290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 56)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 56 (всего у книги 63 страниц)

Все присутствующие подпрыгнули на месте и развернулись на месте, когда распахнувшаяся дверь явила добравшуюся до них Киру. И если они думали, что та не сможет их удивить, то сейчас имели удовольствие лицезреть с разинутыми пастями перепачканную с ног до головы в земле (следы борьбы?) и со цветами в волосах злую Войну, чья тяжелая аура начала давить на всех еще за несколько секунд до появления. Ее черные прищуренные глаза быстро пробежались по всем участникам собрания, куда ее не приглашали, и остановились на не переставшем бормотать себе под нос рыжем хищнике.

Ей одного взгляда хватало, чтобы понять, чем они здесь занимаются. И не сказать, что ей это понравилось.

– ... Если бы я действительно умерла, то за это время от моего тела не осталось бы ни единой клеточки! Что же я тогда такое?... – резонно спросил рыжий у кого-то.

Хуман прищурилась еще сильнее и сделала шаг вперед, но была вынуждена остановиться из-за возникшего у нее на пути волка. Причем выражение у обоих в этот момент было одинаково ожидающе-угрожающим, а со стороны полицейского отчетливо чувствовалась настороженность вкупе с недоверием, которые с лихвой компенсировалась холодным настроем Войны, при этом скалящейся так, что даже хищникам становится неуютно. Остальные, внезапно оказавшиеся меж двух огней, разом ощутили себя лишними и тихонечко принялись отступать.

Пауза.

Только пялившийся в никуда Уайлд продолжал бормотать про себя непонятные фразы, хорошо слышимые в тишине. И, кажется, по их содержанию, у многих начали появляться мысли насчет того, чьи слова он сейчас неосознанно проговаривал про себя.

– ... Хочешь сказать, что кто-то успел вытащить истекающее кровью тело неизвестного парня, которым я притворялась, из жопы мира за тысячи километров от остатков цивилизации, быстро увезти туда, где могут находиться холодильники с трупами, продержать меня там до четвертого тысячелетия, после выкинуть возле Зверополиса тупо ради того, чтобы я местных жителей пугала?...

– Otoidi, – давно не используемым при них вымораживающим тоном сказала Кира, игнорируя направленные на нее изумленно-испуганные взгляды.

– Только после того, как выяснится, что здесь происходит, – угадал ее логичное требование Девид, с тем же бесстрашным выражением морды глядя на стоящее перед ним создание, чья нескрываемая духовная сила ощущалась на физическом уровне. – И если ты сама не хочешь ничего нам объяснять, то... – оставил он незаконченным предложение, с многозначительным видом скрестив лапы на груди и качнув хвостом.

– Gavnuk… – что-то сказала девушка, сжав пальцы в кулак, но к своему удивлению с места не сдвинулась, будто пригвожденная острым, словно клинок, взглядом янтарных глаз.

Более того, ее начало накрывать какое-то странное наваждение. Голова заболела сильнее, мысли потекли более вяло, реальность начала потихоньку сужаться.

Верас встряхнула головой и заметно покачнулась, выглядя немного удивленной своим состоянием, которое становилось хуже с каждой минутой. Как она вообще могла бегать и даже пытаться поймать одного пернатого гада? И если в момент пробуждения она считала, что у нее еще было достаточно сил для изображения относительного благополучия перед окружающими, то после нежданного визита одного белобрысого духа, Война осознала, насколько сильно переоценивала себя. Кроме того, будто назло, дали знать о себе заложенные в ее природу инстинкты самосохранения, требующие плюнуть на конспирацию и впиться в горло ближайшей подходящей цели, чтобы быстро восстановиться. К чему вдруг проснулась жажда крови Кира не знала, потому что никаких тяжелых травм не имела, из-за которых бы сейчас подошла на шаг ближе к безумию.

Почему ей так больно дышать?

– David… – с трудом сделала еще один шаг Кира. – Otoidi, pojalyista…

Волк ответил ей удивленным взглядом, на короткое время увидев печать вселенской усталости на ее лице, которое еще несколько секунд назад выдавало совершенно обратное, а от ее боевого настроения, с которым заявилась сюда, не осталось и следа. Он невольно сделал шаг навстречу и протянул лапы, готовый в любой момент подхватить покачнувшуюся подругу, выглядевшую сейчас так, будто готова в обморок грохнуться...

Грохнуться...

Позади него реально раздался звук падения чьего-то тела, после которого раздался испуганный вопль бросившейся к лису Джуди и удивленные восклицания собак.

Недоуменно обернувшись, Волкас в шоке разглядывал не дышащего друга, а вокруг него в панике хлопотали звери, пытаясь привести резко вырубившегося Ника в сознание.

– Мертв, – неверяще вынесла вердикт Рита, проверив пульс.

– Как же так?! – абсолютно ничего не понимающим охреневшим от такого поворота тоном воскликнули остальные. – Почему?!

– Он не дышит! – вцепившись в рыжий мех, Хоппс тормошила тело в попытке докричаться до угасающего сознания возлюбленного. —

Сделайте что-нибудь!

– Искусственное дыхание! – подала идею быстрее всех сориентировавшаяся Алия.

Но прежде чем кто-то что-то успел сделать, сильная рука подняла зайчиху за шкирку, другой ладонью разжимая маленькие цепкие пальчики, не смотря на сопротивление, и небрежно отставила копшу в сторону, чем вызвала целый поток возмущенных воплей.

Кира была предельно собрана и спокойна, как удав, если это вообще приемлемо в сложившейся ситуации. Ничто не указывало на одолевающую ее усталость, когда она, обратившись к остаткам своих сил, сумела вернуть маску самоуверенности. И уж конечно она не собиралась падать в обморок, как показалось кому-то недавно. От ее уверенности паника как-то сама собой поутихла, и все взгляды снова скрестились на ней одной с толикой надежды.

Хуман, стоя на коленях, нависла над бездыханной тушкой, перевернув того на спину, несколько секунд пристально разглядывала неподвижную мордочку с нейтральным выражением лица, о чем-то усиленно размышляя.

– Кх-ха-а-а-а!!! – прохрипел Уайлд, согнувшись и резко выдыхая воздух.

Одновременно с этим отчетливо послышался жалобный хруст ребер, когда Верас не сумела точно рассчитать свою силу, прикладываемую для быстрого и точного удара в грудь для запуска сердечной мышцы. От этого она недовольно цыкнула, но тем не менее оказавшаяся вполне удовлетворенной своим поступком.

Не известно у кого в тот момент глаза были наиболее охреневшими: у разинувших пасти зрителей, не ожидавших столь грубых и радикальных мер, тем не менее оказавшихся действенными, или же у едва второй раз не откинувшего лапки лиса, отчаянно хватавшего воздух в попытке восстановить дыхание.

– Ир... Рина?! – еще больше округлил тот изумрудные глаза, сквозь пелену слез боли разглядев нависшую над ним фигуру.

– Ни-и-ик!!! – попыталась предпринять попытку задушить напарника в объятиях Джуди.

Вот только возникшая у нее на пути большая ладонь лишила ее такой возможности, вызвав новую порцию праведного гнева.

Еще бы! Что это человечишка себе позволяет?! Не дает ей приблизиться к своему возлюбленному ближе чем на расстояние вытянутой руки! И, кстати, не только ей, но разве перепугавшуюся за любимого копшу это остановит?

Как оказалось, если тебя держат за шкирку – то останавливает.

– Что это только что было?! – задал вполне логичный вопрос Джефф, повернувшись к психиатру. – Что сейчас произошло?

– Я не знаю, милорд! – честно ответила собака, принимая раскаивающийся вид. – Его сердце просто остановилось ни с того ни с сего! На моей практике, такого никогда не было!

“Глупая женщина, лезет в тонкие материи, даже не подозревая, что есть грани, за которые лучше не переступать!”

Тяжело дышащий зверек, переводящий взгляд с одной морды на другую, непонимающе посмотрел на свою спасительницу, почему-то услышав ее недовольный голос в своей голове.

“Я же не зря ослабила эмоциональную привязку к этому периоду и затерла часть воспоминаний. Так нет же – надо было вмешаться и все испортить!”

– Что... происходит? – подал он голос, наконец, больше похожий на жалобный писк.

Черные глаза странного существа на мгновение вспыхнули опасным невидимым глубинным светом, глядя ему, казалось бы, в самую душу.

“Осложнения”, – снова услышал он ее голос, хотя губ она не размыкала.

– Как ты себя чувствуешь? – коснулся плеча друга низко наклонившийся Девид, стоя за спиной Киры и касаясь ее спины коленом.

– Конечно же плохо! – ответила зайчиха, не дав Нику даже пасть открыть. – Мало того, что довели до сердечного приступа, так эта дура ему еще все ребра поломала!

Судя по мимолетному взгляду, которым Кира наградила ушастую, Верас была не против и ей сейчас что-нибудь сломать. Хорошо, что никто кроме лиса этого не заметил.

Но говорить хуман ничего не стала, продолжая делать вид, что по-прежнему не понимает ни единого их слова, что было ей на руку, ведь это вполне обосновано освобождало ее от немедленных объяснений и давало время придумать какую-нибудь отмазку. Окружающие это тоже ясно понимали, но ничего поделать не могли. Невовремя вставший между ними языковой барьер не оставлял никаких шансов, отчего те могли лишь скрипеть зубами на подобный поворот событий. И потому никак не могли возразить, когда девушка осторожно взяла на руки пострадавшего. Да и что они бы сказали, если в данном случае именно по их вине Ник оказался в столь плачевном положении? Признались бы, что, пользуясь ее отсутствием, пытались выбить из него информацию нечестными методами против его же воли? И если бы не вовремя подоспевшая хуман, то не известно сумели бы ли они откачать допрашиваемого.

Так что осознавшие всю полноту своего проступка хищники предпочли просто промолчать и не мешаться богине, а так же донести эту мысль до возмущенно пыхтящей героини Зверополиса, которой совсем не нравилось, что Кира не подпускает ее к напарнику и обратила все внимание рыжего только на себя.

Устроив тяжело дышащего зверька на сгибе локтя и вяло огрызнувшись на робкую попытку отобрать свою жертву, она положила свою ладонь ему на грудь.

– Н... Не надо, – схватился тот когтистыми пальчиками за ее пальцы, когда почувствовал, что боль начала уходить. – Тебе же будет хуже от этого!

Война проигнорировала его возражение, поднялась, вышла из комнаты и захлопнула дверь прямо перед носами последовавшим было за ней животными, надеясь, что те доходчиво поймут ее без слов. Судя по тому, что компания преследовала ее, но держалась на значительном удалении – они поняли ее нежелание иметь с ними дело, но не приняли его. Да и слишком уж сильно было сейчас их любопытство и страх за Уайлда, чтобы они позволили ей так просто уйти, вот и наблюдали издалека, готовые вмешаться в случае чего.

– Ну и что теперь? – каким-то уж слишком обреченным тоном спросил Ник, не отрывая взгляда от ее лица.

Не смотря на внешнее спокойствие, он шестым чувством ощущал ее истинное самочувствие и мысли, что сейчас одолевали ее.

– Ты же все это время продолжала читать мои мысли, верно? – сказал лис, не дождавшись от нее ответа. – И ты знаешь все, что сейчас происходило.

“Боишься, что мог нечаянно сказать им что-то, способное мне навредить? – правильно поняла она его, на что он нервно сглотнул. – Не волнуйся. Большая часть выданной тобой информации не представляет для них ценности. А если и имеет, то они все равно ничего с ней поделать не смогут, не видя всей картины”

– Всей картины? – переспросил рыжий, невольно дернувшись, когда накрывшая его ладонь чуть сжалась.

“Ну узнали они меня чуть лучше, и что с того? Все равно я это скрывать не хотела. Наоборот, мне выгодно, если они узнают мои слабости и сумеют обратить их против меня”

– Но почему? – сильнее удивился Ник, не улавливая в этом смысла. – Разве это не ставит тебя под угрозу?

“Вероятно, – не стала отрицать та, кинув мимолетный взгляд себе за плечо, где за ней на некотором удалении следовала вся честная компания: —И скажу больше: я намерена делать все возможное, чтобы звери увидели меня с самой плохой стороны. Чтобы оставили свои иллюзии насчет моей доброй природы, чтобы боялись и ненавидели меня, искренне пытались уничтожить, как своего врага. Я намерена стать для них той Войной, какую они так страшатся увидеть, и жизнь положу, чтобы звери мгновенно убивали любого человека, явившегося после меня, без какой-либо жалости!”

– Но почему?! – вытаращился на нее зверек, пораженный ее словами до глубины души. – Зачем тебе все это делать?!! Какой в этом вообще смысл?!

“Я, знаешь ли, не единственный Верас, – горько усмехнулась та, одной лишь этой фразой введя его в ступор. – И уж точно не самая сильная из всех. Но если вы даже со мной справиться не сможете, то что вы будете делать, когда подобных мне станет в десятки больше? Не думаю, что другие будут столь же спокойны и покорны, ведь я умерла позже всех и успела приобрести кое-какой опыт общения в отличие от остальных. Да и, не смотря на одно происхождение, история у всех нас сложилась разная. Так что я искренне заинтересована в том, чтобы ваш народ знал способы, как меня убить. Если не знает – то я их научу. И чтобы не имел сомнений в правильности своих решений, ведь малейшие колебания в отношении Верасов могут стоить вам очень дорого. Я хочу, чтобы вы поняли, что в отношении нас не стоит пытаться строить мирные планы. Верасы созданы только с одной целью – убивать, и в вашем мире наше появление неизбежно закончится катастрофой, – она покачала головой в такт своим мыслям, будто не замечая в какой шок вводит бедного Ника своими рассуждениями. – Вы слишком добрые и наивные существа. Мне придется постараться, чтобы хорошенько раскачать этот ленивый мир и подготовить его к грядущим потрясениям. Указать на опасность, предупредить, не более того... Но и подчистить его при этом тоже не помешает...”

Пока лис отчаянно пытался переварить всю полученную информацию, пользуясь паузой, Кира зашла в какую-то пустую комнату, закрыв за собой дверь и опустившись на пол, подпирая ее спиной.

“Теперь, что касается тебя...”

Черные глаза впились в худое тельце у себя на локте, словно в какой-то интересный экспонат.

“Надеюсь, ты понимаешь, что после того, как твое тело вспомнило смерть, так просто оставить я тебя не могу? Столь сильных приступов, вплоть до остановки сердца, может, больше не будет, но кошмары будут преследовать долго, ставя под угрозу не только твое психическое здоровье, но и физическое. Я понимаю, что справиться с этим можно, имея сильную эмоциональную привязку и близость объекта симпатии, но даже это не дает стопроцентной гарантии на полное выздоровление. Слишком уж серьезным было для тебя это потрясение”

– И что ты собираешься делать? – ожидаемо напрягаясь, с подозрением спросил Уайлд.

“Самый простой способ, который только можно придумать в этой ситуации”, – обезоруживающе улыбнулась девушка, что не прибавляло уверенности тому, кто уже почувствовал подвох.

– И какой же?

“Постоянно находиться рядом с тобой я, по вполне логичным причинам, не могу, – пожала она плечами. – Так что... – ее пальцы на его груди мягко скользнули выше, вдоль линии шеи, погладили щеку, прошлись по ушку и скользнули на лоб точно между глаз. – Я просто сотру тебе память, навсегда уничтожив причину тревоги”

– Чт... – Ник резко оттолкнул пальцы от своего лба и попытался вскочить, но по-хозяйски сжавшаяся на загривке ладонь, на которой он лежал, не оставила ему шансов на побег. – Стой! Давай все обсудим!

“Это не обсуждается, – нахмурилась Война, остановив указательный палец в сантиметре от рыжей шерстки из-за того, что лис продолжал активно отпихиваться. – Твое сопротивление не имеет смысла!”

– А как же наш договор?! Я же, по сути, еще ничего им не рассказал, из-за чего мне память можно стирать! Они не знают, что тебе угрожает опасность! Дай я тогда хоть предупрежу их, раз ты все решила!

“Нет, – сухо ответила она и, воспользовавшись коротким замешательством с его стороны, обхватила голову зверька уже двумя руками. – Я изначально не видела в нем особого смысла, потому что не верила, что мне поможет внешнее вмешательство от тех, кто чувствует мир не так четко, как мне подобные. То решение было лишь мимолетной слабостью, которую я уже переосмыслила. После того, как я узнала свое нынешнее положение, то необходимость в нашей маленькой сделке отпала окончательно... К чему теперь волновать остальных, раз ничего не изменить? Только мешаться начнут, если выяснят, в какую задницу я угодила, и по врачам затаскают...”

Сопротивление утихло задолго до того, как она закончила говорить.

Уложив уснувшего лиса поудобнее на колени, Кира бегло посмотрела на свое запястье, где еще несколько минут будут видны розовые полосы от когтей зверька. Это не были царапины, так обычное недоразумение. Ник вообще боялся причинять ей какой-либо вред, не смотря на испуг, и потому даже вырывался не особо сильно, чтобы случайно не пнуть или не поцарапать. Можно подумать, она бы вообще что-то почувствовала, захоти тот действительно ее травмировать. Девушка лишь внешне выглядит такой хрупкой, а на деле может даже стены пробивать собой без особой опасности для богатырского здоровья. Сам же пострадал, не успев еще даже полностью восстановиться после предыдущего раза.

Эх, горе ты рыжее, снова тебя лечить после того, как сама же покалечила.

Верас до крови укусила себя за ребро ладони и начала подносить к приоткрытой пасти зверька.

Остается только надеяться, что та спонтанно открывшаяся в экстремальной ситуации способность, в считанные часы вылечившая умирающего, не оплошает и на этот раз. Она уже начинает чувствовать поднимающееся откуда-то изнутри обжигающее чувство силы, ускоряющее сердцебиение...

Закованные в сталь пальцы с силой смыкаются на ее запястье, останавливая движение. Кира даже удивиться не успела, как ее руку заломили назад и зафиксировали над ее головой.

Внимание с пациента мгновенно переключилось на наглеца, посмевшего напасть на нее в этот момент. Черные глаза угрожающе сверкнули... и тут же растерянно округлились, столкнувшись со сплошным серебристым светом.

– Что ты сейчас собиралась делать с этим животным? – презрительно сжал губы в тонкую ниточку неизвестно откуда вылезший Рух, неосознанно сжимая пальцы крепче до синяков на смуглой коже.

Будто суровый родитель, застукавший своего ребенка за чем-то неприличным, и сейчас усиленно размышляющий над наказанием. От подобного сравнения Вераса невольно передернуло. Но не могла не признать, что он намного сильнее какой-то там девчонки, на фоне его тысячелетий не разменявшей даже человеческий век. На-амно-о-ого сильнее. А оценивать его уровень опасности для себя Кира не взялась бы даже в лучшие времена. И так понятно, что между их уровнем сил просто бездонная пропасть.

Война неосознанно сжалась под тяжелым взглядом серебристых глаз, интуитивно почувствовав исходящую от этого существа угрозу. Какое знакомое чувство. Разница между явившимся ей чуть ранее Рухом и тем, что сейчас стоял перед ней была настолько колоссальна, что впору подозревать его на наличия брата-близнеца. Но тем не менее, именно такого Руха она и привыкла видеть всегда, а не то беззастенчиво лыбящееся белобрысое нечто, повергшее ее в шок с непривычки, отчего даже немного успокоилась.

Вот же... Еще перья упасть не успели с его предыдущего появления, как снова нарисовался!

– Что ты тут делаешь? – затолкав свой страх куда подальше, с вызовом посмотрела на него Кира, безрезультатно попытавшись вырвать заломленную конечность. – Мы же, вроде, навсегда прощались!

– Это было до того, как я узнал, что на тебе чужое проклятье и разглядел твое состояние, – слегка изогнув бровь, парировал дух, не меняя своего выражения и не думая ее отпускать. – В этом случае оставить тебя без наблюдения я уже не могу. И, если ты помнишь, я сказал “до скорой встречи”...

– В твоем понимании “скоро”, означает “через полчаса”? Или ты тогда просто от ответа сбежал? – не удержалась от язвительности та, прекрасно осознавая, что играет с огнем.

Она не так хорошо знала своего знакомого, – слишком уж мутным и в чем-то даже жутковатым был этот тип, – и не смотря на свою чуткость к настроению собеседников, никогда не могла предсказать, что именно выкинет белобрысый в следующую секунду. То ли промолчит (что в большинстве случаев и происходит), то ли придавит своей силой, от которой даже простое дыхание становится настоящим испытанием. А про всякую аномальную хрень, вроде летающих предметов и колючих вспышек, она вообще молчит.

Светящиеся огоньками так близко от ее лица нечеловечески большие глаза недобро сощурились в две узкие щелочки, а в следующий момент ее рывком подняли на ноги, отобрав едва не упавшего в процессе спящего. При этом руку ее блондин так и не отпустил, продолжая удерживать у нее над головой.

– Можешь ответить на мой вопрос, Ирина? – тоном, не терпящим возражений, грозно спросил Рух, кивая на зажатого под подмышкой зверька. – Что ты собиралась с ним делать?

– А тебе какая разница? – зашипела рассердившаяся фурия, с трудом вырвав свою руку из стального захвата, и отпрыгнула назад в боевой стойке: – Сам же говорил, что могу делать, что захочу! Какие теперь претензии?!

– Ну не магию же крови творить, ё моё, когда сама едва на ногах стоишь! – огрызнулся тот в ответ, показывая враз выросшие клыки. – Твое тело и так на пределе после всех фокусов, к которым ты не привычна, а душа расползается по швам от ран! Хочешь довести себя до развоплощения, кретинка?! Я, конечно, могу не вмешиваться, но кто еще тебя сейчас остановит и вправит мозги?!

– Чё? – посмотрела та на него, как на душевнобольного.

– Через плечо! – громче рявкнул на нее дух, в один шаг приближаясь ближе, и схватил защищенной рукой за горло, приподнимая над полом. – Чтобы я больше не видел этой гадости в твоем исполнении, ясно?! Я не для того сохранял твою чистоту, чтобы ты тут некромантией и магией крови развлекаться начала! Хватит! Доигралась уже, что одной ногой уже в могиле! И до тех пор, пока ты хоть чуточку не восстановишься, я ввожу мораторий на твои способности! Уяснила?

– Так значит то, что я делала... – начало медленно доходить до Киры, как пальцы разжались, и она рухнула пятой точкой на пол.

– Это магия, – кивнув, закончил за нее белобрысый уже более спокойным тоном. – Темная магия, если точнее, и примитивная ее часть изначально заложена в каждого Вераса на уровне инстинктов. Так что серьезно я тебя не обвиняю. Просто имей ввиду, что вся твоя эмпатия, телепатия, обман сознания, регенерация и вытягивание жизни из противника требует наличие большого количества энергии, которой у тебя сейчас рекордно мало! И если ты продолжишь дальше ее тратить с тем же упорством, то просто напросто умрешь. Вернее не так, – задумчиво постучал он себя по губе, – это будет даже не смерть. В момент, когда твоя энергия достигнет критически низкой отметки – ты просто перестанешь существовать. Твое тело обратится в пыль, а душа растворится в биополе планеты. Ты никогда не переродишься, потому что от тебя ничего не останется. Смекаешь?

– Смекаю, – буркнула Кира, почесав затылок.

– Ну и что ты поняла? – по-птичьи склонив голову набок, решил тот проверить ее на предмет усвоения полученных знаний.

Окружающая его невидимая, но хорошо ощутимая аура опасности начала понемногу утихать, а голос вновь стал спокойным и чуточку язвительным.

– Что голова будет болеть еще долго... – вздохнула Война, тяжело поднимаясь на ноги: – Слушай, Рух, раз уж приперся, то не можешь тогда ты звереныша подлечить, если мне нельзя? Не хотелось бы его так оставлять, особенно когда я его снова потрепала... Или ты здесь лишь затем, чтобы мозги мне прополоскать?

– Кхм... – игнорируя ее наглый тон, которым была озвучена эта просьба, оборотень задумчиво покосился на свою ношу, положенную на согнутую руку. – На самом деле, я не владею ни одной исцеляющей техникой, кроме передачи энергии. Это не моя специализация. Так что традиционная медицина будет куда полезнее, чем мое неумелое вмешательство в чужие организмы, – светлый дух баланса ненамного замолчал, раздумывая над чем-то, после чего решил все-таки милостиво предложить свою помощь в другой сфере: – Но память ему подчистить, как ты хотела, я могу. Правда, это будет не столь надежно, как в твоем исполнении с помощью некромантии, и при должном стимулировании воспоминания к нему вернутся. Все-таки, это тоже немного не моя специализация и потому дается мне это не в пример плохо, – смущенно потер он шею.

– С чего ты взял, что моя способность по затиранию памяти основана на некромантии? – прищурилась на него девушка. – И как вообще ты это, черт побери, определяешь?!

– Я это вижу так же отчетливо, словно следы кисти художника на холсте, – пожал он плечами.

И при этом неторопливо материализовал в воздухе из пучков света какой-то белый узкий плоский длинный предмет, на деле оказавшийся простыми бинтами.

Верас заинтересованно наблюдала за этим действом, пытаясь понять, как ему так легко удается проводить процесс превращения энергии в материю без каких-либо вспомогательных инструментов (вроде суперсложной гениальной машины) и сколько вообще должно уходить энергии на создание одного грамма вещества? При проведении внутренних расчетов с применением всех известных ей многоуровневых формул, она недоуменно хмурилась, думая над тем, откуда это создание берет такую прорву энергии, которой вполне должно хватить на небольшой “гриб” взрыва, способный стереть с лица земли небольшой городок, оставив лишь аккуратную воронку. В конце-концов, чуть не сломав себе мозг, она решила отрешиться от научной составляющей “колдовства”, попытавшись просто принять это, как неоспоримый факт. Но тут Рух, взяв бессознательного лиса за ворот рубашки, без видимых усилий поднял зверька перед собой и отпустил... А тот остался висеть в воздухе, словно подвешенный на невидимый крючок, чем ввел бедный мозг темной логичной хищной твари в состояние, которое бы простые люди назвали просто “изнасилованием”.

Не обращая внимания на то, как на него вытаращилась его подопечная (сам же признал, что будет за ней присматривать, как и прежде), блондинчик лишь медленно вращал в воздухе поднятым вверх указательным пальцем, а появившиеся бинты, подчиняясь его движениям, плотно обматывали грудь страдальца, тем самым надежно фиксируя кости.

– Видишь? – опомнившись, переспросила девушка, переосмыслив его последнюю фразу.

– Как ты знаешь, человеческое сознание способно обрабатывать лишь 1% от того объема информации, что окружает нас ежесекундно, – размеренным лекторским тоном отвечал дух, не отрываясь от своего занятия. – Я же в силу своей природы могу спокойно анализировать около 40% потока с помощью обычных органов чувств, и почти столько же с помощью внутреннего чутья, открывающего мне грани, недоступные для простых смертных. Всякие ультрафиолеты, инфразвуки, радиоволны, тепло и прочие излучения, которые смертные могут засечь лишь с помощью приборов, а также передвижение невидимой материи, вроде потоков воздуха, я вижу так же ясно и отчетливо, как солнечный свет! И даже больше! Ты просто не представляешь насколько богат свет! Всех цветов радуги не хватит, чтобы описать всю палитру! Для меня весь мир состоит из сплошного света – энергии, излучаемой атомами повсеместно! Даже в космическом вакууме и в сплошной темноте я все равно могу ориентироваться по слабым потокам фотонов, испускаемых звездами, окружающим пространством либо же собственным телом.

– И таково, значит, быть высшим существом? – медленно произнесла Кира, по-новому оценивая возможности стоящего перед ней существа, который лишь обладая способностью видеть (и даже частично использовать!!!) практически все виды существующей во Вселенной энергии, уже заслуженно оправдывал свое божественное происхождение, чем заставлял ее чувствовать еще более неуютно рядом с ним. – Зрением, обонянием, осязанием, слухом, вкусом, чувством равновесия и прочими органами чувств ты обрабатываешь 40% всех окружающих тебя данных. Остальные 40%, это, наверное, способности, вроде моей эмпатии, через которые ты тоже черпаешь информацию. Что же с оставшимися 20-ью %-ми?

– Я же все-таки довольно молодой дух и не знаю всего на свете, так что недоступное моему восприятию, вероятно, ощущается настоящими полноценными богами, которых я никогда не встречал, – снова безразлично пожал он плечами. – Тем более, что я смог подчинить своей воле лишь мизерную часть той энергии, которую вижу. К примеру, мне доступная световая, тепловая, радиоактивная энергии, тогда как Хильда была ближе к живым тварям и, подобно тебе, спокойно манипулировала магией крови, смерти и, почему-то, электричеством. Всякие побочные способности вроде телепатии, телекинеза и превращение в забавных тварюшек не в счет, потому что являются частью нашей природы вне зависимости от происхождения.

– Хильда... – заметила кое-что интересное в его словах девушка, отмечая, как напрягается собеседник при упоминании этого имени (или же по другой причине). – Она была существом, подобным тебе, но с противоположной силой? Это простое совпадение, что у меня способности, основанные на той же стихии, что и у нее? – еще сильнее нахмурилась и склонила голову, наблюдая за реакцией духа, который, закончив перебинтовку, укладывал спящего пациента на стол. – Да и ее имя... Она была твоей Войной, верно? И ты ее убил... – Рух спрятал руки в широкие карманы серых штанов и смотрел на нее с интересом, спокойно ожидая, когда она до конца сформирует свою мысль, опираясь на многочисленные оставленные им подсказки. – Так вот почему ты сказал, что ты не тот Мир, которого все здесь ждут, – интерес в ставших обычными человеческих серых глазах возрос еще на несколько пунктов. – Ты победил своего противника, и необходимость в тебе отпала. Хотя все еще остается непонятным откуда вы взялись, а также кто и когда тебя призвал. В Первую Мировую? Во Вторую? Это твоя Инь развязала все три Войны? – судя по снисходительной улыбке духа, та где-то ошиблась, но часть правды угадала. – Стоп-стоп-стоп! Не подсказывай! Я почти рядом с истиной, я чувствую это! Если вспомнить надпись на камнях, что история движется спирально, то можно предположить, что сейчас начинается новый виток и я новая переродившаяся Война.

Серые глаза насмешливо сощурились, но никаких замечаний не последовало. Не угадала? Как неудобно не чувствовать чужие эмоции, о чем он сейчас думает?

– Тогда мой Мир тоже должен быть где-то неподалеку, – продолжила Кира, так и не дождавшись от него никакого ответа или же опровержения. – Только я не понимаю одного...

– И чего же? – не скрывал своего любопытства парень.

– Если история идет циклично, а Война с Миром то и дело перерождаются, то где же предыдущие пары? Ты говорил, что кроме Хильды никого никогда подобных тебе больше не встречал, но судя по тому, что сам ты за тысячи лет никуда не делся после своей победы, да еще ко мне пристал... Они уничтожили друг друга? Ушли в другое место? Что о них вообще известно? Плохо верится, что ты и Хильда были первой или единственной парой... – она задумалась и посмотрела на него с сомнением: – Не были же? – получив отрицательное покачивание головой, Верас хмыкнула: – Тогда-а-а... Могу предположить, что предыдущим версиям было запрещено вмешиваться в жизнь новой пары, и потому ты никогда не встречал себе подобных!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю