290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 20)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 63 страниц)

– Не смотри на меня так! – отвел назад уши Ральф, немного приподняв губу, чтобы показать кончики клыков.

Он всегда так делал, когда хотел кому-то напомнить о его месте. Ну да, дружба дружбой, но о субординации забывать не стоит.

Овчарка нехотя кивнул, внутренне протестуя против такого решения.

Кёниг наклонился к нему еще ниже, панибратски приобняв за плечи, и тихо шепнул на ухо:

– Не упускай из виду эту троицу. Пускай рядом трутся, мешаться не будут и хоть немного успокоятся, видя, что мы не сидим без дела. А то, чую, если их оставить с кем-то другим, то они сбегут и собственное расследование устроят. Ищи-свищи их потом по всему Редфорту, а мне опять же перед посольством оправдываться куда три офицера полиции Зверополиса делось.

– Удачи с братцем, – тепло улыбнулся ему в ответ тот. – Он та еще язва. Дотошный до жути. А уж если там вся твоя семейка соберется на разбор полетов, то они тебя просто живьем сожрут вместе с потрохами! Мне бы хотелось хоть что-то похоронить, чтобы потом приходить плакаться тебе на могилку, – тяжело вздохнул черно-желтый пес, делая вид, что смахивает несуществующую слезинку.

– Не дождешься! – наступил дог ему на лапу. – Смотри, я могу передумать, и вместо, чтобы нянчиться с копами, со мной поедешь!

– Изверг! – цокнул языком Рей. – Злой ты. Уйду я от тебя.

– Да кто тебя отпустит?! Ну уж не-е-ет! Ты только мой и ничей больше! – сильнее сжал он его плечи. – Отдан мне на вечное пользование, так что о побеге даже и не думай!

– Тиран, – еще тяжелее вздохнул овчарка.

Оба пса пожали друг другу лапы и разошлись. Ральф забрал машину, на которой они только что приехали, и укатил на получение справедливой взбучки от родственничков. Его помощник оформил в гостинице три номера на свое имя, объяснил гостям как сюда добраться самостоятельно в случае чего, после, показав администрации свое удостоверение на кого он работает, взял ключи и взял с парковки новое транспортное средство.

– Куда ты нас повез? – замаячил на заднем сиденье лис, притянув к себе одной лапой зайчиху, которая вытягивала шею, чтобы посмотреть в окно.

– В лес закапывать, – уже в установившейся манере проворчал овчарка. – Надоели уже со своими вопросами. Проще от вас избавиться.

Ник прикусил язык, сверля ему взглядом затылок, Джуди удивленно захлопала своими большущими глазищами, немного приоткрыв ротик. Волкас же, сидящий впереди рядом с водителем, лишь осуждающе скосил на него янтарные глаза.

– Шучу. Хуман бы нам этого не простила, – усмехнулся Рей, довольный их реакцией. – Вы же хотели знать ответы. Кёниг посчитал, что лучше показать, чем рассказать. Есть одно место... Мы планировали вначале создателя туда сводить, но раз так вышло, то будете первыми.

– Что за место? – тут же заинтересовались звери.

– Убежище.

– От кого? – не поняли они.

– Ну-у-у, – протянул тот, думая, как бы получше выразиться. – Скажем так: во времена, когда все наши предки (мир их праху) остались сами по себе и разошлись каждый своей дорогой, хуманы... гм-м-м... как раз переживали самую активную фазу взаимного истребления. Наши создатели были редким исключением из всей их расы, решив тогда заняться чем-то более полезным, чем война. Они же и позаботились о нашей безопасности в то время – сказали, где можно найти убежища и незараженные территории для заселения. Только соваться туда мало кто рисковал, ведь перебравшиеся туда выжившие хуманы не были такими добренькими. Их все старались избегать. И именно с них тогда появились первые страшилки про демонов. А на этом континенте никого из Древних почти не осталось. В хрониках сказано, что тогда произошло мощнейшее извержение вулканов, образующих огненное кольцо, вследствие чего половина планеты оказалась затянута пеплом на несколько лет. Ну, вы понимаете, что тогда началось: наступили лютые холода из-за того, что солнце не проникало сквозь смог; массовые вымирания всего живого и цветущего. Вы в курсе, что тогда исчезло больше 60% всего видового разнообразия Земли на суше и почти 30% водных обитателей? А тут еще и хуманы обезумели, устроив грызню за последние цветущие безопасные островки, где они могли уцелеть. И которые сами же разбомбили. Логика хуманов не поддается анализу. Может хоть наблюдение за живым представителем приоткроет тайну их мышления?

– Погоди. Ты оговорился или вы выделяете своих... наших создателей среди остальных хуманов? – заметил несостыковку Девид. – Почему же вы Киру называете создателем? Вы считаете, что она...

– Это было бы слишком хорошей новостью, если бы она в этом участвовала. Но боюсь, что Кира такой же ученый, как из меня подводная лодка, – фыркнул Рей, перестраиваясь в другой ряд для поворота. – Это просто дань уважения. У нас так приелось утверждение “хуманы – наши создатели”, что со временем начали считать будто это относится ко всем. Теперь мы всех хуманов обожествляем и благодарим за их дар. Ведь если бы не несколько достойных представителей из их вида, то на нашем маленьком голубом шарике остались бы только самые примитивные формы жизни, – и замолчал, позволив этой информации как следует настояться в их головах.

Волкас медленно повернул голову и посмотрел на него в упор. Вот как? Теперь оказывается, что несколько человек не только виновны в их эволюции, но и вину эту совершали в условиях ядерной войны? Серьезно? Вместо того, чтобы спасаться самим, они умудрились уберечь значительную часть видового разнообразия планеты? Да кто же они такие вообще, что псы до сих пор, настолько проникшись их поступком, готовы слушаться совершенно постороннего хумана, неизвестно как волей случая забредшего в их мирное время? На что они надеются?

Кстати, раз теперь он узнал, что древние звери еще видели хуманов во время их последней войны, то могла ли Кира встречать эволюционировавших животных, но из-за языкового барьера не понять этого? И сколько еще можно выдавать информации такими вот небольшими порциями? Нет, он, конечно, понимает, что неподготовленному сложно поверить в весь тот бред, что псы начали на них навешивать с того момента, как тронулся поезд. Но вот где конец у всей этой ереси, на которую любой другой покрутит когтем у виска?

Народ! Все мы лишь результат одного безумного эксперимента кучки ученых! Вся наша история – ложь! Все наши достижения – копии! Своим существованием мы обязаны кровожадным демонам, чьи следы наше же правительство скрывает у нас же под боком, просто навесив табличку “Дальше нельзя! Опасно!” Гражданин, куда же вы уходите? Не надо никуда звонить! Я не псих – это все чистая правда! Не верите? Можете спросить вот у тех монахов в косухах с автоматами. Или же у самого хумана. Вы не смотрите на ее жуткие черные глазищи и выражение, будто она размышляет: поджечь ли вам пятки или вначале выдернуть всю шерсть? Она не кусается!... Наверное... Но на всякий случай не подходите ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Хотя не... Лучше вообще не подходите. Она кучу соплеменников убила без какого-либо оружия вообще. А уж если с ней будет ее винтовка, то лучше вообще не попадать в поле зрения... Э, гражданин, куда же вы побежали?!

Неудивительно, что псы оградились от всего мира и пускают к себе только по особому разрешению. Боятся, что их посчитают за ненормальных. Или же просто не хотят общаться к каждым “умником”, который принялся бы им доказывать, что никаких создателей не существовало. Вряд ли у простых граждан хватит терпения на всех приезжих к ним идиотов. Начнут ведь отстаивать свою точку зрения. Может даже с побоями в подтверждение своих слов. Разгорится конфликт, который может разгореться в полномасштабную первую звериную религиозную войну. А она никому нахрен не нужна. Вот и прикидываются чудаковатыми монахами. Население с гостями из-за границы не контактирует, а принимающая послов сторона давно научилась снисходительно улыбаться, когда им начинают что-то впаривать про теорию эволюции.

Мда уж... И как они только умудрились вляпаться во все это?

Ехали они недолго. Уже через десять минут Рейвуд припарковал машину напротив ничем не примечательного офиса и провел их внутрь.

– Охрана здесь серьезная, – заметил Ник, поежившись под оценивающим взглядом белого питбуля с черным пятном на одном глазу.

Овчарку, впрочем, все приветствовали, едва завидев, но корчат при этом такую физиономию, что сразу ясно – выходцы из элитных семей не особо жалуют нечистокровного начальника, удачно пробившегося почти на самый верх. Но Рей с рождения привык не обращать внимание на снисходительные взгляды окружающих.

– Всё-таки это штаб-квартира отдела внешней разведки. Здесь и должна быть серьезная охрана, – даже не обернулся на него Рей, проходя через весь полупустой холл к лифтам.

– Надо же, да у вас целых пять подземных этажей, – не успокаивался лис, когда тот нажал на самый последний.

– Машины надо где-то парковать, – пожал плечами Рей. – Не на улице же их оставлять. В управлении куча богатеньких сыночков работает. Не заметили разве, сколько здесь чистокровных? Да если продать хоть парочку из тех игрушек, что сейчас стоят в подземных гаражах, то мы не будем нуждаться в финансировании лет двадцать. И при этом ещё сможем стабильно платить зарплаты с двойным окладом.

– Ничего себе! Да нафига им тогда вообще зарплаты, если тут все сплошь олигархи?! – схватился за сердце Ник.

Остальные тоже как-то припухли.

– Вот знаешь, пока ты об этом не спросил – я даже не задумывался. Может действительно срезать им зарплату? Все равно от этих неженок никакой пользы, – шутливым тоном отозвался пес, покосившись на камеру на потолке лифта. – И да, – спохватился он, вдруг став предельно серьезным, – почти все, что вы увидите и узнаете – засекречено. Ни одна живая душа не должна знать. Здесь вы оказались лишь потому, что это приказ принца.

– Не дураки, – коротко ответил Волкас, строгим взглядом пресекая очередной вопрос лиса уже на тему: “А что если расскажем?”

Дразнить собак, находясь в их логове, никакого желания не было. Осталось только донести до одного языкастого рыжего персонажа, чем это может быть для них чревато.

Лифт остановился и выпустил своих пассажиров. Рей жестом приказал им следовать за собой и быстро зашагал по коридору. Здесь было не так зверино, как в холле, можно сказать, что мимо них по своим делам прошло всего несколько собак, как и остальные с любопытством покосившиеся на чужаков, и даже шеи выворачивали им вслед. Ну да, чтобы в таком месте зверопольцы слонялись? Такого ни разу за всю историю существования отдела не было. Пялились в основном на лиса с зайчихой, волка они не замечали, ведь он не так сильно выделялся и определить в нем несобаку можно было только как следует присмотревшись. Но останавливать их никто не рисковал – идущий впереди овчарка одним только своим присутствием напоминал, что у подчиненных найдутся более важные дела, чем заваливать его кучей глупых вопросов.

Еще один лифт, но уже с приставленным к нему охранником. Троица с интересом изучала изумленно вытаращившегося на них в ответ старого темного скотч-терьера, который даже после покашливания Догбери не смог сразу оторвать от них взгляд и посмотреть на того, кто их сюда привел.

– Мы пройдем, Ханд? – не дождавшись от него реакции, Рей сам нажал нужную кнопку, открывая лифт.

– Э-э-э... – что-то видимо хотел сказать ему охранник-терьер, но звери к тому времени уже зашли в кабину.

Двери закрылись, но подъемный механизм оставался неподвижным, пока Рейвуд не приложил свой пропуск к красному светящемуся глазку на панели с кнопочками и только после этого нажал на предпоследний, минус девятнадцатый этаж.

– Значит, чтобы попасть на закрытые уровни, нужно просто получить твой пропуск? – как бы между делом сказал Уайлд. – Не боишься потерять?

– Хочешь рискнуть здоровьем? – фыркнул овчарка, прекрасно понимая, что он вкладывал в смысл слова “потерять”.

Уже давно успел изучить личное дело каждого из этой троицы. Просто поразительно, как с таким “послужным списком” этот аферист и пройдоха вообще умудрился стать копом. Эти звери в последнее время вообще свихнулись – зайцев для охраны правопорядка набирают! Эти ушастые милости, которых самих надо защищать! Для них же каждый, кто крупнее их несут потенциальную опасность. Что дальше? Боевые хомяки? А уж сделать двух природных врагов напарниками...

Лифт вздрогнул, останавливаясь и обрывая его мысль.

Встрепенувшись, пес уверенно зашагал по коридорам, зная, что троица идет за ним след в след. Они преодолели два поста с охраной, которые не стали их задерживать, пропуская сразу же, стоило лишь приблизиться. Все чаще стали появляться собаки в белых лабораторных халатах, катящие куда-то оборудование и детали, либо же спешащие по своим делам в сопровождении кучи бумажек.

Не смотрящий по сторонам, бегущий рыжий колли едва не наступил на увернувшуюся от его лап Хоппс, шарахнулся в сторону, споткнулся об выматеревшегося Ника и упал на ощерившегося Девида, опрокинув его наземь.

– В-волки?! – в шоке разинул он пасть, глядя на белые острые клыки лесного сородича, скидывающего с себя нагло развалившегося на нем пса. – Лисы?! ЗАЙЦЫ?!! Это куда я прибежал? Где я?!

– Сайко? Куда спешишь? – нарисовался рядом Догбери, который обернулся и увидел, что все сопровождаемые им звери внезапно оказались выведены из строя неуклюжим подчиненным.

– О, здравствуйте, сэр, – сжался колли, поняв кто к нему обратился. – Вы уже вернулись? Мы и не знали...

– Чего это ты такой помятый? – с подозрением принюхался к нему овчарка. – И под лапы не смотришь. Употреблял что-то?

Но пес уже успел принять вертикальное положение и начал пятиться, избегая его острого нюха.

– Да как вы могли подумать?! Я же после того раза ни-ни! Я в полном порядке, правда! До встречи, сэр! – торопливо откланявшись, дал деру колли.

– Сайко! – возмущенно крикнул ему вслед Рей и раздраженно цыкнул. – Вот же шут гороховый... – после осмотрелся и отметил небывалую активность окружающих. – Что за цирк?! Вот стоило только уехать на несколько дней... Р-р-р-р... Постойте здесь, никуда не уходите и ни с кем не разговаривайте. Я быстренько устрою кое-кому головомойку и вернусь, – пообещал он, разворачиваясь в противоположную их движению сторону.

– Без проблем, – кивнул Волкас, поправляя одежду, и покосился на наигранно охающего лиса и хлопотавшую вокруг него напарницу. – Держитесь ближе к стене. А то тут народ буйный, не приученный, как в Зверополисе, под лапы себе смотреть. Затопчут и не заметят.

– Прошу прощения, – привлек его внимание чей-то смущенный тоненький голосок.

Девид удивленно повернул голову и посмотрел на двух молоденьких собачек (нечистокровок), которые внимательно изучали его морду.

– Я тебе говорила, что это волк, а ты все “хаски, хаски”, – через несколько секунд ткнула свою подругу одна из них, что была похожа на пухлого далматинца. – Да какой это хаски? Смотри, какая у него шерсть серая!

– Откуда здесь взяться волку, дура? – вторая была полностью белой с длинной ухоженной пушистой шерстью и средней длинны мордочкой, но едва доставала первой до плеча, а рослому полицейскому она и вовсе была до пуза.

– Сама дура! – огрызнулась далматинка. – У собак нет таких острых зубов! (Девид захлопнул пасть, которую разинул еще в самом начале их диалога) И когти не такие большие. (Теперь он смущенно спрятал лапы за спину) А еще он сам крупнее хаски будет и хвост его не поднимается выше линии спины. Чувствуешь, как от него пахнет? Не из наших он.

– Ой, и вправду, – оценивающе окинула его взглядом пушистая малышка, как какой-то экспонат в музее. – Большой и сильный.

– Еще молодой и симпатичный, – томно вздохнула пятнистая, плотоядно облизнувшись.

– Э-э-э... – попятился от них Девид, до которого постепенно дошло, что его тут банально клеят! – Простите, дамы... Но вы могли бы просто спросить, а не обсуждать меня так, будто я вас не слышу!

Но вместо того, чтобы устыдиться, девушки раззадорились еще больше, надвигаясь на опешившего волка неумолимой стеной.

– Где же наши манеры? – завздыхали обе, заламывая лапы. – Но и вы нас простите. Все-таки не каждый день встречаешь кого-то из-за пределов ареала. Да еще и представителя родственного вида... Кстати, я Нина, – представилась пятнистая. – А я Алина, – подмигнула ему пушистая.

– Девид, – вздохнул волк, поняв, что так просто от этих двух не отделаться. – Ну и чем же занимаются две очаровательные дамы в таком месте? – решил поддержать он игру.

Овчарка сбежал, так хоть от кого-то другого попробует информацию вытянуть. Тем более, что этим двум пигалицам нет резона ему врать. По крайней мере, он так думал.

– А ему можно говорить? – спросила одна у другой.

– Ну, он же здесь, значит можно, – пожала плечиками длинношерстая собака. – Все мы здесь работаем над разными проектами. Видишь ли, красавчик, этот подземный комплекс был построен людьми. Присмотрись. Этим стенам и лампам на потолке больше двух тысячелетий, и все до сих пор в рабочем состоянии. Прямо под нами находится огромное хранилище технологий создателей или же их чертежей. Мы берем оттуда какую-нибудь игрушку, аккуратно разбираем ее и пытаемся скопировать. Если же наш уровень развития не позволяет этого, то мы так же аккуратно собираем ее обратно и возвращаем в хранилище. Зачастую так и происходит, но наука не стоит на месте. Это так здорово! Ну как, впечатлён? – склонив белесую головку, заглянула она ему в глаза.

– “Да они просто идиотки, – не смог сдержать саркастичной ухмылки волк. – Вот так просто вываливают секретную информацию первому встречному! Теперь, будь я вражеским разведчиком, смог бы спокойно спуститься в их хранилище, а они бы мне еще и дорогу показали. Для них понятие конфиденциальности пустой звук? Либо здесь сотрудники друг от друга вообще ничего не скрывают и спокойно обсуждают свои проекты, либо я чего-то не понимаю!”

– Меня уже немного просветили на эту тему, так что я не удивлен, – насмешливо фыркнул Девид. – Так это, значит, и есть убежище хуманов? А вы, следовательно, ученые?

– Не то чтобы ученые, – смущенно промычали девушки. – Скорее ассистентки... Но у нас есть потенциал, нам так говорили!

Волкас растянул губы еще шире, показывая уже все свои впечатляющие зубки. Да-а-а, потенциал... Ох уж эти блондиночки...

Но девушки восприняли его улыбку до ушей по-своему и для них она послужила, как сигнал к дальнейшим действиям.

– Скажи, Девид, – приблизилась к нему на шаг далматинка, отчего он почувствовал себя неуютно, сверху вниз глядя на ее большие хитрые глаза. – Откуда ты приехал в нашу столицу?

– Из Зверополиса.

– Так ты тоже городской. И как тебе у нас? Нравится?

– На мой взгляд, слишком много собак, – сделал он шаг в сторону, увеличивая расстояние между ними, и кашлянул в кулак. – Так над каким проектом вы работаете?

Девушки переглянулись и вновь посмотрели на него. Волкас вздрогнул и испугался уже по настоящему.

Это был взгляд охотниц, учуявших добычу.

Проклятье, чего они к нему пристали, а?! Им мало самцов своего вида что ли? Или решили разнообразить свою жизнь столь редкой в их краях экзотикой в виде одного сбитого с толку и испуганного столь откровенным заигрыванием волком? Вот ведь извращенки малолетние!

– Девид, а может лучше встретимся вечерком в кафе? – предложила беленькая малышка, нетерпеливо виляя пушистым хвостом и не видя его перекосившуюся физиономию. – Мы вам расскажем над чем работаем, а вы нам про жизнь в Зверополисе. Нам было бы о-очень интересно послушать! – невинно взглянула она на него из-под низко опущенных ресниц.

– “Вы на что намекаете, э?! Я вдвое крупнее вас обеих вместе взятых! Да я порву вас на части, кретинки!” – крутилось у него в голове, но ему хватило выдержки, чтобы сделать печальный взгляд и тяжело вздохнуть. (О да, когда надо, он может быть неплохим актером!): – Как жаль! Я бы с радостью встретился с такими очаровательными представительницами своего вида, но у меня назначена встреча на этот вечер. Невозможно отказаться, увы...

– Не проблема, можно встретиться утром, – не пожелали сдаваться те.

Девиду пришлось постараться, чтобы его учтивая улыбка не превратилась в оскал. Значит, с первого раза до них не доходит?

– И снова вынужден вас огорчить. Я обещал своей невесте пройтись по здешним магазинам. Не могу ей отказать, – снова вздохнул он и состроил глупую улыбку, довольно взирая на их погрустневшие мордашки.

– Но...

– Вы же знаете, как это у нас, у волков?

– Да, но...

– Простите, барышни, но мне нужно переговорить со своими коллегами, – попрощался с ними Девид, не сдержав глумливой ухмылки.

Так-то, девчонки! Этого волка ни одна собака не закадрит! Он принадлежит только себе и уж точно не станет ничьим трофеем! Кстати, а как дела у ребят?

– Вы знаете, у нас... в смысле, у нас, кроликов, никто не говорит на тему ушей, – услышал он лепет Хоппс, а обернувшись, увидел её саму, пятящуюся на пару с лисом от нависшей над ними разнорослой толпы любопытных.

– Нет! Не надо трогать мой хвост! У нас это считается неприличным! – Ник уже был на грани истерики, скалясь на каждого подошедшего слишком близко и прижимая уши к голове, словно загнанный зверь.

– Я не милая! – кричала Джуди, тоже прижав ушки, чтобы никто ненароком не оторвал.

Ох, черт! Все плохо!

Волкас в панике начал взглядом искать путь к бегству, потому что быстро растущая толпа собак уплотнялась, лишая их этой возможности. Напарники с трудом продрались к старшему офицеру и спрятались в его тени.

Хвост пугливо бил по бедрам, изредка задевая прижимающихся к его лапам коллег, которых тоже изрядно нервировала наседающая толпа, заваливающая кучей разных дебильных вопросов и приставающая с робкими попытками их потрогать.

От всего этого начали пробуждаться древние инстинкты с тех времен, когда свора охотничьих собак разрывала на части их древних предков, обитающих в лесу. Беспомощных, испуганных, загнанных в угол. Прямо как они сейчас...

– Вы можете держать дистанцию?! – не выдержав, оскалился Волкас, подавшись вперед.

Толпа, соответственно, подалась назад, тоже инстинктивно оскалившись в ответ. Во множественном исполнении это смотрелось особенно впечатляюще. До дрожи в коленях, ледяного тугого узла в груди и долгого угрожающего рычания, застрявшего в горле.

Зайчиха пугливо вздрагивала и дрожала всем телом, ткнувшись носом в грудь лису. Ей, как единственной представительнице из отряда добычи, было особенно тяжело психологически выдерживать возникшее напряжение среди плотоядных.

Собаки замолчали, напряженно разглядывая ощерившегося хищника, готового к обороне.

– Дикие что ли? – спросил кто-то.

Толпа отодвинулась еще на шаг, тихо зашушукавшись между собой.

– Я слышал, они только несколько столетий назад отказались от охоты.

У них убийства на основе видовой неприязни случаются до сих пор.

– Тоже мне цивилизованное общество!

– Так, слушайте сюда! – возник из-за волчьей спины рассерженный их словами рыжий.

Но высказать все, что сейчас вертелось у него на языке, не дали мохнатые серые пальцы, осторожно зажавшие ему пасть прежде, чем поток ругательств устремился в толпу. Лис дернул головой, вырываясь, и непонимающе посмотрел в желтые глаза.

– Ни слова, – тихо предупредил его волк.

– Но сержант! Они ведь неправы! – не поняла его Хоппс, дергая розовым носиком.

– Это не значит, что надо кричать об этом на все здание, – покачал головой Девид.

– То есть, мы должны просто промолчать?! – поднял шерсть на загривке лис.

– Мы и так уже наговорили достаточно. Еще немного и до политического скандала дойдет. Нужно быть сдержаннее. Вспомните, что эти звери видят подобных нам вживую в первый раз в жизни. Разумеется им любопытно.

– Сказал тот, от кого они шарахнулись, как от прокаженного, сержант! – сморщил нос Уайлд.

– Они считают нас дикарями, – напомнила зайчиха.

– И ты хочешь их в этом переубедить? – Волкас перевел взгляд с лиса на нее.

– Конечно! – воскликнули оба.

– Тогда молчите. Словами ничего доказать невозможно. Особенно нашу “цивилизованность”, – пожал плечами Девид, загнав их в тупик, после посмотрел поверх голов собравшихся. – Тем более, что помощь уже близко!

– Это что за собрание?! Вы чего здесь столпились? – расталкивая толпу, пробрался к ним Рей и зло окинул взглядом разом поскучневших собак. – Что за дела?! Зверопольцев никогда не видели? Марш работать, лентяи! Не загораживайте проход!

“Незапланированное собрание”, ворча на тиранящее начальство, принялось быстро рассасываться.

– Заранее извиняюсь за все, что случилось, – спровадив особо твердолобых, вернулся к ним овчарка. – Кто ж знал, что все здесь совсем от лап отбились? Ничего без нагоняя сделать не могут! Пришлось чуть ли не носом их тыкать, чтобы начали хоть какие-то поиски вести.

– Поиски уже начали? – облегченно спросил Девид, радуясь, что больше никто не зажимает их в углу, играя на нервах.

– Конечно, – кивнул Догбери. – Или вы считали, что мы будем просто сидеть, сложа лапы, и ждать, когда все само собой сделается. Но положительных результатов пока нет. Нужно время. Есть еще какие-то вопросы?

– У вас все девушки легкого поведения? – ляпнул Волкас и тут же прикусил язык, сообразив, что это звучит оскорбительно по отношению ко всем псам.

– Ой-ой, тоже мне воплощение целомудренности! – захихикал Рей. – Неужели наше общество кажется для тебя настолько развратным? Вот уж не ожидал...

– Они меня откровенно пытались снять на ночь! – зарычал волк. – При чем тут все?!

Теперь уже не только пес, но и его коллеги начали противно хихикать, отчего у него внезапно зачесались лапы от желания заехать кому-нибудь по морде.

– Наверное, я должен был предупредить, – покаянно протянул пес, поведя их дальше по коридору в ту сторону, куда они прежде шли. – Видишь ли, не так давно в свет вышла одна книга... Там действия разворачиваются еще до перемирия видов Анималии, когда еще по миру слонялось много одичавших. В главную героиню, чистокровную овчарку, красавицу, все при ней, – показал на себе лапами все требуемые подробности, – влюбляется случайно забредший в те края волк-одиночка. Ну и пошло-поехало. Он к ней с клятвами любви и вечной верности, а она замуж за другого. Не посмела крутить романы у мамки за спиной со всякими приблудами. Так и сгинул несчастный в одиночестве, не вынеся ее отказа. Барышня, правда, потом передумала, но поздно было. И теперь у нас добрая женская часть Редфорта по своему волку вздыхает и думает, как бы поступила на месте героини.

– Ужас! – передернуло Волкаса, от осознания того, как сильно он, оказывается, влип.

Единственный на ближайшую сотню километров волк в месте, где каждая половозрелая собачка не прочь отхватить себе такой лакомый мохнатый кусочек из-за какой-то дурацкой книжки! Слов нет. Одни маты!

Неразлучная парочка снова противно захихикала. Нет чтобы посочувствовать! Предатели!

– Женщины, – насмешливо фыркнул Рей, держась подальше от лучащего недовольством и раздражением полицейского. – У нас они чересчур уж своенравные.

– Это я заметил! – скопировал его фырканье волк.

– Все потому что мы любим не единожды в жизни, – спокойно продолжил пес, проигнорировав его замечание. – Больше половины браков распадается в первые годы. Это просто не свойственно нашей природе, хоть некоторые из нас и имеют волчьих предков. Жизнь рядом с людьми сильно отразилась на нас в этом плане. Ведь на протяжении тысяч лет большинство из нас не могло выбирать себе пару. Этим занимались наши хозяева. И особенно ценными были чистокровные собаки. Самые любимые создателями, – вздохнул тот, почесав за ухом и с грустью вспоминая собственное происхождение. – Вот почему чистота породы у нас так высоко ценится. Элите стоило больших трудов спастись от вырождения или растворения в безродной массе, но их осталось слишком мало и практически все внутри Семей приходятся друг другу родственниками. Все чаще им приходится отходить от собственных правил, чтобы влить в Семью новую кровь и протянуть еще на несколько поколений. Начали допускать появление на свет таких, как я, полукровок, чтобы потомство было здоровым. А нечистокровным не стоит думать о таких заморочках, как спланированный брак. У них нравы всегда были более свободными, нежели у породистых. Но, как я посмотрю, некоторые из них еще и генетику не знают! Главное, чтобы на своего походил и имел смазливую мордашку, – усмехнулся овчарка в ответ на гневный взгляд лесного сородича. – Ой, да не злись! Знаю я, какие вы, волки, помешанные! Как у вас там? Либо одиночки, либо любовь до гроба? А лисы, вроде, и вовсе дольше подруг не живут. Самоубийцы, чтоб их... Зато лисицы спокойно находят себе нового партнера после смерти супруга. Женщины, что с них взять? Особенно с рыженьких...

– Над этим не шутят!!! – зарычали на него оба.

– А кто шутит? – изумленно округлил глаза черно-золотистый пес и снова усмехнулся, мимолетом посмотрев на зайчиху, которая после его слов задумчиво уставилась на своего напарника. – Я просто говорю, что когда дело касается супружеской верности, то вам, ребята, нет равных. Кошки, к примеру, слишком любят уединение и разве что львы могут жить вместе относительно мирно, пока львица не увидит, что у кого-то грива пышнее, чем у супруга. Тогда начинаются кошачьи вокалы под окнами и эпичные бои без правил двух самцов за звание самого пышногривого и самого крутого льва на этом районе. Учили, что раньше львы жили прайдами? То бишь гаремами? И лишь самый самец руководил этим гаремом, а остальные неудачники слонялись одиночками сами по себе. В наше время это никуда не делось, разве что перешло на более цивилизованный уровень. Соперников на дух не переносят! А травоядные? А грызуны? Еще с древних времен они не по любви жили, а с тем, кто первым под лапу подвернется. Главной целью в жизни у них было оставить после себя как можно больше потомства, пока их не съели хищники, и не важно от кого. Вот те же зайцы...

– Неправда! – возмущенно закричала Джуди, обогнав его, чтобы высказать ему все в глаза. – Что “вот те же зайцы”?! Считаешь, что мы не можем любить?! Что нами движет лишь размножение?

– Несомненно это одно из сильнейших ваших качеств, – ничуть не смутившись, кивнул этот засранец. – Я не говорю, что вы не способны на любовь. Я говорю, что у вас она другая. Проходящая. Вы не будете долго хандрить, если с вашим партнером что-то случится. Вы легко найдете себе нового, ведь кроликов вокруг пруд пруди.

На Джуди в этот момент было страшно смотреть – настолько она была рассержена его словами.

– Мои родители живут вместе всю жизнь и любят друг друга! – задрала носик копша.

– Ты уверена, что их держит вместе именно любовь, а не триста с лишним голодных ртов и ипотека? – усомнился Рей и повернулся спиной к хватающей воздух ртом распушившейся зайчихе. – В сумме это даже покрепче будет...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю