290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 11)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 63 страниц)

Кира снова фыркнула, будто собиралась что-то сказать, но промолчала.

– И поэтому ты притащил ее к себе домой?! – снова зарычал Сэм. – И ничего не сказал мне?!! Почему Хоппс и Уайлд в курсе про хумана, а своего лучшего друга ты не посвящаешь в свои секреты?

– Да потому что ты болтун и лоботряс! – огрызнулся на него в ответ тот. – Стоит оставить тебя хоть на минуту без присмотра, так ты вечно во что-то влипаешь! А мне бы не хотелось, чтобы весь Зверополис, по твоей указке, начал ломиться в мою квартиру, чтобы полюбоваться на живого хумана!

– Не доверяешь значит? – обиженно надулся Сэм.

– Как я могу доверять такие секреты, – Девид кивнул на Киру, – тому, у кого язык длиннее, чем у Когтяузера?! И как, черт побери, ты вообще здесь оказался?

– Э-э-э... – отвел взгляд в сторону Рыкинс и смущенно покраснел.

Кап... Кап... Кап...

Серый волк дернул ухом на звук и уставился на маленькую лужицу крови, натекшую на пол с правой руки девушки.

– Так это ты ранена?! – округлил он глаза, не понимая, как такое вообще могло приключиться.

– Я окно разбила, – тоже смутилась Кира, вспомнив свою промашку.

– Я принесу бинты, – вздохнул Волкас, отправившись на поиски аптечки.

Они остались втроем.

– Хуман, значит? – прищурил голубые глаза белый зверь.

– Это что, так пришельцев называют? – тоже внимательно изучала Киру рогатая. – С какой ты планеты и как оказалась в лесу?

– С этой. Это мой родной мир тоже, – пожала одним плечом девушка, игнорируя их настороженные взгляды. – А как здесь очутилась – не знаю. Просто появилась и все.

– Так не бывае-е-ет! – протянула миссис Март.

– Что не бывает? – вернулся серый волк, неся в лапах небольшую коробочку.

– Звери хотят услышать захватывающий рассказ о моем чудесном перемещении из глубокого прошлого прямо под стены вашего волшебного города. И желательно с перестрелками и погонями.

– Неправда! – возмутились те.

– Да ладно, я же почти не соврала, – впервые тепло им улыбнулась Кира, послушно протягивая Девиду свою раненную руку, чтобы ее намазали какой-то мазью и перебинтовали. – Я действительно переместилась из прошлого прямо с поля боя во время перестрелки прямо в ваш лес. Я не помню как это случилось, потому что в тот момент мало что соображала.

– Можно вопрос? – как в школе поднял одну лапу Сэм. – А из какого прошлого именно переместилась и кто вообще такие хуманы?

– Демоны разрушений, – ответил вместо нее Волкас, не отрываясь от перевязки. – И чем больше я с ней живу под одной крышей, тем больше в этом убеждаюсь. Это ж надо так квартиру разнести!

– Прости-и-и, – виновато посмотрела она на него, похлопав здоровой рукой по голове, отчего нарвалась на новую порцию ворчания. – Я не хотела, но этот вот, – кивнула она в сторону мнущегося на месте белого (уже грязного) волка, – оказался довольно проворным. Хорошо, что на стрельбу никто кроме byrenki больше не прибежал...

– Так вы еще и стреляли?! – Девид чересчур сильно натянул бинты, заставив ее зашипеть от боли. – Совсем с ума сошла?! Ты же могла их убить!

– Это он стрелял! – перевела она стрелки на Рыкинса. – Прямо-таки нарывался стать еще одной зарубкой на прикладе!

– А чего она кидается?!

– Хватит! – рявкнул на всех Волкас, поняв, что скандал пошел по второму кругу. – А ну быстро все заткнулись!

Все притихли. Даже обычно истеричная соседка предпочла отмолчаться, что за ней никогда не наблюдалось.

– Миссис Март, я очень глубоко извиняюсь за все случившееся, – Девид склонил перед рогатой голову. – Я знаю, что не смею вас об этом просить, но не могли бы никому не рассказывать о произошедшем? Я не прошу, я умоляю вас! Обещаю, что такого больше никогда не повторится!

– Волчок... – тревожно посмотрела на него Кира.

Ей не нравилось, что ее новый друг принялся расшаркивать перед какой-то коровой, лишь бы та молчала. Почему вообще он должен извиняться за нее? Он же ни в чем не виноват!

– Заткнись, – тихо прорычал сквозь клыки серый волк, не дав высказаться.

Буйволиха благосклонно кивнула, давая свое согласие. Волкас повернулся к своему напарнику.

– Сэм, если я услышу от посторонних хоть одно упоминание о хумане или Кире, то твои родители узнают про тот случай в ночном клубе.

– Шантажист! – зарычал Рыкинс, вздыбив шерсть на загривке, и тоже согласно кивнул.

– Теперь ты... – Девид снова посмотрел на Киру.

– Хочешь, чтобы я тоже молчала? – хитро прищурила она глаза.

– Само собой, – усмехнулся он. – А еще поклянись, что никогда никого не убьешь, – указал он лапой на ее винтовку.

– Поклясться? – хитрый прищур исчез, словно и не было, вместо него появилось непонимание.

– Да, Кира, поклянись. Ради моего спокойствия.

– Я... – она замялась.

И пусть Волкас думал, что его подруга больше не возьмет в руки оружие, навсегда отказавшись от своей прошлой жизни, то сегодняшнее происшествие заставило сменить свою точку зрения. После того, как она упомянула про зарубки на прикладе, волк посмотрел на ее винтовку и вздрогнул. Маленьких едва видных отметин ножом там было не счесть, отчего они образовывали шероховатый рисунок.

Ее блуждающий взгляд начал вызывать настороженность, но девушка быстро взяла себя в руки и с серьезностью заявила:

– Я никого никогда больше не убью. Клянусь свободой. Теперь ты доволен? – спросила она, посмотрев на него чуть свысока.

– Да, – кивнул он, не заметив, как до этого задержал дыхание.

С удивлением он отметил, что сбоку тоже раздались облегченные вздохи. Надо что-то делать. Видно, что Кира их здорово перепугала (что не удивительно). Первый контакт пошел коту под хвост, значит надо нормализовать отношения.

– Знаете что, давайте я пойду поставлю чайник, – подал идею серый волк. – Нам надо многое обсудить.

– Он же еще не видел, что мы устроили на кухне? – спросила Кира у Сэма, вспоминая про разбитую люстру, оборванные настенные шкафчики, разбитое окно и следы крови повсюду.

Тот отрицательно покачал головой.

– Какого...?!!

====== Плохой сон ======

Комментарий к Плохой сон Снова не знала о чем писать, поэтому решила немного больше рассказать о персонажах

Боль... Слабость... Злоба...

То что она так ненавидит, смешалось в гремучий коктейль, затмевая остальные чувства.

Темнота... Резкий неяркий свет, колющий глаза, когда с головы стянули пыльный мешок... Привкус крови...

– Не трогайте его! – пытаешься крикнуть, но из пересохшего горла раздается лишь тихое шипение.

Глаза не в силах оторваться от большого ножа у горла окаменевшего от ужаса парня. Только не он! Ради бога, кто угодно, но только не этот человек! Его утраты она не перенесет!

Пытается двигать онемевшими руками, изо всех сил напрягает мышцы. Веревки негромко затрещали, но не поддавались. Перехватывает его обреченный взгляд, и сердце появляется новое давно забытое чувство.

Отчаяние...

– Грязные свиньи! Вы убили моего брата! – кричал на них смуглый бородатый араб, пнув парня в живот.

Тот согнулся, порезавшись о нож. По шее потекло несколько тоненьких ручейков крови.

Дергаешься, пытаясь вырваться, но держат крепко.

– Это Верас, – говорит один из стоящих за спиной. – Убил девять наших, пока мы его не подстрелили.

– Этих психов еще не всех перебили? – удивился араб, подходя ближе.

– От психа слышу, – пытаешься огрызнуться, но язык не слушается.

– Сложно поверить, что такой задохлик способен разорвать коня пополам. Или это просто преувеличение? А? Отвечай! – сильно бьет по лицу.

Голова дергается, но ты не издаешь ни звука. Медленно поворачиваешь лицо обратно, глядя на мучителя исподлобья. Дико хочется его убить. Медленно. Жестоко. Чувствовать, как ломается каждая его косточка, как рвутся мышцы, как течет горячая кровь по коже, как дергается раздавливаемое в кулаке сердце, упиваться его предстмерными воплями и хрипом.

– Шайтан, – сплюнул араб, посмотрев в ее черные, пылающие ненавистью и жаждой крови нечеловеческие глаза, после чего оборачивается к своему подчиненному и спокойно говорит: – Убить его.

– Нет!!!

С ужасом наблюдаешь за движением ножа, вгрызающегося в плоть; на поднятую за волосы отрезанную голову; слышишь одобрительные крики ублюдков, отнявших у нее единственное, что было дороже жизни.

Темнота сгущается... Но в этот раз вовсе не из-за мешка.

Кровь кипит огнем дикой ни с чем не сравнимой жаждой мести, прибавляя сил. Веревки трещат, потихоньку растягиваясь. Боль от ударов не ощущалась, отойдя на задний план.

Если она что-то не предпримет, то просто умрет еще до того, как ей тоже отрежут голову. Но у убийц были совсем другие планы...

– Да это же баба! – изумленно воскликнул один, когда удар в пах не произвел ожидаемого эффекта.

Избиение сразу же прекращается. Ее ставят на колени. Чья-то грязная рука лезет за пазуху и начинает разматывать грудь.

– В Верас брали еще и женщин? Эти русские просто не знают, что с ними надо делать!

Мужчины загоготали. Дергаешься, извиваешься, кусаешься, нарываешься на новую оплеуху.

– Держите эту сучку! Я сам преподам ей урок! – кричит тот самый араб, что приказал убить ее мужа.

Валят на спину, держат за ноги. Слабеют путы, мешающие их раздвинуть. Недоверчиво замираешь и не сдерживаешь рвущийся из груди хохот, вызывая недоумение.

Они сами дали ей немного свободы. Веревки рвутся.

Крики... Стрельба... Безумие... Боль... Кровь... Кровь... Кровь...

...Зарево пожара на горизонте, и поднимающееся в небо вертикальное выпуклое сверху облако. Это горит ее дом, из которого она уехала на поезде меньше часа назад на выходные. Рев самолетов, слышимых даже за мерным стучанием колес. Взрыв...

– Кира! Кира! – перепуганный Волкас пытался растолкать бьющуюся, как будто в каком-то припадке, девушку. – Да проснись ты уже!

Она открыла глаза.

Девид не смог понять, как оказался на спине. Правая перебинтованная рука стальным капканом держала его за шиворот, чтобы не рыпался, а левая ударила рядом с ухом, да еще с такой силой, что пол треснул. Над его мордой нависло перекошенное ненавистью лицо.

– Кира!

Она не отозвалась, зависнув в таком положении. Ее прожигающий насквозь обезумевший взгляд был направлен прямо на него, но хуман его как будто не видела, в мыслях пребывая где-то далеко.

Если до этого у него не было ни одной седой шерстинки, то в этот момент они появились точно. Вокруг девушки пылала такая злая аура, что, казалось, ею можно убивать. Он даже дышать боялся, не то чтобы пытаться с себя ее скинуть, а то вдруг спровоцирует.

Секунды текли ужасно медленно, что даже ленивцы по сравнению со временем кажутся газелемпийскими бегунами. За это время Кира ни разу не пошевелилась и даже не моргнула, лишь тяжело дышала, невидящим взором глядя перед собой.

Так, а вот это уже несколько... ммм... ненормально. Что же ей такое приснилось, что до сих пор прийти в себя не может?

– Кира? – с опаской окликнул ее серый волк, поняв, что долго так не протянет.

Она навалилась на него всем весом, особенно на грудь, отчего дали знать о себе недавно зажившие ребра. Дыхание из-за этого давалось с большим трудом. Да и вообще, кому понравится, что тебя оседлало ни с того ни с сего вдруг взбесившееся существо, одним ударом ломающее пол?! А если бы в том месте оказалась его голова?!!

Она перестала дышать так, будто до этого совершила марш бросок, и наконец-то моргнула. Взгляд, пусть и оставался немного затуманенным, но уже вполне осмысленный. Только узнавания в нем не было. Хуман нахмурилась, не понимая, что это за перепуганная серая морда перед ее лицом.

О, кажется, узнала!

Начала медленно выпрямляться, перенося свой вес назад, отчего ребра перестали угрожающе скрипеть, а дышать становилось намного легче. Перевела взгляд с его морды на свою руку, захватившей одежду вместе с шерстью.

Да-да, милочка! Едва клок не выдрала!

Потратила несколько секунд, пытаясь разжать непослушные дрожащие пальцы. Но вот слезть с него она даже не пыталась, оставшись сидеть на его животе, плотно обхватив своими бедрами.

Все это время неподвижно лежавший Волкас не спускал с нее настороженного взгляда. Вот это сейчас что только что было? И после этого она сейчас начнет уверять его, что с ней все нормально?!

– Ya ysnyla? – тихо спросила девушка и отвернула лицо, задумчиво уставившись вдаль.

– Опять переводчик выключила? – попытался улыбнуться он, но вышло криво да и она все равно на него не смотрела.

Кира отрицательно покачала головой, все еще не поворачиваясь, но убрала волосы за ухо, показывая оставшийся наушник. Гибкий микрофон на горло, видимо, отвалился во время сна.

– Хочешь об этом поговорить?

– Net.

Они помолчали, думая каждый о своем, но через минуту Девид начал шевелиться и приподниматься на локтях с явной попыткой выползти. Не то, что ему было неудобно лежать на полу, или сидящая на нем Кира была настолько тяжелая, просто эта... ммм... поза вызывала... эээ... прилив тепла туда, где этого тепла быть не должно, когда тебя оседлала самка другого вида. Особенно, когда эта же самая самка пару минут назад тебя едва не убила.

Почувствовав его шебуршание, хуман очнулась. Сказав: “prosti”, она быстро вскочила на ноги и скрылась в ванной. Волкас выдохнул с облегчением и одновременно с каким-то разочарованием. Разочарованием? Это еще почему? Правильнее будет сказать “с беспокойством”! Да, именно с беспокойством он стоял возле двери, силясь что-то услышать. Прошло много времени, а воду Кира до сих пор не включила.

– С тобой все в порядке? – рискнул постучать Девид.

Она не ответила. Тогда, набравшись смелости, он приоткрыл незапертую дверь.

Хуман стояла возле зеркала, пристально разглядывая свое отражение. Одной рукой она поглаживала свои длинные темные вьющиеся волосы, а в другой сжимала ножницы.

Увидела его в отражении и обернулась. Ничего не сказав, взяла одну прядь и раскрыла ножницы, намереваясь обрезать.

– Ты что делаешь?! – перехватил ее руку Волкас, зарычав. – А ну брось!

Звякнул упавший на плитку металл. Ее била крупная дрожь, но в глазах не было ни слезинки. Снова повторяется та ситуация, как тогда на крыше, где она просила ее застрелить? Что с ней такое, елки-палки?! Ненормальная!

– Быстро объясни мне, что с тобой происходит? – усадив ее обратно на диван, он отыскал и протянул ей микрофон.

Нехотя девушка взяла и прикрепила его на место.

– Ничего, – перевел Samsung ее бурчание.

– Ничего?! – не удержавшись, он сорвался на рычание, но быстро заткнулся под ее предупреждающим взглядом. – Прости. Я помню. Не рычать.

Волкас сел рядом с ней и как бы невзначай заправил мешающиеся волосы за круглое ушко. Она вздрогнула, посмотрела на него и немного отодвинулась.

– Что не так? Давай, мне ты можешь рассказать! Знаешь же, что никому не проболтаюсь, а тебе станет легче, если выговоришься. Вот увидишь!

– Честно? – недоверчиво.

– Могила, – перекрестил тот себе грудь, повернулся к ней полностью и подтянул к себе колени, положив на них морду. – Признавайся, что тебе снилось? Не поверю, что обычный кошмар может так тебя напугать. Ты же своим криком, наверное, всю улицу разбудила, а потом как начала хохотать и биться в припадке, что я чуть сердечный приступ не схлопотал!

– Еще и смеялась? – нахмурилась она.

– Ага. Да еще так жутко, будто в тебя бесы вселились!

– Просто старая рана, – Кира отвела взгляд. Сейчас она выглядела как-то жалко. Сама на себя не похожа. – Не самое приятное из моих воспоминаний. Мне бы не хотелось об этом говорить. Не знаю почему мне вдруг это вспомнилось. Видимо, прошлое пытается напомнить, что я... – она не договорила, сжавшись еще сильнее. Ее снова начала бить дрожь.

– Тихо, тихо, – поддавшись случайному порыву, Волкас вдруг нежно обхватил ее за плечи и осторожно притянул к себе.

Поначалу хуман сильно удивилась, не понимая, что происходит, но сопротивляться не стала. Ее голова легонько коснулась его груди, а он гладил ее по спине, успокаивая, как маленькую девочку.

– Зря ты так, – вздохнула Кира, не убирая локоть, на котором сейчас держала свой вес, не ложась на зверя полностью. – Я не заслуживаю к себе подобного обращения.

– Почему это?

Лапа со спины переместилась на ее голову. Темные затупленные на конце когти перебирали длинные мягкие пряди, которые опутывали его пальцы, заставляя поражаться их упругой форме. Как у нее вообще поднималась рука остричь такую красоту? Хорошо, что он успел ее остановить.

“...Не буду рассказывать обо всем, что я пережила за тот период и почему я обрезала свои волосы...”

Интересно, что она тогда имела под этой на первый взгляд ничего не значащей фразой?

– Ты меня совершенно не знаешь, – выпутавшись из его лап, Кира отодвинулась так, чтобы ему было сложно до нее дотянуться.

– Уж поверь, я тебя знаю! – растянулся тот в зубастой усмешке. – Вредная, шумная, хитрая, вспыльчивая и капризная! Ты просто ходящее недоразумение! Зато хорошо дерешься, – вынужден был признать он, потерев один из своих синяков, и улыбнулся еще шире, посмотрев на ее потемневшую мордашку: – Но при всем этом еще умная, добрая и краси... – он успел захлопнуть пасть, едва не ляпнув лишнего, после принялся думать, что он только что чуть не сказал.

– Ты не понимаешь, – мрачное выражение не желало сходить с ее лица. – Я самый худший из хуманов, – видя его непонимание, девушка вздохнула и принялась рассказывать, осторожно подбирая слова: – Помнишь, что я говорила про частое употребление neirostimylyatora? Про его побочные действия?

“...Его негативный эффект заметили позже. Дело в том, что нервные клетки обновляются тоже, а старые разрушаются. Начинается проблема с памятью, логикой и контролем эмоций...”

– Сколько ты его приняла? – напрягся волк, поняв куда она клонит.

– Сотни. Если не больше. Не знаю точно, сколько мне его вкололи, ведь именно действие разных типов neirostimylyatprov сделали меня тем, кем я сейчас являюсь, – Кира наклонилась к нему, и теперь Волкас начал от нее пятиться, а, вернее, от ее ставшими вдруг бесчувственными жутко пугающими черных глаз. – Знаешь, почему при создании Verasa был такой маленький процент выживания? Ммм? Потому что никто не мог несколько дней подряд терпеть процесс повышения регенерации, выносливости и терпимости к боли. Хочешь знать, как это происходит? – Девиду не хотелось, но разве его спрашивали? – Тебя просто начинают резать на кусочки. На много-много маленьких кусочков, начиная со сдирания кожи, отчего твое тело превращается в плохо прокрученный бифштекс! И при этом, не давая твоему сердцу разорваться от боли, тут же заливают твои раны сырым регенерирующим веществом. А по ощущениям это похоже на то, будто к тебе касаются раскаленным прутом. Будто все тело горит! Раз за разом! Несколько дней подряд, не останавливаясь ни на секунду! Как думаешь, можно ли после этого остаться в здравом уме или же начнешь бросаться на все, что тебя раздражает? – под конец этой тирады ее голос скатился до едва разборчивого шепота, что переводчик едва справлялся.

Кира закрыла глаза, чтобы успокоиться, и снова отклонилась назад.

– За большую силу платят большую цену, волчонок. Я же заплатила своим разумом, – не меняя тона и не открывая глаз, хуман продолжила свой рассказ, хоть он и давался ей с большим трудом. – Первое время все мы были попросту неуправляемыми, но руководителей проекта устраивал такой результат. Им нужны были машины для убийства – они их получили. Через три года работы с психиатрами, когда мы перестали напоминать невменяемых, жадных до крови психов, нам дали настоящее оружие вместо симуляторов, на которых мы обучались, и отправили на наше первое задание. Нас разбили на два отряда, один из которых возглавила я, как одна из самых адекватных. Мы должны были просто пройти через поселение, проверив, что там не засели ameri, и пойти дальше, где бы соединились со второй половиной отряда, но все пошло не так. Один из ребят, Кирилл его, кажется, звали... В то время у меня с памятью совсем беда была... Он набросился на мирных жителей. Не знаю, что тогда ему не понравилось или слово дурное услышал. Я считала его самым спокойным из нашей группы, но в результате – три трупа, один из которых был беременной женщиной. Вот только тогда я поняла, в кого нас на самом деле превратили...

– Кира...

– Я чудовище, как ты не понимаешь?! – открыв глаза, она зашипела на него, как настоящая кобра. – Тебе надо было пристрелить меня, когда я тебя просила! Больше шестидесяти лет прошло, а я до сих пор не могу до конца себя контролировать! Стоит мне разозлиться – и остальные начинают страдать!

– Успокойся.

Воспользовавшись тем, что она над ним нависла, Девид потянул ее на себя, и она, не удержавшись, плюхнулась на него, вновь оказавшись на мохнатой груди. Хуман посмотрела на него с растерянностью и искренним недоумением, не понимая, почему он вообще терпит ее с собой рядом, особенно после того, как она рассказала свой страшный секрет, но подняться волк ей не позволял, крепко прижимая к себе. Их глаза оказались так близко... Ну надо же! Оказывается, эта непробиваемая на первый взгляд леди тоже умеет смущаться!

– Говори, что хочешь. Мне все равно, кем ты была раньше, – спокойно сказал он, разглядывая ее с откровенной насмешкой. – Гораздо важнее, кем ты стала сейчас. Ты совсем не такая плохая, как пытаешься показать. И мне это нравится.

– Но... – она растерялась еще больше, не зная, что сказать.

Вместо этого несмело улыбнулась и положила голову ему на грудь.

– Ну-ну, большая бука, – невольно умилился волк, успокаивающе похлопав по спине. – Хватит строить из себя злюку и засыпай. Сейчас даже для твоих издевательств на крыше слишком рано.

– Спасибо, – сказала девушка в его мех, прижимаясь плотнее. – Спасибо, что ты у меня есть.

“И ты у меня”, – задумчиво сказал он сам себе, вновь закопавшись в ее волосы.

====== История одного дня (часть первая) ======

Комментарий к История одного дня (часть первая) Зарисовка, состоящая из нескольких частей. Выложила, потому что кто-то “подыхает” без проды

Никто не услышал то и дело возобновляющейся вибрации телефона, оставшегося в спальне, осторожного стука в дверь, скрежета ключа в замке, раздавшегося после этого сдавленного хихиканья и бесшумных шагов, подкрадывающихся поближе.

Волкас проснулся только после того, как кто-то постучал кончиком когтя по его черной пуговке носа. Продрав глаза, он сфокусировал зрение и разобрал в нависшем над ним белом пятне улыбающуюся мордашку своего напарника.

Что он тут делает? И чего так лыбится?

Серый волк начал приподниматься, но тут почувствовал, что кто-то на нем пошевелился! Ме-е-едлено опустив взгляд, Девид уставился на кучерявую макушку бессовестно дрыхнувшей на нем Киры.

Капе-е-ец... Ему это не приснилось?!

– Если хоть один звук... – одними губами сказал он, гневно сверкнув желтыми глазами на трясущегося от едва сдерживаемого хохота Рыкинса.

– Да о чем речь, брат? Я же все понимаю. Взрослые звери, как-никак... – под конец тот все же не удержался и тихо захихикал. – Слишком давно был без пары, а тут молодая хуман всегда под лапой. Экзотика-а-а!

Не такая уж и молодая, если верить ее словам. Пусть в физическом плане Кире (при возросшей до 300 лет продолжительности жизни) было около двадцати пяти, но на самом деле она была старше обоих волков вместе взятых. Кошмар! Даже подумать об этом страшно! Сразу начинаешь ассоциировать ее с бабушкой!

– Ничего не было! – Чересчур громко зарычал Волкас и прижал уши к голове, когда девушка снова пошевелилась. – Чего вообще приперся? – Шепотом спросил он, пытаясь незаметно выскользнуть из-под спящего на нем тела.

– А ты чего на звонки не отвечаешь? – вопросом на вопрос тоже шепотом ответил Сэм, скрестив лапы, наблюдая за его стараниями. – Уже десять утра, вообще-то! Или тебе простительно на работу опаздывать?

– Будильник забыл включить, – поморщился он, осознавая свою оплошность.

– Давай помогу, – предложил Сэм, видя его бесплодные попытки выбраться, не разбудив хумана, и, не дожидаясь ответа, попробовал ее немного приподнять за плечи.

Это оказалось на удивление легко, если конечно не... Ой...

– А просто попросить нельзя? Обязательно сразу лапы тянуть? – спросила Кира, глядя на прижавшего уши белого волка, который все еще ее касался.

Воспользовавшись тем, что она поднялась сама, Волкас быстро скатился на пол и встал на лапы.

– Давно ты проснулась? – проворчал он, оправляя помятую одежду.

– Стоило вам пасти открыть. Учтите на будущее, что ваши тихие перерыкивания не помогают, потому что переводчик работает в полный голос, – Кира зевнула, потерла глаза и посмотрела на Рыкинса, который отошел от нее подальше на всякий случай. – Ты здесь откуда взялся?

– Через дверь, – неопределенно махнул тот лапой.

– Я не слышала, – нахмурилась она и тут заметила, что в комнате было довольно светло. – Уже утро?

– Одиннадцатый час вообще-то! – фыркнул Сэм. – Могу я своего напарника забрать? Он мне для расследования нужен!

– Забирай, – благосклонно разрешила Кира.

Не слушая ворчания своего друга и повторившееся хихиканье белого зверя, она встала на ноги и начала медленно потягиваться, чувствуя в теле непривычную легкую ломоту. Странно. Девушка не могла вспомнить, когда в последний раз спала больше восьми часов. Для нее это время вдвое превышает установившуюся норму. Видимо, неожиданный срыв, вызванный некстати нахлынувшими воспоминаниями, вытянул из нее много сил. Как давно этого не случалось, что она уже обрадовалась, что смогла, наконец, обрести долгожданный контроль. Ага, как же. Стоило только расслабиться, поверить, что все наладится, и... Хорошо, что хоть никто на этот раз не пострадал, и она смогла быстро оклематься.

Кира задумчиво размяла руку, отмечая, что ободранные ночью костяшки еще болят, но уже покрылись корочкой заживания. С ее регенерацией уже завтра от царапин следа не останется. А вот волк, если бы она тогда не промазала, наверняка бы уже разлагался. Глупое животное... И почему он ее простил?

– Я попрошу миссис Март заглянуть к тебе днем, чтобы ты не заскучала, – отвлек ее от мрачных мыслей Волкас, который уже успел переодеться и теперь стоял в прихожей, отмахиваясь от поторапливающего его напарника. – Раз уж вы теперь знакомы, то не стоит ограничивать разнообразие окружения только моей мордой. У вас, как у представительниц прекрасного пола, наверняка найдется много общих тем для разговора.

– Если только она знает способы обезвреживания противопехотных мин, – фыркнула Кира, не оценив его заботы. – Я давно не маленькая девочка и не нуждаюсь в присмотре, а также могу сама себя развлечь.

– Как знаешь, – буркнул тот, не став настаивать.

Кто-то сегодня явно встал не с той ноги. А ведь до этого так мирно сопела, уткнувшись носом в шерсть...

Волкас встряхнул головой, прогоняя наваждение. Что-то странное с ним в последнее время творится, никак собраться не может. Постоянно думает только об одном существе (как бы ничего не сломала, не спалила в его отсутствие или же сама не ушла шататься по городу). Пусть Кира и дала понять, что буйволиху не очень жалует, но больше ни одного посвященного животного с кучей свободного времени не было. Договорившись со скандальной соседкой и почувствовав некоторое облегчение, волки вышли на улицу, попутно обсуждая детали дела (“Лапа” устроила новый разгром в Дворце Культуры), как внезапно позвонила мисс Март. Оказывается, что Киры в квартире уже не было! И пяти минут не прошло! Когда сбежать успела?!

– Зараза! – не сдержал мученического стона Девид. – Она издевается надо мной?! Куда ее опять понесло?!

Услышав шорох, полноватый барсук с седой шерстью за ушами и на спине оторвался от книги и посмотрел на дверь, подумав, что пришел кто-то из покупателей, но в пыльном магазинчике антиквариата, как обычно, не было ни души.

– Разве ты не появляешься только по ночам? – пробурчал он, водя взглядом из угла в угол, но все равно оказался застигнут врасплох, когда заметил неподвижную темную фигуру за своей спиной. – Тебе доставляет это какое-то моральное удовлетворение, что ты вот так вот подкрадываешься к старику?! – дернулся он в сторону, схватившись за сердце. – Совсем сгубить хочешь бедного Пилата?

Посетитель тоже дернулся, но не из-за испуга, а оттого, что на пол полетела дорогая на вид ваза. Он поймал ее носком сапога, после взял в лапы, на которых были надеты темно-коричневые тканевые перчатки с вшитыми металлическими коготками на кончиках пальцев, и поставил спасенную вещь обратно на стол. Здесь ему было тесновато, из-за чего ему приходилось немного нагибаться, как Гендальфу в норе хоббита, чтобы не цеплять потолок, что было неудивительно, ведь антикварный магазинчик находился в районе для некрупных хищников и травоядных, а этот тип был явно крупнее ласки или барана. Но несмотря на свои чересчур крупные габариты и множество хрупких антиквариатов в опасной близости, он не походил на слона в посудной лавке, двигаясь осторожно и плавно.

– Как ты тут вообще появился? – взяв себя в лапы, барсук прищурил подслеповатые глаза на обходящего стойку странного посетителя, но без испуга.

Да и чего бояться, если еще несколько дней назад этот самый субъект буквально спас от верной гибели дело всей его жизни, прогнав банду хорьков, пришедших взимать плату “за крышу”, то бишь защиту от других хулиганов. Платить бедному продавцу древностями было нечем, он и так задолжал хорькам за несколько месяцев, и те обозлились на старика, грозясь сжечь его магазин, оставив тем самым без дома и средств к существованию. Мольбы барсука были услышаны, иначе бы создатель не ниспослал бы ему в помощь своего мстителя, который менее чем за полмесяца уже заставлял всю царящую в городе преступность выть в полный голос. Пилат раньше слышал, что в Зверополисе, вроде как, завелся свой герой, но он никак не мог предположить, что когда-нибудь столкнется с ним нос к носу. В хорошем смысле. Этот мститель оказался неплохим парнем. По крайней мере, он думал, что это парень, судя по его молодому голосу с рычащими нотками, как у волка, хоть он ни разу не видел его морды. Мститель был довольно подозрительным типом и никогда не снимал свой капюшон. Если раньше он всегда приходил ночью (отчего журналисты небезосновательно прозвали его “Тенью”), то сейчас, при свете дня, барсук с удивлением отметил, что снова не может определить видовую принадлежность этой таинственной личности, потому что нижняя часть морды до самого носа была обмотана черным платком. Значит, морда у него была приплюснутой, как у кошек, но старик не мог понять почему в таком случае голос у его посетителя волчий? Ну вот, только решилась одна загадка, так сразу появляется вторая!

Кстати, представился этот тип, как Фри. Имя странное и коротковатое, но кто знает этих крыснзя, может быть у них на Востоке это нормально.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю