290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 55)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 55 (всего у книги 63 страниц)

Кира не смогла ответить, внезапно осознав, что большая часть ее воспоминаний обрывается после того момента, как ее связало и утащило в бездну, продолжаясь лишь когда она “вынырнула” из пустоты с душой лиса. А вот то, что было в промежутке... Остались лишь какие-то слабые образы, звуки, ощущения и СТРАХ. Она помнит, что что-то там было, что сильно напугало даже Вераса, отчего ее до сих пор не оставляют отголоски забытой истерики.

– Тварь из бездны... – тихо сказала Война, вычленив из памяти лишь размытую картинку чьего-то человекоподобного силуэта и мерзкое прикосновение слизкого языка. – Он был словно...

И тут она отшатнулась, вырвавшись из хватки удивленного таким поведением парня. Запутавшись в своих ногах, она упала и совсем не по-верасовски начала отползать от блондина, отталкиваясь пятками от земли, пока не уперлась спиной в стену дома. Обхватив плечи руками, Кира сжалась и задрожала, словно от сильного холода, чувствуя наступление паники. На короткий миг ей почудилось что-то знакомое в склонившимся над ней крылатым силуэтом, и это вызвало у нее беспричинный неконтролируемый ужас.

– Интересно, – Рух задумчиво звякнул фалангами стальной перчатки, к которой прилипли духовные нити, но приближаться и успокаивать девушку не стал. – Кажется, я понял, где ты получила настолько сильное потрясение, что даже меня вспомнила. Однако... – он покачал головой, словно мамаша, увидевшая, какой беспредел учинил ее ребенок. – Так дальше дело не пойдет. Твое психическое состояние не стабильно. Если так дальше пойдет, то ты можешь сорваться и начать бросаться на окружающих.

– С... Сама знаю, – огрызнулась Верас, обхватив голову руками, которую снова пронзила резкая боль. – Я просто... Не знаю, что со мной происходит...

– Твоя аура разорвана в хлам. Прости, только сейчас увидел.

Девушка подняла взгляд на склонившегося над ней парня, чьи кончики волос едва касались земли, ничуть при этом не испачкавшись. В его светящемся взгляде можно было прочесть сострадание и растерянность.

– Я не знаю, как тебе помочь, – спустя минуту раздумий тихо выдал блондин, присев на корточки и с легким звяканьем положил закованные в сталь руки на колени. – Ты знаешь способ, которым ты сумеешь вернуть себе силы и душевное равновесие, и не мне его осуждать, ведь сам не намного лучше... – отвел он взгляд. – Могу только дать совет. Разберись со своими воспоминаниями. Чтобы справиться со смутой в твоей душе ты, для начала, должна узнать чем она была вызвана. Узнай в чем причина твоего страха и кто твой враг.

– Кто мой враг?... – прищурилась Кира, поняв, что он что-то не договаривает, и это вызвало у нее сильные подозрения. – Слушай, Рух... Ты говорил, что был призван с того света, так? Значит, следуя твоим словам, ты должен был тоже иметь на себе проклятье смерти, ведь ты бесплотный дух, сбежавший из Чистилища. Почему же ты чист? И действительно ли ты единственный в своем роде?

Судя по тому, как он нахмурился, подобные вопросы ему не понравились. Блондин поднялся на ноги и отошел на шаг с явной задумчивостью: стоит ли ему отвечать или лучше стоит промолчать?

– Потому что, во-первых, я был призван по всем правилам оккультных наук простыми смертными, а не сбежал самостоятельно, – пробормотал он, начиная медленно развоплощать свои латные наручи с перчатками (видимо, серьезная защита требует от него больше времени и сил, чем обычная одежда), к которым нити почему-то не хотели липнуть. – Когда призывают – проклятье исчезает, и потому изгнать меня назад становится не так просто. Во-вторых, я не бесплотный. Я, как и ты, хорошо закрепился в этом мире, создав себе физическую оболочку, в которой обитаю. Иначе я бы просто не мог контактировать с окружающим миром. Пока она не уничтожена – в Чистилище я не вернусь. Я сильный дух. Наверное, один из сильнейших оставшихся в этом мире. Когда я был на том свете, то не встречал никого опасного для себя. Там обитали лишь мелкие духовные паразиты и энергетические вампиры, с которыми мне даже бороться лень было. А единственный по-настоящему сильный противник... – пауза. – Я никогда тебе этого не говорил, но изначально я не был один, – сложил он пальцы домиком. – С самого начала в противовес моей светлой силе существовал еще один дух, являющийся моей полной противоположностью. Ее звали Хильда. Моя Инь. Она была темным духом дисбаланса и той еще стервой, – хмыкнул. – Не смотря на то, что мы должны уравновешивать и поддерживать друг друга, отношения между нами были далеки от дружеских. Скорее, мы только и делали, что стремились пустить друг другу кровь любым способом. Особенно Хильда старалась. Эта психованная бросалась на меня везде, где только заметит! И пару раз чуть реально не убила!

– И где она сейчас?

– Я ее уничтожил, – спокойным тоном, будто говорил о погоде. – Полностью. Бесповоротно. Стер из истории этого мира раз и навсегда. В свое время она поглотила огромное количество душ, достигнув небывалой силы, обогнав даже меня, но я был старше и опытнее, а также имел серьезную подпитку со стороны смертных, призвавших меня, в виде их веры. Это была тяжелая битва...

– Ясно, – посмотрела себе под ноги брюнетка. – И так ты остался один...

– Опять я ляпнул кучу вещей, о которых тебе знать не стоило, – грустно усмехнулся дух, проведя пальцами по затылку. – Но былого уже не возвратить. А без постоянного вмешательства Хильды в мои дела и ее любви сеять междоусобицы, я сумел построить этот мир таким, каким ты видишь его сейчас.

– Ру-у-ух...

– М-м-м? – посмотрел он на собеседницу с вопросом.

– Когда тебя призвали? – тяжело посмотрела на открывшего было рот для ответа парня Верас и предупредила потемневшим взглядом: – Только не ври...

Среброглазый дух в ответ лишь прищурился, неподвижно замерев на месте, подобно статуе. И только развеваемые слабым ветром волосы указывали на то, что он не нарисованный.

– Через семь лет, – опустил он голову, спрятав лицо за волосами.

– Через семь лет после чего? – не поняла Кира. – После начала третьей мировой? Хотя нет, ты же раньше появился... Можешь сказать точную дату?

– Кажется, у твоего рыжего приятеля намечаются проблемы, – указал дух пальцем на что-то или кого-то в особняке. – Тебе лучше поторопиться, пока они не довели его до крайности.

– Что? – она резко обернулась в указанном направлении. – Николас?

– Хотя, думаю, ты сама это знаешь. Ведь ты так и не оборвала с ним телепатическую связь, чтобы иметь возможность понимать окружающих, когда лишилась своих устройств, и потому до сих пор тайно читаешь все его мысли. Хитрюга, – захихикал Рух, помахав полностью освобожденными от защиты руками, словно на прощание. – Мне нравится, как ты используешь малейшее преимущество себе на пользу. Постарайся стать сильнее всеми доступными способами и очень тебя прошу – не умирай. Прощай, Война, и до скорой встречи.

– Стой! А как же ответы?! Ты должен еще много чего мне рассказать! Вернись, Ру-у-ух!!!

Но того и след простыл. Исчез, как всегда.

Какой же он... Просто слов нет!

Ладно, надо бежать, смотреть, что там с этим лисом опять приключилось...

====== Сеанс гипноза ======

– Николас Уайлд, правильно? – посмотрела поверх записей на своего нового пациента психотерапевт, сидя в расслабленной позе и забросив лапку на лапку, а в пальцах неосознанно крутила ручку. – Меня зовут Маргарита Холдинг, но можете обращаться ко мне просто по имени. Итак, господин Кёниг сообщил, что у вас провалы в памяти, мистер Уайлд?

– Это так, – не стал отрицать очевидное лис, которому наоборот никак не удавалось добиться такого же спокойствия, как у нее, что было заметно по его шебуршанию в кресле, когда он пытался выбрать позу поудобнее. – Но я не вполне понимаю, по какому поводу собрание, ведь, как мне кажется, Ирина вполне ясно объяснила, что обычный врач мне не поможет.

Волкас невольно фыркнул, в который раз услышав верасовское имя Киры, и тем самым заодно выразил свое мнение насчет ее легитимности ставить подобные диагнозы.

Лис бросил раздраженный взгляд на своего давнего врага, который заблокировал своим телом выход, прислонившись плечом к косяку со скрещенными лапами, после покосился на озабоченно смотревшую на него зайчиху, сидевшую на диванчике у дальней стены рядом с что-то строчащим в телефоне Ральфом и заглядывающей ему за плечо сестрой. Так же на сеансе решил поприсутствовать Джефф, который сейчас стоял хвостом ко всем со сложенными за спиной лапами и что-то с задумчивым видом высматривал в окне. Остальных обитателей особняка бывший правитель в комнату не пустил, как бы интересно им не было (Алия едва сумела пробиться), и вообще повыгонял всех из этого крыла дома, предложив прогуляться перед сном, так что сейчас здесь было довольно тихо.

Девид только борзого видел, пробегающего мимо и рычащего под нос различные ругательства. А что этот пес думал? Кира хорошо умеет прятаться, если захочет, что даже ищейка не отыщет. А если она отвод внимания свой использует, то вообще, считай, невидимкой стала. Пускай бегает, для здоровья полезно.

– Мы нисколько не сомневаемся в способностях Войны, ведь она, судя по всему, является хуманом высшего разряда, – оторвавшись от пролистывания почты, ответил Ральф. – Но никто не хочет делать поспешных выводов. Доверяй, но проверяй – знаете такую поговорку? Бросьте, офицер, ничего страшного здесь нет. Доктор просто задаст вам несколько вопросов и можете быть свободны.

– Не стоит волноваться, больно не будет, – озорно подмигнула собака, сменив позу и свела колени вместе в своей юбочке, отчего градус в комнате значительно понизился. – Давайте для начала попытаемся восстановить последовательность событий, которые, вероятно, привели к травме. Начнем с самого простого. Ваше полное имя?

– Николас Пиберий Уайлд.

– Место жительства?

– 1955 Сайпрес Гроув Лэйн.

– Телефон?

– 555-16-2234, – без единой запинки уверено ответил на все вопросы.

– Хорошо, а возраст? – с легкой хитринкой.

– Год рождения 1773-ий, – не растерялся лис, предоставив им самим считать, сколько ему лет.

– Сейчас две тысячи четыреста восьмой год, – после небольшой паузы, сказала Маргарита.

Ник тупил где-то секунд десять, прежде чем его глаза стали диаметром с блюдца:

– ЧЕ-Е-ЕГО-О-О???

– Успокойтесь, мистер Уайлд, у нас свой собственный календарь, расходящийся с анималийским на шестьсот лет, – с видимым удовольствием лицезрел его вытянувшуюся мордашку Ральф, ради этого даже от телефона оторвавшись, когда как остальные сдавленно хихикали в кулачки. – Так что вы не в далеком будущем.

– Да я знаю, – обиженно надулся тот, когда понял, что его провели. – У собак все не как у нормальных зверей. Словно пришельцы с другой планеты сидите тут на своей территории, никого не впускаете и не выпускаете, имеете более совершенные технологии, другой уклад жизни, а теперь еще и свой календарь.

– Нас действительно принимают за пришельцев? – удивленно обернулся Джефф, вызвав своим вопросом новую порцию смешков со стороны своих детей.

– Лазерных бластеров у нас нет, если что, – предупредила Алия не успевший прозвучать вопрос со стороны лиса.

– И космолетов тоже, – сотрясался от сдавливаемого смеха младший Кёниг. – Но это вовсе не означает, что мы не отправим на луну любого, проявившего по отношению к нам агрессию!

– Кхм-кхм, – уже громче кашлянула Холдинг, призывая отвлекшихся зрителей к порядку. – Продолжим наш сеанс, мистер Уайлд. Скажите, что последнее вы помните?

– Ну, я проснулся, поел, проверил почту, сходил в гости к своему приятелю Финну, вернулся домой, лег спать и все, – равнодушно пожал плечами Ник, наконец-то устроившись в кресле удобно и сложив лапки на пузе. – А дальше я просыпаюсь в этом месте и только и делаю, что пытаюсь въехать в ситуацию.

– Хорошо, я поняла. А что было в промежутке между тем моментом, когда вы уснули и проснулись?

– Эм-м... Ирина сказала, что я...

– Нет, я не об этом, – перебила его Холдинг. – Я не спрашиваю о том, что говорила вам богиня и как она это сделала, хоть это тоже, должно быть безусловно интересно и увлекательно, – собака хлопнула в ладоши и склонила голову. – Нам интересно, что было до того, как Война кратко рассказала вам о последних событиях из вашей жизни. Какое ваше самое первое воспоминание ТАМ?

– Там?...

Джуди удивленно посмотрела на своего парня, впервые видя у него такое выражение морды. Вежливая улыбка стала словно приклеенной и больше напоминающей оскал, глаза испуганно забегали, ища пути к отступлению, а шерсть невольно встала, словно наэлектризованная.

– Да, – кивнула психиатр. – Это может быть какой-то сон или ощущение. Ведь с чего-то началось ваше знакомство с Войной, верно?

От нечистокровки тоже не ускользнула перемена в его настроении, как бы пройдоха не пытался скрыть свои эмоции за маской. Это странно, потому что Джуди всегда была уверена, что ее напарник мастерски умеет владеть своей мимикой. В чем же дело?

– Знаете, я бы вам сказал, но боюсь, что я ничего не помню, – с трудом справившись с собой, снова взял себя в лапы Ник, выглядя, как ни в чем не бывало.

– Понимаю, – кивнула психотерапевт. – Однако именно по таким случаям я и специализируюсь, помогая своим пациентам вспомнить то, что они спрятали в самые глубины подсознания.

– Что? – клыкастая улыбка лиса снова увяла, выдавая настороженность.

– Я специализируюсь на гипнозах. Не стоит нервничать и просто доверьтесь мне!

– Так... Нет, погодите! Я не согл... – начал вставать с кресла Ник, собираясь дать деру.

– Спать! – гавкнула на него собака, как-то странно поведя лапой и щелкнув пальцами.

Лис на мгновение замер, не успев закончить фразу, закатил глаза и обмяк, развалившись на подлокотнике.

– И это все?! – пораженно воскликнули звери, забыв, что надо соблюдать тишину, и недоуменно пялились на безмятежно сопящего рыжего плута. – Так просто???

– А что вы хотели? Я же профессионал! – на миг горделиво задрала носик Рита. – На самом деле, к каждому пациенту требуется особый подход в зависимости от степени их восприимчивости. Зверь должен быть полностью расслаблен и доверять своему врачу, чтобы войти в состояние глубокого гипноза и с ним можно было работать. На это нужно много времени и концентрации. В любое другое время с Николасом не сработал бы подобный фокус, но по вашим словам я поняла, что Война...

– Загипнотизировала Ника и тем самым вбила ему в голову всякие видения? – продолжил за нее хмурый Волкас, давно уже подозревающий нечто подобное.

– Именно, – кивнула Холдинг, подходя к лису и осторожно приводя его в сидящее положение, пока тот окончательно не свалился с кресла. – И доказательство этого мы сейчас видим. Мистер Уайлд до сих пор находился в состоянии легкой прострации, потому так легко послушался моей команды, стоило лишь произнести нужным тоном.

– Иными словами, лис все это время находился под гипнозом? – тоже догадался Ральф.

– А Кира могла заставить его забыть нас и все это списать на потерю памяти? – щелкнула пальцами Джуди, придя к нужной мысли.

– Вот потому мы и пригласили мисс Холдинг. Пока офицер находился в таком состоянии спрашивать его о чем-либо было бы бесполезно, ведь он наверняка отвечал бы так, как его запрограммировали, – указал на собаку младший принц. – Сейчас же он будет с нами предельно честным, ведь так?

– Сейчас мы это узнаем, – склонилась к уху спящего психотерапевт и начала разговаривать с ним тихим спокойным тоном: – Мистер Уайлд, вы меня слышите?

– Да, – сонно ответил тот, не открывая глаз.

– Я хочу попросить вас представить тот момент, когда вы встретились с Войной. Вы помните, когда она вам представилась?

– Война... Я услышал от нее это имя, когда она спросила у меня, на что похожа душа Войны... Я принимал их за лисиц, но когда касался ее, то видел что-то другое...

– Лисиц? – прищурилась Джуди.

– В смысле “их”? – тоже удивилась Алия, переглянувшись с зайчихой.

– Их с самого начала было двое, но действовали как одна, – среагировал Ник на их вопросы, открывая глаза, но по-прежнему не выходя из состояния прострации. – Ирина рассказала, как она выглядит в реальности, но я не мог их представить и потому дал им более привычный облик. Но как бы я не представлял их – Кира тоже выглядела точно так же, как и Ирина.

– Две личности значит? – переглянулись между собой звери.

– Нет. Одна, – отрицательно качнул головой Ник. – Ирина настоящая, а Кира подделка.

– Э-э-э... Что-то я не понял. Можешь сказать еще раз? – округлил глаза Девид, не ожидавший такого поворота.

– Насколько я понял, Ирина и Кира – это две половины одной личности, но каждая из них наделена своим мнением и отвечает за разные сферы сознания, – оказывается, что Ник способен рассуждать логически даже в состоянии гипнотического сна, охотно и развернуто отвечая на любой вопрос, что не только звери, но и сама психолог прифигела: – Я видел, что Кира – это сгусток эмоций и воображения. Она сама по себе не очень умна, импульсивна и любит поныть, а так же довольно слабая и не выносит боль. Но не смотря на это она довольно добрая, хоть и настоящая живодерка с больной фантазией. Ирина же полная противоположность Кире. Умная, собранная, безэмоциональная, постоянно спокойная и говорит только по существу. Именно она является сердцем и душой бога, тогда как Кира – это просто порождение ее же разума, чтобы избавиться от ненужных качеств.

– Очень интересный ход. Разделение личности на два полюса, – судя по загоревшемуся взгляду Холдинг, у нее прямо лапы чешутся, чтобы бежать исследовать вывихнутые мозги хумана. – На моей практике еще не было такого случая...

– И на что же похожа душа Войны? – заинтересованно подошел к лису Джефф, встав напротив.

– На пламя. На чистое белое пламя и звездные глаза, – улыбнулся своим мыслям Ник. – Она святая. Настоящее божество. Подобных ей в мире никогда не встречал.

– Ясно. Воспользовалась сложившейся легендой и запудрила Уайлду мозги всякими видениями, заставив его поверить, будто она настоящее божество, и тем самым склонила на свою сторону, – задумчиво коснулся пальцами подбородка Девид, а остальные кивнули. – Тогда вопрос: зачем ей это делать?

– Мистер Уайлд, – вновь взяла слово Маргарита после разрешающего жеста Джеффа. – Вы говорите, что богиня с вами общалась. Вы помните, что именно она вам говорила?

– Да.

– Был ли у вас с ней какой-нибудь договор? Соглашение?

– Д-да, – с некоторой запинкой.

– И какой?

– Что если возникнет ситуация, где из меня будут силой вытаскивать информацию, то я смело могу посылать вас всех нахрен, – недобрым тоном ответил тот, глядя на них осмысленным, ясным, полным презрения взглядом. – Такие у меня друзья, значит? А Ирина была о вас куда лучшего мнения, чем вы есть в действительности. Может, открыть ей глаза на правду, и рассказать чем вы здесь занимаетесь за ее спиной?

– Ник... – пристыженно опустили глаза в пол волк с зайкой, внезапно осознав, как это выглядит для их друга.

– Доктор, – повернулся к Рите Ральф.

– Прошу, разойдитесь пожалуйста и не мешайте проводить сеанс! – с явным раздражением от того, что ее клиент неожиданно сорвался и вернулся в реальность, собака растолкала столпившихся вокруг Уайлда зрителей, вернув их на свои места. – Быстро или традиционно? – только уточнила она у догов, спрашивая разрешение.

– Быстро, – одновременно ответили оба черных пса, не задумываясь.

Психотерапевт развела лапками, после чего чувствительно ударила не ожидавшего подобной подставы лиса по затыльнику, а пальцами другой ладони ухватила его за подбородок и быстро прошептала ему на ухо: “Спи! Быстрее засыпай!”

– Что вы с ним сделали?! – воскликнула Джуди в шоке, едва не грохнувшись с дивана.

– Не ожидал, что вы владеете еще и методами уличных гипнотизеров, – удивился Джефф, когда рыжий зверек снова потерял связь с реальностью.

– Это уже чересчур! – зарычал Девид, делая шаг к лису. – Так нельзя!

– Спокойно, офицер! – перекрыв ему путь, тоже показал зубки младший Кёниг. – Или вы успели забыть, что вокруг происходит? – дог ткнул пальцем в плечо полицейского, не скрывая своего раздражения. – Нам на голову свалилось неизвестное создание с внешностью хумана с неизвестными способностями, повадками и нормами морали, которое мы даже контролировать не в состоянии! Нам просто жизненно необходимо знать, чего ожидать от Войны прежде, чем она сориентируется и начнет строить свои собственные козни! А ваш друг – тот самый нужный нам источник информации, вступивший с хуманом в тесный ментальный контакт и знающий о ней куда больше, чем все мы вместе взятые! И если вас смущают наши методы по спасению этого мира, то засуньте свое мнение себе под хвост, ясно?! – клацнул Ральф зубами, нависая над ответно ощерившимся и прижавшим уши серым во весь свой немаленький рост. – Продолжайте! – обернулся он к вздрогнувшей от командного голоса Холдинг, быстро принявшейся исполнять поручение.

Причем вздрогнула не она одна. Девид тоже почувствовал, что его лапы словно примерзли к полу, а сам он не может даже пошевелиться, не то, чтобы оказать хоть какое-то сопротивление. Тем более, что в его памяти услужливо всплыли строчки из недавно написанного Кирой послания:

“...Собаки боятся сущности Войны и того, что хуман из пророчества уничтожит все, чего они добивались тысячелетиями. Разумеется, решение устранить такую угрозу прежде, чем та превратится в серьезную проблему – вполне логичное...”

“...Среди псов для нас нет союзников. Пускай сами разбираются со своими проблемами. Если вмешаемся, то неизбежно прольется чья-то кровь, и очень высокая вероятность, что именно наша...”

“... Но самое главное – чтобы я с этого дня не начала делать не верь мне больше. Потому что для меня это все лишь игра...”

Кёниги немного опоздали. Кира уже начала плести какие-то свои козни в обход их, а он стоит здесь, опустив лапы, и не знает, что делать в сложившейся ситуации.

– Пожалуйста, сосредоточьтесь на своих воспоминаниях, – вернулась к своему пациенту нечистокровка, стараясь не показывать своего испуга от грозного тона одного из сильнейших мира сего, которому просто невозможно не подчиняться. – Расскажите, о чем вы разговаривали с богиней? Постарайтесь вспомнить ее слова как можно подробнее. Какой с ней договор вы заключили?

– Она рассказала мне, что Верасы создаются из хуманов, чьи воспоминания уничтожаются под действием боли и какого-то препарата, – немного нахмурившись, начал вспоминать Ник на удивление точно. Видимо, у него не такая уж и дырявая башка, как порой кажется: – После чего в опустевшее сознание с помощью программирования загружают новую полностью управляемую личность. Даже основные инстинкты и то претерпели изменения, отчего Верасы мало обременены самосохранением ради выполнения заданий, а из жизненных потребностей у них теперь на первом месте всегда стоит необходимость убивать и подчиняться, – (зрители тревожно переглянулись, сопоставляя эту информацию с тем, что Война сама им сказала). – Подчиняться Верасы могут только хуману, которому принесли свою клятву. Сами они ничего решить не могут и оттого беззащитны и ограничены в своих действиях. Прикажут стоять – они простоят на месте пока не умрут от голода, не сдвинувшись ни на шаг. Скажут выпить яд или спрыгнуть с крыши – это тоже выполнят без вопросов. Скажут спасти... спасти меня любой ценой – Ирина заплатит своей жизнью, чтобы выполнить поставленную задачу, даже если она кажется невозможной, – (Девид снова пристыженно прижал уши). – Таково их истинное предназначение – исполнение приказов. Но без хозяина Верасы ничего не будут делать, – (теперь уже взгляды всех присутствующих стали недоуменными). – Их ничего не интересует, кроме неутомимой ярости и жажды крови согласно заложенному в них основному инстинкту убивать. Но бывает так, что приказы не всегда могли уберечь хозяина от нашедшего выход из ловушки клятвы сорвавшегося Вераса. Чтобы избегать подобных случаев и снижать уровень ярости Ирине необходимо ежедневно обеспечивать себя определенной дозой адреналина через бой или другое экстремальное событие, – (Волкас провел лапой по морде, после этих слов поняв истинную причину того, зачем эта женщина приставала к нему со своими “тренировками” в четыре утра). – Подобная зависимость от постоянной необходимости нахождения рядом хумана, который в любой момент может избавиться от нее, в конце концов утомила Ирину. И тогда она нашла выход, позволяющий избавиться от сдерживающих ее ограничений. Она собрала все воспоминания и эмоции от прошлой личности и создала из них собственного человека, которому присвоила имя Кира Вольная в честь предыдущего владельца тела. На ее содержание она выделила значительную долю своего сознания и ресурсов, так что в нужное время они вполне способны заменять друг друга полностью. Кира стала своеобразным контролером и ограничителем, искренне заботящемся о их общей безопасности и ставящим цели в жизни. Но сама по себе Кира существовать не может, так что данное явление разделения сознания не является полноценным раздвоением личности. Исчезнет Ирина – исчезнет и Кира, а вот если исчезнет только Кира, то Ирина вернется к своим “первоначальным настройкам”. Ее способности никуда не денутся, а под неконтролируемым потоком эмоций она говорит, что может начать бросаться на каждого. Все это стало результатом того, что Ирина в результате нападения едва не лишилась Киры, которая серьезно пострадала, и потому баланс между ними нарушился. Отданные под ее руководство эмоции начали смешиваться с голой логикой Вераса, расшатывая стабильность системы. Я заметил это, и тогда она взяла с меня клятву, что вообще ничего из нашего разговора не станет известным другим, иначе она сотрет мне память. А мне бы этого очень не хотелось...

– И ты поэтому нам ничего не рассказывал? – после долгой шокированной паузы, в процессе которой все пытались переварить новую информацию, подала голос Хоппс.

Ник немного опустил голову, будто извинялся. Вот только перед кем?

– Господа, у нас проблемы! – встрепенулся Ральф.

– Серьезно, что ли? – ядовито заметила его сестра.

– По крайней мере, стала понятна причина столь резкого перепада поведения Войны, – продолжил свою мысль дог, принявшись с задумчивым видом нарезать круги по комнате. – Значит, по словам мистера Уайлда, психическое равновесие хумана было нарушено в результате... – он притормозил и пристально уставился на лиса: – Какого еще нападения?!

– Они оба постоянно были на виду, когда это происходило, – тоже удивился Волкас. – Никто их не трогал и тем более не нападал!

– Николас, можете точно рассказать, что это было за нападение? – когда взгляды всех присутствующих вновь скрестились на ней, Рита склонилась над загипнотизированным.

– Я... Я не помню... Все так смутно... – нахмурился тот. – Голова болит...

– Спокойно, дышите ровно, – заурчала она ему на ухо, облокотившись на подлокотник. – Постарайтесь сосредоточиться на том месте, где вы сейчас находитесь. Что вы видите?

– Ничего, – коготки лиса противно царапнули кресло, выдавая его волнение. – Я ничего не вижу... Вокруг сплошная темнота...

– Не нервничайте. Все хорошо. Ничего страшного нет. Вы в безопасности, – следила за его реакцией врач, видя, что он начал нервничать. – Представьте свет. Яркий теплый свет, который разгоняет темноту и позволяет вам осмотреться получше. Что вы видите?

– Ничего... Здесь ничего нет... Только темнота и холод... – задрожал он куда активнее.

– Почему вам холодно? – решила зайти с другой стороны Холдинг.

– Н... Не знаю. Такое чувство, будто я... Будто во мне находится пустота, – когти зверька глубоко вонзились в ткань, а в его голосе послышался сильный страх. – Будто вся моя сущность медленно растворяется, а самого меня становится все меньше и меньше. Я... Я исчезаю... – теперь добавилась и крупная дрожь.

Остальные с тревогой переглянулись, догадавшись, что Ник, скорее всего, сейчас видит свою смерть. Пусть и было интересно узнать ответ на извечный вопрос, чего ждать после смерти, но вот только при чем тут нападение на Вераса и ее плохое самочувствие?

– Милорд! – на мордочке Риты появилась серьезная озабоченность, когда проверила пульс пациента. – Его надо будить!

– Ни в коем случае! – возмутился Ральф. – Кто знает, когда выпадет еще шанс, получить ответы?!

– Его состояние ухудшается! Если мы продолжим, то неизвестно чем это для него обернется! – не слушая его, собака принялась выводить лиса из гипноза. – Все хорошо! Слушай мой голос! Ты поднимаешься вверх по лестнице и видишь дверь. Когда я досчитаю до пяти, ты достигаешь двери, открываешь ее и просыпаешься, а все плохое оставь за ней. Один. Два. Три. Четыре. Пять! Открывай!

Сотрясаемый крупной дрожью лис внезапно встрепенулся и, резко успокоившись, широко распахнул глаза, уставившись на потолок. Вот только его взгляд был пустым, словно у куклы, и таким же отсутствующим, а просыпаться он явно не спешил.

– В чем дело? – ожидаемо заволновались остальные, не видя больше никакой реакции.

– Не знаю, – тоже напряглась Рита, посветив карманным фонариком в широко раскрытые глаза. – Он не реагирует на свет. Плохо, очень плохо...

– Свет... – едва слышно произнес Ник, больше не подавая никакой реакции. – Я чувствую тепло и удивление... Но не мое... Что-то держит меня...

– В смысле “не твое”?

– Da blyat’! Smotri kyda idesh’! – заглушил вопрос грохот внизу вперемешку с человеческой бранью.

Видимо, борзой все же обнаружил свою пропажу, столкнувшись с ней нос к носу. А сейчас она, судя по звукам, торопливо бежала к ним наверх.

Ник же... С ним начало происходить что-то странное. Нет, внешне он ничуть не изменился, все так же не подавая явных признаков жизни, и это не могло не пугать всех, кто был с ним знаком. Его тихий хрипловатый голос, больше подходящий неприкаянному духу, чем яркому жизнерадостному неусидчивому зверьку, был едва слышен, но куда больше настораживало то, что именно он говорил. Хотя бы потому, что эти слова явно не принадлежали ему.

– ...Как я могу умирать в реальности, если это все мое воображение? По идее, я уже мертва! Здесь все не настоящее!... – бормотал про себя Уайлд, таращась пустым взглядом в пустоту, чем заставлял шерсть вставать саму собой от суверенного страха. – Это все галлюцинация! Даже моя боль и раны! Это все выдумка мозга, а в действительности подобное невозможно! Это нелогично!... Согласна, но я располагаю той же информацией, что и ты. И могу напомнить, что мы обе ощущали перед тем, как оказались посреди леса. Данная аномалия имеет абсолютное сходство с той, что мы уже пережили. Хочешь вновь утонуть в пустоте?... Он слишком долго был мертв, прежде чем мы вернулись... Никто не знает, что находится по ту сторону жизни и как это влияет на рассудок... Вероятно, мы являемся еще одним живым существом, коснувшимся пустоты и вернувшимся назад в том же состоянии, в котором и попали за грань, даже оставшись при памяти...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю