершегося всеми лапами в гладкие стенки и оттого не выпадающего Уайлда из кастрюли, волк посмотрел в пустую емкость и с подозрением спросил:

– Где Хоппс?

– Не знаю, я ее не видел, когда меня накрыло! – огрызнулся тот, поправляя смятую рубашку.

– Что тут происходит? – заглянул привлеченный грохотом и ругательствами Рейвуд. – Что ты здесь делаешь? – это он уже заметил застывшего с кастрюлей волка.

Вот почему, когда не надо, овчарку днем и с огнем не сыщешь? Чего сейчас приперся?

Ник успел спрятаться среди мешков. Ну хоть кто-то достиг конечной цели. Осталось только узнать, что внутри, и в случае, если их опасения подтвердятся – освободить заложников.

– Помогаю с составлением меню, – отложив в сторону уже ненужную кастрюлю, Девид сделал морду кирпичом.

– Не надо, оно уже утверждено, – подошел к нему Догбери и с подозрением принюхался.

Но прополосканный в мыльном растворе лис сейчас благоухал, как цветочная клумба, став невидимым для чуткого носа овчарки.

– Тебе не рекомендуется находится на кухне в такое время, – заложил лапы за спину Рейвуд и посмотрел на волка в упор. – Ты отвлекаешь слуг от выполнения их обязанностей. Будь добр, пройди в банкетный зал. Обед сейчас будет подан.

– Ага, а что вы там подаете на стол? Вдруг я отвернусь, а вы тем временем подсыпете яду?

Овчарка нахмурился, покосился на поваров, и, понизив голос, недовольно шепнул:

– Мы же обсуждали, что пока не найдем второго хумана, никто ничего предпринимать не будет.

– Что у вас в мешках? – прямо спросил Волкас.

– М? – посмотрел на них пес с непониманием. – А, это особый заказ, который сделала Война.

– Я не спрашиваю, что это! Я хочу знать, что внутри! – начал злиться коп.

– А как ты считаешь? – вдруг хитро прищурился тот.

Девид немного подвис.

– Кошки? – предложил он не очень уверенно.

Рейвуд удивленно моргнул.

– Кошки! Ха-ха-ха-ха-ха! – сложился он пополам от хохота. – Нет... Это же... Это же еще выдумать надо! – задыхаясь, смахнул он навернувшиеся на глаза слезы. – Иди отсюда, шутник! Некогда мне на тебя время тратить. Еще дружков твоих искать надо.

– Что тут смешного?! – кричал Волкас, насильно выпроваживаемый с кухни, но его возмущения никто не слушал.

Оказавшись за дверью, он потоптался на месте, прислушиваясь к разбирательствам замначальника с поварами на тему, почему ничего не готово. Зарычав, волк побежал в банкетный зал, чтобы найти первопричину всех проблем.

Кира действительно была там. Стояла и спорила с Ральфом на тему того, кто должен сидеть во главе стола. Черный дог вежливо пытался объяснить, что такое крутое божество, как она, не может сидеть с остальными гостями, а хуман в свою очередь заявляла, что выше хозяев никого нет, и если он будет настаивать, то она обидится. После чего демонстративно выдвинула стул из середины стола и уселась на него со взглядом, красноречиво говорящим: “Либо перетаскивай меня куда хочешь вместе с сидушкой, либо разворачивай стол!” Нашли из-за чего, блин, спорить! Зато хоть в компьютере не сидит.

– Так, а ну быстро встала и пошла на кухню, пока никто не пострадал! – едва увидев, налетел на нее волк.

Человек и пес ответили ему одинаковыми недоуменными взглядами.

– Зачем? – немного подумав, спросила девушка, напрягаясь.

– Свои косяки исправлять, прежде чем кого-то пустят под нож!

– Эй, так его еще не зарезали? – надула она губки.

Девид остолбенел с широко открытой пастью, подавившись заготовленной фразой.

– Вечно все приходится делать самой, – вздохнув, поднялась Кира, выуживая свой большой солдатский нож.

– СТОЯТЬ!!! – заорал Девид, оскалившись. – Сделаешь хоть шаг, и я за себя не отвечаю!!!

– Слушай, тебе не говорили, что угрожать человеку с ножом, как минимум, недальновидно? – улыбнулась она, поправляя артефакт на голове.

– А тебе не говорили, что убивать разумных негуманно?!

– Как?! Негуманно? – захохотала та в ответ, словно услышала отличную шутку. – Серьезно? И ты это говоришь МНЕ?! Волчо-о-ок, не забывай кто стоит перед тобой!

Хуман с нехорошей ухмылочкой широко развела руки в стороны, давая на себя полюбоваться, и резко подалась вперед, приставив кончик ножа к черной пуговке носа. Девид хотел от нее отпрыгнуть, но второй рукой она схватила его за воротник, заставив стать на цыпочки. Быстрая. Сильная. Волк схватился за держащую его руку, только уколов кожу когтями, и с содроганием посмотрел в изменившийся взгляд убийцы. Готов поспорить, мысленно она уже решила, что шкуру с него снимет живьем, но страх был слабее охватившего его гнева.

Пусть убьет! Ее право. Он сам заслужил, что добровольно помогал этому чудовищу! Такова будет плата за его глупость.

Безучастно наблюдавший за их стычкой Ральф только дернулся, когда сверкнуло смертоносное лезвие, но смиренно остался на месте, отведя назад острые уши.

– Не учи меня гуманности, глупыш. Для того, на ком висит свыше четырехсот убийств, чужая жизнь имеет лишь ту цену, которую называет наниматель. Разве не так?

Куда делать вся веселость звучащая в ее голосе несколько секунд назад? Словно выморожена изнутри, на ее застывшем лице не осталось ни одной живой эмоции. Такое чувство, что это уже абсолютно другой человек, похожий на Киру лишь внешностью.

Пальцы больно тянули шерсть вместе с одеждой. Рычание, казалось, навсегда поселилось в его горле.

– Но не на каждый заказ я соглашалась, какую бы сумму мне не предлагали, – продолжила Верас, с задумчивым видом погладив плоской частью ножа шерсть вдоль линии шеи, отчего по спине полицейского пробежал противный холодок. – Пусть я и наемный убийца, но создавалась в первую очередь, как солдат. Верасы убивают врагов народа, которому мы служим, либо же тех, на кого нам указал тот, кто принял нашу клятву верности. Случайные жертвы тоже случаются, но больше по неосторожности либо от потери самоконтроля. Солдат в большинстве своем сражается с людьми, которым также пришлось взяться за оружие по долгу службы. Будь их воля, они бы с радостью оказались не на поле боя за отстаивание чужих интересов, а дома со своей семьей. Но такого выбора их лишают, так в чем их вина? Лишь тот, кто убивал, может познать истинную ценность жизни. Не марионетки виновны во зле, а направляющие их кукловоды. Верасы заточены на уничтожение первоисточника зла, проникая в самые защищенные убежища, дабы одним ударом покончить с противником и внести смуту в их ряды. Остальные нас не интересуют. В случае нападения, чаще всего мы действуем на предупреждение, но если найдутся дураки, не понимающие с первого раза, то жалеть уже никого не станем. Такова моя идеология, и у меня нет причин ее менять, – по мере того, как она говорила, взгляд Киры менялся на более спокойный, хватка ослабла, но нож не убрала, угрожающе уткнув его в ямочку между ключицами. – Я никогда не скрывала, что опасна и нестабильна для окружающих. Для таких, как я, мало что имеет ценность. Нам никто не доверяет и мы того же мнения. Но сами себя мы предать не можем. Уж если кто-то сумел вытащить из Вераса клятву, то следовать мы ей будем до последнего, ведь если... – ее голос дрогнул, но взгляд оставался все таким же цепким, – ...если мы даже своего слова сдержать не сможем, то потеряем нечто большее, чем доверие нанимателей. И я говорю вовсе не о чести, хоть она тоже играет немаловажную роль.

– Клятва? – Девид уже давно не рычал и смотрел без страха.

Подумаешь, ножиком угрожает. Выражение лица у нее при этом было не опасным, а, скорее, грустным. С таким лицом не убивают, так что волк немного расслабился и попытался хоть немного вникнуть в смысл ее слов. Получалось плохо, потому что сказанное как-то мало вязалось со здравой логикой, но кто говорил, что у Киры все в порядке с головой?

Заметив, что он действительно не понимает о чем она говорит, девушка ухватила его сзади за шею и чуть нагнула, чтобы недовольно шепнуть в прижавшееся ухо:

– Я поклялась своей свободой, согласившись с твоими условиями, а ты даже забыл об этом? Вспомни наш договор и тогда, возможно, тебе станет понятна по крайней мере половина моих поступков.

О чем она вообще? Какой еще договор? Ничего такого не было!

– Вот только, в случае со змеем мне пришлось нарушить клятву, – отпустив зверя и убрав нож, Кира отошла и сконфужено взлохматила свою шевелюру, поглядывая на хмурого волка искоса. – Но ведь твоя формулировка “никого не убивать” не предусматривала подобного хода событий?

– Так вот что... Р-р-р-р-р! – ударил себя по морде Волкас, едва не разбив нос.

Его мировоззрение в который раз рухнуло.

Сдерживающий фактор, вынуждающий Киру ограничивать себя – сказанная им когда-то давно фраза, о которой он действительно уже успел забыть? Кажется, хуман и вправду обещала нечто подобное. Теперь понятно, почему она тогда так занервничала и тянула с ответом. Но с чего она вообще стала его слушаться? Воистину, дитя другого мира. Никак не привыкнет, что судить ее с общепризнанной точки зрения нельзя.

– Погоди-ка,– подозрительно прищурился Девид, вспомнив кое-какую неувязочку, из-за которой, собственно, и начался весь сыр-бор. – Ты чего мне голову морочишь?! За идиота держишь?

– О чем ты? – спокойно спросила Кира.

– О твоем заказе! Кого ты там резать собралась, а?!

– А ты не знаешь? – хитро сощурила она глаза, явно наслаждаясь ситуацией.

– Кир-р-р-р-ра! Не беси меня, я и так на пределе! – прорычал сквозь плотно стиснутые челюсти зверь, сверкая глаза.

– Нет, постой! То есть ты, основываясь лишь на собственные домыслы, хочешь обвинить меня в преднамеренном убийстве? – осуждающе поцокала она язычком. – Нехорошо, господин полицейский. Без улик ты ни один суд не выиграешь!

– Ты... – Волкаса несильно заколотило в с трудом сдерживаемой истерике. – Ты...

Ральф, не удержавшись, насмешливо прыснул в кулак, но тут же замаскировал покашливанием.

– Но-но! Человек с ножом! – отступила на шаг от двинувшегося на нее разъяренного хищника девушка, вынуждая остановиться.

– Сержа-а-ант! Посмотрите сюда!

Лесной волк вздрогнул, когда когтистая лапка настойчиво дернула его за штанину. Опустив глаза, Девид увидел растянутую в щербатой улыбке рыжую морду, испачканную в прозрачном соке, и протягивал ему... кусочек арбуза?!

– ТЫ ЧТО ИЗДЕВАЕШЬСЯ?!! – кинул он в сторону хихикающей девушки убийственный взгляд, осознав, как жестоко был обманут.

– Прости, не смогла удержаться, – глядя на его перекошенную морду, Кира начала откровенно ржать, сложившись пополам. – Ты такой... Такой впечатлительный... К тому же, чем не пища богов? Тут и наелся, и напился, и умылся!

– Дура! – зарычал волк, схватившись за голову. – Ты хоть представляешь сколько нервов мне сожгла своими приколами?! Да я тебя прибью нахрен!

– Я вымирающий ви-и-и-ид! – она вскрикнула совсем по-девчоночьи одновременно испуганно и насмешливо, бросаясь в бегство.

Хищник едва не споткнулся о вонзившийся перед ним нож, упал на четвереньки и в два прыжка достиг свою цель. На бегу обхватив ее колени, он повалил хумана на пол. Перевернув несопротивляющуюся смеющуюся девушку на спину, Волкас навис над ней, уперев лапы в плечи, и оскалился в лицо, придвинувшись практически вплотную нос к носу.

– У нас разница в возрасте тридцать лет, а ты ведешь себя, как маленькая! Может, мне тогда и отодрать тебя хорошенько согласно возрасту?!

– Пошляк! – перестала смеяться Кира, резко переменившись в лице.

Правда, уже через секунду вновь успокоилась, поняв, что он имел в виду вовсе не тот метод наказания, который ей первым пришел на ум. Но Девид к тому времени сам осознал, что ляпнул что-то не то, и сильно смутился. Если бы не шерсть, то он по цвету сейчас напоминал бы вареного рака, но кончики ушей выдавали его с головой.

Она лежала под ним растрепанная, раскрасневшаяся с насмешливым взглядом из-под опущенных ресниц и немного задравшейся майкой. Он чувствовал подушечками пальцев перекатывающиеся мышцы под тонкой гладкой кожей, спокойное дыхание и ровное сердцебиение. Злость мгновенно улетучилась, а в животе появилась странная щекотливая пустота. Испугавшись подобной реакции, Волкас сглотнул, отпустил ее плечи и на всякий случай отполз подальше, не спуская с нее напряженного взгляда.

–Ладно, прости, я действительно малость перегнула палку за сегодня, – первой покаялась Кира, сев по-турецки. – Но мне было так интересно наблюдать за твоей реакцией, что остановиться очень сложно. Радует, что меня окружают существа, которые пусть и видят во мне чудо заморское, но свою голову на плечах имеют. Люди в большинстве своем слабовольные и слабохарактерные создания, и если возникает опасность, то они плюют на других и спасают только собственную шкуру. Ничего кроме презрения они не вызывают. Но ты, волчок, – с интересом склонила она голову набок, – ни разу себя не пожалел, даже в случае прямой угрозы. Что это? Глупое безрассудство? Отбитый инстинкт самосохранения? Либо же непоколебимая уверенность в собственные силы?

– Иди к черту, Кир! – огрызнулся тот, поднимаясь и отряхивая одежду.

– Мальчишка! Наивный забавный мальчишка, – вновь засмеялась она, покачиваясь взад-вперед. – Но только ты можешь меня сдерживать. Еще бы подтянуть тебя до своего уровня, чтобы не прибить случайно, но боюсь, что это невозможно.

– Зар-р-раза, – начал было вновь злиться он, опять не поняв ее слов, но махнул лапой.

До чего же она его бесит! Невыносимая! Но, увы, ее уже не переделать. Придется терпеть то, что имеется.

Пожав друг другу ладони в знак перемирия, Девид помог ей подняться и пихнул в сторону стола.

Слуги как раз заканчивали расставлять блюда, пока они тут отношения выясняли. Ральф уже сидел за столом и о чем-то усердно думал. Рея пока нигде не было видно. Ник ушел искать Джуди, которая будто в воду канула.

Кира косилась на собак, зачем-то обходящих ее по широкой дуге, без особого интереса окинула взглядом стол, украшенного преимущественно морепродуктами и задержалась на здоровой салатнице, больше похожей на тазик, который зачем-то закрыли тяжелой крышкой. Нахмурилась. Тоже мне сервировщики. Совсем не смотрят, что ставят, а больше на нее любуются с каким-то затаенным ужасом, словно она Медуза Горгона и умеет убивать взглядом. Ну да, она страшная Война, злобный демон, убийца и разрушитель миров. Всем все уже сообщили, когда Кира из музея для хуманов вышла. Но чего так шарахаться-то?

– Нет, поставь обратно! Нельзя брать все сразу! – увидев, что она потянулась через весь стол, волк попытался отобрать у нее салатницу.

– Официант! Зелень свежая? – проигнорировав его замечание, Кира окликнула пробегающего мимо слугу.

Тот вжал голову в плечи, застыв на месте, и быстро закивал:

– Самая свежая, госпожа! Этим утром еще была на грядках!

Хуман насмешливо фыркнула, постучав ногтем по крышке и спросила, как бы невзначай:

– Ага, настолько свежая, что даже огородные вредители до сих пор в ней прячутся!

– Это кто еще вредитель?! – угрюмо донеслось из-под крышки.

– Чего?! – мгновенно открыл салатницу Волкас, чтобы увидеть среди мелко нарезанных листьев капусты большие печальные фиалковые глаза. – Ты что здесь делаешь?!!

– А разве непонятно? – прижала к себе салатницу Кира, уворачиваясь от его лап. – Хозяева обещали гостям мясо на стол поставить – они и поставили! А то что рагу из кролика немного недобито и нагло ест салат, так это легко поправимо! – вновь нацепила она кровожадную улыбочку.

– Дай сюда!!! – вырвал он у нее подавившуюся капустным листом Хоппс. – Друзей нельзя есть! Плохой хуман!

– Слышь, не борзей! – отчего-то обиделась девушка и фыркнула: – Зануда!

Дог все-таки не выдержал и громко засмеялся в голос. Наблюдать за этими двумя одно удовольствие. Давно уже так не развлекался. Пожалуй, то что старший брат приказал выполнять роль надзирателя над Войной окажется намного интереснее, чем младший принц предполагал вначале.

====== Сказание о последнем великом змее ======

– Помимо млекопитающих, другие классы тоже изменились?

Разговоры за столом мгновенно смолкли. Звери все, как один, посмотрели на говорившую, подумав, что им почудился вопрос.

Кира практически ничего не съела и в разговорах не участвовала, вновь впав в странную задумчивость. Опустив голову так, что часть длинных волос скрывала ее лицо и пряди красиво ложились на белоснежную скатерть, девушка ковыряла вилкой яичницу, наблюдая, как расплывается по белку желтая лужица. Странно, что из всех выставленных специально для нее деликатесов хуман выбрала обыкновенное (утиное?) яйцо.

Сидевший слева от нее Девид прижал уши, забеспокоившись. Ему уже давно не нравились ее тихое поведение и периодически бросаемые на блюда непонятные взгляды. Кусок в горло не лез от ощущения, что хуман снова готовит какую-то подлянку, и инстинкты не подвели. Вот почему ей не сидится на месте спокойно? Опять что-то надумала себе. И вообще, думающая женщина – это зло, какого бы вида она не была!

– Вирбал написал, что наилучший результат достигался у теплокровных животных с хорошо развитым мозгом, в то время как у рыб или насекомых признаки разума так и не проявились, – все так же не поднимая головы, продолжила Кира, не дожидаясь ответа. – Многие животные поначалу дичали обратно, а некоторые наоборот обрели холодный расчетливый ум и безжалостность. Вирбал их испугался и ему пришлось избавиться от возможной угрозы, – она негромко постукивала зубьями вилки по краю тонкой тарелочки, словно это могло помочь ей быстрее прийти к нужной мысли. – А потом объявляются эти ящерицы... Странно все... – положив вилку, переплела она пальцы в замок и откинулась на мягкую спинку стула, смещая вес.

– И что же вам показалось странным? – тоже отложил столовые приборы сидящий напротив Ральф, копируя ее действия.

– Не понимаю, зачем Вирбал соврал, – встряхнув головой, все-таки показала она лицо. – От неудачных образцов избавляются только одним способом, но почему-то гады ползучие живут и здравствуют по сей день. В таком случае, либо же Вирбал имел в виду совсем других животных, вышедших из-под контроля, либо же, – недолгая пауза и взгляд исподлобья, – он работал не один. И именно этот человек сделал так, чтобы Вирбал думал, будто опасные образцы уничтожены.

– Скорее всего, первый вариант, – высказался сидящий вместе с зайчихой справа от хумана лис, с довольным видом пережевывая жесткое щупальце осьминога. – Мало ли какие виды раньше водились, которые не дожили до наших времен?

– Текст на последних двух плитах вырезан немного под наклоном, – продолжила Война. – Видно, что выполнен совсем другим автором.

– Только почему-то подчинением других видов, как и было упомянуто в тексте, занимаются наги и кроки, – не услышав ее, Волкас тоже задумался над этим вопросом.

Как хуману только удается находить такие темы, которые обычный зверь оставит без внимания? Дог тоже обхватил голову лапами. Несколько дней пес задавался вопросом откуда же вдруг из неоткуда появились эти разумные рептилии, а ответ, оказывается, был у них прямо под носом, тысячи лет дожидаясь, пока не появится тот, кто ткнет мордой в нужные строчки.

– Стоп! Наги? – вдруг резко повернулась к волку девушка, отчего тот нервно подпрыгнул на месте. – Откуда ты это слово знаешь? Это вы их так назвали или они вам так представились?

– Ты что-то знаешь об этом? – удивлено поднял бровь Волкас.

Его коробило от столь пристального взгляда черных глаз. Как у нее вообще получается ТАК смотреть? К такому привыкнуть невозможно.

– Знаю парочку сказок Индии, но при чем тут... – хуман замерла от посетившей ее внезапной догадки, но она сразу же отмела ее. – Да нет, бред какой-то... Хотя... – она вновь вернулась к этой же мысли, причем ее взгляд потемнел, что было плохим знаком. – Все, что вокруг меня сейчас происходит и так бред, – Кира встала, отошла на несколько шагов и остановилась, повернувшись к ним спиной. – Оборотень! – резко развернувшись на месте, выкинула она руку в сторону приподнявшегося и плюхнувшегося назад от неожиданности волка.

– Опять обзываешься?! – от растерянности тот не придумал ничего лучше, кроме как зарычать.

– Минотавры, гарпии, русалки, – как ни в чем не бывало, продолжила перечисление хуман. – Наги! – это слово она особенно выделила и сложила руки на груди, перейдя на учительский тон. – Почти у каждого народа найдется легенда или миф о созданиях, не относимых ни к людям, ни к животным. Я читала все книги без разбора, не придавая особого значения их содержимому. Просто хотела убить скуку. Но теперь... Теперь мне интересно предположить, что если это были вовсе не сказки?

– Было бы очень интересно послушать очередную историю от персонажа Мифов об существах, которую ты сама считаешь мифическими, – насмешливо протянула Джуди, и все остальные сразу же заулыбались удачной шутке.

– Да пожалуйста! – фыркнула “персонаж”, возвращаясь на свое место и напустила на себя таинственный вид. – В индийских “Ведах” рассказано о двух родоначальниках змеиного племени – Шеше и Вритре. Оба великих змея отважились сразиться с богами, потерпели поражение и были сброшены на дно океана. Там в тишине и покое они и сейчас предаются размышлениям.

Начиная с этого момента ухмылочки с морд слушателей сползли сами собой. Снова человеческие боги. Какие они? Надо спросить при случае. И при чем же тут змеи на этот раз? Что-то больно много Кира о них историй знает...

– Между двумя гигантами была существенная разница. Шеша не оставил потомства, а у Вритры было 99 сыновей, которые не погрузились в воды океана, остались жить и править на земле. В Иране даже в мое время помнили тысячелетнюю тиранию змееподобного правителя Закхака. В Индии рассказывают о змеелюдях – нагах. Там даже сохранились храмы змеелюдей с обширными бассейнами: нагам проще было передвигаться в воде. То есть... Я хотела сказать, что слышала, что до войны эти храмы там были. Сама я их не видела, – подправила сама себя Кира, получив понимающие кивки, и продолжила: – Но прошло время правления змеелюдей. В древнеегипетской “Повести о потерпевшем кораблекрушение” рассказывается о встрече человека с последним представителем разумных змеев. Однажды фараон снарядил морскую экспедицию в Сомали для проверки работы в рудниках. Где-то на просторах Индийского океана начался шторм и вся команда из 120 моряков утонула.

– Ужас-то какой! – вздохнула Джуди, закрыв мордочку удерживаемыми в кулачках ушками. – А кто такой фараон?

– Правитель Египта, – отвлеклась от рассказа девушка, решив не вдаваться в подробности.

– Еги... пет? – выговорил Волкас.

– Сомали? – тоже нахмурился Ральф.

– Давайте не будем заморачиваться на названиях, все равно вам они мало что говорят. Вы ж нашу историю и географию не знаете, – положила голову на кулак Кира.

– А ваши правители похожи на наших лидеров? – не удержался от любопытства пес.

– Похожи, – успокоила она его. – Только наши монархи, существующие, кстати, больше в средних веках, скорее бы объявили меня ведьмой и сожгли на костре. Или бы постарались поскорее провести какое-нибудь религиозное жертвоприношение, дабы поскорее отправить на небо, где, по их мнению, и должны обитать боги.

– Вы недовольны нашим приемом? – не понял ее претензий младший принц. – Мы делаем что-то не так?

– Все нормально, честно! – поспешно заверила его хуман, а то мало ли, как собаки воспримут ее провокационные идеи. – Лучше, чем я могла бы ожидать.

– Сжигание на костре? Какое варварство! – воскликнула Джуди. – Что надо было сделать настолько ужасное, чтобы заслужить подобное?

– Родиться слишком красивым, слишком умным, талантливым и еще много чего слишком, что выделяет тебя из серой безликой массы, – накрутила на палец вьющуюся прядь Кира. – Да просто за рыжие волосы можно было попасться. Все это “великими мужами” считалось признаками одержимости злыми духами, с которыми усиленно боролась Церковь.

– Церковь? – подобрался Кёниг.

– Знаю, у вас тоже имеется религия, – понимающе закивала она. – Зря вы вообще ее основали. Того и глядишь, может заведется какой-нибудь аналог нашей инквизиции. Будут тоже устраивать различные дибильные испытания, типа: бросил в воду связанное тело. Утонул – значит ошибочка вышла. Не пошел ко дну – так еще хуже! Значит в тебе находится нечистый дух и “спасти” беднягу можно только обрядом очищения огнем. Столько народу “спасли” в то время – не перечесть. Будь их воля, так вообще бы каждого встречного “очищали”!

– Да как вообще можно повестись на подобный бред? – постучал себя по лбу волк.

– Когда уничтожают все научные труды, а населению качественно промывают мозги на протяжении многих поколений, то поверить можно даже в крылатых человечков на белом облачке, ожидающих помолившихся напоследок маньяков и насильников, и рогатых чертиков, готовящих сковороду для укравшего раз семечки для голубей бедняка. Даже в век космических технологий набожные религиозники продолжали нести деньги в храмы и жаловаться на жизнь разрисованным фанеркам. Именно в этом и кроется вся проблема – в отсутствии образования. Неграмотным быдлом легко манипулировать, а умный человек влиянию не поддается и потому опасен для власти. Так себе и пометь, черныш, что народу требуется больше отупляющих ток-шоу, упрощенная система образования и низкая зарплата учителям, чтобы педагоги шли в школы только из чувства долга! Тогда ваше маленькое монархическое гнездышко будет в безопасности от госпереворотов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю