290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » ДНК бога (СИ) » Текст книги (страница 18)
ДНК бога (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 08:00

Текст книги "ДНК бога (СИ)"


Автор книги: Лилия Брукс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 63 страниц)

“...Мы прямые наследники и хранители доставшихся нам от хуманов знаний! Мы просто выполняем свою роль, уготованную создателями. И поверьте, я вовсе не из-за славы или жажды наживы ввязался во все это и уж тем более не хочу причинить хуману какой-либо вред!...

“...Наши предки поколениями служили хуманам и не забыли о них, даже после их исчезновения...”

Одна и та же истина, сказанная разными сторонами одними и теми же словами.

“...Какие отношения были у хуманов с псами?

– Вполне дружелюбными. Они были нашими спутниками на протяжении многих тысяч лет, младшими членами семьи и незаменимыми помощниками...”

Друзья, спутники, помощники, семья...

Боги.

Что есть собачья преданность? Способная ли она пронестись сквозь время? Неужели псы до сих пор, спустя тысячи лет, все еще остались... верны?

“...Нам кажется возмутительным, что существо, которое в нашей культуре имеет статус божества, не только не пожелало с нами встречаться, но и вообще идти на какой-то контакт!...”

Обида, разочарование, непонимание – это вовсе не то, что хотели получить псы за сохраненную память. И Девид начал сейчас понимать их взвинченность и озлобленность. Он сам бы чувствовал себя неуютно на их месте.

Почему же сама Кира испытывает к собакам неприязнь?

“...Предпочитаю кошек...”

Ну да, конечно! Только ли в этом дело? Вроде Девид её достаточно хорошо изучил, но всё равно Кира умудряется ставить его в тупик. Или же он чего-то не знает? Что-то, о чем Верас решила промолчать?

Он её абсолютно не понимает.

Ясно только одно – самому ему с этим ни за что не разобраться.

– Дамы и господа, просьба не загораживать проход и вести себя должным образом, – спародировал диспетчера Билл.

Первыми вышли на перрон овчарка с догом, после зверопольцы и замыкающие процессию близнецы, пытавшиеся прикрыть оружие от любопытных глаз под косухами, что у них не очень получалось.

Пока что их никуда не тащили, так что звери спокойно осмотрелись. Большое белое здание вокзала в виде буквы “П” с названием города, украшенное колонами и фонтанчиком во внутреннем пространстве со скамеечками, где среди струек воды стояла какая-то абстрактная скульптура. И собаки. Собаки повсюду! Маленькие и большие, гладкошерстные и лохматые, стройные и поджарые, или неуклюже переваливающиеся на кривых коротеньких лапках, с багажом или налегке – все они спешили по своим делам и лишь мельком косились на гостей столицы, тут же проходя мимо.

Объявили время отправления какого-то железнодорожного состава, и часть толпы оживилась, заспешила добраться до поезда раньше и занять лучшие места. Если с внешним миром редфортцы мало контактировали, то внутри своих территорий перемещались довольно активно. Странно, что до сих пор никто из троих обескураженных полицейских не поинтересовался насколько велики земли соседа.

– Добро пожаловать в Редфорт, господа! – из толпы горожан вышел ничем не примечательный золотистый лабрадор, остановившийся перед кивнувшим ему догом. – Мы заняли позиции и готовы действовать согласно вашим приказам, милорд.

– Ну так не высовывались бы! – на миг оскалился овчарка, покосившись на напрягшихся зверей. – И не вздумывайте вмешиваться! Если заметите кого-то подозрительного – не задерживайте и не попадайтесь ему на глаза. Позвольте пройти, заранее расчищая дорогу. Просто идите следом и ни в коем случае не стреляйте!

– Слушаюсь, сэр, – кивнул лабрадор, вновь сливаясь с толпой.

Выглядел он при этом немного сбитым с толку. Неужели их конвоиры ничего не рассказали своим подчиненным КТО прибыл вместе с ними в этом поезде?

– Не оборачивайтесь, – тихо сказал Ральф, не глядя на тех, кому эта фраза предназначалась. – Не стоит хумана напрягать тем, что мы прекрасно осведомлены о ее присутствии. Она и так уже подозревает. Может сорваться. Не хотелось бы, чтобы она напала на нас прямо здесь и сейчас на глазах у сотни свидетелей.

– В дороге не напала и сейчас не рискнет, – мягко возразил Рей, плавно двигаясь по правую лапу начальника.

– Эм... А куда мы идем? – осторожно спросил Ник, вместе с остальными плетясь следом за ними, при этом неосознанно касаясь лапы зайчихи и прижимая уши к голове от направленных на них любопытных взглядов каждого встречного.

– Тут совсем близко от вокзала. Две улицы всего пройти, даже машину вызывать не надо, – ответил ему один из гончих, идущий с братом в самом конце и не спускающий с них внимательного взгляда.

– И это вы называете конвоем? – в своей привычной манере фыркнул лис. – Вот так неторопливо пройтись по оживленным улицам всего с двумя следящими за спиной? Что мешает нам прямо сейчас разбежаться в разные стороны и затеряться в толпе?

– Во-первых, вы слишком приметные и так просто не затеряетесь, – не сбавляя шаг, повернул голову Рей. – Во-вторых, вас сразу же схватят тридцать моих ребят, которые незаметно продвигаются вслед за нами. Но в таком случае ни о каком мирном сопровождении не может идти и речи. С вами начнут обращаться, как с настоящими арестантами, не делая скидку на пол, – это он уже явно говорил об тут же навострившей ушки Джуди, с удовольствием услышав предсказуемый скрип зубов хищной части троицы. – Честно говоря, я даже не против, если вы попытаетесь бежать. Это убедит хумана, что вы действительно в опасности, и она не отстанет. Так что в ваших же интересах быть паиньками!

– Хватит пугать наших гостей, – неодобрительно поцокал языком Кёниг и тоже обернулся на плетущихся позади: – Насколько мы поняли, Киррра лишилась единственного способа общения, из-за чего контакт с ней становился невозможным в силу языкового барьера?

– Откуда?!... – Волкас прикусил язык и сердито сверкнул на них глазами, с досадой осознавая, что только что дал подтверждение их теории.

– Мы это предусмотрели, – отвернулся дог, изучая пешеходный светофор, своим красным огоньком приказывающий им остановиться. – И у нас есть решение даже на этот случай.

– Правда? – одновременно воскликнули звери и мимолетно переглянулись между собой.

– Хотите сказать, что вы нашли технологии, которые помогут с ней общаться? – уточнила Джуди.

– Не нашли, – Ральф на несколько секунд замолчал, вместе с разрешающим сигналом светофора вступив на проезжую часть. – Нам их оставили.

– Кто? – заинтересованно спросил Ник.

– Боги. Кто же еще? – усмехнулся принц и задумчиво посмотрел себе под ноги. – Но разрешения на получение этой вещи я так и не смог добиться. Поэтому нам и приходится вести хумана на место её хранения.

– Вот оно что. Одним вопросом меньше, – пробурчал себе под нос Волкас. – Что это за вещь? Почему же раньше об этом не рассказали?

– Не люблю сразу раскрывать все карты, – ослепительно улыбнулся тот, выглядя донельзя довольным.

– “Странный тип”, – подумал Девид, обмениваясь с коллегами характерными взглядами.

– Что значит “потеряли”? – злым шепотом переспросил овчарка, коснувшись пальцем наушника, чтобы лучше слышать своего собеседника.

– Объект следовал за вами, придерживаясь дистанции в сорок метров, – сбивчиво оправдывался говоривший. – Но на перекрестке скрылся в неизвестном направлении. Мы не можем его отследить.

– Гадство! – выругался Рей, устало закатывая глаза. – Как можно исчезнуть у всех на виду? Что это спровоцировало? Объект заметил слежку?

– Вероятно, “Красный-5″ подошел ближе положенного и попал в поле зрения.

– “И теперь без понятия, куда хуман могла запропаститься, – мысленно простонал овчарка, злясь на оплошность подчиненных. – Все-таки спугнули. И откуда ее теперь ждать, чтоб обойтись без крови?”

Как же он не любил, когда что-то шло не по плану. Особенно в таком сумасбродном и наспех составленном, как у них.

– Продолжайте движение и внимательно смотрите по сторонам, – отдал он приказ и отключился.

Пес едва заметно вздрогнул, когда столкнулся взглядом с немигающим взглядом начальника. Ральф ничего не сказал, лишь осуждающе сдвинул брови, и вновь обернулся к зверопольцам:

– Здесь.

Звери уставились на изящное строение, смотрящееся несколько неуместно в черте города. Первая мысль, возникающая при попытке классифицировать это здание, связана со сказочным замком готического стиля с узкими стрельчатыми окнами, застекленные разноцветной мозаикой, и матовой темно-бордовой крышей, чья черепица была похожа на чешую. Одним словом – красота.

– Черная церковь? – выразил общее недоумение лис, который до этого видел лишь белоснежные, как снег, либо цветные варианты. – Что за стиль?

– Хуманы называли ее “католической”, – собачья пасть коверкала человеческое слово, но выговаривала вполне сносно.

– У них тоже была религия?! – опешил Волкас.

Почему-то такая незначимая, на первый взгляд, и вполне обыденная вещь никак не могла уложиться в его голове, при попытке применить ее к кому-то, подобным Кире. В Анималии была всего одна религия, если не считать веру малой части населения в разных проказливых духов природы. Эта религия касалась реально существовавших в прошлом существ (хоть почти все об этом давно забыли). Но в кого верили и кому молились сами “боги”? У них что... тоже был создатель? И это он выделил человечество среди других обитателей планеты? Если так, то кем они были? Кто эти первые?

Судя по вытянутым мордам и круглым глазам Уайлда и Хоппс, у них тоже были те же мысли.

Псы не ответили. Можно было предположить, что они сами не знают ответа, но вот их взгляд как бы намекал, что кое-какие догадки у них имеются, только делиться ими с посторонними не собирались.

Внутри церковь оказалась тихой и просторной. Света снаружи оказалось достаточно, чтобы разогнать сумрак, спрятавшийся лишь в самых удаленных уголках огромного помещения. Прямо напротив входа было круглое окно не менее двадцати метров в диаметре. Неизвестно, почему именно оно первым бросилось в глаза. Либо из-за его величины и красивых лучиков света, опускавшихся прямо на алтарь, залитый воском от тысяч стоящих на нем зажженных свечей; либо из-за того, что на разноцветном стекле были изображены странные существа, подозрительно похожие на хуманов, но имеющие большие белые крылья за спиной. Это было настолько неестественно и в то же время завораживающе, что звери так и прошли молча к самому алтарю, задрав морды с упавшими челюстями и не замечая ничего вокруг.

– Где Краус? Он должен был нас ждать, – обратился Кёниг к одному из прихожан, когда, дойдя до конца, так и не обнаружил искомую личность.

Очнувшись, Волкас быстро осмотрелся, отмечая, что помимо них в церкви присутствовал еще десяток собак разных пород в гражданской одежде. Они держались небольшими кучками, рассредоточившись по углам, и общались между собой, но волк заметил, как все они напряглись в присутствии представителя Семьи, хоть и продолжали делать вид, будто их здесь нет. Даже на Джуди с Ником не посмотрели, будто каждый день в их столице шатаются представители других видов. И это настораживало.

Девид покосился на Ника и поймал его взгляд. Ага, новенький молодец. Тоже заметил, что это не случайные свидетели. А вот знает ли об этом Хоппс непонятно, потому что сейчас она с нечитаемым выражением морды изучала статую какого-то хумана мужского пола с колючим венком, которого зачем-то распяли на кресте. На его лице застыло страдание, а тело безвольно обвисло, словно он уже смирился со своей незавидной участью. От этого зрелища волка передернуло и он поспешно отвернулся, хоть ему и было интересно узнать, как выглядит сильная часть вымершей расы. Всё же и в этой части книги не соврали, говоря о жестокости хуманов. Не хочется даже знать, за что наказали этого беднягу.

– Ты все-таки приехал, – раздался чей-то громкий писклявый голос.

Зверопольцы удивленно закрутили головами, пытаясь отыскать источник звука.

Из-за алтаря показалась... крыса?! А, нет, это был не грызун, но размеры этой собаки (или что это?!) были настолько смехотворны, что даже малышка Джу оказалась бы на полголовы выше этого недоразумения, если бы не странное сферообразное сооружение, чуть заостренное сверху, из-под которого забавно торчали в разные стороны согнутые на концах ушки.

– Молчать, – тихо предупредил их Рей, предугадав реакцию.

Но губы помимо воли растягивались в издевательской ухмылочке.

– Давно не виделись, – приветственно кивнул Ральф, проигнорировав недовольную физиономию коротышки.

– Под хвост, Кёниг! – гавкнул на него чихуахуа. – Потрудись объяснить, что ты вытворял, отправившись встречать создателя, не поставив в известность Церковь?!

– Я все объяснил в сообщении, – терпеливо сказал дог, сложив лапы за спиной.

По его спокойному выражению морды было видно, что он ничуть не боится этого маленького крикливого существа, наделенного большой властью.

– Семья не имела права вмешиваться в это, Кёниг! И ты это замечательно знаешь! – похоже у церковника бомбило не на шутку. Еще чуть-чуть и у него пена на губах появится. – Это наше предназначение! Наше, а не Семьи! Ради этого и была основана Церковь!

– Кто-нибудь, дайте ему уже леденец, – тихо сказал Ник, уловивший аналогию между возмущенным патриархом и маленьким ребенком.

Один из гончих услышал его и захихикал.

Джуди вздрогнула и потерла макушку, кинув короткий взгляд наверх. Покосившийся на ее движение Волкас навострил уши, заметив на серебристой шерстке размазанное темное пятно.

Этот запах...

Собрав все свое самообладание, он удержался, чтобы не начать пялиться в потолок. Окружающие сочли бы это, как минимум, подозрительным и проследили бы за его взглядом, пытаясь выяснить, что там может быть такое интересное наверху.

– Что же ты творишь?! – беззвучно выругался он одними губами.

– Потому что не было никаких оснований полагать, что информация окажется достоверной! – не смотря на годы тренировок в сокрытии эмоций от окружающих, маска спокойствия на морде принца дала трещину. – Для этого я лично решил ее проверить, не рискуя доверить это дело посторонним и благоразумно не став дергать Церковь. Ведь если бы это оказалось неправдой, то именно вы бы обвинили весь мой отдел в халатности!

– Но информация оказалась достоверной? – гибрид собаки с грызуном сердито постучал пальцем по сложенным на груди лапам.

Его забавный и кажущийся непомерно тяжелым головной убор начал сползать ему на глаза и чихуахуа привычным движением поправил его.

– Да, – кивнул Ральф, отвечая на вопрос.

– И где? – развел лапами церковник. – Либо я чего-то не знаю, либо хуманы обзавелись шерстью и хвостами, либо это чья-то несмешная шутка! Зачем ты привел этих чужаков в нашу святую обитель? – обвиняюще указал он в сторону переминающихся на месте зверопольцев. – Разве не знаешь, что думают о нас эти неверующие? Не знаешь, сколько бесценных культурных памятников уничтожили?

– Они верующие, – усмехнулся овчарка. – И у них веры побольше нашей будет!

– Да неужели? – огрызнулся он, одергивая свое длинное одеяние, волочащееся за ним по полу, если бы его сзади не приподнимал немного тонкий хвостик. – Звери уже двести лет как убежденные атеисты. Теория эволюции и все такое прочее. Они не знают и десятой части всей правды, живя в придуманном ими же мирке. Da skoree bogi svalyatsya nam na golovi, chem oni hotya bi krestit’sya pravil’no nachnyt! – закатил он глаза и онемел, медленно переваривая ту хрень, что только что выдал.

Все, кто сейчас здесь присутствовал и отлично его слышал, посмотрели на него так, будто он только что предложил голыми прогалопировать через весь город на огнедышащих тараканах. Один Ральф улыбался, будто кот в рыбной лавке.

– Всё в порядке? – напустил он в голос немного беспокойства.

– Простите... Язык заплетается, – немного невнятно пробормотал церковник. – И в ушах свистит. Pomilyi, chto za napast’ takaya strannaya?

Он снова замолчал, поняв, что звуки издаваемые пастью не сочетаются с мыслями.

– Внимание!!! – воскликнул Рей, отойдя от удивления и смекнув, что к чему.

Не успело утихнуть прокатившееся от его голоса эхо и дойти смысл сказанного до всех, кому эта команда адресовалась, как с потолка бесшумно упала тень, оказавшись как раз за спиной дога. Приземление далось тяжело, что отразилось в неустойчивой позе, ушибленного о пол колена и шумного выдоха. Всё-таки высота, с которого был проделан этот трюк, немаленькая. Любой другой легко бы все кости себе переломал. Но заминка не продлилась и секунды.

Ничего не успевший осознать дог вдруг почувствовал, как его горло до боли сдавили чьи-то сильные пальцы, а лапы заскользили по полу, когда нападавший развернул его на месте, прикрываясь его телом от вскинувшихся к тому времени дул.

– Не стрелять! – чуть ли не в истерике крикнул овчарка, который сам же на автомате вытащил пистолет и сейчас направил его в грудь своего начальника.

– Как всегда эффектно! – не удержался от комментария Ник.

– Так и знал, что они все под прикрытием, – кивнул своим мыслям Волкас, когда все “прихожане” вдруг ощетинились оружием.

Помимо бывших до этого в Церкви собак через какое-то время за ними следом зашло еще несколько групп, так что народу здесь собралось достаточно.

– Так что ты там говорил, Краус? – спросил Ральф с таким невозмутимым тоном, будто ему сейчас не угрожают сломать шею.

– О moi bog! – пискнул чихуахуа, в ужасе отползая за алтарь.

– Chego ti dobivaesh’sya? – негромко зашипела на ухо черного пса Кира, ни на миг не ослабляя хватку.

– Краус... – просипел Ральф уже не так спокойно. – Что она сказала?

– Спрашивает чего ты добиваешься, – совладав со страхом, высунул нос из своего убежища тот и, подумав, спросил: – А вы ее разве не понимаете?

– Ne tyavkat’! – шикнула на него девушка, отчего маленький песик мигом скрылся.

– Успокойте её! Она же его убьет! – подвинулся Рей поближе к зверям, не опуская оружия.

– Не вижу причин вмешиваться, – мстительно оскалился Девид, скрестив лапы. – Объясните, что здесь происходит, тогда быть может... – принял он задумчивый вид.

– Милорд? – овчарка перевел на дога взволнованный взгляд, не зная, что делать.

Вот как он мог такое допустить? Болван! Снова все не по плану! Он не может навредить хуману, но и позволить ей прикончить своего начальника и лучшего друга тоже не мог.

– Краус... – с тихим рычанием позвал его Кёниг и замер, почувствовав, как предупреждающе дрогнули пальцы.

От недостатка воздуха у него кружилась голова. Речь давалась с заметным трудом, едва проходя через пережатое горло. Он знал, что хуман ранена, чувствовал её кровь, слышал ее тяжелое хриплое нездоровое дыхание, ощущал спиной, как мелко дрожит ее раскаленное тело, будто в лихорадке, но целая рука держала крепко. Осталась ещё в ней сила и решимость, чтобы без проблем раздавить и даже вырвать ему трахею, оставив медленно умирать, захлебываясь собственной кровью. Поэтому он не допускал ни малейшей мысли о сопротивлении.

– Краус... Твоя митра, – задыхаясь, сказал дог, глазами указывая своему заму на волка. – Это артефакт... Дай ей свою митру...

Кира заметно напряглась, когда Рей, расшифровав тайные сигналы принца, ухватил Волкаса за локоть, пригрозив оружием в ответ на его оскал, и в паре с ним начал заходить сбоку. Хуман могла лишь наблюдать за ними взглядом, ведь стоило лишь ей повернуться вслед за ними, так она тут же бы подставилась для стрелков.

– Ni shagy… – сказала она с угрозой на этот трюк.

Кира начала понемногу отступать, решив, что нужно держаться поближе к укрытиям, за которыми можно быстро скрыться, когда начнется стрельба. “Прихожане” начали так же медленно надвигаться, не желая упускать из прицела доступные точки для поражения цели.

– Наш бог вернулся! Где же слезы радости? Почему не встречаете? – тихо поинтересовался овчарка у пытавшегося незаметно отползти и забиться в самый дальний угол церковника. – Или ожидали второго прихода в белом свете в окружение цветов под пение хора?

– Я... – начал было оправдывать тот свою трусость, но Рей не дал ему такой возможности, без церемоний стащив с ушей причудливый разноцветный металлический головной убор и сунув его в лапы растерявшегося от такого поворота волка.

– Пошел давай! – сказал он ему, как напутствие, и толкнул в сторону мрачно сверлящей их взглядом девушки.

– Надеюсь, ты хорошо все обдумала прежде чем решила сюда соваться, – проворчал Девид, приближаясь к ней и чувствуя себя неуютно от количества внимания со всех сторон, уделяемого его персоне. – Потому что скажу честно – твой план отстой!

Она лишь склонила голову набок, давая понять, что все его слова ушли впустую. Ее лицо ничто не скрывало, кроме бросавшего небольшую тень на лоб капюшона. И только подойдя поближе, волк увидел как неестественно бледна была ее кожа, отчего ее бесчувственные холодные глаза еще больше походили на черные дыры, особенно вкупе с залегшими под ними печатями дикой усталости. Она явно держалась из последних сил, но ни за что не могла позволить противнику увидеть свою слабость.

– Дай ей митру. И побыстрее! – нетерпеливо поторопил его дог, начиная терять сознание.

Девид увидел ее недовольно поджатые губы, когда он протянул ей указанную вещь. Кира дернула раненной рукой, висевшую плетью, показывая, что не может ею пользоваться, а свою жертву выпускать не собирается.

Ладно, сам так сам.

Он сделал к ней еще один шаг и осторожно начал опускать отобранную церковную реликвию ей на голову.

Кира в первый момент дернулась, уворачиваясь. Она явно не доверяла всяким странным безвкусным конструкциям, одну из которых пытались на нее навесить. Наверное, еще больше, чем тем, от кого эту вещь получил ее друг. Но заглянув в его глаза и увидев в них то не непонимание, что и у нее, решила рискнуть.

– Можно полегче? – второй раз повторил Ральф, не видя, что происходит за его спиной, но надеясь, что его поймут.

Поняли.

Кира немного отстранилась и посмотрела ему в затылок, словно увидела там третий глаз.

– Ты говоришь? – удивленно сказала она понятным языком.

– Ты тоже, – язвительно заметил дог. – Так что там насчет моей просьбы? Мне бы воздух...

Она прищурила глаза, сразу же оправившись от удивления от внезапно заговорившего человеческим языком животного, но немного ослабила хватку, с неудовольствием осознавая как непослушны стали ее пальцы.

Черный пес судорожно втянул в себя драгоценный кислород, едва сдерживаясь, чтобы не закашлять. Опять же вцепится, стоит дернуться.

– Ты говоришь?! – вытаращился на подругу Девид.

– Ты тоже, – покосилась хуман на него в ответ.

– Ты говоришь, понимаешь?! Не с помощью переводчика, а своим настоящим живым голосом! Все так же вытягиваешь свои странные звуки, но я тебя понимаю!

– Что это за хрень? – Кира склонилась к повернутому к ней уху своего пленника, выдохнув вопрос низким почти интимным тоном.

– Мммм... – кажется принца проняло от подобной близости, раз не смог сразу слова подобрать, либо же он ещё не до конца оклемался: – Мы называем это “Голос Богов”. Ходили слухи, что с помощью этой митры каждый надевший её мог слышать голоса создателей. Но на самом деле это не вполне точная формулировка, – он переступил с лапы на лапу, устав от неудобной выгнутой позы, в которой она его держала. – Ещё когда я только вступил на свой пост, то сумел организовать её кражу, сделав так, чтобы на ночь никто не заметил пропажи, а за это время провести небольшую экспертизу. Внутри митры находится некое устройство, излучающее слабые электромагнитные волны. Оно было выключено или же находилось в режиме ожидания, точно не знаю. Но я предположил, что когда поблизости окажется тот, кому оно предназначалось, оно снова заработает, потому что заряд в нем еще остался, – Ральф замолчал, устроив себе небольшой перерыв, чтобы отдышаться, и неуверенно улыбнулся, хоть она этого и не видела: – Я рад, что не ошибся.

– Твое счастье, – согласилась она с ним.

– И всё-таки это было слишком рискованно, – проворчал овчарка, ступив на край одеяний церковника, чтобы тот никуда не мог уползти.

Кира качнула головой и слишком маленькая для нее митра свалилась, с грохотом откатившись на несколько метров.

– Blyat’, – девушка проводила реликвию взглядом и умоляюще посмотрела на друга.

– Сейчас, – вздохнул Волкас, подобрав этот узорный котелок и положив его обратно на ее макушку.

Все-таки Кира смотрится с ней очень забавно. Жаль нет зеркала под лапой, чтобы показать отражение. Но вряд ли она сможет в таком состоянии хотя бы улыбнуться. Слишком уж уставший был у нее вид.

– Ладно, этот вопрос мы закрыли, – выдохнула хуман, взлохматив догу шерсть на загривке (он был выше ее на голову) и заставив его невольно поежится от пробежавшего вдоль позвоночника холодка. – Но что тебе от нас всех нужно, ты так и не ответил! Или же... – она на секунду прикрыла глаза. – Я поняла, что зверей ты использовал, как приманку, чтобы заманить меня сюда и дать эту кастрюлю. Зачем? – снова сдавила она его горло, одновременно прижимаясь плотнее всем телом к его спине.

– А ты еще не поняла? – просипел он, положив лапы на ее ладонь, но не пытаясь ее сорвать. – Все, что нам нужно... это... служить... нашим богам...

– Вы... – лицо ее вдруг приняло доселе неведомое выражение, не поддающееся описанию, но её хватка опять ослабла, а большой палец принялся задумчиво гладить его беззащитное горло, щекоча нежную кожу. – Вы дебилы? – участливо поинтересовалась она, выгнув его спину ещё сильнее, отчего он уже мог с трудом удерживать равновесие, практически полностью наваливаясь на неё сверху.

– Такова наша природа, – вздохнул принц, не отпуская её руку, которая все еще в любой момент могла его убить. – Вы сами сделали нас такими.

– Верно, – не сразу отозвалась Кира, сказав это севшим голосом, как будто ей самой кто-то вдруг сдавил горло. – Теперь я всё поняла.

И резко отстранилась, отойдя на шаг назад. Она медленно просветила каждого присутствующего своим жутким взглядом, как будто только что познала какую-то вселенскую истину, недоступную остальным.

Рей подал знак и опустил пистолет. Его примеру последовали все агенты и подошли поближе, образуя неровный полукруг позади начальства.

– Значит бог? – спокойно спросила Кира, придерживая здоровой рукой больное плечо.

Её лицо по прежнему не выражало ничего определенного.

– Так и есть, – наконец-то повернулся к ней мордой Ральф, впервые заглянув ей в глаза, и вздрогнул от того, что в них увидел. – Богиня, – первым опустился он на одно колено, приложив одну лапу к груди в рыцарском жесте.

– Богиня, – скопировали его позу остальные псы, включая овчарку и гончих.

– Богиня! – пискнул чихуахуа, рухнув аж на два колена в религиозном порыве.

– Что ж мне делать с вами, ущербными? – озадаченно почесала затылок Кира, сдвинув “шапку” на лоб, что придало ей несколько залихватский вид.

В поиске поддержки она посмотрела на трех оставшихся стоять животных, смотревших на происходящее вокруг дикими глазами в состоянии, близком к крайней стадии охреневания.

Весь мир сошел с ума.

Сердцебиение начало потихоньку замедляться, когда Верас позволила себе наконец-то успокоиться. Впервые за все это проклятое время с тех пор, как она покинула дом Девида, чтобы забрать спрятанный в городе костюм мстителя и наведаться в антикварную лавку к старому барсуку.

– Ты в порядке? – обеспокоенно спросил Волкас, заметив, что она начала качаться слишком уж заметно.

– Да, – вымученно улыбнулась она ему, но уже через несколько секунд вдруг резко схватилась за сердце, теряя опору. – Нет! От... кха! Откат начался.

Девушка зашлась страшным рваным кашлем, не в силах вдохнуть, и упала на четвереньки, продолжая кашлять и задыхаться.

Митра вновь свалилась с её головы и укатилась под лапы бросившимся к ней перепуганным такой резкой переменой существам.

– Что случилось?! – закричал Волкас, подхватывая её обмякшее тяжелое тело.

– У нее жар! Она больна! – коснулся её лба Рей.

Кёниг уже вызывал врача.

– Eto bila ne samaya… kha-kha… lychshaya ideya – plavat’ v eto vremya goda, – слабо улыбнулась Кира, наблюдая за их паникой из-под низко опущенных ресниц.

– Святая морковка! – воскликнула Джуди, бегло осмотрев сломанную руку.

Для этого ей пришлось поднять рукав, потяжелевший от впитанной крови, чтобы увидеть в фиолетовой, наспех перевязанной конечности сквозные дырки от клыков пяти сантиметров в диаметре каждая, из которых до сих пор слабо сочилась темная кровь. Кажется, повреждены вены. И даже хвалёная регенерация суперсолдата не могла справиться с таким серьезным ранением.

– Да она от боли должна была землю грызть, а не диалоги разводить! – поразился овчарка, все ещё помня хруст раздрабливаемой в щепки кости мощными челюстями.

– Кира, не закрывай глаза! – встряхнул её волк, с ужасом отмечая, как стремительно слабеет её пульс. – Не закрывай, я сказал!

Она потеряла сознание. Её грудь тяжело и судорожно вздрагивала, а жар в скором времени обещал стать критическим.

– Врач прибудет через минуту, – сухо сообщил дог, закрывая тонкую раскладушку.

Проклятье! Не для того он так старался, чтобы его цель в конце умерла прямо на его глазах! Что ж такое ёлки палки...

====== Потеря ======

Комментарий к Потеря Хотела написать совсем другое в конце, но посчитала, что тупо выздоравливать – скучно!

– Мы уже четвертый час тут торчим! Когда уже станет что-то известно?! – надвигаясь на Ральфа, угрожающе рычал серый волк. – Почему нас не пускают?

– Спокойно, сержант! – пытались оттащить его коллеги, слишком мелкие, чтобы хотя бы заставить его покачнуться.

– Вы сами видели в каком она была состоянии, – Кёниг как будто не видел нависшего над ним зверя, продолжая спокойно сидеть в кресле и листать какой-то журнал. – Операция не делается за минуту, офицер. К тому же врачам нужно изучить материалы, которые мы им предоставили из наших архивов еще в поездке. Доверьтесь им. У нас лучшие специалисты. Подождите.

– Я не хочу ждать! – оскалил клыки волк, заслужив косые взгляды шарахнувшихся от него пациентов клиники. – Я хочу видеть Киру! Немедленно!

– Хотеть не вредно! – огрызнулся дог, подняв на него раздраженный взгляд. – Если ты не заметил, то даже я не могу туда пройти! Я знаю не больше вашего и я тоже волнуюсь за её благополучие! Но не думаю, что за те полдня, после случая с рептилиями, у нее развилось что-то настолько серьезное…

– Ну конечно! – фыркнул Девид, небрежно отмахиваясь от зайки, призывающей его успокоиться. – Смею напомнить, что это частично и твоя вина тоже! Если бы не твои интриги, то все бы не зашло так далеко!

Черный пес отвел назад свои длинные острые уши, принимая этот камушек в свой огород.

– Так было нужно, – вновь раскрыл он журнал, делая вид, что разговаривает с иллюстрацией. – Новость о живом хумане всколыхнула не только Церковь, но и всю элиту. Очень многие пожелали бы использовать бога в своих интересах или даже попытаться свергнуть Семью, – Ральф поднял свои светло-карие глаза, медленно произнеся: – Ее могут даже убить.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю