290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 1)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 63 страниц)

====== Пролог ======

Это было самое громкое ограбление за последние месяцы. Преступники вломились в Центральный банк в час пик. Прикрываясь заложниками, грабителям удалось скрыться на угнанной патрульной машине. Весь город стоял на ушах. Прошло несколько дней, и с каждым часом становилось ясно, что шансы на успешное закрытие дела все ближе стремились к нулевой отметке. Но новички полиции Джуди Хоппс и Ник Уайлд через свои личные связи каким-то образом сумели вычислить, что сегодня на вечернем экспрессе преступники собирались покинуть Зверополис. Медлить было нельзя, поезд вот-вот должен был отправиться. Его уже было невозможно отменить. На подкрепление к новичкам успело подъехать всего две машины. Волкас, Клыкадо, Вермар и Рыкинс едва успели запрыгнуть в экспресс. Двери прищемили Вермару хвост, заставив того взвыть от боли. Пока его напарник ругался с диспетчером и пытался освободить хвост приятеля, остальные двинулись по вагону, разыскивая Хоппс и Уайлда или опознанных ими подозреваемых. Звери провожали копов заинтересованными взглядами, но знакомых синих мундиров нигде не было видно.

– Давай в следующий вагон, – кивнул напарнику Рыкинс, никого не обнаружив в этом.

Тем более, что за остекленной дверью там виднелся чей-то рыжий хвост. Но это оказался не их знакомый лис, а лисица в красивом желтом платье, соломенной шляпке и лисенком на коленях.

– Еще два вагона, – посмотрев на номер над дверью и увидев красивую цифру “3”, Волкас прошел в придерживаемую сородичем дверь, не выпуская пистолет из рук и нервно стегая ушами.

На этот раз удача улыбнулась им. Почти сразу же они увидели знаменитую парочку в гражданской одежде для слияния с толпой. Лис с зайкой их тоже увидели и недвусмысленно скосили глаза на сидящих напротив них. Но преступники среагировали быстрее.

– Твою... – хотел выругаться Волкас, вскидывая оружие.

Носорог, сидящий у самой двери и заметивший входящих копов раньше, чем они его, набросился на волка, плавно отводя пистолет в сторону от себя. Выстрел едва не пришелся по толпе, но полицейский нашел в себе силы не сжимать палец, а заехать когтями по бронированной щеке под налитым кровью левым глазом. Носорог даже не почувствовал появившихся бело-розовых царапин. С утробным ревом он боднул волка под диафрагму, едва не проткнув рогом, и ударил при этом головой об потолок. Волк тоненько взвизгнул от боли и обмяк.

В дело начали подключаться остальные участники. Двое напали на лиса с зайчихой, у которых тоже появились пневмопистолеты с транквилизаторами. Рыкинс, гневно рыча и сверкая глазами, врезался плечом в носорога, пытаясь отшвырнуть того от бесчувственного напарника. Но носорог не отпустил, крепко держа за ремень. Более того, заваливаясь на спину вместе с Рыкинсом, он перекинул через себя тело бесчувственного волка и выбил им окно.

– Нет! – раздались крики полицейских, потонув в воплях ужаса других пассажиров, торопливо удирающих в первый вагон. – Волкас!

За это время экспресс успел покинуть пределы Зверополиса и проходил над лесом более чем в трехстах метрах над землей. Мало кто выживет, упав с такой высоты.

***

Дикая боль во всем теле. Она проникала в каждую клеточку, выворачивая ее наизнанку. Казалось, что не осталось ни одной целой косточки. Трудно дышать. Ребра ныли немилосердно. Не было сил открыть глаза. Холодно.

Рядом хрустнула ветка. Ухо непроизвольно дернулось, выдавая, что он еще жив. Шаги повторились. Кто-то осторожно приближался к нему. Кто-то довольно крупный. Медведь? Нет, тогда бы земля дрожала, и дыхание было бы тяжелым, а это животное должно быть намного легче и дышит почти бесшумно. Рысь? Запах незнакомый и неприятный. От этого существа пахло дымом, кровью, потом и порохом. Опасное сочетание. Сразу хочется держаться подальше, но самый большой подвиг, на который он был сейчас способен – подергать кончиком носа.

Его перевернули на бок. Погладили по голове.

– Kto tebya tak otdelal, paren’? – услышал он незнакомый язык. – Na tebe jivogo mesta ne ostalos’!

Странное сочетание звуков. Нечто среднее между пением птиц, шипением ящерицы и рычанием. Волкас не сумел сдержать любопытства. С величайшим трудом он разлепил один глаз, приподнял голову и посмотрел на свидетеля своей скорой кончины.

На фоне синего неба и золотистых верхушек деревьев от лучей заходящего солнца он увидел самое странное существо в своей жизни. Оно, казалось бы, состояло из одних обрывков грязного тряпья. В том месте, где теоретически должна быть голова, торчала свалявшаяся темная шерсть.

– Blya-a-a-a-a, – протянуло это создание, смотря на поломанные ветви над головой и монорельс, по которому прошел экспресс. – Kakogo hrena?!

Существо повернуло голову. Волкас понял, что клок шерсти оказался затылком, а сейчас на него смотрели большие и блестящие глаза с белым белком и круглой темно-карией радужкой на бледном испачканном и осунувшемся безволосом лице.

Офигев раз и навсегда Волкас потерял сознание.

====== АРКА ПЕРВАЯ: Знакомство ======

В себя он приходил раз или два. Скуля от боли и слабости и все еще не открывая глаза, волк пытался укусить лапы, насильно вливающие ему в пасть какую-то гадость. Он умолял, чтобы его оставили в покое. Ему было так плохо, а тут еще какой-то садист не дает умереть спокойно! Но каждый раз он проигрывал в схватке, оказываясь слабее своего мучителя. Каждый раз он кашлял, плевался, но глотал, и каждый раз в конце этой малоприятной процедуры те же самые лапы успокаивающе гладили его за ушами, отчего он тут же погружался в пустой сон.

Очнувшись в третий раз, Волкас смог выйти из беспамятства и открыл глаза, смотря перед собой. Ужасная слабость все еще не выпускала его из своих объятий. Было темно и свежо, будто после дождя. Справа тлели угольки костра. Волкас потянулся к голове и скривился от боли в ребрах и ушибленном животе. Черт, так ведь и сдохнуть можно! Что случилось? Что это за место? Как он тут оказался? Последнее, что он помнит, как на него нападает носорог и поднимает своим рогом. А дальше.... Что было дальше? Ничего не помнит. Эх, дырявая башка... А где его одежда?! Из всего, что на нем сейчас есть – это белая грубая ткань, напоминающая марлю, которой плотно обмотали его грудь, фиксируя кости. Раны и ссадины промыты, а самые глубокие тоже обмотаны этой тканью.

Рядом что-то зашевелилось и тяжело вздохнуло. В нос ударил незамеченный до этого запах крови и пота. Волкас весь сжался от охватившего его ужаса, когда понял, что источник этого отвратительного сочетания прижимает его к себе. Забыв про боль и слабость, он вскочил, метнувшись в сторону, и упал на четвереньки от того, что закружилась голова.

Существо проснулось окончательно и настороженно приподнялось на локтях, после чего подвинулось ближе к стенке, село, вытянув задние лапы, и принялось с интересом осматривать пятящегося зверя.

“Трындец!” – подумал испуганный до усрачки Волкас, в шоке разглядывая существо в ответ.

Все как он увидел и в первый раз: лысая гладкая кожа, цвет которой не разобрать в темноте и под слоем грязи, за исключением пучка волос на голове, которые были, наоборот, довольно длинными, словно грива, и едва касались плеч существа. Узкий короткий нос, не вытянутая приплюснутая морда, большие выразительные глаза и ни на что не похожие круглые ушки по бокам черепа. Помимо волос на голове у создания было еще две изогнутые тонкие волосяные полоски над глазами. Страшненький. Волкаса передернуло, но он принялся разглядывать дальше. Длинные задние лапы, более короткие передние с пятью длинными пальцами на каждой, заканчивающимися не когтями, а непонятными овальными твердыми пластиночками сверху. Про тело нельзя было сказать ничего точно, ведь непонятное создание было одето в нечто, напоминающее одежду, только настолько рваное и грязное, что понять во что именно не представлялось возможным. Зато высокие шнурованные ботинки уцелели намного лучше, и можно было даже разобрать их болотно-зеленый цвет.

Пока они друг друга разглядывали, пришелец, или кем еще было это странное создание, подвинул к себе здоровый рюкзак и с новым вздохом посмотрел налево.

Волкас, едва сумев оторвать взгляд от этого сидящего чуда, тоже посмотрел туда и увидел лес. Оказывается, все это время они находились под природным навесом, образованным корнями деревьев. Новые шорохи заставили его вновь напрячься и оскалить клыки, но пришельцу было плевать на него. Он просто подкинул дров в еле тлеющий костер, даже не щурясь на огонь, и начал копаться в рюкзаке, словно по волшебству выуживая оттуда маленький котел и какой-то блестящий цилиндр. Когда появился огонек, существо достало нож (Волкас снова зарычал), обрезало ветки с двух разветвленных палок, воткнуло их с краю костра, снова взяло нож (бедный хищник уже устал бояться, а то мало ли, сейчас его приготовят на огоньке), очистило от веток еще один прутик, подвесило на него ручку котелка и установило всю эту нехитрую конструкцию над костром. После чего взяло цилиндр, сняло сверху колпачок, открутило крышечку и вылило содержимое в котел.

– Syp bydesh? – спросило оно, размешивая свою бурду вытащенной из рюкзака ложкой.

Волкас промолчал, не понимая: это приглашение к раннему завтраку (судя по розовой полоске рассвета на горизонте) или просьба свалить, чтоб глаза не мозолил? Но пахло так вкусно, а в животе было так пусто, что он решил рискнуть и все так же на четвереньках подползти чуть ближе, жалобно скуля.

Прищелец усмехнулся. В свете огня стали видны белые ровные зубы, принадлежавшие ни хищникам, ни травоядным и даже не грызунам, а нечто среднему, ведь все они были примерно одинаковой длины. К счастью, оно оказалось не жадным. И у него оказалось две миски, одну из которых, наполнив, поставило в зоне досягаемости волка. Волкас, поблагодарив, придвинул к себе свою порцию лакомства, не спуская настороженного взгляда с вновь вернувшегося на прежнее место пришельца, принявшегося жадно есть, обжигаясь. Видимо, он был тоже очень голодным.

– Слушай, а мне ложку дашь? – рискнул заговорить с ним зверь. – Или мне пальцами есть?

Судя по взгляду, его не поняли. Живот жалобно заурчал, напоминая, что ослабленному от травм организму необходимо много пищи для восстановления, и Волкас был с ним полностью согласен.

– Ладно, и на том спасибо, – взял он тарелку в лапы, выпрямился и поковылял в свой угол.

Сзади него поперхнулись и закашляли.

– Oboroten’?!!

Понимая, что он сделал что-то не так, волк медленно обернулся, чтобы увидеть направленное в его сторону дуло из хромированной стали.

– Tol’ko dergnic’ – i tebe kauk! – сообщил тот отнюдь не добрым тоном, возводя курок. – Oni pyct’ i ne serebryanie, no priyatnogo bydet malo.

“Он еще и вооружен!” – невесело улыбнулся в ответ на свои мысли волк, медленно опускающий свою ношу на земляной пол.

Пошарив глазами вокруг он больше ничего не увидел из того, что можно посчитать за оружие, не считая ножа.

– Только не нервничай! Давай все обсудим спокойно, – тихо сказал волк, поднимая лапы в примирительном жесте.

Пришелец продолжал на него таращиться так, словно у него появились крылья или вырос рыбий хвост, но оружие опустил, когда понял, что нападать на него никто не собирается.

– Ny i otkyda ti vipolz, chydo mohnatoe? – спросил с легкой иронией.

В черных глазах испуг от встречи с нечистью сменился любопытством. Еще бы, одно дело обычного волка встретить и выходить, и совсем другое, если этот “волчонок” потом начинает ходить на двух лапах и изъясняться жестами. То же самое любопытство плескалось в желтых звериных глазах. Та же тяга к неизведанному.

– Меня зовут Девид. Девид Волкас. А у тебя есть имя? – опасливо присаживаясь напротив в двух шагах.

– Ya ne ponimau tvoego richaniya, – проворчал тот.

– Ого, а покороче? Как тебя называют твои друзья и знакомые?

– Typaya shkyra, – вздох.

– Скьюра? – с трудом выговорил волк. – Ну и имечко. Язык сломать можно!

– Sam ti shkyra! Obzivaetsya esho! Poslal bog popytchika, – снова вздохнув, закатил глаза его собеседник.

– Ладно, я постараюсь выучить, – по своему истолковал этот жест Волкас.

Страх уходил с каждой минутой. И пусть существо еще держало свое оружие, очень похожее на обычный пистолет, но Девид почувствовал, что опасность уже миновала, и он подсел еще немного ближе. Пришелец тут же подобрал под себя колени, но смотрел без угрозы, а скорее с легкой жалостью.

– Это может показаться немного грубым, но не мог бы ты ответить... – на миг замялся Волкас, не вполне уверенный, что его понимают. – А ты кто?

– Ti chelovechecki yazik znaesh voobshe? Ili tol’ko s rysskim problema?

– Видимо, это должно что-то значить, – задумался волк. – Я спрашиваю, с какой ты планеты?

– Oi vse! – всплеснул тот руками и демонстративно отвернулся, но краем глаза продолжал следить, а то мало ли бросится.

– Это далеко?

Ему не ответили.

– Ты здесь совсем один? Как ты очутился здесь? Твой корабль разбился?

Снова игнор. Но ему и не надо было непонятного мычания незверя, чтобы ответить на часть своих вопросов. При более тщательном изучении пришельца вблизи, он увидел, что одним плечом тот двигает очень осторожно, шерсть на голове с одной стороны покрыта засохшей корочкой крови и с той же стороны вдоль щеки проходит свежая царапина.

– Да ты тоже ранен! – забывшись, потянул к нему лапу Волкас.

В глазах существа мелькнул испуг, который вместе с вскочившим пистолетом сменился холодной решимостью отстрелить башку одному чересчур разговорчивому оборотню, если тот посмеет прикоснуться к нему.

– Ладно, понял. Я удаляюсь, – потихоньку начал отползать от него Девид. – Не горячись, я просто тут посижу, – взял он в лапы миску с остывшим супом.

Существо легло на спину, устраиваясь поудобнее и делая вид, что спит, но язычки разгоревшегося пламени тревожно блестели в полузакрытых глазах, и ладонь нервно сжимала пистолет на животе.

– Знаешь, сосед по койке из тебя бы вышел отвратительный! При тебе мне самому спать страшно! – не удержавшись, съязвил волк и грустно посмотрел в быстро опустевшую миску.

Но в целом они оба остались довольны прошедшим диалогом.

Ветер неприятно холодил кожу в тех местах, которые должны быть прикрыты. Вспомнив про свою наготу, Волкас мгновенно налился краской смущения и начал зыркать во все стороны, разыскивая свою одежду. Она оказалась неподалеку. Лежала темной кучкой возле самого костра. Быстро натянув штаны, он успокоился и остальные вещи разглядывал уже более пристально. Так и есть, существо успело тут покопаться. Нет ни оружия, ни рации, ни телефона и даже значка! Ну оружие, ладно, помнит, что носорог выбил, но остальное куда делось? И как теперь связаться с участком? Поискать что ли среди вещей космического путешественника, пока тот не видит?

Но обернувшись на него, Волкас должен был отложить свою идею на неопределенное время. Незверь в открытую наблюдал за ним с легкой улыбкой.

====== На реке ======

Утро наступило неожиданно и началось с грохота посуды. Волкас встрепенулся и резко поднялся, отчего у него перед глазами заплясала куча разноцветных пятен. Он что, уснул?!

– И тебе доброе утро, – тихо зарычал он, когда головокружение прошло.

Пришелец не отозвался. Он был занят. Засыпал костер и натирал грязную посуду песком. Это он ее так моет?! Бр-р-р...

– Esli boishsya zarazi – pei! – сказал он спустя какое-то время, указывая на металлическую слегка погнутую кружку и пилюлю на камне в паре метров от больного.

– Это что? – принюхался Волкас. – Решил, что жалко на меня патроны тратить и решил отравить?

– Dyrak mohnati! – сказал тот, заметив, что к пилюле тот даже не притронулся зато вылакал всю воду. – Ti hot’ predstavlyaesh kak dorogo stoyat antibiotiki?! Ya tebe pochti vsu pachky… A ny sojral! Jivo!

– Эй, ты чего?! – попытался возмутиться тот, когда Скьюра, или как он там назвался, внезапно навис над ним, схватив за закривок и бросив таблетку прямо ему в горло, отчего он чуть не подавился. – Идиот! – прокашлял он ему вслед, чувствуя, как липкая оболочка капсулы медленно сползает вниз по горлу. – Так и убить можно! Получится, что зря лечил?

Тот обернулся и посмотрел на него с насмешкой.

– Poshli, stradaletc, ya i tak tyt iz-za tebya dva dnya, – аккуратно сложив все в рюкзак, чтобы не гремело при ходьбе, и закинув себе за здоровое плечо, незверь выбрался из убежища и прищурился на восходящее солнце. – Ny i chego sidim? Kogo jdem? – поинтересовался тот, обернувшись на поднимающегося Волкаса. – Pochti desyat’ ytra! Potoraplivaisya! – уже с нетерпением.

– Куда это тебя понесло? – в тон ему отозвался Девид, осторожно перебирая лапами, не рискуя отпускать стенку. – Мне бы еще пару деньков отлежаться. Кости болят, – закашлял он и споткнулся о некстати подвернувшийся корешок.

– Nedorazymenie ti hodyachee, a ne oboroten’, – негромко попрекнул его пришелец, успев подхватить здоровой рукой.

Рюкзак при этом сполз с плеча и ударил им обоим по ногам.

– Derjis’ za menya, chydo, – со вздохом закинул он его лапу себе на шею, приобняв за талию.

Так идти было намного легче, хоть и неприятен был исходивший от существа запах. Но тому тоже было не просто, ведь пришелец оказался чуть ли не на две головы выше скрючившегося лесного волка, и ему приходилось немного нагибаться. Правда, если бы Волкас смог полностью выпрямиться, не хватаясь за сломанные ребра и ушибленную спину, то они вполне могли бы оказаться одного роста.

– Vidish? – указал Скьюра наверх.

Волкас поднял голову, и его сердце забилось чаще. Монорельс!

– Yavno iskysstvennogo proishojdeniya. Ne znau chto eto, no idya vdol’ nego mojno dobrat’sya do ludei! – озвучил тот вслух его мысли.

Только на другом языке и с заменой последнего слова.

Мысленно согласившись друг с другом, они медленно поковыляли в одном направлении.

– Tyajoli, pzd, skol’ko v tebe vesa? – уже через полчаса начал жаловаться Скьюра, изрядно запыхавшись.

– Не вздумай бросить! Если надо, роняй аккуратно! – предупредил его не менее уставший волк, словно умел читать мысли.

Хотя догадаться, о чем думает этот гладкокожий чумазый парень, было не сложно. Достаточно было просто посмотреть на его уставший взгляд и скривленное лицо. Тяжелый рюкзак и взрослый волк оказались непосильной ношей, забирающей последние силы у раненого существа. И судя по количеству крови на нем, пострадал он явно намного сильнее вылетевшего из экспресса копа, если она, конечно, вся принадлежит ему. Еще больной рукой он боялся двигать лишний раз. Неизвестно, кому из них больше нужна медицинская помощь. Сам Девид чувствовал себя немного лучше, чем утром и вообще в целом за эти дни. Наверное, из-за той таблетки, что ему насильно скормили. А вот чужак был явно плох. Последние несколько сот метров скорее Волкас протащил Скьюра, чем тот его, пока они оба не рухнули в густой упругий мох.

– Посиди здесь, я осмотрюсь, – отдышавшись, поднялся волк, видя, что тот пока никуда не собирается ползти. – Чувствую влагу. Возможно, где-то рядом река или озеро.

Пришелец что-то проворчал в ответ, запрокинув голову назад и не открывая глаза.

Убедившись, что запомнил это место и сможет его найти, Волкас неспеша побрел в одном известном ему направлении, внимательно смотря себе под лапы. Ведь в таком мягком и упругом мху очень любят прятаться змеи.

Инстинкты его не подвели. Река и вправду нашлась в километре правее. Сняв с себя одежду и зайдя в прохладную воду по пояс, волк с удовольствием смыл с себя кровь и грязь последних дней, чувствуя себя намного лучше. А еще, наконец, смог утолить давно мучившую его жажду, только усилившуюся от пары глотков утром. Посвежевший и повеселевший он вернулся той же дорогой к своему необычному спасителю и застал его за подозрительным занятием. Сняв с себя верхнюю одежду и немного спустив с плеча оказавшуюся под ней майку, пришелец обрабатывал небольшую круглую рану с ровными краями, похожую на... След от пули? В него стреляли? И судя по диаметру не простым девятимилиметровым, а чем-то ближе к автоматному патрону. Возможно даже в упор, потому что пуля прошла навылет. Рана оказалась довольно свежей и еще кровоточила, несмотря на корочку. Ей явно было не больше нескольких суток, уж в этих делах он хорошо разбирался. Рядом лежала старая повязка, насквозь пропитанная кровью. Сам Скьюра начал накладывать новую, использовав скотч и белый кусок ткани, обматывающей его грудь, разрывая их зубами. Волкас провел лапой по своей груди, отмечая, что та же ткань пошла и на его перевязку. Видимо, незверь использовал часть своих бинтов. И в таком состоянии этот чужак еще умудрился ему помочь?!

Лесной волк посмотрел на него по новому. Весь в крови, с пулевым ранением, вооружен. Такое чувство, что он оказался здесь прямо с поля боя. Кто же он такой и что с ним случилось?

– Chego smotrish? – заметил его Скьюра, не отрываясь от своего занятия.

– Я нашел реку. С нашей скоростью доберемся туда за пятнадцать минут, – сказал Волкас, опускаясь напротив него на корточки. – Давай помогу. Тебе должно быть неудобно одной лапой...

– Pshol, – шикнул на него тот, отодвигаясь от протянутой лапы и при этом не выпуская изо рта кусок ткани.

– Я. Не. Сделаю. Тебе. Ничего. Плохого, – как можно спокойнее проговаривал волк, пытаясь не отводить взгляд от черных глаз существа.

Это было довольно сложно, ведь взгляд его был невыносим. Немигающий, словно у змеи, и недобрый, будто сейчас он на него бросится. Но он не бросился, хоть и вздрогнул, когда немного влажные лапы легли поверх дрожащих рук, не выпускающих повязку.

– Позволь и мне тебе немного помочь, – все тем же мягким и спокойным тоном продолжил Волкас, осторожно закрепляя повязку на худом плече.

Тот позволил. И даже отвел взгляд в сторону, отчего стало намного легче. Нервный он какой-то. Или просто пришибленный слегка. Видимо, пришелец боится его еще больше, чем волк его. Нужно нормализовать отношения, если они оба хотят выбраться отсюда.

– Пошли, тут недалеко, – протянул он лапу, чтобы помочь встать.

Скьюра поджал губы, окидывая взглядом его нетвердую позу, двумя пальцами отвел в сторону предложенную конечность и тяжело поднялся сам, придерживаясь за дерево.

Вид воды его обрадовал и насторожил одновременно. И пусть по заблестевшим глазам было видно, что Скьюре очень не терпелось прыгнуть в реку, но тем не менее, он остановился и начал пристально осматриваться, реагируя на каждый посторонний звук, будто ждал подставы. Точно пришибленный. Что может быть опасного в окрестностях Зверополиса? Тут даже крокодилы не водятся. Эти хладнокровные, в отличие от млекопитающих и птиц, не спешили эволюционировать, оставшись на уровне полуразумных дикарей. Такие были бы не против закусить зазевавшимся пловцом, но только не в этой части цивилизованного мира. К столице млекопитающих они не подплывут и за сотню миль. Своя шкура дорога.

Убедившись, что здесь безопасно, Скьюра подошел к реке, бросил в траву свой рюкзак и начал раздеваться. Волкас наблюдал за ним с любопытством. Из-под слоя одежды показалось худое истощенное тело без хвоста, больше схожее с ленивцем, но скелет был тоньше, легче, гибче и в чем-то даже изящнее. Оставшись в одних подштанниках достающих до колена и в той самой сдавливающей грудь белой ткани, существо зашло в воду и начало себя осторожно обмывать, стараясь, чтобы вода не попадала на ранения и ссадины, которых на нем оказалось достаточно. Волкас, как хороший полицейский, заметил, что вдоль узкого бедра Скьюра проходила длинная рана, похожая на след от ножа, и отложил это себе в памяти на полочку. Кобуру с пистолетом тот оставил вместе с одеждой, что тоже не ускользнуло от внимания копа. Под слоем грязи и запекшейся крови кожа у существа оказалась светло-бежевого цвета, который портили многочисленные сине-зеленые и желтые пятна, особенно на ногах. Как и лицо, остальное тело тоже оказалось безволосым. С единственным клоком шерсти Скьюра провозился дольше всего. Несколько минут вода с прядей бежала красно-бурая, пока, наконец, не посветлела. Посвежевший и довольный, он затащил в реку свою одежду, начав полоскать ее, как енот, после чего развесил сушиться на кустарник. Солнце припекало хорошо, так что высохнуть все должно было быстро. Скьюра в том же виде, в каком мылся, ходил туда-сюда, то ополаскивая в воде начищенную до этого песком посуду, то набирая воды в котелок и разжигая костер чем-то до боли похожим на зажигалку, после чего заточил длинную палку выуженным из сапога ножом и отправился ловить рыбу. Неизвестно, где он всему этому научился, ведь не каждый скаут, коим был в детстве Волкас, сможет демонстрировать уроки выживания с такой легкостью и спокойствием, как этот парень. Кстати, а парень ли это вообще?

Молча наблюдающий за всем этим действом полицейский, еще раз окинул сгорбившуюся над водной гладью фигуру.

Резкий удар самодельным копьем, и трепыхающаяся пронизанная насквозь крупная рыбина снятая с палки летит на берег еще к одной, так же бессильно разевающей рот.

Фигура угловатая, грудь туго обмотана, и заметных округлостей в нужных местах нет. Может, он не разбирается в биологии этого неизвестного вида, но даже по характеру Скьюра мало походил на самку.

Кстати, сейчас он полностью поглощен ловлей рыбы. Волкас тихонечко, бочком, подкрался к оставленному без присмотра рюкзаку и так же бесшумно открыл его. Пришелец оставил это дело без внимания, ни разу не обернувшись. Осмелев, волк начал выуживать оттуда знакомые, но порой и непонятные вещи: моток проволки, кусачки, пакет с непонятным содержимым, несколько запечатанных металлических баночек с непонятными закорючками и изображением головы свиньи (что это?), прицел от винтовки (?!), его значок (ага!), еще провод (похоже на зарядное устройство), коробочка с патронами (не от пистолета), глушитель, несколько черных пластинок, обмотанных резинкой, еще какая-то жестяная баночка, телефон (ха-ха!), рация (а вот это уже не его)... И это только половина? Что же там еще можно найти? И так найденное больше смахивает на набор диверсанта, если он еще взрывчатку откопает! Хм...

Волкас задумчиво изучал помятую надорванную с краю фотографию. На нем были изображены существа, похожие на то, что расхаживало в воде рядом. В двоих из них по ладным чертам угадывались самки с длинными волосами примерно одной длины, а в том, что поменьше с короткой стрижкой, отчего было видно уши, с радостной улыбкой без нескольких зубов и задорным взглядом черных глаз, угадывался маленький самец.

По кончику носа щелкнула капля. Волкас медленно обернулся и поднял голову. Если бы не вода, стекающая с волос, он бы так и не понял, что позади него кто-то стоит.

– Da ti ne prosto shkyra! Ti naglaya krisa!

Хорошо, что взглядом нельзя убивать, иначе застуканный волк был бы распят и сожжен заживо до хрустящей корочки. Черные глаза пылали праведным гневом.

– Brat’ chyjie veshi ne horosho, – склонился тот еще ниже.

– Скьюра? – Волкас как можно невиннее растянул зубастую пасть в дружелюбной улыбке, когтем указывая на мальчика.

– Sam ti shkyra! Moego brata obzivaesh?

Существо тяжело с тихим шипением выпустило воздух из легких, прищурило глаза на фотографию, расслабило стиснутые в кулаки ладони. Медленно протянуло руку, положило ладонь поверх его и сдвинуло коготь чуть выше:

– Kira.

Пришелец отпустил его лапу и присел рядом, собирая свои вещи обратно в рюкзак. А полицейский недоуменно переводил взгляд с него на одну из длинноволосых в бело-зеленой маечке и синими штанами. Большие черные глаза, легкая полуулыбка, вьющиеся темные локоны до груди со светлыми прядями, подтянутая фигура. Очень даже миленькая. Ей бы мех, хвост и волчьи ушки, так вообще можно сказать, что очаровашка.

Да не, не может быть!

– Сестра твоя что ли? – после десятого или двадцатого сравнения предположил волк.

Тот услышал тон непонимания и насмешливо фыркнул.

– Kira! – ткнул он себя в грудь, после в фотографию, потом забрал у него снимок и ушел с рюкзаком к костру.

Коп же остался в полном обалдении: “Капец, он... самка!”

====== Первые подозрения ======

– Я сдаюсь! У меня мозги пухнут! Еще немного и случится нервный срыв! – ходил перед ней Девид Волкас, то и дело хватаясь за голову. – Надо найти хоть какой-то способ общения! У меня накопилось к тебе столько вопросов! Кто ты? Как очутилась здесь? Почему у тебя оружие и кто в тебя стрелял?

Он присел рядом с девушкой, деловито чистящей пойманную рыбу и тут же бросающей ее в закипевший котел. До этого она высыпала туда содержимое одного из своих пакетиков, морковь и пару картошин, которые неизвестно где взяла.

– Скьюра...

– Kira! – мгновенно поправила она, выдавая, что не все сказанное им пропускает мимо ушей, хоть и не понимает язык.

– Кира, – послушно сказал он.

Это имя давалось ему чуть легче, хотя так же требовало тянуть непривычные звуки. Сердитые складочки на ее лбу разгладились. Она вновь подняла на него любопытный взгляд.

– Послушай, мне ты можешь довериться, – положил он лапу на ее плечо, заставив удивленно приподнять одну бровь. – Если тебя кто-то преследует, я могу тебе помочь. Я полицейский, у меня есть связи. И если надо, то мы посадим того мерзавца, который сделал это с тобой! Я обещаю.

Он говорил и говорил, стараясь успокоить ее, показать, что он на ее стороне и хочет ей помочь, а она смотрела на него с умилением, склонив голову. Она не понимала ни единого его слова, но вид большого серого мохнатого зверя, который что-то тихонечко скулил, фыркал и рычал, играя бровями, ее откровенно забавлял. У него были такие красивые желтые глаза с черной обводкой, как у лаек, мягкие треугольные ушки с темными кончиками, которые так и тянуло потрогать. Боже, какая лапочка! А то, что он держится, как человек, и носит одежду, лишь подогревало к нему интерес. Прикольный же. Но пусть он внешне и выглядит как обычный волк, стоило только ему встать на задние лапы, то Кира сразу поняла, что с этим зверем что-то не так.

Начать с того, как именно она его нашла. Целый день шла вдоль странной линии на небе, похожей на воздушный мост. Несколько раз она даже видела, как туда-сюда по этому мосту передвигался некий транспорт, напоминающий поезд. Но двигалась эта штука очень быстро. Неслась не менее 300 километров в час! Кому принадлежал этот поезд она рассмотреть никак не могла, не найдя никаких знакомых опознавательных знаков, потому была без понятия, на чьей территории оказалась. Возможно, из-за того, что она от слабости теряла сознание, ее мысли путались, и она забывала в какую сторону двигалась до этого, отчего могла топтаться на месте. Но в очередной раз, когда поезд пронесся над ней (она уже не обращала на него внимания), Кира услышала звон стекла, треск ломаемых веток и звук падения. Поспешив туда, девушка увидела окровавленного волка в полицейской форме в окружении осколков стекла и сломанных веток, замедливших падение зверя и тем самым спасших его от серьезных травм. Она тогда сильно разозлилась, подумав, что какие-то хулиганы поиздевались над бедным животным и оставили его умирать. Кира понимала, что вряд ли сумеет помочь ему, когда сама вот-вот могла умереть от потери крови, но сердце ее болезненно сжалось от мысли оставить все, как есть. Положив волка на свою куртку, она потащила его с собой, пока не наткнулась на вполне уютную пустоту между корнями деревьев, где можно было спрятаться от дождя. Забравшись туда, она разожгла костер из сухой коры, после занялась своей мохнатой находкой. Вытащила кусочки стекла из ран, залила их перекисью и перебинтовала. Она нарочно заматывала свою грудь и обрезала волосы, чтобы выдавать себя за парня. Не раз она сама ломала ребра, пусть они давно и зажили, но не снятые с того времени бинты ей сильно пригодились. На всякий случай, она влила ему в пасть нейростимулятор для повышения регенерации. Отвратительная штука, горькая до невозможности, ее обычно надо вкалывать, но вот чего-чего, а шприцов у нее с собой не оказалось. И лекарств почти не осталось. Последнюю дозу нейростимулятора Кира выпила сама.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю